Обратная сторона истины


Обратная сторона истины
"Правда опасна…"
Б. Грасиан
I. СТРАННЫЕ ПИСЬМА
На пороге кабинета главного редактора появился Феликс Райс, обозреватель экономических и политических новостей, и произнес, слегка откашлявшись:
- Разрешите вас отвлечь? Мне нужно кое-что обсудить.
- Да, заходи. В чем дело?
- Вот, посмотрите, что мне пришло на электронную почту.
Райс протянул редактору планшет. Речь шла об одном сенаторе, в его адрес выдвигались обвинения в коррупции и применении грязных политтехнологиях.
В качестве доказательств к письму были приложены аудиофайлы с записью телефонных переговоров сенатора и его электронная переписка.
В общем-то, многие предполагали это и ранее, репутация сенатора не была безукоризненной. Но предполагать - это одно, а иметь достоверные доказательствами - другое.
Ознакомившись с письмом, редактор спросил:
- Было ли в письме требование опубликовать эту информацию?
- Нет, не было.
- Однако подразумевается, что мы это опубликуем... А какой адрес отправителя?
- Бессмысленный набор букв. Я не уверен, что этот адрес электронной почты еще существует.
- Какие у нас есть варианты? У меня нет желания публиковать эти материалы. Сенатор - влиятельный человек, не хотелось бы потом иметь проблемы... К тому же сам случай очень странный. Думаю, нам нужно быть осторожнее. Лучше подождем и посмотрим, что за этим последует.
Несколько дней спустя журналист получил еще одно письмо с компроматом на другого политика, о чем сразу сообщил главному редактору. Подлинность доказательств, приведенных в этом письме, также не вызывала сомнений. При этом Феликс обратил внимание на то, что электронный адрес отправителя в этот раз был уже другой.
- Так, кажется, что-то происходит... - сказал редактор, задумчиво глядя в окно. - Кто-то явно решил устроить небольшую информационную войну. Ты говоришь, что второе письмо пришло с другого электронного адреса? Интересно, кто за этим стоит? Какие-нибудь хакеры? Странно, обычно нечто подобное происходит накануне выборов, а они будут еще только через год.

Вскоре слова об информационной войне стали подтверждаться: в других СМИ регулярно начали появляться подобные материалы, статьи, нещадно критикующие действующих политиков и подкрепленные достаточно убедительными фактами. Взятки, подкупы и прочие неприглядные факты вскрылись, демонстрируя не слишком привлекательное лицо современной политики.

II. РАССЛЕДОВАНИЕ
Очевидно, редактор не хотел ничего предпринимать, но Феликса эта история заинтересовала, и он решил попробовать во всем разобраться.
В первую очередь он проверил оба адреса электронной почты, с которых пришли письма. Как и можно было предположить, таких адресов не существовало, то есть они были удалены. В этом направлении двигаться было некуда.
Потом ему в голову пришел очевидный вопрос: каким образом могли быть добыты сведения, содержавшиеся в письмах? Можно было бы предположить утечку информации в результате действий хакеров, однако с учетом некоторых обстоятельств возникали сомнения в реалистичности этого предположения. Дело в том, что видеозаписи были сделаны на отдалении и, похоже, кем-то посторонним, а не с помощью камер видеонаблюдения. Также на записях заметны были резкие колебания картинки, как будто ракурс камеры зависел от резких порывов ветра.
Размышляя об этом, Райс вспомнил одну статью о микроскопических роботах, которую он недавно прочитал. В статье говорилось о том, что предназначены такие роботы для проведения спасательных работ, поиска людей под завалами. Если верить статье, они способны идентифицировать людей по имеющимся в их электронной памяти фотографиям, антропометрическим данным и по тембру голоса. Имея возможность летать и проникать в здания, для них не состоявляет труда следить за любым человеком и вести аудио- и видеосъемку его действий.
На текущий момент компания "Дайверс Технолоджис", производившая разработку и возглавляемая бизнесменом Беном Сандерсом, перестала существовать. Все работы были прекращены, во всяком случае, так было официально объявлено. Микроскопические роботы были признаны небезопасными, аргументом служило то, что они обладают определенными функциями, которые могут быть использованы не по назначению.
Инициатива по прекращению разработки принадлежала нескольким чиновникам, среди них были те, против кого были направлены анонимные письма с компроматом. Похоже, они оказались правы, опасаясь использования новой технологии не по назначению. Требование уменьшить возможности таких роботов не устроило разработчиков, считавших, что в таком случае эффективность использования значительно снизится.

Ему удалось связаться по телефону с человеком, который раньше работал инженером в "Дайверс Технолоджис". Журналист сказал, что эта история вызвала у него интерес и что он хочет написать об этом статью. Это было почти правдой, так как он сам пока не знал, стоит ли это делать; сперва ему нужно было во всем разобраться. В разговоре он упомянул и странные письма, но собеседник, который и так отнесся к разговору настороженно и был не очень многословен, заявил, что ничего об этом не знает. Все же какую-то информацию Феликсу удалось добыть. Здесь можно привести наиболее содержательную часть этой телефонной беседы.
- Прежде всего хочется узнать ваше мнение по поводу прекращения работы над созданием микророботов?
- По-моему, все очевидно: те люди, которые вставляли нам палки в колеса, ничего не понимают в технике и всячески пытаются препятствовать техническому прогрессу.
- Как вы думаете, могут ли такие роботы быть опасны? Я имею в виду, могут ли они причинить вред здоровью?
- Это глупости. Чтобы они стали представлять угрозу, их нужно основательно переделать. В принципе, если кому-то в голову и придет такая идея, он сможет сам ее воплотить, не используя наши наработки. Так что наши уважаемые политики (в голосе собеседника явно прозвучало раздражение) могли бы больше времени уделять борьбе с терроризмом, а не с мирными инновациями.
- А как насчет других потенциальных угроз таких устройств? Например, шпионаж, слежка за людьми?
- То же самое. Мы стремились создать инструмент для помощи людям, пострадавшим от стихийных бедствий. Остальное - домыслы и страхи нашего неспокойного времени.
- Скажите, на какой стадии находилась разработка, когда стало известно о ее прекращении?
- Мы создали несколько экспериментальных экземпляров, и уже готовы были приступить к испытаниям в реальных условиях.
- Что стало с этими экземплярами?
- Когда стало известноо запрете, Сандерс приказал сложить все материалы и образцы в специальные контейнеры и отвезти на склад, принадлежащий ему. Скорее всего, всё до сих пор находится там.
- А где находится этот склад, вы мне не скажете?
- Нет, я не могу раскрыть эту информацию. Я и так уже рассказал слишком много. Надеюсь, если вы соберетесь писать об этом, то не будете упоминать мое имя, иначе у меня могут быть неприятности.

Неплохо было бы добраться до этого склада, думал Райс, но как это сделать? Потом, даже если каким-то образом удастся узнать, где он находится, то что дальше? Тайно проникнуть туда? Нет, это была плохая идея.
Связаться с самим Сандерсом так и не получилось, его помощники в категоричной форме заявляли о нежелании своего начальника общаться с прессой. К тому же маловероятно, что он расскажет нечто такое, что поможет выяснить правду. Не будет же он свидетельствовать против себя!
Снова оказавшись в тупике, сам журналист уже был не рад, что взялся за расследование. Эта история никого не красит, и непонятно, стоит ли дальше продолжать выяснять все подробности дела, чтобы потом написать об этом. К тому же дальнейшее расследование может таить серьезную опасность, поэтому он решил посоветоваться с главным редактором.
- Я предлагаю тебе оставить эту тему в покое, - заявил редактор, - Понимаю, что сюжет интригующий, но... Стоит ли пытаться раскопать все грешки наших чиновников, политиков, предпринимателей? В конце концов, все мы не идеальны и есть серьезная причина, по которой часть правды скрыта - потому что она некрасива, неприглядна. Представь, например, что будет, если вдруг все будут знать всю правду друг о друге? Я боюсь, люди просто перестали бы общаться, настолько велико бы разочарование и взаимная обида. Слишком много грязи, лжи и ненависти мы пытаемся скрыть, желая выглядеть лучше в глазах других. Взять хотя бы эту ситуацию. Кто-то захотел скомпрометировать группу политиков, и это с легкостью удалось. Достаточно было только найти техническую возможность собрать как можно больше информации о них. Можно было бы развернуть тотальную войну против коррупционеров, если бы была надежда, что на их место придут честные, порядочные, справедливые люди. Но я что-то не вижу их на горизонте. Я не ратую за ложь и лицемерие, как может показаться. Я призываю смотреть чуть дальше собственного носа и вместо лозунгов "Хотим знать правду!" подумать, к чему это может привести. Сегодня мы узнаем правду о сенаторах, завтра - о президентах, а что потом? Глазом не успеешь моргнуть, как вся политическая система рухнет и в мире воцарится хаос. Анархия, революции и гражданские войны нам будут обеспечены.
Не думаю, что мы должны к этому стремиться.

Феликс Райс шел домой, размышляя над словами главного редактора. Нет, нельзя так трусливо скрывать истинное положение вещей, какими бы серьезными ни были опасения на этот счет. Нельзя бояться, что правда может навредить. Пусть рушится политическая система, если она настолько прогнила и перестала вызывать доверие. Тем более, что слова о ее разрушении - всего лишь слова. Некоторые политические деятели так крепко держатся за свои места, что их даже танком не сдвинешь. Ладно, подумал он, скажу об этом завтра.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 32
© 10.08.2017 Андрей Ковригин

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1