Рубиновый Рыцарь Главы 9 - 10



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сборы были недолгими. Камилла связала в узелок самое необходимое, поцеловала бабушку и мать, поклонилась отцу и отправилась
в столицу, где надеялась добиться аудиенции герцога де Клавеля.
Через три дня женщина достигла ворот Вьерзона. Подойдя к первому встречному горожанину, она вежливо спросила у него, как пройти к дворцу герцога де Клавеля. Человек с нескрываемым удивлением посмотрел на незнакомку, неопределенно махнул рукой и тут же исчез. Камилла тяжело вздохнула и побрела наугад. Дорогу ей подсказывало сердце.
Очутившись на огромной площади, запруженной народом, она увидела эшафот, солдат, кольцом окруживших его, и палача в черной маске и кроваво-красном плаще, который неторопливо раскладывал свои зловещие инструменты. Камилла зябко поежилась, плотнее закуталась в старый плащ и поспешила дальше, не желая оказаться свидетельницей столь отвратительного зрелища.
Она легко отыскала герцогский дворец. У входа ее встретила стража, которая при виде бедно одетой женщины преградила ей путь алебардами.
- Мне очень нужно поговорить с герцогом, - взмолилась Камилла. - Доложите ему обо мне.
- А кто ты такая, чтоб о тебе докладывать?- грубо рявкнул начальник стражи, человек с пышными усами и отечным лицом горького пьяницы. - Может, ты воровка или колдунья. А ну-ка, проваливай отсюда подобру-поздорову, пока я не отправил тебя в тюрьму!
Камилле ничего не оставалось делать, как прислушаться к его совету. С тяжелым сердцем она пересекла улицу и, усевшись прямо на мостовую, устремила взгляд на закрытые ворота дворца. Она была уверена, что рано или поздно герцог обязательно появится.
Долго ждать не пришлось. Раздались призывные звуки фанфар, чугунные ворота поднялись и показалась кавалькада всадников. Впереди на белом коне ехал молодой мужчина в серебряном плаще и с золотой короной на иссиня-черных волосах. Камилла вздрогнула. По гордой посадке, по огненному взору черных проницательных глаз, по густым темным волосам, что ниспадали на ворот плаща, молодая женщина узнала Даниеля, того самого Даниеля, который восемь лет тому назад ласкал ее в лесной избушке и от которого потом она родила сына. Рядом с герцогом на вороном коне восседал человек в одежде священника. Его лицо отличалось надменностью и жестокостью, взгляд маленьких колючих серых глаз шарил по толпе, будто отыскивая в ней скрытого врага, а руки беспокойно теребили поводья, словно старались что-то ухватить.
Увидев Даниеля де Клавеля, Камилла вскочила с мостовой и бросилась к нему. Завидев незнакомую женщину, от свиты отделились четыре всадника и поскакали ей наперерез. Камилла все же успела ухватить герцога за ногу, затянутую в высокий кожаный сапог. Но резким движением ноги Даниель отпихнул от себя незнакомку, и Камилла полетела в дорожную пыль.
- Что это за женщина, дядя ? - Герцог бросил сердитый взгляд на сопровождавшего его всадника. - Откуда она взялась?
- Убрать с дороги эту ведьму! - распорядился человек в одежде священника.
Камилла лежала распростертая в пыли, с мольбой протягивая к герцогу де Клавелю руки.
- Сжальтесь надо мной, сир! - жалобно простонала она. - Прошу вас, выслушайте меня.
В глазах Даниеля вспыхнул гнев.
- Если ты пришла просить за осужденного, женщина, то хочу тебя предупредить: напрасные хлопоты! Преступник будет казнен!
- Нет, Ваша Светлость, я пришла совсем по другому вопросу, - робко сказала Камилла, поднимаясь.
Герцог сдвинул густые черные брови, нахмурил лоб, пытаясь припомнить, где и когда он мог видеть эту молодую женщину в платье простолюдинки. Но память, видимо, изменила монарху.
- Оставьте ее! - приказал он стражникам, поднимая вверх правую руку.
- А ты сними чепец!
Дрожащей рукой Камилла стащила с головы чепец, и на ее плечи хлынул поток темно каштановых волос, окутав ее словно плащом.
- Следуй за мной! - приказал Даниель.
- Сегодняшняя казнь состоится без меня, дядя, - бросил он на ходу священнику. - Мне нужно допросить эту красавицу.
Кавалькада всадников двинулась дальше. Камилла поспешила за герцогом, который, развернув своего коня, направил его обратно во дворец. Возле ворот он подал знак стражникам. Те подняли решетку и пропустили герцога и его спутницу во двор. Там Даниель спешился, бросил поводья подбежавшему конюху и сделал знак Камилле следовать за ним. Она повиновалась.
Поднявшись по лестнице на третий этаж, они вошли в галерею, которая привела их в огромную, роскошно обставленную залу. За ней была другая, поменьше, увешанная гобеленами с изображением охотничьих сцен. Даниель дотронулся до одного из гобеленов и, как по мановению волшебной палочки, перед Камиллой распахнулась невидимая дотоле дверца.
- Входи! - скомандовал герцог.
Женщина несмело вошла в комнату. Дверь за ней тут же затворилась, и, когда она обернулась, то не поверила своим глазам: двери словно и не было. Она полностью слилась с рисунком обивки.
Рядом, прислонившись плечом к стене, стоял Даниель де Клавель.
Покорившись своей судьбе, Камилла осмотрелась. Комната, куда она попала, отличалась редким великолепием. Вызолоченные стены служили прекрасным фоном громадной, застеленной черным бархатом кровати, над изголовьем которой сумрачный полог поддерживали золотые грифоны с глазами из крупных изумрудов. На столике черного дерева перед огромным камином были разложены драгоценности, но все они тускнели перед кубком тонкого стекла, оправленным в золото с жемчугом. Между двух узких стрельчатых окон на сундуке стоял инкрустированный золотом вазон, полный пунцовых роз.
Румянец залил лицо молодой женщины. Подумать только! Черные проницательные глаза герцога внимательно рассматривают ее, а она в старом, поношенном платье. Камилла поспешно закрыла лицо руками. При виде столь внезапно возникшей стыдливости герцог отошел на несколько шагов, слегка пожав плечами.
- Теперь я узнал тебя, - промолвил он с затаенной задумчивостью. - Ты - Камилла, дочь Бальтазара, которая некогда спасла мне жизнь. Я часто думал о тебе, видел тебя во сне. Мне жаль, что тогда, в маленькой лесной избушке, я не смог совладать с собой. Простишь ли ты мне, Камилла, то зло, что я тебе причинил восемь лет тому назад?
- Я не держу на вас зла, сир, - присела в поклоне женщина. - Я сама во всем виновата. . .
- О! Не вини себя, моя прелесть! - горячо воскликнул Даниель. - Много раз я порывался разыскать тебя, но природное самолюбие и кровь герцогов де Клавелей не позволили мне сделать этого. А сейчас я очень хотел бы исправить свою ошибку.
Камилла с нескрываемой нежностью посмотрела на правителя страны. Сейчас, когда он стоял на пороге своей зрелости, он стал еще прекрасней, чем тогда. И сердце молодой женщины вновь застучало громко и настойчиво, как тогда в заброшенной избушке охотника, когда она была совсем еще девочкой.
- Тебя ко мне привело какое-то дело, Камилла? - вдруг вспомнил герцог, приближаясь к ней. Зеркало отразило его побледневшее лицо. Глаза Даниеля горели непонятным огнем, руки дрожали. - Кажется, ты хотела меня о чем-то просить? Проси, что хочешь. . .
Он наклонился к гостье, и его горячее дыхание обожгло её шею. Взглядом он по-прежнему искал ее глаза.
- Простите меня, сир, за дерзость, - голос Камиллы дрогнул. - Я ничего не прошу для себя, но, Бога ради, помогите найти моего сына. Нашего с вами сына! Его имя Габриель.
Даниель зарылся лицом в пушистый водопад ее волос, руки его трепетно перебирали живую бронзу. Дыхание герцога стало прерывистым, плечи его время от времени вздрагивали. Камилла вдруг поняла, что он плачет.
- Ваша Светлость! Ваша Светлость! - задохнулась она от переполнивших ее чувств. - Я не хотела причинить вам боль, но поймите и вы меня. Как страшно и горько потерять единственного сына!
- О, я ведь ничего об этом не знал, моя дорогая! - мучительно простонал герцог де Клавель. - Камилла, любовь моя, что же случилось с нашим сыном?
- Три дня назад его увели торговцы детьми. Никто не видел, в какую сторону они пошли, но, судя по всему, на юг. Там им легче сбыть свой живой товар. Их надо немедленно задержать и отобрать у них нашего мальчика!
- Я сделаю все возможное, - твердо сказал Даниель, вскинув голову. - Нашего сына обязательно найдут. Но и ты обещай мне, Камилла, что не покинешь меня. Сейчас ты мне нужна, как никогда!
Он притянул ее к себе и поцеловал в полуоткрытые губы.
- Хорошо. Я останусь, Ваша Светлость. Только и вы обещайте мне: если нашего сына не найдут, вы отпустите меня. Я сама пойду его искать.
- Клянусь! - Рука герцога де Клавеля взметнулась вверх.
- И еще, ради Бога, не казните меня, за дерзость, сир, - добавила женщина. - Если вы когда-нибудь встретитесь с Габриелем, обещайте, что не причините ему зла, независимо от того, будет ли он вашим другом или злейшим врагом.
- Клянусь! - Даниель говорил так убедительно, что Камилла верила каждому его слову.
Потом герцог вызвал камеристок и покинул комнату. Камеристки одели Камиллу в роскошное платье из темно вишневого бархата, расчесали ей волосы и вплели в них нитки розового жемчуга. Придирчиво оглядев свою работу, они послали за герцогом. Даниель остался вполне доволен внешним видом молодой женщины, собственноручно достал из сундука, отделанного черным деревом, коричневую бархатную накидку, отороченную соболем, и накинул ее на плечи Камиллы.
- Ты прекрасна! - тепло улыбнулся де Клавель. - Если у тебя осталась хоть капля нежности ко мне, пойдем со мной, прошу тебя. Мое ложе холодно и пусто. У меня было много женщин, но ни одна из них не смогла сделать меня счастливым. Согрей мое ложе, Камилла. Подари мне ночь, полную страсти и безрассудства, как тогда, восемь лет назад.
Камилла присела перед правителем в грациозном поклоне.
- Моя любовь к вам безгранична, сир, - сказала она, потупив очи. - Но она слишком долго хранилась в этом живом ларце. - Молодая женщина приложила ладонь к сердцу. - Ее надо оттуда извлечь. Спокойной ночи, Ваша Светлость.
- Никто не смеет отказывать правителю страны! - взревел герцог, словно раненый зверь. - Я мог бы взять тебя силой, но я не хочу делать этого. Рано или поздно, ты сама придешь ко мне!
С этими словами Даниель стремительно вышел из комнаты, весь красный от негодования.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

При смутном свете грустного туманного утра Камилла села на край кровати. В голове у нее шумело, во рту ощущался привкус кислоты. Она провела пальцем по своим спутанным волосам. Сильно болела голова. Молодая женщина спрыгнула с кровати. Необходимо как можно скорее узнать последние сведения о сыне. Известно ли Даниелю что-нибудь новое?
Не прибегая к помощи камеристок, Камилла оделась, плеснула в лицо теплой водой из серебряного тазика, что стоял на столике возле разведенного камина. Подсев к зеркалу, она убрала волосы и слегка припудрила припухшее от слез лицо.
"Теперь - немедленно к герцогу! - подумала женщина и порывисто поднялась. - Время раннее, но вряд ли он сейчас спит. А если и спит, то ему придется пробудиться, раз дело касается нашего сына".
Как она и предполагала, спальня герцога де Клавеля была пуста. Камердинер предупредил, что правитель в кабинете занят важными государственными делами и никого не велел к себе впускать.
Пропустив слова камердинера мимо ушей, Камилла направилась в кабинет.
Как и большинство комнат во дворце кабинет был достаточно изящным. На окнах, выходивших в сад, висели темно голубые шелковые шторы, отделанные золотыми и серебряными кистями, которые прекрасно гармонировали с обивкой кресел. Сочетание золотого, серебряного и темно голубого цветов создавало атмосферу величественности.
Камилла окинула взглядом комнату. Несомненно, эта комната принадлежала мужчине. В дальнем конце ее за письменным столом, состоявшим из мраморной плиты с позолоченными ножками, сидел герцог де Клавель.
Откинувшись в кресле, Даниель размышлял, устремив взгляд в одну точку. Его густые черные волосы красиво выделялись на голубой обивке кресла, на спинке которого была вышита золотая корона.


Сердце Камиллы стучало все сильнее и сильнее. Она сделала несколько шагов и упала на колени.
- Встань, моя дорогая! - сказал герцог, поднимаясь с кресла. - Не стоит так волноваться. Здесь ты у себя дома. Довольна ли ты отведенными тебе покоями? Спокоен ли был твой сон?
- Я всем довольна, Ваша Светлость, - промолвила Камилла, поднимаясь с колен. - Но, как я могу спокойно спать, когда сердце мое в неведении: где мой ребенок? Он мне очень дорог!
Даниель смотрел на женщину с ласковой и нежной улыбкой, которая очаровала ее.
- Не терзайся, друг мой, - обнял он Камиллу за плечи. - Я уже разослал гонцов во все концы страны. Надеюсь, в скором времени Габриель сможет обнять не только свою мать, но и своего отца.
- Благодарю вас, Ваша Светлость! - Женщина попыталась поцеловать руку Даниеля, но он нежно отнял руку и провел ею по великолепной волне темно каштановых волос посетительницы.
Камилла посмотрела на правителя с восхищением и надеждой.
- Когда женщина смотрит на мужчину такими глазами, - сказал он, - то это наполняет его смелостью и гордостью. А если этот мужчина-герцог, то он готов покорить весь мир! Ты - дикий цветок! Когда я увидал тебя в первый раз, твои кудри и - о, боже! - такие прелестные ножки. . . Надеюсь, ты простила меня, Камилла? Тогда выпей за здоровье нашего сына.
Он налил в кубки янтарное вино и один кубок протянул Камилле. Она приняла из рук герцога драгоценный сосуд и слегка пригубила вино.
После этого Даниель поцеловал ее так нежно, словно был застенчивым юношей. Женщина чуть было не выронила кубок из рук - так ей было хорошо в этот момент! Такое волнение показалось странным герцогу, и он снова нерешительно потянулся к ее губам, но Камилла опередила его.
- Я люблю Вас, Даниель, - проговорила она, ставя кубок на стол. - Я всегда Вас любила. . .
- Я хочу тебя, Камилла, - прошептал де Клавель, задыхаясь от страсти. - Ты будешь моей женой. Я так решил!
- Ваша Светлость, - с грустью покачала головой женщина. - Не ввергайте меня в поступок, который меня страшит.
- Страшит тебя, моя прелесть? А я думал, что он тебя порадует. Неужели я ошибся, и ты не хочешь стать моей женой?
- Вас непременно осудят за то, что вы взяли в жены безродную крестьянку. Рано или поздно вы пожалеете о своем безрассудном поступке и возненавидите меня. Давайте оставим все, как есть: вы вернете мне сына, и мы возвратимся с ним в нашу деревню. Вы же останетесь во дворце и будете править страной разумно и справедливо.
- Я - правитель страны! - яростно сверкнул глазами Даниель де Клавель. - Мои поступки не обсуждаются никем! Как я решил, так и будет. А что касается моей любви к тебе, Камилла, она слишком сильна, а теперь вспыхнула с еще большей силой, и я не хочу ее снова потерять. Я назначаю свадьбу на следующее воскресенье. К тому времени ты выберешь себе свадебный наряд и немного привыкнешь к дворцовой обстановке. Я очень одинок, любовь моя, и кроме тебя и сына у меня никого нет и не было.
В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошел епископ Вьерзонский. Увидев Камиллу, он свирепо взглянул на нее и кивком указал на дверь.
Женщина присела в глубоком реверансе и направилась к выходу. Герцог не стал ее удерживать, лишь проводил тоскливым взглядом.
- Что здесь происходит, Даниель? - недовольно сдвинул брови епископ. - Почему в твоем кабинете посторонние? Если мне не изменяет память, это та самая женщина, что бросилась под копыта твоей лошади в день казни малолетного преступника. Я был уверен, что за дерзость ты её накажешь плетьми, однако она свободно разгуливает по дворцу в шикарном платье и пользуется вниманием самого правителя страны. Ты совсем ополоумел, мальчик мой! Видно, эта колдунья затуманила тебе мозги! Ее нужно немедленно отправить на костер!
- Можешь оставить все свои советы при себе, дядюшка! - резко остановил его Даниель. - Что же касается моей личной жизни, то я сам как-нибудь в ней разберусь. Эта колдунья, как ты выразился, - добрая вестница. Она принесла в мой холодный одинокий дом свет и нежность.
- Ладно, - мстительно протянул Гаэтан Вьерзонский. - Ты еще пожалеешь о том, что не прислушиваешься к моим советам. На, подпиши!
С этими словами он подсунул герцогу де Клавелю свиток, исписанный крупными буквами.
- Что это? - с безразличием спросил Даниель.
- Смертный приговор одному смутьяну, который несколько дней кряду развлекал ротозеев на базарной площади. Этот дерзкий менестрель имел наглость своими песенками призывать народ к бунту. Видишь ли, он обещал, что явится какой-то Рубиновый Рыцарь и освободит несчастных, замученных людей от гнета кровавого герцога де Клавеля. Нашему народу вредно слушать такие сказки! Сегодня он верит в благородного рыцаря, а завтра сам поднимет бунт. На пытке зачинщик беспорядков признался, что у него не было сообщников: он действовал в одиночку. Я приказал от твоего имени отрезать бунтовщику язык. Завтра он непременно должен быть казнен, чтобы другим неповадно было!
Одним росчерком пера герцог де Клавель подписал смертный приговор несчастному певцу.
- Как мне все это надоело! - недовольно поморщился он. - Как я устал от казней и пыток! Я хочу покоя и тишины.
- Отдыхать ты будешь на том свете, племянничек! - с сарказмом улыбнулся епископ. - А пока ты - правитель страны, и будешь выполнять все требования церкви. Запомни раз и навсегда: только с помощью насилия и устрашений можно управлять такой страной, как наша. Чернь нужно держать в постоянном страхе, иначе в один прекрасный момент она перережет тебе глотку. Подумай над моими словами, милый. И никогда не говори: "Такова моя воля". У тебя нет и не может быть своей воли. За твоей спиной, Даниель, стоят слишком
влиятельные особы, и им это может не понравиться. В конце концов ты не вечен. Не дай Бог, с тобой что-нибудь случится, а у тебя нет даже наследника. Тебе нужно срочно подумать о женитьбе. Что ты думаешь о графине Пализо?
- Дура! - не задумываясь ответил племянник.
- А Жанна де Форе?
- Круглая идиотка!
- Тебе не угодишь. Кого же ты имеешь на примете?
- Не надо меня сватать, дядюшка. - Даниель нервно теребил в пальцах белоснежный кружевной платок. - У меня уже есть жена. Кстати, о наследнике: у меня есть и наследник - мой сын, который в случае моей смерти взойдет на трон.
Гаэтан Вьерзонский был умным и хитрым человеком. Он сразу все понял. Глаза епископа налились кровью от злобы и негодования. Он схватил со стола смертный приговор и твердой походкой вышел из кабинета. В душе Гаэтана бушевала ярость, и он начал строить коварный план, с помощью которого должна быть уничтожена безродная самозванка, сумевшая хитростью и обманом пробраться во дворец и околдовать племянника.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 55
© 10.08.2017 Долорес

Рубрика произведения: Разное -> Легенда
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора












1