Люди с Божией отметиной


Люди с Божией отметиной
«ЛЮДИ С БОЖИЕЙ ОТМЕТИНОЙ»

Мы с вами люди, все с виду разные, оттого никто из нас не знает критерия
истинной красоты и остроты ума, но все мы любим, смотреть на тех людей,
которых со всей Своей уверенностью спасает Господь БОГ, посылая им Дар свыше.

И тогда мы своей души не чаем в этих людях, и так-то они для нас становятся
приятны, красивы, что мы не замечаем и не хотим замечать все их несоответствия,
и отклонения от каких-либо общепринятых норм, утверждённых эталонными формами
античной красоты.

Вывод: красив воистину лишь тот, на кого Создатель положил Свой глаз!
Кто находится в поле Его зрения, а проще сказать, кто ходит в Его любимчиках!

…у нас в училище был преподаватель – горбатый! Но у него была любящая жена
и восьмилетняя дочка, его обожали все ученики и их родители, а девчата,
те вообще, словно мухи вились над ним, как над буйволом!

Он был мастером своего дела и красив своей добротой, которую он никому
не навязывал, ибо тот, кто навязывает свою добродетель – воистину торгаш.

Так, вот, учитель наш попросту жил в этой ауре доброты, будучи по природе своей
добропорядочным семьянином, бескорыстным человеком, он освещал собою весь
периметр внешних воздействий, и при виде него всем нам не хотелось болтаться
без дела.

Напротив, нам старательно хотелось поскорее сдать ему все свои авторские работы,
чтобы он сделал им должную оценку. Тогда у каждого из нас появлялась сразу же
уникальная возможность прямого общения с ним, где он всегда находил такие нужные
слова, которые обязательным образом входили к нам в душу, с целью созидать
и дальше внутри нас, неся нам свои разумные результаты!

Был у нас ещё и второй учитель – атлетически сложен, этакий изящный эстет,
он был молод и строен, всегда модно, изыскано одет, умён и хорош собой,
главное, он складно умел говорить, но подл душой и грешен телом.

Его никто не любил, а перхоть на лацканах его пиджака считалась, чуть ли
не последним свинством уходящей эпохи, тогда как с первого, любимого всеми нами
учителя мы пылинки сдували, а тем вторым попросту брезговали!

Ему не прощалось ничего, хотя он доходчиво объяснял нам свой предмет
и знал материал на все сто процентов. А ещё он следил за мной по просьбе
моего будущего первого мужа, так как у нас в группе было всего четыре девчонки
и 20 парней, а я была раскрасавица хоть куда, и за мной все ребята волочились,
предлагая не дружбу, а верное замужество!

Всё это он делал их добрых побуждений, оттого что не ведал, что есть истинное
добро! Он старался быть добрым, тогда как первый учитель им попросту был,
не мудрствуя лукаво!

Теперь с годами я стала замечать и понимать, что, конкретно, мне нравится
в людях: это то, как они, почуяв Господнее расположение к себе, одаривают сразу
же, не таясь, всех простых людей, делясь этой милостью безвозвратно, той,
которую сами едва успели получить, они отдают с радостью всем людям подряд
без разбору, зачастую, жалея и богатых и преуспевающих, забывая напрочь о себе…

И не важно, какой длинны у них носы-усы-брови, какие губы-зубы, рост-торс,
цвет волос и кожи, какой разрез глаз! Им не нужно даже краситься или делать
себе подтяжки на лице, их седина так прекрасна, что от них невозможно оторвать
восхищённо восторженных глаз!

Возле них хочется быть подолгу, встречи с ними всегда ждёшь с нетерпением,
и они никогда не надоедают нам, ибо тот, кто получил это самое Божие Спасение,
станет пребывать с нами со всеми в веках…

Но если на человеке нет ещё пока отметины Божьей, то всё! Мы начинаем видеть
все его несоответствия, и он бедный начинает весь выделываться, вылезать вон
из кожи, чтобы нам угодить и себя подороже продать, тогда, как истинный дар
не продаётся. И как только вам захотелось «торгануть» собой, знайте, вы лишились
внимания со стороны Творца, и теперь выкаблучиваетесь перед бесами.

В ход идёт всё, что только можно, и что нельзя, и я это начала с годами ясно
видеть. Ранее же, я никак не могла понять, отчего мне, так хочется поскорее
издаться, куда-то в люди прорваться?

А когда я поняла, что надо поначалу взять, да срочно избавиться от своего
природного эгоизма, то сразу же нашла подтверждение об этом неоспоримом факте
у Святых Отцов Православной Церкви: человеку просто необходимо освободиться
от любви и жалости к самому себе, ибо это непригляно выражается капризами,
в первую очередь, и завершается повышенным требованием внимания к собственной
пресоне, я, мол, пуп земли, и давайте-ка со мной, повежливее, господа хорошие,
вот, нелепость-то!

Но, в тот самый момент, когда с вами вдруг произойдёт переосмысление,
и вы перестанете, трястись за свою шкуру, тогда, можете, смело называть себя
с почётом Божьими людьми…

Белое на белом –
Нам не разглядеть,
Прекрати, ворона,
Надо мной галдеть!

Хватит копошиться –
Веткою трясти,
Исповедь вершится –
Господи, прости!





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 40
© 10.08.2017 Галина Храбрая

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1