Жажда джаза




1.

Она одолевает в мертвой зоне,
единственной, которая еще принадлежит тебе:
меж книжной полкой и калеченым диваном.

Тогда ты втискиваешь сам себя в почетный пятый угол
(воспринимай, как пожелаешь: метафора иль притча)
и на виду у всех скрываешься от неослабной, годами длящейся погони.

Тебя, считай, загнали, друг, согласен?

Такая Жажда возникает лишь от дистанции солидной, солнопека,
безнадеги прорвать трепещущую ленточку –
короче, на рубеже суровой правды –

хронического отвращенья
к маразмам повседневности и людям,
куда как более отпетым мизантропам,
чем сам ты,
но готовым обвиненье
из кобуры достать намного раньше и резвее - вуаля!..

С такой нагрузкой (плюс бухло и сигареты)
критичен марш-бросок; ты не дотянешь.
«Ну так и что?!» - Окстись, опомнись, доходяга.
Смирись и сдайся. Попроси воды и пищи.
Покинь на произвол свои форпосты,
предай того, кто там находится, на милость
суровым, но таким отзывчивым и милым
триумфаторам.

Сдавайся.
Нет?
Тогда хромай…

Одолевает Жажда джаза в мертвой зоне.
Синкопированный, рваный,
чрезмерно дерганый,
как рвущаяся пленка,
ритм фильма-хроники о тех, кто ближе этих…

этих ближних.

Шипенье щеточек да трубы.
Позволить роскошь оказаться настоящим.
Пасть на поле чести.

Уже-уже снесли в ближайший морг.
Не сомневайся.
Но чего ж тогда так гадко,
и обидно, и похмельно,
и герпес насекомым над губой?
Фантомные «примочки»? Вероятно. Они, родимые.

Укройся поплотнее,
уйди в коричневый бархан меж книжной полкой и диваном,
стань продолжением похеренной легенды о Разумном Добром Вечном,
как рыночный небритый букинист.

И да благословит тебя Бикс Байдербек, в горячке
царапавший обои напоследок,
пред тем как осушить последний вопль.

Его загрызла та же Жажда джаза.
Стыдись быть малодушным.

Ну, гуд найт.


2.

Что между нами общего – с младых обгрызенных ногтей?
О, садомазопытка с закавыкой!..
Да ничего, по правде говоря.

Не стоило ни умаляться, ни умолять,
ни колотиться в акварельный контур двери.

Они ж «Кто там?», а ты всегда снаружи.

Когда бы ты смекнул все раньше,
возможно, был уже на воле.

Теперь темнеет желчь в осадке,

и смысла йок,

и ювенильного святого пофигизма.

Ну, гуд найт.


3.

Я обвиняю в терроризме
и преступленьях против человечности…
Кого?
Да никого, ребята.

Вы не так уразумели.

Уберите:

наручники, дубинки, прокурора, адвоката,
войска, знамена,
конституцию и гимн,
законы и открытые уроки,
огромнейшее требованье быть
хорошим, правильным.

В науке холощенья
вам равных нет.

И все же

У-БЕ-РИ-ТЕ!

Ведь пополам.

Восходит Жажда джаза.

Святые маршируют.

Ну, гуд найт.

20 мая 2014.












Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 19
© 10.08.2017 валерий коростов

Рубрика произведения: Поэзия -> Верлибр
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора














1