На меже изменчивых времён Часть третья


На меже изменчивых времён Часть третья
Уважаемые читатели!
С полной версией этого произведения Вы можете ознакомиться на сайте книги: https://ridero.ru/books/na_mezhe_izmenchivykh_vrem...

Аннотация:
Произведение «На меже изменчивых времён» является продолжением книги "За тенью огненных миров" и в нём вы встретите некоторых уже знакомых вам героев. Главная мысль книги отражает борьбу двух внеземных сил за души людей. Потерпев сокрушительное поражение в антимирах Самеру, клан пленённого Абаддона недолго «зализывал» свои раны, его новоявленный хозяин быстро прибрал к рукам некогда могущественную вотчину своего предшественника и ещё более изощрённо принялся насаждать власть тёмных сил на планете, придумывая всё новые «крючки» зависимости для людей. Приближалось время решающей схватки уже на самой Земле, и кому из неё суждено выйти победителем должно рассудить будущее.
«Межа» - олицетворяет переходный период, разделяющий две эпохи, если так можно выразиться - нейтральная полоса между старым и новым мировоззрением. Новый мир ещё не вступил в свои права, он только нарождается, а старый уже отживает свой век, но он так просто не сдаст свои позиции и будет сопротивляться до конца, ведь его ветхие корни пущены глубоко, и лишь время может вынести ему окончательный приговор. Сюжет книги был задуман, как фантастический, но вместе с этим он содержит много остросюжетных и чисто житейских моментов с человеческой любовью, истинной дружбой, приключениями, юмором и даже элементами детективного жанра.

С уважением, Вячеслав Корнич

Часть третья «В удушливых объятиях»

Так холодно душе, тоскливо, неспокойно
В изношенном плаще из неотвязных мук...
На выжженной меже ей хочется невольно -
Куда-то убежать от своры «липких рук».

I
На берегу реки, прислонившись спиной к дереву, сидел человек. Ни шум бурлящей воды на встреченных порогах, ни звуки проезжающих по шоссе автомобилей не тревожили его покоя. Вряд ли кто-то ответил бы, как он здесь появился и когда именно.
– Мужик, ты чё перебрал? Просыпайся давай, домой пора! – громко проговорил парень, тряся за плечи мужчину.
– Он хоть живой? – испуганно спросила его подруга.
– Дышит вроде…
– Может, ему плохо стало?
Глаза мужчины приоткрылись, однако видимых эмоций он не проявлял. Но через минуту его сознание понемногу стало проясняться.
– Что за река? – еле слышно произнёс он. – На Бию вроде не похожа...
– Ну ты даешь, бухать надо меньше, это же Катунь! – откровенно рассмеялся парень.
– Что серьёзно?.. А как я здесь очутился тогда?
– Ты опять тормозишь, мы с тобой точно не квасили.
– Да не пил я, парень.
– Ага, просто устал!
– Ладно тебе, Гарик, погоди, он вроде трезвый, – урезонила друга девушка. – Вы нормально себя чувствуете, сами-то доберётесь домой?
Мужчина проверил карманы, извлекая из них паспорт с деньгами.
– Теперь доберусь. Спасибо, ребята, что разбудили.
– Да не за что, – ответил Гарик, – мы тут неподалёку отдыхали, глядим, больше часа уже прошло, а ты всё сидишь в отключке. Вот и решили глянуть.
– И правильно сделали, а то бы нашли поутру моё окоченевшее тело.
– Ну и шутки у вас, мужчина, – покачала головой девушка. – Ладно, мы пошли, удачно вам добраться.
– Давай, мужик!
– Счастливо, ребята, ещё раз спасибо.
«Так, что же всё-таки произошло? – стали упорядочиваться мысли в его голове. – Неужели всё это сон? Да нет, не может быть, я прекрасно помню, как добрался до озера, как поднимался в горы… Даша… Даша, ты ведь тоже не могла мне присниться. Как же я оказался здесь, и почему на мне чужая одежда? Хорошо, что ещё документы с деньгами на месте. Единственное с уверенностью можно сказать, что я Максим Скобелев, да и то если верить паспорту и памяти. Абсурд какой-то! Так, Катунь... значит, я на её правом берегу, где-то рядом должна быть дорога на Бийск. Ладно, пройдусь немного, может, мозги проветрятся».
Скобелев ещё раз придирчиво осмотрел одежду, отряхнулся и вдоль берега Катуни направился в сторону подвесного моста видневшегося впереди по течению реки. Миновав пёстрые палаточные городки, разбросанные в редколесье словно грибы, он по тропинке вдоль скалистого берега вышел к мосту, где в ожидании очереди томился караван из легковых автомобилей.
«Ты смотри, как туризм развернулся, палатки, кафе, а на той стороне, как я понимаю, натыканы базы отдыха. Может, мне заночевать здесь? А завтра с утреца рвану на Бийск... всё равно гостиницу искать, так уж лучше поближе к свежему воздуху», – размышлял он.
Приняв окончательное решение, Максим направился по пешеходной дорожке на противоположный берег реки. На середине моста он остановился, оглядывая с высоты удивительные пейзажи этих мест.
«Лепота-то какая! – не сдержался он от восторга. – Катунь, ты красавица!»
Чутьё не подвело Скобелева, левобережье действительно напоминало огромную туристическую империю с многочисленными базами отдыха и отработанным сервисом. Он не стал углубляться дальше, а завернул в первый попавшийся туристический комплекс и через ворота охраны прошёл к административному зданию. В комнате администратора Максим застал двух женщин, оживлённо обсуждавших какую-то личную проблему.
– Добрый вечер, девушки! – прервал их душевный разговор Скобелев. – Не помешал?
– Да нет. Здравствуйте, присаживайтесь, – ответила та, что постарше. – У вас путёвка?
– Ну, не совсем так... я бы хотел переночевать, оплачу, естественно, за сутки. Приютите бездомного?
– На сутки, говорите? Сейчас поглядим…
– Вера, в дальний коттедж можно поселить, в него только завтра вечером заезжают, – напомнила её подруга.
– Точно, в него и заселим. Радуйтесь, мужчина, без приюта вас не оставим.
– Я уже на подъёме. Спасли вы меня, милые, от ненужного геройства, на берегу Катуни, как-то зябко ночку коротать.
– Мы никого не бросаем на произвол судьбы и не обделяем заботой и вниманием, – игриво проворковала Вера, оценивая взглядом Максима.
– Вот этого мне сейчас, как раз и не хватает! – рассмеялся Скобелев.
Женщины переглянулись, не совсем понимая его реакции.
Возвращая Скобелеву документы, Вера недвусмысленно намекнула:
– Если будет скучно, Максим, то заходите, поболтаем...
– Непременно, Вера, – обнадёжил её Скобелев и отправился на поиски своего коттеджа.
Как только двери за ним закрылись, подруга дежурного администратора негромко произнесла:
– Вера, у него даже нет вещей. Интересно откуда он едет?
– А тебе, Ленка, всё надо знать. Он же платит, а остальное не наше дело.
– Так оно, конечно... А ты думаешь, он придёт?
– Лен, опять любопытство проснулось? – прыснула от смеха Вера.
– Ладно тебе. Ну а всё-таки, как думаешь?
– Я бы не прочь с ним поболтать... ммм... очень интересный мужчина.
Скобелев миновал столовую и свернул к деревянным домикам, уютно уместившимся посреди высокого лиственного леса. Солнце уже клонилось к горизонту, постепенно уступая место вечерней прохладе.
«Чувственная женщина и на отношения какие-то намекала, – подумал по дороге Максим, – но, увы, сейчас не до того. Прости, милая Вера, прости».
Коттедж оказался довольно сносным для подобных обстоятельств, с минимальным сервисом, но зато с горячей водой. После душа он решил поужинать и за одним посетить местную достопримечательность - гору «Чёртов палец», о которой узнал из рекламы возле административного домика. Максим вышел из ворот своей базы и направился по центральной дороге. Туристический городок пестрил разнообразием летних кафе, окутанных ароматным дымком мангалов, а между ними проглядывали базы отдыха и сувенирные лавки. Вечерняя жизнь неумолимо вступала в свои права, зазывая беспечных отдыхающих в заманчивое лоно «весёлого Диониса». После ужина Максим заскочил в один из сувенирных магазинов, где приобрёл амулет из кедра, символом которого являлось единство двух начал в природе.
«Кто знает, может, этого мне и недостаёт в жизни, одни противоречия и ничего конкретного, – подумал он, разглядывая экзотическую поделку. – Вот на «Чёртовом пальце» и проверим его».
У перекрёстка дорог Скобелев повернул налево и вдоль туристических баз отправился на поиски лесной тропинки. Через лес тропинка вывела его на небольшую возвышенность, с которой начался затяжной подъём к местной реликвии. Изредка ему навстречу попадались небольшие группы людей, видимо, возвращавшиеся с осмотра горы. Взобравшись на плато, он спустился по узкому горному перешейку и дальше уже поднялся на сам «Чёртов палец». Вершина скалы оказалась заострённой и, действительно, чем-то напоминала жуткий коготь нечистой силы. Максим подошёл ближе к обрыву, где его взору открылась прекрасная долина реки, окаймлённая с обеих сторон темнеющими горными грядами. Какое-то время он с затаённым дыханием наслаждался окружающей красотой, но затем его взгляд переместился вниз в самую глубину зияющей пропасти. Налетающие порывы ветра раскачивали зыбкий коготь, но Максим не замечал этого и словно завороженный неотрывно глядел в самое дно межгорной расщелины. Магнит бездны неудержимо притягивал его взор, подталкивая всё ближе и ближе к краю пропасти. Но он совсем не испытывал страха, а наоборот, находился в каком-то безумном экстазе.
«Может, я умею летать? – пронеслась шальная мысль в его голове. – Не хочешь проверить, как раскрываются крылья? А почему бы и нет!»
В этот момент на соседней возвышенности раздались молодые голоса.
– Фу-у, – выдохнул Скобелев, вытирая со лба капли пота, – чуть в Икара-самоубийцу не сыграл, спасибо ребятам.
Уже возвращаясь назад, проходя мимо отставшей от своей группы девушки, он услышал обращённую к себе фразу:
– Не нужно искушать судьбу, это глупо.
– О чём это вы?
– Вы прекрасно знаете о чём, – серьёзно сказала она и поспешила за своими товарищами.
«Девчонка, ещё учить вздумала! – вспылил Максим, соображая, что ей ответить вдогонку, но тут же осёкся. – А как она догадалась?.. Неужели по моему виду так было всё понятно?»
Он молча глядел ей вслед, думая о странных стечениях обстоятельств, преследующих его в последнее время. Простояв на горе ещё минуту другую, Скобелев отправился в обратный путь.
Уже темнело, но Максим решил свернуть к берегу Катуни. Сняв обувь, он босиком побрёл по песочному пляжу. Прекрасное место отдыха, как любое другое в этой стране было помечено следами пребывания человека.
«Милые добрые люди, как же вы любите оставлять о себе «светлую память», – не сдержался от язвительности Скобелев, – как трогательно осознавать, что ты не один, здесь много нас».
Выбрав безлюдное место, он разделся и вошёл в ледяную воду.
– Ух! – невольно вырвалось из него.
Сделав несколько гребков, Максим сразу угодил в стремнину, которая захватила его в свои бурные объятия и понесла к мосту. Чтобы преодолеть бешеное течение ему пришлось потратить немало усилий, но река всё же успела отнести его на приличное расстояние.
Возвращаться назад Максиму пришлось уже пешком. Прихватив одежду, он направился к своему коттеджу.
Даже под струёй горячей воды его не оставляли навязчивые мысли:
«Со мной что-то происходит, уже глупо это отрицать... последние события не случайны, значит, тому причиной я сам, только я сам... но на ум ничего не приходит, а сердце просто болит. И посоветоваться не с кем, даже Серёга вряд ли поймёт, расскажи я ему о своих похождениях. Скажет, что профессиональное воображение у тебя, брат, разыгралось, или втюхиваешь мне сюжет новой книги. А сюжет-то действительно стоящий. Только как мне в нём самому разобраться?»
За окном была непроглядная ночь, только редкие фонари вдоль домиков несмело подрагивали мерцающим светом. Максим долго не мог уснуть. Вначале ему мешала музыка, доносившаяся с ближайшей дискотеки, а потом он стал невольным свидетелем довольно забавной сценки.
– Таня, открой! Открывай быстрее, проснись же! – раздался нетерпеливый и не совсем трезвый голос девушки.
Её крики сопровождались громким стуком в двери соседнего домика.
– Ничего не слышит, спит как убитая. Открывай же, Танька, открывай!
После некоторой паузы внутри домика заиграла мелодия мобильного телефона. Так продолжалось несколько раз, девушка набирала номер своей подруги, а ей ехидно отвечало музыкальное сопровождение сигнала.
– Чёрт бы тебя побрал, вот - дура! – в сердцах воскликнула девушка и принялась барабанить в окно:
– Танька, проснись, это я - Света! Ну проснись же!
– Девушка, что вы так шумите? – раздался голос проходившего мимо охранника.
– Я домой попасть не могу! – резко ответила Света.
– А что случилось, ключи забыли? – поинтересовался его напарник.
– Если бы... Подруга моя изнутри закрылась и не просыпается!
– Странно, от таких воплей мёртвый поднялся бы, – насмешливо заметил первый охранник.
– Что смешно, да?! А мне нет! Она когда перепьёт, считай, что мёртвая! – выпалила девушка, закусив от обиды губу.
– Пить нужно меньше и договариваться между собой.
– Ага, поучи еще, как нам жить! Лучше бы помогли двери открыть.
– Дверь мы не откроем, ключ с той стороны вставлен, а окно можно выставить, – резонно рассудил второй мужчина.
– Ну так делайте хоть что-то! – чуть не плача взмолилась Света. – Я уже час ищу её по территории, а она дрыхнет - дура!
После недолгой возни мужчинам удалось выставить окно, и один из них проник в помещение.
– Точно спит, красавица, – уже из дома раздался его весёлый баритон.
– Открой дверь, я устрою ей сейчас сладкую жизнь! – не терпелось повидаться с подругой Светлане.
Через несколько секунд послышался звук открывающейся двери, и звонкий девичий голос вновь нарушил тишину:
– Просыпайся, подруга, я не дам тебе сегодня спать, поднимай свою пьяную тушку!
– Ты чё, Свет... сума сошла? – ответил ничего не понимающий сонный голос Татьяны под дружный смех охранников.
Вскоре мужчины ушли, а в соседнем домике ещё несколько минут не умолкала словесная перепалка.
Только под самое утро Скобелев забылся в глубоком сне...
Максим шёл уже довольно долго, но никак не мог выйти из нескончаемого сумрачного тоннеля. Впереди маячила лишь беспросветная мгла, из глубин которой доносились звуки грустной мелодии бередившей его сердце необъяснимой тоской. Он не задумывался над тем, как здесь оказался, а только бездумно брёл поглощённый этим неотступным чувством. И вдруг на небольшом тускло освещённом пятачке Максим увидел ребёнка. Этот красивый белокурый мальчик был совсем один.
– Ты как здесь оказался, малыш? – спросил Скобелев, подойдя ближе.
– Я ждал, – ответил тот, доверчиво глядя на мужчину.
– Ждал, но кого?
– Тебя.
С изумлением он взял малыша на руки и в этот момент увидел конец тоннеля...
После завтрака Максим решил здесь больше не задерживаться и сразу же отправился на поиски попутного транспорта. Ему повезло, свободное место в маршрутном такси до Бийска, видимо, ожидало именно его. Спустя несколько часов маршрутка разгрузилась возле автовокзала.
До отправления поезда оставалось больше двух часов, и Максим надумал прогуляться по городу. Неожиданно в потоке человеческой толпы он увидел знакомую косу. Обгоняя прохожих, он со всех ног понёсся за женщиной.
– Даша!.. Даша, подождите!
На его голос обернулась незнакомая девушка:
– Это вы мне?
– Ой, ради Бога, извините, я ошибся.
– Да ничего, бывает, – улыбнулась она.
– У вас чудесная коса, она так вам идёт, берегите её, – проговорил Максим и быстро зашагал в обратную сторону.
– Спасибо…

II
Эйтан появился, когда Зорины уже заканчивали завтракать:
– Заждались, друзья мои?
– Ну наконец-то! – обрадовался Олег.
– Как я рада тебе, Эйтан, здравствуй! – с теми же чувствами поприветствовала его Арина.
– А мы уж грешным делом подумали, что ты нас списал за ненадобностью, – шутливо добавил Зорин.
Эйтан присел к столу и с улыбкой поглядел на Зориных:
– Даже не надейтесь, что отвертитесь от нового поручения, работа ещё не закончена.
– Мы готовы, только скажи что делать, – бодро отреагировал Зорин.
– Как самочувствие, пострадавший?
– Да всё уже в норме, рана практически не беспокоит. Спасибо тебе, Эйтан.
– Считай, что в расчёте.
– Какие расчёты могут быть между друзьями?! – обиделся Олег.
– Конечно, ты прав, братишка, шутка действительно неуместная.
– Эйтан, что ты с ним сделал тогда? – с неподдельным интересом спросила Арина. – Рана затянулась в тот же день, а на следующий день Олежа уже гулял по двору. Просто невероятно!
– Что делал?.. Врачевал, как умел, – загадочно улыбнулся Эйтан.
– А умеешь ты, надо сказать, просто здорово! – эмоционально отметил Олег. – В нашем мире тебе точно нет равных в этом искусстве.
– В том-то и дело... между нашими мирами огромная бездна, которая называется - знанием. Вашей цивилизации ещё предстоит её преодолеть.
– Но это же безумно долго, – послышались нотки разочарования в словах Арины.
– А как ты хотела? Нужно терпеть и верить, без этих верных спутников путь покажется невыносимым. Даже первое сознательное устремление на этом пути уже прекрасно и действенно. И это только начало, когда-нибудь первые шажки превратятся в бесконечный полёт к высшему знанию и он уже никогда не исчерпает себя, никогда. Во всяком случае, я не встречал прошедших до конца, тех, кто преступил за грань Беспредельности. А награда для всех одна - ключ от врат Истины до самых её глубин.
– От твоих слов у меня мороз по коже побежал, – призналась Арина. – Даже представить трудно, как такое можно вместить в себя, как настроиться на этот путь и идти по нему не видя конца?
– Арина, на тебя ещё давит груз земного бремени, он стар как этот мир и давно пророс в твоём сознании глубокими корнями. До тех пор пока душа на привязи трудно что-либо понять. Зависимость сильна ограничениями, они то и мешают душе освободиться от прошлого. Но каждое земное воплощение может стать шагом к себе, к пониманию своей безграничной свободы. Беда в том, что люди не желают знать, прозябая в неведении, и тем самым только отдаляют своё прозрение. Но освобождённая душа уже не мыслит себя без поиска нового, неизведанного, без полёта в Бесконечность, только там её дом. В этом и есть её особое предназначение.
– Ты знаешь, Эйтан, пока я слушал тебя, то чувствовал какую-то боль в сердце, да и сейчас чувствую... но она необъяснимая... приятная, что ли, – высказался о своих ощущениях Зорин.
– Всё правильно, Олег, дитя Истины уже шевелится в твоём сердце. Ведь сердце - это поле битвы, чувственной битвы, где сталкиваются пережитки прошлого и новое, сумевшее расцвести из глубин сознания. Само противоборство рождает томительную и в тоже время приятную боль. Исход из прошлого всегда отмечен необычными ощущениями, но это уже признаки иного пути. А он прекрасен, поверь мне.
– Я верю тебе, Эйтан, но мне постоянно чего-то не хватает, чтобы глубже разобраться в себе...
– Хорошо, я хочу вам кое-что показать, – произнёс Эйтан, – подойдите поближе и возьмите меня за руки.
Вначале Зорины провалились в пустоту, но тут же их подхватила могучая сила и понесла по длинному тёмному тоннелю, пока они не очутились в мерцающем пространстве. Этот подвижный преломляющийся океан тонкой материи дышал сознательной жизнью и, безусловно, чувствовал. Почти сразу на них обрушился вихрь всевозможных ощущений, он поднимался откуда-то изнутри, затопляя их души противоречивыми чувствами. Они слышали невнятные отзвуки далёких голосов, стоны, боль, смех и радость, всё нахлынувшее на них многообразие смешивалось в невообразимый чувственный клубок, не позволяя сосредоточиться на чём-либо конкретном.
– Где мы, Олежа? – выразила беспокойство Арина.
– Не знаю, милая, я сам ничего не понимаю...
– Не пугайтесь, друзья мои, я всё сейчас поясню, – совсем рядом раздался голос Эйтана. – Вы находитесь в психосфере Земли, за которую мы сражаемся с хаосом. Активный источник зла уже оставил её, но остатки человеческих порождений налицо, вы сами сможете в этом убедиться. Присмотритесь к обитателям этого мира, их образы сами говорят за себя.
Взяв себя в руки, Зорины уже зряче стали осматриваться в окружающем пространстве. Оказалось, что неспокойный океан жизни был наполнен многочисленными полупрозрачными обитателями, отличавшимися по форме и цвету. Интересно было то, что между «ареалами» отдельных групп существовала невидимая с первого взгляда, но ощущаемая граница.
– Посмотрите на тех бесформенных серых амёб, плавающих над вами, – вновь раздался голос Эйтана. – Это так называемые психические криттеры, нечто вроде мысленных вампиров, они-то и вытягивают энергию из повседневной жизни людей. Но созданы они самим человечеством, вернее, его бессознательным мышлением. Вся серость повседневного обихода, всё пустое, никчёмное и породило таких «мизгирей». Теперь они подросли, набрались сил, и по-прежнему питаясь мысленными отбросами людей, уже установили со многими из них обратную связь. Они уже сами питают людей их же порождениями.
– Фу, как противно, мерзкое ощущение! – своеобразно отреагировала Арина. – Неужели вся эта грязь - наши мысли и чувства?!
– К сожалению, это так. Зачастую люди даже не замечают, как порождают этих монстров. Всё начинается с малого - обиды, неприязнь, зависть, одним словом - всё то, что становится незримым рассадником хаоса.
– Эйтан, а эти багровые угловатые существа, кто они? – поинтересовался Олег. – Какой-то агрессией от них попахивает.
– Ты прав, это и есть человеческая агрессия, во всех её проявлениях: ярый эгоизм, ненависть, деспотичная власть, жестокость. Подобное притягивается подобным, а затем довлеет над психикой людей. Когда такие порождения достигают критической массы, то становятся взрывоопасными, а это уже войны и земные катаклизмы. Часть сверхтяжёлой энергии обычно оседает в недрах земной коры и до недавнего времени она питала антимиры Самеру. Сейчас ситуация несколько изменилась, но атмосфера ментально-астрального плана всё ещё остаётся удушливой. А теперь приготовьтесь к сюрпризу.
Действительно, как только они окунулись в пространство, переливающееся аметистово-золотистым светом, их ощущения сразу же изменились. Эта сфера буквально излучала тончайшую гармонию жизни, а её обитатели обладали совершенными формами, которые сияли самыми нежными тонами цветовой палитры, и звучали изумительными по красоте мелодиями.
– Смотрите, они улыбаются нам и поют! – радостно воскликнула Арина. – Сколько же здесь света и музыки!
– Удивительная гармония! Я никогда не видел ничего подобного, – поддержал её Зорин.
– Этот прекрасный мир - жемчужина человеческого сознания, обитель высоких чувств, – пояснил Эйтан. – Надеюсь, что в недалёком будущем вся психосфера станет такой.
В этот момент до них донеслись слабые отголоски каких-то взрывов, заставившие Зориных прислушаться.
– Что это было, Эйтан? – встрепенулся Олег.
– Это первые потоки «Огненного ветра», лучистые предвестники его основной силы, которая уже близка. Они сталкиваются с низковибрационными сгущениями и разряжают их, оттого и взрывы. Представляете, что могло произойти, если бы мы не остановили вирус хаоса. Вся мощь «Огненного ветра» хлынула бы на тёмные скопления, и эти столкновения потрясли бы всю планету до основания.
– Даже трудно себе представить, что нас ожидало, – невесело заметил Зорин.
– И, слава Богу, что успели, – вздохнула Арина.
После возвращения в земной мир Зорины некоторое время приходили в себя. Эйтан сознательно не тревожил друзей, давая возможность разобраться в новых ощущениях.
– Такие экскурсы, несомненно, впечатляют, но нас ждут дела. Так что прошу внимания, – чуть позже произнёс Эйтан.
– Да, конечно, мы тебя слушаем, – согласился Олег.
– Дария-Уна уже отпустила Скобелева и вскоре он будет дома.
– Как тебе это удалось? – удивилась Арина.
– Мы же не враги. Она прекрасно всё поняла и готова помогать нам в дальнейшем.
– А наши преследователи, где сейчас? – поинтересовался Олег.
– Там же. Про освобождение Скобелева им пока не известно, но не сегодня так завтра всё прояснится, и они начнут вить новую паутину. Пускай будет так. Мы уже приставили к Максиму охрану, вскоре её обнаружат и игра обострится ещё сильнее. Нам это на руку. Сейчас необходимо сделать всё возможное, чтобы Варгл не отказался от своих замыслов насчёт Скобелева. Пускай он всецело поглотит себя этой идеей и будет у нас на виду. А мы за ним присмотрим и найдём подходящий момент, чтобы захлопнуть ловушку.
– У тебя уже есть конкретные задумки? – спросил Олег.
– Кое-что имеется. Но пока об этом рано говорить, надо подождать. Вам придётся на некоторое время осесть в Тюмени, чтобы поближе узнать Максима. Позже я уточню, когда и как лучше проявить себя. А сейчас нам пора.
После этих слов Эйтан взял Зориных за руки, и они исчезли в световой вспышке.

III
«Всё что произошло со мной в мире Дарии-Уны походило на сон, красивый незабываемый сон. Мне казалось, что этот мир и есть то самое настоящее, до невозможности единственно реальное. Таинственная жизнь захватила меня полностью без остатка, я дышал ею, я чувствовал настолько остро, что с моим сердцем творилось что-то невообразимое. Моё измученное сердце, наконец, наполнилось покоем и отозвалось созвучием к жизни. Да, всё было как во сне, но я был там, был его неотъемлемой сознательной частью и воспринимал эту жизнь, как должное, как саму реальность. Так в чём же таится обман? Неужели для того чтобы ощущать себя необходимо разглядывать своё отражение в зеркале или пережёвывать пищу? Какой абсурд! Но теперь-то я знаю, что это не так...» – эти новые мысли, как птицы кружились в голове Максима и сразу находили приют в сюжете его неоконченной книги.
Возвратившись с Алтая, Скобелев уже третьи сутки не выходил из дома. О своём прибытии он сообщил только Сергею, да и то - «эсемеской», после чего отключил все телефоны. Уйдя с головой в работу, он старался не упустить даже мельчайших деталей, отпечатавшихся в его сознании. В эти дни Максим был напрочь вырван из наезженной жизненной колеи, совершенно охладел к еде и практически не спал, его возбуждённое сознание словно отключилось от земной действительности, не желая возвращаться обратно. Он до сих пор не мог вместить в себя всего произошедшего с ним, все теоретические знания прошлого в один миг поглотились яркой картиной иной реальности, постоянно стоявшей перед его глазами. И он уже понимал, что это только начало.
«Даша, Даша, ты же вывернула наизнанку мою душу! Зачем ты это сделала, зачем? Теперь всё стало по-другому, я не узнаю больше этого мира, он не мой, он чужой мне. Что я забыл ещё в нём, что?!»
Чисто автоматически Скобелев проверил электронную почту и опять обнаружил странное письмо. Его содержание несколько озадачило Максима:
«Дорогой Максим! Всё что будет происходить вокруг вас не случайно, вам придётся многое переосмыслить и понять. Но самое неприятное ожидает вас в скорых разочарованиях. Объяснение моим словам вы можете найти в третьей части вашей книги «В удушливых объятиях добродетели». Прочитайте внимательно её, и вы многое поймёте. С уважением, Родион Кальмерин».
«Опять пресловутый Родион Кальмерин, но теперь-то я знаю, что это ты, Даша… Милая Даша, что же ты хочешь этим мне сказать?» – думал он, открывая третью часть названной книги.
Примерно через час Максим поднялся из-за стола, прошёлся по комнате, и остановился возле окна. Его сердце опять разрывала тоска, непонятная и необъяснимая. Размышления мужчины прервал протяжный звонок в двери. В данный момент настроение Максима совсем не располагало к общению, и он решил не открывать. Но гость проявлял завидную настойчивость. Устав от дребезжащего звонка, Скобелев нехотя побрёл к входной двери.
– Ну ты даёшь, Макс! – с порога возмутился Сергей. – Мы уже все телефоны оборвали, а ты тут квартиру в келью превратил!
– Привет, Серёга. Только не шуми. Работал я эти дни, как проклятый, извини.
– А позвонить, успокоить, не мог?.. Да, видок что-то у тебя неважный. Ты, случайно, не заболел?
– Говорю же, работал двое суток напролёт, устал немного.
– Хорошо хоть живой, – успокоился Сергей, усаживаясь в кресло, – а то заставил ты нас понервничать, сначала на Алтае пропал, теперь в подполье ушёл. Кстати, тебя же люди искали.
– Какие люди? – встрепенулся Максим.
– Нормальные люди, приезжали с приветом от твоего Доцевича, мужчина представился другом Павла.
– А-а, от командира приезжали... Где они сейчас?
– Они на Алтай поехали, как раз в те места, где и ты был. Значит, не встретились?
– Нет.
– Что-то ты, брат, как не в себе, слова из тебя не вытянешь. Так сильно утомился?
– Да, есть немного. Всё, Серёга, на сегодня завязываю с работой, хватит уже, лучше отосплюсь.
– Правильно, Макс, выспись и возвращайся к жизни, а то со своими сюжетами точно сбрендить можешь, – Сергей в шутку покрутил рукой у виска. – А нам бы этого не хотелось.
– Вот спасибо, жалостливый ты наш, – усмехнулся Скобелев.
– Ну вот уже лучше, юмор хоть стал пробиваться. Глядишь, через денек-другой и человеческий облик примешь, – рассмеялся Глазин.
– А сейчас я на кого похож?
– На кого? Дай-ка подумать... ну, ближе всего - тень отца Гамлета... Ха-ха!
– Таинственный призрак... н-да, пожалуй, этот образ ближе сейчас мне.
– Макс, только не надо поэтизировать своё сумасшествие, – съязвил Глазин.
– Спасибо, брат, на добром слове, я всегда рассчитываю на твою искреннюю и объективную оценку, – не остался в долгу Скобелев. – Придётся самому в это поверить.
– Ладно, Макс, не грузи себя так, ты же только с природы. Где позитив эмоций?! Кстати, одна милая особа с удовольствием возьмётся помочь тебе в этом.
– Ты имеешь в виду…
– Да, Анастасию. Истомлённая долгой разлукой она целыми днями названивает нам. А Виктория ответить-то толком ничего не может, мол, приехал, а где, с кем... Ну и что ты молчишь? Неужели в лесной глуши некая загадочная амазонка покорила твоё сердце?
– Ты это к слову сказал, экспромтом? – насторожился Максим.
– А что угадал?
– Хм…
– Да-а, брат, тебя нельзя одного отпускать, это чревато, – озадаченно проговорил Сергей, но тут же резонно рассудил:
– Хотя, я же тебе не судья... хозяин - барин.
– Вот именно.
– Макс, ты если захочешь поговорить, звони в любое время и не замыкайся в себе. А в субботу мы ждём тебя на ужин. Ты только с Настей определись, а то Вика её тоже собралась пригласить. Ладно, отдыхай, я побежал, – на прощание «загрузил» его Глазин.
– Спасибо, что заскочил, Сергей, передай привет своим.
– Давай!
Глазин ушёл, а Максим ещё несколько минут прохаживался по комнате, думая о своём.
«Странно... что ни слово, то в точку, как будто знал, – забрезжило у него в голове. – А о Насте я и забыл совсем... будто и не было ничего. Даша совсем не похожа на наших женщин, она совершенно иная... такая естественная, возвышенная и свободная, и в тоже время очень сильная. Почему же мне так хорошо было с ней, немыслимо хорошо?»
Неожиданно какая-то сила подняла Максима вверх к самому потолку и, выдержав небольшую паузу, резко опустила обратно.
– Ух ты! – выдохнул Скобелев, приземлившись на ноги. – Что это было?!
«Не дай Бог, где-нибудь в общественном месте вот так зависнуть, меня же в психушку упрячут, – подумал он. – А может, всё это из-за мыслей о Даше? Ведь в последнее время я только о ней и думаю».
Махнув на всё рукой, он направился в спальную и, не раздеваясь, упал на кровать…
– Эй, просыпайся, просыпайся, говорю тебе! Что перебрал?
Скобелев открыл глаза и непонимающим взглядом уставился на милиционера, трясущего его за плечо.
– Где-то я уже это слышал, – негромко произнёс он.
– Не понял, о чём это ты? – осведомился старший милицейского наряда.
– Сержант, а в чём, собственно, дело?
– А дело в том, что парк общественное место, а ты разлёгся на лавочке и людей пугаешь!
– Парк? Вот не думал, что так меня угораздит, – удивился Скобелев, рассматривая проходивших мимо людей. – Интересно, как же я здесь очутился?
– У бутылки спроси, она всё помнит, – рассмеялся напарник сержанта.
– Слушай, пацан, твои шутки похожи на остроты дауна! – вспылил Максим.
– Чё-чё, это ты пытаешься нас оскорбить при исполнении? – оскалился парень.
– Подожди, Витя, – остановил его старший наряда. – А ну-ка предъяви нам свои документы, умник. Давай проверяй карманы, а не то в обезьяннике ночку коротать придётся.
Скобелев встал со скамейки и пристально поглядел в глаза милиционеру:
– Разве закон обязывает иметь при себе документы? Или может, я совершил преступление?
На лице старшего отразилось некое замешательство тут же сменившееся подобием раскаяния.
– Извините, гражданин, ошибочка вышла, пойдём, Витя, – как загипнотизированный произнёс он.
– Да ты что, Сергеич, он же нахамил нам!
– Пошли, говорю, молодой!
– Да как скажешь.
Когда наряд скрылся из вида, Скобелев расслабленно выдохнул и отдался нахлынувшим мыслям:
«Не хватало ещё, чтобы меня здесь увидели знакомые в таком состоянии. Ещё подумают, что запил от успеха, не выдержал гласа медных труб. А с другой стороны... да наплевать мне на это, пускай думают. Кому какое дело, что со мной происходит. Да, совсем забыл, перед тем как меня разбудили, я же видел сон. Надо его вспомнить, что-то важное в нём было, чувствую, что было».
Максим закрыл глаза, пытаясь освежить свою память...
Вокруг всё гремело от чудовищных взрывов, несметные полчища тёмных воинов были повсюду, но ему было не ведомо чувство страха. Рядом с ним летели его верные боевые соратники, сиявшие бесстрашными ликами, а впереди их ждала победа. Всей своей сущностью, всеми фибрами души Максим ощущал атмосферу космического боя, из него, как из огненного жерла выливались лучи света, поражавшие наступающих монстров. Раскалённое пространство содрогалось от немыслимого противостояния двух полюсов, казалось, ещё немного и оно не выдержит, разорвётся от напряжения! Но он знал, что за грозой всегда приходит очищение.
«Я как будто был там, это невероятно! – заскрипел зубами Максим от впечатлений своего сна. – Я бил этих тварей, они бежали от нас, бежали без оглядки, раздавленные страхом! Это было так явно! Что с моей памятью, что со мной?! Во мне будто живёт другой человек, и я не понимаю его, не понимаю...»

IV
Анастасия Ларских уже собиралась выходить из дома, но в этот момент зазвонил сотовый телефон.
– Да, я слушаю, – ответила она.
– Настя, ты не забыла о нашем соглашении? – произнёс мужской голос.
– Нет, не забыла... но ситуация же изменилась.
– Для тебя всё остаётся по-прежнему, ты должна восстановить отношения с ним. Делай, что хочешь, но отрабатывать полученное всё равно придётся.
– Я же не против, но он даже к телефону не подходит, – попыталась оправдаться Ларских.
– Настя, ты же не семнадцатилетняя девочка и мужиков у тебя в жизни хватало, используй богатый опыт, – усмехнулся голос в трубке.
– Только не надо из меня делать подстилку! – вспыхнула Анастасия.
– Без обид, Настя, работа есть работа, ты же сама под неё подписалась.
– Хорошо, я постараюсь.
– Что такое постараюсь? Нет, милая, меня это не устраивает, ты должна сделать всё, что обещала до последней копеечки. Ты поняла?!
– Да, поняла.
– Ну вот и договорились. Счастливо поужинать в кругу друзей, – в телефоне раздался смешок, и связь прервалась.
Анастасия вздохнула и ненадолго задумалась:
«Что же всё-таки произошло на Алтае? Эх, Максим, Максим... всё же так чудно начиналось, ты почти проглотил мою наживку. Ладно, ещё ничего не потеряно, нужно разобраться в твоём состоянии и снова завязать в узелок наши отношения».
Всё произошло несколько месяцев назад, тогда Ларских ещё работала на севере. Однажды её отыскал один давний знакомый и предложил не совсем обычную, но хорошо оплачиваемую работу. Задача Ларских оказалась предельно простой - стать любовницей одного известного писателя, а между делом информировать заказчика о его жизни. За такую малость ей посулили очень хорошие деньги. Анастасия имела определённые жизненные принципы и, естественно, стала задавать интересующие её вопросы. Но в ответ женщине дали понять, что торговаться с ней никто не собирается, если условия не устраивают, то найдутся другие желающие. Насте уже было за тридцать, но счастье всё как-то не складывалось, то избранник не оправдывал её надежд, то сама была слишком разборчивой, одним словом - не везло. Ларских чувствовала, что нравится мужчинам, и это льстило ей, но не более того, любовь почему-то всегда обходила её окольными тропинками, поэтому все её романы, теплившиеся лишь на плотских отношениях, были не долгими. Анастасия всегда отличалась житейской смекалкой и, поразмыслив, согласилась, хотя предложение было несколько странным. Теперь у неё появился реальный шанс начать новую жизнь. Для этого ей нужно было переехать в Тюмень, чтобы найти возможность для знакомства с Максимом Скобелевым. «Ну и шут с этим севером, пора бы уже о будущем подумать! На эти деньги я построю шикарный дом, куплю машину, а мужики сами появятся, только выбор уже будет за мной, – размышляла тогда Ларских. – А если повезёт, то почему бы и не Скобелев, человек он известный, не самая плохая партия».
Чтобы лучше изучить объект своих притязаний Анастасия купила несколько книг Скобелева. Тематика произведений оказалась явно не её, она с трудом вникала в философский смысл сюжетов, и поначалу откровенно скучала, но всё же не отказалась от задуманного. Пытаясь поставить себя на место Скобелева, чтобы прочувствовать его образ мышления, она постепенно загорелась азартом и вскоре уже неплохо знала автора книг. С Викторией Глазиной Анастасия когда-то училась в медицинской академии, и ей не составило особого труда возобновить с ней знакомство. У Глазиных она и познакомилась с Максимом.
К званому ужину всё уже было готово, приглашённые томились в ожидании, опаздывал только Скобелев, обычно отличавшийся пунктуальностью.
– Серёжа, а где Максим? У меня всё остынет скоро! – выкрикнула из кухни обеспокоенная Вика.
– Да не знаю я, обещал приехать вовремя, – ответил Глазин, набирая номер Скобелева. – И телефон ещё чёрт... точно отключил.
– А куда он ещё сегодня собирался? – спросила Анастасия.
– Даже не в курсе. Вообще-то, должен быть дома, у него сейчас творческий запой.
– Странно... Что с ним происходит?
– Кабы знать, сам ничего не понимаю, – задумчиво произнёс Сергей.
Их беседу прервал дверной звонок.
– Вот и пропажа объявилась! – обрадовался Сергей, обнимая друга.
– Извини, Серёга, дела задержали, – без тени раскаянья буркнул Максим.
– Проходи, мой руки, а то все уже на слюни изошли пока твоё величество делами промышляло.
– «Художника» легко обидеть, – отметился в своём репертуаре Скобелев.
– Иди давай, тонкая натура, – не остался в долгу Глазин.
– О, Максим, привет! – выскочила из кухни Вика. – Мы тебя уже заждались.
– Здравствуй, милая, рад тебя видеть, – поцеловал женщину Скобелев.
Следом раздался ломаный подростковый голосок сына Глазиных:
– Здравствуйте, дядя Максим.
– Привет, Юрка! Как жизнь? – улыбнулся Скобелев, пожимая руку подростку.
– Нормально.
– Давно не виделись, подрос, окреп. Школу-то как закончил?
– Без троек, дядя Максим. А вы как съездили?
– Ничего, думаю на пользу моему здоровью. Ты куда-то собрался?
– Да, с ребятами в «футбик» договорились, попинаем немного.
– Всё, иди пинай свой «футбик», а дядя Максим пускай к столу отправляется! – распорядилась Виктория.
– Ладно, ма, я покондыбал, буду через пару часов.
– Давай, Юра, – махнул рукой парню Скобелев и направился в ванную комнату.
– Что за выражения у них: «покондыбал», «футбик»? – пожала плечами Вика, присоединяясь к гостям.
– Думаю, представлять тебе никого не нужно, – произнёс Глазин, когда появился Максим, – с Анастасией ты знаком, с Владиславом помнится тоже, если не забыл, мы работаем вместе. Ах да, по-моему, ты ещё не был представлен Ольге. Эта интересная женщина - жена Владика.
– Не перехвалите меня, Сергей, – несколько смутилась Ольга. – Здравствуйте, Максим, мне приятно знакомство с вами.
– Взаимно. Ольга, мне кажется, мой друг даже поскупился на похвалу. Выглядите вы просто замечательно!
– Спасибо.
– Рад тебя видеть, Макс, – протянул руку Владислав.
– Привет, Влад.
– А как я выгляжу? – раздался игривый голос Анастасии.
– Настя, ты как всегда очаровательна, – не покривил душой Максим, целуя женщину в щёку.
– Гости дорогие, рассаживайтесь, кому, где удобно, – распорядилась Виктория, подталкивая друзей к столу.
Формальным поводом для званого ужина послужили два обстоятельства: завершение одного из строительных объектов Глазина, ну и возвращение блудного Максима. Виктория, конечно же, была на высоте, кроме разнообразия всевозможных закусок она продемонстрировала своё фирменное блюдо - гуся запечённого с яблоками. Её кулинарное искусство по праву было высоко оценено гостями. После первых тостов, огласивших победы на строительном фронте, разговор как-то незаметно подобрался к отдыху Максима.
– Слушай, Макс, ты хоть расскажи, как там в горах Алтая? – развязно поинтересовался захмелевший Влад.
– Там, где горы касаются неба, а ветра навевают покой, – задумчиво проговорил Скобелев, что-то рассматривая на противоположной стене.
– Эй, литературная знаменитость, ты опять в ступор ушёл? – попытался растормошить его Глазин.
– А, вы про мой отдых?
– Ну да, хотелось бы послушать, – уже растерянно подтвердил Влад.
– Там хорошо, а здесь душно как-то...
– Душно? – удивилась Виктория. – Так давай кондиционер включим.
– Вика, я не о том, – расслабленно улыбнулся Максим, – там не нужно лукавить, подстраиваться под кого-то, вживаться в придуманные образы, надевать маски приличия... Там свобода, естественная и безграничная свобода.
– Максим, неужели здесь всё по-другому? – первой опомнилась Настя, сжимая ладони. – Мы же твои друзья, с нами не нужно притворяться... мы любим тебя.
– Серьёзно, Макс, тебя опять куда-то понесло, я и обидеться могу, – нервно бросил Сергей, барабаня по столу пальцами.
– Извините, если не то ляпнул, но это я не о вас, а так, вообще, – повинился Скобелев и направился к музыкальному центру.
– Потанцевать не желаете? – предложил он. – Ставлю медленную музыку.
– Ты угадал моё желание, Максик, я уже созрела для этого, – проворковал приятный голосок Вики.
– Ольга, можно вас пригласить? – обратился Скобелев к новой знакомой.
– Да, конечно.
Танцуя, Глазины не прекращали перешёптываться, с интересом поглядывая на Скобелева и Ларских, составившую пару Владу.
– Максим, мне показалось, что Анастасия обиделась на вас, – негромко произнесла Ольга, подстраиваясь под его ритм. – Почему вы пригласили меня? Вы хотите её позлить, да?
– Нет, мне просто так захотелось. А Настя ведь мне не жена и даже не невеста... Какие могут быть у неё обиды на меня?
– Вы правы, это ваши дела, извините, Максим.
– Ольга, вы же психолог по образованию?
– А как вы узнали? – выразительные глаза женщины поднялись вверх.
– Случайно услышал. Ну и как вам в нашей компании?
– Вполне комфортно... культурные люди, не без юмора.
– А моей выходке вы разве не удивились? – подбросил ей задачку Скобелев.
– Скорей, удивилась реакции остальных... вы же не имели в виду кого-то конкретно.
– Сергей был прав, вы очень интересная и к тому же наблюдательная женщина. Неужели и сейчас вы в поиске психологических зарисовок?
– От вас ничего не скроешь, но это, наверно, уже профессиональное, – улыбнулась Ольга, ближе прижимаясь к Максиму.
Позже, когда градус выпитого спиртного уже достаточно расслабил компанию, Анастасия поманила Скобелева на лоджию, где между ними состоялся довольно-таки прогнозируемый разговор.
– Максим, что происходит? – нервно начала она. – Я так тебя ждала, а ты даже на звонки не отвечаешь... Разве это нормально?
– Настя, я же предупреждал, со мной легко не будет. Я человек творческий, и даже в чём-то капризный, я не могу жить на привязи и, тем более, отчитываться за свои мысли и поступки. Но ты ведь хочешь заполучить меня целиком и полностью, да? Нет, Настя, со мной так не получится, даже не надейся. Думаю, и тебя не устроит такая жизнь. Разве не так?
– Максим, почему бы нам не попробовать... просто пожить вместе без всяких обязательств? А если не получится, то мы всегда сможем расстаться друзьями. Я даже готова мириться с твоими странностями. Максим, пойми, я не обираюсь тебя неволить и ограничивать в свободе, давай просто попробуем и всё.
– Попробовать что, не замечать мои странности? У тебя вряд ли это получится, да и мне будет обидно, я же сплошь из них состою, это всё равно, что не видеть меня.
– Ты просто не хочешь меня услышать, и всё воспринимаешь в штыки! Чем я тебя обидела, скажи?! – уже раздражённо проговорила Ларских. – Разве нам было плохо вместе? Вспомни, Максим!
– Да, да, ты права, – отстранённо сказал Скобелев, – тогда было хорошо, но теперь…
– А что изменилось? Разве я стала другой, или ты считаешь, что всё это время я лукавила с тобой?..
Они вернулись за стол, так и не договорившись о чём-то определённом. Глазины не могли этого не заметить, но вмешиваться не спешили.
Незадолго до прощального посошка к Скобелеву подошла Ольга и шепнула ему на ухо:
– Нам нужно поговорить, включите музыку.
Максим послушался и пригласил Ольгу на танец.
– Что вы хотели сказать? – спросил Скобелев, когда они сблизились.
– Ох, не знаю даже с чего начать...
– Ничего, вы говорите, я разберусь, – подбодрил её Максим.
– Хорошо... наверно, это не моё дело, но вы должны об этом знать. Максим, оказывается, Анастасия давно знакома с моим мужем, и её приезд в город не случаен. Не знаю, что они задумали, но дело касается именно вас. Вы симпатичны мне, Максим, и я бы хотела просто предупредить вас.
– Хм... неожиданно. Ольга, а откуда такая уверенность, может, вы всё не так поняли? Для таких откровений нужны веские основания.
– Нет, нет, Максим, я не ошибаюсь, поверьте мне. Я уже не раз замечала, как Влад тайком разговаривает с кем-то по телефону... не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы почувствовать другую женщину. Поначалу я думала, что у него завелась очередная пассия, но потом отклонила эту версию... здесь определённо попахивало какой-то интригой. А сегодня я совершенно случайно услышала их разговор по телефону. Тогда я ещё не знала о ком идёт речь и с кем он разговаривает, но смысл поняла... и уже здесь, наблюдая за ним, я сопоставила известные мне факты и сделала выводы. Максим, они, несомненно, имеют к вам повышенный интерес, только я не знаю их цели.
– Да-а, дела… Что ж, теперь всё становится на свои места. Оля, вы помогли мне прозреть, спасибо.
– Не стоит меня благодарить, Максим, просто я не выношу лжи, а когда её так много, становится уже горько.
Скобелев с пониманием поглядел в её красивые глаза и по-дружески сжал руку.
Подмигнув Ольге, он во всеуслышание заявил:
– Ребята, извините, я совсем забыл, у меня же встреча через пятнадцать минут. Глазины, спасибо за ужин, всем пока!
Не дав компании опомниться, Максим быстрым шагом направился к входной двери.
– Макс, подожди! Макс! – крикнул ему вдогонку Сергей.
Но когда Глазин выскочил на лестничную площадку, там уже никого не было.
– Во даёт, – только и сумел сказать он.

V
Насчёт встречи Скобелев не солгал, действительно, ещё утром ему позвонил мужчина, тот самый друг Павла Доцевича и они договорились встретиться в десять вечера. В последнее время жизнь Максима менялась с неимоверной быстротой, и появление незнакомых людей уже настораживало его, но рекомендация бывшего командира сделала своё дело.
Скобелев вышел из такси и направился к своему подъезду. У самых дверей его окликнули:
– Максим?
Скобелев обернулся:
– Да, это я.
Высокий мужчина был не один, его спутницей оказалась красивая элегантная женщина.
– Это я звонил вам сегодня, – произнёс незнакомец и ещё раз представился:
– Олег Зорин.
– Ради Бога, извините, немного задержался в гостях, – ответил Скобелев, пожимая руку мужчине.
– А это моя супруга, Арина, из-за неё-то весь сыр бор.
– Не слушайте его, Максим, мой муж склонен к шуткам, – улыбнулась женщина. – Я рада знакомству с вами.
– Взаимно. Прошу ко мне, там и поговорим, – поклонился в ответ Скобелев, приглашая Зориных.
Пока они поднимались на лифте, Максим попытался оценить новых знакомых:
«Эти глаза не склонны ко лжи... если, конечно, я что-то смыслю в людях. В Олеге чувствуется какая-то надёжность. Лишь бы не ошибиться. А Арина очень привлекательная и уверенная в себе женщина. Ладно, поглядим».
– Проходите в комнату, располагайтесь, а я пока приготовлю чай, – произнёс Скобелев, направляясь на кухню.
Когда чай вскипел, он подкатил передвижной столик с угощениями к дивану.
– Как там Павел Васильевич поживает? Давненько уже с ним не виделся, – спросил Скобелев.
– Нормально, служит Родине в отличие от нас. Большой привет вам от него, Максим. Кстати, он очень хорошо о вас отзывался, – ответил Зорин.
– Спасибо. Он мировой мужик и командир отличный, мы все его уважали и даже побаивались. Но теперь-то я понимаю, что он был прав на все сто, когда гонял нас, его требовательность многим жизнь спасла, да и мне в том числе.
– Верно, Паша настоящий командир, можно сказать, до мозга костей, – подтвердил Зорин.
– Олег, а вы служили с ним?
– Когда-то мы учились в Рязани, ну а потом был «афган», так что дружим уже много лет.
– Точно, я узнал вас по фотографиям! – вдруг вспомнил Максим. – Когда я был у Павла Васильевича в гостях он показывал мне альбом того времени и на многих снимках вы были втроём...
– Да, это ещё один наш друг.
– Он жив?
– Его уже нет несколько лет.
– Извините.
За разговором незаметно пролетел час, и Скобелев абсолютно не чувствовал какого-либо дискомфорта от общения с новыми знакомыми, напротив, с ними было легко и понятно. А в Олеге он сразу же признал своего человека.
– Знаете, Максим, мы к вам ещё по одному вопросу, можно сказать, личного характера, – с улыбкой произнёс Зорин, – не серчайте уж на нас.
– Всё нормально, я слушаю вас, чем смогу - помогу.
– Дело в том, что Арина пробует себя в прозе, пишет, как принято называть в ваших кругах.
– Значит, мы с вами коллеги в каком-то роде? – немного удивился Скобелев.
– Слишком громко сказано, – махнула рукой женщина, – не пищу, а так, пописываю... наброски взбалмошной особы, не более того.
– Зря вы так на себя не наговаривайте, любой творческий порыв заслуживает уважения. Заметьте, не я первый об этом сказал. Вы хотите, чтобы я посмотрел вашу работу?
– Да, если вас не затруднит, – скромно ответила Арина, – мне ужасно неловко, но хотелось бы услышать объективное мнение сведущего человека.
– Арина, вы оставьте свои записи, и я обязательно посмотрю. А вы надолго в наших краях?
– Мы с женой решили немного попутешествовать, Алтай уже посетили, сейчас хотели бы в Тобольск съездить, да и вообще - по местным достопримечательностям проехаться. В Тюмени мы сняли квартирку, так что поживём здесь какое-то время... а потом к Паше в Москву, он уже заждался нас, – поделился своими планами Зорин.
– Хорошее дело. У нас есть на что посмотреть, тот же Тобольский Кремль, его архитектура просто уникальная, не пожалеете.
Их задушевный разговор прервала мелодия «мобильника». Скобелев извинился и вышел в коридор.
– Да, слушаю.
– Максим, можно я приеду к тебе? – послышался голос Анастасии.
– Извини, у меня гости, давай созвонимся завтра.
– У тебя женщина?
– Не говори глупости, они издалека приехали.
– А разве женщина из прошлого не может тебя навестить? – не унималась Ларских.
– Настя, мы же недавно затрагивали этот вопрос. Забыла? Я не твоя собственность, Настя! Давай поговорим завтра, меня ждут люди.
– Хорошо, хорошо, Максим, – поспешила сгладить острые углы Анастасия, – но не забудь, ты обещал…
– Не забуду, спокойной ночи.
– До завтра, милый.
Скобелев вернулся в комнату и ещё раз извинился перед гостями.
– Что-то случилось, Максим? – поинтересовался Зорин.
– Да ничего серьёзного, так недоговорённости одной встречи.
– Пожалуй, нам пора, – с сожалением вздохнула Арина. – Спасибо вам, Максим, за гостеприимство, мы очень хорошо провели вечер.
– Максим, а вы интересный собеседник, прав был Павел, – поддержал супругу Зорин, – надеюсь, мы продолжим наше знакомство.
– С удовольствием, Олег. И вам спасибо, что навестили, друзья моего командира и мои друзья. А вашу рукопись, Арина, я обязательно посмотрю.
– Только не затрудняйте себя моей писаниной, когда будет время тогда уж…
– Для вас обязательно его найду.
– Всего вам хорошего, Максим! – уже в прихожей попрощался Олег.
– А давайте я вас провожу, – вдруг предложил Скобелев.
– Не стоит, ночь ведь уже, а мы живём совсем рядом, – попыталась отговорить его Арина.
– И всё-таки провожу.
Не дожидаясь лифта, они спустились по лестнице и не спеша направились к центральной улице города.
– Мужчины, поглядите какая удивительная ночь и так тепло, а какие звёзды на небе! – раздался восторженный голос Арины. – Так бы гуляла и гуляла...
– А кто нам запретит, милая? – улыбнулся Зорин. Если хочешь, будем гулять до утра.
– Хочу! – не на шутку развеселилась женщина.
– Да, действительно, сегодня погода незабываемая, – согласился Скобелев. – У меня есть одно предложение, давайте на следующие выходные махнём к моему другу на озеро. Вы, наверно, вернётесь уже из Тобольска?
– Должны, – Олег вопросительно поглядел на жену. – А что? Я бы не стал отказываться от такого заманчивого предложения. Ты как, Ариночка?
– Олежа, ты же меня знаешь, я всегда с радостью откликаюсь на здравые мысли.
– Вот и здорово! Когда приедете, позвоните, организуем отличный отдых, – обрадовался Максим.
– Договорились! – бодро ответил Зорин.
Скобелев проводил своих знакомых до съёмной квартиры, где они тепло попрощались. Максим был безмерно благодарен Зориным за этот прекрасный вечер, что даже забыл на время о неприятностях недавних событий. Вся эта странная возня вокруг его персоны ассоциировалась у Максима с охотой паука, раскинувшего липкую паутину в ожидании своей жертвы. Но становиться жертвой он точно не собирался. Максим уже догадывался, что внутри него живёт ещё кто-то, но пока не совсем понимал своего двойника, хотя всё чаще ощущал, как тот проявляет себя в новых возможностях его психики. Три дня назад Максим вновь обнаружил за собой слежку и поначалу озадачился, но потом решил извлечь из этого выгоду. Он быстро научился разгадывать нехитрую игру своего эскорта и уже знал наперёд каждый их шаг.
Беззаботно насвистывая, он направился в сторону своего дома.
«Ну что, друзья мои, поиграем в прятки? – весело подумал Максим, безошибочно определяя в темноте своих преследователей. – Сегодня ищете вы, впрочем, как и всегда».
Он заметно ускорил шаг и неожиданно для преследователей свернул в первую попавшуюся подворотню. Завернув за угол жилого дома, Максим в ожидании замер возле деревьев. Через минуту появились трое мужчин и стали осматривать тёмные закоулки двора.
– Не меня ли ищешь, браток? – громко произнёс Максим за спиной одного из них.
Тот немного замешкался, но потом пояснил:
– Нет, мужик, собачка у меня пропала, вот разыскиваем с корешами. Случайно, не видал?
– Какая встреча! – воскликнул Максим, приглядываясь к нему. – Не узнаёшь меня?
– Мужик, я тебя в первый раз вижу, лучше отвали.
В этот момент с двух сторон подошли его коллеги.
– Нет, я не обознался. Неужели не помнишь Алтай, Телецкое озеро? Ручка-то не болит? Тогда я вас за студентов принял, а сейчас вижу - нет, под тридцать тебе.
– Ага, хорошо сохранился, – усмехнулся мужчина. – А ты, глазастый, явно на скандал нарываешься.
– Тебя же Аликом зовут, так?
– Ну и чё?
– Да хватит тебе с ним базарить! – посоветовал его коллега. – А ты, умник, если не хочешь неприятностей, лучше не вякай.
– Дельный совет. А иначе проблемы будут, да?
– Сам же всё понимаешь. Лучше вали домой и проспись, бай-бай...
– Ты прямо, как мать Тереза, заботливый, – рассмеялся Максим. – Слушай, Алик, ты же говорил, что собачку вроде ищете?
– Ну…
– Не знаю, какую ты искал, но ваш третий друг точно на бульдога походит, такой набыченный и молчаливый. Всё понимает, но сказать, правда, не может. Разве не похож?
– Ну ты меня достал! – прошипел обиженный мужчина и с угрожающим видом двинулся на Максима.
Остальные стали обходить Скобелева с двух сторон.
– Эй, ребята, – раздался спокойный баритон. – Трое на одного не честно. Может, уравняем шансы?
Из темноты вышли двое мужчин.
– Ну что предложение принимается? – перефразировал свой вопрос нежданный заступник Максима.
– Ладно, поживи пока, но мы ещё встретимся. Уходим! – проговорил старший троицы.
– До встречи, друзья мои! – успел съёрничать Скобелев.
– Всё в порядке? – обратился мужчина к Максиму.
– Спасибо вам, но я бы и сам справился.
– Даже не сомневаюсь, – ответил он. – Счастливо!
– И вам того же.
«Значит, есть хорошие и плохие, это уже интересно, – отметил про себя Скобелев, – есть над чем поразмыслить, но без «языка» всё-таки не обойтись».

VI
В ментальном теле Эйтан проник в квартиру Скобелева и замер за спиной Максима.
– Здравствуй, Эрл-Лэус, вот и свиделись ещё раз, – телепатически обратился он к другу.
В эту минуту Скобелев увлечённо работал над книгой, но словно почувствовав что-то, обернулся. Не обнаружив ничего подозрительного, он пожал плечами и продолжил работу.
– Ты просыпаешься, друг мой, если уже чувствуешь меня. Это хорошо, но самое тяжёлое у тебя ещё впереди. Через муки раздвоенного сознания проходил и я, но тебе доведётся испытать это ещё острее... я был один, а вокруг тебя люди и этот мысленный хаос тебе придётся преодолеть. Прозрение всегда мучительно, тоска одиночества свалится на тебя, и будет терзать душу, но ты выдержишь, я знаю.
Во взгляде Максима отразилось некоторое беспокойство. Он поднялся со стула и зашагал по комнате, потом вдруг замер на месте, обхватив голову руками. В эту минуту на его лицо легла тень усиленного размышления.
– Ничего, я попытаюсь облегчить твои страдания, но пока ещё слишком рано, надо подождать. Ты извини, но мне придётся воспользоваться твоим беспамятством. Так надо. Знаю, ты не осудишь меня.
После этих слов Максим насторожился и его взгляд устремился как раз в ту сторону, где проецировалось сознание Эйтана. Несколько секунд они пристально разглядывали друг друга. Первым не выдержал Скобелев, он быстро вышел из комнаты и открыл дверь в ванную.
«Странное ощущение, такое впечатление, что я не один, – подумал Максим, ополаскивая лицо водой. – В один миг всё полетело к чёрту, эти события, видения... не иначе жизнь в жизни... И самое-то хреновое, что я ничего не понимаю пока! Все чего-то от меня хотят, лгут на каждом шагу... вот она милость удушливой добродетели, одно радует, что не все такие».
Максим вытерся полотенцем и вернулся на рабочее место, но его мысли были уже далеко от сюжета книги. Немного помаявшись, он махнул на работу рукой.
В свою очередь Эйтан успел изучить состояние Максима и сделал некоторые заключения:
«Во всяком случае, Зориных ты принял, главное, что они не встревожили тебя. Это хороший знак, значит, будем развивать отношения. Тебе, брат, сейчас нужна поддержка, очень нужна. И к Дарии-Уне ты сильно привязался, возможно, и это поможет нам в дальнейшем, посмотрим. Варгл замкнул круг, теперь у него есть несколько вариантов твоего похищения, но мы предложим свой, и будем надеяться, что демон клюнет».
В этот момент проснулся «мобильник» Скобелева.
– Максим, я вчера весь день прождала у телефона, ты же обещал позвонить! – прозвучал обиженный голос Анастасии.
– Настя, извини, совсем заработался. Ты уже соскучилась?
– Твои слова похожи на насмешку... Это всё, что ты хотел у меня спросить?
– Нет, у меня ещё много к тебе вопросов, давай встретимся через пару деньков и всё обсудим.
– Такое впечатление, что ты избегаешь меня. Я не говорила тебе об этом?
– Возможно.
– Ты немногословен. Уж не Ольга ли так захватила твоё воображение? Ты же весь вечер вился возле неё.
– Настя, она же замужем.
– Одно другому не мешает, было бы желание!
– Цинично с твоей стороны.
– Ой-ой, ангелом только не прикидывайся, знаю я вас, мужиков, волочитесь за первой попавшейся юбкой! – вспылила Анастасия.
– Ладно, оправдываться я перед тобой не собираюсь, и вообще, мне не нравится твой тон и этот бессмысленный разговор.
– Максим, извини, – спохватилась Ларских, – погорячилась я, но и ты во многом не прав.
– Признаю и приношу свои извинения, – дежурным голосом ответил Скобелев. – Настя, я сейчас не могу встретиться с тобой, давай через два дня, мне кровь из носу нужно закончить главу.
– Ну хорошо, милый, пару дней я потерплю, – пропел уже потеплевший голосок Ларских, – но не забывай про меня и не теряйся... Я целую тебя.
– И я тебя, пока, Настя.
«Да, Донат, твои методы с годами не меняются, всё те же крючки для своих жертв, – подумал Эйтан. – Но, похоже, он раскусил эту женщину и начал свою игру. А книгу неплохо бы закончить, останется хотя бы для потомков, она будет стоить того, я в этом уверен. Да и загадочное исчезновение автора придаст ей особую значимость».
– Мне пора, Эрл-Лэус, до встречи, – тем же способом попрощался он.
Материализовался он уже в съёмной квартире Зориных.
– Господи! – шарахнулась от него выходившая из кухни Арина. – Эйтан, ты не мог бы через двери как все?
– Извини, но отваживаться с вашими соседями я не собираюсь. Так что потерпите.
– Не обижайся, Эйтан, я пошутила, – сменила тон женщина, – до сих пор не могу привыкнуть к твоим фокусам, очень уж неожиданно.
– Надо привыкать, неожиданности закаляют дух.
– Согласна, но всё же...
– Учись всё принимать без содрогания. А где Олег?
– В ванной, мы только пришли с прогулки. А вот и он. Олежа, у нас гости.
– Уже понял. Здравствуй, Эйтан, – взъерошенный Зорин крепко пожал руку своему другу.
– Здравствуй, Олег. Как обживаетесь?
– Нормально, усиленно изображаем беззаботных отдыхающих. Соседи верят, а наших визави это сильно раздражает.
– Уже заметили слежку?
– Они не особенно и скрываются.
– С одной стороны это хорошо, вы наступили Варглу на «старую мозоль», и его это сильно бесит. Но игра становится опасной, если они не скрываются, то что-то замышляют серьёзное. Так что будьте начеку, – предостерёг их Эйтан.
– Ты думаешь, они готовы пойти на крайние меры? – серьёзно спросила Арина.
– Боюсь, что да. Варгл не понимает вашей роли в этом деле, значит, вы для него препятствие, которое нужно устранить.
– Хорошо, мы будем осторожней, – согласился Зорин. – Ты был у Максима?
– Да, только что от него. Он поверил вам и готов продолжить общение, это нам на руку. Но сейчас его состояние нестабильно, он просыпается и поэтому остро чувствует ложь. Ему как воздух нужна поддержка друзей. Попробуйте стать для него психическим буфером.
– Мы готовы его поддержать, Эйтан, скажи, как лучше это сделать, – произнесла Арина.
– Главное, не переборщить, его интуиция напряжена до предела, и он почувствует неискренность. Так что навязчивость в отношениях исключается. В первое время будьте предельно деликатны, делайте паузы, не звоните ежедневно, выжидайте шагов с его стороны. Он будет нуждаться в вашей поддержке. А когда он окончательно уверится в заговоре против себя, то может пойти на решительные меры и нам нельзя упустить этот момент.
– Хорошо, мы так и поступим, – заверил Олег.
Короткие слова прощания утонули в луче золотистого света, в котором растворился Эйтан.
Глубокая ночь опустилась на город. За окнами старенькой пятиэтажки воцарилась непривычная тишина, баюкающая сны обитателей дома. Зорины тоже спали, но вдруг Олег вскочил с постели и стал прислушиваться. Арина подняла голову, вопросительно поглядев на мужа.
– Ты слышала? – прошептал он, показывая рукой на входную дверь.
С той стороны кто-то явно копался в замочной скважине.
Арина кивнула и осторожно поднялась с кровати.
– Тихо, одевайся и будь в комнате, – шёпотом произнёс Олег, на цыпочках направляясь в прихожую. Он встал в простенке с правой стороны от двери и замер в ожидании. Ждать пришлось недолго, через несколько секунд дверь бесшумно приоткрылась. Но войти никто не успел, Олег резко толкнул дверь обратно и закрыл на замок.
– А-а... сука! – одновременно с глухим ударом раздался страдальческий вскрик.
«Попался! – усмехнулся про себя Зорин. – Теперь ты долго на людях не покажешься».
– Эй, артисты, – обратился Олег к взломщикам, – мы уже вызвали милицию, наряд скоро будет. Так что смазывайте пятки.
За дверью послышался неразборчивый шёпот нескольких голосов, а потом раздались торопливые шаги сбегавших вниз людей.
Зорин внимательно прислушался и включил свет. К нему подошла полураздетая Арина с деревянной толкушкой в руке.
– Где ты раздобыла этот антиквариат? – не сдержался от смеха Зорин.
– А что? Схватила первое попавшееся на кухне, – ничуть не смутилась она, – тоже ведь оружие…
– Родная ты моя, – уже нежно произнёс Зорин, обнимая жену.
– Ты думаешь, они ушли? – спросила она.
– Ушли, я их не чувствую.
– Я тоже, – после некоторой паузы подтвердила женщина.
Приоткрыв внутреннюю дверь, Олег выглянул на лестничную площадку.
– Паразиты, лампочку выкрутили.
Олег ввернул лампочку и стал осматриваться.
– Следы крови уходят вниз... Досталось кому-то, не позавидуешь, приложился я на славу.
– Ещё пожалей его, – усмехнулась Арина.
– Жалеть не буду, но посочувствую, чисто по-человечески.
– Ну-ну, давай ещё в благородство с этими отморозками поиграем, – не унималась женщина. – Для чего они приходили? Ведь не для того, чтобы пожелать нам спокойной ночи.
– Ариночка, какая же ты у меня кровожадная, – улыбнулся Зорин, закрывая за собой обе двери.
– Не кровожадная, а справедливая, – поправила она.
– Пусть будет так, – задумчиво произнёс Олег, – но нашу конспиративную квартирку придётся поменять.
– Согласна, здесь уже небезопасно.

VII
Уже несколько минут Ольга Вронская в раздумье расхаживала по комнате, пытаясь принять очень важное решение. Её сердце буквально разрывалось на части от воспоминаний прошлой жизни, ведь когда-то они с Владиславом были счастливы, строили планы на будущее, мечтали о детях. Но сейчас ей казалось, что это было очень, очень давно совсем в другой жизни.
«Когда же это случилось? И почему именно с нами? – простонало её сердце. – А самое страшное, что исправить уже ничего нельзя... Я пробовала, видит Бог, я старалась что-то изменить! Но он стал другим, чужим... не тем Владиком, которого я так любила. Я даже готова была простить все его измены, но только не его цинизм и лицемерие. Не могу я принять его таким, в его душе лёд, даже когда он рядом от него веет холодом склепа. Что же с ним сделали и кто эти люди?!»
Ольга обхватила голову руками и прикрыла глаза. Она уже давно подозревала, что Владислав ведёт двойную жизнь, скрывая какую-то страшную тайну за респектабельностью успешного человека. Эта тайна всё глубже и глубже засасывала его в какие-то тёмные дела, не давая опомниться и стать прежним человеком. Ольга долго верила, что муж просто оступился, запутался, и не раз пыталась поговорить с ним по душам. Поначалу он отшучивался, но потом уже стал отвечать на её участие вспышками агрессии. И, в конце концов, уверившись в бессмысленности своих усилий, она махнула на всё рукой. Их совместная жизнь превратилась в театр равнодушных манекенов, однако на людях они старались не показывать этого. Последней каплей переполнившей её терпение стал случайно подслушанный разговор, касающийся Максима Скобелева. Максим сразу понравился ей, в его глазах она увидела чистую бунтарскую душу и неравнодушие к жизни. В чём-то они даже были похожи, во всяком случае, так ей показалось, а она редко ошибалась в людях. Поэтому в тот вечер Ольга и решилась поделиться с ним своими подозрениями. А потом она узнала кое-что ещё.
Прервав размышления, она приоткрыла глаза, прислушиваясь к звукам из ванной комнаты. Похоже, что Владислав выходить не торопился. Иногда им приходилось пересекаться дома во время обеденного перерыва, в основном благодаря более гибкому графику её работы. Так получилось и сегодня, но именно сейчас это обстоятельство было некстати для Вронской. На лице Ольги отразилась тень внутренней борьбы, но она все же решилась. Прикрыв дверь лоджии, женщина набрала номер Скобелева.
– Здравствуйте, Максим, вас Ольга Вронская беспокоит. Узнали?
– Да, конечно, Оля, я рад вас слышать, – искренне произнёс Скобелев.
– И я рада, – ответила она.
Возникла некоторая пауза.
– Оля, вы где? Я слушаю вас.
– Знаете, Максим… мне трудно об этом говорить, но я уже не могу молчать. Это не телефонный разговор... нам необходимо встретиться, срочно встретиться.
– Давайте, – согласился Скобелев. – Когда и где?
– Вы не могли бы подъехать через минут сорок к скверу Немцова, я буду вас ждать возле фонтана.
– Договорились, буду, не прощаюсь.
И только сейчас Ольга заметила своего мужа, стоявшего возле двери лоджии.
– Ты что подслушивал? – возмутилась женщина, открывая дверь.
– Ты кому звонила? – глаза Владислава острыми буравчиками сверлили супругу.
– Странный вопрос... Тебе не кажется? Я же не допрашиваю тебя, когда ты звонишь своим девкам.
– Ты ему звонила?! – его глаз стали наливаться яростью.
– Кому это ему? – усмехнулась она.
– Ты знаешь кому, дура! – прохрипел Владислав, хватая её за плечи.
– Ой, больно же! – вскрикнула Ольга, отталкивая от себя мужа. – Параноик несчастный!
– Дура, какая же ты дура! – затряс головой Вронский. – Ты же не понимаешь, куда ты вляпалась!
– А куда ты вляпался уже давно?! Тебе не гадко мне врать на каждом шагу?! Ещё и дурой стала... Спасибо тебе.
На глазах Ольги блеснули слезы, и она бросилась к входной двери.
«Подожду в сквере», – решила она, второпях надевая босоножки.
– Не вздумай делать глупости, не встречайся с ним! Ты слышишь?! – донёсся до неё истошный крик мужа.
Не обращая внимания на его вопли, она нарочито громко хлопнула дверью и сбежала вниз по лестнице.
Когда Ольга ушла, Владислав несколько минут метался в бешенстве по комнатам, ругаясь и круша всё на своём пути. Но потом он остановился. Подойдя к зеркалу, Вронский цинично ухмыльнулся своему отражению:
– Я ведь предупреждал тебя, предупреждал... ты сама виновата, сама.
Совсем недавно Владислав наконец-то стал членом одной влиятельной организации и безмерно этим гордился, его подкупала таинственность своей новой жизни под крылом сильных мира сего с их безграничными возможностями. Он не мог, просто не имел права разочаровать их. Вронский самозабвенно восхищался своими покровителями, но в тоже время ужасно боялся их гнева.
Он взял телефон и дрожащей рукой набрал номер.
– Это я. Моя жена пошла на встречу с ним, она что-то знает, я не мог вам не сказать.
– Ты правильно поступил, – раздался мужской голос. – Где и когда они встречаются?
Вронский ответил и положил трубку.
До назначенной встречи оставалось ещё пять минут. Скобелев припарковал машину и по дорожке сквера направился в сторону фонтана. Тридцатиградусная жара не спадала уже несколько дней и всё сильнее испытывала психику людей. В это время в сквере было не так людно, многие разъехались по отпускам и дачам, а кто-то переместился поближе к водоёмам. Максим вытер платком лицо и огляделся.
На скамейке возле фонтана сидела Ольга, но её поза показалась ему не совсем естественной. Напротив Вронской разместилась парочка молодых людей, удостоивших его лишь мимолётными взглядами.
– Ольга, вы меня слышите? Оля, – осторожно спросил Максим, подойдя ближе.
Но ответа не последовало. Он подумал, что женщина просто задремала, всякое бывает, но когда проверил её пульс, то понял, что ошибся. В его голове мелькнула страшная догадка. Не обнаружив видимых повреждений на теле, Максим ещё раз осмотрел шею Вронской. Там он заметил маленькое пятнышко, похожее на укус комара.
«Чёрт!.. Ольга, за что же тебя?!» – болью отозвалось его сердце.
Он стиснул зубы и до хруста сжал кулаки:
– Сволочи!
С противоположной скамейки донеслось насмешливое хмыканье, парень и девушка с интересом уставились на Максима.
– Ребята, вы не видели, кто подходил к этой женщине?
– А что случилось? – уже испуганно спросила побледневшая девушка.
– Беда случилась. Так видели или нет?!
– Да, видели, – пролепетал парень, – тёрся здесь один, но не долго, сразу же и ушёл... минут десять назад это было.
– Будьте пока здесь, я вызову милицию, – подсевшим голосом распорядился Скобелев, одновременно нажимая на кнопки телефона.
Милиция и скорая помощь подъехали практически одновременно.
Оценив ситуацию, сержант вызвал следственную группу.
Пока эксперты обследовали место предполагаемого преступления, к Максиму подошёл худощавый человек с цепким внимательным взглядом. Им оказался следователь капитан Самсонов. Скобелеву пришлось показать свои документы.
– Это вы обнаружили женщину? – взгляд капитана пытался заглянуть Максиму в самую душу.
– Да, я.
– Случайно или знали её?
– Мы должны были встретиться здесь.
– Так, так, – уже с интересом произнёс следователь. – А вы кем ей приходитесь?
– Да никем, просто знакомый. Она позвонила мне и попросила подъехать, вот и всё, а больше мне нечего добавить.
– А по какому вопросу вы должны были встретиться?
– Не знаю, она сказала, что расскажет при встрече.
– Странно, странно. Я пока не могу сказать - несчастный случай это или нет, эксперты дадут заключение позже, но не будем исключать самого худшего, тем более подозрения для этого имеются. А посему вам, гражданин Скобелев, придётся проехать с нами, вы задерживаетесь до выяснения обстоятельств этого дела.
– Вы что меня подозреваете?! – возмутился Максим.
– Ни в коем случае. Вы только не переживайте, но мы должны отработать все версии. Предварительное расследование всё покажет. Тем более вы единственный свидетель.
– Как единственный, а ребята? Они же видели подходившего к ней мужчину!
– Какие ребята? – удивился Самсонов.
– Вот здесь сидели парень с девчонкой, на этой самой скамейке! Вы их прохлопали, что ли? Я же говорил сержанту про них!
– Так, Скобелев, не надо эмоций, разберёмся, поищем, если были, то никуда не денутся. А вам всё равно придётся проехать с нами.
– Нужно, так нужно, – усмехнулся Максим, протягивая руки. – Я готов, вяжите.
– Не надо паясничать, вы пока не арестованы, а всего лишь задержаны.
Впервые в своей жизни Максим оказался в изоляторе временного содержания.
«Вот тебе и обещанная ночь в «обезьяннике», а может, и не одна», – невесело подумал он, когда за ним закрывалась дверь камеры.
Его соседями оказались два алкаша отбывавших наказание за нарушение общественного порядка. Незадачливым хулиганам просто не повезло, их прихватили за несанкционированную поливку клумб отходами выпитого зелья.
Один из обитателей «обезьянника» сразу же приподнялся с нар:
– Мужик, а, мужик, дай закурить, курить так хочется, что репа трещит... Ну дай, невмоготу уже.
Взгляд Скобелева оказался настолько выразительным, что следующая реплика сокамерника не заставила себя долго ждать:
– Понял, не куришь.
Расположившись на свободных нарах, Максим погрузился в размышления:
«Это всё из-за меня, Ольга погибла из-за меня... Как же тошно! Сегодня ещё жил человек, дышал, о чём-то думал и уже всё, нет его, и никогда не будет... Как же хрупка эта жизнь, как хрупка... Странно, парень сказал, что это случилось десять минут назад, значит, Ольга уже была в парке какое-то время. Но почему она пришла так рано? На женщину это не похоже. Значит, что-то заставило её это сделать, или кто-то. Кажется, я догадываюсь, кто это был, больше некому. Вот ведь - поддонок! Собственную жену сдал, гад! Что же она хотела мне рассказать? Видимо, что-то очень важное, если не могла по телефону».
Время уже прошло достаточно, но Максима почему-то до сих пор не вызывали на повторный допрос. Ночью он не спал, а находился в какой-то необъяснимой прострации, что даже въевшаяся в нутро камеры вонь не беспокоила его. Так продолжалось до самого утра. Только около десяти часов Максима, наконец, вызвали на допрос.
В небольшом кабинете его встретил капитан Самсонов.
– Выглядите неважно, – заключил следователь. – Совсем не спали?
– Вы что издеваетесь? Какой к чёрту сон, когда тебя обвиняют в убийстве!
– Максим Леонидович, я успел ознакомиться с вашим личным делом, оказывается, у вас за плечами война... Я не верю, что вы смогли размякнуть от нескольких часов неизвестности.
– Это разные вещи, там всё было понятно, а здесь погибла молодая женщина и я не могу объяснить - почему!
– Может быть, может быть, – задумчиво проговорил следователь. – Вы не переживайте, мы сделаем всё возможное, обещаю. Да, у меня есть и хорошее известие для вас.
– Интересно, что же сейчас может меня обрадовать?
В это время зазвонил телефон, и Самсонову пришлось отвлечься на разговор со следователем прокуратуры.
А Максим по привычке попытался составить психологический портрет капитана:
«Добросовестный дотошный служака, такие обычно доводят дела до конца... наверное, хороший «следак», глаза у него без хитринки, честные, не берёт взяток, это точно, да и перед начальством, скорей всего, спину не гнёт».
– Ну, радость, не радость, а справедливость восстановлена, – улыбнулся капитан, положив трубку, – мы ведь нашли тех ребят, они полностью подтвердили ваши показания. Так что можете быть свободным. Только постарайтесь не покидать город надолго, вы ещё можете понадобиться для следствия.
– Договорились. Спасибо, капитан, за оперативность, а то у вас здесь мрачновато как-то.
– Согласен с вами, не сахар. Всё, Максим Леонидович, можете идти домой, вот ваш пропуск... извините, если что не так.
– Я не в обиде. А если не секрет, что показала экспертиза?
– Имеющиеся у нас факты говорят об убийстве, не простом убийстве... это всё, что я могу вам сказать.
– Мне этого достаточно, – решительно отреагировал на известие Максим.
– Скобелев, у меня создаётся впечатление, что вы о чём-то не договариваете.
– Нет, вам показалось, что знал, рассказал.
– Ну-ну, не смею задерживать.
В коридоре Максим нос к носу столкнулся с Вронским.
– Макс?.. А ты что здесь делаешь? – непритворно удивился Владислав.
– Тебя жду, подонок.
Кулак Скобелева молниеносно врезался в его подбородок.
Тело Вронского отлетело к стене и безвольно сползло на пол.
– Ой, помогите! – раздался рядом женский голос. – Мужчина сознание потерял!
В этот момент Максим почувствовал на своём плече чью-то сильную руку.
– Скобелев, вы, что себе позволяете?! Вы хотите за хулиганство сесть? – у самого уха задребезжал голос Самсонова.
Максим серьёзно поглядел на капитана и произнёс:
– Именно это я могу себе позволить.
Тем временем Вронского успели привести в чувства. Правда, его голова ещё нервно подёргивалась, а глаза бессмысленно блуждали.
– Влад, ты на меня не сердишься, и заявлять не будешь? – поинтересовался у него Максим.
В ответ потерпевший неопределённо помотал головой.
– Вот видите, капитан, у него нет ко мне претензий.
– Уходите, Скобелев, уходите с глаз моих! – не выдержал следователь. – Тоже мне - шута из себя строит.
Спорить Максим не стал и воспользовался его советом.

VIII
Варгл никогда не допускал в свои резиденции демонов средней руки, но на сей раз сделал исключение. Кроме особо приближённых к Хозяину на экстренное совещание был вызван Донат, непосредственно руководивший сбором информации о Скобелеве.
– Годвин, моё терпение не безгранично! – прогремел голос Варгла. – Твои люди безголовые и безрукие, они ничего не могут довести до конца, кругом одни провалы, куда не плюнь!
В зале повисла мёртвая тишина, даже высшие демоны сохраняли молчание.
– Мне нужен этот наблюдатель с Сензара, сейчас нужен! Ты это понимаешь?!
– Да, Хозяин, – испуганно промямлил Годвин, – мы изыскиваем возможности по его захвату…
– И чем же ты можешь меня порадовать? – со зловещей усмешкой осведомился Варгл.
– Видите ли, в городе его охраняют и довольно серьёзно... мы планируем выманить его в Краснодарский край и для этого хотим использовать как приманку его родителей.
– А что с его окружением? Есть хоть какие-то положительные сдвиги?
– Он знает о них некоторую правду, но не всю.
– Ты это считаешь положительными сдвигами, Годвин? И кто же его просветил? – тем же тоном проговорил Варгл.
– Хозяин, жена одного обращённого успела ему кое-что рассказать, – подал голос Донат.
– Я разве давал тебе слово, гак?! – страшный взгляд Варгла заставил несдержанного демона затрястись крупной дрожью.
– Хозяин, с ней вопрос уже улажен, – поспешил сгладить обстановку Годвин.
– Что из того?! Ты хочешь сказать, что это повлияло на качество конечного результата?! А, Годвин?!
– Не совсем так, но проблема устранена.
– Проблема будет устранена, когда наблюдатель окажется в нашей лаборатории и не ранее того! Ты понял, Годвин?!
– Да, Хозяин, мы сделаем всё возможное для этого.
– Ваши возможности мне уже известны, но мне нужен результат! Иначе я раздавлю вас всех, как клопов! Если ты не в состоянии выполнить работу, скажи, я прямо сейчас сделаю это!
Ярость Варгла настолько ужаснула гаков, что они буквально онемели и только судорожно хлопали глазами.
– Не слышу ответа! – грозно рявкнул Варгл.
– Мы всё сделаем, Хозяин, пощадите, – пролепетал побледневший Годвин, уже чувствуя нависшую над собой опасность.
– Я ещё не принял окончательного решения о помиловании, послушаем вначале ваш план.
– Да, конечно, Хозяин, – засуетился, Годвин. – Мы планируем выманить его с помощью родителей, инсценировать болезнь, или организовать их похищение. Одним словом - сыграть на сыновних чувствах, чтобы заманить его в ловушку.
– Уверен, что его родители не блещут здоровьем, – заявил Гайрэл, сверля взглядом Годвина.
– Да, вы правы, Сэр, они оба сердечники, часто болеют, а мать кроме того перенесла тяжёлую операцию, мы узнавали.
– И кем же ты хотел торговаться, трупами? Они же не выдержат ваших экспериментов, – уже насмешливо произнёс Гайрэл.
– Но, Сэр, мы постараемся аккуратно…
Оранжевый луч молниеносно ударил Годвину в сердце, даже не дав ему договорить. Он визгливо вскрикнул и рухнул на пол, а в следующую секунду его тело прямо на глазах стало разлагаться. Небольшую кучку пепла, оставшуюся от хитроумного демона, уже невозможно было назвать физической плотью Годвина.
– Вот так будет аккуратно, – лицо Варгла исказила гримаса отвращения. – Куча дерьма и только.
– Ты, – Варгл ткнул пальцем в грудь бледно-серому Донату, – с этого момента подчиняешься Лаэрту. Пошёл вон!
Сгорбленный от ужаса Донат только кивал, поспешно пятясь к выходу.
– Лаэрт, возьми под свой контроль всю эту свору гаков и подключи своих воинов, пускай они разберутся на месте.
– Понял, Хозяин, всё сделаю!
– Да, план с родителями пришельца оставь как рабочий, но учти все его минусы. Ловить будем на живца, но на какого, я пока не решил, видно будет.
– А ты, Хлаг, должен выследить Дарию-Уну в смежных мирах либо на Земле. Её обитель для нас закрыта, так что ищи варианты как её выманить. Понял?
– Да, Хозяин.
– Ундина успела прикипеть к нему, я это сразу почувствовал, вероятно, что и он неравнодушен к ней. Если мы её посадим в «аквариум», то он обязательно пойдёт на наши условия ради её освобождения. В этом есть смысл.
– Кроме того, Лаэрт, отработай варианты силового захвата пришельца.
– Будет исполнено, Хозяин! – громыхнул асур.
Лаэрт, Хлаг, свободны, докладывать лично мне в любое время.
Когда демоны покинули зал, Варгл приказал охране убрать останки Годвина.
– Пойдёмте прогуляемся, – позвал он высших демонов.
Они спустились к песочному пляжу, гармонично слившемуся с прекрасной лагуной. Зелёный островок, охраняемый прибрежными скалами, обнимала лазурная океанская даль. В акватории самой лагуны вода была необыкновенной чистотой, и даже с берега удавалось разглядеть разноцветные россыпи камней. В метрах ста от пляжа из воды выглядывали причудливые фигурки коралловых рифов, словно разомлевших от бархатного солнца. Красота этих мест была непередаваема, но она совсем не интересовала демонов, всецело поглощённых чудовищными замыслами. Прогуливаясь по берегу, они обсуждали план предстоящей операции.
– Я уже никому не доверяю, даже асурам, поэтому ты, Шекет-Джал, сам прощупай пришельца... пойми его нутро и погляди, что происходит вокруг него. Мы должны знать о замыслах «светлых», они что-то замышляют, я нюхом это чувствую.
– Хорошо, Варгл, я всё сделаю, как ты хочешь.
– Гайрэл, а ты проконтролируй Хлага, от этой операции многое зависит, ундина хороший крючок для пришельца.
– Как скажешь, Варгл.
– Времени у нас осталось мало и мы обязаны на несколько ходов вперёд просчитывать каждое действие, чтобы постоянно опережать противника. Нам нужно их запутать, они не должны догадываться о наших замыслах. Поэтому, когда разберётесь в ситуации, прикажите убрать всех ненужных людей, которые хоть что-то знают об операции и замените их надёжными.
– Это правильно, – согласился Гайрэл, – я уже не раз говорил, что от приближённых Годвина попахивает продажностью и изменой. Гаки работают только на свои карманы. О какой тут преданности можно говорить?!
– Варгл, я думаю, что пора смещать гаков со всех ключевых постов, – не замедлил с предложением Шекет-Джал, – они уже давно зарываются и гребут под себя. Если ты помнишь, данное им на обдумывание время уже истекло.
– Ты прав, так и сделаем. Поставим вместо Годвина нового поводыря для гаков, кого-нибудь из асуров и поглядим, как они запоют. А позже проведём новую чистку их рядов.
Обсудив предстоящие дела, Гайрэл с Шекет-Джалом исчезли, и Варгл остался один. Наблюдая за закатом солнца, он невольно подумал о своей кончине. По его коже пробежала мелкая дрожь, но демон взял себя в руки, прогоняя невесёлые мысли.
«Нет, ещё рано об этом думать, я не Абаддон, так просто не сдамся. Мы ещё повоюем! Я поставлю этот грешный мир на колени, прахом ему суждено быть у моих ног, только им!»

IX
Три дня назад состоялись похороны Ольги Вронской, но на церемонию погребения Максим не пошёл, ему не хотелось видеть ненавистное лицо Владислава, да и глядеть в глаза её близким он не мог. Когда кладбище опустело, он подошёл к свежему холмику и положил на него цветы. В эту минуту Максим испытал смешанные чувства, горечь утраты слилась в нём с ощущением какого-то родства с Ольгой. В жизни они не успели по-настоящему узнать друг друга, но он смог почувствовать её светлую душу.
«Оля, милая, Оля, прости, если сможешь... это моя вина, я знаю, ты не заслужила такого. Если бы вернуть всё назад, если бы... Как бы я хотел этого! Но я не в силах, прости», – чуть ли не разрывалось сердце Максима.
Он до боли сжал кулаки и пообещал:
– Всё что смогу, Оля, я сделаю, не беспокойся, они понесут наказание. Пускай земля тебе будет пухом, а душа упокоится.
Именно тогда на кладбище у Скобелева созрел план наказания виновных, не надеясь на милицию, он решил самостоятельно разобраться с убийцами Вронской. После освобождения из-под стражи Максим не терял времени даром, следя по ночам за своими соглядатаями. В качестве информационного источника он решил использовать своего старого знакомого Алика, который мог бы стать начальным звеном в распутывании этого дела. Максим не сомневался, что парень знал исполнителей, а возможно, и самих заказчиков. Как ему удалось выяснить, после «вечерней смены» Алик прохлаждался в одном из дорогих кафе, где обычно засиживался допоздна и возвращался домой уже глубокой ночью, бывало, с очередной девицей.
Максим с нетерпением ожидал сегодняшнего вечера, чтобы, наконец, воплотить свои замыслы в реальность. Пытаясь хоть как-то убить время, он стал разбирать документы и наткнулся на папку с рукописью Зориной.
«Тфу, совсем забыл! – ударил себя по лбу Максим. – Я же обещал Арине глянуть на её труды... Вы уж извините меня, не могу я сейчас, может, чуть позже».
Он собрался было отложить папку в сторону, но рука будто не хотела её выпускать.
«Н-да, на озеро мы так и не съездили, не получилось, сейчас чёрти что происходит, не до того... Нет, всё равно нужно позвонить им, хорошие они ребята. Ладно, поглядим, что насочиняла эта милая женщина, всё равно уже писать не буду», – после недолгих размышлений Скобелев принял решение.
Развернув рукопись, он стал читать.
– Ого, неплохо, совсем неплохо для начинающего писаки, неожиданно, да и мысли с подтекстом, – вслух произнёс Скобелев.
Вновь углубившись в чтение, он через некоторое время вскочил со стула.
– Сензар, Владыка Тайе, Габриел... Я уже слышал это где-то!.. Но где, хоть убей - не помню.
Что-то знакомое забрезжило в его сознании, и он усиленно пытался раздуть мелькнувший огонёк в своей памяти, но тот постоянно затухал. После неудачных попыток Максим почувствовал сильную усталость, его веки отяжелели и поползли вниз...
Затаив дыхание, он словно боялся вспугнуть это чудесное видение, казавшееся ему таким хрупким и таинственным. Он не понимал, где находится, но любовь этого удивительного пространства была настолько влекущей, что ему нестерпимо захотелось остаться здесь навсегда. Время растворилось, исчезло вместе со всеми его бедами, и он снова ощутил дыхание самой жизни. В эти мгновения его окутало облако мягкого света и увлекло за собой в лоно переливающейся сферы, где всё до невозможности напоминало ему о счастливых снах далёкого детства. Купаясь в нежных переливах света, он слышал неземную музыку, созвучную языку его чувств и вдыхал неповторимые ароматы эфирных цветов. А потом Максим увидел Его...
Скобелев проснулся, когда настенные часы показывали без четверти семь. В первые минуты он никак не мог прийти в себя, пытаясь что-то понять. Немного оклемавшись, он соскочил с кровати и прошлёпал босыми ногами в ванную. Только благодаря холодному душу Максим окончательно избавился от остатков сна. До пересменки групп наблюдения оставалось всего несколько минут, и он не хотел упускать этого момента.
Покрутившись по городу, Скобелев убедился в отсутствии «хвоста» и окольными путями добрался до того самого кафе. По его расчётам Алик должен был появиться здесь не раньше десяти вечера. Так и получилось, в начале одиннадцатого ни о чём не подозревающий парень подъехал на такси. Максим удовлетворённо кивнул и приготовился к долгому ожиданию, но в эту ночь судьба явно благоволила к нему. Уже в первом часу из дверей кафе вывалился хорошо подвыпивший Алик, и стал вызванивать диспетчера такси.
«Ты ж погляди, как мне повезло! – не сдержался от радости Максим. – Значит, что-то у тебя, брат, не срослось, это хорошо... Интересно куда же ты сейчас намылишься? Лучше бы домой, конечно».
Ожидание продлилось не больше пяти минут, загрузив пассажира, машина развернулась перед кафе, и прямиком направилась в сторону центра. Максим пристроился за такси, выдерживая дистанцию, чтобы не привлекать внимания. Но когда машина с пассажиром свернула в знакомый микрорайон, Скобелев прибавил скорость и пошёл на обгон. Припарковав «Фольксваген» в тёмном углу двора, он бросился к подъезду своего «подопечного» и затаился в ожидании. Вскоре узкую дорожку осветили фары подъезжавшего такси. Парень довольно шумно рассчитывался с водителем, между делом вступив с ним в громкую перебранку.
– Козёл вонючий, поц, баклан! – понеслось вдогонку рванувшей с места машине. – Ничё, встретимся ещё, баклан, не знаешь на кого нарвался.
Выпустив пар, Алик немного успокоился, подкурил сигарету и нетвёрдой походкой побрёл к своему подъезду. На прислонившегося к стене алкаша он даже не обратил внимания. Но уже возле лифта Максим оказался за спиной у Алика. В этот момент парень оглянулся, и его глаза расширились от удивления и испуга:
– Ты?!
Он попытался ещё что-то сказать, но резкий удар по шее заставил его осесть. Скобелев подхватил обмякшее тело и потащил к машине. Но на выходе из подъезда они столкнулись с семейной парой, видимо, возвращавшейся из гостей. Максиму пришлось на ходу вживаться в новый образ:
– Ну, брат, ты и набрался, а теперь майся с тобой... Говорил же, не пей столько! Одно наказание с другом... Ничего, сейчас домой баиньки пойдём.
Люди вежливо посторонились, пропуская интересную парочку, при этом мужчина в знак солидарности сочувственно улыбнулся, а женщина укоризненно покачала головой.
Уже в машине Скобелев надёжно «спеленал» горемыку широким скотчем, не забыв заклеить его говорливый рот. Поместив бездыханное тело на заднем сидении, он заботливо прикрыл его заранее приготовленным покрывалом.
– Ну вот и порядочек. А теперь мы с тобой, дружок, на природу поедем, ночной жизнью полюбуемся и воздухом свежим за одним подышим, – в полголоса объявил Максим. – Лишь бы органы внутренние нас не изловили, не оберёшься тогда проблем. Ничего, поедем потихоньку, не привлекая внимания. И чего это я в театральный не поступил? Ведь рождён для сцены.
Через несколько минут его «Фольксваген» выехал за черту города, а потом свернул на лесную дорожку. Миновав стоянку, где обычно дальнобойщики устраивали привалы для трапез, он проехал дальше. На удивление тёплая ночь выдалась не очень звёздной, позволяя уснувшему лесу покоиться в кромешной темноте. Лишь тусклые огоньки габаритов его машины высвечивали небольшой пятачок в углу поляны.
– Вот и приехали, – сказал Максим через открытую дверь. – Ты разве не рад? А зря, красота-то какая, природа, тишина...
Не понял, что ты там мычишь? Что поздороваться хочешь? Я сейчас, я мигом.
Он резко вытащил парня из машины, поставил на ноги и сдёрнул со рта скотч.
– А-а! Идиот, баклан! – заорал Алик.
– Слышал, слышал уже. Ты не груби, а то опять лишу слова.
– Чё тебе надо?!
– Уже лучше. Мне интересно всё, что касается твоих друзей и вашего задания. И я хочу знать, кто убил Вронскую.
– Не знаю я никакой Вронской! Отпусти меня и вали, а то кранты тебе!
– Всё может быть, но ты, Алик, уже сейчас на волоске. Я ещё раз спрашиваю - будешь говорить?
– Я всё сказал, бешеный! Лучше сам отпусти! – срывался голос Алика.
– Слушай, дружок, мне ведь терять то нечего…
– Ага, всем есть что терять... родаков, например, корешей своих, – перебил его с ухмылкой парень.
– А вот это ты зря сказал, – взгляд Максима не предвещал ничего хорошего.
Видимо, Алик всё понял. Он комично подпрыгнул и стал отплясывать вглубь поляны, пока не упал.
– Сбежать решил, кузнечик? – усмехнулся Скобелев, наступив на ногу пленнику.
Его пяльцы мёртвой хваткой впились в кадык Алику.
Раздался сдавленный хрип, и тело парня забилось в судорогах.
– Я вырву его, – спокойно произнёс Максим. – Не веришь? В последний раз спрашиваю?!
Кандидатура Алика была выбрана неслучайно, Скобелев сразу понял, что в команде «соглядатаев» он являлся слабым звеном, с другими бы пришлось значительно труднее.
Через пару минут парень уже покладисто отвечал на вопросы Максима. Знал он не слишком много, но для начала и этой информации было достаточно.
– Значит, женщину убил Рэм?
– Ага, Донат ему поручил... я случайно подслушал их базар.
– Молодец, а теперь дай адресок этого Рэма.
Алик выполнил просьбу и жалобно поглядел на Скобелева:
– Ты… ты не убьёшь меня?
– На кой чёрт ты мне сдался. А кто он этот Донат?
– Я мало знаю о нём, с ним Рэм больше тёрся. Он, похоже, иностранец... то ли американец, то ли англичанин, не знаю точно…
– Где мне его найти?
– Этого даже Рэм не знает, Донат сам с ним связывался, он как лис - хитрый и осторожный.
– Вот видишь, как мы с тобой дельно поболтали, а ты упирался, – взгляд Максима буквально пронзил парня.
– Ты же обещал мне, обещал!
– Я всегда держу свои обещания, но тебе всё же придётся побыть здесь, – произнёс Скобелев, выбрасывая в темноту мобильник Алика. – Но лучше бы тебе бежать, куда подальше от своих дружков, думаю, им недолго осталось поганить эту жизнь.
– Я так и сделаю, только отпусти, прошу тебя...
– Поверю на слово, но развязывать тебя я не буду, посидишь в лесу минут тридцать, а потом прыгай к дороге. И не вздумай предупредить своих, пожалеешь.
Скобелев сел в машину и поехал обратно в город.
В ста метрах от дома Рэма Максим остановился и несколько минут обдумывал свои действия. В его голове почему-то вертелась идея с затопленным соседом.
«Банально, конечно, но спросонок может и не понять подвоха, – подумал он. – Хотя этот парнишка не Алик, серьёзный. Всё равно надо пробовать, а там уж по обстоятельствам».
Номер кодового замка входной двери был известен Максиму, и он без лишнего шума прошёл внутрь подъезда. На шестом этаже он остановился и прислушался. Было очень тихо, люди уже который час сладко спали. Максим решил позвонить в квартиру Рэма, но вовремя заметил, что дверь прикрыта не плотно.
«Интересно, неужели кто-то забыл захлопнуть? Обычно жильцы блюдут свой покой», – промелькнула в его голове мысль.
Очутившись в общем коридоре, он замер возле квартиры с номером семьдесят два. Что-то настораживало его, да и на сердце было как-то неспокойно. Скобелев потянул на себя металлическую дверь, и она подалась, нарушив тишину неприятным скрипом. Он бесшумно скользнул вовнутрь и прижался к стене, до предела напрягая зрение и слух. В конце коридора лежал человек.
«Так, так, так... судя по тому, как он лежит, я уже опоздал, кто-то успел раньше меня. Но кто же? И где он сейчас, ушёл или ещё в квартире?»
Выждав минуту, Максим склонился над лежавшим человеком. Это был Рэм, мёртвый, со свёрнутой шеей.
«Довольно профессионально его сделали, даже не дёрнулся. Так, надо осмотреть квартиру, может, что-нибудь и найду», – быстро соображал он.
Но не успел, в этот момент в дверном проёме появился силуэт человека.
– Тихо, Максим, не шуми, – послышался знакомый голос.
– Олег? – не поверил Скобелев.
– Да, тихо, уходим, сейчас здесь будет милиция.
– А вы…
– Не говори ничего, уходим.
Максим не стал спорить и устремился вниз за Зориным.
– Бегом к твоей машине! – уже на улице скомандовал Олег, увлекая за собой Скобелева.
Как только мужчины плюхнулись на сидения, в предрассветных сумерках замелькала милицейская мигалка.
– Пропустим их и поедем, – уже спокойно произнёс Олег.
– Как вы здесь очутились, Олег? Вы тоже из этих?
– Я из тех, – улыбнулся Зорин, – Максим, мы твои друзья.
– Друзья? Олег, я не понимаю, что происходит! Вы просто дурили меня, да?! А как же тогда командир?
– Успокойся, парень, с Пашкой Доцевичем мы давние друзья, здесь нет никакого вранья, ты же сам видел фотографии.
– Ну да видел... Но всё-таки, кто преследует меня и зачем? И кто вы такие?
– Кто они? Это нынешние хозяева жизни, уже не одно тысячелетие они довольно успешно манипулируют сознаниями людей, но к счастью их век заканчивается. Мы же сторонники нового мира. Вот так если вкратце.
– А кто тогда - я?! – вырвалось из уст Максима.
Олег с сочувствием поглядел на Скобелева:
– Скоро ты сам всё узнаешь, но поверь, ты с нами.
– Когда узнаю?! Меня уже воротит от неизвестности!
– Поехали, по дороге поговорим.
Пролетев несколько центральных кварталов, «Фольксваген» Скобелева юркнул в подворотню и уткнулся в ограничительный бордюр.
– Да-а, дела, – расслабленно выдохнул Максим.
– Я не могу тебе рассказать всего, но думаю, что скоро всё закончится, ¬– обнадёжил его Олег.
– Для меня на том свете, вы это имели в виду? – невесело усмехнулся Максим.
– Не говори глупости, Максим! И давай уже перейдём на - «ты», мы ведь с тобой из одной обоймы разведчиков, а это дорогого стоит.
– Согласен, Олег.
– Да, в случае чего алиби мы тебе обеспечим, этой ночью ты был у нас в гостях.
– Ты думаешь, оно понадобится?
– Не исключено. Возможно, тебя хотят подставить, чтобы вывести из равновесия, а если ты ударишься в бега, то окажешь им неплохую услугу, можно сказать, подарочек преподнесёшь.
– Почему?
– Тебя решили похитить. Не спрашивай - почему и для какой цели, всё равно не скажу, пока нельзя. Кстати, сегодня они поменяли все группы наблюдения и что-то затевают, видишь, даже избавляются от своих. А насчёт мести... мой тебе совет - забудь про это, Ольгу уже не вернуть, а тебе неприятности не нужны, поверь, нас ждут важные дела. И помни, ты не один.
– Хотелось бы верить…





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 37
© 10.08.2017 Вячеслав Корнич

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора














1