Метаморфозы человеческих душ


Метаморфозы человеческих душ
Если судьба делает тебе подарок в виде мужчины , надо вцепляться за него всеми конечностями. Пусть этот мужчина вовсе и не брюнет с синими глазами, не тот, о котором мечталось ночами. Но он может оказаться именно той иголочкой, которая вытащит из осточертевшего поселка и поселит в городской квартире своей. Так думала двадцатитрехлетняя Людочка Смолкина. Она жила в поселке, живописно расположившемся среди зеленых сопок и все, приезжающие в санаторий, который находился неподалеку, замечали сказочную красоту этих мест. Все, но не Людочка. Она не видела ничего примечательного. И мечтала о городской жизни, но ехать в никуда ей было страшновато, а вот, если бы кто увез… В санатории же, в котором работала медсестрой, лечились одни пенсионеры, а они, как правило, люди смирные и примерные. А это значит, надежды практически не было никакой. Только если чудо какое…

–Милая девушка эта Людочка,– задумчиво произнесла как-то Зинаида Дмитриевна . Они с мужем прогуливались перед ужином.
Летний зной отступил, подул легкий освежающий ветерок, и всё население санатория высыпало на улицу, наслаждаясь тихим вечером.
–Да, хорошая,– согласно кивнул Владимир Петрович.
–Вот бы нам такую домой, чтобы ухаживала за нами, убиралась…
–У нас денег не хватит, чтобы оплачивать услуги,– хмыкнул муж,– что ты задумала?– он хорошо знал свою жену.– Присядем?
Они сели на скамейку под раскидистым деревом.
–А зачем платить?–Зинаида Дмитриевна стряхнула с брюк невидимую соринку.

-Это как же?– изумился Владимир Петрович.– Она не станет так просто работать…
–Станет… Еще как станет,– Зинаида Дмитриевна усмехнулась,– она мечтает жить в городе.
–И что?
–Ты женишься на ней…
-К-как это?- отвесил челюсть Владимир Петрович.
–Обыкновенно… Как женятся?
–Но позволь, я ведь женат…На тебе!
–Мы быстренько разведемся. Не беспокойся,– заметив признаки волнения на лице мужа, добавила Зинаида Дмитриевна,– будем жить, как и жили. Ей знать не обязательно, кем мы доводимся друг другу. Скажешь, что я твоя сестра. Только и всего. Поверь, она будет рада, ведь сбудется ее мечта, а мы приобретем бесплатную служанку, медсестру и еще деньги будет зарабатывать….
–Но… Она не согласится! –Владимир Петрович вскочил со скамейки и принялся бегать вдоль по дорожке.
–С чего ты взял?– Зинаида Дмитриевна поймала его руку и силой усадила рядом.– Не надо привлекать внимание.
–Она же так молода!
–Ну и что? Девицы сейчас такие пошли, что на возраст внимания не обращают. Завтра же сделаешь предложение.

Людочка работала сноровисто, обслуживала клиентов, каждому находила слово доброе. И хоть была мечтательницей, в чудеса, конечно, не верила. Но, оказывается, они все-таки случаются.
Покряхтев немного, одеваясь после процедуры, остановился у стола Людочки Владимир Петрович –приятный, вежливый такой дедок восьмидесяти лет от роду. Зря плохого о нем и сказать нЕчего, добрый, улыбчивый. Вот только не брюнет он. Не брюнет. Волосы, правда, есть… Но только из носа выглядывают, а на голове, как есть, пустыня голая, да и глаза посветлели от времени, но зато со слезой искрящейся. Но разве это важно, если Людочка услышала от него именно те слова, о которых грезила и во сне, и наяву.
–Кхм…,– кашлянул он, украдкой оглядываясь по сторонам. Уж очень не хотелось быть услышанным посторонними,– Людочка, вы такая милая, добрая и умелая…,–он немного помялся,–вы…вы, как солнце …,– и добавил внезапно, чуть смутившись,– она, как утро ослепляет и утоляет дух, как мрак… А знаете…, выходите за меня замуж…,– голос его при этом дрогнул.
Людочка от неожиданности икнула и не стала кочевряжиться . Да и зачем? Попробуй поймай этого самого журавля, а синица вот она сама в руки прилетела. Упустить же никак нельзя, ибо другая ловчиха найдется быстро. И опустив очи долу , молвила с легким трепетом в голосе:
–Да. Я согласна. Согласна я.
Сердце ее при этом радостно выстукивало:
–Ура!Ура! Получилось! В город!

Не ожидавший такой быстрой победы, Владимир Петрович даже зарделся. Значит, есть еще в нем тот перчик, который способен привлечь женщин, к тому же женщин молодых, и зря жена говорит, что он уже высохший урюк… Он приосанился.
–А ваша жена?– робким голосом поинтересовалась молодая кокетка, с деланым восторгом поглядывая на своего избранника.
–Какая жена?
–Бабушка, с которой приехали…
–Ах, эта… Это сестра. Она живет со мной. Но теперь будет с нами… Ты не против?
–Нет-нет!– Людочку сейчас не особенно интересовал и сам жених , и то, кто, когда и зачем будет с ними. Главное, она будет жить в городе.

И вот, покачиваясь, поезд мчит ее к мечте. Спала в эту ночь плохо. То ли храп новоиспеченного мужа был помехой, то ли пение колес слишком громким было, трудно сказать. Но только чуть посветлело она осторожно сползла с верхней полки, умылась и встала у окна, вглядываясь в зеленый туман за окном, из которого торчали какие колючки и кочки. Это выглядывали разномастные ветки деревьев, которые были похожи на каких-то фантастических чудовищ. Постепенно туман поредел, по светлеющему небу поплыли розовые облака.
–Вот и моя душа таким же облаком плывет сейчас в неведомое будущее,– думала Людочка.
Пейзаж за окном не особенно менялся – леса и луга, прошло стадо тощих коров, а за ними пастушок, помахивая кнутом. Поезд остановился, и новые родственники велели Людочке выйти из вагона и купить у атакующих старушек пирожков к чаю и чтобы непременно с капустой. Пирожков не хотелось, как и чаю, но ослушаться она не осмелилась. И снова легкое покачивание и мысли…мысли…обо всем и ни о чем… Незаметно серые тучи вытеснили розовые облака.
Город встретил молодую путешественницу проливным дождем, но это нисколько не огорчило Людочку. Она любовалась, как за окном, будто распустившиеся цветы, плавали разноцветные зонтики, и чувствовала себя почти счастливой. Она будет жить в этом большом человеческом муравейнике, где возможностей больше и, если постараться, можно выиграть большой приз. А уж она постарается.
Молодая семья поселилась в двухкомнатной квартире, заняв большую комнату. Новое жилье подействовало на Людочку удручающе. Сразу было видно, что ремонт давно не делали, мебель стояла допотопная, а кровать, их кровать вообще можно было назвать раритетом. Девушка видела такие только в старых фильмах. Металлическая, с круглыми шариками , панцирной сеткой и горой подушек , скорее, пугала, чем радовала. Но и теперь Людочка решила не огорчаться.
–Всему свое время,– думала она, успевая всюду,– и ремонт будет и новая мебель…
Вся домашняя работа легла на ее плечи , еще и ухаживать за новыми родственниками успевала. Зинаида Дмитриевна велела ей работу искать, ведь на пенсии не проживешь. И Людочка устроилась в ближайшую больницу медсестрой, отдавая зарплату всё той же Зинаиде Дмитриевне. Ей и в голову не приходило роптать. Она радовалась тому, что живет теперь в большом городе и , когда появлялась возможность, гуляла по улицам, останавливалась перед витринами, заходила в бутики …
И всё бы ещё ничего, если бы не необходимость ложиться в супружескую постель. Об этой стороне брака как-то не думалось, когда соглашалась выйти замуж. Зажмурив глаза, она терпела, пока муж поглаживал ее, целуя. К счастью, ничего больше у него не получалось. Хотелось оттолкнуть его , плюнуть и броситься в душ, чтобы смыть неприятные ощущения. Но приходилось мириться…
–Мне хорошо с тобой,– шептал престарелый муж,–я снова чувствую прилив сил и уверен, что скоро все будет хорошо у нас,– он отворачивался и вскоре раздавался заливистый храп.
А Людочке хорошо не было. Она вставала, шла в ванную, потом курила на кухне. Она никогда не созналась бы, что среди такого количества людей чувствует себя одиноко.
В то веселое, солнечное утро она проспала. Первый раз проспала. Было уже семь часов, и она просто не успевала приготовить семейству завтрак. О чем и объявила , появившись на кухне.
–Ничего. Мы сами как –нибудь,– успокоил Владимир Петрович, а Зинаида Дмитриевна, поджав губы, добавила:
–Надеюсь, такое не повториться. Смотри, а то муж тебя бросит , и поедешь назад в свою тьму-таракань,– ехидно заметила она, водружая на плиту сковороду.
Людочка только отмахнулась тогда. Но на работе все мысли крутились вокруг этих слов.
-И правда,– думала она, раскладывая лекарства по ячейкам,– мне нужно как-то закрепиться и тогда… Я сама буду хозяйкой.
–Ты чего такая пасмурная?– возникший неожиданно озорной голос вывел ее из задумчивости.
Людочка подняла голову и чуть не подпрыгнула. Синеглазый брюнет весело разглядывал ее.
–А знаю, ты новенькая… Так?
–Так,– Людочка кивнула,– а…
–Не вспоминай. Ты меня не видела и не знаешь. Я врач и работаю в этом же отделении, но был в отпуске. А еще мое имя Артем,– отрапортовал он,– а теперь ты, прелестная незнакомка, назови себя.
–Людмила.
–Милая людям значит… Замечательно! Приглашаю тебя вечером поужинать. Здесь недалеко есть кафе, хорошо готовят, а пирожные…м-м-м– пальчики можно откусить. Ты любишь пирожные?
–Люблю.
–Вот и хорошо! Договорились, вечером встретимся,– он говорил , а с лица не сходила задорная улыбка. Невольно заулыбалась и Людочка.
–Ну, вот ты и улыбаешься,– он нежно, как бы невзначай коснулся ее щеки.
От этой неожиданной, ненавязчивой ласки в груди потеплело и стало весело. И правда, почему она должна киснуть со стариками. Но чувство долга тут же заставило ее нахмуриться.
–Ну, и что случилось?–Артем взял ее за руки.
–Но я не могу… У меня дела дома…
–Фи! Дела! Скажешь тоже. Дела на работе, а всё остальное не так уж и важно.
–И всё-таки…
–Вот и расскажешь после ужина.

Весь рабочий день Людочка летала. То вдруг начинало казаться, что всё ей приснилось. И тогда она изо всех сил щипала себя, дабы убедиться в реальности происходящего. То решала, что это всего лишь шутка, и они вместе завтра посмеются. А вечер всё не наступал. Она уже измучилась так, что побледнела. Даже напарница Раечка, с которой подружилась, поинтересовалась, хорошо ли себя чувствует.
–Ты иди, если заболела, я подменю,– говорила она, но Людочке совсем не хотелось домой.
–У меня всё хорошо,– улыбнулась она,– просто сегодня плохо спала.
-Муж не давал?
–Ох, если бы…
–В это время Раечку позвали, и разговор прекратился.

В кафе в этот час еще не было наплыва посетителей, и молодые люди устроились за столиком у окна. Перед ними шумела улица, люди спешили по своим делам, а здесь тихо, уютно, прелестные цветы в небольших вазочках и…синеглазый Артем . Потом они гуляли по ярко освещенным, будто праздничным, улицам и говорили…
С тех пор встречи стали частыми. Нежные объятия и поцелуи украдкой на улице были приятны, как приятен бывает легкий ,весенний, пьянящий ветерок, и Людочке уже казалось, отними у нее эти свидания, и она просто не сможет дышать. В эти моменты она забывала о том, что дома ее ждет муж. Ненужный, неинтересный старик, который мог дать ей только крышу над головой и за эту крышу она потерпит, подождет…

–Ты что-то часто стала поздно возвращаться?– как-то за завтраком поинтересовалась Зинаида Дмитриевна. – И за домом стала следить плохо. Смотри, мы рассердимся, –зарядивший с ночи мелкий дождь чрезвычайно раздражал, настроение портилось. И в результате разыгралась мигрень.
–А вы-то тут при чем?– Людочка, лениво возила ложечкой, размешивая сахар. Она любила сладкое.
–Как это при чем?!- взвилась Зинаида Дмитриевна.
–Мне муж ничего не говорит…,– Людочка откусила кусочек от бутерброда с сыром и принялась жевать так же лениво. Был выходной. На работу спешить не надо. А с Артемом договорились встретиться после четырех.
–И правда, Зиночка, – вступился Владимир Петрович,– чего ты так-то?
–А что? И сказать ничего не могу?– Зинаида Дмитриевна постаралась выдавить слезу.– Не хочет, пусть едет назад!– запальчиво выкрикнула она.
–И не подумаю,–Людочка пожала плечами,– у меня здесь дом, муж…
–Он разведется с тобой!
–Вот уж нет!
–Это почему же?- так старательно вымученная слеза мгновенно высохла. Зинаида Дмитриевна почувствовала, что всё не так просто и эта мерзавка что-то задумала.– Еще как разведется и выгонит…
-Не выгонит… Я беременна…,– Людочка ласково погладила животик.
–Как?!– Зинаида Дмитриевна схватилась за сердце.
–Что?!– округлил невинные очи Владимир Петрович.
–Не понимаю, чему вы удивляетесь?– хлопнула ресницами Людочка.– Мы спим вместе, а от этого иногда дети появляются…
–Ах, ты старый пень! Мы как с тобой договаривались?!–Зинаида Дмитриевна была вне себя и уже не сдерживала нахлынувших эмоций.
–Да как так-то?- таращил глаза Владимир Петрович.– Мы ведь только лежали рядом…Я ведь не могу, ты же знаешь…
–Я-то знаю, но она-то что говорит! –Зинаида Дмитриевна оттолкнула от себя чашку с чаем, и золотистая лужица растеклась по столу.–Что смотришь? Убери быстро!
–И не подумаю… Вы разлили , вот и убирайте… И нЕчего меня волновать…
–Людочка, как же это?– взгляд Владимира Петровича стал умоляющим.– Ничего же не было…
–Ох, Володенька, ну и шутник же ты!– хихикнула Людочка, запихивая в рот конфетку.– Малышу сладенького хочется и дыньку… Купи сегодня дыньку, Володенька.
–Но не ветром же надуло?– не успокаивался муж.
–Не ветром,– согласилась Людочка,- ты же еще ого-то! Не помнишь? Ну да… Ты же по ночам бродишь…И тоже этого не помнишь… Так?
–Так,– совсем растерялся Владимир Петрович.
–Это кто бродит –то?!– снова вклинилась Зинаида Дмитриевна.
–Вот,– не обращая ни малейшего внимания на родственницу, продолжила Людочка,– ты просто лунатик, дорогой. И потому не помнишь , что вытворяешь…Молодым за тобой не угнаться,– она встала и поставила чашку в раковину,–не забудьте помыть ,Зинаида Дмитриевна, а то скоро от безделья мхом покроетесь.
–Да как ты смеешь?!– взвилась Зинаида Дмитриевна.– И врешь ты всё! Владимир никогда не был лунатиком…
–А вы откуда знаете?
–Он был моим мужем!– яростно выкрикнула Зинаида Дмитриевна.
–Вот как! Значит, вы решили меня использовать. Так?
–А ты сама-то! За старика замуж пошла!

С этого дня началась молчаливая война. Людочка забросила домашние дела, заявляя, что ей нельзя напрягаться. Перестала отдавать зарплату Зинаиде Дмитриевне.
–Я вам ничего отдавать не обязана. Вы-чужой человек и скажите спасибо, что я не требую от Володеньки вас выселить.
С рождением ребенка жить стало тяжелее. Малыш был беспокойным. Не высыпались все.
–Ну, всё, разводись,– потребовала Зинаида Дмитриевна от бывшего мужа, едва Сашеньке исполнился год, – толку от нее уже никакого, один только вред….
–Но как же,Зиночка?– голос Владимира Петровича звучал виновато.– Это же мой ребенок…,– он заглянул в кроватку, в которой тихо посапывал малыш,– посмотри, очень на меня похож…
–Ты уверен?– Зинаида Дмитриевна ехидно усмехнулась.–Ты уверен, что сделал его во сне?
–Нет. Но…
–Вот сейчас придет твоя, скажи, что разводишься с ней. Понял? И не мямли.

Раскрасневшаяся Людочка напевая, сбросила туфли и появилась на кухне. Сняв крышку со сковородки, она подцепила котлету и принялась с наслаждением жевать. После хорошего секса у нее всегда был прекрасный аппетит, да и настроение превосходное. Артем сказал, что она ему очень нравится, и он рад, что у них растет сын. Попросил привести его в следующий раз.
-Пора познакомиться,– сказал он и так поцеловал Людочку, что у нее закружилась голова от счастья.
С отсутствующим видом она смотрела в окно, продолжая есть. Она не заметила, как на кухне появился муж, за ним протиснулась Зинаида Дмитриевна, с неудовольствием глядя на быстро пустеющую сковороду.
–Ну, и что ты молчишь?– зашипела она на Владимира Петровича.
–Кхм…Людочка,– начал он.
–А! Это ты,– встрепенулась Людочка,– вышел бы с Сашенькой погулять. На улице так хорошо! Солнышко светит… Малышу будет полезно…
-А ты на что?- ввернула Зинаида Дмитриевна.
-Я? Я должна отдохнуть… Ведь я рожала…Теперь пусть папашка занимается,– она лениво выгнулась и стала похожа на огромную избалованную кошку.
–Вот папашка пусть и занимается!– отрезала Зинаида Дмитриевна.–А Владимир Петрович с тобой разводится…И ты освобождаешь нашу квартиру… Вот! Поняла?!
–А ты что скажешь, муж мой?–хмыкнула Людочка.
–Да, мы разводимся… И ты уезжаешь домой…
-Вот еще! Надо же такое придумать! Ничего у вас, дорогие родственнички, не выйдет! Я беременна!
–Мерзавка! Лгунья! Влезла к нам! Обманула! Вот она твоя доброта показная! –уже кричала Зинаида Дмитриевна.
–А сами-то тоже хороши! Использовали меня! Служанка, нянька нужна была! Ласковыми притворялись,– не оставалась в долгу Людочка и философски добавила,– мир таков– метаморфозы всюду.
–Что-о?! Не выйдет!– Зинаида Дмитриевна вдруг захрипела и стала оседать на пол.
Скорая приехала быстро. С тех пор Зинаиду Дмитриевну будто подменили. Она прочно засела в своей комнате, выходила только по необходимости. Владимир Петрович переселился к ней. А Людочка хотела бы жить в свое удовольствие, если бы не дети, которые требовали внимания. Артем без стеснения теперь навещает ее дома, но делает это всё реже , реже ,а с предложением руки и сердца и вовсе не спешит. Он очень изменился. Стал раздражительным, забыты комплименты и цветы… Поговаривают, его видели с какой-то блондинкой… Но, возможно, что это только слухи…



© Copyright: Галина Михалева, 2017
Свидетельство о публикации №217081000290 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 69
© 10.08.2017 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2017-2038037

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1