Видения из будущего. Глава I. III



Ближе к обеду синий «Пикап» с открытой грузовой платформой остановился у крайнего дома «Зеленого квартала» – первого жилого района, с которого начиналась застройка города. Дома в этом районе не отличались своей новизной. Старикам, что преимущественно здесь жили, не по карману был ремонт прохудившейся крыши или облупившийся штукатурки, поэтому район больше напоминал кладбище из старых покосившихся одноэтажных строений.
Унылое небо заволокло тучами, вот-вот должен был хлынуть дождь. Пейзаж в стиле эстамп прекрасно дополнял мрачное настроение Милены. В сопровождении единственного друга, она вышла из машины и направилась к обветшалому деревянному дому, окрашенному в серо-зеленые цвета, которому пасмурная погода придавала еще больше унылости и угрюмости. С растерянным видом девушка рассматривала улицу, соседние дома и старую покосившуюся водонапорную башню, по крупицам восстанавливая в памяти дни, проведенные в этом квартале. На лице отражался панический ужас, казалось еще секунда и она рванет назад к машине, спрячется на пассажирском сиденье и загородиться от окружающего мира белоснежными, словно молоко ладонями.
Тимур с опаской открыл дверь, взял ее заледеневшую руку и спросил:
– Готова?
Она неуверенно кивнула.
– Мы можем немного посидеть в машине, если хочешь...
– Нет, хочу поскорее со всем этим покончить.
Переступив порог дома, она, все еще держась за руку друга, сделала несколько неуверенных шагов. Здесь прошло детство Тима. После смерти деда дом пустовал, и когда Милена обратилась за помощью, он с радостью предложил ей в нем пожить.
Медленно пройдя через веранду, девушка остановилась в холле, сняла пальто и повесила на вешалку, сделанную из оленьих рогов. Все в доме было знакомым и родным. На полу в ряд выстроилась ее разноцветная, словно радуга обувь. На вешалке висят ее куртка и плащ. Она даже помнила, где и когда их покупала. Но, как и почему оказалась в больнице, Милена так и не вспомнила.
Оглядевшись по сторонам, она неуверенным шагом двинулась на кухню. Через низкое окно открывался вид на задний двор, на котором пестрел обилием красок цветник из флоксов, астр и георгинов. Милена посадила их, как только въехала в дом, таким способом ей хотелось поскорее разбавить окружающую серость.
– Знаю, где что лежит в этом доме, но не могу вспомнить, когда и с кем я здесь жила, – глаза Милены увлажнились, рука потянулась в карман за носовым платком.
Тим шумно выдохнул, по его виду Милена поняла, что друга раздражают ее слова, и упрямство с которым она продолжает их повторять.
– Я тебе уже не раз говорил…
– Да-да, я помню, что ты говорил... – она наградила его благодарным взглядом, – но мне трудно поверить в это... чувствую, как меня вырвали насильно из одной жизни и поместили в другую – совсем не мою.
– Ты помнишь, как приехала в город?
– Да конечно.
– Но как жила в этом доме не помнишь?
– Моментами. Я не помню, как познакомилась с мужем, не помню, как родила ребенка, – ответила Милена дрожащим голосом.
Губы затряслись, она закрыла лицо руками.
– Мила, послушай меня, – сказал Тимур, убирая ее руки от лица, – ты не выходила замуж и не рожала ребенка. Ты попала в аварию и, находясь в коме, увидела сон, который твое подсознание выдало за реальность.
– Ты что врач? – спросила она с усмешкой и всхлипнула.
– Я говорил сегодня с заведующим отделением, пока тебя выписывали. Он именно так объяснил твое состояние.
– Но я видела все так реально, что это не могло быть сном, – упорствовала Милена, хотя уже сама начинала верить в то, что ее сознание сыграло с ней злую шутку.
– Знаешь, как-то в детстве мне приснился сон, что отец дубасит меня солдатским ремнем, и он был таким реалистичным, что я описался от страха.
– Очень смешно, – съехидничала Милена отстраняясь, – с моей амнезии ты ловко перескочил на свой детский энурез.
Но Тим оставался серьезным и с видом знающего специалиста деловито произнес:
– Возможно, с тобой что-то произошло... что-то плохое, и подсознание облекло это событие в некую форму.
Поставив чайник на плиту, он накрыл скатертью стол, достал из старинного буфета две чашки и блюдца, сахар в металлической коробке, пучки мяты из холодильника и заварку.
Зазвонил его мобильный телефон, он поспешно вышел в другую комнату и ответил на звонок. Милена сразу поняла, что звонит его жена, она уточняла его местонахождение через каждый час. Отпивая мелкими глотками горячий чай Милена оценивающе разглядывала друга: высокий брюнет средней комплекции, с широкими скулами и узким подбородком. У него были небольшие глаза цвета смолы и густые брови. Длинные волосы, которые одноклассник отращивал еще со школьных лет, теперь были собраны в самурайский хвостик.
Пока Тимур раздраженно объяснял где он и с кем, Милена размышляла о своей частичной амнезии. Удивительно, но все что касалось ее друга, Милена помнила до мелочей. В школе он выделялся от своих сверстников усидчивостью и терпением. Когда Милена уехала, оставив его в неведении, не прошло ни дня, чтобы она не вспоминала о нем – так сильно они успели привязаться друг к другу. Ей казалось, что такой человек как Тим должен быть непременно счастлив в семье. Поэтому сейчас ей тяжело было слышать его неловкие оправдания перед женой, которая беспричинно ревновала.
Вкус мяты вернул часть воспоминаний. Милена замерла в недоумении. Беспричинно ли? Она вспомнила, что до больницы Тим к ней часто заходил после работы. Видимо именно этот факт и беспокоил жену. Почему-то раньше Милена не придавала его визитам значения, но сейчас словно пелена спала с глаз. В осколках памяти промелькнули события предшествующие госпитализации. Иногда Тим с женой так сильно ругались, что он приходил к ней поздно ночью и просился переночевать. Она укладывала его на диване в гостиной, и они за чашечкой горячего чая с мятой, который он любил с детства, вспоминали свои школьные годы. Не проходило и двух часов как в дверь раздавались настойчивые удары не то ногой, не то кулаком, жена Тимура истерично кричала во все горло, требуя его немедленного возвращения. Сгорая от стыда, Тимур одевался и выходил на улицу, а жена бросалась ему на шею, начинала целовать и просить прощения за все подряд. Затем резко отстранялась, била мужа по щеке и решительно шла домой, а Тимур волочился за ней через весь город, покорно слушая ее упреки. О специфических отношениях этой парочки в городе все знали и относились к ним с большой осторожностью, поэтому Тимур и его супруга жили от городского социума обособленно.
Закончив разговор, Тимур зашел на кухню и с раздражением произнес:
– Это невыносимо. Как только она узнала, что мы остались наедине в доме, ее понесло.
– Тебе нужно вернуться на работу, если мы не хотим, чтобы она опять начала колотить в мою дверь.
Тимур кинул на нее испуганный взгляд и с мольбой в голосе признался:
– Если бы ты знала, как я устал. Я все думаю, почему мы с тобой не вместе? Почему судьба злодейка развела нас?
В дверь позвонили, Милена вздрогнула и замерла. На лице отпечатался панический страх. Никто кроме Тима не знал, что она сегодня выписывается из больницы. И как же она не хотела, чтобы кто-то с работы ее видел в нынешнем состоянии. Тимур тоже насторожился. Милена заметила, как на его шее запульсировала вена. Настойчивый звонок повторился.
– Это не твоя жена, она бы не звонила.
– При всей ее активности, она бы так быстро сюда не добралась.
С настороженностью Тимур подошел к двери и взглянул в глазок. Наружу мгновенно вырвался вздох облегчения, он распахнул дверь, поздоровался и впустил гостью. Милена замерла, прислушалась к обрывкам фраз, боясь выглянуть в коридор. Через минуту Тим вернулся в сопровождении пожилой полной женщины. Несмотря на дождливую погоду, она была одета в режущее ослепительной белизной платье и по манере поведения показалась Милене немного чудаковатой.
– Это Сильвия, познакомься.
Испуганные глаза Милены попеременно блуждали от друга к незнакомке.
– Вы вовремя, я как раз уходил, а Миле сейчас нужна компания, – обратился он к женщине в белом.
Такая перспектива еще больше напугала девушку, она отступила к стене и закрыла лицо руками.
– Все в порядке Мила, это друг, ее все знают в нашем городе, она даже своего рода знаменитость, – успокоил ее Тим.
Женщина дружелюбно улыбнулась и поздоровалась, затем оценила антикварный буфет деда. Казалось, до Милены ей и дела нет. Ее голос девушка сочла приятным и располагающим, медленно опустила руки и с любопытством воззрилась на гостью. Звонок мобильного телефона заставил женщину в белом вздрогнуть – для большинства горожан владение последним веянием прогресса было роскошью, люди еще не привыкли к тому, что у кого-то в штанах или сумке что-то трезвонит.
Тимур взглянул на определившийся номер и наигранно закатил глаза, затем быстро попрощался и, схватив кусок сахара со стола, выскочил из дома.

∞∞∞
Дверь громко хлопнула, женщины остались наедине. Нависла гнетущая пауза, которую через минуту прервала гостья:
– Доктор Кац попросил меня зайти к вам в ближайшее время, я решила не откладывать, – она положила большую белую кожаную сумку на стул.
Милена отскочила к стене и забилась в нишу между холодильником и буфетом. Дыхание участилось, она прерывисто произнесла:
– Я... не готова... сейчас ни с кем общаться.
Такой реакции Сильвия не ожидала и поспешила объяснить:
– Я коллега доктора Каца, он дал вам мой номер телефона и попросил позвонить, как только вы выйдите из клиники. Помните?
Милена вспомнила про телефон, который дал ей доктор неделю назад и кивнула. Через минуту самообладание к ней вернулось. Все еще находясь в укрытии, она предложила гостье присесть. Сильвия бросила мимолетный взгляд на предложенный ей стул и недовольно сморщилась.
– Не посчитайте меня привередой, но боюсь с моей больной спиной я не смогу и минуту высидеть на нем. Не могли бы мы пройти в гостиную, чтобы я смогла сесть на диван? – сказала Сильвия и, не дожидаясь ответа, проследовала в соседнюю комнату.
Оставшись на кухне одна, Милена совсем растерялась и не знала, что ей делать. Страх перед незнакомкой сковал все тело, но любопытство подталкивало ее пересилить себя и пойти вслед за гостьей. Она сделала несколько попыток, подходила к гостиной и снова возвращалась обратно, пока не услышала голос Сильвии:
– Милена, дорогая, не угостите ли вы меня чаем? Я вся продрогла пока к вам шла.
Просьба женщины вывела Милену из оцепенения и, схватив чашку, которую поставила для друга, налила в нее горячего чая и заботливо понесла гостье. В гостиной она увидела Сильвию, удобно расположившуюся на диване. Пухлые пальцы гостьи потянулись к чашке. Гостья сделала два маленьких глотка и спросила:
– Доктор Кац сказал вам, в какой области я специализируюсь?
Милена отрицательно покачала головой.
– А что он вам про меня сказал?
– Он сказал, что я как раз ваш случай, но не объяснил, чем вы занимаетесь, – отозвалась Милена, опускаясь в кресло напротив.
Сильвия поставила чашку на столик, спокойно и размерено, стараясь не спугнуть молодую женщину, объяснила:
– Я заведовала тем самым отделением, где вы лечились, но потом поняла, что больше не могу прятать способности, которыми обладаю с детства, и решила помогать людям, справляться с трудными ситуациями другим путем.
Слова Сильвии ничего не разъяснили, поэтому Милена подняла вопросительно брови, давая понять, что все еще ждет пояснений.
– Видите ли... – в голосе незнакомки послышалась сталь, – я медиум.
– Медиум? – с удивлением переспросила Милена. – Ничего не понимаю. Зачем доктор попросил вас прийти ко мне?
– Дело в том, что, по мнению доктора, у вас открылись необычные способности. Скорее всего, они проявились недавно, вследствие аварии. Вы сами еще их не осознали, и когда это произойдет, ваше психологическое состояние ухудшится. Поэтому вам нужна моя помощь, я проведу вас по сложному пути адаптации в обычной жизни.
– О чем вы говорите? Какие способности? – тихо и насторожено спросила Милена и почувствовала, как леденеют руки.
– Неделю назад вы видели в приемной у доктора Каца миловидную женщину лет сорока пяти?
– Да.
– И как вы сказали доктору, она была с собачкой?
Милена кивнула.
– Позвольте мне рассказать вам ее историю. Ее зовут Ева, она была первой женой доктора Каца, они прожили в браке пару лет еще в студенческие годы и расстались. Все последующие годы Ева вела уединенный образ жизни, и так и не смогла создать семью. Единственным близким существом для нее была собака по имени Шарлотта. Она заботилась о ней как о своем ребенке, наверное, поэтому собачка была долгожителем для своей породы. Два месяца назад, собака умерла, и Ева впала в жуткую депрессию, из которой сама выбраться не смогла и попросила доктора помочь ей.
– То есть вы хотите сказать, что я …
– Видели призрак собаки, – ответила за нее Сильвия.
Слушать этот бред Милена больше не могла.
– Послушайте, – сказала она дрожащим голосом и опустила голову, – мне сейчас очень тяжело, мое сознание готово взорваться в любой момент. Я практически не отличаю сновидения от реальности, а тут еще вы со своими призраками...
– Милена, пожалуйста, выслушайте меня, – прервала ее Сильвия. – Просто выслушайте и ничего не говорите. Хорошо?
Милена откинулась на спинку кресла и впялила недовольный взгляд в гостью. Сейчас ей хотелось лишь одного – чтобы эта женщина поскорее покинула дом. К этому желанию прибавилась злость на доктора, о чем он думал, когда давал согласие на встречу с этой сумасшедшей? И Тим тоже хорош, он ведь знал, кто она такая и все равно оставил их наедине. Скрестив руки на груди, Милена, наконец, кивнула в знак согласия.
– Я знаю, что с вами. Возможно, только я смогу вам помочь. Поэтому не торопитесь говорить мне «нет». Ваш повторяющийся сон имеет огромное значение, и вы его видите не просто так...
Сильвия прервала свой монолог и невольно передернула плечами. От сидевшей напротив девушки впервые «пошла информация». Вспышки в сознании шли хаотично, мозг Сильвии обрабатывал их за доли секунды.
– И?
– ...возможно, вы получили серьезную травму, и обрели новые способности, а возможно, какое-то знаковое событие послужило спусковым механизмом, и дар которым вы были наделены еще с детства, всплыл на поверхность. Что бы это ни было, ваша жизнь теперь будет другой и вам необходимо это принять. Научиться различать не только сны от реальности, но и не пугаться внезапно возникших видений, уметь расшифровывать свои сны, а возможно даже помогать другим людям, попавшим в беду.
– О чем вы говорите?! Я себе-то помочь не могу! – с обидой выпалила Милена и, вскочив с кресла, поспешила выйти из комнаты.
– Вы в детстве страдали лунатизмом! – громко крикнула Сильвия ей вслед. – И вы вели дневник с десяти лет. У вас было уже почти двадцать исписанных тетрадей, когда вы их сожгли. Это было после смерти близкого вам человека.
Остановившись в дверном проеме, Милена резко развернулась.
– Отца. Откуда вы это знаете? Я никому не рассказывала.
– Я просто знаю...
– Вот как? – немного раздраженно, но все же заинтриговано задала вопрос Милена и вернулась в кресло.
– Со мной было то же самое. Как только я научилась говорить, сразу рассказала родителям о своих так сказать «друзьях», которые сопровождали меня повсюду. Это были даже не люди, а скорее тени, которые жили в нашем старом доме. Я была с ними в постоянном контакте, получала информацию об их жизни и смерти. Моя мать была из религиозной семьи и по совету священника подвергала меня неоднократно обряду экзорцизма – изгнания дьявола – но это не помогло.
Милена вздрогнула и невольно отпрянула.
– В девять лет меня поместили в детское отделение психиатрической больницы, где я провела самые тяжелые годы своей жизни. Там закалился мой характер, а мои «друзья» помогли мне выжить. Чтобы освободиться от гнетущих мое сознание лекарств, я решила сама изменить свою жизнь. Перестала рассказывать о призраках и обо всем потустороннем, даже когда видела, что в моей помощи нуждались другие люди. Затем я уговорила отца забрать меня из больницы домой. Мать отчаянно сопротивлялась этому решению и на этой почве они разошлись. Отец забрал меня из лечебницы и приложил все усилия, чтобы я окончила школу, а потом и институт. После института я вышла замуж, родила детей. Годы шли, мои дети выросли, а муж умер. После его смерти я приняла решение и ушла с работы. Я, так же как и раньше, помогаю людям, но по-другому. Невозможно сдерживать свои способности на протяжении всей жизни, я смерилась со своим даром. Поэтому знаю, что вы чувствуете сейчас и предлагаю свою помощь.
В комнате воцарилась тишина. Сильвия с нетерпением ждала ответа. Рассказ гостьи немного успокоил Милену, хотя бы даже потому, что у нее было все гораздо сложнее, но женщина нашла в себе силы и занялась делом, в которое верит.
– Как вы хотите мне помочь?
– Все индивидуально... Хочу предупредить заранее, человек я сложный и не всегда моим пациентам нравится мой подход к реабилитации, но я хочу, чтобы вы мне доверились. Знайте, чтобы я ни делала, все направлено вам во благо. Вы меня поняли?
Монолог незнакомки заставил Милену задуматься. А что она собственно теряет? Разве может быть хуже, чем сейчас? Жить в неведении и терзаться сомнениями, что из того что она помнит реальность, а что иллюзия? Возможно эта женщина, кем бы она себя не возомнила, поможет ей найти ответы, а самое главное поможет найти ее сына. Милена кивнула и зажмурилась от страха, как будто только что совершила прыжок в бездну.
– Отлично! Ну, теперь я, пожалуй, пойду. Продолжим завтра.
Поднявшись с дивана, Сильвия прокряхтела, будто заржавевшая телега. Зашла на кухню за сумкой и скрылась в холле. Милена видела через арочный проем как она, напевая, обувается и надевает плащ.
– Запомните мои слова, – прокричала медиум из холла, – помогая другим, вы помогаете себе! Поэтому, вам необходимо встретится с Соней! Следуйте своим инстинктам, даже если ваше поведение покажется ей неадекватным! Попросите завтра доктора приехать сюда со своей пациенткой, а я после загляну к вам на чай.
Громко хлопнула входная дверь. Милена испуганно вздрогнула и обхватила голову руками. Мысли за доли секунды как пчелы роем проносились в голове и не давали покоя. Из всего, что говорила ей Сильвия, она запомнила лишь одну фразу – «помогая другим, вы помогаете себе». У Милены создалось впечатление, что только ради этой фразы и состоялась их сегодняшняя встреча. Будто сама вселенная подсказывала ей выход из создавшейся ситуации. Девушка вскочила на ноги и начала метаться по дому – так ей легче было принять решение. Девушка вырвала листок из блокнота и записала понравившуюся фразу. Произнесла ее, будто мантру несколько раз и кнопками прикрепила листок к буфету. Поборов последние сомнения, она направилась к телефону, чтобы позвонить доктору Кацу.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 35
© 10.08.2017 Инесса Давыдова

Метки: мистика, экстрасенс, тайна рождения,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1