Подземные рынки






Житие киевского смартфона


Стоял на Майдане
(лежал в кармане),
был ранен в экран,
простудил динамик,
чехол замочил.

В болтанке
мышечных содроганий
покрышек нюхал
дым смердючий.

Выпадал раз пять,
был забыт по пьянке
в чужой палатке,
собой булыжник
почти заменил
в экстазе драки.

Контуженный, пафосный,
в грязных шрамах,
с трещиной в черепе,
неадекватный,
теперь считает
себя знаменитым,

легендой истории,
важных событий,
виновником сдвигов,
влекущих на гору
народ его,

туда, где гоблины
выстроят завтра

собороподобный,

весь в стразах

Смартфон &


6 апреля 2016.






Дрозды – солдаты


Когда поют дрозды – поют солдаты,
когда поют солдаты, все поет:
кастрюли, чашки, ложки, автоматы,
веселый танк-слоненок, самолет.

Невольно вызывает умиленье
тяжелых минометов детский хор,
и клиросом подтягивает пенью
один, второй… трехтысячный сапер.

На белизне разрывов, будто ноты,
шрапнель, осколки, пули! Солнца луч
затейливой связует позолотой
аранжировку, как скрипичный ключ.

Заслушалось в подвалах населенье,
в бомбоубежищах и в погребах,
как шельмецы выводят. Нет сомненья –
тут наслажденье побеждает страх!

Хвала маститым звукоинженерам,
таящимся с биноклями в тени!
Ораторам, дерзавшим под фанеру!
Галерке и партеру… хоть они

не все выдерживают до финала
и покидают не всегда буфет:
поверьте нам, таких профанов мало,
у нас любой – аншлаговый концерт!


9.06.2016.






Кухня подростка

Приготовление пиццы
важный процесс
и трудоемкий.
Ответственный снова-таки (ха-ха).

По ходу на глинистое тесто
лепим ингредиенты –
сыр, грибы, колбасу,
потом
отключаем воображенье
и ставим жрачку печься в духовке.

Будет она
шедевром искусства!

Ждем.
В окошке миссис Забор
заставляет мужа
соседу
рабицей напополам разрезать
земельный участок.
А в новостях
террорюги и президенты
занимаются тем же,
Аллах акбар!..

По фигу мне.
Достаю прихваткой
готовую хавку,
сажусь за стол
и насыщаюсь.

Спасибо маме,
спасибо папе,
спасибо всем.

Даже миссис Забор.


06.04.2016.






Элегия



Черно-белые вспышки:
вечер, машины, фары.
Расцветшие вишни,
капли дождя.
Убедительно так
строки Б. Пастернака:
«Поздней ночью слободы
чудно белокуры.
Мало ль в небе поводов,
чтоб набедокурить»…

Благоуханье…………………
Господи, какое благоуханье!..

Как назло,
с одноклассником встреча –
значит, чтобы жару поддать…

И, запыхавшись,
добежав,
присесть у подъезда,
дожидаясь детей,
задержавшихся на дне рожденья.

А подъезд не простой,
да и двор не простой;
заколдованный замок, не двор!

Здесь подружка живет,
с которой знакомы почти от горшка.
Там – погладь этот призрак
в окне над тобою –
наважденье, влюбленность
твоих старших классов.

Белизна и сверкание,
мгла, фонари,
и вторжение из ниоткуда
цветения,
казнь раздвоеньем!


16 апреля 2016.








Чайки отчаянья


На прямоугольном экране – чайки отчаянья.
В серо-молочном просторе, исхлестанном пеной.
С возгласами корабелов разочарования
выбрать не могут меж нижним и верхним пределом.

Пульт возьму и нацелю на них, нажимая.
Чаек поставлю на паузу, станет полегче.
В позах внезапных, кромешники, остолбенеют.
Вздохнуть, потянуться, налить себе чаю…

(Я ведь тоже живой человек – для чего мне
весь этот пафос угрюмства с душком нафталина?)

Далее перемотаем их малость вперед: что там будет
в кадрах дальнейших? А ну-ка… Все то же.
Карикатурно в ускоренном темпе хлопают крыльями,
что твой петух на насесте… Стоп-кадр.

На прямоугольном экране чайки отчаянья.
На возврат прогоню, чтоб себя ощутили
хоть разок не в тарелке своей! Отступают,
пятятся, словно солдаты из хроники…

Только чернеющим гребням никак не прикажешь.
Повелевают законами физики, кажут прогрессу
кованные из соленых металлов носы.

Если бы выключить право имел я, уйти от экрана.
Цикл завершится и снова придется на Play…


19 мая 2016.






Сиреневый Спас

Христос Великой субботы
Себя являет в сирени,
в курчавых душистых гроздьях,
которые, вероятно,
не что иное как вздохи,
поднявшиеся упруго
по трубчатому насосу
корней и стеблей оттуда,
где праотцев заточенных
Господь разыскал в Гадесе.

Горбатых и темноликих,
Он вызволил их вначале.
Раскрылись гробы, как книги.
Вздохнув, недра замолчали,
порожние, гулкие.
Иисус обошел их дозором,
как сторож музейные залы,
и в свет голубиный канул.

Сиреневый Спас сегодня.
Отламываю соцветье,
роняю тихонько в банку.

Однажды и мне обещан
последний вздох – крик свободы.
Молюсь, чтобы подлинным благоговеньем
насыщен он был, как соцветие это
его оживляющим ароматом!


30 апреля 2016.






Потребительская страшилка


Купил батон вареной колбасы,
домой пошел дорогою привычной.

Охранник вдруг возник передо мной
в своей красивой синей униформе.
Из воздуха он вылепился вдруг,
как некий дух иль демон,
воплотился
во что-то из сплошного ничего.

И как же хмур и грозен! – словно тать
с большой дороги
либо Доппельгангер…

«Украл, подлец!» -
воскликнул, разъярясь,
и зарубил бесплотной алебардой.

Очнулся я у дома своего
уже,

мои блуждали мысли.

Ни рядом, ни, конечно, вдалеке
охранника не реяла фигура.

И маркет был проклятый вдалеке.

Дошло тогда, что стала колбаса
антенною дурных воспоминаний!..


11 апреля 2016.






На необитаемом


На необитаемом острове
Пятница и Робинзон,
коза, попугай
и тропический ливень.

Намокшие листья банана на крыше.
Привычка молчать
и довольствоваться ерундой.

Текущие струи,
как будто зарубки без счета.

удушливый аромат

Что вынесет утром на берег
вздыхающий скряга?
Ворочается с боку на бок,
не спит никогда.

Ему посвящаешь мечты и молитвы,
надежды, терпение, волю.
Все будто бы без толку.

Не отказаться ли вовсе
от этих гляделок с туманом и мутью,
остаться за лаковым блеском стволов,
козу не доить,
признать человечеством Пятницу,
больше не ставить зарубок?

Что вынесет утром на берег
вздыхающий скряга?
Что вынесет утром на берег?

Вынесет

утром

на

берег?..


14 апреля 2016.







***

Быть геем круто и похвально.
Гей – настоящий демократ.
Пока тебя берут в двуспальной,
гей с другом чешет на парад.

Они целуются в обнимку,
от них прогресс и позитив.
А ты, любовницу-блондинку
покинув, зенки опустив,

петляешь до жены задами,
идею зада опошлив.
Ты не предложишь чаю даме!
Агей? А гей всегда учтив

и крепко маракует в моде,
в кино, в поэзии, в поли…
Ты можешь дать ему по морде,
сбежать на Кубу, в Сомали –

повсюду благородны геи
и знают, где у них права.
Стань трансвеститом поскорее,
напяль бюстгальтер, кружева –

тебе ни грамма не поможет,
ты, как козел средь орхидей.
Я знаю, что тебя, брат, гложет:
что ты подонок, а не гей.


12.06.2016.






Отель «Лето»


Раньше был популярен, теперь
практически все номера пустуют.
И для плебеев, и люксы.

Как призраки обманутых невест,
занавески выбрасываются в раскрытые окна.
А в этих окнах отражаются, словно зрачки,
другие – что в номерах напротив,
и в них с воздушным шелестом
также выпрыгивают привидения. Белые.
Хорошо отстиранные персоналом,
сейчас от нечего делать кемарящим на скамейках
в просторном парке, где вязы, дубы и сосны.
В тенечке дышится так легко,
выскальзывает книга,
размыкаются спицы,
роняют вязанье.
Воркуют голуби,
воробьи скандально дерутся.

Правильнее дремать – да.
Поскольку ты все равно никуда не придешь,
если предпримешь попытку…
Коридоры, которые от шагов
гудят, как окованные медью,
лифты с припавшими пылью кнопками,
воздевшая ножки мебель в буфете,
и Ничто, помешивающее ложечкой йогурт за стойкой.

Закруженный,
ты попадаешь туда,
где сосны, дубы и вязы,
где не в сезон оттягивается
балдеющий персонал
скандально беспечного отеля «Лето»…



17 июня 2016.






***


В поле точка мелькает…

Дом ли то мой родной,
как заяц, носится?
Дом, дом…

Дай, Боже, ему выносливости.

Пусть уклоняется
от снарядов и пуль,
сладкий дом
на бескрайнем,
бездушном поле.

Ишь, как припустил
прытко
под аплодисменты, ату,
отрастил куриные ножки,
ишь, молодец!
Респект и уважуха.
Жилистый, крепкий, увертливый.

Справа воронка,
слева воронка.
Справа воронка,
слева воронка.
Бомба направо,
бомба налево,
Бомба направо,
бомба налево.

Главное не победа – участие.

Что нам с победы?
Пепел Клааса,
стальное сердечко
оловянного воина,
спирт со слезой пополам
из медной кружки.
И никакого участия,
если честно,
вспаханная земля
на печальном месте…


11 мая 2016.






***

Включите свет, мне страшно, Макс Линдер.
Все, как в банальной пьесе без финала,
где появиться должен грозный бог,
чтоб разрубить клубок противоречий.
Он явится, но слишком опоздав.
Ни капли крови в венах – будто там
в помине крови не было с рожденья,
а циркулировал аргентума раствор,
потраченный на целлулоид пленки,
на серебрящийся во тьме экран
с гипертрофированным мельтешеньем,
который гаснет в полной темноте…
Включите свет, мне страшно, Макс Линдер.
Чужое все вокруг, и что сидеть,
в конце концов, на титрах? Тут понять вас
вполне возможно. Хоть и не хваля.
Сюжетец… хлором травленый солдат
переползает из воронки века
в окоп другого века, где его
докалывают равнодушным взглядом.
Нет, просвещенной публике нельзя
в изобретательности отказать.
Миледи
с узорным кубком, где вино и яд,
вот что она такое. За искусство!
Высокое искусство в темноте
невежества и всезлорадства!
И пить до дна придется, Макс Линдер.


14.06.2016.






Левокуб

Странная фигура,
странная штуковина.
Переваливается,
но движется куда-то.

Может, он пришел
чтоб все забрать?
Трудно ждать сегодня
доброго от аномалий…

Не мохнатый и не гладкий,
не ребристый и не круглый.
Левокуб – и все тут!

Вроде, в центре дырка
словно бы для рта.
Или это черная дырища?
Гуманоид это?!
Или сын внебрачный
от экспериментов
бешеных ученых?

Оставляет в поле борозду,
приминает несогласных.
Но ручной и даже
годный для переговоров.
Мусором питается,
но и в ресторане
посидеть не прочь.

Он совсем не страшный,
просто… жутковатый,
как поэт бездарный
тенор безголосый,
доброхот-политик,
вежливый садюга,
и пропах он чем-то
до того домашним,
милым и знакомым,
что обнять и плакать,

если б можно было,

ибо левокубы

не выносят слез.


5 июня 2016.






Переименование мостов и прочего


Предлагаю переименовать для начала мост Мирабо.
В самом деле, как можно? В то время как прогрессивные украинцы
кряхтят над декоммунизацией целой страны,
сносят разнокалиберных Ильичей,
присваивают фамилии Бандеры-Петлюры-Шухевича улицам,
опорочившим собственную биографию беспорядочными связями,
мажут дегтем ворота городам, гулявшим налево с красной шпаной,
в сей переломный момент в Париже – сердце демократической Ойкумены –
продолжают нагло колоть глаза названиями Робеспьера, Марата,
Дантона, Демулена, деятелей всех Коммун вместе взятых…
Как так, я вопрошаю? Как так?
Пусть будет отныне не мост Мирабо, а какого-нибудь студента,
первым провизжавшего в аудитории «Долой!!!».
Допустим, звали его Пике или Трико.
Пускай будет мост Пике.
Название классического стихотворения Аполлинера,
конечно, тоже придется переписать.
А дальше… Дальше по списку.

Для начала неплохо б затеять что-нибудь свальное
на вместительной площади,
типа «Кто не скачет, тот бош»,
и прокрутить в новостях по всем телеканалам, включая корейские и «Аль-Джазиру».
Потом запалить повсюду покрышки,
прогнать из госучреждений на улицу персонал,
выразить недоверие,
обмотать подозрительных скотчем,
набодяжить коктейлей Молотова,
обнажить до последнего нерва свой патриотизм,
(кстати, Бретань непременно переназвать: чересчур смахивает на Британию,
а заодно засыпать Ла-Манш).
Ну и так далее.
Имеющий добрые намерения
в сочетании с бойкой гражданской фантазией
не спасует и не потеряется в вариантах.

Провернуть аналогичные штуки в других государствах Европы.
Далее экспортировать светоч за океан,
туда, где потух он в клешне Iron Maiden.
В Штатах вообще одни ворованные названия,
словно гармонии в песнях украинских музыкантов.
Стало быть, нумеровать по порядку с юга на север,
населенный пункт за населенным пунктом,
и да поможет нам Пифагор…

23.05.2014.






Лягушачьи шкурки


Похвальна тяга к мундиру!

И в тренде снова милитари-стиль.

Тинейнджеры со взрослыми,
с мамашами и девами,
как в подвенечных платьях,
костюмчиках матросских,
как в смокингах и фраках,
теперь в одной красе:
в болотных ух ты хаки.

Что б это означало?
Вопрос для Паганеля,
рассеянного, близорукого,
а нам такое обсуждать
не в масть,

глядеть под ноги.

И находить на знак вопроса
знак ответа:

за несколько недель
повыползало много в раскорячку
на часть проезжую
из кустиков лягушек.

Машины пораскатывали в блин.
Оливковые шкурки
в орнаментах защитных
натянуты теперь на барабан
горячего асфальта.
Их много тут и там.

И мне неловко
до школы заливать моей дочурке,
что это все волшебные одежки
разоблачившихся принцесс,
царевен…

Хоть о принцах
в связи со сказкой
поминать не надо.


19 апреля 2016.






Подземные рынки

Тяжелый, но радостный сон во сне
Задремал в метро
и попал в освещенные ярко
лабиринты подземных рынков

Торговали там всякой всячиной
и мишурною и насущной
хохотали
болтали
продавцы, покупатели

Походил этот мир
на Кносский дворец
погрузясь многоярусно
в недра земные

и почти что на каждой станции
с платформы метро
опускалась к новому ярусу
обрамленная поручнем лестница

Там гостиницы были и домики
тротуары со скверами

Затвердить маршрут
вникнув в этот свет
в тот и тот
побывав везде
я стремился
но лишь плутал
в паутине лестниц -
рядов с товаром -
раздевалок -
киосков с кофе -
тупиков, развилок -
новых спусков на эскалаторах вниз
и подъемов вверх

так что знать не знал
где я нахожусь
став одним из них,
тех, кто по утрам
пробуждался легко
в эйфории воли
невесть отчего

что-то знал, чего
знать не знали те
кто к ним не проник
и вращался вне
в суете как я
среди снов и станций.


7 июня 2016.






Свинотрясенье

Пускай бы вернулся
хотя бы на сутки Христос,
явился в парламентах,
разных Советах, Альянсах,
на сборищах громких и на ассамблеях
с трибунами их и геральдикой мутной,

бывая повсюду
по пять-шесть секунд,
но в силе и власти,

тогда б через спутник
транслировать начали по новостям
сквозняк и безлюдье,

а на свинофермах окрестных
стряслось натуральное лихо:

умчалось бы с визгом истошным
перевозбужденное их поголовье
к ближайшей реке или морю,
к пруду - да какому-нибудь водоему!


10 апреля 2016.







Субботняя почта

Утренний дождик,
молитвенный шепот,
свежее мнение
о небывалом.
Вскрой голубиную почту,
суббота:
этих ли писем ты ждала?

Смазаны буквы,
тетрадка в косую,
тщательно выплаканную линейку.
Ну-ка, туда я
кита дорисую,
и поплывет он,
сдвигая скамейку...

Гипнотизер с пластилиновым банджо
тренькает
на залипающих струнах,
глухо внушая:
«Неважно, неважно…
Нету на свете ни старых,
ни юных.

Я Божий глас,
отчужденный и вечный,
смерти не бойся,
не бойся старенья.
Скоро другой с той же смутой сердечной
с этого места
на те же растенья,

вздрагивающие
в рамах оконных,
будет взирать, вопрошая о главном.
Ты же письмо получил
на законных.
По-философски и как равный с равным

Я говорю с тобой
в эту погоду.
Сын, не робей, не волнуйся,
прорвемся»…
Дождик, как ходики.
Суша и воды.
Оцепеней же
и с миром знакомься

заново снова,
замкнувшись в молчанье.
Двигаться дальше
поможем друг другу.
Двойка была
за смиренье вначале.
Слово еще не пришло
сквозь натугу.


14 мая 2016






Рисованные


Сегодня мне так легко,
как будто причислен и я
к блаженному лику
рисованных персонажей.

Они, вне сомнения, духи!
Цветные, раскованные.
Простые, как клетка:
тут стенка из туши,
а тут цитоплазма из краски.

Что им навредит?
Голод, холод, болезнь?
Кого им бояться?
Кто их заставит страдать?
Понарошку – и только.
Они унижаются сами
охотно и самозабвенно,
поскольку трунить друг над другом
не принято в их целлулоидных кущах.
И место за каждым свое,
и только свое,
не ворованное, не чужое,
отнять его будет дороже тому,
кто вздумал бы.
Значит, ни зависти, ни самозванства.

Они путешествуют,
трюки свои исполняя
перед восхищенною публикой,
как на подмостках,
на разнообразных экранах:
огромных и малых.
Сгорят – так восстанут!
Попортится пленка –
есть реинкарнация в вид цифровой!

Их бог так печется о них
и так любит,
что все отпустил им грехи наперед,
поскольку сам эти грехи он и создал.

Потом в предназначенный час,
как в альбом,
скользнул под плиту
со смеющимся снимком,

и руку из тучек убрал,
что в экстазе их
нарисовала.


15 апреля 2016.






***

С точки зрения пешехода,
все машины прекрасны, как труп оленя,
измочаленного КамАЗом.

С точки зрения пешехода,
нет предела машинобесью
в городах и мозгах сограждан.
И нанять за любые деньги
не получится экзорциста.

С точки зрения пешехода,
смысл слова «прогулка» темен,
устарел, отдает лукавством!
Перебежки – другое дело.
Или же противостоянье
в духе скрытной гражданской смуты.
Безоружные партизаны
против рейнджеров на сафари
в бывшем милом провинциальном
ареале, остолбеневшем
катаклизмом высотных джунглей.

С точки зрения пешехода,
он последний из могикан,
кто умеет еще подошвой
под асфальтовым целлюлитом
ощутить бедолагу почву,
как отобранное наследство,

и ему наблюдать забавно
нетрезвое неуверенное качанье
покидающих на минутку
свой драгоценный руль,
чтоб отлить или съесть хот-дог,
поведение оккупантов…

Точка зрения пешехода
всем до лампочки, впрочем,
поскольку
21 век на дворе,
а век человека, собаки, кошки
краток и сокращен быть может
максимально в ближайший вторник
или среду

по праву сильных,
быстрых и горячо любимых,
разноцветных, разнолитражных
гуманоидов-колонистов.


16 июня 2016.








Молитва


Господи милостивый,

огради от сетевых безумцев,
заливших помоями
Книгу поэзии,

изрезавших холст
с нежнорозовым ликом,

от гордецов-психопатов,
бросающих вызов Тебе,


Господи всемогущий,

разума алмазную каплю,
алмазную каплю разума

на венчике рассудка
сохрани в изнуряющей мгле!


12.08.2016.





















































Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 50
© 09.08.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2037444

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1