Романтические крайности






Р.

Мне друг Машук по скайпу показал,
подняв к окну, как блюдо, ноутбук,
и наливное яблочко над ним
за горб скатилось черный, обгорая…

Как будто раскаленный метеор,
запущенный космической баллистой,
стремился поразить тот пятачок,
клочок Земли, где состоялась казнь
без права на защиту и отсрочку.

О чем подумал он? Успел ли он
раскаяться, послать привет в Тарханы?
А, может, песенка смешная
в мозгу крутилась, не давая
сосредоточиться ему
на этом скверном каламбуре?

Высокий стиль иль низкий стиль –
всяк бит из них козырной картой
той сердцевины золотой,
которую, достигнув здесь,
ты упускаешь где-то там,
и, равновесия ища,
внезапно катишься в мешок
ущелья под раскаты грома,

сюжет с Печориным впотьмах
вымарывая для потомков.

30 апреля 2013.





Отрава

Чаттертон отраву выпьет
и притихнет на кушетке -
маленький мистификатор
с локонами по плечо.

Слишком хрупкий, слишком нищий,
ничего не испытавший,
никого не целовавший,
(кроме матери, конечно),

целомудренный, как роза,
разобиженная роза
среди тыкв и огурцов.

Гуще и неотразимей
аромат печальной розы,
если смешан с мышьяком он,
мышьяком он защищен!

3 мая 2013.





М.

Когда мы встретимся, наверное, весна…
Хотя не все равно ли? Осень, лето?
Зима с метелями, с обильным снегопадом,
все мне подходит, лишь бы состоялось!
И лишь бы ту страницу заложить
шнурком из шелка, пахнущего морем,
или лавандой. Даже просто табаком
для новой трубки.

Капитан и дама,
прогуливаться будем, затаив
все лучшее в себе от посторонних.

Вот двор, скажу я, где когда-то вырос,
вот та лужайка, где гонял в футбол.
И задымлю, не находя, что дальше
еще сказать. И буду удаляться
и от тебя, как белый пароход,
в свою судьбу……………………

28 апреля 2013.





А.

О тебе, моя Африка, шепотом…*

А иначе атака лавины снежной
и конец экспедиции храброй
за Отечество и за царя,
трехлинейки расстрельной команды.
Черепаховый портсигар,
достопамятный для Петербурга,
кто забрал, когда ризы делили?
О тебе, моя Африка… шепотом…

Кто там граял про волю, про землю,
селевые потоки накликав,
поднеся золотое ведерко Кощею,
вынув кляп из зубов Соловья?
О тебе, моя Африка…

«Илиада» бесценна
на краю бытия.

Над гекзаметром ночи последней,
изможденный, косящий сильней, чем обычно,
без мундира, Георгиевского креста,
под прицелами звездного света…

…пора отплывать, Николай.


*…О тебе, моя Африка, шепотом
В небесах говорят Серафимы».
Н. Гумилев.





Негатив

С некоторых пор – негатив!

Черный мегаполис воров,
и дворняг облезлых, и крыс,
черный небосвод, ржавый лист
на ветвях и черный канал,
негры в мрачных фраках кругом,
тощие мулатки – на них
креповые платья, налет
траурной галантности дур,
гнезда воронья на башке;

дроги ездят вместо карет,
свитки обгорелых афиш
с тумб, покрытых сажей, гласят.

А на крыше ангельский лик –
это трубочист. Сын его
и жена жуют белый хлеб
белыми зубами. И грязь
беспорочна на мостовой,
уголь, как бриллианты, слепит…

С некоторых пор – негатив,
словно тектонический сдвиг,
мировая скорбь, серый сплин.

8 мая 2013.





Т…

Тень я свою потерял,
позабыл, будто плащ,
сброшенный на пол
в какой-то злодейской таверне!

Тень собралась в человека,
ссутулясь, ушла,
шляпу на лоб нахлобучив
и в шарф замотавшись.

Ни на стене, ни у ног…
Отплатила за годы,
вынудившие пресмыкаться повсюду
плоско, раздавлено,
точно пролитая нефть,

тайны блюдя мои,
комплексы и вожделенья,
страхи, грешки
верно, глухо храня,
зная, кто я, как никто,
крепче мозга и тела.

Что ж это? Бунт, покушенье?!
Порой с чердака
на тротуаре фиксирую
темени мох,
еле оформленный мрак,
зазывающий вниз,
тянущий, тянущий, и…

И, отпрянув, слабею!

10 мая 2010.





И.

В солончаковую почву
традиций, законов, привычек
Иррациональное брошу зерно.
И даст мне волшебные всходы оно!
Станет раскидистым царственным лесом,
где я укроюсь от Рух исполинской,
что нависает, цепляя за кроны,
как неповоротливый дирижабль.

Близок источник с целящей водою.
Ляг, припади… Золотистые фрукты -
мякоть их власть над печалью. Кусай!
В озере девушки с плавниками,
служат дуплистым гигантам дриады.
Грот покидает кентавр. Огнецветен
папоротник. За опушкой овраг -
там и земли окончанье. В тумане
абрис невообразимых животных:
хоботы, что простираются в бездну,
изборожденная сетью каньонов
шея праматери-черепахи
и голова ее из терракоты.
Ниже величественный океан…

14 мая 2013.





Че

Странная кривая:
пафос романтизма –
призрак коммунизма –
лужа модернизма –
немощь пофигизма…

Победил бы Че,
врач из Аргентины,
прописавший пули,
шокер пациенту,
где б мы нынче были?
На второй ступени?
Загремели вниз?
Населили звезды,
как оно мечталось
ухарям-фантастам?
Что гадать теперь.

Опыт пресечен был
в мышеловке Юро.
Кондотьер последний
в синеву вознесся
свертком на полозьях
штатовской вертушки

и растаял там,

проиграв герилью
против сотен армий,
тысяч возражений,
против тьмы «не буду»,
«не хочу», «не стану»,
(в общем-то, логичных
и вполне законных),
честно попытавшись
сделать Человеков
изо всех подряд.

16 мая 2013.





С.

Сирано и десять десятков убийц
на условленном месте у башни.
Много круче стишков и амуров расклад:
ты один против ста.
Напади на живой арсенал,
ощетинившуюся железом рази сколопендру!..

Может быть, это вымысел.
Скопищем на одного –
тут другое, привычное, самое милое дело.
Коллективом – на парию,
бандою в проходняке –
на очкарика с кейсом,
на выскочку – группою по интересам.

Здесь – закон. Но, когда затупляет клинок
о такое количество тухлого мяса,
побеждая, герой, некрасивый поэт,
это и поучительно, и, господа,
почему-то отрадно.

Ей Богу, бесспорно отрадно!

17 мая 2013.





Крушение (с гравюры)

Мы несемся в тартарары на всех парусах!
Не причалим в бухте, в гавани не сойдем.
Нам финита, Боже! Прими бедняг в небесах;
треск шпангоутов – слышишь наш покаянный псалом?

Если были виновны в чем-то, Тебе ли мстить?
Человечий сын! Человечий Сын! Человечий Сын!!!
Онеметь бесконечно проще, чем говорить.
В глотках кровь и море – привкус у них один…

Я однажды в саду заветнейшее постиг:
наши куклы так похожи на мертвых детей.
Это Ты и мы, очевидно, Всегда и миг.
Что ж мы можем сделать? Ты хочешь разбить? Разбей!

28 апреля 2013.





Иллюзион

Высокий механик с индейским лицом,
проектор собрав, начинает сеанс.
Баюкает стрекот, колеблется луч…

Возвратным движением на полотне
захвачено изображенье. Картины
гласят о разительной ретроспективе!
Мужчины и женщины, дети, собаки,
машины, вагоны задом бегут,
поток иссякает… Невидимый кто-то
отслаивает от поверхности рельсы,
бетон и асфальт, убирает мосты,
втыкает, как гвоздики, в грунт небоскребы,
снимает, как скальп, оскверненную почву.

Как будто картонные, падают стены.
Ни публики, ни синема.

А гордый
высокий механик
убор на себя надевает орлиный
и, дух-Маниту, возвращает народу
просторы и воздух, дома и угодья…


19 мая 2013.





Е.

Ты единственная моя.
Как единственный смысл поэзии в том,
чтоб напомнить – мы все же бессмертны
и нетленны по сути. Но суть эта – крик?
Нет, не крик, только эхо… Страницы и буквы?
Нет, но их Адресат.
Монументы и слава?
Нет, но вмятина в осиротелой подушке
на второй-третий день после выноса тела.
Вот намек на Бессмертие наше.
В условном земном мавзолее,
слава Богу, его
нет ни грана.
Коробящий смрад разложенья
и распада
смешон для любви.
Смешон для любви.
Смешон для любви.

Ты единственная моя,
как единственный смысл поэзии,
ныне, вчера и навеки.

22.05.2013.





Крайности

Романтический реализм,

антилитература под флагом литературы,

вот вам Dolcestilnuovo,
в черной прорве прославленного квадрата
проглянувший подснежник,
бесстрашный, вполне обреченный,
но имеющий власть.


Выбираю его,
крайний стиль философского романтизма,
повествующий тем,
кто еще хочет слышать,
о вояже Шильонского узника
из ниоткуда в ничто,
о его рефлексии,
метаньях,
его пораженье
как залоге триумфа,
который обещан,
но, увы,
не ему.

25 мая 2013.









Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 42
© 31.07.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2031799

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1