Кто-то крылатый





***

Радеешь о будущем?
Ты потеряешь его,
как прошлое,
как настоящее, где ты
зацепишься вряд ли.

Миг – он не твой,
двойка бита твоя.
Маникюрные стрелки часов
выстригают, спеша,
короткий лоскут,
облетающий наземь.
И тыщи других покрывают его.

Вот кто-то крылатый
с арапским лицом
вразвалку подходит
и светочем их перевернутым жжет -
сразу всю груду,
как лампой паяльной!

28.05.2012.








***

Боже, Боже, будет что же?!
Над бедой не сядешь в ложе,

не посмотришь, как пиесу.
А когда Ты дашь завесу,

не налижешься в буфете
у Престола в резком свете…








***

Фонарь разгорается медленно,
как папироса
от тяги задумчивой…

Цепью гремит кабыздох.

И все, что мне нужно сейчас –
это два-три глотка
холодного терпкого пива,

да месяца дружба,
мужская, без лишних истерик,

да пригоршня звезд,
которым я верен,
мне верных,

ночная старинная воля,

чтоб с привкусом дня,
прогорклым
от бестолочи и сиротства,
проститься,

подняться до хруста с колен
и опять –
вперед, саламандра!

занять

свое место
в пылающей топке.

30. 05.2012.








***

Мой поэтический венок,
надетый кое-как,
от славы лавровой далек,
его встрепал сквозняк.

И дела нету никому
до этого венка.
Да я и сам не рад ему:
коснись - по лепесткам

он разлетится, и шипы
гестаповской иглой
вопьются в ногти, и жлобы
подымут алчный вой!


21.03.2012.
Всемирный День поэзии.







Сны

Ломом сбивая асфальт,
я едва его не уронил,
когда он проскользнул в пустоту.

Что за?..

Бережно отковырнул
пласт ближайший –
под ним,
в глубине засинело.

Другой, приналег,
отломил –
а внизу
оказалось такое же небо,

как над нами.

Игривее дымки,
просторное и голубое.

Не колеблясь,
расширив дыру,
я откликнулся на приглашенье!

2012.









***

Потянуло гарью тепловозной,
донеслись колеса, голоса,
донеслись гудки из дали звездной,
стало все твоим на полчаса.

Стало все возможным, как и прежде,
ты нашла меня, моя душа!
Я родился заново в надежде,
от любви к земле едва дыша.

14.04.2012.








***

Стервятники парят над выводком птенцов,
кудрявых, бестолковых, желторотых.
Пикируют на цель,
подхватывают ком -
ипуха взрыв!
Как будто одуванчик
с разбега наподдали сапогом!
Пищит, и нет его…

Кудахчет клуша-мать,
косясь наверх: опасность миновала.
Отец храбрится, шаркает, клюет…

Серьезные мужчины в «Мерседесах»
слюнявят баксы,
клювы зачехлив,
кривые, в бурых наростах.

На птичьем
дворе

шприцы в бурьяне,

коробки,

аптечные облатки,

писк,

бессилье.

3.06.2012.








***



Репетиция

Перед прощаньем
главное простить
и попросить прощенья.

Дескать, так и так:
жилец был так себе,
отец был так себе,
христианин был так себе
и гражданин был так себе,
член коллектива никакой,
и ненавидел то, что любят все.

На кастинги от скуки не попал,
в очередях нигде не достоял,
топор войны с талантом закопал,
от бабушки и дедушки ушел.

Короче, вел себя нехорошо.

5 июня 2012.









Мотылекъ семнадцатого года

Давно закис под кисеей рампетки вашей,
мадемуазель, темно-зеленый мотылек.
Вдали стенает бадминтон. Пирог домашний
остыл. Покрывшись картузом, прилег

брат-гимназист в ногах березки хрупкой.
И так вам любо все, мадемуазель.
Что брат ваш соня, что вишневой трубкой
отец распыхался, что, ротозей,

сестрин жених кричит: "Постой!", волана
доискиваясь невидимкой меж
стволов сосновых. Что полна поляна
цветов и ягод. Что, надев на плешь

венок, ваш дядька, словно Бахус потный,
глаголет маме про Толстого с пня.
Что палевый бульдог с гримасой кроткой
ему внимает, и ощур слюняв.

Что можно запросто сбежать к зарницам,
в полях блистающим. Что так пригож
ваш синий взор, которому закрыться
придется веками стальных рогож.









***

Тишины, заклинаю!.. ну, хоть на пятак тишины.
Ни еды, ни питья не прошу. Только в омут ее
с головой провалиться и видеть беззвучные сны,
как принцесса в хрустальном, вкушая успенье свое.

Ни любви, ни сочувствия, ни обещаний. Хрусталь.
И гипноз преломленных боками укрытья лучей.
Путешествие в аттракционе с названьем «Печаль»,
неподвижное плаванье по лабиринту подземных ключей.


10 июня 2012.









Пропажа

Пропала жизнь.
Стекла водичкой мутной
в осклизлую решетку душевой.

Безмолвие,
где только что звенела
горласто песня под шипенье струй,
мелькали белые привычно жесты,
коричневела
то спина, то грудь…

Безмолвие.
Зловещее «кап-кап».

Резиновые тапки,
полотенце.

Ничьи. Никто за ними не придет.

12.03.2012.









***

Когда-то я читал стихи ментам московским
в приемнике московского метро,
и признан ими был почти что Маяковским,
сберег банкноту, даже серебро.

И был отпущен вон – как я считал – на волю.
С тех пор прошло почти двенадцать лет.
Мне некому читать. Я вспоминаю Родю, Колю,
пью за Россию, где меня простыл и след.

12.06.2012.
День России.








***

Феи прозрачных ручьев,
редко встречаю я вас.
Флейта звучит, колокольчик звенит
у щиколоток девичьих.

Феи прозрачных ручьев,
что я хочу вам сказать?
Слово такое должно бы
с губ, словно капля, слетать
и разбиваться от счастья!..

Феи прозрачных ручьев,
ландышей запах, свирель,
уединение детства.

Не покидайте меня.


17 июня 2012.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 29.07.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2030433

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1