Сборник Я. Шафрана и С. Сенина Души моей солнце


ВИДЕО КОНЦЕРТА-ПРЕЗЕНТАЦИИ СБОРНИКА



МУЗЫКАЛЬНО-ПОЭТИЧЕСКИЙ СБОРНИК
ЯКОВА ШАФРАНА (поэт)
И СЕРГЕЯ СЕНИНА (композитор)
«ДУШИ МОЕЙ СОЛНЦЕ»

(слова песен и стихи)

Первый раздел

***
Задержалась осень. А зима
Пишет тонким почерком
По опавшим листьям письмена,
Часто ставя прочерки.

И глядит сама исподтишка,
Как мы тут без снега.
А у нас туман, печаль, тоска. –
Где же свет и нега?

Вот и в этой ветреной ночи
Мне совсем не спится.
Словно осень, юность не спешит
В памяти укрыться.

Мудрости как не было, так нет.
Мы все в ритме бега.
Жизнь, в которой меркнет свет,
Что зима без снега.

***
Декабрь, и небо чистое.
Сосулька, как звезда.
От серого и мглистого
Не стало и следа.

И солнца луч, как пьяный
От блеска на снегу,
В окно заглянет рьяно,
Мигнёт нам на бегу.

А вечером из сада,
Томлением полна,
Глядит на всё с усладой
Дородная луна.

***
Возлегла зима на землю –
Белым снегом пеньюар, –
Сделав собственной постелью
Крышу, дверь и тротуар.

Распахнула шёлк свой белый
И покрыла рощу им.
– Приходи, Морозец смелый,
Чтобы нежиться двоим!

Но Мороз теперь не ходкий –
Отдыхает на пути...
И раздался тихий, робкий
Вздох из девичьей груди.

Пеньюар опал и сник весь.
И, зарыв лицо в постель,
Плачет тихо, не противясь.
И звенит, звенит капель.

***
Белый плед дремоты зимней.
Ветер лишь не спит:
С облепихи лижет иней,
Желтым в снег сорит.
Серость по небу разлита.
Розовый закат.
И мороз свой пишет свиток –
Холодна строка.
Прочитав, замерзло время –
День длиною в год –
И, неся сосулек бремя,
Медленно течет.
Вмерзший в наледь лист бумаги
Бисер слов хранит,
На ветру, как знак отваги,
Вымпелу сродни.
А синица дело знает:
Свой прервав полет,
В ягоде души не чает,
Знай себе, клюет.

***
Пора какая — не поймешь,
А может быть апрель?
Куда сегодня не пойдешь,
Везде звенит капель.
Вчера мороз был так сердит —
Всю ночь трещал в ночи.
Сегодня солнцем двор залит,
Бегут, журчат ручьи.
Спешат, торопятся, бегут,
Звенят на быстрине.
И песню радости поют
Молоденькой весне.
Но завтра рано по-утру,
Очнувшись ото сна,
Зима ударится в пургу —
Прощай тогда весна.

***
Зима уходит, горькими слезами
Сугробы плачут, и текут ручьи.
Еще недавно похвалялась льдами,
Звала моржей купаться в полыньи.
Зима уходит, серо, сиротливо
Деревья потемневшие стоят.
Еще недавно в сказочное диво
Нас парк тянул весь в инее до пят.
Зима уходит, белые одежды
Пора сдавать ей в стирку и ремонт.
Еще не скоро заискрит, как прежде,
Убор лилейный, полный позолот.
Но вот на смену ей весна-девица,
Совсем дитя, в ней нет еще красы.
Но по-волшебному светлеют лица
При виде тонкой золотой косы.
Она еще девчушка и игрива –
Ручьи сменяет быстро коркой льда.
То по-осеннему она дождлива,
То утром вдруг ударит в холода.
Но ежедневно набухают почки,
Все наливаясь соком-молоком.
Однажды в ночь проклюнутся листочки,
И выйдет в день весна-краса с цветком.

***
Весна поторопилась – ранним рейсом,
На всякий случай, чтоб не опоздать,
Сошла на землю за ближайшим лесом
И принесла с собою благодать:

Зовущую прохладу синих далей
И ласку первых утренних лучей,
И зов земли – о чем мы так скучали
Всей долгой чередою зимних дней.

Душа обнять стремится спозаранку
И кустики крапивы молодой,
И жёлтую мать-мачехи полянку,
И юный одуванчик озорной.

И хочет вместе с новой птичьей песней
Петь о любви к весне, земле, траве.
Душа жива, душа теперь воскреснет
Назло замерзшей поутру листве.

Душа жива, душа теперь воскреснет
Назло морозам, снега белой пелене,
Назло холодным старым скучным песням
И якобы вернувшейся зиме.

***
Весенние снега,
Набухшие сугробы,
Весенние снега,
Зима последней пробы.

Она дарила нам
Морозный ясный полдень.
Благодаренье снам,
Которые уходят.

Сосулька как слеза,
Застывшая в печали.
Благодарение глазам
За то, что мне не лгали.

Морозы и капель
Возможны только в марте.
Но вот уже апрель,
И жизнь опять на старте.

МИЛАЯ ЗЕМЛЯ

Речка, косогорье,
Дальние поля,
Ближнее подворье –
Милая земля.
Улица под липами.
Тёплый жёлтый свет.
Ставенки со скрипами.
В окнах разноцвет.
Старый дом с колоннами,
Милый старожил.
Кроны над балконами.
Соловьиный пыл.
Дребезжит и катится
Старенький трамвай.
В шёлковые платьица
Нарядился май.

МОЙ ДВОР

Мой двор в вечернем полумраке
Таит сияние огней,
И согревают душу знаки
Прошедших лет, минувших дней.

Каштаны, липы обнимают
Покойной негою ночной
И сны нашептывают маю,
А он не спит все, озорной:

То ветерком подует шалым,
А то зайдется соловьем,
Или вздохнет в окне устало,
Прощаясь с чьим-то ранним сном,

Или девичьим звонким смехом
Коснется чутких тонких струн
И отзовется тихим эхом
Среди рисунков звездных рун.

НОСТАЛЬГИЯ

В потоке одуванчиковых грёз,
В черёмуховых волнах забытья
Раскрытый парус через лето нёс
Из детства мой кораблик бытия.

А мимо проплывали острова
Зелёной свежескошенной травы,
И пели песню вечного родства
Им облака зелёные листвы.

И так хотелось бросить якорь тут,
Упасть, обняв духмянный островок,
Забыться от забот, сомнений, смут
И напитаться силушкою впрок.

Однако путь по карте был иной
Среди зеленых островов и вод,
И тот же держит курс кораблик мой,
Идёт, но всё же замедляя ход…

А мимо проплывают острова
Зелёной свежескошенной травы,
Поют им песню вечного родства
Здесь облака зелёные листвы.

С. ЕСЕНИН

Что глядишь тоскливо и устало,
Что печалишь синие глаза?
Знать, душа твоя затосковала
О краях, где тишь и бирюза.

Где уже не зашумит тревожно
Молодая рощица весной,
Где не дрогнет в небе осторожно
Солнца луч вечернею зарей.

И лишь сердце жалостью зайдется –
Нелегко оставить навсегда
Эту иву, что над речкой гнётся,
Эту розовую гладь пруда,

Это золото лесов осенних,
Где так тихо шепчет листопад,
Что рождало красоту творений,
Что любить поныне был бы рад.

Не уйти... Закутавшись тоскою,
Остаётся только вспоминать
Этой мглистою туманною порою
О весне, которой не бывать.

И глядишь тоскливо и устало,
И печалишь синие глаза.
Знать, душа твоя затосковала
По краям, где тишь и бирюза.

СТАРАЯ ТУЛА

Старая Тула, душа так искала
Образ твой милый в далёком краю:
Дом на Гармонной и церковь, бывало,
Вот как сейчас перед ними стою.

Старая Тула, как долго мне грела
Душу среди надоедливых дней.
Улочка тихая, солнце уж село,
Песня негромкая и соловей.

Старая Тула, к тебе возвратился.
Новой ты стала – куда не взгляну.
Только за новым мой город не скрылся –
Старую Тулу я вижу одну.

Дом с мезонином, резьба по оконцам,
Церковь средь лип, голубятня и пруд...
Старая Тула – души моей солнце,
И не затмит тебя зодчества труд.

***
Утро штрихует стекло мелким осенним дождём,
Тихо скребётся в окно жёлтым пожухлым листом.
Голым ветвям уж не скрыть блики настырных реклам –
Их электронная прыть бьёт по глазам и мозгам.
Мечутся тени людей, плавают шляпки зонтов
В море дождя и огней, и вездесущих авто.
Я на балконе стою, створки окна распахнул.
Осень, напиток твой пью и, тяжелея, тону.

СОН

Все темнее лес и гуще,
Все извилистей тропа.
Волчий вой за мной всё пуще.
Видно, я совсем пропал.

Я налево, я направо –
Лес стоит сплошной стеной.
Я совсем не трус, но, право,
Стал уже я сам не свой.

В чём пред лесом я повинен?
Я ль не холил, не любил,
Сохранял в жару и в стыни –
Чтобы он меня сгубил?

Но не зря добра работа.
Вижу: свет, опушка, дом.
Смалодушничал, а вот как
Лес помог мне – в горле ком.

И, спасённый, перед лесом
Я, пристыженный, стоял.
Лес глядел же с интересом,
Словно всё он понимал.

***
Край мой милый, край хороший –
Детства незабвенный край.
Старый домик, в землю вросший,
Сад и роща – просто рай.

Летом – сад, деревья, крыши,
Наша детская война.
Мамин зов: "Домой!" – не слышим,
Заигрались допоздна.

И ещё любили очень
Старых воинов рассказ:
Летом – лавочка до ночи,
А зимой – у лампы час.

Не смиряется сознанье
С тем, что их на свете нет.
Так свежи воспоминанья,
Хоть промчалось столько лет.

Край мой милый, край хороший –
Детства незабвенный край.
Старый домик, в землю вросший…
Только в памяти тот рай.

***
Когда пораньше, ясным утром,
Ты выйдешь к зелени лугов
Или к поляне светлокудрой,
То попадёшь в обитель снов.
Где на полотнах изумрудных
Зелёных шелковистых трав
Рассыпан тонкий бисер чудных
Брильянтов мелких без оправ.
И где божественной росою,
Небесной влагою святой,
Душа, придя совсем босою,
Одета будет добротой,
Любовью крепкою земною.
И материнскою рукой
Обнимут и пойдут с тобою
Благословенье и покой.

***
Берёзы милые, я снова к вам иду,
Когда унынием не превозмочь беду,
Когда вдруг низок станет потолок,
И тот, кто близок, станет вдруг далёк.
Я окунаюсь в вашу простоту
И постигаю вашу чистоту,
И приникаю к вашей красоте,
И устремляюсь с вами к высоте.
К той высоте, что синью названа,
К той высоте, что нам на всех одна,
К той высоте, что больше чем страна,
Что не спроста навеки нам дана.
И нету краше тех краев,
Где в рощах – песни соловьёв,
Где корни – часть моих корней,
Где ветви – часть моих ветвей.
И может от того так больно мне,
Когда вас обдирают по весне,
Когда из зверски переломанных ветвей
Качают сок – что может быть больней?!

СЕРДЦЕ ЗЕМЛИ

От неба все с любовью принимая,
Я, жизнь, тебя за все благодарю,
И по стране от края и до края
Пройду воспеть прекрасную зарю.

Земля все больше сердцу тихо внемлет,
И разумом склоняется к нему,
А сердце еще сонное и дремлет,
Не в силах разогнать ночную тьму.

Проснется же оно лишь в час небесный,
Взойдет заря над нашею Землей.
То будет день воистину Воскресный,
К нему иду я длинною стезей!

***
Золото прозрачное небес
На землю тихонечко струится,
И руками белыми берёз
На ещё зелёное ложится.
Замер изумлённый чудом лес,
Ранними обласканный лучами,
Полон сам осенних дивных грёз,
Замер, очарован небесами.

***
Вот уже деревья постарели –
Тут и там средь зелени листвы
Пятнышками яркой акварели
Проступает желтизна, увы.

Ты глядишь на осени приметы,
Пробегает по лицу печаль.
С робостью у зеркала ответы
Спрашиваешь, поправляя шаль.

Не печалься, посмотри, природа
Что-то говорит нам за окном,
Радуя в любое время года –
Летним, зимним и весенним днём.

ЖЁЛТЫЙ ЛИСТ

Уж наступила безвозвратно осень
И лета никакого больше нет –
Ни настоящего, ни бабьего, и очень
Стал серым весь недавний яркий свет.

Всё дождь и слякоть, нет от них спасенья,
Нависло небо мрачной пеленой,
Не радует ничто, на всём печать забвенья
Того, что было летом и весной.

И только жёлтый лист – привет от солнца,
Забытого природою давно,
В её заплаканное смотрится оконце
И радует нежданным летним сном.

***
Тут всё вокруг прохладой дышит,
Покой природы величав.
Уснувший ветер не колышет
Уж больше пожелтевших трав.
И полон воздух звуков дивных,
Они витают и парят.
О днях о летних, о счастливых
Мне тихо шепчет листопад.
И слышу, околдован негой,
Сквозь листья колокольный звон,
Как будто сказочною мерой
Мне отпускают счастья сон.

***
Крупицы солнца осень подарила
И разбросала их окрест.
Над дальней рощей церковь воспарила,
И золотом плывёт по тучам крест.
В преддверии зимы, неторопливо,
Река о чём-то говорит
Полям, и песня грустно и тоскливо
Со стаей птичьей вдаль летит.
Но вот пробился яркий луч сквозь тучи
И заблистало всё вокруг:
Трава и куст, и клён, и дуб могучий,
И речка, и поля, и дальний луг.
Вот птицы, что ещё совсем недавно
Свою тоску тянули вдаль,
Враз замолчали и вернулись, плавно
Кружась и позабыв печаль.
И в тишине, вначале тихий-тихий,
Раздался колокола звон.
Разросся вширь... И отзвучал... И солнца блики
Погасли. И осенний сон –
Золото-серый сон, двуликий,
Вновь землю захватил в полон.

***
Вот раньше в ноябре – ненастье!
На дню менялись семь погод:
То сеет, веет, рвёт на части,
То кружит, мутит и ревёт,
То дождь, а то позёмка снизу –
Соединение с зимой.
Её потворствуя капризу,
Заводит песню ветер злой.
Сейчас всё тихо и уныло.
Пора уж побелеть всему,
Но как в стоп-кадре всё застыло,
Словно у времени в плену.

ВЫСОКАЯ ЦЕНА

Я живу между тем,
Что ушло и еще не пришло,
Как паром меж двумя берегами.
И везу лучший груз
Осторожно, как будто стекло,
Что накоплен был всеми веками.

А волна бьет о борт,
И течение давит на руль,
И порою штормит, как на море.
Но идет мой паром,
От пути отклонение – нуль,
И стихию мы с ним переборем.

Ведь в сторонушке той,
Что еще далеко не видна,
Ждут меня и мой груз у причала.
Потому так спешу,
Что высокая очень цена,
Чтобы снова начать все сначала.

НАСТРОЮ СЕРДЦЕ

Биенье сердца, главный ритм
Настрою я на частоту
Земли, где появился, вырос,
Где жил, живу, и в срок уйду.

С людьми, что общему труду
В любви, надежде, долге, вере
Отдали свой недолгий век,
Тот ритм в тиши я снова сверю.

И нет мне дела до того,
Когда они на свете жили,
Вчера или века назад,
При шторме или же при штиле.

По маякам в морях времен
Настрою свой маршрут я дальний,
Чтобы корабль прибыл в порт
Без лишних более скитаний.

МОЯ ВОЛГА

Где-то там за полями, степями
Величавою плещет волной
Постоянно, и днем, и ночами,
Словно пишет высокой строфой,
Моя Волга, с которой сдружился,
Без которой не мог я ни дня,
У которой трудился, учился,
Каждый миг своей жизни ценя.

И, когда тяжело мне и грустно,
Когда просто бывает невмочь,
Вспоминаю, как снимешь искусно,
Унесешь все ненужное прочь
Ты своею водою прохладной
И целебной, и просто святой,
И спокойною ширью отрадной,
Что зовется Великой Рекой.

И стремиться к тебе неустанно
Буду я изо всей суеты,
Окунуться в твою первозданность
И поведать тебе все мечты!

Второй раздел

***
И вновь передо мной бумаги,
Двухлетней давности листы,
И вновь на фоне Чатыр-Дага
Передо мной явилась ты.
Кипел под солнцем берег Крыма,
Но было холодно двоим –
Тебе, что не была любима,
И мне, что был тобой любим.
В твоих глазах плыла надежда,
Что я забуду о другой...
Шумело море и безбрежно
Волна катилась за волной.
Приливом – холодность прощанья,
И слёзы, скрытые в глазах,
И дрожь руки, и обещанье,
Чего не выразить в словах.
И вот передо мною строки,
Твоей написаны рукой,
То белой чайкой в час далёкий
Любовь промчалась стороной.

МОЖЕТ БЫТЬ

Может быть, это день был такой,
Или просто устал я душою –
Ты вчера была вовсе чужою,
А сегодня вновь стала родной.

Может, это берёзовый сон
Сердце мне обогрел ненароком,
Может, это зелёный тот клён
Так напомнил мне вдруг о далёком.

Может быть, о весенней капели
Загрустила земля в летний зной...
То, что было когда-то в апреле ,
Разве больше не будет зимой?

Может быть, это день был такой,
Что случилось со мной – я не знаю,
Будто снова в весеннем том крае
Я, любовь, повстречался с тобой.

***
Мне снилось лето: белый берег Волги,
И ты на медленной волне
Плывешь в закат июльский долгий,
Как будто в золотом вине.
И время не спешило, словно вечность,
Застыв на фотоснимке сна.
Напоминала про беспечность
Только листочка желтизна.
Проснулся я – вокруг уж побелело,
Окно моё в узорном серебре.
Лишь только жёлтый луч несмело
Напоминал о той поре.
И фотоснимок – белый берег, Волга,
И ты на медленной волне
Плывёшь размеренно и долго
В закат, как в золотом вине.

***
Пожелтевший ракитовый куст
Под моим одиноким окном,
Кроме нас, разделённых стеклом,
Этот мир так печален и пуст.
Так всё было вчера и давно...
Стой... О чем это сердце ворчит?
Словно строчка из книги кричит –
Всё, что было и есть – всё одно,
Словно осень туманит мне взор
Из далёких и древних глубин,
Словно даже тогда я любил
Этот жёлто-ракитовый вздор.
И стремительный ветер в ответ
Постучал мне листком золотым,
И молился я дивам простым,
О, высокий негаснущий свет!

***
Мерно цокает в ночи
Часовая конница,
Рядом сядет и молчит
Тихая бессонница.

Что подруженька молчишь,
Что не скажешь слова мне?.. –
Только дождь в стекло стучит
Раскалённым оловом.

А с обратной стороны,
Линией огня,
Бьются мысли-скакуны,
Сбруею звеня.

Бьются мысли, нервов ком –
Вот так переплёт!
Солнце уж в окне моём
Мне посланье шлёт.

Это мирный договор
И печать луны:
"Разрешим же вечный спор,
Окунувшись в сны..."

Окунуться я не прочь
И забыться тож,
Но уже другая ночь
Свой готовит нож.

***
Не парить, не мечтать, не смотреть?
Научиться всего не хотеть?
Научиться стоять и сидеть, и лежать?
Отучиться бежать,
Отучиться летать,
И страдать, и кричать,
И даже любить?..
Но зачем тогда жить?!..

***
Слов недосказанность,
Ласк незаконченность,
Взглядов оборванность,
Мыслей просроченность,
Тёмные омуты
В нашем сознании,
Гложут, буравят,
Кладут на заклание.

***
По улице, испачканной дождем,
Шла женщина, укрытая зонтом,
От всех невзгод, от непогод
Был только тонкий-тонкий зонт.
По улице, испачканной дождем,
Мужчина шел, бездомным псом,
От всех невзгод, от непогод
Был только плотно сжатый рот.
И прикоснулся он к зонту
На зыбком уличном плоту,
Поплыли так они вдвоем
Сквозь серый, мглистый водоем.
А из зашторенных окон
Струился тихий теплый сон,
На улицу, на дождь, на грязь
Незримою рукой ложилась вязь.

***
На дворе бушует непогода,
Завывает ветер из трубы,
Мы с тобой не виделись полгода –
Все дела, заботы да труды...
Ты и я – в дому холодном двое.
Печь гудит, красна и горяча,
Разговор застрял на полуслове,
Два печально сомкнутых плеча.
Твои губы – холодны и грубы,
У огня расслабленно слабы,
Мне особо эти губы любы
На порогах кочевой судьбы.
Знай же, как измучен я разлукой –
Ты мне снишься берегом родным.
Столько лет мечтал я о подруге –
И опять в разлуке жить одним.
На дворе бушует непогода,
Печь гудит, красна и горяча,
Пара позабытых бутербродов,
Да в углу потухшая свеча.

***
Мне так много лет, и на излете
Жизнь моя, но снится до сих пор,
Как однажды ты на повороте
Проходила мимо, бросив взор.
Этот взор, лучистый, светлый, нежный,
За тобой меня тогда позвал.
Мы любили… Нет любви уж прежней.
Только фотографии овал.
Этот взор, лучистый, светлый, нежный,
Ты, любовь, с собой умчала ввысь.
И молю: из синевы безбрежной
Хоть когда-нибудь, хоть на чуть-чуть вернись.
Я любил с тобой смотреть закаты.
Я любил с тобой леса, поля.
И готов за Родину – в солдаты,
И хочу, чтоб расцвела земля.
Но в трудах, моленье и творенье
Как не достаёт порою мне,
Словно пары строк в стихотворенье,
Чтоб ты рядом – только не во сне.

ЛЮБИМАЯ, ПРОСТИ

Любимая прости,
Как же могло случиться,
Весна в окно стучится,
А я застрял в пути.

Любимая, прости,
Набухли почки соком
В твоем саду далеком,
Ему б уже цвести,
А я еще в пути.

Любимая, прости,
Полями и лугами
Ходил я за цветами,
Тебе чтоб принести,
И все еще в пути.

Любимая, прости,
Октябрьский тихий лес
Нам целый мир чудес
Готов преподнести,
А я пока в пути.

Любимая прости,
Осеннее ненастье
Смывает меты счастья,
Дорогу не найти
Мне на моем пути...

Любимая, прости,
Через снега-сугробы
Я к терему дошел,
Любимой не нашел.
Всю ночь мела метель,
Срывала дверь с петель,
Грести, не разгрести,
И следа не найти,
Любимая, прости!

ТВОИ ГЛАЗА, КАК НЕБО В МАЕ

Мой взгляд в безбрежном тонет море
Твоих глубоких синих глаз.
Царит покой в них, и не спорит
Душа с умом твоим сейчас.

Твои глаза, как небо в мае,
Чаруют чистой синевой,
И лишь искринки в них сверкают –
Предвестье тучи грозовой.

Я пить готов покой и негу,
Терпеть все признаки грозы!
Но, чур... я спал... иду по снегу,
Метель и ветер, и ни зги...

***
Глаза – края глубинные,
И шея лебединая,
Берёзки гибкий стан.
Спокойная и нежная,
И доброта безбрежная
В рубцах душевных ран.
А за улыбкой тонкою –
Вся жизнь, как песня звонкая
В трудах, делах, боях.
Ты в ночь кометой яркою,
Нежданная, подарком мне
Всё прилетаешь в снах...

***
Однажды, грешен, веря чуду,
Прошел десятками дорог.
Тебя одну искал повсюду
И просто не найти – не мог.

А ты, меня завидев издали,
Скрывалась в селах, городах.
Не слушал: говорили, видели
Тебя синицею в руках.

Меня манили даже золотом,
Не раз пленяли дивным сном.
Закалка холодом и голодом –
И все то было нипочем.

Порою за огня завесою,
А то на дальнем берегу,
Являлась мне красой-невестою,
И вот – лечу, плыву, бегу…

Но исчезает то видение.
И вновь наедине с собой.
И понял я: то чувств творение,
То было лишь одной мечтой.

И все ж дано свершиться чуду:
По маловерью – грешен вновь –
Искал я женскую повсюду,
Нашел же Господа Любовь.

ЛЮБОВЬ ДЕЛА ВЕРШИТ

Душа сияет и молчит
В объятиях Любви.
И небо звёздное в ночи –
Ставь парус и плыви.
Ведь у Любви пределов нет,
И нет их у души.
Лишь в темноте сияет свет –
Любовь дела вершит.


© Copyright: Яков Шафран, 2017
Свидетельство о публикации №117071402569





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 51
© 17.07.2017 Яков Шафран

Метки: Музыка, поэзия, сборник, поэт, композитор, песня,
Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1