Тёмный айсберг в забытых глазницах. Вторая часть


Тёмный айсберг в забытых глазницах. Вторая часть
Тёмный айсберг в забытых глазницах: Глава 5. Странные дни«Прошлое не мертво. Оно даже не прошлое»
У. Фолкнер


Он

Хорошая.

Задница.

Я потёр щетину на своём лице, когда посмотрел, как Даша Блейк в странной спешке покидала плавучий дом, пытаясь успокоить себя немного. И думал... что, чёрт возьми, только что произошло между нами?

Этот взгляд... как будто она только что взглянула внутрь меня. Сквозь меня, на самом деле.

Что это было? И слёзы... Я имею в виду, что не сказал ничего оскорбительного для женщины. Не думаю. И, чёрт возьми, её мягкие женственные изгибы в моих руках что-то задели во мне.

Она всё ещё раздражала меня своими замашками наркополицейского, но, несмотря на это... и её очевидную неспособность сохранять равновесие, с тех пор как я встретил её... и, конечно, тот факт, что она точно была со странностями, на неё трудно было не засмотреться. В сочетании с моей печалью забытые и слишком давно не испытываемые мной ощущения тела женщины, прижатого к моему телу, как сейчас, когда её бедро было прижато к моему члену... разбудили мои самые нескромные фантазии; так что я счёл за благословение то, что она ушла.

Но фантазии никуда не делись, и я всё думал о её бёдрах, как они качались, когда она от меня удалялась.

Может быть, это была её обескураживающая, почти детская прямолинейность, которая зацепила меня.

Может быть, это было её почти ослиное упрямство.

А, возможно, и всё это вместе, или ничего из этого, - думал я, прислонившись к стене дома и наблюдая, как девушка идёт к берегу. Несмотря на это, она проникла под мою кожу. Множеством различных способов.

«Уверен: она мокренькая под этой юбкой».

Может быть, там под этой её нервозностью прячется немного кружева.

Мне не составило бы большого труда догнать её, прижать к стене этого плавучего дома, закинув руки над головой, может быть... задрать эту кокетливую юбку вверх по её бёдрам и проверить свою догадку. Конечно, вероятно, придётся попробовать её губы, чтобы держать её рот на замке какое-то время.

Мой язык смочил нижнюю губу, просто от мысли об этом.

Наверное, заставить её кончить не займёт много времени. Она не похожа на тех, кто часто трахается. Боже, я не уверен даже, что она похожа на ту, чей клитор знает, что такое оральные ласки.

Мой член начал болеть, я должен был остановиться, прежде чем на самом деле осуществлю каждую свою грязную, грязную мысль о том, что мне хотелось бы сделать с этой женщиной. Заставил себя повернуться и направиться обратно в дом... прямо к холодильнику.

Мне нужно ещё выпить.

Визит мисс Сумасшедшей не только наградил меня болезненным стояком, но и обломал весь кайф, и я снова начал ощущать, как чувство вины и боли просачивается обратно в мои вены после короткого забвения.

«Ты не сделаешь этого, Вэлли», - прошептал голос моего брата в моей голове, но то, как он это сказал, отличалось от того, что я слышал раньше.

Я закрыл глаза, отказываясь позволить памяти воскресить последние моменты с моим братом.

- Конечно, сделаю, - сказал я ему, когда допил всё пиво в рекордно короткие сроки, стараясь заглушить его голос в своей голове и проклиная себя за то, что решил, будто шести этих бутылок мне хватит на всю ночь. Потому что, оказывается, у меня больше не было алкоголя.

Потребовалось всего несколько попыток, чтобы завести «Chevelle», и я направился вниз по главной дороге, которая быстро привела в уже хорошо знакомый мне, так называемый, центр города. Однако, когда я добрался до того самого винного магазина, он был закрыт на ночь.

Оказывается.

Я немного поездил по округе, оценивая пейзаж небольшого городка и свежий воздух; догадываясь, что должен же быть там где-то бар, и вскоре нашёл один. Прямо на углу улиц Вотер и Таммани... и не слишком далеко от дома.

Как будто этого было недостаточно, чтобы привлечь меня, но таверна располагалась прямо на реке; и старый деревянный фасад здания, и парковка вокруг, заполненная автомобилями – всё это говорило, что я найду там или хорошую выпивку, или хороший сервис, или всё вместе. Неоновая вывеска ярко моргала надписью «Уитлокс», означая ещё и то, что я, похоже, найду себе там и нового любимого бармена.

К моему удивлению, оказалось, что бармен является ещё и владельцем.

Дэн не был огромным парнем, а оказался довольно-таки крепким мужчиной для своего возраста. По его рукам можно было решить, что он в своё время участвовал в кулачных боях, хотя, наверно, это происходило давно, я не сказал бы, что он не сумеет постоять за себя и сейчас, даже с гораздо более молодыми соперниками. Седые волосы не создавали впечатления, что он слаб и не на своём месте. Наоборот, он виртуозно разливал напитки, выкидывал на улицу мудаков, когда им было достаточно, и старался поддерживать достойную атмосферу в своем баре.

Он представился, и мы пожали друг другу руки; я сел за барную стойку, заказав свой первый напиток, и потом почти не видел его - он появлялся, только когда нужно было спросить, хочу ли я ещё один бокал.

Он определённо будет моим любимым барменом.

Я уже почти добрался до точки, где уже больше не слышал голос своего брата, когда пара длинных ног уселась рядом с моим стулом, и я услышал, как Дэн поприветствовал их владелицу.

- Добрый вечер, Джес.

- Привет, Дэн, кто твой новый друг?

Я поднял глаза, и она улыбнулась мне этой «трахни меня как животное» улыбкой, но всё что я мог действительно сделать - это нахмуриться на неё. Хотя, то было самым приятным взаимодействием с женщиной с тех пор, как прибыл сюда... Я кивнул ей.

Дэн протёр блестящую поверхность барной стойки тряпкой и, заткнув её в карман своей жилетки, положил перед женщиной салфетку.

- Валера Русик, Джес. Она держит пекарню всего в нескольких кварталах отсюда.

- Действительно? - переспросил я, разглядывая её декольте, которое она, очевидно, хотела, чтобы увидели все. Могу сказать, это был её лучший актив, и говорил о многом. Её юбка была слишком короткой, и когда она села на табурет, та задралась ещё выше, посылая очень чёткий сигнал, что она была в том баре по одной и только одной причине... потрахаться. Слишком яркий макияж и слишком много лака для волос на её русых волосах, чтобы сжечь весь бар. Не говоря уже о том, что я точно был не в таком настроении.

Мог бы даже сказать, что она не в моём вкусе, но я действительно не знал больше, остался ли у меня вкус к этому. И имело ли это вообще значение.

Её улыбка превратилась в ухмылку, и она сказала Дэну, не потрудившись взглянуть на него:

- «Грязный Мартини», Дэн, двойной и три маслины.

- Сейчас- сейчас, Джес, - предупредил он, прежде чем исполнить её заказ, но так или иначе я подумал, что она не слишком любезна с ним.

- Грязный, да? – пробормотал я, сделав ещё глоток своего собственного напитка, и её брови удивлённо приподнялись.

- Верно, «быстрый и грязный», если быть точной.

«Этого не случится, леди».

Когда Дэн поставил перед ней бокал, она взяла зубочистку, на которой были нанизаны оливки, и пососала их.

Честно говоря, это дерьмо не произвело на меня никакого впечатления, и я лишь хмыкнул, но, по-видимому, она расценила это как одобрение.

- Итак, что привело тебя в Мэдисон? - спросила она меня.

Я проигнорировал её, делая ещё один глоток моего «Джека» с кока-колой. Не был расположен делиться этим.

Хотя, к сожалению, Джес это было без разницы. Она провела большую часть оставшегося вечера, бубня мне на ухо, не в состоянии понять намёк, что мне просто хотелось от неё отделаться. Она рассказывала мне о сахарной пудре и... булочках, и всяком подобном дерьме; всё это загоняло меня в ещё большую депрессию, чем когда я приехал сюда, и хотелось просто помолчать с Дэном, как было чуть раньше.

- Хэй, мистер Дэн, есть свободные столики?

Меня штормило, когда я попытался оторвать глаза от своего бокала, чтобы уйти оттуда и вернуться в грёбаную тишину плавучего дома, когда услышал Её голос.

Он был более лёгким... непринуждённым, чем я его помнил, но это был Её голос.

И вдруг я передумал уходить.

Дэн улыбнулся из-за бара. И судя по тому, куда он смотрел, она стояла прямо позади меня.

- Дашик, сколько раз я должен тебе говорить, чтобы ты звала меня просто Дэн?

Она засмеялась, и я не мог ничего с собой поделать, но её смех разозлил меня. Первый раз, когда на самом деле услышал, чтобы эта женщина выражала некое подобие радости, с тех пор как я её встретил.

Джес скользнула рукой по моему бедру, как бы метя свою территорию, и повернула голову, чтобы поприветствовать Сумасшедшую.

- О, привет Даша.

Посмотрел на руку, которая была готова схватить мой член, и даже при том, что я хотел убрать её, скинуть с себя подальше... но этот контакт всё же был немного приятным, и, будучи пьяным, я надеялся на немного большее.

- Джес, как пекарня, и кто твой... - Даша взглянула, чтобы рассмотреть меня и остановилась. - О.

За ней стоял её спутник.

- Разве это не...

- Да, давай просто сядем за стол, Дем.

Вот дерьмо, красавчик в костюме. Вечер становился всё «лучше и лучше». Я обернулся, попытавшись улыбнуться, но это выглядело больше, как насмешка.

- Не уходите из-за меня, - сказал я им, останавливая мисс Блейк на её пути. Когда она посмотрела на меня, что-то в её глазах помешало мне договорить то, что я хотел сказать, вдруг вспомнив кое-что ещё.

Я показал на неё с бокалом в руке.

- Ты должна мне толстовку.

Джес поняла это неправильно.

- У неё есть твоя толстовка? Ничего себе, Дашка, ты быстро работаешь.

Тогда мисс Блейк выпустила этот раздражённый вздох, и я встал - в результате чего мой член потерял всякую связь с Джес - оттолкнул красавчика со своего пути и сконцентрировался на моей цели.

- Это был сувенир, и я хочу её обратно, мисс Блейк.

- Я верну её тебе после стирки, - заверила она меня, как будто обидевшись на мои слова.

- У вас проблема? - спросил Дэн из-за бара, и я указал на Дашу, говоря владельцу бара о своей жалобе.

- Да, есть проблема, эта женщина украла мою толстовку.

- Я не крала твою толстовку, - сказала она мне, и раздражение, которое я уже так хорошо знал, снова заполнило её голос. - Ты бросил ею в меня.

- Ты бросил в неё свою толстовку? – снова влезла Джес-пекарь.

- Она была мокрой, - сказал я Джес, уже сам немного раздражаясь, а затем снова посмотрел на Дашу с чем-то совсем отличным от раздражения. - Ты была такая... мокрая, - выдохнул я все те фантазии о ней, которые одолели меня после её ухода из дома на лодке чуть ранее в тот вечер, а затем её лицо покраснело; и я не смог остановить свои глаза, когда они прогулялись по её телу. Нет, имеет значения - как сильно я старался.

- Дашик? - Дэн определённо знал мисс Блейк лучше, чем просто владелец бара посетительницу, которая любила бывать в его заведении время от времени.

Я заставил себя снова посмотреть ей в глаза, когда она ответила ему.

- Всё прекрасно, мистер Дэн, - сказала она, наконец, пытаясь собраться, а затем попросила красавчика найти столик, пока сама сходит освежиться.

Дем... улыбнулся и сжал её руку как джентльмен, каким - я уверен - он хотел, чтобы она видела его, поэтому вёл себя как хороший маленький мальчик. Но прежде, чем Даша оставила зал, следуя своей миссии припудрить носик, она посмотрела на Джес, которая тут же сориентировалась.

- Я тоже собираюсь посетить дамскую комнату, сладкий... я вернусь.

Думаю, что ухмыльнулся ей вслед.

Даша Блейк задержалась немного, чтобы сказать мне:

- Будь осторожен с Джес, мистер Русик, она не плохой кондитер, положа руку на сердце, но на самом деле - если ты меня спросишь - не лучший выбор для свидания.

Я смотрел, как покачивается задница Джес, когда она шла через бар. На неё было не так приятно смотреть, как на мисс Блейк, но...

- Я не... - пожал я плечами. - И она мне кажется довольно хорошенькой.

Даша закатила глаза.

- Ты пьян. Тебе помочь доехать домой?

Я поднял руку, чтобы она помолчала, пока я допью свой напиток, и, поставив пустой бокал на стойку, доверил думать за меня моему члену:

- Нет, спасибо, я уверен, что Джес сможет мне помочь.

В этом был двойной смысл. Предназначенный, чтобы ужалить её. И это вроде сработало.

Она резко повернулась, не сказав больше ни слова; и я был доволен собой, собрав, наконец, всё своё дерьмо вместе... пока не встретил укор во взгляде Дэна, который остановил меня, как только я поднялся со стула.

- Что?

Его глаза указали на мисс Блейк, и он кивнул ей вслед.

- Ты можешь быть пьяным ослом с большинством женщин здесь - твое право, сынок, но что касается внучки одной из моих лучших подруг - она табу. Ты понял меня?

Я вытащил деньги, чтобы заплатить за себя и за них. Хлопнул ладонью по стойке перед ним.

- Я понял тебя, и спасибо за напитки.

Не стал ждать возвращения Джес. Я действительно не хотел и не нуждался в её помощи, чтобы доехать до дома; и не собирался оправдываться, что не желаю стать её случайным приятелем на эту ночь. Я знал такой тип женщин, и мне не нужны были эти сложности и драма.

Я кое-как пробрался через переполненный бар, и почти уже был у выхода, когда упёрся в стол сладкой парочки.

Даша стояла и придержала их напитки, схватившись за два из четырёх углов стола, а красавчик просто посмотрел на меня.

Я поднял руки вверх.

- Не обращайте на меня внимания, я ухожу.

- Где Джес?

- Кому это интересно.

Я продолжил идти, и когда обходил стол с её стороны, то заметил, что мисс Блейк старается уйти с моего пути, как нервная птичка, пытающаяся увернуться от автомобиля, или типа того.

Это выглядело довольно забавно, хотя мне было не до смеха, когда я двигался в одну сторону, она будто моё отражение шагала туда же, пока наконец, ей не удалось уклониться от меня, но я всё же задел её своим плечом. Даже при том, что, по моим ощущениям, я толкнул её только слегка, она потеряла равновесие и начала заваливаться назад - что, похоже, становилось уже традицией - попытавшись, схватиться за мою руку, чтобы удержаться.

Рваный вздох, будто её ударило неожиданным порывом ветра, стал единственным намёком, который сказал мне, что сейчас произошло то же, что и днём в моём доме. Я отбросил свои инстинкты и подхватил её, удерживая от падения на задницу, кряхтя от напряжения.

- Вау, опять, Птичка. - Слова вырвались из меня сами собой, когда я споткнулся и чуть не убил нас обоих в этот раз, на секунду задумавшись, было ли хорошей идеей пытаться спасти девицу в беде, имея в себе около восьми «Джеков» с колой, но эта мысль быстро испарилась, когда она посмотрела на меня так, как она умела.

Я узнал этот взгляд на её лице, будто прожигающий мою душу. Это было похоже на то, как она посмотрела на меня там - дома.

Но всё же немного иначе; по крайней мере, она не плакала на этот раз, но похоже по тому, какой озадаченной она выглядела... ей хотелось, чтобы я усадил её на край этого стола и...

Чёрт.

К счастью, она отвела от меня взгляд. Я как-то нашёл своё остроумие, и в попытке не думать о ней на этом столе с разведёнными ногами, в конце концов, сказал:

- Тебе действительно нужно что-то делать со своим балансом, мисс Блейк. Я не всегда буду рядом, чтобы защитить тебя, ты знаешь.

Тогда её лицо исказилось, будто я только что сказал ей, что её кошка умерла или что-то подобное.

Я пытался придумать какой-нибудь вопрос, чтобы узнать, почему она смотрит на меня с таким ужасом, когда заметил, что другая рука придерживает её второй локоть.

«Красавчик... и типа, свидание».

Я встретился с ним взглядом, а затем выпрямился, ставя Дашу на ноги и отпуская её.

- Ты в порядке, Даша? - спросил он её, одаривая меня взглядом, который говорил мне отвалить; но он не знал, что я не собирался отбивать его женщину, а даже если бы и собрался, то никакой долбанный взгляд какого-то «хромого осла» мне уж точно не помешал бы. Если бы мне нужна была мисс Блейк, она ушла бы со мной. Конец истории.

Я ничего не придумал, что мог бы сказать им на прощание, поэтому просто пошёл к входной двери, чертыхаясь про себя на урода.

Провёл рукой по своим волосам и огляделся в поисках моей чёртовой машины, которая была, надеюсь, ещё на стоянке где-то в этом долбанном городе.

Не мог вспомнить, где я её припарковал, что ещё больше меня бесило.

Я обошёл бар с другой стороны, где нашёл ещё больше автомобилей, и, оглядываясь по сторонам, снова услышал её голос у себя за спиной.

- Что, уходишь без Джес? - спросила она с этой странной комбинацией обвинения и сочувствия.

По крайней мере, по тону голоса, я знал, что это не кулинарша, что уже было плюсом, но, чёрт возьми, если я мог избежать этой женщины... пусть даже на несколько мирных мгновений.

Я всё ещё волновался, что не могу найти свой автомобиль, и всё ещё не чувствовал желания продолжать разговор, поэтому пошёл дальше, ничего не ответив. Сначала, во всяком случае.

Но я просто не мог сдержать себя.

- Ревнуешь?

Она фыркнула.

- Едва ли.

Я смотрел вокруг размытым от алкоголя зрением, пытаясь отделаться от её внимания.

- Тогда чего ты хочешь?

Она откашлялась.

- Я могла бы вызвать тебе такси.

- Нет, спасибо.

- Ты не должен садиться за руль в таком состоянии.

И тогда я развернулся к ней. Не был в настроении играть с ней в няню.

- Разве я тебя об этом прошу? – спросил, приближаясь к ней на шаг. Раздражение разлилось по моим венам, и она попятилась, когда я оказался ближе.

Её ответ просто не укладывался в моём сознании. Завёл меня. Вывел меня из себя.

- Я просто...

- Ты просто... что? Хотела прийти сюда и ещё немного повыносить мне мозг?

Это была правда. Она просто выносила мне мозг, как только могла. Поднимала из меня дерьмо, и я вёлся на все её выходки. Так что сделал ещё один шаг. Я хотел, чтобы она отстала от меня на хрен, и тот факт, что она, кажется, вообще не понимала намёков, просто убивал меня.

Даже лёгкого ветерка, раздувшего её волосы, оказалось достаточно, чтобы развеять мои противоречивые представления об этой женщине.

Чем ближе я становился, тем дальше она пятилась, пока не упёрлась в стену здания, шаря руками по сторонам; пока сексуальные движения её бёдер не привлекли моё внимание, и я не отвлёкся на то, как они пытались найти спасение. Пытаясь найти лазейку из этой ситуации.

Я сделал ещё пару шагов, сокращая расстояние между нами, когда мысли о кружевах снова заполнили мою голову. Когда наши глаза встретились, мой член уже вовсю рулил моей фантазией.

- Что ты делаешь? - спросила она, но её голос был хриплым, будто она сорвала его.

Мои брови слегка нахмурились в ответ с самодовольной ремаркой.

«Дай мне несколько минут, и я покажу тебе».

Когда я, наконец, оказался в пределах досягаемости, мои пальцы сомкнулись вокруг её талии.

Любопытство убивало меня, почти так же, как она сама.

- Что у тебя под этой юбкой, мисс Блейк?

Эти слова сорвались с моего языка без разрешения. Первоначально я планировал просто обжечь её своим взглядом… не своими словами.

- Я... ну, это не твоё дело, - попыталась она сказать мне, с таким вызовом, с каким только могла. Которого было не так уж много.

Я наклонился немного и оказался в зоне притяжения, заворожённый абсолютно восхитительным ароматом её духов.

- Разве нет?

- Мистер Русик... - она сглотнула, и я почувствовал, как её грудь едва коснулась моей, и каким тяжёлым было её дыхание, когда она вздохнула снова.

- Ты пахнешь чертовски захватывающе, ты знаешь это? - Я вдохнул её запах снова, желая заставить её почувствовать себя неловко... желая, чтобы она меня остановила... не желая, чтобы она меня останавливала.

Она сделала ещё один глоток воздуха и выдохнула.

«Немного не хватает кислорода», - подумал я.

- Ты пахнешь алкоголем, - ответила она, но это прозвучало, словно она хватается за соломинку, или пытается дать мне урок о том, сколько алкоголя я выпил.

Я зарылся носом в её волосы, выискивая её ухо.

- Ну, как насчёт того, чтобы дать мне повод не пить, ммм? - спросил я её, частично недовольный тем, что она указала на очевидное. Тогда я попытался прижать её к себе, одной рукой нащупав её бедро, а другой - опираясь на стену немного «качающегося» здания.

Я спросил немного громче в этот раз.

- Как насчёт того, чтобы отвлечь меня от ерунды, с которой я имею дело в своей голове каждый день, на некоторое время.

Она не ответила мне, и я не воспринял это как отказ.

Поэтому я оторвал руку от стены и прислонился к ней уже локтем, чтобы прижать девушку к себе ещё теснее.

- Где твой парень? - спросил я её, скользя рукой по изгибу талии. Её очень привлекательной, очень дразнящей талии.

- Он... не мой... – прохрипела она, в то время, как мои пальцы сжали ткань её топа, желая вытащить его из-под юбки, чтобы я мог почувствовать под ним её кожу.

Я был немного неловок, но сумел как-то справиться, по крайне мере, мне так показалось, что я осуществлю свои фантазии, возникшие в начале вечера. Хотя я не совсем держал её руки над головой, как предполагал, но она оказалась прижата к стене.

- У тебя обалденные бёдра, - сказал я с низким стоном, который не смог содержать, когда её дыхание снова замерло от моего прикосновения, и я решил пойти ва-банк.

- Уже так давно я не трахал хорошую женщину, Даша. – Не самое лучшее моё признание, но алкоголь, как правило, выявляет самые основные - животные инстинкты, и я чувствовал себя почти животным рядом с Дашей Блейк, так и было.

Я опустил голову и припал губами к этой чертовски приятной шее, и она издала рваный вздох, растекаясь по стене.

Но прежде чем мои губы смогли действительно попробовать её, прежде чем я успел поглотить её всю, кто-то схватил меня за ворот моей рубашки и дёрнул, говоря мне:

- Ну, тебе и сейчас не удастся трахнуть эту женщину, Ромео.

Даша выдохнула и расслабилась у стены.

- Боже, Эрик. Я думала, ты уже никогда не появишься.

Он рассмеялся.

- Прости, Дашик, я должен был убедиться, что гриль погас, прежде чем прийти к тебе на помощь.

- Что за... - я пытался передать мой гнев из-за того, что нас так непростительно прервали, но даже ничего не мог сказать этому без устали болтающему парню.

- Я здесь, чтобы забрать тебя домой, Валерка.

Он отпустил меня, и я одёрнул свою рубашку, пытаясь привести себя в порядок, как мог.

- А я уверен, что уже сказал твоей подруге, что мне нафиг не нужны провожатые до дома.

И вдруг я, наконец, увидел «Chevelle», и, вытаскивая из кармана ключи, поплёлся к ней.

- Ты в порядке? - спросил Эрик раздразнившую меня девицу с явной игривостью в голосе. – Ты вся красная.

Она не ответила, или я просто не услышал, но предположил, что с ней всё в порядке, когда через секунду молчания она сказала:

- Спасибо, Эрик, я лучше вернусь к Дему... позвони мне завтра.

- Договорились, передай Дэну от меня привет.

Я добрался до «Chevelle» и попытался вставить ключ в проклятый замок, но никак не получалось. Подумал про себя, что за урод придумал делать эти замки такими маленькими.

- Чувак.

- Я в порядке, Эрик, - отмахнулся я от него одной рукой. – Прости, но ты зря сорвался.

«Не так вставляешь ключ, мудак».

- Ага. - Я повернул ключ правильно и открыл её, скользнул на сиденье водителя, откидывая на минуту голову на спинку сиденья.

- Ты можешь убить себя, парень... ещё хуже, ты можешь убить кого-то ещё.

«Блять».

Сколько раз я говорил то же самое кому-то в Чикаго, но, чёрт бы меня побрал, если мне не плевать на это сейчас. Я уже перешёл черту, которая удерживала большинство людей в рамках этой логики.

Я проигнорировал его и попытался завести машину.

«Ты ведь не сядешь за руль моей малышки пьяным, Валерио», - слова предупреждения моего брата вторглись в мою голову, и я почувствовал, как заскрежетали мои зубы, когда я нахмурился от того, что этот ублюдок преследует меня… повсюду, чёрт возьми.

Я посмотрел на него, самодовольного ублюдка, сидящего на месте пассажира, глядя на меня этим взглядом, которым он всегда одаривал меня, когда пытался строить из себя отца.

- Она не твоя малышка больше, - проворчал я.

Тогда Эрик, который всё ещё стоял рядом с дверцей водителя, сказал:

- Она, может быть, не ребёнок, но Дашик мне как младшая сестра, и я считаю, что несу за неё ответственность, Валерио.

Я повернул свою голову от Гаррета к Эрику, находящемуся с другой стороны от меня. Уставился на него.

- Как ты только что меня назвал?

Он посмотрел на меня озадаченно.

- Э-э... Валера?

- Правильно.

Встряхнулся внутри автомобиля, пытаясь отличить реальность от алкогольного бреда, и прежде чем я понял, ключи от «Chevelle» уже не были в моих руках.

- Двигайся, Дон Жуан.

Я заёрзал, собираясь выбить всё дерьмо из этого парня за то, что забрал мои ключи, но как только я перебрался на другое сиденье, Гаррет исчез в никуда.

Когда Эрик повернул ключ замка зажигания, двигатель сразу откликнулся ему, и я с отвращением фыркнул на него.

- Новичкам везёт, - сказал я ему, и тогда он усмехнулся и выехал на дорогу, чтобы отвезти меня обратно в плавучий дом.

Думаю, он что-то рассказывал мне. О себе, о городе, о Даше... но я почти не слышал его. Я будто проваливался и снова выныривал из сна, но он, откровенно говоря, не заморачивался на этом.

Помню, как он помог мне войти в дом, когда мы туда добрались. Помню, как он довёл меня до дивана и положил на него, и помню, как он сказал мне «спокойной ночи».

Помню, я подумал, какой он порядочный человек, должно быть, если не выкинул меня к чёрту после того, как еле оттащил меня от своей подруги.

Тогда я полностью провалился в темноту, состоящую из дурных снов и худших воспоминаний, которые были мои личным адом на Земле.

Другими словами, всё точно так же, как в любой другой день.


Тёмный айсберг в забытых глазницах: Глава 6. Взгляд назад


«Движет тобой желанье глубокое…
Каковы твои дела – такова и судьба».
Упанишады


Даша

Мои руки всё ещё дрожали, когда я вернулась к Дему в «Уитлокс».

«Какого чёрта только что произошло?»

Я практически убежала от Валеры, как только появился Эрик, но я просто не могла справиться с желанием, которое охватило меня в определённых... местах. Имею в виду, я собиралась только задержать его, но даже не представляла, что он... правда, даже не думала, что нравлюсь этому мужчине, что он может хотеть меня… и самое главное… что я так отреагирую на это.

Мой разум пошатнулся от этого.

«Ладно, мне надо выпить».

Прежде чем Дем смог спросить меня, что только что произошло на улице, или понять это по выражению моего пылающего румянцем лица, я выпила все двенадцать унций водки с клюквой, которые он для меня заказал.

Мне никогда не нравилась водка.

Или клюква.

Дышать.

По-моему, я разучилась это делать с тех пор, как руки мистера Русика поиграли с подолом моей юбки. Я даже не была уверена, что когда-нибудь вспомню, как это делать, пока голос Дема, наконец, не пробился сквозь стены моих мыслей.

Мыслей и ощущений, которые обрушились на меня, когда я оказалась в Его руках.

«Я всегда буду защищать тебя».

Но он сказал это неправильно.

Даже если так... а что же делать с его таким знакомым запахом? Запах простыней, под которыми сплелись наши тела... руки, ноги, кожа к коже... тепло его поцелуя на моей шее… он почти воссоздал те ощущения.

- Даша?

- Хм?

Мои глаза поднялись на него, только чтобы увидеть беспокойство в его глазах. И только тогда я поняла, что он тоже придерживал меня за локоть, когда мистер Русик поймал меня... снова.

Я прошептала про себя:

- Слишком много совпадений.

Он усмехнулся в ответ.

- Что?

- Ничего... Как ты думаешь, мы можем закончить этот вечер, я...

«Обижена? А должна быть?

Раздражена? Нет... не совсем.

Сексуально перевозбуждена?»

- Да, ты выглядишь уставшей. Всё в порядке?

Я улыбнулась.

- В порядке, спасибо. Всё в порядке.

- Я провожу тебя домой... чтобы убедиться, что ты в безопасности.

- Ты милый, Дем.

Он улыбнулся, и я вспомнила, почему в первую очередь с ним хотела бы проводить больше времени.

Дорога до бабушкиного дома оказалась короткой, и было ещё рано; поэтому, когда мы прибыли, я пригласила его посидеть на крыльце, где стояли качели, поговорить ещё немного; может быть лучше узнать друг друга. Только оказалось, что я не особо участвовала в разговоре.

Пока Дем говорил о том, как красив наш штат и каких хороших людей он встретил в Мэдисонвиле, я мысленно вернулась к стене бара «Уитлокс», к мистеру Русику.

«Что у тебя под этой юбкой, мисс Блейк?»

В моих мыслях ответ был другим, не таким, как я ответила раньше. Я была другой - с ним. Совсем другой.

- Почему бы вам не выяснить это самому, мистер Русик, - сказала я, и он удивлённо приподнял брови. После того, как он получил одобрение, о котором просил, одна его рука очень плавно спустилась вниз по ткани, пока не нырнула под подол юбки, но глаза Валеры не отрывались от меня.

Его душа проникла в меня. Его губы дразнили меня.

Когда его пальцы задели моё бельё на бедре, мурашки пробежали по коже, и когда он развёл мои ноги своим коленом, они раскрылись для него, а затем мучительно медленно он провёл пальцами вдоль шелковой полоски трусиков между ног.

Я облизала губы в ожидании, а он ухмыльнулся в ответ, и когда, наконец... наконец, он нашёл то, что искал...


- Даша?

Я подскочила.

- О! Дем. Прости?

- Я спрашивал, знаешь ли ты какой-нибудь хороший итальянский ресторан, в который я мог бы тебя пригласить... но ты, похоже... где-то в другом месте. Ты уверена, что всё в порядке?

Сухость в горле душила меня, и жар между ног заставил крепче свести колени.

- Я в порядке, действительно. Извини, просто... долгий день, – улыбнулась я.

Почему мои фантазии не могли быть об этом мужчине, который сидел сейчас рядом со мной на качелях бабушки? Почему я не могу желать, чтобы это его рука блуждала... губы ласкали меня? Он прекрасный парень. Он милый, образованный, обходительный... не показывает абсолютно никаких признаков враждебности, которые я могла бы увидеть или почувствовать.

Почему предметом моих фантазий должен быть грубиян-арендатор из плавучего дома Эрика?

У меня вырвался вздох.

Я всё ещё могла попробовать это исправить.

Если я попытаюсь.

У нас всегда есть выбор, независимо от того что шепчут нам наши инстинкты. Бабушка доказала это, почему я не могу?

- Я должен идти, - сказал он тихо, похлопывая меня по руке, поднимаясь, чтобы уйти, но я остановила его.

- Подожди, Дем, действительно, мне так жаль. Можем ли мы, может быть... попробовать ещё раз?

И его улыбка стала такой очаровательной.

- Конечно, Даша, - сказал он, а затем нежным касанием притянул меня к себе, чтобы поцеловать. Наверное, в щёку, он был не из тех, кто пойдёт на хоум-ран в первую же неделю, но я отчаянно нуждалась в отвлечении, в чём-то, что бы отвлекло меня от фантазий о Валере Русике.

Поэтому я немного повернула лицо и прижалась к его губам своими губами.

Сначала он удивился, но потом расслабился и притянул меня к себе немного ближе.

Поцелуй стал более страстным, но через несколько мгновений в его руках я уже знала:

«Это не он».

Моя кожа не пылала под его руками. Кровь не кипела... никакой химической реакции или чего-то подобного. Более того, никаких видений.

Он достаточно хорошо целовался. Даже великолепно.

Но он не был тем, кого я искала.

«Чёрт возьми.

Кого вообще я ищу?»

О, как бы мне хотелось этого не делать. Зачем я решила продолжить поцелуй, ища того, чего там не было.

Я должна ощущать какое-нибудь разочарование, но на самом деле, всё, на чём я могла сосредоточиться, это на охватившем меня замешательстве. И такие смешанные чувства замешательства и разочарования, конечно, почувствовал Дем, поэтому отстранился от меня. Я увидела это в его глазах.

- Прости, - сказала я ему. Не за только что случившийся поцелуй, а за то, что, вероятно, не будет никакого следующего свидания.

Однако Дем только понимающе улыбнулся.

- Не извиняйся, Даша. Не каждый день красивая женщина меня так целует.

- Ты надолго ещё останешься в городе? - спросила я, вдруг почувствовав необходимость сменить тему.

Его лицо выразило недоумение.

- Я не уверен... это зависит от...

- От?

- О, от того как быстро я найду то, зачем приехал.

Моя голова наклонилась набок в ответ на его загадочность. Я не могла понять, что он имел в виду. Как обычно.

- О чём ты говоришь?

- Не скажу, - поддразнил он, а затем усмехнулся, оттолкнулся от качелей и помахал мне на прощание. Он направился обратно к своей машине, засунув руки в карманы.

Я ждала, пока его машина не отъехала, наблюдая за ней с прищуренными глазами, прежде чем вернуться в дом; и хотя думала, что бабушка уже легла, она, оказалось, ещё не спала. Наверное, она ждала меня, как делала это, когда я была моложе.

- Ба?

- Твой отец звонил, Дашик.

«О».

- Всё в порядке?

Я знала это и так, у меня в последнее время не было никаких пробелов в видениях насчёт отца. Это был вопрос, который я задала по привычке. Что-то, что вы спрашиваете о ком-то, после того как ничего не слышали о нём некоторое время.

- Он в порядке. Он хотел с тобой поговорить.

Мои губы изогнулись в виноватой гримасе. Он был моим отцом, но у меня на самом деле просто не было никакого интереса в разговоре с ним.

Я всё ещё немного сердилась на него.

- Что ты ему сказала?

Бабушка рассмеялась.

- А что ты думаешь, я могу ему сказать? Я сказала: если он хочет поговорить, то пусть притащит свою задницу сюда и поговорит.

Я не могла не захихикать, когда она сказала это мне. Бабушка всегда умела командовать отцом.

- И что же он ответил?

Она подошла и поцеловала меня перед сном в щёку, потом посмотрела на меня любящим взглядом.

- Дашик, если ты действительно хочешь знать, что он сказал, позвони ему.

Затем она поднялась вверх по лестнице, чтобы лечь в свою постель.

Это бабушка.

Она всегда была такой со мной, но всё же это не значит, что я собиралась звонить отцу.

Сон дался мне нелегко в ту ночь. Если бы я не думала о Валере Русике и его агрессивной раздражительности, то вспоминала его слова, сказанные мне в баре мистера Дэна. И если я не думала об одном, то думала о другом.

Он был таким... взбешённым. И... сексуальным.

Чёрт, этот мужчина с надутыми губами и сильными руками и... действительно длинными пальцами. Я мечтала о них в ту ночь, вы знаете. Его пальцы... и обещание того, что они могут сделать со мной, если когда-нибудь получат свой шанс. Я ворочалась, пытаясь вытряхнуть из моего подсознания его слова, но они никуда не девались, они только становились громче... и громче.

И это изматывало.

Моё настроение стало ещё хуже, когда на следующее утро приехал мой лучший друг, чтобы сказать доброе утро и позавтракать. Он не особо помог мне с этим вопросом.

- Если парень так беспокоит тебя, просто держись от него подальше, Дашик. Что в этом такого?

- Что ты вообще знаешь о нём, так или иначе? - спросила я, пытаясь перевести тему от себя.

Эрик набил полный рот соуса, затолкал туда печение и кивнул, запивая:

- Так вкусно.

- Эрик.

Хорошо, он вытер рот одной из салфеток бабушки.

- Я знаю, что он раньше был полицейским.

«Интересно».

- Был? Его уволили?

Он покачал головой, отломил кусок омлета и проглотил его.

- Больше похоже, что он ушёл... или на пенсию, или что-то типа того. Я не знаю.

- Разве ты не позвонил, чтобы узнать его рекомендации?

- Да, Дашик, я позвонил. Его капитан сказал, что он был отличным копом, хорошим и надёжным человеком... это было действительно всё, что я хотел услышать.

Я засмеялась и прыснула с сарказмом:

- Ну тебя, похоже, не беспокоит, что, возможно, его капитан лжёт?

- Что с тобой не так? И почему он должен лгать? Он не знает меня, - макнул булочку в джем, доел её, запил соком, а затем произнёс:

- У меня к нему нет никаких претензий. Пока нет.

- У меня нет проблем, Эрик.

- Отлично, ты просто делаешь то, что ты сделала с бедным придурком ещё в средней школе.

Я нахмурила на него лоб, и он перестал есть.

Это было впервые.

- Не делай вид, что этого не было.

- Чего?

- Давай, ты не помнишь, как разбила сердце бедняги?

- Я никогда не разбивала его сердце, Эрик.

Он бросил вилку.

- Подруга. Парень плакал в мужской раздевалке в течение недели, когда ты сказала ему, что предпочтёшь съесть грязь, чем пойти на выпускной с ним.

Я фыркнула.

- Он был мудаком.

- Он был чувствительным мудаком.

- Он спал с каждой девушкой из команды черлидеров, а затем даже не трудился расставаться с ними, прежде чем переходить к следующей. Это называется «чувствительный»?

Я выдохнула в отчаянии, и Эрик взглянул на меня на мгновение.

- Тебе нравится этот парень.

Я задохнулась.

- Нет, я не знаю.

- Да, нравится. Ты так взволнована и... - прищурился он на меня. - Ты «видела» что-то?

Эрик знал уже давно и принимал мой дар, что я вижу то, во что многие отказывались верить. Он был одним из очень немногих людей, которым я доверяла своё сердце. Но я просто не могла заставить себя быть полностью открытой и честной с ним о моём загадочном мужчине.

Пока не могла.

- Что? Нет, я просто... он очень...

- Горячий?

Ох! Иногда я ненавидела Эрика.

Он засмеялся, но потом его улыбка исчезла.

- Ты определённо видела что-то. Дашик, слушай, если он...

- Он - ничего, Эрик, просто заткнись.

- Я просто сказал.

- Когда Роуз возвращается домой? Боже, я так устала, что ты ходишь сюда.

Он, наконец, встал, чтобы положить свои тарелки в раковину для бабушки, а затем прислонился к столешнице, схватил меня в охапку, поцеловав в щёку.

- Всё в порядке, ты не обязана говорить мне прямо сейчас, но поверь мне, когда я говорю это, Даша Блейк, ты рано или поздно всё равно расскажешь мне, что происходит с тобой.

Я посмотрела на него ехидно. Потому что он был прав.

- Я тебя ненавижу.

- Ты любишь меня.

- Тебе повезло, что я люблю тебя.

Он усмехнулся так, как только Эрику могло сойти с рук. Я называла это его мужественным хихиканием. А потом он ушёл домой, махнув мне через плечо.

- Следуй своим вибрациям, Дашик!

Когда входная дверь захлопнулась, я поймала себя на мысли о словах Эрика.

«Следуй своим вибрациям».

У меня не было плохих вибраций или предчувствий насчёт этого мужчины. Меня влекли любые вибрации, которые я могла от него получить. Даже тёмные, хотя я была не вполне готова столкнуться с ними.

И другие вибрации, что ж...

Я закусила губу.

Но поняла, что, вероятно, следует держаться подальше от него, в любом случае.

«Так будет лучше», - подумала я.

Пока бабушка не появилась в дверном проёме между кухней и прачечной, держа в руках то, что случайно изменило мои планы на этот день.

- Ты что водишь мужчин в этот дом, юная леди?

Она сказала это так, будто это должно шокировать меня… вернее её. Но я хорошо знала её. У бабушки были свои секреты, о которых ей хотелось думать, что они мне неизвестны.

- Это действительно не твоё дело, вот, – сообщила я ей, резко выхватив толстовку Чикагского университета из её рук.

Я, возможно, инстинктивно понюхала её, но быстро поняла, как глупо выгляжу, та была только что из стирки и больше не пахла Валерой Русиком.

- Это моё дело, пока ты живёшь под моей крышей, Дарья Блейк.

- Может быть, я просто съеду тогда, старушка.

- Ага, - засмеялась она. – Ты съедешь, когда свиньи полетят.

Я перекинула толстовку через плечо и вышла из комнаты.

- А я всё-таки видела одного за окном своей спальни буквально на днях.

«Какая наблюдательность».

- Ба!

Она просто хихикнула и продолжила свои дела на кухне, а я... ну... я подумала, должна же я вернуть эту толстовку, ведь так? Он сказал, что это сувенир. Должно быть, для него это важно.

Так что я пренебрегла моим ранее принятым решением - держаться подальше от любых контактов с этим мужчиной - и сразу же направилась в старый дом Эрика. Я пару раз потрогала толстовку, чтобы убедиться, смогу ли я снова увидеть что-то, но, конечно, ничего не произошло. Никогда ничего не получается, если ты этого хочешь.

Я не была уверена, что собираюсь сказать мистеру Русику, когда верну ему одежду, но как только подъехала, то попыталась убедить себя, что мистеру Русику вовсе не нужна эта старая толстовка. Я имею в виду, разве нет такого правила? Мне казалось, если мужчина даёт женщине свою вещь, он не должен ожидать, что она вернёт её обратно.

Что-то вроде того, в любом случае.

«Я просто... оставлю её на задней палубе», - сказала я сама себе. И стала украдкой пробираться по пирсу, так тихо как только могла, ступая на эти старые доски. И когда я добралась до задней палубы, то увидела стул, на который могла бы положить толстовку.

Могла бы оставить её и уйти за пару секунд, но нет. Я должна была заглянуть в дом снова и посмотреть, если там мистер Русик. Или ещё хуже: может быть, он напился до смерти в этот раз.

Я также заметила, что ручка на стеклянной двери была отремонтирована, и мне стало стыдно за слова, которые я ему наговорила днём раньше.

Положила толстовку на стул и, сложив руки козырьком, прислонилась к стеклу, прищуриваясь, вгляделась вглубь гостиной, пытаясь найти лежащее без сознания тело, но ничего не увидела. И когда я столкнулась с фактом, что не могу понять обрадовало это меня или разочаровало, ведь я не увидела этого мужчину там; я решила всё-таки уйти.

И столкнулась ни с кем иным, как с мистером Русиком!

Выражение на его лице, когда он посмотрел на меня сверху вниз, сказало мне, что он собирается рассмеяться, но клянусь, казалось, он просто не мог вспомнить, как это делается.

Может быть, он никогда этого не делал.

- Ты что, шпионишь за мной, что ли?

Я была так взволнована, не ожидая, что он окажется там, что понятия не имела, как ответить.

- Что? Нет, я... Я имею в виду, я просто... - и я, наконец, вспомнила для чего пришла сюда в первую очередь, схватила толстовку со стула и сунула её ему в руки. - Я принесла твою толстовку обратно.

Он взял её, хмурясь на меня, будто я говорила на каком-то неизвестном языке, а я не могла найти слов, чтобы спросить его, почему он всегда кажется таким злым на меня. Каждый раз, на самом деле. И только я решила, что, вероятно, лучше оставить этот вопрос без ответа, он заговорил:

- Слушай.

Я замерла на месте, когда почувствовала, как его рука коснулась моей. Не грубо, как вчера вечером, на самом деле. Просто слегка, достаточно, чтобы остановить меня.

Какие-то обрывки слов пронеслись в моей голове, как ветер через открытое окно, и я уловила только одну или две фразы, ворвавшиеся в моё сознание без предупреждения.

«Ты же не сделаешь этого».

«Прекрати!»


Слова... по крайней мере, некоторые из них по ощущениям были его, но я не была уверена, что они означали или кому были предназначены. Они пригвоздили меня к полу, лишили возможности двигаться, пока я не услышала от него большего.

Этот визит не закончится хорошо, что-то мне подсказывало. Я не могла говорить. Не могла двигаться... так что я только смотрела ему в глаза и ждала.

И эти глаза.

Та же вспышка, что и вчера вечером, мелькнула передо мной. Его руки на мне, его губы так близко, я могла почти почувствовать их вкус... Это, в сочетании с воспоминаниями о моих фантазиях, лишило меня равновесия, и я чуть не упала, но на этот раз смогла удержать себя сама.

И он посмотрел на меня, прищурившись. Его взгляд был тяжёлым.

- Ты всегда это делаешь?

Я моргнула.

- Что делаю?

Я едва пошатнулась, но он, в любом случае, заметил.

- Спотыкаешься и падаешь. У тебя проблемы с внутренним ухом или что?

Я не знала, что сказать на это. Имею в виду, я могла бы просто согласиться, и дело с концом, но я это не сделала… почему-то не могла… лгать этому мужчине.

- Нет.

- Куришь травку?

Я фыркнула.

- Нет.

- Таблетки?

- НЕТ. Боже мой, я, что же, похожа на наркоманку?

Он выдохнул, сам осознавая абсурдность своего допроса.

- В любом случае, я думаю, что должен извиниться за то, что пересёк черту вчера вечером, - сказал он, почёсывая затылок.

«Пересёк черту?»

«Скорее просто вломился через порог».

- Хм... не стоит беспокоиться об этом, - сказала я ему, пытаясь звучать как можно более непринуждённо, надеясь, что он не поймёт, как это на самом деле повлияло на меня. Хотя у меня никогда не получалось ничего изображать, я была как открытая книга большую часть времени.

- Пффф! – фыркнула я слишком громко. - Ты был пьян... это было...

- Недопустимо, - прервал он с очень серьёзным выражением на лице. - Я не знаю, что на меня нашло.

«О».

Я продолжала свои попытки показать своё безразличие ко всему этому, но особенно после того, что он только что посмотрел на меня... я перестала пытаться.

- Хорошо, - сказала я ему, немного серьёзнее, - ничего страшного.

Я улыбнулась, а затем через несколько неловких секунд молчания между нами, он первым сломал напряжённость:

- Значит... спасибо за толстовку. - Он взял её и зашёл в дом.

- Конечно,- пробормотала я, наблюдая за ним и желая сказать ему ещё что-то, но не зная, что именно. И только какая-то мысль стала формироваться в голове, как зазвонил мой сотовый, и я ответила, не глядя на экран, направившись к берегу.

- Алло?

- Дашик, Роуз дома. Она хочет, чтобы ты сегодня пришла к нам на ужин, мы оба свободны вечером.

Я споткнулась об одну из старых досок на причале и чертыхнулась на Эрика.

- Хм... конечно, Эр... Я буду там, во сколько?

- В семь, она готовит всё твоё любимое.

- Отлично, - я медленно вытаскивала себя из прострации, в которую вверг меня предыдущий разговор, и пыталась сосредоточиться на беседе с Эриком. Роуз вернулась, и я соскучилась по ней. Было бы весело, если мы проведём вечер вместе, и она, несомненно, научила бы меня каким-нибудь новшествам с кулинарных курсов, на которые она ездила в Теннесси.

Я улыбнулась при мысли о волнении, с которым она, бесспорно, будет всё это мне рассказывать.

- Я должна что-нибудь принести?

- Что хочешь, маленькая леди, только не забудь принести себя.

Я смеялась, когда почти добралась до своего «Beetle».

- Да, и Валерку.

Я остановилась.

- Что?

- Я в долгу перед парнем за ремонт ручки.

- Как ты узнал, что я...

- Дашик. Кто твой лучший друг?

- Ты. Ухх.

- И кто знает тебя лучше, чем кто-либо в этом Богом забытом городе?

Я подняла руку к небесам.

- Ты.

- А кто имеет тревожную, глубоко сидящую потребность решать проблемы каждого, кого она встречает?

Я колебалась, закатив глаза на его слова, а он смеялся, как будто видел меня. Он на самом деле видел это тысячу раз прежде, и, вероятно, увидит ещё больше. Это было безнадёжно.

Да, это была я.

- Хорошо. Я скажу ему, что он приглашён, но я не могу обещать, что он пойдёт.

- Спасибо, Дашик, увидимся позже.

- Пока, Эр.

Я закончила разговор и стояла там ещё минуту или две, прежде чем развернуться и снова пойти к дому на лодке.

Понятия не имела, как пригласить человека, который не имел абсолютно никакого интереса к поддержанию даже самой дежурной беседы с кем-либо, не то что на ужин с двумя людьми, которые будут болтать без умолку и, несомненно, подадут не менее четырёх блюд на стол.

Но, видимо, всё когда-то случается в первый раз.

И кто знает, может быть, это пойдёт ему на пользу... может быть, где-то под всей этой наносной резкостью скрывается что-то ещё.

Что-то, что он, должно быть, потерял, когда умер его брат.

Я смотрела на лодку около минуты, прежде чем шагнуть на причал и вернуться туда, готовая ко всему.


Тёмный айсберг в забытых глазницах: Глава 7. Большой брат

Люди приходят в вашу жизнь, и люди уходят из неё...
Вы просто должны верить,
что жизнь приведёт к вам того, кто вам нужен.
О. Блум

Он

Пока я прислушивался, завёлся ли автомобиль мисс Блейк и уехал ли, наконец, прочь, множество эмоций, которые я не мог распознать, наводнили меня.

Гнев. Досада. Разочарование. Подозрение. Ещё больше гнева... Но все они были пронизаны какой-то странной… надеждой, что ли.

«Похоже на то», - решил я. Так и есть, с тех пор как я встретил её, она источает это... упорство, граничащее с упрямством. И эта её... настырность, похоже она... не привыкла сдаваться. Это смутно напомнило мне о старых временах, когда я так же выводил из себя Гаррета.

- Я никогда не поймаю этого парня, он так и будет продолжать кормить город наркотиками и огнестрельным оружием, пока не умрёт или… не состарится и сам не выйдет из бизнеса, - он был расстроен и истощён, и это была его третья бессонная ночь. Я пытался составить ему компанию и кое-что у него узнать, пока находился там.

Налив ему кофе, сел с ним рядом.

- Ты поймаешь его, Гар, ты всегда ловишь плохих парней.

- Нет, этот парень чёртов псих с мозгами, - ответил он мне, снова перечитывая его дело, выискивая зацепки, которые мог упустить раньше.

- Он где-нибудь просчитается.

- Я так не думаю.

- И когда он это сделает, ты его возьмёшь.

- В конечном итоге всё, видимо, закончится моим увольнением.

- Они никогда тебя не уволят, ты слишком хороший сотрудник.

- Я чёртов идиот, если не могу справиться с этим делом.

- Нет, ты просто...

- Вэлли, – выдохнул он моё имя с досадой и разочарованием, сминая бумаги, которые держал в руках.

- Ммм? – промычал я, делая глоток обжигающе горячего кофе.

- Ты можешь заткнуться?


Я улыбнулся, вновь проживая тот момент, потому что это было действительно всё, что я мог сделать, после того, как Гаррет сказал мне заткнуться. И когда я стоял там, то чувствовал, будто на краткий миг вернулся за стол в гостиную наших родителей.

Стряхнул с себя воспоминания, ещё пару минут прислушиваясь и пытаясь понять, что задержало отъезд мисс Блейк.

Может быть, эта груда металлолома, которую она водила, наконец, отказала.

Может быть, она снова упала в реку... и утонула на этот раз.

Чисто теоретически, но когда она, в конце концов, показалась снова на палубе, то мог сказать, что она чего-то хотела.

Может быть, попросить завести её горе-автомобиль. Возможно, попросить воспользоваться телефоном, я не знаю, но это... Имею в виду, я не воспринял серьёзно приглашение Эрика на ужин.

«Я не хожу на ужины», - напомнил я себе, помотав головой в ответ на её предложение.

- Н-да, спасибо, но... нет, спасибо.

«С тех пор как Гаррет… так или иначе».

- Ой, да ладно, соглашайся.

«Какой в этом смысл?»

- Нет.

«Я не создан для этой дружеской возни».

- Почему нет?

«И мне действительно не до этого сейчас».

- Потому что я не хочу, - сказал я ей, чувствуя себя двенадцатилетним ребёнком, который отказывается ложиться спать, когда его родители настаивают. Тогда я обиженно фыркнул и стал закрывать перед ней дверь, но она остановила её своей ногой.

- Но Эрик и Роуз будет так разочарованы, если я не приведу тебя.

Эта женщина иногда просто не понимает чёртовы намёки.

Я щёлкнул языком и немного повысил тон, неожиданно для неё:

- Слушай!

Голова мисс Блейк немного дёрнулась от моего тона, и я полагал, что наконец донёс до неё свою точку зрения, но в любом случае решил закончить свою лекцию.

- Я думаю, что ты, возможно, получила неправильное представление ранее, когда я извинился за вчерашнее... но я не ищу здесь «лучших друзей на всю жизнь», - обвёл рукой пространство между нами на всякий случай, если она не поняла, что я имел в виду нас.

Она изогнула бровь.

- Я бы не назвала то, что ты сказал раньше, извинениями, мистер Русик.

Я проигнорировал её сарказм.

- Моя ошибка.

- Я не собиралась...

- Отлично, тогда ты можешь идти.

- Мистер Русик, - она потянулась, чтобы взять меня за руку, но в самую последнюю секунду отстранилась, как будто прикосновение ко мне может обжечь её или что-то подобное. И снова эта женщина сводила меня с ума.

Что-то было в ней, что заставляло меня хотеть, как раньше, раздобыть на неё досье и выяснить: какого чёрта она цепляется ко мне, как клещ?

«Старые привычки», - подумал я. Даже сейчас, когда я произносил эти слова в своей голове, голос Гаррета звучал в глубине моего сознания, напоминая о далёких днях, когда я впервые пошёл по его стопам по улицам Чикаго - как офицер полиции.

Я почти видел, как он шёл с этим дерзко поднятым воротником, как он обычно делал, когда собирался поучать меня.

- Инстинкты – всё, что у тебя есть, Валерио.

Я старался не хмуриться на него.


На неё.

- Я не могу сказать, повезёт мне или нет.

- Понимаешь, - начала она снова, и на этот раз я отметил небольшой намёк на отчаяние в её голосе. – Эрик действительно доброжелателен к людям. Ты сделал ему огромное одолжение, отремонтировав эту дверь... - Она взялась за ручку, и было похоже, что она просто ищет, чем бы занять свои руки.

Посмотрела на дверную ручку, потом на меня.

- Он будет чувствовать себя неловко, если вы не придёте на ужин и не позволите им угостить вас.

Её глаза умоляли меня, но я не мог не нахмуриться на неё в этот раз.

- Ручка двери не стоит таких реверансов. Я же не построил парню новый дом или что-то в этом роде.

Потребовалось десять минут.

Она покачала головой.

- Это не имеет значения, Эрик верит в карму.

Она тихонько фыркнула, заставляя меня подумать, что эти двое имели долгую историю и у них были свои шутки, которые мне нет шансов понять.

Не то, чтобы мне было до этого дело, но она каким-то способом заставляла меня хотеть узнать о ней больше.

Например, почему у неё такая безумная непонятная реакция на прикосновения ко мне? И почему она всё время спотыкается?

- Ты же не собираешься сейчас рассказывать мне про это, не так ли?

- Скорее всего, нет.

Она ухмыльнулась, и у меня не осталось выбора. Всё что я действительно чертовски хотел сделать - остаться наедине с алкоголем, но этого, по-видимому, не произойдёт, пока я не отвечу Даше Блейк согласием на кармический ужин у Эрика.

- Хорошо, пойдём.

«Может быть, мы, наконец, покончим с этим!»

- О, приглашение на семь часов, - сказала она мне, более вдохновленная... точнее... возбуждённая, чем была несколько минут назад. - Я напишу тебе адрес.

- Отлично, - ответил я с невозмутимым видом и потёр лицо, прежде чем нехотя протянуть руку, приглашая её войти в дом снова.

На этот раз нам удалось обойтись без каких-либо падений; и именно тогда, когда она ушла, и я подумал, что наконец меня ждут тишина и покой, зазвонил мой сотовый телефон.

Я проклинал его.

Я знал, кто это был.

Мой старый капитан звонил по два раза на дню, с тех пор как я прибыл в Мэдисонвиль.

Предполагаю, что он либо хотел проверить: всё ли со мной в порядке; либо попытаться убедить меня вернуться в город.

Но я не был заинтересован ни в одном, ни в другом, так что просто продолжал игнорировать его звонки.

На этот раз я выключил телефон совсем и налил себе «Джека с колой».

- Думаю, нам с тобой придётся подождать. Потому что я должен идти на ужин, - сказал я алкоголю, заполнившему бокал, когда уселся за кухонный стол и уставился на него.

Я стал заново обдумывать всю свою теорию о небольшом городке, раздумывая над переездом в город побольше. Туда где людям не будет никакого дела, сядешь ли ты в пьяном угаре за руль драндулета своего брата или нет, и где женщины, как змеи, не проникают в вашу голову, и не смотрят на вас такими глазами.

«Один бокал, определённо, не убьёт меня».

Я выпил до дна и налил себе ещё - по привычке, но оставил его стоять на столе и пошёл, чтобы принять душ.

И в конечном итоге узнал ещё пару вещей, которые могут внезапно сломаться в старом лодочном доме Эрика.

Такие как грёбаный водонагреватель, который отрубился, пока я ещё был в душе... или оконное стекло, треснувшее наполовину, когда я попытался открыть его, чтобы впустить немного свежего воздуха в ванную комнату, после того как попытался воспользоваться унитазом, но оказалось, что он засорился.

«Господи, помилуй».

Я почувствовал, будто снова вернулся домой - на несколько секунд. Вернулся в старый дом моих отца и матери, где собирался привести в порядок одну из стен, которая осыпалась, после того как Гаррет, захлопнув дверь слишком сильно, сорвал её с петель после очередной ссоры с отцом.

Я так и не понял враждебности между Гарретом и папой, но старый добрый Гар... его рот никогда не мог заткнуться и всегда выдавал какие-то ремарки на любое замечание отца.

«Просто потому что он старше, это не всегда означает, что он прав, малыш Вэлли».

Я фыркнул, составляя небольшой список инструментов, которые мне нужно будет захватить в хозяйственном магазине... если они будут в наличии, то есть... пытался, чтобы слова моего брата не завели меня опять в мысли о том, как закончилась его жизнь. Тогда я решил выкинуть мысли о нём из головы с помощью iPod.

Один плюс был у этого места… отсутствие соседей.

Когда я довольно прилично одетый был на пути к дому Эрика, чувствуя себя, как ребёнок в первый день посещения детского сада, потому что, конечно же, этот чёртов «Chevelle» завелся сразу же, в то же время... я вспомнил другую поездку и другой первый день, когда только поступил в полицейскую академию, которую выбрал для меня Гаррет.

- Нервничаешь?

- Нет, - не признался я ему, и он засмеялся, похлопав меня по руке.

- Фаррадей требовательный препод, но он хороший мужик. У тебя будут занятия с ним по утрам до обеда. Обрати внимание на Вантури. Он будет твоим инструктором во второй половине дня - с часу и пока не решит отпустить тебя на сегодня.

- Отлично.

Я смотрел в пассажирское окно, думая, что значит это «пока не решит отпустить тебя на сегодня».

Гаррет выключил радио и подтолкнул меня, пока мы двигались по улицам города.

- Да ладно, Валерио... ты Русик! И кто может справиться с Русиками?

- Никто, - пробормотал я, закатив глаза, и он завопил громче:

- Кто!

- Никто, - сказал я громче, пытаясь не поддаваться на его выходки, но он всё ещё не был удовлетворён и продолжил:

- КТО!

- НИКТО! – смеясь, наконец, перекричал я музыку, и он протянул мне свой кулак, по которому я и ударил.

- Чертовски верно, никто!

Мы молчали всю остальную дорогу, и когда он высадил меня перед учебным центром, то еще раз напомнил, почему я это делаю.

- Ты усердный и хороший парень, Валерио. Вантури увидит это... тебе не о чем беспокоиться.

Я кивнул и выскочил на тротуар, а затем наблюдал, как автомобиль моего брата исчезает на улицах Чикаго»
, – в моих мыслях, не понимая, что уже подъехал к дому Эрика. Я задавался вопросом, как долго сидел там, погружённый в воспоминания, пока «Chevelle» работал на холостом ходу.

Задавался вопросом: почему я вообще согласился приехать?

Задавался вопросом: есть ли всё ещё некоторая надежда просто... отказаться от этой затеи и вернуться в старый плавучий дом?

Я задавался вопросом: почему кто-то скрывается в тени дома Эра?

Движение у крыльца привлекло моё внимание, и как только я понял, кто это был... задался вопросом: почему Даша Блейк задержалась в темноте, выглядя так, будто не решается войти?

Она услышит меня сейчас, если я попытаюсь дать газу.

«Чёрт возьми».

Я заглушил двигатель, сделал глоток пива, чтобы расслабиться немного, а затем пошёл к дому, пока не оказался прямо позади мисс Блейк, ожидая, что она заметит меня, только... она этого не сделала.

Женщина была настолько погружена в свои мысли, что, вероятно, едва заметила кусты, о которые она чуть не споткнулась, бормоча что-то себе под нос. Едва увернулась от них, но в попытке избежать лобового столкновения с садовой растительностью Эрика, наткнулась на меня.

- Мы действительно должны прекратить так встречаться, - сказал я ей, подхватывая её прежде, чем она свалилась бы вниз, утягивая меня за собой. Она посмотрела с удивлением, но не нашлась, что мне ответить.

Не знаю, почему я сказал это.

Может быть, это была луна, может быть, это был алкоголь, я не уверен точно; но в любом случае, что-то заставило меня поддразнить её. Я почти чувствовал, как дёргаются в ухмылке мои губы, когда её рот приоткрылся немного, и она собралась что-то сказать, но в этот момент распахнулась дверь.

- О, хорошо, что ты здесь, - заявила женщина слишком возбуждённо, как показалось.

Это, конечно, было сказано не мне, и она спустилась вниз по ступенькам к Даше и крепко обняла её.

- О, я скучала по тебе.

Мисс Блейк хихикнула.

- Я тоже, Роуз. Как поездка?

- Боже мой, это оказалось лучше, чем могло быть. Я не знаю, как отблагодарить тебя, Даша.

«Отблагодарить её?»

- Валерка, ты сделал это.

Громкий голос с порога заставил меня оторвать глаза от двух женщин, обнимающихся передо мной, и я прошёл мимо них, чтобы взять протянутую руку Эрика и встряхнуть её.

- Спасибо за то, что пригласили меня, ребята... вы действительно не должны были...

- О, не стоит, чувак... как только ты попробуешь стряпню Роуз, ты будешь благодарить меня десятки раз.

Его доброжелательность... ко мне... к тому, кого он едва знал, заставила бы меня насторожиться, был бы я в Чикаго, но тут… в Мэдисонвиле… это, кажется, норма.

- Эрик, твоё мнение предвзято, - сказала ему его жена, но Даша вмешалась.

- Нет, он прав... твой кулинарный талант заставит даже Рэйчел Рэй (ведущая кулинарного шоу на ТВ) нервно грызть ногти.

Я чуть не рассмеялся от её слов. И едва сдержался, задаваясь вопросом, каким образом она буквально сорвала у меня с языка мой следующий вопрос.

- У вас есть кулинарное шоу? - спросил я Роуз.

Она только улыбнулась, когда Даша ответила за неё:

- Пока нет.

Я остался более созерцателем, чем активным участником их болтовни. Не то, чтобы я действительно много знал об этом или мне было интересно то, о чём они говорили. Поэтому я нашёл лучшим… просто слушать.

Даша говорила много, и я заметил, что в кругу своих друзей ей удобно, и она расслаблено улыбалась и смеялась, то и дело заправляя волосы за ухо, пока подтрунивала над Эриком и дразнила Роуз их детскими воспоминаниями. Наблюдать за ней было, словно смотреть на себя лет пятнадцать назад.

Мне было, прямо сказать, неловко в их компании. Я утешался своим пивом, сидя в довольно приличном кресле, борясь со своими собственными воспоминаниями из детства, которые пытались прорваться через барьер, выстроенный мной для них сегодня вечером, прежде чем я вышел из машины.

Они пытались включить меня в свой разговор. Надо отдать им должное, но я не был склонен делиться этим с незнакомыми мне людьми.

Они задали мне вполне ожидаемый вопрос, чем я занимаюсь по жизни, когда мы только сели за стол.

- Ничем, - ответил я им. Это было правдой, если не считать употребление алкоголя моей профессией.

Тогда они спросили о моей семье, поэтому я прямо сказал им, что это действительно не их дело... или что-то в этом роде, а затем Эрик сменил тему на более отвлечённую, типа той, что я думаю о погоде в Мэдисонвиле по сравнению с Чикаго.

- Здесь ужасно жарко, - заявил я им. Получив примитивный ответ на примитивный вопрос, он растерянно посмотрел на свою явно угрюмую жену.

И тогда они сдались и отстали от меня. Я стал чем-то вроде предмета мебели, только время от времени ловящим на себе неловкие взгляды Даши Блейк, когда она смотрела на меня, почувствовав мой слишком пристальный взгляд на неё.

Я ничего не мог с собой поделать.

Чем больше я смотрел на неё, находился рядом с ней, чем большей чудачкой она выглядела, тем больший интерес возбуждала во мне, и тем больше мне хотелось определить её в какую-нибудь категорию, которую я мог бы понять.

Просто ещё не знал о ней достаточно. Чтобы классифицировать её.

Из того что я смог собрать: у неё имелось несколько случайных заработков, ничего на полный рабочий день и, конечно, ничего примечательного.

Являлась ли она девушкой модельного типа? Может быть, нет, но она выглядела по-своему сексуально. Это не было кричаще, но ощутимо. В каждой раздражающей фигне, о которой она говорила, в каждом её предположении. В каждом изгибе брови и упрямстве, с которым она спорила...

Было похоже на то, что она так глубоко проникла в мой мозг, и я не мог выкинуть её оттуда. Не знал, как это получилось, но был бессилен что-то с этим сделать. Даже если бы хотел.

Это не имело никакого смысла, и все же я не мог оторвать от неё глаз.

Почти слышал голос своего брата рядом с моим ухом, предупреждающий: «Присмотрись к этой девушке с невинным взглядом, Вэлли».

Я отмахнулся от него, не задумавшись, как это выглядело со стороны, и был вознаграждён несколькими настороженными взглядами.

Не нашёл ничего лучше, чем, сделав ещё глоток, заявить:

- Мухи.

- Я думаю, что пойду и проверю ужин, - сказала Роуз, немного нахмурившись, а затем вышла из комнаты. Сказав, что он поможет, Эрик оставил меня наедине с тайной, которой для меня стала мисс Блейк.

Я поднёс бокал к губам, когда она спросила, не глядя на меня:

- Не мог бы ты перестать так смотреть на меня?

Я не сразу ей ответил - просто читал язык её тела.

Напряжённая.

Почему она напряжённая?

Это из-за меня она так напряжена?

Может быть, это сексуальное напряжение.

Может быть, она будет не против одной, ни к чему не обязывающей, ночи, в конце концов.

Она повернула голову и посмотрела на меня, будто услышала мои мысли, и я поднял бровь. «Это вообще возможно?»

- Пожалуйста, - сказала она, и я ответил ей честно:

- Я не могу.

Она вздрогнула, когда я это сказал. Будто её ужалила пчела - и это выражение снова появилось на её лице. Как будто она опять оказалась в каком-то другом месте на секунду или две.

- Ты в порядке?

Она сделала глубокий вдох.

- Ты должен прекратить делать это.

- Делать... что именно?

- Просто... - она явно была взволнована, и я начинал развлекать себя идеей, что, может быть, она - как тот парень из фильма с Дастином Хоффманом, где он был «Человеком дождя».

- Ужин готов! – крикнул Эрик, и у меня появился соблазн подтолкнуть Дашу с ответом, но она довольно быстро вышла и заняла своё место в другой комнате.

Если бы стол был больше, я уверен, она села бы с противоположенного конца - подальше от меня. Но судьба распорядилась так, что у Эрика и Роуз был небольшой квадратный стол как раз на четыре персоны, и получилось так, что мы сидели прямо напротив друг друга.

Она не смела посмотреть на меня, и я даже задумался, стоит ли мне просто встать и уйти, чтобы она могла спокойно насладиться ужином. Потому что было ясно: что-то во мне определённо волнует эту женщину.

Может быть, она знает, подумал я, прикидывая такую возможность: то, что произошло с Гарретом в Чикаго, попадало в новости - но крайне сомнительно, что эти новости добрались сюда на Юг. И даже если это было так, прошло больше года, и никто не говорил об этом. И даже если она что-то знает, почему молчит до сих пор?

«Может быть, она ждёт, что ты скажешь, Вэлли».

Я гнал эти мысли из своей головы, и в любом случае не в состоянии сейчас анализировать.

- Глупо, - сорвалось у меня, и Роуз услышала. Она сидела близко. - Простите? - спросила она, и я сделал всё, что мог, чтобы быть вежливым с женщиной, когда придумывал оправдание для своего поведения.

- О, я просто... мысли вслух, я думаю. Только что вспомнил, что оставил в доме плиту включённой.

Она кивнула, и Эрик засмеялся.

- Я бы не стал беспокоиться, Валерка, эти конфорки старше нас с тобой. Они, наверное, выгорят, прежде чем смогут что либо взорвать; если ты понимаешь, о чём я говорю.

Я весело хмыкнул.

- Верно. Как и всё остальное в этом доме.

Ужин закончился, и, в конце концов, я не мог не признать, насколько превосходной была еда. Даша оказалась права. Если у этой женщины действительно появится свое кулинарное шоу, Рэйчел Рэй, вероятно, умрёт от смущения.

- Роуз - лучший повар в трёх округах, - сказал мне Эрик, довольно потирая живот и поднимая бокал.

- Я согласна, - добавила Даша и тоже подняла бокал, но это не имело для меня никакого грёбаного смысла. Почему кто-то должен тратить свою жизнь на какую-то средненькую закусочную, когда она, очевидно, обладает даром.

Я закончил свой напиток и прочистил горло, наконец, попытавшись принять участие в их разговоре:

- Не обижайтесь, но... зачем вам курсы шеф-поваров, раз вы, ну, знаете...

Её брови сошлись, она наклонила голову, ожидая, что я поясню свои слова. Я фыркнул, встречая взгляд Эрика для некоторой поддержки своей мысли, прежде чем озвучить её его жене.

- Я имею в виду... вы, ребята, владеете закусочной, не так ли? Это не совсем место для гурманов.

- Ну, это не для закусочной, - ответила она с сарказмом. Это для единственного четырёхзвёздочного ресторана в Мэдисонвиле, который мы собираемся когда-нибудь открыть. - В другой жизни мне могла бы понравиться эта цыпочка Роуз. У неё были яйца.

- Я понимаю это... у всех есть мечта. – «Или, по крайней мере, должна быть».

- Это не мечта, это реальность, - сказала она мне, уточняя: - Даша сказала нам.

- Даша? – фыркнул я. – Откуда ей знать?

Глаза Роуз метнулись от меня… к Даше... потом к Эрику.

- Он не знает?

- Дашик? - Эрик попытался подтвердить догадку Роуз у моей соседки по столу.

- Знаю что? Ты типа консультант по инвестициям, что ли? – спросил я. Чёрт, я не мог ничего с собой поделать... снова. И мисс Блейк теперь выглядела довольно смущённой... и лишённой дара речи. Что было, судя по тому, что я знал о ней... совсем ей несвойственно.

- Ну, Даша просто...

Эрик толкнул жену под столом, и Даша закончила фразу Роуз за неё.

- Самая богатая персона в городе, - сказала она, смеясь саркастически. Потом она добавила ещё какой-то титул для меня: - Да, это я... «бездонный бумажник – Даша».

Сразу после своего комментария она сделала большой глоток вина.

Роуз смотрела на мужа с досадой, но и взгляд на подругу выдавал её беспокойство. Эрик, ну... он всегда, казалось, беспокоился обо всём.

Даша покраснела и, кроме того что я принял к сведению, как-то возбуждающе подействовала на меня... я также не мог не заметить, что она, очевидно, не хотела продолжать обсуждение этой темы, что только раздразнило моё любопытство касательно этой женщины.

Я начал чувствовать, что те полицейские инстинкты возвращаются ко мне, чем больше я был рядом с ней. Часть меня хотела узнать... что за секреты таятся в этих глазах. Я знал, что их там много, но меня интересовало… насколько именно?

Ещё одно пиво и ещё одна смена темы разговора дали мне понять, что надо «придержать коней» - что я и сделал. Вместо этого я ел, и чем больше я ел, тем больше пил, и чем больше я пил, тем больше...

«Ты всегда знал, как включить своё очарование, не так ли, малыш Вэлли?» - спросил мой брат, когда я намеренно не ответил на вопрос Роуз: что привело меня в Мэдисонвиль.

Я проигнорировал её и вместо этого попытался вникнуть в то, о чём говорил Эрик с Дашей, хотя не мог понять ни слова, одновременно пытаясь заглушить голос своего брата.

Его самодовольное лицо появилось прямо перед моими глазами, и он усмехнулся мне через стол, рядом с Дашей. «Она красавица что надо, Вэлли».

- Не твоё дело, - пробормотал я, вроде бы себе под нос, но кажется, по крайней мере, Эрик услышал меня, если ещё не его жена.

- Не обижайся, Валерка, но... я думаю, пора бы тебе притормозить, - сказал он мне, наклоняясь немного, чтобы не смутить меня, наверное, но я отмахнулся от него.

«Если ты не собираешься, то, возможно, я должен попробовать с ней, а, Вэлли?» - дразнил Гаррет. Он всегда так дразнил меня, когда мы были моложе. Всегда подтрунивал, искушая меня сделать первый шаг, вместо того, чтобы оставаясь в тени, ожидать, пока девушки подойдут ко мне сами. Чего никогда не случалось, почти.

Я покачал головой, разглядывая его со своей стороны стола, едва замечая Дашу... увидев, что я смотрю на него, он обошёл Дашу с другой стороны.

Она попыталась продолжить свой разговор с Роуз.

«Давай, Вэлли, сделать свой ход».

Я поставил бутылку пива на стол и крепко сжал её, молча желая, чтобы он оставил меня на хрен в покое, но он не отставал. Он был бы не он. Гаррет никогда не унимался так легко.

Кто-то сказал моё имя, но, это казалось, как-то приглушённо. Я был слишком сосредоточен на Гаррете, чтобы слушать кого-то другого, кто видимо говорил со мной.

«Она не будет ждать вечно, Валерио».

- Да заткнись ты! – закричал я на него, вставая из-за стола и толкая кресло, и то с грохотом упало на спинку у моих ног, когда я бросил пустую бутылку в брата.

Стул упал, и я громко выдохнул, прежде чем понял, что я только что сделал.

Первое что увидел, когда образ Гаррета рассеялся, это глаза Даши. Они были наполнены страхом и непониманием, и я не мог выдержать этот взгляд, стоя там и покачиваясь от алкоголя. Они напомнили мне, как смотрела на меня моя мать, на следующий день после смерти Гаррета.

Я сглотнул.

- Я... – не находил слов... «Что это было, чёрт возьми?»

- Я принесу метёлку.

Думаю, это сказала Роуз. Я, вероятно, должен был предложить помочь, но мне просто хотелось уйти. Убраться оттуда как можно быстрее... так что я направился к двери, но прежде чем моя нога сделала первый шаг, чья-то рука перехватила мою руку.

- Вэл, ты не можешь ехать в таком виде, чувак.

Эрик.

У меня не было сил бороться с ним, но я не собирался позволять ему оставлять свою семью, чтобы снова тащить мою пьяную задницу домой. Так что я вытащил ключи от «Chevelle» из кармана и бросил их ему.

- Всё хорошо, - сказал я, вытягивая руку из его хватки. - Этот кусок дерьма не заводится, в любом случае.

Я, возможно, говорил это Эрику, но в основном, это было предназначено Гаррету.

«Пошёл ты, - думал я о своём брате. – И твой автомобиль».

Эрик не ответил, но взял ключи довольно охотно, и Даша даже не вышла на улицу, чтобы прочитать мне лекцию, так что я воспользовался возможностью и вышел, неловко сказав «спасибо» Роуз за ужин, что вряд ли спасло вечер.

И тогда я пошёл вниз по просёлочной дороге Мэдисонвиля к плавучему дому, напевая песенку боевых светлячков, слова которой плохо помнил, и которую мы с Гарретом пели каждый раз, когда шли из местного бара или патрулировали улицы Чикаго.

Тёмный айсберг в забытых глазницах: Глава 8. Затуманенное зрение

«Это так легко думать о любви,
говорить о любви, желать любви,
но не всегда легко распознать любовь,
даже когда мы держим её в наших руках».
Яка


Даша

- Ты просто дашь ему уйти?

- Этот человек больше никогда не должен переступать порог нашего дома, ты понял, Эрик? Меня не волнует, что он сделает с твоим дурацким плавучим домом. Он немного... - покрутила Роуз пальцем у виска, намекая, что Валерка сумасшедший. - Если вы меня спросите.

Я повернулась к Эрику, перестав хмуриться на Роуз.

- Почему ты позволил ему уйти в таком состоянии?

- Он в порядке. У меня есть ключи от его машины, - Эрик поднял их, чтобы я могла увидеть, что он не врёт, и Роуз фыркнула.

- О, он будет в порядке, конечно, как только я надеру ему задницу за то, что на моей стене теперь пятна от пива.

- Ты даже не предложил ему отвезти его домой?

- Этот запах останется здесь на несколько недель.

- Не преувеличиваешь, Роуз? – усмехнулся Эрик, отвечая жене, а потом повернулся ко мне. - Он сам бросил их в меня, Дашик; что ты хотела, чтобы я сделал? Поднял его и понёс на себе?

Я фыркнула. И чуть не рассмеялась. Эрик мог это сделать. Я видела раньше, как он помогал Дэну выдворять некоторых разбуянившихся посетителей из бара, но представив его, несущим на руках Валеру Русика...

Я закусила зубами нижнюю губу, чтобы не захихикать от своих мыслей, и Роуз стрельнула в меня неодобрительным взглядом.

- О, теперь это смешно? Кто, чёрт возьми, этот парень, он что - брат Сибил?

- Слушай, я знаю, что он немного... ну, может, много... у парня есть некоторый багаж, Роуз, вот и всё... у кого его нет? Я имею в виду, кроме этого момента с бросанием бутылки пива, я действительно думаю, что он хороший парень.

Роуз безучастно смотрела на Эрика несколько мгновений.

Ладно, может быть, не столько безучастно, это было в большей степени... раздражённо, я думаю.

- Я ничего не хочу об этом знать и начинаю сомневаться в твоём умении разбираться в людях, - сказала она ему, заметая последний кусок стекла и стряхивая осколки в мусор.

- Может быть, я должна пойти проверить его.

- Дашик, я действительно не думаю, что тебе стоит находиться рядом с ним, когда он такой.

- Что если он навредит себе? – спросила я, но потом подумала, что это может звучать так, будто я слишком забочусь о нём, поэтому поправила фразу: - Что если он что-то сломает в твоём доме, Эр?

Роуз взглянула на меня.

- Что с тобой?

- Поверь, я задаю ей тот же вопрос.

- Ничего. Почему вы спрашиваете?

- Я имею в виду, какое тебе до него дело? По-твоему, этот парень не кто иной, как грубиян...

Мой рот открылся, я хотела что-то ответить, но, действительно, не знала, что сказать. Я никому не рассказывала о своём сексуальном сне и совершенно точно не могла сказать двум моим лучшим друзьям, что основываю свое беспокойство за Валеру Русика исключительно на том, что он может или не может оказаться тем, кто заставлял меня чувствовать себя настолько любимой в моём подсознании, как никто другой, кого я когда-либо встречала в своей жизни.

Имею в виду, он вёл себя не как мужчина из моих снов... он не подходил под описание, каким его рисовало мое воображение, и он, конечно, не казался заинтересованным в том, чтобы стать моим мужчиной... но эти слова. Его слова... каждый раз, когда он говорил, он... Я имею в виду, я... моё тело...

- Даша?

Мои глаза взглянули на Роуз, а затем на Эрика, который снова смотрел на меня этим взглядом. Тем, будто ему интересно, увидела ли я что-то.

Я закусила уголок моей нижней губы, и его брови поднялись в ответ. Я решила рассказать правду.

Вроде того.

- Я думаю, что он может быть важен.

- Важен? - переспросила Роуз, и я кивнула.

Брови Эрика нахмурились и встретились на переносице.

- Дашик, без обид, но ты начинаешь говорить немного странно.

- Я знаю, я знаю, но...

- Ты видела что-то?

Я помотала головой.

- Не совсем так, я имею в виду... это не видение.

- Значит, ты что-то почувствовала от него? - спросила Роуз, а затем её глаза испуганно округлились. - О! Он тот ресторанный критик, которого ты видела?

- Нет, Роуз, - улыбнулась я, чуть хмыкнув, - он не ресторанный критик.

Такая нетерпеливая. Я знала, что не должна была говорить ей.

Эрик продолжил уже серьёзно:

- Так, маленькая леди планирует посвятить нас, или нет?

Я не могла объяснить свою тревогу, рассказав моим ближайшим друзьям, что мне снится тот... кто, я думаю, может быть Валерой Русиком... и что я полагаю, что он может быть... возможно... потенциально станет моим мужем в какой-то момент времени.

На самом деле даже теперь, когда я сформулировала это для себя, то так и не смогла понять, почему не хочу ничего говорить.

- Наверное, лучше...

- Оставить нас в неведении, - скривил рот Эрик, выдыхая через нос и качая на меня головой, а затем Роуз начала изображать из себя мою мать.

- Ну, я надеюсь, ты знаешь что делаешь.

- Она знает, Роуз, - Эрик закатил глаза, защищая меня от своей жены, напоминая мне, что он всегда верил в меня, даже когда ставил под сомнение моё здравомыслие. Но напоследок он посмотрел на меня многозначительно. - Она всегда всё делает правильно.

Я нашла свою сумочку, обняла их и направилась к выходу, когда Роуз остановила меня.

- Почему он не знает кто ты, Дашик?

Я пожала плечами, избегая встречаться с ней глазами.

- Ему незачем это знать, на самом деле.

- Ну, если это то, что я думаю, судя по твоему загадочному тону, не думаешь ли, что лучше выдать ему всё это, прежде чем всё зайдёт куда-то далеко?

- Я просто сначала хотела посмотреть, стоит ли ему говорить. Кроме того, я действительно не знаю, куда это зайдёт.

- Ты имеешь в виду, что боишься, что всё закончится, как всегда?

- Я имею в виду... я... это другое; я должна преподнести это ему осторожно. Не просто... вывалить это на него.

Роуз и Эрик взглянули друг на друга со знающим видом и сказали одновременно:

- Она боится.

- Заткнитесь.

Эрик засмеялся и похлопал меня по плечу, задержав меня, взглянул из-под своих нахмуренных бровей.

- Дашик, я сказал тебе однажды и повторю миллион раз. Если парень уходит, то, в первую очередь, он не стоят твоего времени.

История моей жизни.

- Я знаю, Эр... Я знаю.

Он крепко обнял меня и держал так несколько минут, пока я не пробормотала в его грудь:

- А сейчас я пойду.

И когда он, наконец, отпустил, я поблагодарила их за ужин.

- Удачи, - сказала мне саркастически Роуз у двери, когда я направилась к своему «Beetle».

Посмотрела на моих друзей, заводя машину. Огромная фигура Эрика на фоне льющегося из дома света, и фигурка Роуз, опирающаяся на него, обвив руками его пояс, положив голову ему на плечо.

Я подумала, будет ли у меня когда-нибудь то, что имели они.

Полное доверие друг другу.

И полная сомнений в этом я направилась вниз по дороге, по которой, надеялась, мистер Русик шёл к себе в дом на воде.


*****


- О, слава Богу, - выдохнула я, увидев его, спотыкающегося и неуклюжего на своём пути вниз по грунтовой дороге. Еле разглядела его и подумала, как ему повезло, что я не один из тех подвыпивших лихачей, которые каждую субботнюю ночь мчатся здесь, ни на что не обращая внимания.

Он был бы уже мёртв.

Я подъехала к нему и немного обогнала, прежде чем выйти, чтобы забрать его, но он даже не заметил меня и прошёл мимо.

- Мистер Русик.

Он пробормотал что-то невнятное, но, кажется, всё равно не слышал меня.

- Мистер... - Я остановилась. - Валера, - позвала я громче, и в этот раз он споткнулся обо что-то и застыл на месте, словно чем-то поражённый.

Когда он обернулся и нашёл там меня, то спросил:

- Что, чёрт возьми, ты делаешь в моей галлюцинации?

- Простите?

Потом он встряхнул головой и огляделся, прежде чем вернул ко мне свой взгляд.

- Что я могу на этот раз сделать для вас, мисс Блейк? Хотите... рассказать мне какой-то свой секрет? - спросил он, почти улыбаясь, но не совсем, и когда он сказал слово «секрет»… кроме того что это послало мурашки по моей спине и шее... я почти решила, что, наверно, он уже знает о моём даре, но... это было просто невозможно, чтобы он знал...

Невозможно.

- Я на самом деле приехала, чтобы предложить вам безопасную поездку до дома, это очень опасная дорога в ночное время, особенно для пешеходов.

- Опять двадцать пять, - застонал он, а затем глубоко вздохнул, прежде чем пойти дальше.

- Валерка, пожалуйста, если не для себя, то ради моего спокойствия. Я не выдержу, если что-то случится, а я могла бы предотвратить это.

Он потёр щетину на своей челюсти, и я поразилась тому, что, несмотря на мою злость на него, я всё же могла увидеть, как слаб он был.

Он, по-видимому, не особо заботился о себе, но когда речь шла о других людях... это была другая история.

Мне удалось уговорить его сесть в машину, и мы ехали молча. Хотя я могу сказать, что у него было что-то на уме, когда он смотрел на ночные пейзажи за окном машины. Если бы мы знали друг друга лучше, я бы остановилась и заставила его выговориться, пока его демоны не исчезнут, но мы не были близки. Нас даже знакомыми назвать было трудно.

Мы были где-то посередине.

И мне нужно что-то с этим сделать.

Когда мы прибыли к дому, он не тратя время на благодарности, почти вывалился из пассажирской двери и, спотыкаясь, поплёлся по боковому борту к безопасному месту. Я последовала за ним, не совсем готовая противостоять тому чувству, которое заставляло меня идти и искать его снова и снова.

Мне что-то нужно... Я просто не знала что это, пока.

Я, конечно же, легко его нашла. Он оставил раздвижные двери открытыми, когда прошёл в свой дом, чтобы найти больше выпивки. И когда он заметил, что я стою там, наблюдая за ним, он даже попытался стать гостеприимным хозяином.

- Выпьешь? - спросил он, протягивая мне бутылку пива в своей руке, но я отказалась, только помотав головой.

Он пожал плечами и открыл бутылку для себя, прежде чем вытянуть из кармана свой телефон и очень неловко установить его на док-станцию. Потом он выбрал плейлист и, протиснувшись мимо меня, вышел на заднюю палубу. Когда музыка, доносящаяся из дома, стала растворяться в ночном воздухе, я подумала: может быть, он немного расслабился - и сама сделала то же самое.

- Наверное, я должен сказать тебе спасибо за то, что подвезла, - размышлял он, наблюдая за рябью на воде перед ним. Его лицо стало каменным, и я видела, как он крутил бутылку в руках, словно о чём-то задумавшись.

Я пыталась сосредоточиться на нём.

Закрыла глаза и попыталась увидеть... но на этот раз ничего не было. Никогда, когда я хочу что-то увидеть. Всегда, когда я меньше всего этого ожидаю.

Я ничего не ответила ему. Не хотела прерывать то, что происходило у него в голове, что бы то ни было, потому что знала, что вода скорее притягивает хорошие воспоминания. И придя к выводу, что мне достаточно знать, что он благополучно добрался домой, а остальное не моё дело, и у меня нет больше причин находиться здесь, поэтому я могу оставить его в покое на ночь.

Но затем он посмотрел на небо. И как бы вдруг вспомнив что-то, направился к противоположной стороне дома, на ходу делая глоток.

- Ты должна увидеть это, иди за мной.

Я посмотрела, как он начал подниматься вверх по одной из старых лестниц Эрика, и отрицательно покачала головой.

- Я не пойду туда, и тебе не стоит.

- Ну, давай же, мисс Блейк, - прорычал он, но это скорее было дразняще, а не угрожающе. - Я не собираюсь заставлять тебя подниматься первой, чтобы получить хороший вид, если ты об этом беспокоишься.

Он поднялся на несколько ступенек и споткнулся, когда попытался схватиться за поручень, снова едва не убив себя. Когда он скрылся на крыше дома, я поджала свои губы и последовала за ним.

«Ну, я ведь не могла позволить ему упасть в холодную воду оттуда, верно?»

Оказавшись наверху, остановилась на секунду, молча спрашивая себя, почему я никогда раньше не думала подняться туда.

Вид был безусловно красив. Потрясающий, на самом деле: только звёзды и луна освещали воду и верхушки деревьев. Я оттуда почти видела за деревьями горизонт.

Валера стоял, покачиваясь с пивом в руке, которую он опустил, засмотревшись на воду. Всё что я могла сделать - это наблюдать за ним, пока луна освещала его профиль, бросая тень на его глаза; так что я не могла разглядеть выражение его лица.

Его глаза - они были темными как смоль. Так же как тогда, когда я чувствовала, как он держал меня в своих руках - накануне в его доме.

Я хотела бы больше узнать о его глазах... почему они выглядели так мрачно.

И почему его слова были такими же давящими.

- Зачем ты пошла за мной сегодня вечером, Даша?

- Я сказала тебе: я волновалась, - мой голос дрожал, когда я говорила это, мои нервы почти сдали, услышав, как он произнёс моё имя вместо «мисс Блейк».

- Я знаю, что ты сказала, - выплюнул он, хотя его голос был тихим. - А теперь скажите мне, почему ты действительно пришла.

- Я не уверена, - ответила я наполовину себе, не в силах признаться даже себе самой, почему я сделала это. Где-то в глубине души у меня было подозрение, хотя... и я не могла не думать, что, может быть, он тоже думал об этом. То, что он мог видеть меня насквозь, когда смотрел в мои глаза раньше, независимо от того, сколько стен я пыталась возвести вокруг себя, когда он был рядом.

Он сделал большой глоток пива, а затем поставил его на стол рядом с собой, задержав свой взгляд на бутылке на пару секунд.

- Я не должен был бросать в тебя ту бутылку.

Это было так же, как его последняя попытка извиниться... туманно. Но я приняла это, решив, что он просто не привык к подобному. И всё же он попытался, теперь уже дважды.

- Почему ты сделал это? - спросила я его, и хотя он продолжал стоять ко мне спиной, его голова немного повернулась, давая мне знать, что, по крайней мере, он слышал меня.

- Думаю, можно сказать, что я потерял терпение.

В его словах я почувствовала боль и вздохнула, не в состоянии понять его снова, и в этот момент до нас добралась музыка. Она наполнила воздух вокруг меня электричеством, заставляя мою кожу пылать, когда мысли о голосе Валеры, шепчущем мне на ухо вчера вечером, опять завладели мной.

От меня не ускользнуло, что то, как мы стояли там, то, как луна светила на нас, и то, как мягкая и мелодичная мелодия укутывала нас... всё это делало этот момент очень романтичным, если бы он был способен на подобные вещи.

Я не знала, почему он хотел показать мне этот вид, почему среди всех людей для этого он выбрал именно меня. Ему снова нечего было сказать, и я ещё раз почувствовала себя неловко из-за его молчания.

Оно становилось оглушительным.

«Мне следует пойти домой», - подумала я, наблюдая за ним, но всё же надеялась, что он повернётся и попросит меня остаться, но уже хорошо знала на этот раз: он предпочитает быть в одиночестве.

Инстинкты подсказывали мне задержаться ещё, но разум твердил, чтобы я собрала остатки своего эго и уходила оттуда. Но когда я приказала себе тихонько отступить и уже сделала первый шаг к ступенькам, его рука отлетела назад и плотно окружила моё запястье, удерживая меня на месте.

Я ощутила знакомую силу, и она сбила бы меня с ног, если бы он не держал меня так крепко. Когда подняла глаза от его напряженного предплечья к его клокочущей челюсти и, наконец, встретилась с его взглядом; его глаза смотрели на меня с выражением, которого я не видела в них до этого момента.

Если бы мне пришлось дать этому название, я бы сочла это... изучением.

И тогда он заговорил. И я решила, что это была просьба, но она звучала больше как требование, потому что, хотя он и говорил тихо, но в словах чувствовались властные нотки.

- Потанцуй со мной, Птичка.

Нет... я вообще перестала понимать его, но не могла отказаться, даже если бы хотела, поэтому позволила ему держать меня, надеясь на каком-то уровне, что так смогу забрать у него всю боль, которую он чувствовал, которая делала его таким злым.

Когда музыка донеслась до нас, он слегка потянул меня к себе.

Он казался чуть неловким, как будто боялся оказаться с кем-то слишком близко, когда повернул моё запястье в своей руке, превращая меня из пленницы в партнёршу по танцу.

Я наблюдала за ним вблизи, ожидая получения более подробной информацию о нем... чего угодно, что могла бы использовать, что дало бы мне надежду на то, что, возможно, у него внутри что-то ещё есть, кроме тонущей в алкоголе души.

Его глаза не отрывались от меня, когда мы начали раскачиваться там, на крыше; наши пальцы сплелись, зажатые между нашими телами, а его другая рука скользнула к моей талии. Теплота его прикосновения вызвала волну знакомого возбуждения внутри меня, и я почувствовала потребность, исходящую от него. Мне захотелось положить свою голову ему на грудь, как делала это в своих снах, и хотя бы смутно почувствовать то, что испытывала там с ним.

Вместо этого я положила ему на грудь лишь свободную руку, не желая отпускать его, но мы не говорили ни слова, пока танцевали. Нам это было не нужно.

Хмурая морщинка между его бровей говорила о его горечи... возможно, раздражении... но я не знала, кто стал причиной этого, а он не говорил об этом.

Я ощущала, как напряжённо он пытается контролировать себя, но еле уловимое отчаяние прорывалось сквозь его броню... приоткрывая мне что-то в нем... что я знала прежде.

- Я хочу тебя, - сказал он мне, и эти слова, словно внезапно обрушившаяся буря, унесли нас в тот крошечный уголок земли, затерявшийся где-то в глуши Мэдисонвиля.

Мы едем к нашему новому дому... сильные руки, несущие меня через порог нашего дома, входим в комнату, которая – я думаю - изначально была нашей спальней, но потом картинка меняется, и вот уже это место, где я не бывала прежде... странное место, незнакомое, тёмное и мрачное с крашенными стенами и голыми полами.

А потом внезапно появляется кто-то ещё, и я как бы отхожу на второй план, вынужденная наблюдать противостояние двух мужчин, которые, кажется, связаны не просто узами кровного родства.

- Что ты здесь делаешь Гаррет?

- Как ты?..

- И почему ты не в форме?

- Ты не должен быть здесь, брат.

- Ответь мне!


И я определённо не могу больше выдержать это, когда на меня наваливается всё остальное.

Понимание, осознание, разочарование, смятение, но прежде всего - боль и страдание... боль и страдание плещутся внутри меня, и я от всего этого ощущаю резкую боль в своей груди.

- Ты не сделаешь это, Вэлли.

- Прекрати!

Выстрел... крики... хаос... а потом опять ничего.


Я не сразу осознала, что из уголков моих глаз молча льются слёзы от этого видения и чувств, которые оно вызвало во мне.

Пока я не почувствовала руку Валеры на своём лице и его палец, скользящий по моей щеке, чтобы стереть влагу.

- Всё в порядке, - сказал он, целуя мою руку. И я совсем не была готова к этому, а затем другая его рука спустилась от моей талии… к моей… заднице.

Я попыталась от него отстраниться.

- Что ты делаешь?

Он держал меня крепче.

- Я хочу тебя, Даша... Хочу... мне это нужно...

Он стоял, прижимаясь ко мне своим телом, и… теперь, можно сказать, лапал меня. И не могу сказать, что это не было... здорово, потому что его руки на мне... я просто не могла принять все это... не сейчас... не после этого видения, и, конечно, не в том состоянии, в которое ввергли меня эти эмоции и реальная физическая боль.

С меня было довольно, я и так уже не могла ясно мыслить.

Так что вырвалась из его рук, оттолкнув его.

- Нет.

- Что?

- Я сказала: нет, Валера.

- Какого чёрта ты говоришь? Ты хочешь меня. Я чувствую это, Даша, я не идиот.

- Может быть, ты прав... может быть, я хочу, но не прямо сейчас, не когда... - я задохнулась. Мне ещё хотелось плакать из-за его тоски по погибшему брату, но как-то... я справилась с этим.

- Ерунда. Ты специально дразнишь меня?

- Ты пьян.

- И возбуждён.

Он снова потянул меня к себе, чтобы доказать это, и хотя у меня не было сомнений, но я попятилась, мотая головой, сметенная тем, кем на самом деле оказался этот человек, совсем не таким, каким я его представляла.

- Я не знаю кто ты, - сказала я ему... и призналась себе в этом... почти в слезах. Я, наконец, нашла лестницу и практически спрыгнула на нижнюю палубу.

Я побежала... от него. Потому что, судя по тому, как он заставил меня чувствовать себя... от этих воспоминаний, буквально разъедающих меня изнутри… мне казалось, что я умру от этой ноющей боли.

- Да? Ну, я могу сказать то же самое о вас, леди! – крикнул он мне, когда я бежала к своей «Beetle», но он не пошёл за мной.

Он ничего не сделал, чтобы на самом деле остановить меня.

И я была благодарна.

Просидела в своем автомобиле в течение целых десяти минут, прежде чем смогла унять дрожь и наконец-то выехать на дорогу.

И когда я вернулась в дом бабушки, меня ждала записка, лежащая прямо на столике у двери так, чтобы я не пропустила её.

Она была от бабушки.

«Твой отец снова звонил. Ты не можешь избегать его вечность, Дашик.
Целую».


Я провела пальцем по слову «отец», а затем сунула записку в свою сумочку и поднялась наверх - в спальню.

Снова и снова пыталась оттолкнуть от себя то, что я увидела и почувствовала; но даже когда задремала, всё это нашло путь в мое сознания, и я знала, что у меня будет беспокойная ночь.

И оказалась права, конечно. Сон посетил меня снова, только на этот раз он отличался от того, что было прежде.

Только мы оказались в лимузине после церемонии, он толкнул меня к двери с противоположной стороны салона и накрыл собой.

- Я хочу тебя, - признался он, тяжело дыша. И я знала, глядя в эти абсолютно зелёные глаза, в которых плескалось отчаяние, как тяжело ему сейчас.

Он жадно потянул моё платье, практически разрывая на мне деликатную ткань, но мне было всё равно.

Я стянула пиджак с его плеч и одним рывком оторвала все пуговицы с его наглаженной рубашки.

Его руки были требовательными, они отодвинули в сторону чашечку бюстгалтера, в поисках того, что он хотел так сильно; и когда его рот нашёл мой сосок, тугой и готовый для него, то, не тратя времени, накрыл его своими губами. Сжимая, дразня, кусая... Я терялась в ощущениях и шипела в ответ на каждое его прикосновение.

И когда он задрал подол моего платья, чтобы найти то, что было внизу, он будто потерял контроль над собой и выпустил животную страсть, таящуюся у него внутри.

Несколько движений его пальцев по моей разгорячённой влажной плоти сказали ему, что я не нуждаюсь в прелюдии, и прежде чем я успела вздохнуть, он оказался внутри меня, заполняя меня до конца... двигаясь жёстко... требовательно. Чувствовала его снова и снова, но когда я сказала ему, что люблю его, он резко остановился, став сердитым и далёким.

Потом он выпрямился и приказал водителю остановить машину.

Я пыталась удержать его, не отпуская, но он только снова стал кричать водителю.

Последнее, что он сказал, когда выходил из машины, было:

- Ты не можешь любить меня, Даша... во мне не осталось ничего, что можно любить.

И тогда он захлопнул дверь…


…и я проснулась, боясь вздохнуть, чтобы не потерять то, чего даже не было.

Попыталась снова вспомнить его лицо, задумавшись... надеясь, может быть... что увижу его чётко, просто чтобы быть уверенной, но все что я смогла вспомнить - это его глаза.

Я знала их. Был только один человек с такими глазами, которого я встретила в последнее время, но в этом не было никакого смысла, почему эти глаза - его. Почему они были такими реальными и такими близкими во сне, но такими непреступными, когда мы оказывались лицом к лицу.

Я несколько раз глубоко вздохнула, медленно выпуская воздух. Уже наступило утро, что означало, что у меня не осталось времени, чтобы сидеть и анализировать свой сон, хотя на самом деле, я уже знала, что со мной происходит.

А вот что произошло с ним?

Я приняла душ, оделась и поболтала ни о чём с Ба, прежде чем пришло время идти, и когда она спросила всё ли в порядке, я соврала.

Хотя она посмотрела на меня из-под ресниц, когда я ответила ей, то просто проигнорировала мою откровенную ложь и сообщила, что уходит, потому что у неё «дела». И вместо того, чтобы как обычно спросить, что это за «дела», я промолчала и отпустила её, лишь на секунду заметив встревоженный взгляд на её лице, когда она поцеловала меня на прощание.

Тогда я помыла посуду и сделала кое-что по дому перед отъездом в магазин свечей, где мне предстояло работать в ближайшие восемь часов.

Но когда я открыла дверь и увидела посетителя, стоящего передо мной, у меня возникло странное чувство, которое подсказало мне, что я опаздаю на работу в этот день.

Он улыбнулся мне, и я сдвинула брови, озадаченная тем, почему он решил зайти после нашей последней встречи.

- Дем?

- Привет, Даша.

Он был одет с иголочки, как всегда, но как-то иначе на этот раз, и я чувствовала, что это не просто дружеский визит.

- Что-то не так? Есть что-то, чем я могу тебе помочь? – спросила я, но даже не договорив это… я замолчала, когда он вытянул что-то из кармана своего пиджака.

Значок… какой-то правительственный значок.

И он протянул его мне, чтобы я могла разглядеть.

- Да, есть на самом деле, - сказал он мне максимально серьёзно. - Я из ФБР, Даша. Внутренние расследования. Я всё знаю о твоём даре, и, действительно, мне нужно поговорить с тобой о Валере Русике и его возможной причастности к кое-какой подозрительной деятельности в Чикаго.

Я стараюсь забыть свою память
И платком прикрываю глаза,
Зная, что роковая слеза
Может ядом на коже растаять.
Я хочу с тем, что было, бороться,
Ждать без страха лиловый рассвет
И не думать, что луч, как стилет
У огромного тёплого солнца.
Я стараюсь забыть твоё имя,
Что рубцами на теле моём.
Кровь с ладоней смываю дождём,
А в груди – ледяная пустыня.
Я стараюсь терять день за днём
Лепестки наших встреч и прощаний.
Я себе же дала обещанье –
Никого не считать Королём.
Я стараюсь сама в себе править,
Суд вершить и без жалости бить.
Только так я смогу остудить
Боль того, что теперь не исправить…

Я стараюсь убить свою память
И жестоко пронзаю мечом.
Только памяти всё нипочём…
Мне приходится вновь сердце драить,
Ощущая себя Палачом…

(Сердца Король и сердца Палач
Боль свою мне подари.
В сердце моём алой кровью не плач
Перед началом зари.
Я тебя ночью вином напою,
Алым вином из цветка.
Так победить, пусть, не в равном, бою
Слабая сможет рука)





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 44
© 17.07.2017 Человек Дождя

Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1