Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

История про Бога, Ваню и саксофон


(рецензия на фильм «Такси-блюз»)

http://www.youtube.com/watch?v=_NI5t2JhxqI

Некоторые фильмы, пусть даже просмотренные 20 лет назад, все равно цепляют и заставляют задуматься, причем даже независимо от того талантливо они сняты или напротив бездарно. Просто зацепил чем-то и ФСЕ.
В данном случае речь пойдет об одном из наиболее известных фильмов конца 80-ых «Такси-блюз» П. Лонгина с участием рокмузыканта Мамонова в роли саксофониста… Я бы не сказал, что фильм талантливый (сюжет, честно говоря, довольно несвязный, хаотичный и катарсиса в конце нет). Фильм как начался беспорядочно, так и завершился беспорядочным видеорядом, из которого только усилием воли выхватываешь какие-то фрагменты и пытаешься уже самостоятельно связать в картину. Актерская игра… для нынешних времен может и гениально, но для того периода – ниже среднего, т. е. едва-едва. Сам видеоряд – по большей части тупая чернуха, безнадежная и графоманская (тогда интеллигенция от этого тащилась, а сейчас типа плюется, хм… хм). Но литературная основа довольно неплохая и за сценарий с диалогами, но никак не за сами съемки можно в принципе поставить «четыре».
Вот именно эти диалоги и построение самой ситуации меня собственно и задело и заставляет думать до сих пор. В принципе вообще при такой бездарной съемочной работе можно было бы спокойно поставить обычный спектакль – хуже бы не стало! Так что в этих «диалогах»?
В этих диалогах идет диспут между двумя мировоззренческими позициями, одну из которых (таксист Иван Шлыков) следует воспринимать как «традиционалистическую», а другая (его пассажир, «гений» саксофонист) – как «прогрессивную». Причем в итоге сценарист доказывает зрителю, что будущее мира все-таки за «традиционалистами», а все прогрессивные товарищи - конченые придурки и идиоты, которым не поможет ни слава, ни деньги, ни талант, который идет «от Бога» и ни что вообще. С этой целью снимался фильм или с какой-то иной – остается тайной, но так или иначе, если просмотреть весь сюжет, от начала до конца, то вывод будет именно такой: будущее за Шлыковыми! Непонятно и как это просмотрела наша либеральная интеллигенция, которая тогда восхищалась фильмом, приводила его в пример «правильного искусства»? Точно также совершенно неадекватно был понят фильм и роман «Невозвращенец», но об этом в следующий раз.

Итак, фильм начинается с того, что суровый Ваня Шлыков несется в своем такси по ночной Москве, а в пассажирах у него группа пьянющих отморозков как ни странно средних лет и «интеллигентного» вида, группа этаких переросших подростков накаченных под завязку алкоголем и которым все мало и хочется еще. Таксист Ваня Шлыков в контакте с этим совершенным интелегенским быдлом выглядит грозно и степенно, а из толпы беснующихся обоего пола четко выделяется самый отмороженный и самый одичавший персонаж, он и есть наш герой… «гениальный саксофонист».
Все акценты расставлены четко… придраться невозможно…

Тут происходит первый принципиальный диалог:
Саксофонист: «молчаливый какой-то, как зовут-то? Иван Шлыков! С такой фамилией и именем хорошо на лесоповале, когда минус сорок и водки нет!» Таксист: «еще не угомонился?»
Саксофонист: «и не угомонюсь! А ты знаешь, кто я вообще? Я вообще с богом разговариваю. Тебе интересно? Нет, надо же, богу интересно, а Шлыкову – нет!»
Не знаю как в кино, в жизни за подобный наезд таксист обычно выкидывает пассажира из машины.

Таксист в ответ проявляет фантастическое для нормального человека терпение и молча довозит своего безумного пассажира до дому, где тот… «хитроумно» сбегает ничего не заплатив водителю за целую ночь безумной езды по городу! Зацените поступок!? По моему «гениально»!

Не знаю, ставилась такая задача автором сценария или режиссером, но на протяжении всего экранного времени Шлыков ведет себя абсолютно правильно и максимально сдержано, насколько это вообще возможно, а саксофонист – предельно безумно и совершенно неадекватно, причем даже в простых ситуациях идет на конфликт, т. е. демонстрирует полную НЕвыживаемость в мире. Саксофонист ведет себя как сумасшедший, а временами и как подлец и ничтожество, Шлыков примерно с середины фильма начинает вести себя как «мама в брюках», и заботится об упавшем на его голову «интеллигенте» как о маленьком ребенке, примерно 2-4 летнего возраста.

Далее по сюжету Шлыков находит кинувшего его человека, а саксофонист при встрече вместо того, чтобы извинится и попытаться замять дело (мол был пьян, хотя все понимаю…), напротив идет на еще больший конфликт, оскорбляет таксиста, получает совершенно заслуженный хук в пресс (придраться невозможно!) и оставляет противнику свой инструмент (саксофон) в качестве залога…
Потом выяснив, что инструмент стоит огромные деньги, да такие, что можно и под уголовную статью попасть, Шлыков возвращает его саксофонисту без всякой компенсации взамен, что называется «смирившись». Саксофонист вместо того, чтобы отстать от человека (который в принципе ничего ему плохого не сделал!), бежит за таксистом и уговаривает его… «дать деньжат на опохмелку»… Оскорбил, обокрал, унизил… и теперь просит взаймы??? Я бы за такое повернулся бы, и… Но Ваня Шлыков оказался героем и решил помочь человеку!

В коморке у Шлыкова саксофонист начинает торговаться. Продает все, что на себе и первым делом описывает, какие он носит модные фирменные вещи, и сколько они в теории стоят (куртка, брюки, рубашка), каждая вещь как две-три шлыковских зарплаты! Шлыков, не будь промах, оценивает все от 10 до 25 рублей (разумно!). В итоге получается, что саксофонист, раздевшись буквально до трусов, все равно остается должным Шлыкову…

«Грабь меня Ваня, Грабь!» - подавленно произносит саксофонист и тут видимо Ваня Шлыков впервые проникается к своему противнику сочувствием…

На утро, саксофонист первым делом сбегает, захватывая все свои вещи, в том числе, те что вчера «типа продал», грабит Шлыкова и до кучи затопляет его квартиру…
Шлыков разумеется немедленно находит своего оппонента (выискивает его в кампании полных забулдыг)… нет, не бьет! Шлыков поступает разумно, - берет саксофониста «на воспитание» по макаровской системе, а фактически в рабство. Саксофонист совершенно не возражает. А что тут собственно возражать? Крыша есть, кормят бесплатно, а теперь еще и поят каждый день и в трубу дудеть не надо, ТОЛЬКО поработать скотом.

Диалог:

Саксофонист: «хреново мне Ваня, совсем хреново».
Таксист: «а ты гони чернуху, вот так!» (таксист начинает шевелить брюшным прессом)
Саксофонист: «Ваня ты козел, самый настоящий…»
Таксист: «гони чернуху, сказал!» - начинает бить легонько по плечам саксофониста.
Саксофонист (хватается за нож): «не подходи, убью! Слышишь!»
Таксист: «ну вот, это уже достойное поведение!»

Дальше можно уже не пересказывать!
Превосходство люмпена над маргиналом тут просто тотальное (хотя на самом деле должно быть с точностью наоборот!). И физическое, и моральное, и нравственное (таксист ведет себя весь фильм честно, правильно, а его противник, т. е. саксофонист отвечает на это просто как какой-то дегенерат). Преломления ситуации не происходит, даже там где оно должно произойти по сюжету. Побег саксофониста из шлыковского рабства буквально за границу, после встречи с «королем блюза» (каким-то знаменитым негром из США) не проясняет ситуации от чего конкретно бежал саксофонист, оттого, куда он себя сам загнал или просто решил, что там легче заработать.
Страдания саксофониста не прояснены зрителю, в итоге получается, что он и не страдал вовсе, находясь у Шлыкова на поруках, и его вообще по ходу сюжета все вполне устраивало…
В итоге страдающим и кинутым выглядит… только сам Шлыков, в своей простоте непонимающий, что для «творческих» натур, типа саксофониста все это вполне нормально и естественно и не он воспитывал «идиота», а его самого воспитывали и уничижали весь фильм, превращая из «гориллы» в «интеллигента»!

Но финал фильма, в котором сначала Шлыков благоговейно слушает концерт саксофониста, а потом, пригласив своего старого друга к себе домой, получает в итоге о порцию ненависти и презрения, как в начале фильма, от очередной пьяной «творческой» толпы, УНИЧТОЖАЕТ даже и эту идею. Т. е. конец фильма повторил начало. Катарсиса нет, моральной победы саксофониста над Шлыковым – нет. Шлыков в итоге убеждается в своей абсолютной правоте с самого начала! Вместо этого зритель понимает, что НИЧЕГО НЕТ, или просто «все мерзость».

Титры все расставляют на места:

1. Шлыков, пережив весь этот кошмар… организовывает свое производство, начинает собственное дело.
2. Саксофонист: совершенно уже несвязанно со Шлыковым попадает на принудительное лечение в психбольницу и остается там лечить шизофрению и алкоголизм.
3. Сосед по квартире Шлыкова, старик, в конце фильма назвавший саксофониста «подонком», а самого Шлыкова – «дураком», тихо умирает от старости и болезни.

Занавес!

Вообще тема «идиота» или конфликта «идиота» с «бугаем» чрезвычайно популярна и в литературе и в кинематографе. Чего только стоит, к примеру, киношный тандем Пьер Ришар и Жерар Депардье или романы Достоевского.

Как правило, такие фильмы и книги заставляют задуматься, развиться и пережить определенные положительные эмоции, а антиподные персонажи в результате своего конфликта дополняют друг друга и объединяются в печали или напротив радости, все зависит от финала. Понимаешь, что каждый человек совершенен по-своему, а его уникальность не есть признак его слабости, а скорее наоборот развития и внутренней красоты.
Но тут эта тема вульгаризирована настолько, что ничего кроме омерзения в финале нет.
Бугай Шлыков, вовсе не «бугай», а просто слабый и хороший человек, наивно решивший, что он может кого-то переделать или что-то изменить в жизни, а его оппонент вовсе и не «идиот» даже, а просто сволочь и подлец видящий в любой ситуации свои плюсы и минусы, но думающий только и исключительно о себе.

Вопрос, а зачем вообще был снят этот фильм, причем на самом закате «Перестройки»? Зачем потребовалось так извратить, вывернуть на изнанку и испохабить прекрасную классическую диалоговую идею? Почему нельзя было снять нормальный фильм в котором, к примеру, интеллигент, попавший в лапы к уголовнику, добивался бы над ним моральной победы и заставлял того задуматься о смысле жизни? Или скажем, священник учит правде следователя, который его допрашивает в НКВД? Или какой-то иной вариант того же самого? Почему нельзя было снять нормальный человеческий фильм? Что такое вообще «чернуха» как творческий жанр?

В подавляющей массе чернуха построена на АНТИ-ИДЕЯХ ПРОТИВ ИДЕЙ. Т. е. она работает про принципу: «уголовник -- правильней милиционера», «проститутка -- правильней целомудренной женщины», «вор -- правильней, того, кого он ограбил», «убийца -- правильнее того, кого он убил», «подонок -- правильней честного человека», «гомосексуализм -- правильней гетеросексуализма» и т. д..
В этом плане фильм «Такси-блюз» точно и четко соответствует жанру, в котором и был снят… И тот кто должен был по сюжету оказаться анти-героем становится в итоге героем. Будущее за Шлыковыми, а не за саксофоном…

ЗЫ: Когда фильм сняли и только выпустили в прокат, слышал такую рецензию от западных СМИ: «правдивый и честный фильм, рассказывающий об истинном лице московского ада!» В принципе, если подойти к ситуации с такой точки зрения, то можно понять, что именно ждут западные потребители от нашего «российского» кино. Задумываться над сюжетом они, конечно, не будут. Анализировать его тоже тут для них все слишком сложно и недоступно! Им нужен просто «АД». Хотя никакого «ада» на экране нет, есть просто вывернутая наизнанку простая классическая тема, но это уже не так заметно тому, кто обращает внимание больше на антураж событий, нежели на само событие. То же самое они (т. е. «западный потребитель») ищут везде, кроме самих себя. Абсолютно наивно рассчитывать, что фильм, в котором будет показан с положительной точки зрения русский солдат в Чечне, понравится кому-то «там». Лучше дайте нам «униженного» правозащитника, «обездоленных» чеченцев или «героических» боевиков. А нормальных героев мы сами найдем в Ираке… среди НАШИХ бравых парней.





Рейтинг работы: 11
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 158
© 06.07.2017 Лев Вишня
Свидетельство о публикации: izba-2017-2014843

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1