Христос, в студию!


Христос, в студию!


Участвуют:

Христос,
Ведущий,
Священник,
Патриот,
Писатель,
Политик,
массовка.


Типовая телестудия. Звучит заставка. Из воздуха появляется многозначительно глядящий в камеру Ведущий. Читает с планшета:
- Сегодня у нас необычная встреча! Сегодня мы пригласили человека, которого, уверен, знают все. Когда-то Его приход много значил для людей нашей планеты. Но пронеслись века. Что-то изменилось, что-то осталось по-прежнему. Мы специально позвали лучших экспертов для нынешней эксклюзивной беседы, которая должна наконец-то выявить истину в данном вопросе.
Аппетитно представляет присутствующих. Те по очереди отрываются от одинаковых стульев для поклона. Сыплются аплодисменты.
Ведущий продолжает:
- Итак, прошу всех оставаться с нами в течение этого часа с небольшими перерывами на рекламу. А сейчас, внимание. Христос, в студию!!!
Входит высокий худощавый человек с изможденным лицом и пронзительным взглядом. В нем как будто нет ничего особенного, но в то же время невозможно не обратить на Него внимания. Длинные волосы обрамляют смуглое горбоносое лицо, будто инопланетная аура…
Одна из женщин в студии принимается рыдать. Ее вежливо, но настойчиво удаляют.
- Мир вашему дому, - обращается к собравшимся Он и по знаку Ведущего приближается к пюпитру в центре студии.
Ведущий:
- Мы хотим тут разобраться… Предоставляю слово Священнику – полагаю, это самое логичное…
Священник, взволнованно и басовито:
- Спаситель, Ты здесь! Давно ожидаем Твоего прихода, пасем свою паству, дабы не разорили Твоего стада волки в овечьих шкурах. Трудно в последнее время. Ох, трудно. Войны и смуты. Сотрудничаем с вождями, благословляем воинов на ратные подвиги, на любовь к Отчизне. Правильно ли поступаем, спрашиваю сам себя часто. Полагаю, правильно.
Христос, глядя на него со своего места:
- Ради корысти так поступаете, от малодушия. Немногие из вас чтят Меня, а не власть и мамону.
Священник всплескивает руками:
- Да Ты ли это?!
Обращаясь с ужасом ко всем присутствующим:
- Да Он ли это?.. Кого вы привели?
Ведущий ловко выпрыгивает на середину и объявляет рекламную паузу.
После нее камера сразу фиксирует внушительное лицо Патриота.
- Мы, патриоты, - вступает с пафосом, - боремся за Отчизну. За Родину, за нее. Ибо она единая и неделимая. Услаждаем ее слух гимнами, кутаем ее в национальные флаги. Проливаем за нее кровь. И молодым велим поступать так же.
- Приносите человеческие жертвы идолам, - грустно отзывается Господь. – Подменили Всевышнего идеями, пустыми мечтаниями о несбыточном. Не Мне вы служите, а другому…
Разгневанный Патриот:
- Да Ты Сам кто такой, а?! Ты что в этом понимаешь? Перекинулся на сторону врага? Продал Отечество!!!
Истекающего пеной Патриота выводят, словно взбесившуюся собаку. Он вырывается и кусает ассистентов.
Рекламная пауза.
В объективе - хитрое скалящееся лицо политика:
- Демократия, демократия… Всякий имеет право на собственное мнение, верно? Лично я против любого насилия. Однако международная ситуация теперь напряженная, с экономикой тоже проблемы. Неизбежны жертвы. Думаю, наш народ нас понимает.
- Что у вас общего с так называемым народом? – вопрошает Иисус. – Ничего. Его страстями и слабостями питаетесь, его руками громоздите свои шаткие пирамиды. Не благодаря, а вопреки вам выживает. Из-за своей веры в вас, а не в Творца гибнет…
- Ну, ладно, Тебя-то я точно запомню, террорюга, - цедит политик и демонстративно отворачивается, чтобы подписать свою книгу о грядущем процветании студенту из массовки.
Телешоу явно стопорится. В зрительских рядах кашляют и нарочно зевают. Ведущий зыркает на часы, но так и не может решить, давать или нет рекламную паузу.
Выручает Писатель.
- Прежде всего, позвольте поприветствовать в Вашем лице ярчайшего представителя гуманизма, - обращается он ко Христу. – В наш век лучшие представители творческой элиты думают о Вас, пишут о Вас. Много и часто. Перипетии новозаветной истории бередят фантазии режиссеров и композиторов, художников и поэтов.
Позвольте спросить: а все-таки, из-за чего предал Иуда? Версия о 33 сребрениках выглядит весьма, хм, неубедительно. Да и многое другое, в том числе и по части Ветхого Завета, вызывает кучу вопросов. Если у Вас есть немного свободного времени…
- Его больше нет у вас, - скорбно констатирует Христос. – Нету больше ни на что, кроме покаяния.
Замолкает.
Студия неодобрительно гудит: шоу, несомненно, сорвано - и ждет вердикта Ведущего.
- Что ж, - пожимает тот плечами. – Полагаю, мы во всем разобрались. Так сказать, убедились. Крест в студию!..
Под ритмичные аплодисменты вносят пластиковое распятие с удобными защелками для рук и ног. Внутри они усеяны тончайшими шипами из сверхпрочного сплава, используемого в космической отрасли.
Появляются все ранее участвовавшие в программе. Эксперты успели перекусить и отдохнуть. Они оживленно болтают между собой без особого интереса к гостю. Патриоту бесплатно налили коньяку, поэтому и он вполне лоялен.
Сияющие девушки в купальниках-доспехах берут Иисуса под локти и увлекают к распятию. Ассистенты расщелкивают колючие браслеты…
- Но не здесь же, - реагирует Священник. – Передачу смотрят дети, беременные женщины.
- Да, не будем шокировать, - соглашается Политик. – Мы ж не какие-нибудь там древние римляне или иудеи.
- Так что, отпустить? – удивляется Ведущий. Его внешность теперь отчего-то невнятна, будто перепутанное цветное белье в пузырьках за окошечком стиральной машины. В раме черепа безостановочно перетекают одно в другое всевозможные хищные, лицемерные, жестокие, лживые и т.п. гримасы. Впрочем, происходит это так быстро, что никто ничего не успевает заметить, кроме бледной девушки в переднем ряду, которая теряет сознание. Ее без промедления выносят.
- Отпустить?! – обращается Ведущий к массовке. И принимается скандировать: Распни! Распни! Распни!..
Аудитория охотно подхватывает:
- Распни! Распни! - Видно, что для собравшихся это хоть какое-то развлечение после часовой скукотищи. Звенят детские голоса, дирижируют сумками пенсионерки.
- Никто и не говорил отпускать, - спешно возражает Политик, опасливо косясь на зрительские ряды. – Просто мы же цивилизованные люди миллениума, вот о чем я.
По знаку Ведущего Христа выводят за кремовые ширмы в глубине помещения. Оттуда раздаются щелчки браслетов и стон, которые разом стирает в сознании миллионов зрителей фонограмма заключительной заставки. Последнее, что они видят, как обычно, - это многозначительное лицо Ведущего. Поправляя на переносице невесть откуда взявшиеся очки, он твердо обещает:
- До свидания, до новых встреч!

27. 12. 2014.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 04.07.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2013347

Рубрика произведения: Поэзия -> Драмы в стихах













1