Агу


 

Агу

1.

На помосте,
усеянном кучей игрушек,
возвышается,
лотоса позу приняв,
богатырь двухметровый
с улыбкою Будды

и так ласково-ласково
шлепает по
двум причудливо, пестро
раскрашенным бонгам,
как по двум детским попкам.

Трам-там. Таратам.
Трантон-пара-тон.

И от этого ритма
бежит молоко
из сосков и из вымени
бодрою струйкой.
И сама ловит такт колдовской колыбель.

Исполин добродушный –
эксперт по пеленкам
и подгузникам,
смесей и каш дегустатор,
масел, кремов,
солей и присыпок нюхач.

И еще – детских снов
неподкупный охранник!
Не один оглоед
на ревущем козле,
не один экипаж
раскатившейся банки
с долгим вздохом
был нежно направлен в кювет,
перевернут:

трам-там,
таратан-таратон,

дабы не раздражали
Великого Духа.

2.

И младенец, и мать
призывают его.
И Агу тут как тут
с погремушкой и соской –
атрибутами царской и божеской власти.

Серо-сине-зеленый
и карий зрачок,
медно-черная,
светлая, желтая кожа.
Многоцветен и многоязык,
он для всех
и кормилец, и нянь.

На колене Агу
помещается целый роддом грудничков.

Из безбрежных карманов его
в нужный миг
возникают бутылочки, слинги,
коляски, кроватки…

А беременным любит Агу щекотать
животы их павлиньим незримым пером.

Чтобы там ни стрясалось,
«Агу!» да «Агу!»
над планетой разносится.

Пахнет рагу,
и бренчит под луною вечерняя рага.

3.

Во дни Ирода,
дни избиенья и слез,
спас Агу всех младенцев
и не допустил,
чтоб страдали невинные.

Лишь нависал
душегуб над ребенком,
копье или меч
(бомбу, штык)
занеся и ощерясь,
тут свой палец Агу
отрубал и бросал,
подменяя младенца.

Спасенного клал
в свой передник,
ему отдавая салют
и вручая с нектаром забвенья пустышку.


Генезис Агу

Он родился из первого слова рассвета –
приласкавшего землю прямого луча –
приласкавшего мельком пунцовую розу –
приласкавшую росный венок на челе.

Через семь полных дней
из душистых завоев,
голенастый и крохотный,
словно кузнечик,
появился Агу,
сын луча и цветка.

И тотчас стал расти,
обгоняя траву,
и кусты, и подлесок,

окреп, сделал бонги,
ритм впервые исполнил на них
колдовской:
таратам – тара-тон-тон,

и первый младенец
на планете был принят
Великим Агу.

Им спеленат… и далее,
далее, в роды и роды…

За плечами Агу
много добрых поступков,
но на них сокровенной
легенды печать.
Оттого-то никто и не знает о нем.
Только ты или я,
только мать и младенец,
да курящий на заднем крыльце акушер.

31 июля – 2 августа 2015.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 69
© 30.06.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2010683

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1