Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Гавайская рыбалка


I
Хижина уютно расположилась на берегу Атлантического океана. Яркое слепящее
солнце пробивалось каждое утро сквозь мастрески уложенные соломянные стены,
образуя раскосые лучи и линии на бамбуковом полу. Сезон дождей близился не
скоро, и влажный бриз небрежно растрепывал покрывало, заменившие собой ту
необходимую часть дверного проема, которую нервозные европейцы вечно пытаются
закрыть на засов, и придать ему форму прямоугольника.

Удобно расположившись в гамаке я глядел сквозь пустые квадратные проемы,
замененившие окна. Малые волны ленивого перекатывались по океанской глади. "Не
до серфинга", - подумал я. Хотя и доски-то я впрочем и не имел.

Уйдя как можно дальше от туристов и коренного населения, я ублюбовал
тропическую гавань. Моими соседями были выские пальмы, художественно
склонившиеся к берегу, какаду и толпы рыб в океанских просторах. В паре
километров от меня была хижина местного шамана. Как то мы с этой ведьмой
повздорили, и она сделала на меня заговор или куклу вуду. Так мне расказывал
единственный сосед по моему аксакальскому округу, старый ямаец Тод.

Классный старик с седой бородой, длинными волосами хиппи, и вечно улыбающим
лицом. Он тоже лет 20-30 назад выбрал уединение и ушел от племени, предпочев
раздолье собственных мыслей, икру моллюсков и игры на народном гавайском
инструменте - особой флейте с десятками стволов и отверстий, сделанной им
самолично из бамбуковых веток.

Так мы и жили. Я, старый ямаец Тод и ведьма-вуду на окраине.

II
О религии вуду мне как раз и поведал Тод. Однажды сидя на берегу, я увидал
прогуливавшегося чернокожего аборигена бредущего по берегу. Он пристально глядел
вдаль, в надежде что-то разглядеть, в правой руке держал странный инструмент,
чем-то схожий на индейские ритуальные духовые, а левую прикладывал ко лбу на
уровне бровей, делая козырек от солнца.

Не обращая на меня никакого внимания, а возможно и вовсе упустив из поля зрения
мою фигуру, странный образ приблизился ко мне на расстояния нескольких метров. И
я смог увидать переливающийся песок между его пальцев обеих ног, и
потрескавшиеся ступни от жары и обжигающего климата Гаваев.

- А это не больно? - задал я вопрос на местном, указывая на шершавую подошву
истертых ступней.

Ямаец отнял левую руку ото лба, обратил свой взор к моему лицу, морщины на его
лице разгладились и он улыбнулся, словно мы вечно были знакомы и совершенно не
удивился моему присутствию:

- Когда ходишь по раскаленному песку больше двух десятков лет - привыкаешь.
Впрочем может и больше трех десятков. Я забросил летоисчисление, как
обосновался здесь. Мысли, ветер, и музыка - все что необходимо для жизни.

Мне понравилась философия старого ямайца, и я сразу проникся к нему
уважением.

- Что это вы пытаетесь узреть на горизонте?
- Пару недель назад я придумал себе новое развлечение. Гляжу на океанские
лайнеры и собираю их описания в коллекцию. Приношу домой впечатления и заношу
их в свою истертую тетрадь с островными наблюдениями. Кстати на "вы" не
обязательно. Меня зовут Тод.

Так мы и познакомились. Нередко просиживая вечерами на атлантическом берегу,
перебирая в воспоминаниях истории, глядели на звездное небо, а потом брели
каждый по свои углам.

III
Однажды я пригласил Тода к себе в хижину на гавайскую уху. Наловив с
пригоршню жирных кефалек и прочей съестной чешуйчатой живности я сварганил
на скорую руку прекрасную уху. Выйдя на берег, и увидав прогулявшегося Тода,
зазвал его к себе на дружеское принятие пищи.

Котелок мерно урчал, издавая шипящие звуки вися на жердине, перекинутой через
два торчащих из песка столбика. Дым валивший из казанка сразу обдавал нас
приятными ароматами местной кухни, тем самым вызывая зверский аппетит. Долго
не церемонясь, мы сразу же с Тодом принялись за поглощение гавайской ухи.

Старый ямаец расхваливал мою стряпню, пообещав на закуску оригинальный
напиток собственного приготовления. Разделавшись с ухой, я собрал деревянные
миски и принес небольшую турку. Ямаец бросил пригоршню странных зерен, и
поставил ее на огонь, наполнив до краев водой.

- Это не опасно, случайно не смертельное зелье ты готовишь, а, Тод?

Старый ямаец оценил мою шутку, ответив:

- Не волнуйся. Такого напитка ты еще в жизни не пробовал. Раскрепощает сознание,
чем-то напоминает кофе, утоляет жажду и имеет божественный аромат. Напиток
гавайских богов.
- Главное, что бы я не подсел на этот напиток.
- Это не марихуана. Не подсядешь. Тебе понравится.

- Слушай, Тод, кстати о богах, расскажи мне о местных верованиях. Ты как я вижу
умудрен опытом и тебе эта тема не без интересна.

Так я и познакомился с местной ведьмой и религией вуду.

Попивай божественный напиток, который Тод прозвал "Мачу-Пикчу на огне", он мне
поведал о местных шаманах, заклятиях и верованиях вуду. Как выяснилось к
помощи гавайских жрецов прибегают многие: и те которые хотят извести своих
врагов, и те которые хотят в себя влюбить вожделенный объект внимания, и просто
те которые страдают от неурожая.

Тод рассказал, что в нескольких километрах от моей хижины как располагается
одна из пристанищ местного шамана. Злая ведьма, обладает страшной силой, и
умеет общаться на потустороннем языке со злыми духами вуду. Ни кто не знает ее
реального имени, прозывают местной Лилит, и откровенно говоря побаиваются.

Ведьма-вуду не зря выбрала столь отшельническое место на острове, вдалеке от
окружающих, что бы всецело посвятить себя мистическим ритуалам.

IV
Как только мы простились с Тодом, я сразу же почувствовал раскрепощающее
действие напитка. Как от обильного употребление текиллы, только нет никаких
симптомов алкогольного опьянения.

Кровь сразу же ударила в голову, в жилах появился адреналин, и меня естественно
потянуло на подвиги. Вспомнив недавнюю историю о шаманах, вуду, и злых духах, я
направился по направлению к месту обитания описанной Тодом ведьмы-вуду.

Долго искать дорогу к хижине ведьмы не пришлось. Взяв курс на юго-запад, я набрел
на узкую тропинку, и интуитивно смекнув, что она как раз ведет ее дому направился
прямо по ней. Пройдя не более двух километров, я очутился в густо заросшей
местности, повсюду окутанной странными растениями по виду напоминавшими
гигантскую папороть. Увидав небольшую халупу, я двинулся к небольшому крыльцу
и постучал в дверь.

Не дождавшись ответа, я отворил двери и вошел внутрь. Лицо моментально обдало
жаром и курившимися в хижине благовониями. Вместо ожидаемых стеклянных шаров,
летучих мышей на стенах и прочей мистической атрибутики, я лишь обнаружил
сидящую молодую женщину за плетенным небольшим столиком, и массу странных
тотемов, глиняных баночек и горшочков.

- Что это у вас спрятано во всех этих причиндалах? - сразу в лоб задал я вопрос.

Женщина внимательно поглядела на меня своими прозрачными глазами. На вид ее
можно было принять интеллигентной и образованной дамой, довольно молодого
возраста. Единственно что поражало меня в ее облике, это отсутствие окраса
хрусталика глаза, и какая-то полная отрешенность.

- Там у меня местные коренья и гавайские ингредиенты. Ты с чем пожаловал, милый
человек?
- Да не верю я во всю эту вашу чушь. Вуду. Шаманы. Проклятия. Потусторенние
духи. Обкуритесь. Понапридумываете. А потом верите.
- Зря, юноша. Скоро вы в этом сами убедитесь.

Я сделал паузу. Странно. Моя густая щетина, высокий рост, и первые заслуженные
морщины вряд ли позволяли собеседнику называть меня юношей. Но я остерегся.

- И не задавайте мне вопросов, сколько мне лет. Поверьте я знаю по-больше вашего.
И тем более вам пора собираться в путь, молодой человек. За дверьми уже глубокая
ночь, а путь до вашего пристанища долгий.

Последнее слово она как-то загадочно растянула, и посмотрела на меня в упор
своими жгуче белыми зрачками. Повинуясь какому-то непонятному чувству я не стал
противится и вышел за порог.

Первое, что меня удивило, так это то, что действительно была глубокая ночь, и даже
звезды светили как-то необычайно ярко, вроде бы каждая звезда стала на время
полярной. Странный диалог не затянулся более чем на 15 минут, а дошел я ранним
вечером, еще не смеркалось, вышел - темень.

Удивившись этому как следует, но не придав огромного этому значения, списав все
на действие огненного напитка Тода, я тронулся в путь. А он действительно оказался
долгим и длинным, по всем предсказаниям гавайской ведуньи. Брел я не меньше
положенных двух километров, а путь все не сокращался, местность становилась все
более заросшей и менее знакомой. Сбиться с пути было не реальным, дорожка была
одна, и никаких ответвлений на первоначальном пути к хижине ведьмы не имела.

Так пройдя еще с пару сотен метров, мне стало и вовсе невмоготу. Не переставая
удивляться странному приключению, я увидал перед собой некое подобие грота,
выдолбленного в огромном камне и что-то вроде лужайки в этой заросшей дикой
местности.

Меня неумолимо клонило ко сну, то ли Тодов напиток прекращал свое действие, то
ли курительные благовоние вуду-хижины подействовали на мое сознание. Но здесь я
и заночевал.

Снилось странное, удивительное и тревожное одновременно. То я ловил огромную
рыбу, и никак не мог ее вытащить на берег, то разговаривал с пойманной русалкой,
которая только мило улыбалась, и теребила хвостом. То мне припомнились мои
ссоры с окружением на старой родине, тут же мне виделись мои разочарования,
горечь, переезд на лайнере на Гаваии. То опять океанская громадина, которую все
никак не удавалось вытащить, то опять безуспешные ухаживания за русалкой.

Вот тебе и "Мачу-Пикчу на огне" от старика Тода.

V
Странно, но прокинулся я в своей хижине рано утром, правда не в гамаке, а лежа на
полу, свернутым калачиком. В памяти всплыл вчерашний странный разговор,
ведьма-вуду, каменный грот, огромная рыбина из сновидений и непрекращающаяся
дорога обратно домой.

Интересно, удалось ли мне вытащить того гиганта из сна на берег, или нет. Этого
мне уже никогда не узнать - сновидение закончилось, а новый день наступил, и
прежде всего стоило наловить рыбы на завтрак.

Взяв свое любимое бамбуковое удилище, верный спутник моих тихоокеанских
прогулок на берег, я побрел в сторону клевного места. То ли перепады давления, то и
наближающаяся несвоевременная гроза, то ли еще черт знает что, но не клевало
совершенно.

На второй день история повторилась. И мне пришлось питаться кокосами и
выращенными плодами папаи с неделю. Потом появился Тод, и я ему рассказал о
своем визите к здешней ведьме Лилит, заведующей злыми чарами и умеющей
говорить с потусторонним миром.

- Да, брат, вот это тебя угораздило. Не удивительно, что ты не можешь ничего
выловить на всем тихоокеанском побережье острова. Странно, что ты вообще
вернулся из того заколдованного места.
- Ты знаешь, да. Обратный путь растянулся на мили, и он не видел своего
логического завершения. Заснул в каком-то каменном гроте, а очнулся уже на полу в
своей хижине.
- В том то и весь секрет, что дойти до этой ведьмы может каждый, а вот выбраться
от туда не под силу многим. Что тебя вообще дернуло самому к ней соваться?
- Жажда приключений. И здоровый интерес.
- Не стоило тебе всего этого рассказывать. Могло все обернуться гораздо хуже, чем
отсутствие клева на гавайских волнах.
- Тод, скажи, ты не знаешь сколько ей лет. Ни одной морщины, взгляд такой
отрешенный, и чувствуется многолетний опыт и неведомая сила исходящая от этой
маленькой женщины.
- Она тебя тоже опредила с этим вопросом, не спрашивай сколько мне лет?
Знаешь, этого ни известно ни кому из аборигенов на острове, а на материке и
подавно. Одни говорят, что за вечную молодость она поплатилась своими
осутсвующими глазными зрачками и окрасом хрусталика, в которых выражается
душа и внутренний мир человека. А возможно она отдала и то и другое злым духам
вуду взамен на вечность, неизменную оболочку и многочисленные знания. Другие
думают, что она знает какой-то чудодейственный секрет и мажется специальным
кремом, а лет ей давно перевалило за сотню.

Мы допили приготовленный Тодом фирменный напиток, и простились.

VI
Так прошел месяц. С Тодом мы практически не виделись, а появившийся голод, и
отсутствие клева наводили на мысли и побуждали к размышлениям. И как раз в это
время мне приснился странный сон. Будто бы я выудил этого незримого гиганта и
вытащил его на берег.

Проснувшись, первым делом я схватил удилище и бросился к тому место, которое
так было схоже с тем, которое мне привиделось в моем нынешнем сновидении. Я
забросил, и стал дрейфить приманку по гавайским волнам. Никакого клева, никакого
клева уже практически целый месяц, зря я доверился ночным видениям.

Я уже собирался сматываться, как подходя к берегу удилище резко дернуло,
сработал обратный тормоз, и катушка стала отматывать леску в обратном
направлении. Сразу стало ясно попалась крупная рыбина. "Неужели он", - первое, что
пронеснось в моих мыслях. И началась схватка.

Отмотав леску более чем на несколько десятков ярдов, я понял, что пришло время
действовать, иначе это океанское чудище утащит меня с собой в гавайские волны.
Натянув фрикцион на максимум, и как следует надавив на рычаг катушки, я
застопорил ход удаляющейся лески, моментально почувствал удар на том конце.
Есть, подсечка удачная, теперь ему никуда не деться. Все остальное ложиться на
мои плечи, главное, не порвать леску при вываживании.

Боролся я с этой рыбиной более получаса. Подводя ее к берегу, она набиралася сил
и снова рвалась в океанский простор. Так обое измучившись порядочное количество
времени, мое упорство все же взяло верх над этих полосатым гигантом. Это была
рыба-меч.

Вытащив ее обессиленное тело на песчаный берег, какое-то внутренне чувство
подсказало мне, что стоит сварить похлебку из этого океанского экземпляра, и
отправиться с мировой к ведьме-колдунье вуду. Что я и не преминул сделать.
Вложив душу и все наилучшие специи в готовку, я взял горячий котелок, и
отправился в путь.

Действительно, порядка двух километров, никаких гротов, никаких зиг-загов и я на
месте у заброшенной хижины, в поросшем высокой травой местности.

На этот раз только подойдя к дверному проему, я услышал знакомый голос:

- А это вы опять, молодой человек. Слышу пахнет чем-то вкусным.

Я немного ошалел, но решил довести начатое дело до конца, и вошел. На том же
самом месте сидела та же самая маленькая женщина с белыми зрачками.

- Проходите, и присаживайтесь. И не обращаете внимания на мою особенность на
моих глазных яблоках. И тем более не верьте слухам, что я продала свою душу злым
кнеху. Все это фантазии и враки местных аборигенов. С духами вуду у меня полное
взаимопонимание.

Мы принялись поглощать сваренное мной кушанье, но перед этим злая ведунья-вуду
добавила некоторую специю из своего мешочка, лежащего рядом.

- Это для аромата, не более того.

Похлебка действительно оказалась на удивление вкусной. То ли шаманское зелье
добавленное в отвар, то ли отсутствие рыбы более месяца в горле, но все это мне
приносило несравненное удовольствие. Что касается самой ведьмы, то по ней
всегда было сложно определить, что она чувствует или думает в данную минуту.

Здесь, в хижине, время, как будто не существовало, как будто отсутствовало само
это понятие.

- От судьбы не уйти, а тем более не скрыться, - прервала наше молчание ведьма,
как только мы закончили обед. - И вы здесь совершенно случайный человек,
временный я бы сказала. На остров вас привела скорбь и горечь. И неожиданные
повороты судьбы на все 180 градусов.

Я молчал и лишь удивлялся свои мыслям, услышанным из уст этой хрупкой
женщины.

- Думаю вам пора возвращаться на берег, от туда от куда вы прибыли. За вами
никто не соскучился, зато вы уже успели соскучились. По любимым вещам, и
отложенному делу. Плюньте на заявления нынешней аудитории, ваша роль еще
найдет вас. Я вас уверяю.

Я только изумился, от куда она знает о моей неудавшейся кино карьере.

- И не стоит заверять меня, что тут вы нашли себя, здесь вы нашли только Тода,
милого старика с длинными волосами хиппи, играющего странные мелодии, и
собирающего коллекции впечатлений от тихоокеанских лайнеров.

Думаю, что спрашивать от куда она все это знает, а тем более подозревать ее в
шпионаже было бы бессмысленно. Я протянул ей обрубленную голову рыбы-меч с
красивым выдающим вперед острием носа.

- Это вам, в качестве трофея и знака примирения.

Уже на выходе из хижины, я услышал брошенное в спину замечание.

- Когда мне перевалило за 80, я бросила считать свой возраст. И спасибо вам за
похлебку, вы немного разбавили мое одиночество. Поймать рыбу-меч на Гаваях,
большая удача.

VII
Обратный путь составит ровно два положенных километра, за хижиной-вуду было
светло и не было никаких гротов на обратной дороге.

Дойдя до своего места пристанища, я еще из далека увидал дожидавшегося меня
старика Тода, он готовил свой фирменный огненный напиток.

- Знаешь, Тод, пора мне возвращаться домой, и браться за дело. Засиделся я тут у
вас на песчаном берегу, глядя на звездное небо и созерцая с тобой тихоокеанские
лайнеры.

- Знаю, мне приснился сон на днях,- ответил Тод и как-то по-особенному улыбнулся.
Не удивлюсь, если у этого старика что-то было с этой вуду-гадалкой, или гавайской
Лилит, или как еще их тут прозывают.

Мы допили напиток, и Тод протянул мне одну из флейт, составлявших симбиоз его
удивительного музыкального инструмента.

- Это тебе на память, в знак того что ты нашел меня, и берешь частицу моей души
на континент. А для меня это признак того, что я отрываю от себя частицу тебя,
нашедшего свое отражение в нашей дружбе. Знай, когда ты будешь глядеть на
тихоокеанские лайнеры с континента, на другом берегу будет сидеть чудак, который
почему-то провожает огромный корабль своей странной гавайской мелодией, тогда
ты сможешь достать свою флейту и подыграть. Так мы будем снова вместе.

Я взял подарок, и отправился в город. С собою на континент я заберу часть этого
удивительного музыкального инструмента, видения местной гадалки-вуду и
фирменный рецепт Тодового "Мачу-Пикчу на огне".






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 67
© 29.06.2017г. Денис Широкопояс
Свидетельство о публикации: izba-2017-2010434

Метки: рассказ, вуду, Гавайи, рыбалка, приключение, напиток, вдали от всех,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Леонард Ремпель       02.07.2017   23:58:16
Отзыв:   положительный
Просто мастерски написано! Читал с большим наслаждением! Всего вам наилучшего. Вы меня заинтриговали своим талантом.








1