Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

В море ветер, в море буря


Когда они подошли к машине, то «новенький» уже лежал под капельницей, укрытый тулупом. Точнее, под грудой курток и одним тулупом. Медсестра группы, то бишь Таня, стояла рядом и недоуменно рассматривала какую-то вещь, вертя её и что-то шепча при этом. Рядом стоял высокий стройный шатен в модной одежде, это, вероятно, был Андрей, а Алексей в грязной кожанке возился с двигателем машины, разбирал его и что-то тихо напевал.
— Жив? — грозно спросил Вадим, кивнув в сторону раненого.
— Я в шоке,— подавлено произнесла Таня.
— Что такое? — подозрительно нагрянул Вадим и начал смотреть вместе с ней вещь, которую та вертела в руках.
— Нет, Вадим, это что-то невероятное…
Спустя несколько секунд Вадим вместе с Андреем и Таней погрузились в изучение предмета. А Леонид, воспользовавшись паузой, начал меланхолично рассматривать местность вокруг.
В целом, местность была узнаваема. Явно окраина города. Дорога в город, на которой они находились, имела шесть полос — по три в каждую сторону. Дорожный знак с перечёркнутой надписью «Екатериноград», остановка… Совершенно обычная остановка.
Леонид прошёл чуть вперёд и увидел… свой родной город, приятно расположившийся внизу примерно в километре-двух от места их нахождения. Город, такой красивый и удивительно чистый. Три небоскрёба в качестве транспортного ориентира — один в центре и два в районе набережной. И три главных пересекающих весь город магистрали. Дома — старые хрущёвки, сталинки в центре, спальные районы, затем промышленные зоны… парки, дымка, нежная дымка утренней росы и чувственных запахов весны… или осени…
Понять было трудно, потому что вокруг не было лиственных растений, одни только сосны и невысокий подлесок из ёлок и можжевельника. Дорога шла, точнее, спускалась вниз, в город, а далее шла в противоположную сторону — за надпись и за город…
— Чёрт! — громко сказал Леонид.— Если всё так просто, то почему мы не можем уйти?
— Что ты сказал, пэйсатель? — спросил Вадим.— Давай ползи сюда.
— Вадим! — испуганно пошевелилась Таня.
— Молчать! — приказал Вадим.
— Почему вы не можете отсюда выехать, если рядом дорога?
— Руку протяни? — сказал Вадим.
— Какую руку?
— Ладонь. Давай, давай! Не бойся. Правую, левую — неважно.
Леонид осторожно протянул руку, а Вадим грубо и резко выдернул её и… наискось чиркнул по ладони своим ножом буквально до кости!
— А…-а…-а… ты что?! — заорал Лёня.
— Вадим! — выкрикнула Таня.
Кровь полилась буквально фонтаном, резко и быстро вылилась на рукав свитера, потом на ботинки…
— Не ссы, пейстатель, ты у меня сегодня в роли кролика. Танька, накладывай свой жгут.
— Бинт! — поправила его Таня и наложила прямо на рану, не промывая её и даже не обрабатывая, какой-то белый бинт… который мгновенно приклеился сам по себе к ладони и ошпарил Леонида ударом тысячи маленьких иголок….
— А…-а…-а…— ужасу литератора не было предела. Страх, боль, ужас… Спустя несколько секунд… боль прошла. Вместо неё по всей ладони разлилось странное сладко комфортное ощущение, как будто уксус заменили сахаром. Леня ошарашено посмотрел на ребят, а Вадим, увидев изменения в его настроении, кивнул Тане.
— Снимай!
— Ещё рано?! — удивленно произнесла Таня.
— Снимай, говорю. Прошло достаточно времени, почти минута…
Таня взяла бинт… он отвалился сам по себе и упал на грязный асфальт. Рука Леонида…
— Ага, даже шрама не осталось,— подтвердил Вадим,— чисто. Всё, как ты Танюша говорила. Так и есть. Где ты нашла эту повязку?
— У тебя в машине,— грубо ответила Таня и на попытку приблизиться к ней со стороны Вадима одёрнула его ещё грубее: — Не подходи ко мне!
— Идеальный бинт…— произнёс Рахматуллин,— вечная повязка, которая мгновенно излечивает любую рану… Так, значит, я у тебя сегодня в качестве крысы? — спросил он глядя Вадиму в глаза.
— Кролика, я сказал,— небрежно ответил Вадим.— Что, пейсака, ты чем-то недоволен? Что-то не так? Евреи знают, чего хотят, и убивают малышат. Христианских деток кровь сосут, чтоб приготавливать мацу… Ты еврей или гей? — спросил он, глядя в глаза Леониду, а сам Рахматуллин почему-то заметил, что у Вадима не столь крупное телосложение. Он был всего на полголовы выше Леонида и шире в плечах сантиметров на двадцать.
— Я башкир по отцу, а по матери русский. Украинец, христианин и православный,— ответил Леонид,— а ты хоть раз в церковь сходил? А, жирный?
— Вот такой крест ношу, видел? — Вадим резко покопался под рубашкой и вынул здоровенный золотой крест.— 150 грамм 565-й… как ты меня, сука, назвал? — он осторожно посмотрел Лёне в глаза. Нож мгновенно влетел ему в руку. Рахматуллин ухмыльнулся.
— Нет, ты не такой уж крутой, если Ведущие смогли тебя сюда отправить. И ты так же дрожишь от страха, как и я, точнее… даже больше меня. Даже больше, чем она,— он кивнул в сторону Тани,— и даже больше вон того, кто валяется.
Леонид сделал шаг по направлению к ножу Вадима и добавил:
— А ты знаешь… ты знаешь… а я вот тебя не боюсь.
Вадим сделал шаг назад… и вдруг в его глазах Рахматуллин и вправду увидел страх. Точнее, не просто страх, а настоящий животный ужас. Панический ужас обречённой твари.
— «Жирный» — тебя так назвали ведущие перед уходом? «Наш дорогой жирный друг»…
Вадим в ужасе отшатнулся на пару шагов и едва не упал…
— Что ты с ним сделаешь, если увидишь снова? Убьёшь, закопаешь, прострелишь коленную чашечку, будешь пытать, «исповедовать»… или просто спустишь штаны для следующей порции удовольствия. Ты их боишься, как крыса кота. И даже больше — скорее, как таракан… человека. А знаешь, где мы сейчас находимся и как называется это место?
Вадим потянулся к левому плечу.
— Пушку ищешь?
— Стоять! — Вадим выхватил пистолет и моментально вздернул ствол, сняв ПМ с предохранителя.— Стоять, млять, убью!
Секунда длилась примерно одну вечность. За эту вечность и решилась судьба «Психокуба». Вадим не решился выстрелить. Он просто впялился в глаза Рахматуллину… Но не с ненавистью, а скорее в страхе, как загнанное животное.
Рахматуллин сделал ещё шаг и, покосившись на дуло пистолета, вымолвил:
— Это место называется «крысоприёмная камера». «Крысонакопилка». Они набирают крыс… определённое количество, а потом загоняют их в лабиринт. Дальше крысы действуют сами, а они смотрят и изучают. Это им нужно для опытов… Они изучают крыс. Нас то есть.
— Откуда ты знаешь? Ты один из них? — спросил Вадим внезапно чуть-чуть заплетающимся языком.
— Нет! Я тоже крыса, как и ты. Только ты большая крыса, а я… умная.
— Я… значит, крыса? — прошептал Вадим.
— Большая и глупая… И не чиркай больше ножом у меня перед глазами. Решил убить — убей! А на твоё чирканье и твою «пушку» мне начхать. По сравнению с ведущими ты просто… животное… Ты можешь меня убить, а потом Ведущие в любой момент вернутся и грохнут самого тебя. И твой «крест». Которым ты бряцаешь… Поможет тебе не больше, чем «макаров». Что уставился, очко «жим-жим»? Убери «ствол» и собери ребят! Нам нужно многое обсудить.
Вадим колебался и смотрел на Рахматуллина с недоумением и ужасом.
— Если не сможешь сам, попроси Таню. У нас мало времени,— добавил Леонид.
— Мы тут уже три недели,— ответил Вадим всё тем же заплетающимся языком.
— Вот поэтому и мало. Ещё полтора часа, максимум два.
— Почему? — спросил Коростылёв.
Рахматуллин кивнул в сторону раненого.
— У нас есть время до тех пор, как он очнётся. И ещё потом максимум минут двадцать. Затем они что-то сделают так, чтобы мы сдвинулись с места, пошли по лабиринту, как им нужно. И мы вынуждены будем пойти, как они хотят, иначе они нас просто убьют. Так что шевелись и не спорь со мной больше. Они уже набрали группу в шесть человек. Осталось времени…
… и тут раненый захаркал…
— Кхе, кхе, кхе…

…Секунд пять тишины…

— Вадим! — крикнула Таня.

…ВЖИИИХХХ…

Одновременно все часы на руках всех людей сами собой перевелись за пару секунд в новое положение «12:15». Секундная стрелка зафиксировалась на нулевой отметке и… понеслась в обратную сторону! А две маленькие стрелки на малых циферблатах заколебались и забегали в панике, не понимая, куда им встать.
— Пятнадцать минут. Даже меньше чем я думал…— задумчиво произнес Рахматуллин, и крикнул Вадиму — Собирай всех на мозговой штурм. Либо мы выберемся сейчас, либо сдохнем!
… и тут…
«ай ла-ла, ла-ла-ла.. аллллай-ла-ла-ла лай-ла-ла… лай-алай-ла-ла… В море ветер… в море буря… В море воют ураганы…» — полилась неистовая песня из магнитолы в машине Вадима и… изо всех приёмников в самом «городе Зеро».
— Таня! Чёрт, собери людей, всех…— отчаянно крикнул Вадим и едва не выстрелил в сторону пустующих зданий.

«…В синем море тонут лодки и большие корабли…Ах…-ха…-ха-а» — раздалось из динамиков в джипе.
— Машина никуда не поедет больше,— рявкнул Алексей,— свечи лопнули, масло протекает, колодки… в первый раз такое вижу. Протекает бензопровод, ещё АКП… Да на ней как будто миллион километров отмотали без остановки. Тачка мертва!
— Быть не может, купил всего месяц назад…— подавленно ответил Вадим.— Таня, что ты видишь в лесу?
— Нарушена герметичность системы питания, герметичность картера, из двенадцати цилиндров пять… поверите или нет, пробиты, прохудились настолько, что из них будет сифонить… да она вообще не сдвинется с места. Двигатель разорвёт, если стартануть,— не унимался Алексей
— Хватит! У нас нет времени, сосредоточились,— крикнул Леонид и тут…

… ещё пять секунд тишины…

— Мамочка, мамочка, что там…— прошептала Таня и…

«…На морской песок роняя золотые сундуки, золотые… сундуки…»

Прямо от остановки через дорогу вспыхнула группа деревьев и через пролесок на дорогу потекла какая-то чёрная жидкость… дорога немедленно начала дымить, так как будто по ней потекла натуральная кислота.
«„Черная масса“… Оригинально! А ребята читали фантастику»,— заметил про себя Леонид.
Вадим побледнел, как мертвец на столе в морге, и вдруг… пришёл в себя! Он… подскочил к Рахматуллину и сгрёб его в охапку, приставив к щеке пистолет:
— Говори! Быстро! Как это остановить? Как уйти? Как нам уйти? Убью нах! — ревел он без остановки.
— Отпусти меня! Идиот!
— Ребята! — Таня схватилась руками за голову, и, Вадим повернув голову, увидел, как… мимо чёрной массы успел в последний момент пролететь автобус-мясорубка, а за ним «чёрная масса» переплыла наконец дорогу и потекла прямиком в посёлок.
Всё к чему она прикасалось, немедленно вспыхивало: кустарники моментально сгорали, превращаясь в рассыпающийся пепел. Крупные деревья мгновенно замирали обугленными колоннами, металл и железо моментально вскипали, как будто подвергались воздействию кислоты. А земля тихо ревела, словно стонала от боли.
Вадим бросил Леонида и рванулся к машине, Алексей не успел его остановить.
Руководитель коллекторского агентства начал яростно пытаться завести мотор мёртвого джипа, тем временем автобус-мясорубка, № 176, в «Залесье», остановился прямо на остановке, словно ожидая своих жертв.
Леонид бросил взгляд на свои часы. Было уже 12:12:25, и секундная стрелка продолжала нестись назад.
— У тебя, кажется, есть «Ауди» — спросил Алексей у Андрея.
— Она умерла ещё неделю назад. Так же сгнила, как и его «Порше». Да и вообще нам не дадут отсюда уехать. Я уже пытался… бесполезно…
«Чёрная масса» в тридцати метрах от ребят заполнила всю проезжую часть и потоком полилась в сторону «города Зеро».
— Заткнулись все! У нас есть примерно десять минут, мы должны найти ответ,— максимально громко прокричал Леонид.
Все повернулись к нему, и в этот момент музыка сыграла…

«Да будешь нашим королем… лай-ла-ла…» и перешла на звуковой уровень 80–90 децибел.

— Итак, начинаем, всё по порядку. Почему мы не можем уехать отсюда? — начал Рахматуллин.
— Машины нет! — выкрикнул Алексей.
— А если бы была, всё равно не уехали? — выкрикнул в ответ Леонид.
— Нет, потому что Ведущие замкнули дорогу!
— Понятно! «Бесконечная кривая». Каждую минуту мелькала надпись «Екатериноград», так?
— Да, так!
— Дальше. Автобус — его можно использовать?
— Нет. Все, кто туда забрался,— трупы?
— Почему?
— Их резало на куски!
Леониду и Алексею приходилось перекрикивать друг друга под «лалайла», которое полилось просто непрерывным потоком.
— Есть другой выход из города, скажем, пешком?
— Нет, мы пытались… короче, мы шли-шли, голова заболела так… что пройти было невозможно… адская боль…
— Понятно! Нельзя уехать, нельзя уйти пешком, а в автобусе все погибали, правильно?
— Да!
Леонид кивнул, потом сделал секундную паузу для убедительности и выдал свой вердикт:
— Надо идти через автобус!!
— Что? — Алексей посмотрел на Рахматуллина, как на законченного сумасшедшего.
В этот момент произошло одновременно два события: джип Вадима хрюкнул и, пролетев два метра, встал, после чего раздался небольшой взрыв. Весь кузов джипа моментально заполнился дымом, а из-под капота дым повалил просто как из асфальтоприготовительной машины. В ту же секунду «чёрная масса» подошла к первому дому «города Зеро», и здание… немедленно вспыхнуло. Огонь разом выпорхнул из десятка окон, а стёкла и куски занавесок полетели на землю.
«Лайлала» чуть приглушилась, и ребята увидели, как из «Порше» выполз черный от сажи и ужаса Вадим и, бросив пистолет на сидение, понёсся как угорелый в сторону города Зеро.
— Смотри сам. Стенка, стенка, стенка… Вентиляция, выход! Крысам бежать туда! — сказал Леонид Алексею.— Ты инженер, неужели ты этого не видишь? Чёткая конструкция, как часы. Автобус — это и есть наш шанс!
— Может быть…— подавленно произнёс Алексей.
Таня добавила:
— Я тоже так думаю, мальчики. Должен быть выход, и он именно там. Иначе бы нас не собрали. Какой им смысл убивать нас просто так?
«Чёрная масса» медленно обволакивала горящий дом. Вадим в обалдении брёл именно к нему… остановился, помотал головой…
— Что случилось с теми, кто вошёл в автобус? — спросил Леонид.
— Сдохли, их изрубило!
— Почему так случилось, что они сделали?
— Чёрт его знает… ничего не сделали! Вообще ничего! — в отчаянии проорал Алексей.
— Именно! — торжествующе добавил Леонид.— А что, по-твоему, нужно было сделать? Это автобус, транспорт… Что нужно сделать?
— Харон…— произнесла Таня,— перевозка… перевозчик берет плату всегда. Проезд…
— Проезд! — подтвердил Леонид.
— Проезд! — разом произнесли Алексей и Андрей, посмотрев друг на друга и на Таню.
— Плата за проезд,— сказала Таня и понеслась прямо к автобусу.
Леонид бросил взгляд на часы.
«Без семи минут пятнадцати секунд», — успел подумать он и побежал вслед за девушкой.
Андрей и Алексей разом хмыкнули и тоже рванули вперёд.
Таня влетела на площадку автобуса, и… никто даже не успел перекрестится. Девушка начала говорить о чем-то с водителем, потом резко обернулась и крикнула.
— Мальчики, он берёт нас. Но мы должны заплатить.
— Деньги, пожалуйста, любые деньги! — крикнул Андрей.
— Не деньги, нет, что-то иное. Мальчики, думайте… Он сказал «то, что вам дорого больше всего». Возможно, крестик, золото… может, у кого-то есть какой-то талисман? Быстро думайте?
— Нет времени думать, срываем и даём всё, что есть, всё самое ценное кидаем ему! — ответил Леонид и сорвал с себя позолоченный маленький крестик, который дала ему мать.
Алексей поковырялся в кармане и достал флэшку…
— Чёрт, а у меня ничего больше нет,— сказал он растерянно.
— У меня тоже крест; может, свадебное кольцо? — спросил Андрей.
— Давайте сюда всё, что есть! — крикнула Таня, сгребла вещи в кучу и протянула водителю…
— Он взял только флэшку,— Таня ошарашено повернулась к своим спутникам,— всё остальное отверг…
Дверь водительской кабины открылась, и мужик, повернувшись через Таню, произнёс:
— Ты! Который дал флэшку! Залазь, остальные на выход!
— НЕТ! — вырвалось из трех глоток одновременно, а обезумевший и вернувшийся к тому времени Вадим прыгнул в свою ещё дымящую «тачку» и вытащил оттуда пачку денег в сто тысяч долларов, потом весь чемодан и брошенный ПМ.
— Я плачу, у меня миллион! — Вадим прорвался к автобусу.— Всё отдаю!
— Да нафига мне твои деньги, хоть миллиард…— ответил водитель.
— Ты?! — Вадим схватил мужика за воротничок.
— Руки убрал…— тихо ответил водитель, и тут все разглядели, что пальцы водителя лежат на чёрной кнопке.
«Автомат убийства. Безотказная система…» — подумал Леонид.
— Ладно, кидай, что у тебя есть, может, что-то сгодится,— вяло согласился мужик.
Взрыв! Взорвался второй дом, а «чёрная масса» стала подходить к джипу.
— Алексей, Андрей!— в ужасе закричала Таня.— там наш парень! Скорее вытащите его!
Андрей и Алексей подумали, оценили скорость движения «массы» и быстро побежали к задней двери машины.
— Всё! Всё даю! Всё, всё, всё… Бери! Всё бери! — яростно повторял Вадим и кинул мужику сумку, потом снял с руки часы, нервно снял с шеи золотую цепь с гигантским крестом, с пальца — перстень с бриллиантом и даже свой пистолет… Всё это он проделывал с дикой дрожью в пальцах и коленях. Было забавно наблюдать, как такая громадина дрожит буквально как огромный терновый куст.
Мужик вяло посмотрел на вещи, потом взял часы «Франк Мюллер» и спросил Вадима:
— А не жалко-то? Вещь чудесная?! Остальной мусор можешь сразу выкинуть! Мне он ни к чему, да и тебе никак у нас не поможет…
— Спасибо, брат! Спасибо, спасибо…— ошарашенный Вадим, не веря в своё спасение, первым запрыгнул в салон. Его часы остались у водителя. Причём Вадим пошёл по салону с сумкой денег, неся в другой руке золотую цепь и кольцо с гигантским брильянтом и пистолет, прям как старьёвщик Авраам после сделки всей жизни.
«Теперь всё ясно!» — подумал Рахматуллин. А вслух сказал:
— Он берет вещи, связанные с «Психокубом», это и есть «то, что нам дорого больше всего». Это его плата!
Он посмотрел на свои часы и увидел, что осталось всего порядка полутора минут. Раздался третий взрыв, загорелся последний дом, потом послышался близкий взрыв, это вспыхнул «Порше» Вадима. Леонид обернулся к своим друзьям, Тане, Андрею, Алексею и третьему парню, которого тащили на руках.
— Он берет всё, что связано с «Психокубом»!
— Не всё,— ответил мужик,— но ты правильно мыслишь. Часы, флэшку и буклет.
— Отдаём часы? — спросила Таня.
— Нет! — рявкнул Леонид.— У часов имеются какие-то способности, о которых мы ещё не знаем… отдаём буклеты! Они нам нафиг сейчас не нужны!
— Собираем все буклеты! — крикнула Таня.
— Не все,— поправил её мужик, кивнув в сторону Леонида,— вон тот уже флэшкой расплатился.

Когда автобус наконец двинулся, до полудня оставалось без тридцати семи секунд. «Чёрная масса» находилась примерно в полутора-двух метрах от задних колес автобуса… Хрущёвки в виде буквы «П» горели, как «Воронья слободка» из «Золотого телёнка». А «Порше» Вадима превратился в ржавый скелет… который внезапно от дуновения ветра сложился сам в себя, как бумага. Как только секундная стрелка снова встала на нулевую отметку... всё сзади заволокло лёгким туманом... который рассеялся спустя несколько секунд... Остова машины Вадима уже не было, равно как и чёрной смолы на дороге. Дома города Зеро стояли, словно ничего не случилось, видимо, готовясь принять следующую партию крыс.

«Зачистка закончилась... Хорошо... Ну вот мы уже и в лабиринте!» — подумал Леонид.

Таня гладила по голове неизвестного им нового парня, который временами кашлял и сопел, как маленький ребёнок. Андрей и Алексей о чём-то тихо разговаривали поглядывая то на Леонида, то на водителя. Вадим с чёрным, зачумленным лицом упёрся взглядом в переднее сиденье и… яростно грыз ногти. Странно было наблюдать здорового взрослого мужика за таким занятием. Сумка с бесполезными баксами валялась у его ног, брошенная и раскрытая…





Рейтинг работы: 14
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 187
© 29.06.2017 Лев Вишня
Свидетельство о публикации: izba-2017-2010251

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


Наталья Кугаевская       15.04.2019   04:58:58
Отзыв:   положительный
Добрый день, ЛЕВ! От всей души поздравляю с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!
Новых творческих успехов!


Лев Вишня       20.04.2019   15:41:34

СПАСИБО!
















1