Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Смерть на побережье_3


Смерть на побережье_3
Акт третий

(ограничения по возрасту: «+21»)


Сцена десятая. Конец рассказа Гальван.
(где-то за горизонтом затухает массированная стрельба)

(Гальван стоит рядом со своим охранником, Риусом, и смотрит на спящую Полину Лорка)
Риус: (потрясенно и растерянно) Ну все… кажется стихло!
ЕГ: Стихло… Интересно надолго ли?
Риус: (осторожно) сменим точку Госпожа?
ЕГ: (смотрит в ответ на него как на идиота) Еще чего! Тот, кто шевельнулся и побежал всегда получает первую пулю. А потом ищет свои мозги в траве, когда их нужно было искать в голове и гораздо раньше.
Риус: Простите Хозяйка!
ЕГ: (Отводит лицо в сторону, а потом улыбается) Боже мой! Как мило спят люди, которые прошли через Ад. Самый спокойный и безмятежный сон у тех людей, которые лежат на «бенгальском столе» под электротоком, привязанные проводами…
Риус: Это наверное как-то связанно с физическим истощением. Человеческое тело должно пополниться энергией, поэтому и спят так. К тому же им в этот период хочется видеть рай. Кошмары начинают сниться уже после того, как ад закончился.
ЕГ: В любом случае лучшие сны человеку сняться сразу, именно после того как его перестают пытать током, холодом или водой… Девочка проспала два часа и даже…
Риус: Фейерверк весь проспала, который закончился пару минут назад.
ЕГ: Когда будет информация?
Риус: Я созваниваюсь по закрытому каналу… Примерно через полчаса Латродмакса.
(Полина Лорка начинает шевелиться и просыпаться)
ЕГ: Нет, все-таки разбудили черти нашу красавицу! Иди, собирай информацию, мне нужен полный доклад и не через полчаса, а через десять минут.
Риус: Слушаю Госпожа! (уходит)
ЕГ: (ласково смотрит на Полину Лорка). Ну моя хорошая. Готова выслушать продолжение истории.
ПЛ: (лениво и сонно) К чему мне все это? Ты все равно меня убьешь…
ЕГ: Мне интересно, что ты скажешь. В конце концов, ты ведь моя лучшая подруга.
ПЛ: «Лучшая подруга», дай мне спокойно умереть?
ЕГ: Нет, как угодно, но только не спокойно…
ПЛ: (кладет голову на руку и снова пытается задремать)
ЕГ: (делая вид, что не замечает этого). Ты можешь мне не верить, но первую свою проверку я провалила с треском. Примерно на третьем курсе меня выделили и направили в спецотряд. Там было еще месяцев восемь непрерывных тренировок и обучения. Потом курсы спецназа, полоса препятствий, тренинги, потом мной лично внезапно занялся сам Хард.
ПЛ: Ну… (слушает ее в полном безразличии)
ЕГ: Мне удалось разговорить одного урку, которого никто не мог кроме меня разговорить. С ним работало с десяток следователей и ничего не помогало. Деятель был убийца и наркоторговец, вор и подонок. Он ничего не боялся и презирал всех копов особенно… баб в форме (усмехается). Я воспользовалась его глупостью и предложила соблазнить себя. Он… повелся и распушился как петух. Урки презирают баб в форме, считая их «особенно глупыми». Я начала переговоры с того, что убрала из диктофона кассету на время наших…интимных переговоров. Потом вставляла кассету обратно на его глазах, и мы имитировали допрос. Глупый урка не знал, что я вставляла и доставала кассеты из того диктофона, который не работал. Я убедила его, что люблю его, а он начал… мужики, это просто невероятно хвастливые свиньи (мечтательно улыбается). Он нахвастал все и вся… В том числе как он однажды убил двух полицейских и закопал их трупы. Он нахвастал в общей сложности на повешенье. Тогда я попросила его заковать в кандалы и заставила прослушать именно это признание и больше ничего. Урка заорал в неистовстве, что я его предала, когда он меня так любил, а я предложила в ответ сделку: «чистая совесть в обмен на маленький срок»… Дурак! Он сознался во всем, в обмен, что не прозвучит история про копов. Но на суде, в нарушение сделки, копы всплыли и беднягу (ласково зевает) послали пугать ворон. Господи, это было прекрасно! После этого урки звали меня «Preta criatura», а я даже не обижалась. Я находила другие способы как их раскалывать, всегда точно ища уязвимое место. Наконец урки стали бояться меня как самойсмерти. Тогда Хард и предложил мне работать у него.
(смотрит на Полину, та кивает, мол «продолжай»)
Прозвище «Латродмакса» я получила уже от своих, когда убила одного милого мальчика.
ПЛ: Кого-то из наших?
ЕГ: Нет, скорее из наших. (вздыхает и продолжает). Это случилось через пять лет, после получения диплома. Я уже стажировалась у Харда, когда он еще не был министром безопасности, и уже вела дела революционеров, которые на проверку оказались существенно сложнее обычных уголовных. Основная проблема тут не доказать вину человека, это и сам подозреваемый не всегда отрицал, а вынудить человека раскрыть свои дальнейшие связи. И тут наступает стопор. Уголовник сражается только за свою вонючую шкуру, революционер, за все так называемое «движение». И, как выяснилось, тут ты просто натыкаешься на монолит. Если мужика еще можно расколоть используя его «бабские» слабости, то женщину… Хотя даже не все мужики раскалывались с первого раза. С первого раза раскалывается только самая непотребная шушара, которая едва-едва записалась в движение и у которых нет еще никаких связей вообще. Хард увидел, что я спотыкаюсь и веду дела все хуже и хуже, и потребовал от меня «представления»…
ПЛ: (почувствовав паузу) Какого?
ЕГ: Он потребовал, чтобы я убила человека. Живого человека. Прямо в камере без суда и следствия. Ты представляешь… я едва не сбежала из тайной полиции! К тому времени на моем счету было уже два-три десятка пожизненных сроков и повешений, но одно дело, когда ты отправляешь на вечные муки или на заслуженный отдых мразь и подонка и совсем другое дело, когда тебе нужно убить нормального живого человека своей рукой просто так… Просто потому, что тебе приказали. Я отказалась и пришла к Альфреду. Альфред выругал меня, обозвал и «дурой» и «ничтожеством», он заявил, что «те враги, которые ненавидят наше государство, не будут дрожать, когда потребуется убивать нас». И предложил вспомнить, что случилось в странах соц. лагеря. «Мы все потеряем все!» - кричал неистово Альфред, «и ты, дура, будешь в этом виновата! Иди и выполни свой долг, как приказывает Хард!». Я была в шоке! Можешь представить, мне потребовался год, чтобы принять решение. Вы мне помогли, когда устроили теракт в столице… Взрыв на улице Августина на день святого причастия. Тогда погибло сорок человек, в том числе и мать Альфреда… (смотрит внимательно на Полину)
ПЛ: (спокойно кивает головой) Я всегда была против террора. Я считала, что это может только настроить людей против нас.
ЕГ: (продолжает) У меня не осталось выбора. Кровь за кровь (вздыхает). Я пришла к Харду и сказала, что готова выполнить его задание. Он отвел меня в камеру, где сидел привязанный в одних трусах человек и сказал: «вот пистолет с одной пулей – убей его!». И вышел!
(пауза, потом продолжает)
Парень был примерно двадцать лет, весь прыщавый и рыжий, ты его знаешь это сын Серго Раккузи, Анжело.
(Полина вздрагивает)
Именно его мне нужно было убить… Но я не смогла… Я пыталась, сделала три попытки, потом даже стащила с него трусы и завязала в них пистолет, чтобы не видеть сталь, которая должна убить. Парень плакал, стонал, дрожал все телом… Я дрожала вместе с ним и целилась в него, отпускала пистолет, снова накатывала и снова не могла… так продолжалось час… Вошел Хард и предупредил меня, что если я не выстрелю, то пуля в пистолете станет моей. «Тебе еще двадцать минут!» - крикнул он и ушел. Я снова набросилась на этого ублюдка… он дрожал всем своим голым телом, а его маленький член просто трепыхался. Он стонал и плакал: «Не убивайте меня!», а я орала как безумная «Заткнись, тварь!». И я снова не выдержала, не смогла, и опустившись, на пол заревела, затряслась всем телом как безумная… Вошел Хард, вырвал у меня из рук пистолет и ударил прямо по лицу. Тут я увидела, что сижу в луже мочи и даже не знаю, чья именно это моча, моя или Анжело. А Хард, повернувшись ко мне лицом, спросил: «ты не смогла убить это?» Он именно так и сказал «это». А потом он взял и выстрелил. В голову. Сначала он опрокинул Анжело на спину, чтобы осколки мозга и кровь не запачкали его костюм, а потом загасил его одной пулей в башку. И тут меня… И тут я блеванула как могла… Меня просто вынуло на изнанку целиком. Я сидела перед Хардом в моче, слезах и своей блевотине. Это была невероятная сцена! Так погиб Анжело Ракузи, на моих глазах…
(пауза)
А потом Хард повернулся ко мне и сказал. Его глаза при этом сияли огнем, как у Сатаны. Он сказал мне: «ты видишь этот пистолет? Это оружие! Почему оно оружие? Потому что оно сделано из стали. Настоящей стали, а не из пластмассы. Если бы этот пистолет был бы сделан из пластмассы, то он бы сейчас убил бы не врага, а меня! Ты поняла? Ты сделана сейчас из пластмассы. Если хочешь служить у нас, то в тебе не должно остаться ничего человеческого, ни одного атома или клеточки. Потому что если в тебе останется, хоть что-то от человека, это «что-то» однажды как прокалена или ржавчина на стволе убьет не врага, а меня! Ты все поняла? Иди и стань оружием! Пошла вон!». И я ушла и провела после этого десять ночей в ужасе и бреде… Я едва выжила, если честно…
(пауза)
Альфредик меня высмеял… Отец… с отцом я помирилась…
ПЛ: И как же ты снова оказалась у Харда?
ЕГ: Просто пришла и сказала: «сделайте из меня оружие!» Это случилось спонтанно, как бы само собой.
(их прерывают)
Риас: Хозяйка, есть доклад!
ЕГ: (смотрит на часы) Ты опоздал на четыре минуты?
Риас: Простите Хозяйка (кланяется). У меня полный доклад. Наедине, если можно.
ЕГ: (кивает Эскобару) Охраняй нашу красавицу. (Эскобар кивает и садится рядом с Полиной Лорка, та в ответ смотрит на него как на мерзость)
ЕГ: (тихим голосом) Итак, что там произошло, докладывай, но предельно сжато.
Риас: Все началось в четыре часа утра, когда приехали следователи из столицы.
ЕГ: Ты сказал «следователи»?
Риас: (кивает) Их было двое, наш, т. е. Луи, он должен был пустить копов по ложнякам. И еще молодой. Сученок с отличием окончил юридическое отделение и возомнил себя «Пинкертоном». Он начал с лупой ползать по траве и отыскал… Следы нашего полицейского «Форда», связал это со звонком Эскобара и радостно распушил крылья, мол «какой я гений». Луи опустил засранца на землю, даром что сорок лет в сыске, просто засыпал травой, и тему можно было бы закрыть, но тут… (смотрит на Гальван)
ЕГ: Что?
Риас: Позвонил вертолетчик и заявил, что во время последнего облета слышал истеричный крик на побережье, причем не бабский, а мужской… Как раз в районе «условленного места»…
ЕГ: Невероятно…
Риас: Миранда так орать не смог бы. Вертолет должен был пролететь от них метров сто, двести. Вот здесь (показывает на карте). Они укрыты от наблюдения. Там великолепный съезд. Но вертолетчик услышал именно крик. Это кто-то из наших орал… Именно так: в темноте никого не разглядели, но запомнили крик.
ЕГ: Продолжай!
Риас: Молодой сразу же связал в одно: крик, звонок, потом следы, и, потребовав ультимативно роту солдат, заявил, что нужно обследовать берег. Ему дали в итоге взвод и без пятнадцати пять они понеслись по дороге как раз в «условленное место». Отказать ему никто не мог, поскольку они с Луи были в равных правах, но сам Луи также последовал в сторону берега, предупредив наших звонком в город по безопасному каналу. Рисковал парень, но сделал это. Наши предупредили уже «птичек». «Птички» сидели…
ЕГ: Квадраты G4, E5, F2, я их сама там расставила.
Риас: (кивает) F2 это «Икс» и «условленное место». Молодой несся как ненормальный. Еще бы расследовать похищение министра юстиции, это просто путь на небеса! Так впрочем, и случилось. Он почти долетел до поворота, а там два километра - прямая видимость прямо до «условленного места», где только Луи сумел остановить и образумить безумца. Но тут вундеркинду снова моча в голову ударила, и он как угорелый понеся дальше… (смотрит на Гальван) «Икс» снял гения, когда тот был в ста метрах до поворота, еще чуть-чуть и увидел бы наших с Мирандой. В переносицу. Малый сразу пустил пузыри, Луи спрятался, а копы открыли беспорядочный огонь, куда бог велит, едва друг друга не перестреляли. Все и сейчас могло бы кончится хорошо, но капитан, командир спецназа, оказался спецом, потребовал всем прекратить огонь, а потом по положению трупа взял, да и вычислил «Икса». Взвод рванул прямо на позицию F2 и они бы своим стадом растоптали бы «Икса» как пить дать, но тут его спас «Дельта», что снял глушитель и открылся. «Дельту» поддержал «Омега», а к копам подошло подкрепление. Начался страшный фейерверк. Ну, мы слышали! «Дельта» и «Омега» играли в «пятнашки», отводя копов от нас и от «Икса» в сторону квадратов G8 и F8 где стоит внешнее оцепление. Выстрел, смена позиции, отход на сто метров, лег, снова выстрел. «Икс» также сменил позицию, теперь он E3.
ЕГ: Потери есть?
Риас: Да, «Омега»! Он не успел нырнуть под флажки.
ЕГ: «Дельта»?
Риас: На пути в город… Там где сняли «пинкертона» сейчас стоит блок-пост. Это примерно в ста метрах до поворота и в двух километрах до «условного места». Хозяйка… надо…
ЕГ: Ничего менять не будем. Только выйдем на час раньше. И не через «окно в лучший мир», а в квадрате A6, в сторону фермы. Эскобара оставим на ферме с двумя урками, наведем на них завтра Луи, чтобы тот мог забрать лавры покойного «пинкертона». Уголовников конечно усыпить… Миранду и Лорку… усыпим сегодня утром. Выходим через пятнадцать минут!
Риас: Крайне рискованно Хозяйка, нас могут заметить с блока.
ЕГ: Не тебе обсуждать мои приказы. Те, кто стоят на блоках обычно ждут обстрелов, а не глазеют по сторонам. Они ждут нападения, а не думают кого-то выследить.
Риас: Все равно крайне рискованно.
ЕГ: С «Дельтой» все в порядке?
Риас: Пока да. Едет в город, но там «блок» на «блоке». Смешался с толпой фермеров.
ЕГ: И мы поступим также. Все полицейские вещи оставим здесь. У «Омеги» есть семья?
Риас: Жена и трое детей.
ЕГ: Перечисли им шестьдесят тысяч долларов США, завтра же. Это был великий воин, um verdadeiro soldado.
Риас: Хозяйка… (молча, кланяется)
ЕГ: Еще есть новости?
Риас: Пока нет.
ЕГ: Звони «Иксу» (смотрит на часы) десять минут, успею закончить историю.
(возвращается к Полине Лорка)
Ну вот и все, Pretty baby, минут через десять поедем в гости.
ПЛ: (вяло) Чем закончилась твоя история?
ЕГ: Я вернулась к работе в своем отделе и прошла у Харда дополнительный курс спецподготовки. Сначала он вообще не хотел меня брать, потом…
ПЛ: Почему ты вообще к нему вернулась, мне это интересно больше всего?
ЕГ: (наклоняясь к ней) Потому что девочки, которые играют в индейцев, всегда мечтают стать круче любых мальчиков. Доказать себя вопреки.
ПЛ: Понятно, и я такая же.
ЕГ: Хард сказал, что я должна убить в себе все человеческое, и я это сделала. На новых курсах было все и пробег двадцать километров по джунглям по воде среди пиявок и змей. А затем псевдоплен и допросы с пытками… Ты знаешь, я прошла все уровни пыток, какие только были в Форте Икс. Начиная от допросов с пристрастием и заканчивая водой и «бенгальским столом». (наклоняется к Полине). Ты знаешь, я знаю все, что ты прошла и даже больше (сдергивает на платье рукав и показывает шрамы). Ты видишь их, они точно такие же, как у тебя. Все что получила ты, я получила тоже и даже больше.
ПЛ: Но тебя не насиловали как меня!
ЕГ: И это было. Это была часть работы по превращению меня в оружие в сталь, против таких как ты. И я все это прошла до конца и даже больше, без малейшего снисхождения! Ты считаешь, что видела ад? Я лежала месяц на «бенгальском столе», месяц… Меня держали в соляной яме, с крысами и червями, три месяца карцера, без еды, только грязная вода и собственная моча. Потом бросали к уркам, сначала к бабам, а потом даже к мужикам. Хард лично следил за моей трансформацией. Я должна была перед началом работы почувствовать все, что могли почувствовать вы. Вот в чем заключалась моя подготовка. Наконец Хард со словами - «сегодня ты познаешь власть!», кинул меня к тем уркам, которым я навесила пожизненные срока. Им он крикнул: «Можете делать с ней, что хотите! Я разрешаю!». Ты можешь себе представить, что они сделали со мной? Это представить невозможно. Они не сделали ничего! Они уставились и смотрели на меня как на исчадие ада и никто не смел даже пошевелится. Их было пятнадцать человек. Видимо они решили, что это была какая-то игра. В предыдущей камере, где меня никто не знал, мне пришлось сломать несколько ребер и переломать одну шею. А в той камере, среди людей, что должны были меня уничтожить, мне не потребовалось делать ничего. Я просто подошла к их главарю и сказала ему в лицо: «ты! Идешь и садишься у параши, твое место становится моим». Он только кивнул и что-то пробормотал навроде: «так точно хозяйка!», Я ответила: «не бойтесь мальчики, хочу расслабиться! Иногда я буду ночевать среди вас, не удивляйтесь ничему». Это был самый лучший сон в моей жизни. Я вошла в камеру с тиграми и вышла оттуда живой и невредимой как в сказке…
ПЛ: Впечатляет… а само испытание?
ЕГ: Я убила человека. Все повторилась как уже однажды. Хард вел меня в комнату и сказа «убей это». Я даже не спрашивала за что и почему, все делалось на автомате. Человек сидел на стуле и был скован наручниками. Он также бормотал, плакал и мочился. Я молча взяла полотенце, и задушила его как крысу. Усыпила навсегда. Хард сказал: «Теперь ты полностью готова, Ты убила в себе все человеческое, что было у тебя. Отныне я верю тебе больше чем самому себе, потому что в отличие от тебя, у меня что-то человеческое еще осталось».
ПЛ: (задумчиво) Альфредик остался доволен?
ЕГ: (тоже задумчиво) Не думаю… Скорее «нет», чем «да».
ПЛ: (удивленно) Это почему?
ЕГ: Потому что он умер… (смотрит за реакцией Полины Лорка) Он умер потому что… это он сидел «там» на стуле, прикованный наручниками.
ПЛ: Он???
ЕГ: Да именно так. (расслабленно) Я задушила Альфредика полотенцем, потому что так мне приказал Хард. Именно в этом заключалось завершение моего образования. Мне должно было быть безразлично, кто сидит на стуле, хоть дьявол, хоть мой собственный отец. И я достигла такого совершенства.
ПЛ: (смотрит на нее в ужасе)
ЕГ: Да, именно так. Я задушила именно Альфредика, свою единственную любовь, словно сожрала его целиком. И теперь он внутри меня… Также командует как и прежде. Это он приказывает мне… Вот поэтому меня и назвали Латродмакса. Теперь ты поняла, какая будет следующая наша остановка?
ПЛ: (На глазах слезы, в ужасе) Нет!!!
ЕГ: (поворачиваясь к охране) Едем!
Риас: В «условленное место»?
ЕГ: Именно туда… Едем на самой низкой скорости. Как мышки…



Сцена одиннадцатая. Смерть Роберта.

Р: Итак, после того как я тебя развяжу, мы уедем в столицу, воспользовавшись «окном»?
РМ: Нет! Сначала нам нужно освободить наших свидетелей. А для этого придется убить всех. То есть всех абсолютно! Хозяйку, ее охранников, снайпера, Тео…
Р: Только не Тео! Хозяйку – да! Охранников – да! Снайпера… «Икса» не вычислить, даже если захотеть. Нужно подумать, как его обмануть, чтобы он нас не увидел. Надо понять, где тут мертвая зона у него.
РМ: Если мы исчезнем, то «Икс» немедленно позвонит Хозяйке и весь наш план к чертям. Нужно придумать, как выманить его сюда.
Р: Это невозможно!
РМ: Ты должен что-то придумать!
Р: Что тут можно придумать! (разводит руками)
РМ: Я знаю! Ты должен убить сначала Тео…
Р: Нет, старая тварь! Я не буду убивать крестника моего сына! Это против всяких правил.
РМ: Какие правила? Ты же хочешь найти свою сестру? Или тебе это уже безразлично?
Р: Нет! Но я не буду убивать Тео!
РМ: Ты убьешь Тео и свяжешься со снайпером. Скажешь, что с Тео что-то случилось и нужна его помощь. Он постарается связаться с Хозяйкой, а потом когда она ответит ему, что людей больше нет, спустится к тебе, и ты выстрелишь ему в голову. Одна пуля один труп! Потом возьмешь ружье, и мы уничтожим остальных: Хозяйку и ее охрану. Ты будешь сидеть с винтовкой, а я спущусь вниз с пистолетом в руке. Они сойдут с ума, когда увидят меня живого и с оружием. Я успею перестрелять их всех, как куропаток!
Р: Ты все рассчитал старик, молодец! Но не учел одного. Я не буду убивать Тео. Тот, кто крестил моего сына, для меня неприкосновенен!
РМ: А как ты думаешь, у него дрогнет рука не убить отца своего крестника?
Р: (озлобленно) Ты забываешься, старик…
РМ: Где ключи от моих наручников?
Р: (задумчиво разглядывает чем «связан» Миранда) Не-аа. У тебя не наручники, у тебя кандалы, а потом уже наручники. Ключи от наручников есть у меня. Это стандартные полицейские наручники модели «Smith&Wesson M-100», я сейчас могу их вскрыть. А у кого от кандалов не знаю. Может у Тео, а может даже у самой Хозяйки.
РМ: Это все усложняет и намного! Нам придется убить Тео. Либо он, либо мы.
Р: Ты говоришь мне «мы»? А с чего ты взял старик, что мы это «мы»? Два часа назад ты был для меня… куском дерьма, коровьей лепешкой на дороге. Сейчас ты мне приказываешь убивать тех, кто три года был моей семьей и считаешь…
РМ: Не важно, что я считаю. Считай меня как прежде «коровьей лепешкой». Я никто! И дело не мне и не в тебе…
Р: Старик…
РМ: Не перебивай меня! Думай о Лизе. Твоей Элизабет Кларк. Ты можешь ее еще спасти. Твой ход и твой выбор! Ты выберешь ее или смерть?
Р: (задумчиво) А может мне просто тебя хлопнуть и забыть обо всем на свете…
РМ: Сопляк! Лиза ждет тебя. Неужели ты восемь лет искал ее и страдал напрасно? Восемь лет ты потратил на поиски своей сестры и вот теперь можешь все узнать и спасти Элизабет Кларк. Выбирай Роберт. Либо Лиза – либо смерть! Твоя смерть и ее, скорее всего, тоже.
Р: Я подумаю…
РМ: Время мало! Через два с половиной часа окно закроется, и мы не успеем выскочить. Заложники будут убиты. Я знаю Латродмаксу, она всегда выбирает для любых людей, что в ее руках, либо смерть, либо особо мучительную смерть. Заложники умрут, а вместе с ними умрет и твоя надежда однажды увидеть сестру. Все канет в бездну навсегда!
Р: Дай мне хотя бы минут десять чтобы собраться мыслями…
РМ: Попытайся сосредоточиться на своей миссии…
(Роберт отходит в сторону, Миранда задумчиво качает головой. Он уже понял, что перепрограммированный им Роберт намного слабее, чем нужно для его миссии, но других вариантов у него нет. Внезапно на холмах раздается стрельба, потом еще стрельба… Включается сирена и вой сразу нескольких сирен. Раздаются автоматные очереди полицейских автоматов.
К двум сидящим немедленно присоединяется Тео).
Тео: Вы слышали? Бог ты мой, что там творится? Где это? Хозяйка в курсе? А «Икс»?
(раздаются вспышки и снова очереди)
Р: Сейчас спрошу… (берет рацию и смотрит на Миранду. Миранда кивает ему головой, взгляд у Миранды буквально стальной)
«Икс», ответь… «Икс», ответь…
(снова автоматные очереди и сирены, раздается взрыв гранаты)
«Икс», ответь… «Икс», ответь… не отвечает…
Тео: Звони Хозяйке! Звони… звони… звони…
Р: Ты в детстве упал башкой об землю? Хозяйка нас убьет, если мы ей позвоним. Сейчас все прослушки палят на полную мощь, и ты тут предлагаешь звонить Хозяйке?
Тео: Что делать, что делать… опять стрельба… сирены…
Р: «Икс», ответь… «Икс», ответь…
Икс: Тео?
(Теодор едва не подскакивает от голоса в рации)
Р: Нет, не Тео, Роберт.
(в рации шуршание)
Икс: Ты звонишь по защищенной линии?
Р: Да, конечно! Наша линия! «Моторола», а не «Кенвуд». Что там происходит, что за шум. Прием?
Икс: Прием… «Дельта» открылся. Принял удар на себя. «Омега» его поддерживает.
Р: Понятно… Что нам делать?
Икс: Сидите, где сидели. «Омега» прикрывает «Дельту». Они отводят копов от нас и от Хозяйки. Сидите и не шевелитесь как мыши. Я вас вижу, всех троих.
Р: Все понял. Прием!
Т: Все… кажется стихло…
(стрельба замолкает, но потом вспыхивает снова)
Р: Кажется… (задумчиво смотрит на Миранду, тот мрачно кивает головой)
Тео… друг… дай мне ключи от кандалов этой твари.
Т: Что?
Р: Ключи от его кандалов у тебя?
Т: (задумчиво) Да, конечно… (достает их из кармана, Миранда ошеломленно смотрит на руку Тео и судорожно глотает слюну).
Р: Кинь их мне, пожалуйста!
Т: Да, конечно… (задумчиво останавливается в самый последний момент)… А зачем они тебе?
Р: Я хочу передвинуть тварь на сто шагов в сторону… Хозяйка приказала.
Т: (колеблется, думает, потом собирается мыслями) Хозяйка… Что за черт… Что ты несешь?
Р: Да, Хозяйка, какие-то проблемы? Я созванивался с ней час назад.
Т: Чушь! Ты ее боишься как черта лысого, и вдруг сам позвонил?
Р: (крайне раздраженно) Да, позвонил сам. Давай ключи!
Т: (делает шаг назад, бросает взгляд на Миранду) Черт… (делает два шага назад, Роберт делает шаг к нему и тут Тео замечает в глазах Роберта дикий огонь) Черт… Ты! Он! Он разговорил тебя! Я все понял!
Р: Что ты понял?
Т: Назад, ни с места!
Р: Ты сошел с ума?
Т: Нет, не я!
РМ: Роберт!
Т: (радостно!) Есть! Да!! Я так и думал… Вот почему ты орал и вот почему он такой сейчас… изменившийся… Кто у тебя брат, сестра, жена? Кем он прельстил?
РМ: Убей его, как собаку!
Т: Есть! Готово, ни см… (выхватывает пистолет, но Роберт успевает выстрелом выбить пистолет Тео из руки). А-а-ааа!
РМ: Порядок! Стреляй еще! Добей его одним выстрелом в голову!
(Роберт вздрагивает и пытается сосредоточиться… в этот момент за его спиной раздается целый фонтан выстрелов и взрывов, причем довольно близко…)
Т: Прости меня друг… (бросается на Роберта, который отклонился в сторону на выстрелы. Тео успевает схватить Роберта за руки и начинается борьба… Наконец Роберт побеждает, нанеся свободной рукой удар Тео по позвоночнику, а потом по уху. Тео держит пистолет из последних сил… а затем внезапно заглатывает ствол с глушителем себе в рот. Ошарашенный Роберт пытается освободить глушитель из-за рта Тео, но Тео молча мотает на его движения головой не отпуская глушитель изо рта)
Р: (пораженно и растерянно) Ты что творишь друг? Я нажму на курок, и ты покойник!
Т: Мга-аа-а-а-а (не отпускает ствол пистолета).
Р: Ты что?
РМ: Убей его Роберт!
Т: Мгаа-а-а-а (продолжает держа глушитель в рту выдавливать руку Роберта обеими своими руками с пистолета, при этом не отрываясь смотрит Роберту в глаза)
РМ: Роберт, если не убьешь его, он убьет тебя!
Т: Мга-а-а-а!
Р: (ошарашено и подавленно отпускает руку…) Ну ладно, ладно, хватит… Погорячились! Кончай! Отпусти мой пистолет… Слышь? Я не буду стрелять…
Т: (отпуская пистолет с глушителем из рта) Ты знаешь, Роберт… я кажется обоссался… Ты едва не убил меня правда-правда…
Р: Да ладно тебе… Я и не собирался тебя убивать.
РМ: Тьфу! Придурок!
Р: (поворачиваясь к Миранде) Заткнись тварь!
Т: Ты не убил своего друга… Ты молодец…
Р: Конечно.
Т: Ты не решился…
(оба начинают смеяться как дети. Потом Тео кивает в сторону Миранды и одновременно отступает в сторону своего пистолета, лежащего на земле)
Т: Я же крестник твоего сына…
Р: Да, это правда.
Т: Кто позаботится о Микеле, если я буду мертв?
Р: Никто… (вздыхает, и внезапном словно освободившись от боли или груза на плечах вздыхает легко и непринужденно) Вхххаааа! Я не убил тебя крестный! Ты мой лучший друг, один навеки…
Т: (кивая в сторону Миранды) И ты поверил этой твари? Что он сказал тебе? Кем соблазнял если не секрет?
Р: (глядя на Миранду) Не секрет, сестра…
Т: Сестра?
Р: Сестра!
Т: Сестра… Святая дева Мария, вспомнил, точно ведь сестра!
Р: Вспомнил??
Т: У тебя сестра пропала без вести, и потом выяснилось, что ее убили активисты.
Р: И больше ничего?
Т: Нет… (смотрит в глаза Роберту) Главное, что ты не убил своего крестника, своего лучшего друга!
Р: (расслабленно, опускает пистолет) Да! Я не убил…
Т: Ты не решился…
Р: Нет, не решился… (улыбается и смотрит в глаза Тео)
Т: (вздыхая) А я решился! (Хватает с земли свой пистолет с глушителем и немедленно стреляет Роберту прямо в переносицу!)
(Роберт падает как подкошенный)
Т: (сдавленно и с невероятной ненавистью) Тварь!!! (бросает взгляд на Миранду и делает еще несколько выстрелов в пустоту, выпуская энергию свою и оружия. Глушитель раскаляется. Подходит к Миранде и, глядя ему в глаза, произносит с лютой прелютой ненавистью)
Т: Роберт Кларк был не просто моим лучшим другом, он был мне братом… вторым братом… ты понял… (прислоняет раскаленный глушитель к щеке Миранды)
РМ: (не дрогнув ни единым мускулом, хотя щека буквально закипела) Я использовал свой шанс, свой единственный шанс. Ты бы поступил на моем месте по-другому?? Смотри мне в глаза!
Т: Нет, не буду. А один глаз… ты сейчас потеряешь… (заводит пистолет прямо в глаз Миранде. Внезапно включается рация)
Икс: Роберт ответь!
(Тео смотрит на Миранду, потом на рацию, потом снова на Миранду)
Икс: Роберт ответь!
РМ: (кивая) Ответь «Иксу»! О глазе не беспокойся! У трупов они закрыты!
Т: (подавленно отходит в сторону, не спуская с Миранды глаз) «Икс», прием!
Икс: Что у вас случилось, где Роберт?
Т: Роберт мертв… Тварь… сумела его разболтать.
Икс: Что за хрень?
Т: Просто Роберт мертв...
Икс: Хозяйка едет… Будет через десять минут. «Дельта» жив, «Омега» нет. Прием…
Т: Все понял. Конец связи…
(поворачивается к Миранде и задумчиво произносит)
Кажется, это был Ницше.
РМ: Что ты сказал?
Т: У Хозяйки на тебя какие-то особенные планы. Было сначала решено, что тебя просто убьют, но нет, ей как всегда захотелось творчества.
РМ: Это в ее стиле! Кстати тебя также убьют.
Т: Бесполезно…
РМ: Ты убил Роберта, они не поверят, что ты чист. Ни за что не поверят и никогда!
Т: Я чист. Теперь уже навсегда… Спасибо тебе. Ты… спас мою честь.
(раздается тихий шум шуршания колес на дороге. Тео смотрит в его сторону)
РМ: Что это там? Что ты видишь?
Т: Не знаю, но думаю (поворачиваясь лицом к Миранде) Думаю, что смерть.


Сцена двенадцатая. Настоящая правда.
(машина, лимузин террористов).

ЕГ: Мы сейчас едем ко второй части нашей тайны. Ты догадываешься куда?
ПЛ: (устало) Если честно, то совершенно без понятия.
ЕГ: Нет, ты знаешь. Я чувствую это. Как страшно терять любовь! Тот кого ты любила… оказался совершенно недостойным твоих чувств.
ХЭ: Елена, прекрати, прошу тебя. Она уже поняла это!
ЕГ: (вяло) Заткнись ничтожество! (к Полине) Потерять любовь страшно. (нагибаясь прямо к ее лицу). А обрести иногда бывает еще страшнее.
ПЛ: (осторожно) Что ты имеешь в виду?
ЕГ: (иронично кивая на Эскобара). Он тебя не любил. Никогда не любил совершенно… А вот кто тогда тебя любил и кто тебя в действительности спас, буквально вынес на руках из нашего ада, кто твой подлинный ангел хранитель? Ты никогда раньше не знала! Догадываешься теперь кто он, кто твой спаситель?
ПЛ: И кто же это?
ЕГ: Напряги головку, ты же умная девочка Pretty baby. Твой муж подлец и ничтожество. И он палец об палец не ударил, чтобы спасти тебя от нас. Ты была в наших руках целиком и полностью, и мы могли тебя разорвать на части, сжечь живьем электротоком, растворить в серной кислоте… но ты выжила и не раскололась. Почему? (смотрит на Эскобара) И ты знаешь, если бы ты там умерла, он ни минуты бы не страдал о твоей смерти никогда и ни разу. Он даже хотел, чтобы ты умерла. Он даже писал нам об этом.
ПЛ: Ты не ответила на мой вопрос.
ЕГ: Верно, но я хочу, чтобы ты сама догадалась. Это ведь так просто… Ладно не буду тебя мучить, все слишком очевидно. Из нашей конторы было всегда только два выхода и третьего варианта не предполагалось. Первый вариант человек становится нашим агентом и дает нам информацию. Во втором варианте его выносят вперед ногами. Но ты избежала обоих случаев. Почему?
ПЛ: Меня… меня спасли. Движение билось за меня.
ЕГ: Движение похоронило тебя, и первым кто тебя похоронил, был вот он (кивает на Эскобара)
А спас тебя совсем другой человек. Тот, кто нарушил наше правило. Тот, кто облегчил твои страдания. Тот, кто выдал нам ложное свидетельство, что ты физически умерла для нас и что твой разум полностью разрушен. Что ты не можешь представлять теперь для нас никакой угрозы, даже если отправить тебя на волю. Что ты не сможешь никого из нас опознать, потому что твой разум больше не существует. Кто мог дать такое заключение? Тот, кого ты больше всего ненавидела в своей жизни, он и был твой ангел хранитель с самого начала и до самого конца.
ПЛ: Нет, не может быть. Это неправда… Это ложь… Я в это не верю.
ЕГ: Воистину познать любовь страшнее, чем ненависть. Я же тебя предупреждала. Но для меня осталась одна загадка и он (кивает в сторону обрыва, к которому движется их машина) к сожалению, мне ничего никогда не объяснит. Не даст ответ. Я для него «проклятая старая ведьма». А ты… А ты, скорее всего и есть то, ради чего он в действительности живет.
ПЛ: Ты врешь… я не верю тебе… никогда не поверю…
ЕГ: Ты же поверила, что Эскобар в действительности предатель. Убедилась в этом? Теперь убедись и в кое-чем еще.
(задумавшись на секунду, потом усмехаясь)
Кстати, ты говорила, что поняла, что Эскобар предатель, когда тот выронил случайно нож, чтобы втайне от тебя помочь доктору Миранде. Вспомни тогда и другой эпизод. Этот ненавистный тебе доктор Роберто Миранда, когда вы заставляли его писать признание на камеру, случайно выхватил у тебя пистолет и приставил этот пистолет к твоему… затылку. Ты чувствовала смерть? Он «просто хотел уйти»? Ты понимаешь, к чему я клоню? Он не мог так «просто уйти», не убив тебя. Потому что ты была угроза, смертельная угроза для нас всех. Ты должна была быть уничтожена, и он мог это сделать, но не сделал… Твой муж бы потом возможно поучаствовал в твоем расчленении и закапывании где-нибудь здесь в пустыне, но Миранда не выстрелил в тебя, потому что он не смог. И тогда я поняла, что он предатель. Он предал нас, также как твой муж предал тебя. И наша главная цель в этом шоу именно он, а не ты и не этот «министр юстиции». Именно и только он.
ПЛ: Я… я все равно в это не верю…
ЕГ: (усмехаясь) Придется. Тебе не укрыться от правды даже на дне самой преисподни.
ПЛ: Нет… Это невозможно. Это… Он насиловал меня! Да, правда! Он изнасиловал меня четырнадцать раз… Он вправду меня насиловал…
ЕГ: (снова усмехаясь) В действительности это была всего лишь его работа. Это было то, что он должен был делать, чтобы не вызвать у нас подозрений. И он должен был делать свою работу качественно и хорошо. Также как и со всеми остальным, не выделяя тебя никоем образом и не давая нам возможности подойти к тебе (глядя на почерневшую от всех этих откровений Полину) Не слишком напрягайся по этому поводу Prettybaby. Ты получила лишь мелкие муки, избежав куда более страшных. Да да, именно так. Ты тогда избежала, например встречи со мной. Да, Pretty baby! Если бы ты выжила у него, то следующей для тебя должна была стать именно я. И я не дала бы тебе шансов. Ты уж поверь мне… никаких…
(они подъехали прямо к обрыву, у которого стоит связанный Миранда, а рядом выживший охранник. Гальван смотрит на Миранда)
Возможно, он вообще единственный кто тебя когда-то любил. Или кто спасал, даже рискуя своей собственной жизнью. Забавная штука смерть. Говорят, что жертвы влюбляются в своих палачей, если честно ни разу не слышала о таком на деле. Но я знаю случаи, когда палачи влюблялись в своих жертв, и сходили с ума после этого. Их разум умирал от отчаянья и боли. Доктор Миранда выжил.
(кивает в сторону Миранда)
Даже не знаю, как ему это удалось. Иди и поговори с ним. У вас обоих есть возможность немного пообщаться перед финалом нашего шоу.



Сцена тринадцатая. У обрыва.

(Медленно, бледная как смерть Полина Лорка подходит, качаясь к доктору Миранда, который связанный стоит как в первом фильме у края обрыва)

РМ: (улыбаясь) О, Полина!
ЕГ: (раздраженно) Где Роберт?
Тео: (сдавленно) Тварь его… разговорила, а потом перепрограммировала. У него сестра была в сопротивлении…
ЕГ: (ошарашено, но все равно уверенно) Я знаю… Мы будем молчать!
Тео: Да госпожа!
ПЛ: (не слыша их) Это правда?
РМ: Что правда? (смутно догадываясь) Нет, не правда…
ПЛ: Ты мне говорил…
РМ: Что? Что? Что? (встрепенувшись) Что сказала тебе ведьма? Смешно! Нет, совершенно смешно! Все что она говорит и все что скажет когда-нибудь тебе все полное вранье! Она же палач, она же такая же как и я. Это такой их метод, ломать психику людям.
ПЛ: Это правда?
РМ: Что она тебе наговорила эта дрянь? Рассказала что-то про меня? Она сказала тебе, как я насиловал других женщин, как пытал, как смывал кровь шлангом? Она говорила про мое прозвище в тюрьме? Почему… почему ты на меня так смотришь. Не верь ни одному ее слову! Все что она сказала и скажет тебе еще все и вся полная ложь! Она ведьма. Она исчадье ада. Она и есть сама смерть!
ПЛ: (ошарашено и удивленно). Нет, она рассказала мне совсем иное. Совсем… совсем иное…
РМ: Она наврала… она все наврала.
(Полина падает к нему на руки, обнимая плечи)
ПЛ: Почему ты мне не сказал? Почему ты мне не рассказал про моего мужа. Ты ведь знал, все знал с самого начала.
РМ: Что знал, что? Ничего… все, что она сказала вранье и про твоего мужа вранье и про меня и про тебя все вранье… Ты не верь ни одну ее слову. Только так ты можешь спасти себя!
ПЛ: Я бы больше не хочу спасать себя… (смотрит на него плачущими глазами). Я не хочу спасать наше движение. Его больше нет…
РМ: Нет, не так! (твердо и уверенно) Никогда не предавай свои идеалы, чего бы это не стоило! Моя жизнь, твоя… все это не имеет значение. Главное - твоя вера. Пока ты веришь во что-то, ты жива.
(Полина Лорка с удивлением смотрит на Роберто Миранду, так как будто услышала что-то совершенно невероятное и невозможное)
ЕГ: (усмехаясь к Полине) Ну вот, ты убедилась? Все что я говорю всегда правда. Это мой метод, который я открыла сама. Я убиваю без оружия, когда говорю людям правду.
РМ: (в бешенстве) Заткнись ведьма!!! Я тебя знаю, ты работала у нас с пятьдесят пятого года. Ты стажировалась у Роберта Харда и была его лучшей ученицей. Это я учился потом у тебя! Затем, когда все зашаталось, Хард отправил тебя заграницу в Испанию. Чтобы там ты сделала логово для всех подобных мне, других тварей и палачей как я и как ты сама. Ты справилась с этой задачей блестяще. Хард твой патрон и твой учитель! Ты лживая старая ведьма.
ЕГ: А ты предатель. (выходит вперед) Ты жалкий трус и ничтожество, который предал нас всех. Предал наше движение, нашего вождя и нашу партию… Смотри! (хватает за волосы Полину Лорка) Чем эта дрянь тебя околдовала? Чем, скажи мне перед смертью?
РМ: Дура! (смеется) Тебе этого никогда не понять… (смеется) Какая же ты дура и глупая тварь… Даже детям моим было бы смешно смотреть сейчас на тебя. (смеется) Безмозглая костлявая сука. (смеется рывками, почти истерично)
ЕГ: Хотя, нет… Ты не трус и не ничтожество. Тут я конечно не права. Это видимо во мне взыграли эмоции. Ты герой. Настоящий герой на подобие тех о ком писал когда-то Гомер! Ты очень силен и ты достоин уважения. Трус и ничтожество не ты, А тот… (поворачивается назад медленно как в покадровой съемке) …кто тебя сейчас убьет. Какая ирония смерти!
(передает пистолет с глушителем в руки Эскобару)
Давай! Прикончи нашего общего врага. (поворачиваясь к Полине Лорка)
А ты будешь на это смотреть, смотреть не отрываясь… Вспомни, ты ведь всегда мечтала об этой сцене? Ты же хотела чтобы он его убил, доказал свою мужественность. Не беспокойся, у него с этим всегда было все в порядке. (иронично) Сейчас Pretty baby твоя «любовь» уничтожит твою «ненависть».
ПЛ: Нет!!! (бросается и закрывает собой Миранду) Нет! Умоляю вас, прошу… Прошу только не его! Только не его! Убейте меня! Убейте меня как хотели… Но оставьте жизнь ему! Я прошу вас…Прошу вас! Прошу вас!!! (плачет и рыдает)
(несколько секунд молчания)
(оглядывается, и не видя что у никого никакой реакции на ее слова, подавленно произносит). Да, Я хочу умереть. Моя жизнь в обмен на его жизнь…
(Полина Лорка и Роберто Миранда смотрят друг другу в глаза и непрерывно дрожат, тихо как листья на ветру)
ЕГ: (остывает, а затем закрыв глаза в наслаждении, произносит) Бинго!
(пауза несколько секунд)
ЕГ: (вдыхая воздух, шевеля ноздрями) Какие запахи у смерти… Я чувствую их… страдание… боль… обида… ненависть… страсть… волшебство… это хорошо приготовленная смерть… (мечтательно закрывает на несколько секунд глаза. Дышит, жадно втягивая воздух ноздрями). О, да… смерть это богиня! Смерть это лучший художник. Самый совершенный…
(поворачиваясь к Эскобару, твердо произносит)
Делай свое дело!
(к охранникам)
Оттащите девку в сторону, а то я боюсь, что Эскобар… (усмехаясь) промахнется.
(Риас бросается, чтобы оттащить Полину, но та немедленно снова вырывается и подбегает, заслоняя своим телом Миранду. Риас в удивлении смотрит на Гальван, но та молчит, словно не видит происшедшее).


Сцена четырнадцатая. Победа.

ХЭ: Латродмакса… Это что так необходимо?
ЕГ: Делай что тебе говорят и не рассуждай… А то я подумаю, что ты тоже изменился… хотя нет. Такой как ты не изменится никогда. Это не то, что доктор (смотрит на Миранду). Однако, я вижу что ты в нерешительности, Affectionate boy… Что мешает тебе? (улыбаясь) Можешь сказать мне на ушко, если стесняешься.
(Эскобар что-то ей шепчет на ухо, глядя на Полину)
(Елена Гальван смеется…)
ЕГ: Боже мой, в сам деле! Как я сама об этом не подумала… Какая же я и в правду дура… (поворачиваясь к Полине). Знаешь, что сказал сейчас твой дорогой муженек? Он сказал дословно, что нельзя оставлять тебя в живых, ты слишком много знаешь. Что нужно непременно убить вас обоих. Видишь ли Полина, он ненавидит тебя больше чем его (кивает на Миранду), хотя должно быть наоборот.
ХЭ: Латродмакса, я не понимаю, зачем вся эта комедия!
ЕГ: Конечно ты не понимаешь. Ты же министр юстиции нового демократического правительства. Забыл об этом. Забыл, что это мы сделали тебя, чтобы ты защищал наши интересы. Ты связан с нами вплоть до костного мозга дорогой. (смотрит на Полину и Миранду). Не думаю, однако что им стоит рассказывать, что у нас было еще… Это уже перебор… пусть будет тайной.
РМ: Ха! Ха! Ха! (смеется с презрением) Пусть будет тайной! Пусть будет тайной. Безумная сука! Да ты уже все рассказала! Я смеюсь над тобой. Пусть будет тайной! Нет, дорогая, тайна не это, а скорее тот вопрос, за которым ты здесь с самого утра и на который никак не можешь найти ответ своим костлявым мозгом! Что ты хочешь знать? А?! Я скажу, наконец, тебе правду! Знай, тварь, я полюбил Полину Лорка не потому что она была сильна, а как раз потому что она была слаба! Она была намного слабее других, эта девушка. И это есть правда! Я видел ее боль и видел ее страдания. Но те другие держались крепче, а эта девушка… Эта девушка могла их не пережить… Вот почему я ее спас тогда! И ты ничего не узнала. Обвел тебя вокруг пальца Латродмакса! И я спасу ее вновь, если это потребуется. Полина, знай, что ее слабое место это страх…
(раздается выстрел)
… страх потерпеть поражение... это… то, что она действительно боится больше всего… Полина… (дрожит всем телом)
(второй выстрел)
(Роберто Миранда, выскальзывает из рук Полины и падает в пропасть. Полина Лорка медленно оглядывается назад и видит, что пистолет с глушителем в руках Елены Гальван и Эскобар стоит прямо за ней. Елена отдает пистолет в руки Эскобара)
ЕГ: (подавленно) Прости Херардо, но я думаю, что ты прав… Фарс затянулся…
ХЭ: Это точно! (мрачно выступает вперед, наводя дуло на Полину Лорка). Хеппиэнда похоже не будет. Вы умрете оба. Вас никто не спасет и никто вам не поможет… Полина… (пытается взгрустнуть, но в итоге глумливо ухмыляется) прости меня, если сможешь!
ЕГ: (крайне устало) Это все моя девочка. Это все Pretty baby. Это все… Есть последние слова?
(Полина Лорка молчит).
ЕГ: (растерянно и устало) Ну же. Я жду! Терпение твоего мужа тоже на исходе.
ПЛ: (что-то шепчет одними губами, сначала неуверенно, а потом, резко повернувшись и глядя прямо в глаза Латродмаксе) Да! Именно так…
Ты все равно проиграла. И я тебя больше не боюсь!

(Раздается выстрел, камера наезжает на стрелявших. Видно как Елена в гневе и в ярости вырывает пистолет из рук Эскобара, наставляет дуло прямо на него. Эскобар в ужасе падает и дергается. Гальван в омерзении бросает пистолет в сторону, закрывая лицо руками, как будто пережила сильнейший удар в своей жизни. Затем камера наезжает на обрыв… Тот же обрыв, но никого нет, как в первом фильме)

(конец)


Екатеринбург 15 мая 2014 – 6 сентября 2015





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 118
© 29.06.2017 Лев Вишня
Свидетельство о публикации: izba-2017-2010192

Метки: фашизм,
Рубрика произведения: Проза -> Пьеса


















1