Мои рубаи


 



***

Читатель! Чуть ниже пойдут рубаи,
которые я обозначил «мои».
Но ты, если глянутся, можешь забрать их
на память об авторе и визави.






***

Бежит собака с колбасой.
Куда ты, глупая, постой!
Мгновенья жизни утекают,
а ты дрожишь над колбасой!





***

Седеют волосы мои.
Седеют волосы твои.
Седеют волосы любые!
Покрась. Не мучай рубаи!





***

Много ныне бытует бессмысленных слов,
цепенящих собою рабов и ослов.
«Патриот», «демократия», «право», «законы»…
Кто их ввел в обиход, был шутник будь здоров.





***

Ни Руми, ни Саади, ни даже Хайям
пивас водкой не пробовали пополам.
А иначе вина бы и не воспевали,
если б смесь эта вставила им, как и нам.





***

Воробей с крапивой – не восточный дуэт,
но славянский вполне, и милей его нет.
«Дай мне клюнуть себя!», - он трещит на задворках.
«Обожгу, обстрекаю!», - та вторит в ответ.





***

Шевченко с Пушкиным в саду
у всех болтали на виду.
И оба поняли друг друга,
но не потомков, на беду.





***

Какой прекрасный день – не так себе!
И девочка идет – не так себе!
А рядом с ней спортсмен – не так себе!
А ты их старше раза в два – не так себе.




***

Толпа жлобов боготворит.
Она цветами их дарит.
Они катаются в том гное,
в который их пятак зарыт.





***

Как молод я под яркой люстрой звезд,
когда, хребет не скомкав, во весь рост,
пред Богом чист, лицо в них окунаю
и на хрен посылаю всяк психоз!




***

Прослыть несовременным – почет, а не позор.
Я так хочу быть модным, как плавает топор.
И так желаю славы, как жаждал до сих пор
приятным показаться ущербным хоть на спор.





***

Витальность – тяжкая болезнь.
Кто с ней родился - значит, лезь
вперед, выпучивая бельма,
нет смысла или смысл есть.





***

Я взял стихи, послал в журнал – а мне сказали: «Неформат».
Я сочинил еще штук пять – мне вновь сказали: «Неформат».
Спросил: «Что, плохо?» - «Нет же, друг. Но это просто неформат».
С тех пор как будто горб влачу и втиснусь в гроб как неформат.





***

Я столько раз несчастливо любил,
что счет своим конфузам позабыл.
Робел, вздыхал, пока не джентльмены
арканили красавиц, как кобыл.





***

Кто добился успеха – тот точно пропал.
Биографий великих я много читал.
Увлекательны годы борьбы и страданий.
Вдруг джек-пот! И тоска – хоть завой, что шакал…





***

Воспеты романтично народные вожди.
Добры и справедливы… А ну-ка подожди!
«Сарынь на кичку!» - восклицает Стенька.
И топит струг, мошну прижав к груди.





***

Годами, словно в анекдоте том,
корпишь в стихах над темою-слоном.
За хвост ухватишься, за хобот, ногу
с разинутым от удивленья ртом…





***

Спит в мегаполисах цивилизация.
Журчит-бежит ее канализация.
Я брежу ключевой водой, природой.
Дезодорант пахнул или акация?





***

От красоты, пардон, до безобразия
длиннее путь, чем Африка и Азия.
Но дуракам без вкуса в нашем мире
все заменяет буйная фантазия.





***

Металлолом несет алкаш.
Он кость от кости свой, он ваш.
В сравненье с ним моя персона –
без ручки чемодан, багаж.





***

Присох к моей ты жизни, как будто грязи ком!
Чужой, а липнешь, словно свежайшей грязи ком.
Являешься, не позвонив, зануда.
О, шваркнуть в стену бы тебя, как грязи ком!..





***

Монотонность подобна медузе:
шар, петляющий с выдумкой к лузе,
обволакивает, направляет
по стандартной дуге и обузе.





***

Рыбалка с кумом на Десне – психоделический мотив.
Мангал, вино и шампуры - психоделический мотив.
Поляна, щебет, детский смех - психоделический мотив.
Ах, редко шепчет сквозь трешняк психоделический мотив!..





***

Черлидеры пляшут, стартует бейсбол
(игра, до которой мой ум не дошел).
США вымела долгая пыльная буря.
Блюз… Тощая сука мусолит мосол.





***

Малыш-тайфун с Луны сюда упал.
Он в супермаркетах все ценники смешал,
продул башки, напичканные хламом.
А дальше был всемирный карнавал!





***

Свобода – ответственность: вот где секрет.
Свобода как выбор меж «да» или «нет».
Легко и приятно мешаться со стаей.
Попробуй держать в одиночку ответ.





***

Стареет мама и отец.
Храни подольше их, Творец!
Как пару пожилых монархов,
чья роль – не разбивать сердец.





***

Стихов чудесных и прекрасных книг,
в которые, увы, никто не вник,
немало в параллельной их Вселенной.
Они звенят там, как последний крик.





***

Обезбоживанье организма – не шутка.
Спит ребеночек розовый, рядом мишутка.
А потом из него вырастает такое!..
Что наш мир без Христа? Без шофера маршрутка.





***

На дорогах Вчера уйма всякого зла
и следов от копыт молодого козла…
Но не будет Господь их разглядывать в лупу,
а слеза покаянья горька, но светла.





***

Правда неудобна, некрасива.
Молви: «крапива» или «крапива»,
все едино – жалится она,
хоть отвергни, хоть косись спесиво.





***

Кто встречает людей по одежке,
ковыляет по общей дорожке.
И таким провожать по уму?..
Там мозгов поскромней, чем у кошки!





***

Поцелуй лягушку – и она
будет верная тебе жена.
(Атавизмов и регресса, кстати,
вероятность не исключена).





***

Кто вернет мне наивную веру в людей?
Люди в мир влюблены. Миром правит Злодей.
«Брут, и ты?!» - обомлел убиваемый Цезарь.
«Вот и Брут» - констатировать надо, скорей.





***

Во многом знании большая скорбь.
Всё знал о тех, кого спасал, Господь.
И отдал им Себя на растерзанье,
Небесный Хлеб… Отрезанный Ломоть…





***

Не литератор, не поэт,
не графоман, не «мэтр», нет.
На камертон совсем нездешний
настроен был мой инструмент.





***

Кости белых иногда аборигены
при деревне клали, как посреди сцены…
Дали дикарям права людей –
и пахать отправили в три смены!





***

Белою кровью слоняется в теле
водка, решая, что делать на деле:
пьянку вчерашнюю воссоздавать
или добраться опять до постели?





***

У мировоззренья моего,
как и твоего, большой изъян:
часто в какофонию его
превращают вопли старых ран.





***

Русофобы… украинофобы…
Кто там сеет в воздухе микробы?
Сеет ветер, пожинает бурю,
сорок раз упертый, узколобый…





***

Очень модно святой называть молодежь.
Ведь и мяса для пушек нежней не найдешь,
и субъект недоразвитый, но энергичный,
в каждом возрасте для кукловодов хорош.





***

Не нужен здесь, не нужен там,
разодранный по трем мирам,
ни в Украине, ни в России,
ни в СССР, гуляю сам.





***

Не нужен здесь, не нужен там,
ко многим не придясь дворам,
Творцом во благо непременно
я буду взыскан где-то там.





***

Словно изскворечника пичуги,
вылетают с визгом, друг на друге,
из подъезда школы первоклашки –
рвать ромашки на бескрайнем луге.






***

В социальные сети
большие и дети,
как в садки, позаплыли,
кормясь в Интернете.





***

Вечное чувство вины и тоска –
будто из-за дармового куска,
будто приемыш ты и прихлебатель,
кот, избежавший воды и мешка!..





***

Божья коровка замерзла в сортире,
как колонист на суровом фронтире.
Март обманул ее первым теплом…
Ежась, трушу и бряцаю на лире.





***

От бухла и курева садится голос.
Человеку одному его не нужен голос.
Если не с кем песней поделиться,
хлам – гитара и обуза – голос.





***

Важный и степенный, сделав наставленья
пастве, побледневшей от благоговенья,
в ванной запирается… и час
корчит рожи рожам отраженья.





***

Крутому рэперу столицы
пришлось наркоз колоть в больнице:
затеял паренек читать
и не сумел остановиться!





***

Щеки огнем полыхают полдня.
Кто же так люто ругает меня?
Видимо, бездарь, писака-завистник.
Так вот и слышу: «Подонок… свинья!..»





***

«Не для житейского волненья»…

От работы кони дохнут – и уже не воскресают,
а гренландские тюлени знай на льдине почивают,
а начальники большие только бренди попивают,
а пииты вдохновенно ручкой в ухе ковыряют!



Март 2014







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 54
© 28.06.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2009608

Рубрика произведения: Поэзия -> Твердые формы













1