Король на голубятне


 



***

Снега навалило, словно на Аляске,
папа запряжется, будто Горбунок,
рано-спозаранку в дочкины салазки
и потянет в сад их (на юго-восток).

Где ж тут разобраться с верным направленьем?
Белый пол, такой же белый потолок.
Я назначен завом снежным отделеньем.
Все будет в порядке. Не грусти, сынок!

Солнце раздробилось в дымке на рубины
фар, скользящих спешно в белый коридор.
С белым обновленьем белый цвет любимый.
Горбунок, не вязни! Ну, во весь опор!..

6 декабря 2012.






***

Над густыми потемками города
прорывается трепетный свет.
На бродяге, дрожащем от голода,
он клеймо свое ставит, и вслед
одинокой обманутой женщине
развевается, словно фата,
на ребенке целует затрещину,
пишет в сердце: «любовь», «доброта».
Он всегда, словно птаха под куполом,
но, снижаясь на самое дно,
безнадежного, страшного, глупого
он касается вскользь все равно.
Милосердия и справедливости
твердо требуя здесь и сейчас,
он готов ждать и многое вынести,
и не мы в него верим – он в нас.

29 декабря 2012.





***

Ты предал друга. Грош тебе цена!
Хвала ни разу не предавшим.
Хвала раскаявшимся, чья вина
их извела. Споткнувшимся, но вставшим.

Прощаю всех, кто предал эту плоть
и эту душу, и прошу прощенья
за всю вину, которую Господь
за мною знал и знает от крещенья.

Пора счета в порядок приводить.
Повсюду смрадное дыханье Зверя.
Любить Христа, до крестных мук любить,
прося отваги и в победу веря!

6.12.2012.





Король на голубятне

Король гоняет голубей.
Придворные поразбегались.
В войсках измена. Слухи злей
о том, что труп он.
Тихо зависть
убрала лестницу вчера
от вышки, где воркуют птицы.
И только конфетти пера
теперь в ладонь его ложится.

«Сам виноват!» - кухаркин суд.
«Он виноват!» - припадки прессы.
Актеры голову несут
царя в сюжете модной пьесы.
И завывают поэтессы,
и за себя поэты пьют.

Взлетает стая голубей
так высоко, как только можно…
В двустволку щурится плебей.
Король на вышке. Непреложно!

15.12.2012.





***

Фрекен Бок всегда стремилась на экран,
Фрекен Бок непревзойденный шанс был дан.

В кулинарном шоу вышла Фрекен Бок,
и на сцене драла горло Фрекен Бок.

Днем поэму сочиняет Фрекен Бок,
ночью в клубе козлекает Фрекен Бок.

Рассуждает про искусство Фрекен Бок
перед камерой, берет скосив набок.

Журналистам сообщает в интервью,
что во всем избранность чуяла свою.

Открывает фонд Всемирный Фрекен Бок,
обещает милосердной быть, как Бог.

Дочки, внучки и знакомцы Фрекен Бок
запрудили сайты, пляшут, чешут рок.

Фрекенбокензированный свет.
Что ж, имеют право. Разве нет?


16.12.2012.






Иеремия

Боже, зачем Ты велел идти
к тем, кто не хочет слышать?
Неисследимы Твои пути,
помыслов нету выше.

Неудержимо блудит народ,
льстят ему лжепророки.
Что мне сказать им? Сей град падет,
горю наступят сроки.

Вырежет враг, как баранов, нас
в стенах Иерусалима.
Мне не поверят. Прогонят с глаз,
злость их непримирима.

Слово Твое понесу опять
в царский дворец, на кровли.
Углями буду слова швырять
в реки застывшей крови!

Кто отзовется – того спасешь.
На пепелище лозы
снова насадишь, и возведешь
храм, и осушишь слезы.

Малый начаток, побег спасти –
вот Твоя воля, Боже.
Неисследимы Твои пути.
Правды Твоей нет строже.


18 декабря 2012.





Заздравная медиа-пиратам

Виртуальный океан
полон рифов и пучин.
Но умелый капитан
не дрейфует без причин.

Знает, как их обойти
в тех широтах, где народ
любит песни в шторм и штиль
и безденежно живет.

Благодетелям ура
за корсарский риск и труд!
Много взятого добра
Робин Гуды раздадут

тем, кто сможет оценить
настоящий бриллиант.
Вот купить его, купить…
Ядра свищут среди вант –

то эскадра шлет ответ
из тяжелых пушек им.
Есть потери - толку нет
в догонялках. Мы скорбим

об усердиях пустых
всех, кто нам хотел бы слить
дрань и чушь, кто нас глухих
спит и видит, может быть.

Черный Роджер, взвейся ввысь!
Коля Дрейк и Федя Блад
параллельный мир, кажись,
массам страждущим дарят!

Там уютнее, чем здесь,
в нем подпольное кино
(то бишь подлинное) есть
с неразбавленным вином.

Прошвырнемся по доске,
коли наш придет черед,
вместе с ними налегке,
надо – задом наперед!

А пока да будет свет
и бессилие облав.
На пиратский силуэт,
меломан, молись: ты прав!


22 декабря 2012.





***

На руинах духа и морали
одичалые худые псы
ищут то, что крепко потеряли
за кусок фальшивой колбасы.

Не найдя, привычно кроют сучек,
те в отместку гложут им бока.
Но мечта найти волшебный ключик
все ж не оставляет вожака.

Он отверзет гулкие ворота,
выводящие в сплошную даль…
Говорят, ключом владеет кто-то:
шлем с рогами, в матах пектораль.

Призовут тогда его оравой,
тенора сливая и басы,
на руинах духа и морали
шелудивые худые псы!


24 декабря 2012.





Прокрустово ложе

(современная басня)

Специалистке по фен-шую
прислали дикую кровать:
резные спинки, все чин чином,
но ляжешь – и несдобровать.

Пренеприятнейшая штука!
Что выступит на миллиметр,
немедля обкорнает чем-то.
Недостает – в один момент

растянет, что твою резину,
еще и гвоздиком прижмет.
Ложись хоть на живот, на спину -
то удлинит, то оторвет!

Все ясно. Каверзное ложе
относим с севера на юг.
Звоним три раза в колокольчик,
скандируем: «Теперь ты друг!»

Ложимся с облегченным вздохом.
И снова пальца нет как нет!
А череп типа баклажана.
Не удался эксперимент.

Звеним подольше в колокольчик
и переносим на восток.
Добро и радость излучая,
ложимся с мантрой на бочок.

Щелк-щелк! Вжик-вжик! Такое дело…
Хозяйка с должным мастерством,
от принципов не отклоняясь,
рокировала день за днем

с другою мебелью упрямку.
Чем кончилось? Сию кровать
Гермес с Гераклом отобрали,
чтоб мудрый миф не унижать.

25 декабря 2012.






***

«Я пишу для последних нормальных людей» -
исповедовался в своих ямбах поэт
Антиох из Ойкумены,
свято веря, что свитки его те прочтут,
кому он предназначил их.
Часто себе
рисовал он портреты тех самых людей,
толком не представляя в чертах и нюансах,
но тайком наделяя такими, в которых
было нечто божественное и простое,
и в компании этих заочных друзей
возлежал, философствуя и декламируя строки.
…После смерти его пять разрозненных строк
эпигоны украли, десяток других
нудным риторам школьным достались.
Как виньеткой, ораторы речи свои
украшали отчаяньем, страстью его.
Фразой, выскобленной из контекста,
щеголяли отпетые циники.
Критики с литературными церберами
то топили его, то вносили назад
на закопченный пароход современности.
Эрудиты подруг ублажали своих
антикварной цитатой.
«Безделкою в стиле антик»
снобки баловались,
как маслинкой, наткнутой на шпажку.
Полубезумные дядьки
с волосами до пояса
объявили его
эстетическим знаменем.
Графоманы считали, что в них
душа его переселилась.
А ссыкухи попсовые,
пиво сося, горлопанили шлягер,
где была его строчка,
надыбанная в Интернете такой же попсовой ссыкухой.

Про «нормальных людей»,
к которым
стремился поэт Антиох
из разбившегося на куски зазеркалья,
история - как партизан на допросе.
.

26 декабря 2012.













Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 52
© 24.06.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2006379

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1