Дом в котором жили лётчики



Война закончилась. Два брата, в орденах, вернулись домой. Старший Иван, вернулся домой, с маленькой, жилистой, худущей и страшнущей женой- полячкой, которая, почти не могла говорить по-русски, кроме мата, которому научили её русские солдаты. Иван подобрал, эту девушку в Польше, так и возил её с собой в взводе, где он был старшиной, и отвечал за табун лошадей. Чем она привязала Ивана к себе, родня не знала, и только поговаривали, эта ведьма, видимо его приворожила. А младший, Павел, который был старшиной в школе радистов, вернулся к своей невесте Марийке, которая за шесть лет, пока служил, Павел, так и не поняла, что любит Павла безмерно. Марийка была ну очень уж привлекательная, озорная девушка. Она хотела стать клоуном. Курсанты, будующие лётчики, которые учились и жили возле взлётного поля, пытались добиться, её внимания, но видно не судьба.
Павел был очень добрым, но не разговорчивым парнем, для него было в сто раз легче, что-то сделать, чем говорить о любви, или фильме, а Марийке хотелось живости и необычности. Она расстраивалась, когда сидела в кинозале, видя, как её кавалер мирно посапывал в кресле, во время сеанса. И когда, наконец, Павел огрел её по спине балалайкой, после её очередного заигрывания с местным кавалером, она наконец то поняла, что любит его.
Придя с войны, Иван и Павел устроились работать в откормсовхоз. В этом совхозе был несколько хозяйств, которые окружили Курган. Выращивали крупнорогатый скот, свиней и то что нужно было для корма для животных. Ивана, как знатока лошадей, назначили работать главным конюхом. В его распоряжении было больше 50 лошадей, и были среди них, писаные красавцы, естественно, для директора совхоза, и для городских праздников, а остальные лошади использовались для того, чтобы таскать бадьи с баландой и водой для свиней, и все что нужно было для хозяйства.
Павел, устроился шофёром. В хозяйство, как раз стали поступать первые машины.
У Ивана родилась дочь. Павел женился, а жить не где. Пошли братья к директору совхоза и попросили помочь, хоть чем-то. Директор дал им огромный старый амбар, из брёвен которого, братья и построили дом, на хорошем высоком месте. Ивану досталось лучшая и большая половина. Павел не спорил с братом, так как он был младшим.
Отца у них убили зимой в 1927 году, когда он с соседом, возвращались с солью и другими товарами, из города Курган, в свою деревню Осиновка. Только весной, когда растаял снег, их тела были найдены, а убийц, так и не нашли.
Хоть и меньше была половина дома у Павла, но их мать, стала жить с Павлом. Она была женщина верующая, и жить с матершиницой снохой, не захотела.
Ох и зажили они хорошо и дружно! Марийка полюбила свою свекровь Агриппину и та тоже полюбила, такую жизнерадостную и весёлую Марию.
Мария всю войну проработала на заводе токарем, была в почёте, получала грамоты и её фото красовалось на доске почёта. Она и после свадьбы, продолжала работать на заводе токарем. Так что все хозяйство, это были две коровы, свинья, куры, утки и гуси, да ещё маленький огород, была на плечах у Агриппины.
Вскоре родился у них сын, назвали его Валера. А тут и Рождество подошло, так как Агриппина была православной, то она пошла на всенощную, а дома осталась Мария. Она была из семьи, староверов. Мария поставила квашню, до этого она не заводила квашню ни разу, но ей так хотелось показать, что хоть она и молодая хозяйка, но и это дело ей по плечу. Квашня была, как казалось Марии жидкая, и она долго не думая добавила муки, теперь оказалось, что квашня, очень уж тугая, тогда она добавила молока. И так добавляя, то молока, то муки, она даже не заметила, что через некоторое время, квашни стало, ну очень много. Мария старалась, так как не хотела выглядеть, в глазах матери Павла, неумехой. В общем когда пришла на следующий день Агриппина, со всенощной, то увидела, спящую Марию, которая спала сидя на скамье, положив голову на стол. Все полки, стол, кровать, были заставлены разными кренделями, булочками и хлебами. Потом ели три недели, этот хлеб. Все были довольны и веселы. Выпечка была очень вкусная.

Танюшка!

Через три года, после Валерки, родилась Танюшка, щекастая шустрая девочка. Уже через неделю, как она была дома, Валерка потащил, этот тёплый свёрточек, пахнущий молоком, к окну, выбрасывать. Его мама увидела это
-Ты что делаешь? -
-Она нам не нужна. Я не хочу, чтобы она жила с нами! –
Маме, папа и бабушке Агриппине, эта девочка очень нравилась. Она была такая хорошенькая. А этому самолюбивому засранцу, эта девочка была, что кость в горле.
Время шло, девочка росла, отец души в ней не чаял, ну очень уж заботливая и трудолюбивая росла дочка. Она была совсем малышкой, но уже кормила цыплят, уток гусей, всему училась от своей любимой бабушки. У ней и место было за столом закреплённое, и сидела она на маленькой чугуночке, которая стояла на лавке, в углу кухни. На чугуночку, бабушка клала маленькую подушку, и это все. Места у них был очень мало. Одна комната, где все спали, да малюсенькая кухонька, с огромной русской печкой.
Валерка, пошёл в первый класс. Учёба давалась ему трудно. Он громко произносил буквы
-Аааа! Бээээ!-
Когда надо был произносит слоги, то он произносил
-Раиииму! Мыиииила! Маиииима!-
Терпеливая бабушка, говорила ему
-Валера! Не надо произносить иии! Читай! Ра-му мы-ла ма-ма.
Вечером приходил уставший отец. А читать, ну никак, Валерка не мог. Слоги ему не давались. Он ревел, утирал сопли и гундосил.
-Мыии. Неии. Раиибыии.
И вот такая канитель идёт вторую неделю. Бабушка, мать отец, все пытаются объяснить пацану, как надо читать, но бесполезно. Отец, в недоумении, уставился на сына.
-Что делать будем? Сына? Тебя же оставят на второй год! Давай успокойся! Читай!
Валерка, уставился в книгу, и уже от одного этого, у него потекли слезы.
-Туиит, Наиита!- Он покраснел ещё больше.
-Не могу я читать! Ну не могууууууу!-
Вдруг, звонкий голос, произнёс.
-Тууут Наата и Ан- на!
-Танюшка читает, а этот балбес не может! - сказал, ошеломлённый отец.
Валерка, с громким ревём, выбежал из дома. Такого позора, и от кого? От этой голенастой девчонки, четырёх лет.
Ну очень уж смышлёная росла у них дочка. Всё хватала на лету. Ей хватило тех мгновений, которые она успевала бросить в книгу, из-за спины Валерки и послушать как читают взрослые.

Библиотека.

Читать дома, Танюшке было не чего, то что она нашла у Валерки, она быстро прочитала. Вот поэтому она пошла в дом, где было много книг – библиотеку. Сама библиотека находилась в простом деревянном доме, с огромным крыльцом, и печкой, которую топила сама библиотекарь. Она робко зашла в комнату, но библиотекарь сразу же спросила
-А что ты хочешь девочка?
-Дайте мне книжек почитать!
-А ты умеешь читать?
-Да ! Умею!
Библиотекарь дала ей сказку «Колобок». Танюшка взяла эту книгу и вышла из дома, села на крыльцо и стала читать. Прошло совсем мало времени, когда она закончила читать, эту книгу, и пошла снова в библиотеку.
-Дайте мне ещё книжек?
-Девочка, ты же взяла уже одну!
-Я прочитала её!
Библиотекарша заинтересовалась, что же поняла, эта девочка из сказки? Оказалось, что она все поняла, и то что колобок ушёл от дедушки с бабушкой и от волка, но вот лиса, его проглотила. В общем с тех пор, Танюшка, искала себе книги сама, и часто сидела в морозные дни у печки, и читала, читала, читала.

Танюшкины соседи.

Через стенку, как и сказано было выше, жил её дядя Иван, со своей женой полячкой- матерщиницей. Были у них дети. Дочь на много старше Танюшки, и сын ровесник. С другой стороны, жил дядя Витя, с тётей Марусей. В свои 40 с небольшим, дядя Витя был на пенсии. Он был инвалид войны, храбрый лётчик, который был ранен и обгорел, когда падал его самолёт. Родился и ушёл на войну, из Москвы, но после ранения, его отправили в Курган, где он работал до пенсии, в аэропорту. Руки у него были золотые. Из дерева, выпиливал разные узоры и украшал ими свой красивый дом и полуоткрытую веранду, которая и составляла пол дома. Ох и красивая же она была, столбы резные, такие строили в то время в Москве. Тетя Маруся, занималась по хозяйству, и лечила людей травами, которые прекрасно знала.
На против Танюшкиного дома, стоял двухэтажный купеческий особняк, в котором жили семьи лётчиков и тех, кто работал на Аэропорту. В этом доме было несколько мальчишек. Генка, который вечно разбивал, свои очки с огромными линзами. То ударится ими о косяк, то упадут, то ещё как-то. Алеша, тихий и очень начитанный мальчик. Он тоже, как и Танюшка, начал читать в 5 лет, его отец был начальником Ромашки, это радиолокационная станция на колёсах. Очень интеллигентный, строгий мужчина. У них была прекрасная библиотека, с разными интересными книгами, энциклопедиями, но Танюшка стеснялась ходить к ним и просить у них книги.
Ещё был Сашка. Это был худющий, веснушчатый, рыжеватый и почти на голову выше других пацан, который от безделья любил обижать детей помладше.
Мужчины в доме лётчиков были очень дружны. Они сколотили огромный стол, со скамейками, который расположили, под огромным тополем. Так же они сколотили песочницы, наполнили их янтарным красивейшим, карьерным песком, навесили качели, сделали два турника, а главное они сделали гигантские шаги. Ни у кого в округе. такого не было, да что там в округе, во всем городе, не был гигантских шагов. А это сооружение состояло из большого шестиметрового столба, на верху которого крепилось колесо, а к колесу были привязаны четыре верёвки с петлёй, куда садились пацаны и девочки, и бегали по кругу, иногда по инерции неслись по воздуху, вокруг столба.
У колеса, всегда была очередь из ребятишек, которые приходили из далека, чтобы покататься на гигантских шагах.
Ох, какое же это было хорошее время! Да и улицы- Родниковая, Заозёрная, Авиационная, были так красивы, чисты и усажены сиренью, акациями и клёнами. Особенно хороша, была Родниковая, тщательно отгрейдерованая, по обоим сторонам росли клёны, а самая большая достопримечательность была, это колодец. Он был довольно таки глубоким, имел домик и перед ним скамеечку для ведра! Вода в нем была из какого-то особенного родника, и все люди, с Родниковой, Заозёрной и Авиационной ходили и брали эту студёную прозрачную воду. Улочки были короткие, всего домов по двадцать. За колодец, отвечал дядя Саша. Он и деньги собирал на ремонт. И на новое ведро с цепью, если надо было их заменить. А общем, был идеальный порядок. Совсем быстро , слава о этом колодце, с вкуснейшей , прозрачной водой, привела к тому, что воды , жителям , этих улиц, стало не хватать, и на домике появился замок.

Танюшкины гуси и школа.

У Танюшки были гуси, шесть гусынь и красавец гусак, а также больше двух десятков уток, ну и сотня цыплят. Гусак признавал лишь Танюшку, она сидела иной раз в загоне у них и читала какую-нибудь книжку, а гусак клал свою длинную шею ей на колени, и слушал, как она читает. Валерка боялся его ужасно. Уже издали, подходя к дому, он кричал
-Танька , убирай своего гусака , куда хочешь! Я его боюсь!
Он уже отведал крепкий клюв гусака, поэтому не хотел больше испытывать судьбу.
Каждый день, утром, Танюшка водила, все это птичье семейство на озерко, за дорогой. Она открывала калитку, и гусак важно шёл за ней, погагатывая на своих гусынь, а за ними, вразвалочку бежали утки. Никакой хворостины, Танюшке и не нужно было. Гусак понимал её без слов. Дойдя до дороги, самом опасном месте, Танюшка останавливалась, гусак тоже, естественно все стадо тоже останавливалось, утки начинали сильней крякать, но идти дальше не решались, гусак мог и клюнуть их за непорядок. Если машин не было, то Танюшка шла дальше. И так до озера, которое и было то совсем рядом. Вечером, когда Танюшка появлялась, на берегу озера, гусак издавал кличь и все плыли к ней, и она спокойно вела их домой. Пару раз в неделю Танюшка ходила к кучам от свинарников, и набирала два полных ведёрка опарышей, для корма. От этих опарышей перья у куриц, уток и гусей лоснились и были очень красивыми. А сколько яиц давали куры. Да и гусыни тоже. Гусиные яйца были очень большими, но есть их в семье не хотели, поэтому если не удавалось продать, то их просто скармливали цыплятам.
Валерка и музыкальная школа.

Вечерами, мужчины с дома лётчиков, играли в козла. Иной раз просто сидели и пели. Дядя Витя был виртуозом. Он лихо играл на баяне, и у него была малюсенькая гармошка, и на ней он тоже наяривал частушки и плясовые.
Танюшкин отец, Павел, восхищался игрой дяди Вити, но у самого у него не было никакого слуха. Вот поэтому то он и решил отправить Валерку в музыкальную школу. Купил, за огромные деньги, баян, и записал сына в музыкальную школу. Валерка походил с месяц на занятия, потом ему все эти гаммы и «Во поле берёзка стояла» так надоели, что он просто брал баян, и приказывал, Танюшке, спрятать его в курятнике. Так продолжалось почти два года, пока Павел, не решил порадовать себя игрой сына на баяне. Как раз был в гостях дядя Витя, который спросил, как успехи у сына. Достали баян, усадили Валерку на стул, но чуда не произошло. Валерка подёргал за меха, кое как исполнил какую-то песенку. Павел остолбенел, читать еле-еле сына научили, а теперь та же история, ну не может он играть на баяне, что тут поделаешь? Так и пылился баян в надежде, что внуки освоят его.

Таня стала учителем.

Весной, Танюшка, решила стать учительницей! Учеников она нашла быстро. В состав учеников попал Генка очкарик, Леша, он хоть и умел читать, но Таня решила все-таки взять его в свой класс, он был самым лучшим её другом. Ей было с ним очень интересно, он очень много знал, сосед брат Юра, две девочки, с соседней улицы.
Танин папа сколотил ей большую доску, на которой можно было писать и выстругал ей указку. В общем занятия быстро начались. По утрам, она учила буквы с ними, и чтобы им было хорошо, угощала их свекольным квасом, или чаем. Паршивец, рыжий Сашка, несколько раз пытался сорвать занятия. Однажды, по пластунский пробрался среди малины к доске, схватил её и хотел с ней убежать, но не тут-то было, гусак, налетел на него и давай бить его крыльями и клювом.
Однажды утром раздался крик и плачь. Оказывается, Сашка за верёвку остановил гигантское шаги, и Генка ударился об столб. Заработал шишку. А главное опять разбил очки. Танюшка решила наказать этого хулигана. Как это так, этот остолоп, обижает её учеников? Она пробралась за дом лётчиков, где в загоне находились цыплята, за которыми должен был следить Сашка. Схватила несколько цыплят и решила их спрятать, чтобы Сашке попало от матери. Но куда прятать? К себе нельзя! И вдруг её осенило! Ну да! Их можно спрятать в туалет. Туалет у лётчиков был большой, основательный, в нем было три дырочки. Они сами его и соорудили. Танюшка шустро перетаскала и побросала туда цыплят. Заглянула в дырочку. Цыплята были живы здоровы. Бегали по подсохшей корочке, того что люди оставляют в таких, тихих местечках. Один правда провалился, в жижицу, по грудь, но шустро выбрался из неё. Другие бегали и искали опарышей, а их было много.
Рыжий Сашка, командовал на детской площадке, он ничего не знал о том, что случилось с его подопечными цыплятами. С часок было все спокойно, но потом разнёсся истошный крик матери Сашки
-Где цыплята? Где цыплята, паразит ты этакий? Давай ищи! -Сашка получил затрещину от матери.
Танюшка, сидела на против дома, с девочками на скамейке, и даже не думала, говорить матери Сашки, где цыплята!
Сашка носился по двору, по кустам, вокруг дома, и даже на озерко сбегал. Цыплят не было!
-Людмила! А не твои ли цыплята ходят внизу туалета и клюют опарышей из дерьма?-обратился к матери Сашки , один из жильцов дома.
Цыплят достали! Некоторые воняли ужасно, так как, все-таки провалились в жижу, которая была там в некоторых местах.
Сашка был наказан за то, что не уследил за цыплятками.

Тётя Оля!

Когда Иван приезжал на рысаке в яблоках домой, из длительных поездок по подопечным колхозам, где он заготавливал фураж для лошадей, да и для свиней, то заводил жеребца в открытые ворота. Красавца в яблоках, ставил под навес, и давал ему корма. В бричке было много пшена, бобов и того что любят курицы. Он щедро, рассыпал эти яства и курицы разгребая их лапами, выбирали самое лучшее. Тётя Оля, тогда ловила куриц, и большими ножницами обстригала им крылья. Таким образом , она хотела пометить своих кур, чтобы отличить их от соседских. Куриц у них было много, и сразу всех поймать не было никакой возможности. Так, что ещё долго тётя Оля ловила куриц в своём огороде и подстригала им крылья.
-Гляди-ка Иван, сколько их расплодилось! И жирные какие они!
-Так и кормим их отборным зерном!
У соседей, куриц становилось, все меньше и меньше! Приходили ругаться к тете Оле!
-Ничего не знаю –говорила она,
-мои курицы все меченые!
-Да вон та хохлушка, моя, -говорили ей некоторые соседки.
-Я её узнала! Она так много яиц давала!
-Да ты что не видишь, что ли, у ней крылья отрезанные?
-Так ты ей и обрезала!
Так и бегали десятки куриц с отрезанными крыльями у неё по двору.
Люди стали красить спинки, своих кур. Теперь по округе бегали курицы с красными синими жёлтыми, метками на спине.
Теперь тёте Оле добавилось хлопот. Каждый раз, когда она насыпала корма курицам, из щелей, дыр в заборе лезли соседские куры. Они тоже хотели полакомиться тем обильным столом, что был у тёти Оли, но теперь она им не могла обстричь крылья.
Дядя Ваня очень любил кушать требуху. Это кушанье, требует определённых знаний от того, кто готовит его. Поэтому бабушка Агрипина, готовила его на всех, и кормила им своих сыновей. Тётя Оля тоже часто приготавливала мясо, и угощала им семью брата мужа.
Как-то Танюшка услышала шум и ругательства тети Оли за забором. Она заглянула в щель и увидела, что тётя Оля тащит за цепь, пса к чашке с едой, но пёс изо всех сил упирается и не хочет идти к чашке.
-Ешь, тебе говорю! Псина ты этакая! Не пропадать же добру!
От этой чашки щел одуреваюше-противный запах.
Танюшка побежала к бабушке
-Там тетя Оля ругается, а Шарик не хочет кушать!
-Так Ольга решила требуху сварить, но не получилось!
Танюшка расстроилась.
-Сегодня не пойдём к тете Оле, даже Шарик не ест.

Прямо за дорогой, вниз к старице, тётя Оля посадила картошку, лук, огурцы, бобы. Она сама вскопала целину, и поливала из старицы! Гуси, утки, повадились клевать у неё всходы, да и уже большие растения. Тетя Оля и тут нашла выход, с огромным ножом она пошла в ивняк, которого по старицам было очень много и уже вскоре у неё была крепкая изгородь. Она трудилась как пчёлка, но одна беда, забор она поставила так близко к тропке, что люди с трудом стали носить воду из старицы. Павел выговаривал своему брату Ивану:
-Ну как же так Ваня, теперь даже с коромыслом не пройти и не принести воды для полива из речки?

Смерть бабушки.

В конце июня, заболела бабушка. Она тихо лежала на кровати, за печкой, и совсем не хотела кушать. Папа с мамой были целый день на работе, а Танюшка, расчёсывала, бабушкины седые волосы, помогала ей умыться. Ей был так страшно, остаться одной, без бабушки, и она плакала
-Бабусенка, не умирай! Как я одна буду дома, без тебя?
Слабеющей рукой, бабушка Агриппина гладила Танюшку:
-Не плачь! Ты не будешь одна! Я к тебе синичкой прилетать буду!
Бабушку похоронили, но всю жизнь, где бы ни жила Танюшка, Татьяна, а позже уже Татьяна Павловна, синичка к ней прилетала. Прилетала в любой мороз и стужу, зимой и летом. Даже на девятый этаж, в мороз под -40. Даже в другой стране, где не было почти синиц, но синичка прилетала, а когда умерла её мама, то прилетали две.

Сашка не понимает.

Управившись со всеми делами, Танюшка пошла к своему закадычному и верному другу Лёше. Ей было так интересно с ним. Он ей рассказывал про полярников, про капитанов, которые бороздили моря и океаны. Она нашла его быстро. Он сидел на скамейке под могучим тополем, за домом и горько плакал. По губе текла кровь.
-Что случилось?
-Сашка , мне шалбанов наставил, и саечку сделал!
Саечка, если кто не знает, это удар ладонью с низу по подбородку. И вот этот шельмец Сашка, так ударил неожиданно, что Лёша прикусил язык. Драться Леша не умел, да и вообще он был маленький, худенький, где ему было бы справиться с этим дылдой Сашкой. Да и пожаловаться отцу, он тоже не смел. Его мать все время тряслась над своим мужем, который страдал болезнью сердца, и в обед ложился спать, что было для детворы Малочаусовской нонсенсом.
У Танюши, сразу же начал созревать план. Ну ничего что, эта бестолочь- Сашка, с первого раза не понял, что нельзя обижать её друзей, она ему устроит, чтобы он на веки запомнил, что так делать нельзя. Ну нельзя обижать слабых и маленьких.
У ней было несколько копеек, так как она имела право брать с тех денег, что получала за продажу редиски, лука и яиц, себе на мороженое и на кино. Вот она и побежала в ларёк, купила не много конфет – горошек. Это были белые шарики, очень вкусные, а других конфет в ларьке и не было. Продавщица завернула их в кулёк из газеты. Потом она быстро пошла к своему туалету. Туалет у них был простым, деревянным. Очень аккуратно сколоченным, покрашенным извёсткой. Взади туалета была крышечка, которую, отец Танюшки сделал для того, чтобы можно было легко убирать содержимое, которое время от времени, начинало его переполнять. Там же, аккуратно висел черпак, которым и удаляли излишки. Вот этим то черпаком, Танюшка начерпала с пол ведёрка, этой жижи, которая пахла, ну очень уже противно, но что делать? Даже своего детского ведёрка, она не пожалела для этого правого дела! Налила черпак воды и хорошо все это помешала! Она была готова к мести. Оставалось лишь одно, а именно, это чтобы Сашка был совсем рядом с ней, ведь догнать этого дылду, ей было не под силу.
Но и это решаемо! Она забралась на свой забор, осторожно поставила ведёрко, с этой гремучей смесью, на столб, которым основательный отец Танюшки, Павел укрепил ворота. И пожалуйста! Перед ней открылся весь вид двора лётчиков, с его гигантскими шагами, и Сашка, который гонял по двору большой диск, толкая его крючком из проволоки.
-Сашка! Конфет, горошка, хочешь?- Танюшка , как казалось очень по дружески обратилась к нему.
Сашка , хоть и был балбес, но на настолько , чтобы думать , что горошек, ему прямо так просто валится в рот.
-Врёшь поди!- Он не очень то поверил ей, да и вообще ему ни разу не удалось ей поставить саечку, не говоря о шалбане. И вот она вдруг ему конфеты предлагает. Почему это вдруг такая щедрость?
-Вкусные! - Танюха, взяла из кулька несколько горошин, и сладко причмокнула.
Сашка нехотя пошёл к ней. Танюшка взяла несколько конфет в ладонь и протянула её в сторону Сашки.
Когда он был уже рядом, совсем у забора, она закинула конфеты в рот, и со словами вот тебе конфеты за Лешку, прямо на голову вылила, это ведро – мести.
Жижа, с головы потекла на плечи, и по рубашке стекла на штаны и сандалии.
С воплями и рёвом, Сашка помчался домой, жаловаться матери.
Вскоре послышались крики матери Сашки:
-Да что же это такое делается? И где это ты в гавно вляпался? То цыпушки в гавне, то теперь ты весь в нем! Стой! Еше не хватало, чтобы и дом от тебя весь был в гавне!
-Мама! Я не виноват! Это Танька меня облила, а я ей даже ничего не сделал!
-Да не может такого быть! Это такая хорошая девочка. Малышей учит читать!Всегда такая чистенькая, косички заплетены. Да и папа с мамой у неё уважаемые люди.
-Мамочка! Она все может и цыпушек она тоже в туалет поскидывала!Это я теперь догадался!
Совсем быстро, мать Сашки появилась у ворот Павла Гусева:
-Павел Ильич! Ну как нам жить то дальше? Ведь ваша дочь не даёт проходу моему сыночку. Я его не могу даже отмыть, теперь он пахнет паразит, как будто из туалета не вылазит. Ну цыпушки ладно, им то что, но Сашок то мой, ведь человек!
Павлу Ильичу, стало стыдно, и он пошёл к своей любимой дочери, которая уже залезла под кровать, где она любила бывать, так как это была, как бы её комната.
-Таня! Вылазь из-под кровати!
Танюшка и не думала этого делать!
Вылазь ! Я что тебе сказал?
Отец склонился, взял ноги дочери и начал её вытаскивать из-под кровати, но не тут-то было, дочурка уцепилась на дужки кровати, и не давалась. Отец тянул дочь, дёргал её за ноги и кровать тоже тянулась и дёргалась по комнате.
-Дочь! Ты зачем это сделала?
-А чтобы он не обижал моих друзей!
-Ты бы пожаловалась матери Сашки!
-Я не ябеда! Пусть он оставить их в покое!
Отец Танюхи, добрейший человек в мире, который и мухи не обидит, стал извиняться!
Если вы думаете, что то, что сделала Танюшка с Сашкой, не помогло, то вы ошибаетесь, друзей Танюшки, Сашка не обижал больше никогда.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 78
© 20.06.2017 Леонард Ремпель

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 5 авторов


Надежда Яковец       05.08.2017   00:28:25
Отзыв:   положительный
Очень понравился рассказ про Танюшку. Удивительная девочка! И смелая, и умелая, и умница и заступница... Вот про полячку интересно было дальше узнать. Как она - научилась говорить по-русски кроме мата?.. Леонид, и заметьте,- Ваши такие объёмные пр-я читать, - не чета моим стишкам...Земляк, уделите мне тоже внимание... С улыбкой...
Леонард Ремпель       05.08.2017   00:44:11

У вас мало прозы, которая мне очень нравиться. Ну а стихи ваши . для меня читать , будем так говорить . тяжеловато. Хотя , напишите мне , что бы вы мне порекомендовали.










1