Развод


Развод
Великий и могучий Русский язык даёт порой одному и тому же слову множество толкований. В нашем случае существительное «развод» означает не развод караула, не расторжение брака или развод моста, а самое распространённое в современной России действо - мошенничество. Вот слушайте!

Дело случилось летом 2008 года, на одной из магистралей Санкт-Петербурга. В тот день шёл ливень. Глеб Новицкий лихо выполнял левый поворот на недавно приобретённом кроссовере Хундай «Санта-Фе». Лихо не значит безрассудно-залихватски, а с наработанным годами опытом вождения автомобиля, то есть безопасно-разумно пересёк главную дорогу и стал встраиваться в новом направлении. Струи дождя барабанили по крыше и искажали картину за лобовым стеклом. Но в кабине-то комфортно, кондиционер не давал запотеть окнам, Глеб мысленно был дома, где его ждал вкусный обед, а хорошее настроение поддерживали бодрые мелодии из магнитолы.

Боковым зрением Новицкий поймал ещё один автомобиль, повторяющий вместе с ним поворот и тут услышал глухой удар куда-то в бок. Подозрительный такой и непонятный звук, напоминающий соприкосновение железного корпуса с неведомым предметом. Нога автоматически отработала торможение и "паркетник", любовно окрещенный «Гаврюша», послушно остановился. Что за чёрт! Вторая машина, вильнула к бордюру и замерла. Этого ещё не хватало, неужто ДТП? Новицкий выскочил на мокрую мостовую. С противоположной стороны из-за опущенного стекла шикарного Лексуса на него уставился недовольный водитель и жестами предложил подойти.

- Что случилось? – Новицкого уже терзали нехорошие мысли. – Я же аккуратно поворачивал, вас не подрезал!

- Задели! Паркуйтесь за мной и разберёмся.

- Так ведь, если ДТП отъезжать не положено? Что-то серьёзное?

- Надо смотреть, что вы так и будете стоять на середине дороги? Разберёмся по свойски, надеюсь, ничего страшного. С кем не бывает.

Глеб в запале вскочил в автомобиль и совершил первую серьёзную ошибку – поменял место и встал за дорогой иномаркой. Пришло время понять, что же случилось. Приподняв ворот пиджака, водитель подскочил к своему автомобилю и стал его пристально осматривать. За ним вылезла ещё одна фигура и потянулась к Хундаю.

- Ай-я-я-ай! Что же вы так не аккуратно? Смотрите сюда, видите крыло попортили, фонарь треснул, уплотнители повреждены. – Водила тыркал пальцем в повреждённые места, а Глеб заворожено следил за движениями коллеги и лихорадочно соображал, во что обойдётся чужой ремонт. – А что у вас? Давайте посмотрим.

Они пошли проверять «Гаврюшу». Частый дождь мешал сосредоточиться и разглядеть обличающие признаки на Хундае. Впрочем, дотошный водитель чуть ли не радостно воскликнул:

- Ну вот, видите?! При повороте вас вынесло, был удар, вот же след!

Он ткнул пальцем и Глеб действительно разглядел протёртый правый бок на свой машине. Не давая, Новицкому открыть рот, водитель опять потащил Глеба к Лексусу. С пассажирской стороны, прячась под зонтиком, стоял с иголочки одетый представительный мужчина с депутатским значком.

- Володя, ну что у вас там, серьёзно? Не опоздаем в Смольный?

- Юрий Владимирович, повреждения незначительные, но дорогие. Вот, решите сами с водителем, как быть. Кстати, знакомьтесь, депутат Законодательного Собрания Пирожников Юрий Владимирович.

- Здравствуйте, давайте присядем ко мне и побеседуем. Это мой водитель Володя, не волнуйтесь, в машине ещё находится референт. Дел по горло, надеюсь на ваше понимание и долго вас не задержу.

Депутат вальяжно распахнул дверцу и пропустил на переднее сиденье обескураженного Новицкого. В салоне на заднем сидении вырисовывалась средних лет миловидная женщина. Она держала в руках папку с документами и всем своим видом проявляла верноподданническое негодование по поводу непредвиденной задержки шефа. Государственный человек, между тем устроился на место водителя, а того в свою очередь отправил назад к даме.

- Евгения Дмитриевна, вы там как? Сейчас решим вопросы с виновником и тронемся дальше. Простите, как вас зовут, - это уже к Новицкому, - так вот Глеб…

Депутат говорил уверенно, властно, хорошо поставленный голос проникал в сознание не оставляя Глебу ни малейшего шанса остаться безнаказанным.

- Вы понимаете, что ремонтировать машину придется за ваш счет. Я сейчас позвоню в сервис дилерского центра и определюсь с мастером о цене вопроса. Вы не против или хотите вызвать ГАИ? Мы цивилизованные люди, я надеюсь, вам не нужна канитель с оформлением дорожного происшествия? Виноваты, с кем не бывает? Вы далеко живёте? Рядом и прекрасно! Алло! Здравствуйте, Пирожников из Законодательного беспокоит, а можно дежурного мастера? По вопросу незначительного ДТП, хотел бы определиться по сумме компенсации ремонта. Да, да, я подожду.

Глеб сидел подавленный и уже готовый к любым расходам, лишь бы скорей убраться из проклятого Лекуса властного чиновника, от неприятностей, грозящих неведомыми санкциями. Мозг пошёл по пути наименьшего сопротивления, хотелось разрулить вопрос и будь они все неладны. Разговор чинуши с неведомым представителем дилерского центра был конструктивным и недолгим.

- Поговорите сами, мастер вам всё объяснит. - Юрий Владимирович протянул дорогой мобильник.

- Здравствуйте, мне в общих чертах объяснили задачу. Надо конечно увидеть автомобиль и тогда я точно смогу назвать окончательную сумму, а пока условный порядок цифр. Вот слушайте…

Когда далёкий голос умолк, Новицкий обмер – приблизительная стоимость ремонта составляла около ста двадцати тысяч рублей! Это не лезло ни в какие рамки, Глеб возмутился:

- Я всё понимаю, но такие деньги - что-то запредельное. Замена фары, крыла, покраска, полировка, за эти бабки можно подержанную машину купить, нет, давайте вызывать ГАИ, на такую сумму я не готов!

- Ваше право, сейчас вызову. Володя, это у нас Выборгский район? Отлично. – Юрий Владимирович нажал вызов, - Добрый день, это дежурный? Вас депутат Пирожников беспокоит.

Чиновник заново, почти слово в слово, изложил суть проблемы. Уверенность и спокойствие сквозило в каждой фразе, государственные люди обязаны легко решать вопросы и даже такие, которые напрямую не связанны с их обязанностями. Глеб уже начал жалеть о том, что решил привлечь ментов, ничего хорошего это не сулило. Затем Пирожников, посетовал на занятость, попросил передать привет начальнику ГАИ и повернулся к Глебу:

- Будете говорить с дежурным? – Глеб заворожено потянулся к телефону.

- Начальник роты ДПС, майор Нефёдов. Мне правильно объяснили – вы виновник дорожного происшествия? Докладываю, у нас все наряды сейчас на выезде, патрульный экипаж сможет приехать не раньше чем через два часа. Вы машину оставили на месте происшествия, надеюсь, не двигали? Ах, вот как? Это меняет дело, вы попадаете под действие административного кодекса, пункт такой-то, об оставлении места происшествия. Наказывается штрафом или лишением прав, вам это понятно. Инспектор на месте составит схему происшествия и определит степень вины, возможно, придётся отправить машину на шрафплощадку.

Майор долбил воспалённый мозг. Санкции, обрушенные на Глеба и поданные ледяным тоном, парализовали волю. Новицкий ощущал полную безысходность, его проступок обретал формы вселенского зла и как разрешить ситуацию он уже не представлял. Но инспектор неожиданно сам подсказал спасительную возможность:

- Впрочем, мы не заинтересованы заводить административное дело, составлять протокол и разбираться с вами. Мы завалены работой и если вы на месте договоритесь с пострадавшим, мы вмешиваться не будем, закон это позволяет. Что вы решаете, оформлять заявку на выезд?

- Спасибо, я думаю, мы договоримся. Не надо ГАИ.

- Вот и хорошо! – на другом конце раздались сигналы отбоя.

- Ну, что решим на месте? Вы знаете, я не крохобор какой-то, но вам готов пойти на встречу и уменьшить сумму до ста тысяч. Но чтобы оставить всё без последствий, деньги нужны прямо сейчас. Вы готовы компенсировать ремонт?

- Готов, но у меня дома только половина. Вы смогли бы подождать? Понадобится время, тогда смогу собрать остальные деньги.

Депутат повернулся к своим спутникам:

- Ну, что? Пойдём навстречу товарищу? Значит, сейчас вы можете внести пятьдесят тысяч рублей, остальное когда?

- За неделю соберу.

- Ладно, мне надо по делам, а к вам сядет Евгения Дмитриевна и прокатится за компенсацией. По дороге запишет ваши данные, оставит мой контактный телефон и подготовит расписку. Вы не возражаете? Нет? Тогда всего хорошего, аккуратней на дорогах.

Юрий Владимирович протянул руку и устало откинулся в кресле. Полностью деморализованный Глеб вылез из рокового Лексуса и поплёлся к своей машине. Сзади застучали каблучки, прикрываясь папкой от капель заметно поредевшего дождя, его догнала референт.

- Вы позволите?

Новицкий распахнул дверь и пригласил женщину на пассажирское сиденье. Тронулись, в зеркало заднего вида Глеб видел, как пострадавший автомобиль включил поворотник и исчез в белесой дождевой завесе. Путь домой занял не больше десяти минут. Лихорадочно обдумывая происшествие, Новицкий вдруг почувствовал, как голова очищается от дурмана, страшный пресс своей вины улетучивается, а на место депрессии возвращается здравый рассудок и вместе с ним масса вопросов по непонятному происшествию.

- Суровый у вас начальник. И часто в аварии попадаете? Я ведь не первый?

Женщина как-то напряглась и ответила вопросом на вопрос, растягивая слова:

- А что это вас так интересует?

- Да нет, просто поинтересовался. Сейчас уже приедем, посидите в машине или пройдём ко мне? – Новицкий бросил взгляд на Евгению Петровну и прикинул мысленно возможные варианты более близкого знакомства. – Готов угостить вас кофе…

- Нет уж, не надо никакого кофе, - в женщине возник непонятный протест, - сделайте всё как договорились, а я оформлю расписку на свой паспорт. Пожалуйста, я очень спешу.

- Конечно, конечно, вот и приехали.

Пока Глеб подымался на лифте в свою квартиру, смутные подозрения стали оформляться в стройную концепцию. Неужели «динамо»? Спрятавшийся глубоко внутри трус и обыватель сопротивлялся: да нет же, всё по настоящему, а иначе и быть не может. Надо откупиться, иначе только хуже себе сделаешь! Голова разламывалась от противоречий. Но когда Глеб достал из тайника перетянутую пачку тысячерублевых купюр, проснулась великая искусительница и вечная наша спутница – жадность. Она подсказала правильное решение, успокоившийся Новицкий спустился к своей спутнице.

- Евгения Дмитриевна, я посоветовался с приятелем и решил для спокойствия прокатиться с вами в милицию, а там всё и оформим. Если вам нечего бояться вы ведь не откажитесь прокатиться, тут совсем рядом – 58 отделение, поехали?

Дама на глазах стала терять весь свой лоск, как-то сморщилась и растерялась. Возбуждённый Новицкий, обострёнными недавними событиями нервами, уловил женский страх.

- Подождите, - референт осипшим голосом прервала его, - я должна позвонить шефу.

Не дожидаясь реакции Новицкого, стала лихорадочно набирать номер на мобильном телефоне.

- Алло, он собрался идти в милицию. Что делаем?

Глеб скорее почувствовал, чем услышал, как на другом конце ответили - «Уходи!». Дама живо выскочила из машины и энергично двинулась прочь от «Гаврюши» и его владельца.

- Постойте, а как же деньги? – Глеб всё понял – игра пошла в открытую. Сейчас он уже мог позволить напоследок «куснуть» непутёвую мошенницу. Но та отмахнулась и буркнула:

- Да пошёл ты на ...

- Мне туда нельзя, а тебе в самый раз, сучка!

Он вдохнул полной грудью и только сейчас обратил внимание, что дождь прекратился, погода наладилась и выглянуло солнце. Уф, пронесло, жизнь прекрасна! Обошёл машину осмотрел и потрогал свежие затёртости на заднем крыле. Должно быть грубой шкуркой чиркнули и когда успели? Он вмиг вспомнил телевизионные истории о дорожных «разводках», о громилах, вымогающих деньги за якобы испорченное авто и прочих страшилках так или иначе связанных с дорожными мошенниками. В его случае «операция» проводилась изысканно и интеллигентно, своеобразный прогресс, вот это чуть и не сподобило Новицкого подарить свои скромные накопления.

Недели через две, после описанного события, Глеб поведал свои злоключения приятелю, тоже автомобилисту. Когда речь зашла о подробностях аферы, товарищ напрягся и волнуясь стал выпытывать у Глеба детали.

- Сережа, ты чего так переживаешь, всё обошлось.

- Это у тебя обошлось – а у меня нет!

- Да, ты что?! Неужели и тебя кинули?!

Приятели стали возбуждённо обсуждать дорожный «развод». Выяснилось, что Сергей Игнатьевич пострадал от тех же аферистов, но в его случае, деньги всё-таки перекочевали в карманы мошенников. И в милицию обращался, заявление писал, да что толку? Новицкий осторожно пытался выяснить сумму, которую удалось выудить из лоха Сереги, но тот замкнулся и цену позора обозначать не стал – должно быть не мало, вот скоты!

Второй раз эта история напомнила примерно через год. В тот вечер Новицкий тупо смотрел криминальные новости, отвлекаясь на свои мысли и не очень вникая в смысл происходящего. Но тут диктор гордо сообщил, что в Санкт-Петербурге разоблачена преступная группа, долгое время занимавшаяся дорожным мошенничеством, а именно, прикрываясь высокими чинами в петербургской администрации, организовывали фиктивные аварии и вымогали деньги за причинённый ущерб. Затем на экране телевизора стали показывать задержанных, в которых Новицкий без труда опознал своих обидчиков. Он позвал жену:

- Света, ты посмотри! Это же те козлы, помнишь, в прошлом году хотели кинуть меня на пятьдесят штук! Ну, я тебе рассказывал, якобы задел чиновничью дорогую машину и денег требовали за ремонт. Я сперва повёлся, гипноз там у них или внушение какое, но потом почувствовал неладное и пригрозил ментами. Вот, гады - попались наконец! Сейчас Васнецову Серёге позвоню, он же реально попал на бабло, обрадую.

- Не звони, денег ему не вернёшь, - философски молвила супруга и добавила, - радуйся тихо своему счастью – дал Господь разум в тот момент и ладно…

СПб, 2011





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 20
© 20.06.2017 Вадим Яловецкий

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора














1