Древний календарь казахов



В мировой историографии современного общества утвердился взгляд на кочевой и родовой быт, как на такой, который присущ только первобытным обществам, и который является признаком низшей ступени цивилизации.

Вследствие этого и отношение к кочевому быту сложилось неблагоприятное, такой взгляд на кочевой быт абсолютно безоснователен и отдает больше предрассудком, чем истиной или вполне целенаправленной дискредитацией народа в целях его колонизации.

Земледелие и охотничий промысел в эволюционном процессе человечества гораздо старше.
Скорее следует признать земледельческий быт за более древний, чем кочевой, и последний являлся, во время своего возникновения, прогресивным шагом, так как
с приручением и разведением животных, «сразу давал настолько крупное обеспечение человеку, позволял жить такими крупными ассоциациями, которые при земледелии, без прирученных животных, были не мыслимы».

При единственной, отрицательной стороне развития – это оторванность от эволюционного процесса человечества и невозможность пользоваться его плодами, кочевой образ жизни сохранил этническую чистоту народа и предоставил народу использовать природу с максимальной выгодой для себя.

Если плоды земледельца зависили от его труда и погоды (!), то кочевник мог в ненастный год выбрать участок в степи или горах, чтоб прокормить и сохранить стадо.

До сих пор не раскрыты первичные знания казаха - кочевника в ветеринарии – защита стада от эпидемий и от насекомых, знания кочевника в ботанике – отбор пастбищ без ядовитых растений и наоборот – выбор пастбища с максимальной урожайностью трав.

Вопрос о народном киргизском календаре, несмотря на важность его для истории и происхождения народа в литератуpе почти совсем не затронут: кроме неполного перечисления киргизских названий месяцев и имен звезд и созвездий, разбросанных главным образом в трудах Чокана Валиханова (1837 - 1865 г.) и Г. Н. Потанина, мы ровно ничего не знаем.

Нижеследующее изложение дает по возможности живую картину первобытной астрономии и календаря казахов, освободив древнее мировоззрение от позднейших наносов исламизма и частью вымыслов и домыслов фильсифицированной истории.

ПРИМЕЧАНИЕ: «Транслитерация казахских слов, может отличаться от современной лексики и заимствованны из трудов Г. Потанина, Ч. Валиханова, Вамбери и словаря Н. И. Ильминского, изданые на русском языке в XIX веке. Валиханов сообщает и рецензирует их названия лишь по - русски: «две белых лошади», так же и слово «казах» - современное название жителей данного региона».

Понятия о делений времени на дни и времена года, конечно, появляются сразу у всех народов, легко получаются представления и о лунных фазах, о следовании светлых и темных (безлунных) ночей. Однако дальнейшее регулирование этих чередующихся периодов времени друг с другом и распределение их с некоторой правильностью внутри года, в связи со сменой лет, составляетъ более сложную задачу.

Несмотря на громадное значение, какое имеет, термическое разделение года для кочевой жизни казахов, не оно является основой делений времени, и хотя времена года рассматриваются у них в связи с солнцем и его полуденным положением и долготой дня, но никогда солнцем деление времени не объясняются.

Напротив, само дневное движение солнца и его продолжительность ставится в за¬висимость, от ночного распределения звезд и их положений на небе. Звездное небо одно обусловливает и пере¬мены в движении солнца и чередование времен года.

Это любопытное, представление казахов, встречающееся, видимо, у многих народов, объясняет то особое, преимущественное перед солнцем уважение к Луне, как светилу ночного неба, которое у казахов, указывает Чокан Валиханов, при виде новой луны казахи делают земной поклон и летом берут с места, где стояли, траву, чтобы бросить ее в домашний очаг.

Следов уважения к солнцу Валиханов у казахов не находит, то же говорит о монголах Банзаров.

Таким образом, для кочевника-казаха ночное небо приобретает особое значение, оно управляет видимым миром, и ни одно явление не происходит без ведома звезд. От них ставятся в зависимость и судьбы людей: их рождение и смерть. Когда падает звезда, казахи говорят: «моя звезда выше», а счастливого человека называют «Джолдузды-кен - человеком со звездой».

Казахи невольно интересовались ночным небом, когда ночью приходилось по звездам находить дорогу. Они отмечали неподвижную Полярную звезду: - «Темир-Кассык - железный кол», вокруг которого на «аркане звезд - Аркан-джолдуз» - ходят вечно по кругу, две крайние звезды Ма¬лой Медведицы – «белая и синяя лошадь: Ак-боз-ат и Кок-боз-ат».

Прочность мирового порядка зависит от них. Когда одна из них развяжется, наступит «конец мира - Киамет хаим». Их стараются отвязать семь звезд Большой Медведицы.

Это созвездие, известное всем народам Европы и Азии, называется у казахов «Джетты Каракчи - семь воров», они неусыпно следят за двумя лошадьми, никогда не скрываясь на ночном небе. Других незаходящих звезд казахи не использовали.

Зато, особенные значения, приобретали у казахов созвездия, уходящие за горизонт и таким образом периодически появляющиеся на небе. Их присутствием и исчезновением на ночном небе отмечались у казахов времена года и месяцы.

Последние в основе звездные, а не лунные, почему к ним в название не входит слово «ай - луна, месяц», применяемое казахами к подвижному мусульманскому календарю. Ильминскій в своем словаре сообщает, что гражданские месяцы солнечнаго года называются у казахов «Джолдуз - звезды». Во всяком случае, это указание любопытно, хотя большинство других тюркских народностей Сибири образуют названия месяцев, более или менее прикрепленных к временам года, с частицей «ай – луна».

Самым замечательным из всех заходящих созвездий, без сомнений, является «Уркур – Плеяды» в созвездии Тельца.

Плеяды, с глубочайших времен были известны людям и, были главнейшим светилом после луны, послужившим в деле образования первых астрономических предста¬влений, по ним регулировался год и календарь у всех древних народов.

Движение Плеяд по небу рассматривалось как причина перемены погоды. Библейский потоп Моисея, - говорит Фламарион, - относимый на 17 Атира (ноября), в воспоминанее громадного наводнения, совпадал со временем появления Плеяд.

Летом, когда солнце входит в знак Тельца, «Уркур» не виден. Казахи говорят, что «Уркур» остается в земле 40 дней: - это вызывает жару, откуда весь период исчезновения «Уркура» носит название «Шильде – жар».

Появление «Уркура» совпадает приблизительно с летним солнцестоянием и сопровождается, по уверению казахов, ветром и дождем. Если дождя много, предвидится хороший год. Подобно древним египтянам, следившим за гелиакическим восходом Сириуса, которым определялось время разлития Нила, казахи день за днем летом ожидают, когда, наконец, в лучах утренней зари появится «Уркур».

Этотъ день является срединой лета, главнейшей посто¬янной точкой солнечнаго года казахов. Отсюда начинается период «летнего зноя - Сарша-Тамыз». Слово «Сарша -желтый, Тамыз - зажечь огонь», производное отсюда существительное «тамызык - разжига, растопка». Степь в это время желтеет и выгорает.

Конец периода зноя знаменуется появлением на небе Ориона «Таразы-джулдуз - Весы-звезда». «Таразы» указывает перевес к холоду: «Таразы тууса тан(г) суур - появляется Таразы, холодеет утренняя заря».

Некоторые казахи название «Таразы» сопоставляют с названием «тары – просо», считая, что «Таразы высоко поднимется - поспеет просо».

Собственно, слово Таразы персидское, ими означается зодиакальное созвездие весы, по-арабски - мизан, и месяц сентябрь, находящийся под этим знаком. Казахи, получив название для обозначения месяца, перевели его на то созвездие, которое в это время особенно хорошо видно по ночам, т.е. на Ориона. При этом любопытно, что на¬звание самого месяца сентября удержалось не персидское, а арабское - мизан.

Период времени до мизана, когда еще «Таразы-джулдуз» не занимает видного места на небе, а бывает виден только перед самой утренней зарей, называется у казахов «Караша – почерневший», время почернения пастбищ – скотина вытоптала.

Настоящее казахское название для Ориона, собственно для трех ярких звезд пояса «Уш-Аркар - три архара» (горных барана), оно сходно по звуку с именами созвездия у алтайцев «Учи-Арка», алтайских татар – «Учерек».

Другое название для созвездия, собственно для трех звезд плаща «Четыр-джулдуз», переводимое семиреченскими казахами - трехногие путы для лошади.
Исчезает «Орион - три архара» с неба, по мнению киргиз, на 80 дней. Погружаются в землю на 20 дней раньше Уркура, на 20 же дней позднее его встают.

Кончается месяц Караша, когда три архара подымутся высоко. Тогда наступает месяц «Кырык – уйок». «Кырык - стричь шерсть, уйок – густой», смысл имени складывается из этих значений.

Месяц «Кырык-уйок» характеризуется звездой Сумбёле. Казахи говорят: «Сумбёле тууса суу суур - когда появится Сумбёле, вода становится холодной», начинают кричать и играть козлы. Наступает - время стрижки овец, шерсть стала уже густой, и в то же время до зимних холодов еще далеко, и остриженные овцы успеют покрыться новым мехом. Овец моют: пригоняют стада к реке и бросают по очереди всех в воду в глубокое место, а ниже по реке на отмели ловят.

Относительно имени Сумбёле можно повторить приблизительно то же самое, что сказано о название Таразы. Сумбёле имя арабское для месяца августа и созвездия Колоса или Девы, перенесенное казахами на звезды Большого Пса, занимающего на небе место почти противоположное Созвездия Девы, которое, конечно, само не может быть видно, так как в нем находится солнце. Казахи различают две звезды Сумбёле: большую и малую; большая, ближе к Млечному пути, есть Сириус.

Млечный путь указывает, по мнению казахов, направление перелета птиц и носит название: «Птичья дорога - Кус-Джол».

Весь летний период времени до времени стрижки овец, «кузем», казахское название «Джас-Токсан - молодое девяносто».

Дальнейший счет месяцев определяется луной, так как никаких созвездий казахи далее не отмечают. Луна в сущности служит не для точной локализации точек солнечнаго или термического года, а лишь для установлений числа месячных периодов. При этом принимается во внимание не только обычно наблюдаемое изменение луны по фазам в 29-дневный срок, но, что очень любопытно, и месяц сидерическій, в связи с наблюдениями явлений, сопровождающих движение луны среди звезд ночного неба. Это движение в направление обратном суточному движению луны, совершается в период 27 дней 8 часов, т.е. ровно 13 раз в год.

Движение луны по небесному своду, как известно, совершается по орбите, наклоненной к эклиптике под углом 5°, и луна проходит по созвездиям Зодиака.

И вот прохождение луны через созвездие Тельца, отмечаемое группой «Плеяды – Уркур», отмечается казахами и носит название «Токус Уркур» (не тогуз - девять, а токус - смешиваться, сойтись в одном месте).

Сами казахи считают, что «Токус Уркур» указывает на 9 звезд «Уркура», однако их видят они же только семь. Нельзя, конечно, объяснить девять звезд Уркура и тем, как полагает Г. Н. Потанин, что наблюдается вообще возможное смешение в народных представлениях сказочного значения числа 7 и 9. Конечно, ясно, что здесь в слове «токус» дело идет совсем об ином понятии. Иначе казахи еще говорят об этом явление прохождения луны через знак Тельца так: «Ай мен Уркур тогайде». Здесь употребляется слово того же корня, как и в предыдущем выражении, вероятно, родственное и корню слова «тогуз – девять», для понятия «тогай – множество» - надеяться, быть сытым, так что вся фраза может быть понята, как полнота луны и «Уркура» в том же смысле, как говорят, «ай тогайган» о полнолунии.

На другой день луна перейдет Плеяды, и глаз кочевника видит, что Уркур взойдет на горизонте впереди месяца. Казахи об этом явлении скажут так: «Уркур аул кунаде - Уркур кочует». Таким образом, казахи не объясняют это, как обратное суточному движению луны, а воспринимают все явление непосредственно, как отставание луны от общего поступательного движения звездного неба.

Еще один факт при этом наблюдении привлекал внимание казахов. Прохождение луны мимо «Уркур» не оди¬наково каждый год. Лунная орбита, как выше сказано, пересекается с эклиптикой в двух так называемых драконических точках; эти точки перемещаются по эклип¬тике, совершая полный оборот в 19 лет (18 л. 7 м.). Поэтому луна можетъ являться кочевнику в разные года, проходя через одно и то же созвездие выше или ниже, со¬вершая колебания с амплитудой в 10°.

Таким образом, луна можетъ быть видной то выше, то ниже Уркура.
Это разнообразие доступных наблюдению явлений звезеного неба ставилось казахами в связи с разнообразием явлений природы, имеющих близкое касательство к жизни, и рассматриваетея им как действительная причина или небесный знак этих перемен.

Казахские долгожители, предсказатели погоды, называемые «Есепче – счетчик», от арабскаго слова «кка – счет», полагают, что если «Уркур» пройдет выше луны, это предвещает «айяз – мороз» - зимой и ясную погоду летом, если же ниже, то - ветер, дождь или бураны. Подобные же в основе приметы о погоде существуют у чуваш по сообщению А.В. Смоленскаго.

В течение времени, когда «Уркур» бывает виден, казахи считаютъ 11 тогус: бер тогус, ике тогус, уш тогус и т. д. наконец, ун бер тогус, каждый через 27 дней. В зависи¬мости от этого киргизы регулируют и определяют число месяцев в году.

Наблюдения над движением луны, а не солнца, повидимому, первые послужили к образованию понятия об эклиптике и ее положении среди звезд как в Индии, так и в Персии. У этих народов существует деление эклиптики на 27 частей: khordehs у персов и nakshatras у индусов.

Двенадцатичастное деление у них иноземного происхождения и, как полагает Carteron, принесено из Халдеи. Любопытно отметить и то, что лунныя стояния в Индии начинали считать с Плеяд - Krittika, которые в Ведах названы первым созвездием Colebrooke.

Таким образом, можно думать, что казахские наблюдения «тогус Уркур» являются ранней стадией тех представлений, которые привели к образованию понятия об лунной эклиптике - у всех народов Азии, разве за исключением Вавилонии или Халдеи.

Переходя вновь к казахскому календарю, казахи считали 11 тогусов; если принять во внимание существование двух полнолуний в период Шильде, число наблюдаемых точек года, оказывается 13, в зависимости от чего казахи имели 13 месяцев в году.

Даже в XIX веке, когда повсеместно был введен 12 месячный год, многие казахи, привыкппе руководиться своими древними основами делений времени, чувствуют необходимость вводить «промежуточный месяц - Ара-ай». Этим именем чаще всего казахи называют промежуток между двумя главными мусульманскими праздниками: Уразайты - праздником поста и Курбанайыз - праздником жертвы, передвигающимися по всему году в течение 33 лет.

Поэтому для казахов вполне возможно признать 13-ти месячный счет, существование которого неоднократно уже указывалось для многих народов Штубендорф в 1864 году опубликовал названия 13 месяцев, по 4 недели каждый, у Карагасов названия даны по явлениям природы и занятиям.

Schifner публикует примеры 13-месячного счёта у многих народов Сибири. Названия 13 месяцев приводит еще Катанов для Сагайцев Минусинского округа Енисейской губерній.

К 12 месяцам, перечисленным в словаре Радлова для казахов, можно прибавить еще два названия, «Маусун» - для месяца, в который исчезает Уркур, и «Ике-Агаинды - 2 брата», для месяца сильнейших морозов конца января и начала февраля, казахи говорят «Хют-кельды» или «Джут-кельды - пришел февраль», пришел голод для скота.

Одно название в числе перечисленных Радловым персидского происхожденія, однако сильно укоренившееся у киргиз и, видимо, очень древнее, безусловно до мусульманского происхождения: это название для перваго весенняго месяца - Науруз.

Казахи начинаютъ свой год с Науруза приблизительно с половины февраля, при чем празднуют новый год 15 Науруза, возможно, прежде в день полнолуния.

Праздники Науруза собственно единственный постоянный не - мусульманскій праздник у казахов и соответствует древне-персидскому Наурузу в день весеннего равноденствия и, конечно, из Персии был заимствован Хорезмийцами и казахами, называвшие последний «Карт-Науруз - древний науруз».

Castren свидетельствует, что казахи и якуты так же, как тунгусы, начинают свой год в мае. Об этом говорит тоже Schifner, указывая на существование у некоторых народов Сибири обычая считать началом нового года месяц появления Уркура, а вторым месяцем - появление Ориона.

Радлов в своем словаре, перечисляя казахские месяцы, начинает счет и обозначает первым месяц май: «Ота малы – пасется скот», видимо, имея основание от самих казахов. Которые также начинают перечисление своих месяцев именно с мая. Счет тогусов казахи тоже начинают с лета. Все это делает достоверным заключение, что в древнем казахском календаре год начинался с месяца мая.

Майскаго праздника у казахов не сохранилось, однако он есть, по указанию Банзарова у языческих татар. Калмыки также празднуют май месяц, называя его урус- сара. Если подобное название могло когда-нибудь существовать и у казахов, то было бы легче понять, как его созвучие с персидским названием новогодия Наурузом могло при некоторых условиях облегчить перемену времени празднования Нового года у казахов. Однако все-таки в настоящее время остается совершенно загадочными для читателя подобное влияние Персии.

Из всего сказаннаго можно сделать следующее распределение казахских месяцев по ст. стилю:

1. Шильде (жара): - 40 дней, с середины мая до конца июня; период жара и отсутствия «Уркура». С начала Шильде – периода - «ота малы - скот пасется» – начинается «летнее девяносто - Джас токсан».

2. Сарща тамыз (знойный, пожелтевший): - около 20 дней июльского зноя до восхода созвездия Ориона – «Уш Аркар». В этот период обычно наблюдают бер-тогус.

3. Караша (почерневший): - 27 дней между первым и вторым тогусом, приблизительно до конца августа. Летние пастбища вытоптаны скотиной и сделались черными (караша). Время возвращения отар по направлению к зимовкам. Вторым тогусом кончается «летнее девяносто».

4. Кырык-уйок (стрижка густой шерсти): - 27 - 28 дней, до 20-х чисел сентября. Месяц стрижки овец.

5. Казан (котел): - 27 - 28 дней, до середины октября. Наступает «казан асы - еда из котла», время, когда мо¬лочные продукты - кумыс, катык, айран - кончаются совсем и начинают есть, главным образом мясное.

6. Джель токсан (90 ветров): - 27 - 28 дней, до первой половины ноября. Холодное дождливое время года.

7. Ике агаинды (два брата): - 27 - 28 дней, до начала декабря. Время, когда режут скот и готовят «мясо на зиму – согум». Наступает «кыс токсан - зимнее девяносто».

8. Кантар (выстойка лошади на привязи): - 27 - 28 дней, до января. Середина зимы. Надо беречь корм, и скотину не выпускают наедаться вволю, привязывают (кантар).

9. Ак панг (белая суровость): - 27 - 28 дней января. «Сильные морозы – акпан» - такпанг (надутость). Кончается «зимнее девяносто».

10. Ала сапран (пестрый): - февраль. Чаще называется: «Науруз». 15-го Науруза празднуется новый год. Появляются проталины от солнца по вершинам бугров, откуда сдуло снег ветром. Снег, идущий в день нового года, называется «акша кар» и предвещает плодородие.

11. Кок-кок (едва зеленый): - 27 - 28 дней, до конца марта.

12. Мамыр (хромота): - 27 - 28 дней, до 20-х чисел апреля. Истощенный за зиму скот начинает поправляться, появляется ревень – «шукур джапрак - слава Богу лист», и очищает испорченные зимним кормом желудки.

13. Маусун или Ота малы (скот пасется): - до 20-х чисел мая. Кочевка на джайляу - летния пастбища. Наблюдается последний тогус - одиннадцатый. Месяц кончается уходом Уркура в землю, что сопровождается ветром и дождем. Этот последний период времени называется «Куралай».

Ильминский в словаре приводит такое толкование этого названия самими казахами, «куралай» называется детеныш антилопы сайги, который, только что родившись, обмывается в это время дождем и учится бегать по ветру.

Нужно отметить, что перечисленные здесь имена месяцев принадлежат исключительно казахскому календарю и больше, у ни какого, другого тюркскаго народа Азии не встречаются, отличаясь, прежде всего, отсутствием в самом название слова «ай», означающего лунный месяц.

Вообще среди названий месяцев наблюдается сильное разнообразие, и, уловить общетюркские имена не удается. Значительно больше сходства наблюдается между названиями месяцев остальных тюркских народов Сибири, которые отличаются, кроме упомянутого слова ай, еще от казахских, большей конкретностью обозначений и не носят несколько аллегорического характера последних, как то: котел, два брата, 90 ветров, белая суровость и др.

Все казахи знают планету Венеру, видимую то на востоке, то на западе, замечают чередование места ее пребывания и считают появление ее на востоке благоприятным, а на западе предвещающим дурную зиму. Называют ее «Чолпан джолдуз». Имя Чолпан родственно, как показывает Г. Н. Потанин, названию Венеры у большинства тюркских народов.

Другое название для Венеры у казахов «Джярык джолдуз - яркая звезда», очень редко употребляется под влиянием Туркестана, персидское название Венеры «Зура», вероятно, родственное славянскому заря.

Кроме того, казахи еще называют Венеру (Ильминскій): «Керуен джолдуз – звезда караванов»: при ее появлении утром, караваны пускаются в путь, большинство караванщиков и погонщиков - казахи. Знают казахи и планету Юпитер, называя его «Сары джолдуз – желтая звезла».

В то же время выработались в связи с наблюдениями за планетами особые представления о блуждающих звездах, к ним относятся «Саттары сегиз джолдуз».

Эти звезды ходят вокруг земли с востока на юг и запад, снова показываются на востоке, совершая оборот в 9 дней. При этом остаются видимыми в течение 8 дней (сегиз), на девятый исчезают и на де¬сятый появляются вновь - всего 3 раза в течение месяца.

Об этих звездах под именем «Sekis jolduz» говорил еще Будагов и Вамбери, и приводят те же поверья о них.

Меж звездами «Саттары сегиз» есть одна, приносящая несчастья, это звезла «Омур зайя - утрата жизни»: кто увидит ее, тому не миновать гибели. Вамбери эту звезду называет «Zejan jolduz - скорпион звезла», если она встретится каравану или войску, то случается с ними какое-нибудь бедствие, а при появлении ее в десятый день спины верховых лошадей покрываются ранами.

В Персии эта звезда называется Gezdum или AKREB. Сюда относится также звезда, известная в Средней Азіи: «Керван-куш – губитель караванов». Караваны принявшие ее за Орион - видят в ней знак приближающегося утра и, чтобы закончить ночной переход до дневного зноя, начинают гнать животных, отчего последние умирают.

Подобное представление наблюдается у казахов, относительно звезды «Есек-кырган - ослы погибли»: караван нагруженных ослов, приняв показавшуюся неожиданно ночью звезду за «Чолпан – Венеру», тронулся в путь: однако утро долго не наступало, и караван заблудился, от жажды все ослы погибли.

Очень часто «Есек кырганом» называют Юпитера. Нередко приходится встречать стремление приурочить к определенной планете и другие бродячие названия: так, особенно часто именем «Омур-зайя» в Тургайской области называют Венеру. Любопытно, что именно Венеру считали звездой несчастья в средние века, отожествляя ее с Люцифером.

Казахские поверья о созвездии «Саттары сегиз» интересно еще с одной стороны. В них можно видеть причастность к кругу представлений, связанному с делением времени на более мелкие периоды. Если для этого деления не видно, казалось бы, никаких реальных оснований, однако все-таки мелкие периоды настолько могут быть удобными для счета времени, что постоянно наблюдаются в болем или менее развитых календарях различных народов. По своему отношению к месячному сроку, части которого они составляют, подобные мелкие периоды аналогичны недели, почему и могут быть так названы.

Однако существование у казахов представлений о 9-ти дневном обороте «Саттары сегиз» и его повторяемости 3 раза в месяц определенно говорит об том, что у казахов существовало деление месяца на 3 части.

Казахи ясно подчеркивали, что обороты «Саттары сегиз» совершаются ровно 3 раза в месяц и даже иногда приносят в жертву этому утверждению саму величину периода, признавая его равным 10-ти дням, согласно с установившимся новыми представлением о 30-ти дневном месяце. Но, при признании за основу счета 27-ми дневного сидерического обращения луны, сразу становится понятной одновременность утверждения и 9-ти дневнаго срока обращения и его повторяемости ровно 3 раза в месяц.

1-е число месяца день восхода «Саттары сегиз», 8-е (сегиз) день захода, 9-е число день отсутствия «Саттары сегиз». 10-е число новый восход и т. д. 27-е число последний день отсутствия «Саттары сегиз».

Таким образом, можно рассматривать обращение «Саттары сегиз», как периодическую смену 9-ти дневных недель или существование в казахском календаре только 3 недели, при 27 дневном месяце.

Признание 9-ти дневной недели отвечает и тому особому значению, какое имеет у тюркских народов число 9, на что указывали уже Абул Газы в своем сочинении «Родословное дерево тюрков». Он приводит слова Шараф-эд-дин Езды из книги Зафар наме, что «в народе тюркском есть обычай, всякое дело приводить к числу 9».

Кроме этого деления на девятидневия, у киргиз наблюдается счет времени и просто периодами растущей и убывающей луны: растущая называется «джан(г)а молодой», второй «ески – старый». При этом говорят так: - «айдын(г) биш джан(г)асы - пятой луны молодость» (5-й день молодой луны), «айдын(г) джигирма ески си - двадцатой луны старость».

Относительно подразделений суток у казахов можно сказать, что хотя особой точности не наблюдается, да в ней нет и надобности, но все-таки казахи имеют вполне определенные термины для обозначения различных мезгил - промежутков времени дня.

С какого времени казахи считали начало суток, сказать трудно, возможно, просто со времени пробуждения мужчин, т.е. приблизительно с 8—9 часов утра.

Это время казахи называли «сяске»; время позднее 10—11 часов носит у них название «джалган тус - ложный полдень», тогда как 12 часов назывался сам полдень «тал-тус»; время после полудня до 2-х часов рассматривается, как возврат полдня «тус-кайты - повторный полдень»; время 3—4 часа дня определялся, как «казак бесини – духовное время», дальше следует «акшам – закат», «асыгы – торопливый» приход вечера 9—10 часов.

Ночь называется «тун», а полночь «тун ортасы - середина ночи», за ней следует около 2-х часовъ время «тан(г)а джакын - заря близко», в это время постом Заразы (Рамазан) бывает заговение, едят сакхар, затем рассвет – «джер дузо - восстановление земли» и восход – «ашилды», утро после вос¬хода – «кун шикты - солнце взошло». Каждый промежуток времени равняется приблизительно двойному часу, чего не было у других народов, на то время.

Дневным положением солнца казахи определяют страны света. «Юг – Тустук» называют направление полу¬денного положения солнца, «туе» - полдень, «тук» - приставка, придающая существительному отвлеченный, общий смысл.

Север называется «Терие-Тустук - изнанка юга». Восток есть «Кун – шыгыс - восход солнца», запад – «Кун-батыс - заход солнца». Кроме этого, существует для юга понятие «джогары – верх», а для севера «тумон – низ», еще север называется «арка - спина, хребет». Зенит или место полудённого положения солнца определяется как «Камбар-джолдуз».

О солнце казахи говорят, что оно по небу ездит верхом, - «Туе кеуде кун кок огузке минаде, тустен(г) кейин кун кара джурга минаде - До полдня солнце едет на голубом быке, после полудня - на черном иноходце».

Три небесных светила, солнце, луну и «Уркур», казахи объединяют вместе, подобно тому, как многие народы со¬единяют в одну триаду, солнце, луну и Венеру. Казахи рассматривают «Кун (солнце), Ай (луна) и Уркур (плеяды) как трех сестер», из которых «Уркур младшая, самая прекрасная, из зависти однажды Кун и Ай расцарапали лицо, красивой Уркур, и она стала с тех пор рябая».

Венера у казахов также входит в триаду, но только другую - триаду ночных светил: «Ай, Уркур и Чолпан (Венера)». Казахи говорят: - «Уркур айдын(г) олы, Чолпан айдин(г) кызы - Уркур сын луны, Чолпан дочь луны».

Уркур находится в некотором отношении к созвездию 7-ми воров: «Джетты Каракчи украли дочь из семьи Уркур – это маленькая звездочка у второй звезды в хвосте Большой Медведицы». Поэтому «Джетты Каракчи преследуются Уркуром».

Еще одна особенность казахского календаря играет большую роль: 12-ти летний звериный цикл. Каждый цикл образуется именами 12 животных, которые следуют один за другим.

Самих казахов поражает, почему в зверином цикле, который состоит из столь разнообразных животных, нет верблюда, который в жизни казахов играл самую важную роль.

Насколько давно встречается звериный цикл у тюрков - сказать трудно. Во всяком случае, известно, что имена зверей перечисляет Улуг-Бек (1393 - 1449).

Таким образом, если являются столь загадочными те культурные влияния, через которые цикл проник к казахам, тем менее разрешимыми является в настоящее время вопрос о его происхождении и истории образования.

Признавая подобный климатическій кругооборот в 12 лет, казахи считали, что погода обращается и внутри года, кроме простого чередования времен года, усматривали соответствие между летними и зимними месяцами, между погодой весны и осени.

Так, казахский исенче, предсказатель погоды, считает: если тепло в Науруз, то тепло будет и в месяце Мизани. Снег и мороз 10 чи¬сла в месяче Кок-кок указывает, что просо будет побито морозом. Валихановъ тоже говорит о существовании подобных предсказаний погоды, при чем указывает, что в таких случаях за альфу принимается месяц Саратан и созвездие джаузарак (арабские имена).

Хотя Валиханов предполагает, что казахи обладали более развитой мифологической системой, чем другие тюркские народы, однако сохранилось от нее очень немногое. Ислам, в его борьбе с инакомыслием и язычеством сыграл, конечно, главную роль в потере подобных представлений, которые могли удержаться лишь в редких случаях.

Значительно болем сохранились представлений анимистические, которые являются прочнее связанными с бытом и народной медициной.

В развитии общего миропонимания, т.е. понимания природы и явлений жизни, как однородного целого, намечаются у казахов два основных направления: одно - анимистическое, которое исходит из представлений каждого явления, как действия благожелательного (кие) или враждебного духа (кеср), оно лежит в основе язычкства.

Другое - примитивно-физическое рассматривает мир, как систему соподчиненных явлений, оно воспринимает каждую группу явлений, как управляемую или зависимую «причинно» от другой высшей группы, при этом последнем высшая и объемлющая все сила обожествляется все равно или в олицетворенной форме, или как непосредственное целое восприятие, например: синее небо - кок тангри древних тюрков. Этим вторым направлением отмечается характер астрономических представлений казахов и понимание звездного неба, лежащих в основе календарных счислений - исеб.

Bлияние до-мусульманской Персии на миpoвоззрение и религию казахов подтверждает Валиханов, (несторианство). Формы почитания огня у казахов он считает заимствованными из Зороастровского учения. (Древний Хорезм)

Древние прародители казахов составили календарь, где год состоял из 13 месяцев, задолго до появления ислама (!), используя астрономические наблюдения и климатические условия местности, соответствующие географическим координатам территории нынешнего Казахстана.

И как бы не называли их (казахов) – жителей на данной территории: аланы, гунны, скифы, тохары и много, много других, они (казахи), можно смело выразиться, со времен сотворения мира жили на данной територии (!).

Названия девяти дней недели казахского календаря наверняка были замечены учеными Средне – Азиатского возрождения VII – X веков, НО, библиотеки Западной Европы полны рукописями народов центральной Азии, и вряд ли они раскроют эти тайны.

Современная историография пытается внедрить в сознание нынешнего поколения, что они (казахи) пришлые с мифическим Чингиз-ханом, или собрались беглые тюрки со всех стран и народов – все ЭТО большая ЛОЖЬ!
И цель одна – овладеть землей! Будьте бдительны…

Документы и литература:
К. Фламарион – французский астроном
Edouard Carteron - астроном
Franz Anton Schiefner - филолог, востоковед.
Н.Ильминский «Словарь киргизско – русский»,
Радлов «Опыт словаря тюркских наречий»,
Г. Потанин «Очерки сев.Зап. Монголии»
Банзаров «Черная вера»
Записки Императ. Русск. Географического общества т. 29,
Известия Вост.сиб. Геграф. Общества.
Этнографическое Обозрение.
Все издания XIX века





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 31
© 20.06.2017 Геннадий Ибраев

Рубрика произведения: Проза -> Эссе
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1