Любой налог должен и воспитывать


ЛЮБОЙ НАЛОГ ДОЛЖЕН И ВОСПИТЫВАТЬ…
«Если хищника бессмысленно хлестать плетью, он может и сожрать…»

Недавно по делам зашел в отделение Сбербанка города Омска. Города совсем не богатого после того, как из него вывели в Санкт-Петербург главного налогоплательщика, который раньше назывался Омский нефтеперерабатывающий завод, а сегодня и не важно, как он называется в ведомстве "Газпрома".
В отделении Сбербанка суетился народ, было душновато, а народ перечихивался и перекашливался какой-то вирусной инфекцией. Очередь моя подошла быстро. Номер, черневший на талоне, выданном автоматом, организующим очередь, пригласили к четвертому приемному месту. Там, на другой стороне стола, сидел молодой человек с красным воспаленным лицом, явно не здоровый.
Завидев, что я сел на стул напротив него, молодой человек быстрым движением, предполагающим скрытность, убрал со стола использованный носовой платок, а затем приступил к разбору моего дела. Однако, суть не в моем деле.
Вирусная инфекция, знаете ли, распространяется и через воздух и через прикосновения к предметам, которые щупал зараженный, в том числе и через мои бумаги. Меня удивляет нынешняя безграмотно-наплевательская позиция населения, которое совершенно не защищается от инфекции, да еще и бессовестно ее распространяет обчихивая и обкашливая окружающих. Это можно наблюдать и в магазинах, и в маршрутных такси..., и даже в бане, куда в доброе советское время больные и не заглядывали. Поэтому я спросил молодого банковского служащего с долей упрека:
- Что же вы, молодой человек, на больничный не идете, а заражаете и коллег своих, и посетителей?
Вежливый ответ меня обескуражил.
- Я один в семье работаю, - ответил молодой банковский служащий. - На мою зарплату живет и жена, которая не может найти работу, и отец, который тоже без работы. Поэтому я не могу уйти на больничный".
Я посмотрел на него и не нашелся, что сказать. Ситуация тяжелая. Но мысли мои мигом улетели от этого банковского служащего, который болезненно сводил концы с концами, а перенеслись к последним веяниям в наших правительственных верхах, о которых читал в конце октября 2016 года в сообщениях на сайте РБК.
Идея «налога на тунеядство» родилась в недрах министерства труда. Весьма ядовитенькое определение – «налог на тунеядство», яд внутри даже. Налог на безработных? Опять же не на зарегистрированных безработных, а на людей, которые находятся в трудоспособном возрасте, а официально не работают и не платят налоги на содержание социальной инфраструктуры, которой пользуются.
Возник вопрос о величине налога. Глава Минтруда Максим Топилин сказал: «мне кажется, 20 тысяч в год, это нормально, маловато даже».
И вот представьте, придется семье этого молодого банковского служащего, который и без того еле сводит концы с концами и не ходит на больничный, платить еще за двух безработных членов своей семьи - за жену и за отца - 40 тысяч рублей в год. И какое от него спасибо может исходить от него чиновникам, которые увидели в его безработной жене и в его безработном отце укрывателей налогов гаражной экономики?
Суть планируемого нововведения правительства как раз в том, чтобы обложить налогом работников подпольных цехов и тех, кто получает зарплаты в конвертах. Но какой воспаленный мозг мог вообразить, что все, кто находится в трудоспособном возрасте, но нигде официально не трудоустроен, непременно получают зарплаты в конверте?
Господам надо поискать эти конверты в своих карманах. Да, да… зарплату в конвертах получают и те, кто официально трудоустроен - таким образом владельцы предприятий занижают налоги.
Если Правительство хочет соблюсти социальную справедливость в вопросе обложения новым налогом, тех, кто скрывает доходы - надо этих укрывателей изобличать, а не косить всех под одну гребенку. Сил для изобличения достаточно, силовые структуры получают хорошие зарплаты, так пусть не только политические заказы исполняют, но и работают на благо общества.
Но - нет. Нам проще под одну гребенку. Ворует кто-то воду, приостанавливая индивидуальные счетчики, а Правительство вместо того, чтобы изобличать этих воров, распределяет украденное на всех жильцов дома, парадоксально вводя коллективную материальную ответственность за индивидуальное уголовное преступление, потому как кража воды с обманом, есть мошенничество - ч.1 ст. 159 УК РФ.
Тогда зачем вообще нужно следствие, когда можно любое преступление не расследовать, а наказывать весь коллектив подозреваемых?
Так и налог "на тунеядство" - это такое же коллективное наказание, жертвами, которого станет множество людей, которые реально не могут трудоустроиться.
Теперь о том, к чему планируемый налог может привести. Государство введением налога утверждает, что все безработные имеют скрытый доход, где 20 тысяч в год - это плевая сумма. И выход у граждан здесь останется один: всем, кто попадет под действие этого налога, стать действительными членами гаражной экономики. Только "гаражной" - в широком смысле. Каждый должен будет "выкручиваться", как умеет. Для человека, склонного к насилию или доведенного до отчаяния, вполне нормальным станет добывать эти 20 тысяч, отнимая их у других граждан тем или иным способом.
Кстати, решение государства по распределению украденных энергоресурсов на всех жильцов подъезда или дома, пусть и узаконенное конституционным судом, но выглядит тоже крайне опасно. Почему? Потому что в дураках оказываются честные люди, что приводит к ущербному понимаю честности, как вредной человеческой особенности. Если человек показывает правдивые показания счетчика воды, то ему «в наказание» в «расчетке» приплюсуют расход воды на «общедомовые нужды», куда входят все убытки водо-энергетических компаний, в том числе, и украденные соседями честного человека.
Так государство, по сути, призывает всех граждан, не желающих быть в дураках, приобщаться к воровству электроэнергии и воды. Уж если честного человека, по логике государственных действий признают вором, обязывая отдавать наворованное кем-то, то зачем отказываться от магнитов себе в убыток? Честный человек ничего уже не теряет - для государства он уже коллективный вор. Но вернемся к теме.
Допустим, человек обратился в больницу, и ему отказывают в медицинской помощи на основании того, что он не оплатил новый «налог на тунеядство». Допустим, человеку неоткуда взять деньги, чтобы оплатить новый налог, и он умирает. Тогда государство выступает в качестве убийцы или подстрекателя к убийству, что совершенно ненормально для социального государства, каковым себя позиционирует Россия в Конституции. С этой точки зрения идея нового налога не имеет права не только быть высказанной, но и обсуждаться на уровне первых чиновников государства, потому что само обсуждение - это преступление, как подготовка к убийству, причем открытая и публичная, а от того - циничная.
Человек имеет право на защиту собственной жизни и жизни своих близких, поэтому, продолжая анализ ситуации с действительным безработным, которого обяжут платить за лечение 20 тысяч рублей в год, но которому неоткуда взять эти средства, выглядит вполне логичным, что он ограбит кого-то во спасение своей жизни. И в этой ситуации государство при принятии нового налога будет однозначным подстрекателем к преступлению.
Хотелось бы призвать государство к разумности. Налоги должны иметь не только денежный эквивалент, но и эффект воспитания общества. Полезные налоги у государства валяются прямо под ногами, но оно, государство, их почему-то не замечает. Приведу простые примеры.
1. Общество нуждается в приведении в чувство собаководов. Весной по улицам сложно пройти, не наступив в собачьи экскременты. Собаки бегают без намордника, без ошейника. Собаководы не спрашивают разрешения жильцов на заведение собаки, что должны были бы делать по правилам содержания домашних животных. Домашние собаки пользуются водой, отоплением, канализацией - являются полноценными жильцами, иногда крайне скандальными. С домашними животными может быть связано множество полноценных штрафов и налогов.
2. Общество нуждается в регулировании хаотичных стоянок автомашин, которые заполонили все. Парковка в неположенном месте должна наказываться штрафом на уровне стоимости машины, потому что нарушение это сознательное. Это скорость можно превысить случайно, а оставить машину на стоянке случайно невозможно. Никак не наказывается зимний прогрев автошин под окнами домов и длительная стоянка с работающим двигателем.
3. Общество нуждается в искоренении коррупции. Почему не вводится конфискация имущества у коррупционеров?
4. Общество нуждается в сокращении лесных пожаров. Лица, в результате деятельности которых государство несет огромные убытки, как в виде леса, так и в виде средств, затраченных на тушение пожара, остаются без ответственности. Хотя ответственность тут возможна самая суровая.
5. Закон о запрете курения есть, но есть ли оштрафованные? Может надо увеличить штраф и из этого штрафа делать доплаты сотрудникам милиции, привлекающим нарушителя к ответственности?
6. Общество нуждается в чистоте городских и пригородных территорий, в чистоте природы вообще. Встречаются во множестве пустые пивные банки, разбитые бутылки, упаковки… самый различный мусор вплоть до мусора отравляющего окружающую среду, например, автомобильные фильтры. Мусорные действия сограждан – несомненный повод для взыскания самого значительного штрафа….
И самое главное: создавать новые рабочие места, развивать экономику, чтобы безработные могли трудоустроиться, таким образом оздоровиться внутренне, и платить налоги на содержание инфраструктуры, которой пользуются.
Это весьма скромное перечисление направлений для возможного наполнения бюджета с одновременным привитием обществу хороших манер вместо того, чтобы таскать деньги из карманов наименее обеспеченной части общества. На этом позвольте откланяться.

Написано в поезде по пути в Москву. Октябрь 2016.









Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 16.06.2017 Андрей Дробот
Свидетельство о публикации: izba-2017-2000681

Рубрика произведения: Проза -> Статья










1