Тетрадь, рассыпанная на пол


 

Тетрадь, рассыпанная на пол



***

Природа притворяется прирученной
и терпит, как большой могучий зверь,
щипки ребенка, с хмурою излучиной
между сурово сдвинутых бровей.

Поворотится иногда нечаянно,
зевнет, клыков шеренги обнажив,
и кувыркается дитя отчаянно,
расчесанную гриву отпустив!..

25 марта 2013.






Вечность земли

Жучок, дворняга насекомая,
петляет в травяном подлеске.
Земля – знакомка незнакомая –
на связь выходит в каждом всплеске
и шуме-шорохе, качает кроны.
Зябь золотая, умиранье…
Еще каких-то три десятка
ничтожных лет – и ты исчезнешь.
Совсем другой ноги касанье
она почует с той же лаской…
Да, есть над чем тут поразмыслить,
касаясь подбородком ручки
шероховатой, словно бы повиснув
над грядками, ботвой, бурьяном.
Тебя забудут – это точно,
так даже толком не узнав,
не почитав, не отзываясь.
Волна волну сотрет и снова
перелицует, съест реальность,
играючи, не оставляя
на камне камня от фантазий,
порывов, пафоса, амбиций
и помудревших размышлений.
Что ж так потешны наши страсти?..
Попробуй-ка остановить
соскальзывание свое в ничтожность,
набальзамируй это тело
еще при жизни в мавзолее
одной из многих миллионов
кричащих хрипло биографий!
Волна всегда возьмет свое.
Возьмет, возьмет, не сомневайся.
Копай без мысли, упражняясь
в забвении, то зарывая
носимое тобою имя,
то вынося его на свет
и снова грустно погребая.
Так-так, похоже… Так и есть,
так все оно и происходит.
Еще один нажим в конце –
и нет его. Прихлопай комья.

16 августа 2014.






***

Чугунный бюстик шимпанзе
на полке между книг
держал великий Беранже –
расстроенный мужик.

Неравенство среди людей
печалило его.
Но пуще – Дарвин лиходей,
развязный, как Прево.

Он часто бюстик вопрошал:
«Одно ли мы с тобой?».
И чудилось, что тот кивал
согласно головой.

«Так не послать тогда все на?.. –
раздумывал пиит. –
Я шимпанзе. Моя страна
макаками кишит.

Хозяин Лувра – павиан,
а может, бабуин.
А что внутри соседних стран
и дальних палестин?

Да то же… То же…
О, мой Чарльз! Суров науки плод.
Ты слишком огорошил нас,
пугает твой подход.

Еще бы ладно из собак,
лошадок, лебедей
натура вывела. А так…
Кого ж библейский змей

тогда у древа искушал?
Ужель гиббонов двух?!
Я много песен написал,
в них вольнодумства дух.

На баррикады звал… кого?
Слыл атеистом зря.
Вот бюстик предка моего!!!
И новая заря,

пунцовая, как миллион
чугунных оплеух,
над старой водружает трон.
Теперь одно из двух:

принять ее иль не принять,
уверовать в прогресс
иль жалким отщепенцем стать,
играть на интерес»…

И ножницы брал Беранже,
камзол кроил, чулки,
чтоб спрятать предка неглиже,
а после рвал в куски.

20 июня 2014.






Беседа с мертвецом


– Кем был ты, друг?
– Фашистским холуем.
– Где воевал?
– В «СС-Галичина».
Мундир и «шмайсер» с новеньким ремнем,
тушенка, шнапс.
– А совесть?
– Не важна.

– Твоя идея?
– Ненависть ко всем,
кто мог бы знать
мой пошленький замес.
– Девиз?
– Все надкушу, чего не съем,
спалю с ребенком хату, скроюсь в лес.

– Твой метод?
– Осквернить и написать
на братской, что я – подлинный герой!
– Но подлинным тебе вовек не стать.
Ты опозорен. Так?
– Хайло закрой.

Со мной бороться – черпать решетом.
Неуязвим я и непобедим.
– Пускай!..
– Я очень нравлюсь молодым.
И пластилин история притом.

13 мая 2013.






Инструкция современному сапиенсу


1. Закаляй себя в проруби непониманья,
привыкай к равнодушию,
будь молодцом.

2. Как окурки,
гасить о себя позволяй
зависть, ненависть – это поможет
удержать равновесие на козырьке

3. небоскреба,
где жесткая бойня и кто-то
посекундно сковыривается, вопя,
что он лучший, единственный –
лажа, короче…

4. Повторяй: ты всех любишь,
ты всем все прощаешь –
очень модно. Обязывает лишь лохов.

5. Говори, как оратор,
побольше движений,
взятых из телевизора,
центовых жестов.

6. Медитируй все время
над пупом Вселенной –
это ты, массажируй его вкруговую,
чем придется,
что кажется самым прикольным:

7. путешествия, секс,
много лжи (невесомой!), карьера,
только меньше работай,
иначе не сбыться
всем твоим начинаньям.

8. Забудь про детей
и семью. Или тюкнешь под корень
свое хлипкое древо!
Не будь дураком.

9. Позитив, позитив – сотня раз позитив.
Вот девиз наших дней.
И окстись заикаться
про саженую гадину,
что в твою грудь
заползает порой, когда лишь пожелает,
и сосет воробьиное сердце твое.

10. Вкус на свалку.
Есть мода.
Есть мнения. Есть предпочтенье
большинства.
Есть твое предпочтение.
Есть большинство.
Не тупи, будь своим.

11. Так же точно на свалку
одиночное мнение. Смерть маргиналам!
Кол осиновый в яму, глубокую яму,
где закопан страдающий оригинал.
До Суда он оттуда не встанет.
Но все же
эксклюзивным умей показаться.

12. Немного
до грядущего славного:
мертво сцепившись,
шар покатится головоногий куда-то
и упрется в подошву хозяина.
Пнет он
хорошенько
свечой напоследок его!

8.03.2013.






Бульдог Джеронимо


В 1823 году,
на кривом, но устойчиво-цепком ходу,
с перекусом – хоть в поле веди борозду,
был английский бульдог Джеронимо.

Девонширец, британец до мозга костей,
к малой родине – будке – привязан своей,
нес империи службу без лишних затей
не за страх молодой Джеронимо.

Он хозяина цапнул всего лишь разок,
когда был неразумный азартный щенок,
чем гордиться весьма не желал и не мог,
гражданин и бульдог Джеронимо.

Так текла биографии скромной река,
словно Томаса Мура эклога, гладка,
но однажды спустили его на быка,
чтоб призванья вкусил Джеронимо.

Перед ним громоздилась рогатая тварь
и мусолила жвачку приказа «Ударь!»,
а толпа комиссарила: «В нос его жарь!»
и науськивала Джеронимо.

Озарило: теперь, как с петлею бандит,
над собой он не властен, что цел, что убит,
чья-то воля, расставивши ноги, стоит,
направляя стезю Джеронимо.

То есть надо клыки расчехлить и рычать,
нападать, защищаться, безжалостно рвать,
а иначе загнуться и несдобровать
от бульдожьих присяг Джеронимо.

Словно шар кегельбана, запущенный в строй,
на быка, принимая невольный свой бой,
устремился… столкнулся с квадратной горой
и за круг отлетел Джеронимо.

Всуе челюсти щелкнули только разок –
у ноздрей – на полдюйма промазал щенок,
коготь ведьмы вонзился ему в теплый бок,
без пощады тряся Джеронимо…

Издыхая, хозяйские боты узрел,
тот склонился над ним, и осанну пропел,
и, как платит он проигрыш, тоже успел
напоследок узреть Джеронимо.

11-12 апреля 2014.






Послание из московской подземки

Подземка – внизу.
Темна, узка.
А послание было
из светлых, высоких сфер.
Словно голубь,
скользнувший в пещеру.

…Между станциями
«Парк Победы» и «Славянский бульвар»
поезд вдруг запнулся на рельсе,
как будто гугнивый на «п».
Смялись вместе вагоны.
Крики, стоны – и тьма.
А потом выносили наверх
трупы, раненых…

Катастрофа
расшифровывается легко.
Вот послание Божье.

Несется Россия
на братьев своих украинцев в тесном тоннеле.
Если не остановится,
будет с ней то же,
что и с поездом этим –
крушение, жертвы и боль.

Не доберутся славяне
до пункта с названьем «Победа»,
а закоченеют во мраке,
пустив бессмысленно кровь.

Имеющий уши да слышит.

16.07.2014.






***

Пожалейте фюрера хоть раз.
Все его ругают и клянут,
а ведь он почти похож на нас,
только ум его совсем не тут.

Он в стране чудесной, где гробы
хороводы на лугах ведут,
галлюциногенные грибы
у сограждан из ушей растут.

Бой и подвиг – цели нет иной.
Только гриб дозрелый надкуси,
и с экрана фюрер как живой:
«Я все знаю. О любом спроси!

Здесь мой разум. Ты – внутри него.
А он сам – игла в яйце страны.
Сложновато малость? Ничего.
Покумекай. Справься у жены».

В тех краях писатель и поэт,
скульптор, зодчий, кинорежиссер
создают единственный проект,
где сюжет один, один актер.

Там в обителях иконостас
чуть дополнен ликом золотым.
Он почти, почти похож на нас,
но от взора веет неземным.

Разум фюрера в таких степях,
где нет места пошленькому «нет»,
только «Да», «Так точно» - четкий взмах
у надбровья. В смазке пистолет.

Белый кролик, ты куда бежишь?
Белый кролик, поверни назад!
В Заксенхаузене ты сгоришь
иль на Соловках тебя съедят…

Пожалейте фюрера хоть раз.
Все его ругают и клянут.
Он масштабен, но похож на нас:
каждый хоть немного вольтанут.

22 июня 2014.






Фантасмагория

Я вижу какой-то огромный детдом,
в котором воспитанников вереницы
металлом стучат о металл за столом,
и солнце в двухъярусных койках садится.

Они маршируют попарно в кино,
за руку, под бодрую песню и в ногу,
разбиты на лагерь, отряд, на звено.
Возносят молитвы то черту, то Богу –

как велено будет. Они под салют
какое положено знамя вздымают
на штоке блистающем, честь отдают
кому полагается. Их окормляют

в традициях лучших великой страны,
копившей свои циркуляры, уставы
в несметных архивах. Им будут важны
все заповеди на скрижалях кровавых,

все книжные мифы про доблесть и честь.
Но – странное дело – какая-то злоба
в детдомовцах неистребимая есть,
и ей в них уже оставаться до гроба!

И парень, покинув казарму тайком,
крушит позвоночник беременной кошке,
а друг его, пальцы сцепляя замком,
крушит ему шею. Пока понарошку.

9.08.2014.






Кредо на кресте

Ни на мельницу Майдана, ни на мельницу Кремля
крови в исступленье пьяном не прольет рука моя.

Ненавистническим словом на любом из языков
уст не оскверню – и снова это повторить готов.

Тот, кто Богу изменяет, изменяет и стране.
Ложь изрекший испытает действие ее вдвойне.

Кто наемник, кто заступник – пусть рассудит Судия.
Кто герой, кто ведьма в ступе – в этот век ни ты, ни я

с точностью не угадаем. Но войну, тела детей
видеть, от стыда сгорая… «Бей же их, подонков, бей!» -

так воскликнуть подмывает,самому схватить дубье…
Лишь один Всевышний знает, как разорвано мое

человеческое сердце, изнасилован мой ум
клеветой и пляской смерти! Вдовий плач… Могильний сум*…


*могильная печаль – укр.

22.08.2014.






Демократы в колготках

Демократы в колготках нам счастья хотят,
чтобы каждый из нас был такой демократ.

Чтоб поил человечество он из груди
соком столь животворным, что лишь припади.

Чтобы, губы подкрасив, с высоких трибун
расточал свою милость. И сделался гунн

во стократ образованней в том, что закон,
и свобода, и право, и выбор, как он,

не стесняясь и не комплексуя впотьмах.
Предков чучела вывесим на площадях!

Их недобрые лица забудем! Они
никогда б не пустили нас в лучшие дни.

Ну а наши потомки вольны будут брать
все, что даст демократ, наш наставник и брат.

Наш товарищ в колготках и с циркулем вождь
хлеб разделит меж всеми и вызовет дождь!

28. 11.2013.






Помойный кот – патриот

Озлобленный помойный кот
пришел в мой дом и мне сказал,
осклабив златозубый рот,
что он отныне патриот,
а я совсем наоборот,
и мне дорога – на вокзал.

Как, впрочем, и моей жене,
и детям; он и только он,
патриотизмом осенен,
а значит, властью облечен,
имеет право жить в стране.

Что ж, случай старый. Гад как гад.
Таких на свалках всяких смут
хоть пруд пруди. Шипят, орут,
шныряют, ищут там и тут,
тех ненавидят, тех сдают,
и, взявши, не кладут назад.

Ну, что ж, что сам он гастролер,
чужак и вечно без угла,
хоть вор, но несчастливый вор,
и в личных связях перебор,
а на друзей какой-то мор –
теперь ему вершить дела!

Настало время ликовать.
И сатисфакции звезда
вкатилась, чтоб над ним сиять;
он кузькину покажет мать
и, как отчизну защищать,
научит всех… туда-сюда…

Такой бы много приобрел,
нахальный златозубый кот.
Но снова Бог его провел,
и сам себе влепил он гол,
когда услышал: «Брысь» и «Пшёл!».
Поник и сдулся патриот.

Скукожился и потерял
товарный вид – ну хмырь хмырём!
Опять слажался, прогадал,
когда решил что час настал.
И кот усердно заурчал.
Быть может, он пробьет потом?..

5 июня 2014 года.






Игрушка

Лицо – изнанка – вновь лицо:
пытается крутиться
кружок бумажный с нарисо-
ванными клеткой, птицей.

Они на разных сторонах,
но в призрачном вращенье
единым целым на глазах
становятся. Смешенье

рождает детский парадокс:
за прутья вносит птицу.
И хочется еще разок
забавой насладиться.

Меридианы шара мчат
по кругу, параллели
все бешенее… ими сжат,
ты скорчился в постели.

13 марта 2013.














Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 15.06.2017 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2000431

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1