Америка. Часть - 3




Двадцать третье июня. Хорошая погода и последний день в Бостоне, в этой «колыбели» американской революции.
С утра было очень душно и выйдя в город, я вспотел на несколько рядов. Вначале мы поехали в район Конлей – сквер, где стоит знаменитая церковь «Троицы», построенная около полутора столетий назад. Здание и снаружи и изнутри производит сильное впечатление.
Эта церковь, замечательна в качестве архитектурного объекта и является одним из самых известных зданий в Америке. Стены церкви и снаружи и изнутри удивляют богатством скульптурного орнамента и отделки, поражающей детальной отточенностью. Витражи, резьба по дереву и по камню – продукт работы десятков художников и скульпторов.
Тёмно-вишнёвая цветовая гамма интерьеров, придаёт церкви праздничность и мрачную торжественность. И конечно восхищает громада открытого пространства в центре зала без колонн, и высокий четырёх угольный купол с плоским потолком вверху, на соединение вогнутых стен.
Дух захватывает от этого шедевра, который является архитектурным памятником недавнего прошлого, показывающее мастерство и умение мастеров того времени.
Рядом с церковью «Троицы», большой фонтан с скульптурами зайца и черепахи. Здесь любят фотографироваться туристы. И мы не стали сопротивляться этому соблазну.
А напротив, через площадь, стоит, ещё один архитектурный шедевр – публичная библиотека.
Внутри, большой читальный зал, с зелёными настольными лампами на больших деревянных столах. Книги на полках в читальном зале можно смотреть, в том числе и туристам. На стенах мраморной лестницы, большие картины-росписи кисти Пюи де Шаванна и скульптуры гордых львов – символов гордого знания.
Во внутреннем дворике – колоннада с зелёной лужайкой посередине и фонтанами по периметру. Мы зашли в студенческую столовую здесь, работающую для читателей, и взяв вкусную еду вышли во внутренний дворик и сели рядом с фонтанами.
Выйдя из библиотеки, зашли в следующую большую церковь, расположенную по длинной диагонали от «Тринити». Эта церковь тоже большая и красивая, но её затмевает, Тринити и потому она пользуется меньшим вниманием туристов…
После, пошли к реке, по улице застроенной красивыми четырёхэтажными особняками, с небольшими, зелёными сквериками по фронту. Здесь тихо и уютно и сразу чувствуется богатство владельцев этих особнячков. На берегу широкой, спокойной реки, разбит сквер с уютными лавочками у воды, на которых сидят влюблённые парочки, наверное студенты.
На другой стороне реки расположен известный Эм – Ай - Ти – Бостонская Техноложка и виден большой купол университетской библиотеки. Мы шли и разговаривали обо всем увиденном здесь, овеваемые жарким ветром с реки. Температура с утра была заметно выше плюс тридцати градусов.
В этом длинном сквере-набережной, перед одним из мостов, растёт большая шелковица, на которой много сладких вкусных ягод, похожих на чёрную малину, растущую на большом дереве. Я, у этого дерева задержался и полакомился ягодами, которые для нормальных американцев не представляют интереса.
Но я ведь русский и сибиряк и потому, ем всё вкусное, что растёт даже в черте города. Американцы, как и вообще западные люди, предпочитают еду покупать в супермаркетах и считают это приметами цивилизации!
Перейдя на другую сторону реки по длинному мосту, по которому бегают знаменитый Бостонский марафон, мы зашли на территорию Техноложки. Тут целый район заполнен институтскими зданиями, в которых расположены учебные корпуса, лаборатории и студенческие кампусы.
Институт открыт в 1916 году и уже подготовил множество Нобелевских лауреатов и славится на весь мир своими научными кадрами. По пути, осматривая район, зашли в круглую по форме, церковную капеллу. Христианство здесь представлено чисто символически; ни крестов, ни скульптур святых, ни витражей. Только в потолке изображение «глаза Бога», и в пустом зале расставлены стулья – все-таки здесь кто-то иногда бывает!
Трудно сочетать науку и древние религиозные символы, часто больше похожие на языческие тотемы, да и берут своё начало, эти символы из седой ритуальной древности. Предрассудки христианства, в научной среде или высмеиваются или не замечаются. Одним словом, наука и религия совмещаются с трудом. А если совмещаются, то это уже «другая религия»!
По зданиям Эм-Ай-Ти, можно ходить туристам и задавать учёным вопросы по истории и по сути их работ здесь. Мы зашли в спортивный центр и увидели большой бассейн в котором гулко раздавались крики пловцов, играющих в ватерполо.
На стенах лабораторных коридоров, висят стенды, рассказывающие о темах и авторах научных школ и их разработках. Тут же, видели много подростков, которые примериваются поступить сюда после окончания школы.
Невольно вспоминается Россия, где всюду «швейцарцы» и охрана. Хотя я помню, что ещё в семидесятых годах можно было гулять по Академгородку, заходить в лаборатории и беседовать с учёными. С той поры в России многое переменилось в худшую сторону!
Потом пошли в знаменитый научный музей Техноложки, где много роботов и рассказы о их создании и создателях, в форме телефильмов, можно посмотреть рядом со стендами.
Мы переходя от стенда к стенду, смотрели фильмы и впитывали в себя увиденное восхищаясь достижениями науки!
Потом, подустав, сели в прохладный автобус и доехали до центра Бостона…
Снова пришли на вчерашний рынок и выбрав, поели самое вкусное из предлагаемых в сотнях киосков, блюд из разных национальных кухонь.
Ели не торопясь и после, выйдя на набережную, сели на паром, переправивший нас на другую сторону бухты.
Был прекрасный многоцветный солнечный закат и с воды дул прохладный ветерок, пахнущий морской солью. Солнце долго садилось за горизонт, в драматическое нагромождение белых и серых облаков, а золотой цвет заката отражался в зеркальных водах бухты!
А потом, золото прощальных солнечных лучей, сменилось багровыми тонами, подсвеченных снизу перистых облаков! И это закатное чудо, продолжалось около часа.
А потом на город упали сумерки и небоскрёбы обрели весомую слитность и стали зажигать вечерние огни, обещая тёплый и длинный летний вечер.
В наш район мы попали уже в десятом часу и по пути, видели много гуляющих разговаривающих по-испански. А на крылечках домов сидели мужчины и о чём-то разговаривали, поглядывая на прохожих. Это немного напомнило испанскую деревню.
Я уже говорил, что испаноговорящая община и в Бостоне, и в Америке вообще, чрезвычайно многолюдна. И испанская культура – одна из самых представительных в Америке…
Придя домой приняли душ и попили мятного чаю с мёдом. В комнате на сей раз было прохладно и я спал не просыпаясь до самого утра.
Двадцать пятое июня. Утром, яркое солнце на синем небе. Сегодня уезжаем в сторону Портленда на арендованной машине.
Добрались до аэропорта, где расположены агентства по аренде машин, быстро. Точно так же быстро оформили аренду и пошли с сопровождающим в гараж. Там выбрали машину, «Хонда-Акцент», просторную и новую, загрузили наши чемоданы и рюкзаки и выехали на улицы города.
Вначале ехали тихо и робко, боясь заблудиться в пригородах. Потом вырулив на шоссе А-01, покатили быстро в сторону Портленда.В том районе живет подруга Су, знакомая ещё со студенческих времён. К ней в гости мы и направились…
Дома здесь стоят почти вдоль шоссе, в большинстве трёхэтажные, просторные и сделаны из дерева, а сверху обиты горизонтально тонкими рейками.
Из Бостона, уезжать не хотелось. Ведь Бостон для американцев, как Питер для русских. А я, перед переездом в Англию, долго жил в российской «Северной Пальмире», в этой колыбели русской революции…
Побережье Новой Англии, которое мы рассматривали из окон машины, богато маленькими, уютными городками, зелёными перелесками и хорошими дорогами.
По пути, заехали на несколько часов в знаменитый городок Сейлем, в котором, во времена охоты на ведьм, казнили несколько женщин и мужчин, подозреваемых в злом колдовстве. Их судили в 1692–ом году и повесили, доказав на суде, что они имеют связь с «нечистой силой». Их, «ведьм» было девятнадцать и один «ведьмак». Ведьмака не повесили, а задавили большим весом.
Эта история случилась уже в протестантской среде, после Реформации. Но если вспомнить, то и в России, в те годы, преследовали «раскольников», часто сжигая самых «упорствующих» в срубах!
Побывали мы и в музее города. Сэйлем, в своё время был одним из богатейших портов на побережье. Но потом, городок разорился и зачах. Сегодня, здесь живут не морской торговлей, а за счёт туризма. Туристов сюда привлекает история местных «ведьм». Артур Миллер знаменитый американский драматург написал пьесу об этом событии, и эту пьесу, мы совсем недавно смотрели в лондонском театре «Олд Вик».
Из Сейлема, после обеда на лужайке у дороги, с пикником и чаем из термоса, поехали по 295-ой дороге с в сторону американского Портсмута и Брунсвика, потом свернули в сторону Гарденера, а оттуда в Рандолф, где и жила Лорна, давняя подруга Су.
Приехали в Гарденер к восьми часам вечера и поплутав, наконец нашли дом Лорны, в Рандолфе.
Дом большой, деревянный и старый. Перед домом лужайка. Справа – дорога, а слева начинается лес, в котором полно живности, есть койоты и даже медведи.
А в доме, много кошек и маленькая нервная собачка, которая при виде гостей начинает причитать: «Ой. Как мы вас ждали, как ждали!!!»
Приемный сын Лорны, Эмлин, после встречи с нами, уехал на работы, и остался там до нашего отъезда.
Лорна преподает в университете английский, но по окончанию семестра, устраивается подрабатывать - ухаживать за стариками. Она встретила нас радушно и они с Су долго вспоминали времена, когда вместе жили в студенческо-преподавательской коммуне, в Лондоне, на Гревел – стрит.
…Пока ехали в Рандолф, я сосредоточенно обдумывал впечатления от Америки. Вот несколько мыслей.
…Американцы, сегодня, представляют из себя особую, смешанную расу. Наряду с белым населением много здесь и афроамериканцев, а так как семьи у них большие, то соотношение белых и чёрных постепенно меняется, не в пользу белых. Меняется и генные основания нации. Всё больше в Америке больших и толстых людей, благодаря африканской генетике и перееданию. Сегодня много больших и жирных мужчин, но пожалуй ещё больше толстых женщин. Вот и появляется, становится новая раса!
Американские города перегружены автомобилями и сидение в мягких креслах, тоже способствует ожирению. Машинная цивилизация, способствует некому отходу от естественной человеческой жизни и потому, здесь многое устроено совсем иначе, чем в России. При избытке продуктов питания, очень трудно удержать фигуру в норме, да и умственный потенциал, от сытой жизни постепенно приходит в упадок.
Получилось так, что недавняя проблема голода, в Америке сменилась проблемой ожирения, которая уносит множество жизней раньше времени. А с другой стороны, от голода и нехватки воды, ежедневно в мире умирают около полутора тысяч детей. Мне кажется, что многие социальные проблемы, в мире возникают из такого неравновесного состояния человеческого общества, вообще.
Для того, чтобы оправдать, такие диспропорции в распределен прибавочной стоимости, богатыми слоями общества и богатыми странами, придумываются разные теории, придумываются разные оправдания неравенства.
…В машинной цивилизации, где автомобилей становится больше чем людей, уже не обязательно наличие городов, а в городах центров городской жизни. В сельской Америке, городки, расположены вдоль основных дорог и дома строятся там, где есть лёгкий выезд на дорогу. А на машине можно быстрое доехать и до магазинов, и до ресторанов, и до театров – кинотеатров. К тому же, появление интернета снимает проблему культурного досуга, как некоего собрания людей. Кино, спорт трансляцию и даже театральную постановку можно смотреть дома, лёжа на диване и попивая пиво или виски…
Необходимость в общении с себе подобными постепенно пропадает, как и потребность рожать детей. Ведь выхаживание младенцев и их воспитание – дело трудное. Легче завести кошку или собаку. А когда кошек много, то есть ощущение нужности, а трагедия одиночества, одинокой старости, сглаживается. Приласкать кошку или собаку, намного проще чем родить, а потом воспитывать, переживать за детей, которые становясь взрослыми, тоже приносят немало хлопот…
Двадцать пятое июня. Утро солнечное и прохладное. Тут не так жарко, как в больших городах, поют птицы с утра до вечера, но особенно на солнцевосходе.
Завтракали на веранде и разговорились. Лорна критично относится к американскому обществу и правящей здесь системе.
Она говорила, что постепенно, слой богатых и средний класс, накапливая богатства в своих руках, становится всё тоньше, а бедных – относительно конечно, всё больше. Система соцобеспечения становится всё хуже. Образования деградирует. Бедные не хотят с этим мирится и в перспективе возможна гражданская война.
Что касается выборной демократии, то Лорна говорит, что в выборах участвуют всё меньше отчаявшихся найти справедливость, людей. А голосуют в основном представители богатых слоёв и средний класс, который обслуживает богачей.
Зарплаты учителей низкие. Богатые учат своих детей исключительно в частных школах и потому, именно дети богатых становятся новой элитой страны!
А я, слушая её инвективы, подумал, что вот такую систему, глупые русские, не задумываясь о последствиях пытаются копировать. Я и раньше замечал, что русские «реформаторы», по обезьяньи копируют Америку, не понимая сути и смысла этой совсем не идеальной системы.
Внешне, в Америке, всё более или менее выглядит прилично. Но внутренне, как я слышу уже не от первых американцев, всё гниёт и разлагается. А для того, чтобы люди не задумывались о внутренних неполадках, правители ищут внешних врагов, пытаясь сплотить нацию на крови. Этим и объясняется эти бесконечные войны и гонка вооружений.
А с войны, рассказывает Лорна, люди воевавшие приходят с психической травмой и не способны нормально вжиться в общество. Таких субъектов с посттравматическими синдромами становится в Америке всё больше!
Я постоянно держу в уме, вспоминая Америку, её два с половиной миллионов заключённых.И это в стране, которая владеет финансовым центром мира и не воевавшей на своей территории, практически никогда. Ведь Америка, это по сути остров, куда очень трудно добраться.
Сегодняшнюю Америку, выручает печатание долларов и жизнь в долг. Но бесконечно это не может продолжаться. Всё закончится или резким развалом США, или развязанной ими мировой войной, в которой, теперь могут погибнуть не только сотни миллионов человек, но и Земля, как колыбель человечества, да и вообще всего живого!
…За продуктами, ездили в небольшой городок Холуэлл. Он считается самым маленьким сити в Америке. Сити – это город, когда в нем есть кафедральный собор. А в этом городке он есть и вполне велик и красив, хотя и стоит, на окраине, почти в лесу…
Этот городок имеет несколько антикварных магазинов, пару ювелирных, книжный и даже свою газету. Он стоит на берегу красивой реки с оборудованной набережной на которой, сделаны несколько разноцветных деревянных кресел, с которых открывается хороший вид на противоположный берег, Я видел, как в реке плеснула большая рыбина и заволновался - охотничье-рыбацкая страсть меня ещё не покинула.
Жители и продавцы в магазинах приветливы и узнав, что мы из Лондона, улыбались ласково. Приехав домой с продуктами, мы пообедали и оправились на машине на морской пляж По дороге, я рассматривал просторные, добротно сделанные дома с стрижеными газонам на въезде и думал, что не всё так плохо здесь, если верить Лорне.
…Материально, американцы, живут в несколько раз лучше чем те же средние русские. Но за будущее они боятся больше. И причиной здесь, скорее всего является система «реального капитализма», которая построена по принципу – «выживает сильнейший». И тем, кто эту жизненную гонку выигрывает – тем она походит. Но таких не так много!
К тому же национальная гордость за свою страну подпитывается мифами о исключительности Америки, создаваемых американским кино и ТВ. Голливуд, давно уже превратился в «фабрику грёз», и многие здесь находятся под впечатлением этих мифов о непобедимости и величии Америки.
Так как Голливуд, «кормит» весь мир этими мифами, то американцы преисполнены самоуважением. Чего, к большому сожалению, уже давно не имеют россияне.
Но в России, действует обратная пропаганда - пропаганда самоуничижения и оплёвывания недавнего социалистического прошлого.
В Америке, патриотизм воспитывается с пелёнок. Поэтому наверное, здесь, в Америке, на многих домах и балконах вывешены американские флагов. Вспоминается китайская поговорка: Если дела идут не так хорошо – не жалейте флагов!»
И на флагштоках госучреждений, тоже гордо развеваются национальные флаги. Хотя кто-то, уже вопреки этому нескончаемому потоку флагов, говорит о кризисе американской системы.
Америка не зря все последние годы воюет по всему миру. Уже миллионы граждан прошли через войну и имеют психические отклонения. Все отмечают повышения количества самоубийств, особенно среди тех кто воевал…
Двадцать шестое июня. С утра, после завтрака и сборов, поехали на машине Лорны, на остров Монхитон – заповедник для местных богачей, которые имеют там дома или дачи и где живут только состоятельные люди.
Я снова рассматривал красивые дома вдоль дороги. Но попадались и совсем дряхлые, с грязными замусоренными дворами. Лорна сказала, что не все здесь счастливы и кто –то разорившись, никак не может восстановится в нормальную жизнь.
Ну, а в городках по пути, стоят в основном трёхэтажные дома, просторные с спальнями для каждого члена семейства. Да ещё и с гостевыми комнатами. Рядом, во дворах, всегда по нескольку машин, которые, как я уже писал, и сделали эту современную цивилизацию.
Приехали на пристань в десять тридцать и оставив машину здесь же на стоянке, сели на паром, который и довёз нас за час с небольшим до острова. По пути видели несколько малых скальных островков, вокруг которых резвились тюлени, высовывая из воды усатые морды.
Остров Монхитон - заросшая лесом скалистая гора, среди моря. Мне, немного напомнило всё это, остров Ольхон, на Байкале…
Пройдя немного по дороге вдоль гористой улицы, мы вышли на берег и сев за столы для пикников, поели и попили чаю из термоса. Потом отправились по туристической тропе вдоль берега. В самом начале тропы, на одном из гранитных лбов, лежали останки разбившегося в шторм, большого рыбацкого сейнера.
С лесной тропы, петляющей между скал, открывается драматический вид на бескрайние просторы Атлантики. Страшно подумать, что эта тяжёлая океанская зыбь, бьющая с шумом и пеной в скалистые берега, зарождается за сотни, тысячи километров отсюда и так же плещет на берега далёкой Англии.
Пройдя через лес, снова вышли к домам на вершине горы и сидели там отдыхая, глядя на красивый лес, берег и море вокруг.
Спускаясь назад к бухте, куда мы пришли на пароме, встречали много приветливых пожилых людей, которые живут здесь, отдыхая от городского шума и толкотни. Тут живёт коммуна богатых людей и почти все друг друга знают. По пути зашли в художественную галерею и посмотрели картины художников пишущих окрестности острова и морские пейзажи.
Потом сели на тот же катер и возвратились на материк. Снова видели тюленей, над нами пролетел белохвостый орёл и в одном месте, мне показалось, что я увидел след большого животного под водой и подумал, что это мог быть кит!
Назад ехали снова через лес, и вдруг, я вспомнил, что забыл сказать – мы живём у Лорны в Штате Мэн, неподалеку от большого города Огаста.
Возвратились домой довольные собой и проведённым днем. Лорна сделала кампари и мы сидели на веранде и разговаривали, запивая разговоры, этим вкусным коктейлем.
Здесь стоит прохладная погода а воздух легок и чист. Со смехом вспоминали мучения от жары в Вашингтоне и Нью Йорке.
В Мэйне, много озёр, скал, лесов и луговин. Все лужайки во дворах пострижены. Вспоминается, что основным признаком среднего класса в Америке, да и в Англии, является наличие аппарата для стрижки газонов.
Лорна снова стала говорить, что средний класс здесь тонок и потому, в отличии «социалистической» Англии, проблема неравенства всё больше и больше беспокоит людей. А я подумал, что в России такие же проблемы. Только там, откровенная нищета не борется с богачами и чиновниками, за право жить по человечески. Все думаю, что при капитализме, так и должно быть. И эта обреченность наводит грусть!
Невольно стал задавать себе вопрос: Почему здесь, средний класс не обретает размеров допустим таких как в Англии или Германии? Может быть потому, отвечала Лорна, что образование не является приоритетом в обществе, а главной целью становится завоевание богатства. А культура и искусство для многих американцев, ниже среднего класса, не является особой ценностью.
Русские реформаторы, ослеплённые богатством своих друзей в Америке, об этом не задумывались и слепо копировали систему. Но, самая главная ошибка при этом копировании, заключена вот в чём. Разрешив в России всем, всеми способами и путями зарабатывать деньги, реформаторы не понимали, что в Америке, человеческий эгоизм ограничен издавна, жесткими, жестокими законами.
А в России, законы сделали либеральными и в итоге, люди стали жить как в стае волков. Поэтому бандитизм и убийства стали почти нормой на пути зарабатывания денег, влияния и власти.
Жестокие законы и миллионы заключённых, пока удерживают американскую систему жизни в равновесии. А в России это равновесие было нарушено и жертвами таких реформ стало все население страны.
В Америке, каждый знает, что за нарушение закона, последует жестокое наказание. И этот страх закона, удерживает людей в Америке, от войны всех против всех, как это случилось в России.
К власти в России пришли олигархи, жадные, хитрые и беспощадные. Поэтому же коррупция в России кажется непобедимым злом…
Чтобы восстановить власть закона, в России надо вводить драконовские законы и в том числе – смертную казнь. Другого пути просто не существует и опыт Америки это показал!
Двадцать восьмое июня. Пока не забыл, надо сказать ещё об одной важной детали жизни в Америке. Здесь почти нет заборов, а многие дома, особенно в маленьких городках, никогда не закрываются хозяевами, даже тогда, когда их нет дома! Лорна, уезжая из дому никогда не запирает входные двери…
Причиной, на мой взгляд является и общий достаточный материальный уровень, и религиозность, которая тоже скрепами держит американское общество.
После завтрака, поехали на ту сторону реки и поставив машину на стоянке, пошли по асфальтированной прогулочной дорожке, по берегу реки, вдоль старой железной дороги, среди леса и прибрежных лугов.
Жаркое солнце светило с синего неба. Но от реки дул прохладный ветерок и мы шли радуясь возможности погулять на природе и подышать чистым воздухом во время вольного движения!
Увидели несколько пожилых волонтёров, которые убирали с дорожки мусор и опавшие листья. Завтра здесь будут бежать полумарафон – тринадцать миль и бегуны съедутся со всей округи.
А лучшего места для бега не найти – берег большой реки, лес, свежий воздух и птички поют. Меня восхищает в здешних людях желание поработать для других, для общества и бесплатно.
Мне кажется, надо развивать волонтёрство и в России. Вот это будет настоящая «школа коммунизма»!
Прошли три с половиной мили, (на дорожке есть указатель километража) спустились в небольшой овраг, сели на громадный валун, и слушая шум чистого ручья, перекусили заготовленным «пикником». В тени деревьев воздух особенно свеж и прохладен, хотя и комарики появились.
Вернувшись к машине через два с половиной часа, зашли в супермаркет и купили продуктов для дома. Американские, особенно большие супермаркеты – это «песня». Есть всё, чего душа пожелает и в разных видах, несколько сортов. И всё недорого, с учетом средней заработной платы по стране.
Но если у вас нет денег или их совсем мало, то такое обилие продуктов раздражает!
Вечером, Лорна сделала ужин и мы сидели в гостиной при свечах, ели и разговаривали. Лорна рассказывала, что на покупку дома взяла «могидж» - ссуду, и теперь ежемесячно расплачивается по нему. У неё совсем немного денег и потому, помимо курсов английского в университете, она подрабатывает ухаживая за стариками. Рассказывала, горько улыбаясь, что жена инвалида, за которым она ухаживает, требует от неё мыть полы и даже туалеты.
Денег постоянно не хватает и банк, где она брала ссуду постоянно угрожает отнять дом. По сути, и дом, и земля где сад, принадлежит банку. Вот это и настораживает меня, когда я пытаюсь разобраться в системе отношений между людьми в Америке!
После ужина сидели на веранде, пили кофе и смотрели как ветерок покачивал яблоню, на которой подвешена кормушка для птиц. Вдруг, откуда ни возьмись, в кормушку влез бурундук и с аппетитом стал есть зернышки. Ему ещё, наверное нравилось качаться в этой кормушке, как в люльке!
А справа, метрах в двадцати от дома и стриженого газона пробегают шумя моторами автомобили большие, разноцветные и блестящи.
Днём было жарко и после ужина, мы сели на машину и поехали купаться на озеро, рядом с домом подруги Лорны. Таких озёр и больших и малых очень много в Мэйне.
Подъехали к большому, красивому и новому дому, стоящему в лесу, на берегу озера. Нас встретила Маргарет, хозяйка дома, а Грег, её муж, поздоровавшись, пошёл готовить гриль из морепродуктов.
Мы пошли купаться на домашний пляж и долго плавали в тёплой чистой воде любуясь тихим закатом.
На берегу, в двадцати шагах от дома, на крупной сосне, над озером, свили гнездо пара оспреев – хищных птиц, похожих на небольшого орла. Вскоре появилась пара этих птиц и одна из них несла в клюве прутик, для укрепления гнезда.
Вскоре нас пригласили к столу, накрытому на открытой веранде, с видом на озеро, окружённое густым лесом. Закатное солнце отражалось в блестяще чёрной, спокойной поверхности озера и вокруг было разлито какое-то особое спокойствие и тишина.
Сразу после выпитого бокала вина, завязался оживлённый разговор. Грэг, тоже оказался страстным охотником. Я стал рассказывать о своей таёжной одинокой жизни в Сибири, а он слушая, от восторга всплескивал руками.
Я уже не первый раз вижу проявления большого интереса к моим рассказам о одиноких походах по тайге и об охоте, в том числе на медведей. Когда я сказал, что написал несколько книг о своих приключениях, Грэг стал просить меня перевести их на английский, чтобы эти рассказы о России и Сибири, читали и американцы и канадцы.
Потом подошёл сын Грега и Маргарет, который смотрел на нас равнодушно и ненадолго сел за стол. Я стал рассказывать, как русские изобрели специальный метод медитирования. После полного стакана водки, натощак, русский мужик впадает в эйфорию и окружающие люди, даже незнакомые, становятся как братья и сестры! Мужчины, слушая мой рассказ веселились и завидовали русским.
Потом я вспомнил поговорку: «Водка – это настой из языков и сердец» - чем привёл в полный восторг Грега. Подошли к нам и дочь хозяев с её женихом, который недавно закончил курсы социальных работников и собирается работать в подростковом клубе. Я стал рассказывать о своей работе директором подросткового клуба в Питере и пожелал ему успешной работы и удачи в воспитании подрастающего поколения американцев.
Потом Маргарет рассказала, как зимой, видела через окно, пуму – горного льва, которая на прыжках перешел замерзшее и заснеженное озеро. Она конечно испугалась, но назавтра пошла смотреть на следы редкого хищника.
Потом Грег, рассказал о местном насекомом под названием «тик», которое проникает под кожу, «путешествует» там и заражает человека болезнью под названием «лайм».
Расстались мы друзьями, и кажется, после моих рассказов, Грэг очень захотел попасть в Сибирь. И этот интерес к России после моих рассказов в Америке, возникает не в первый раз!
Надо сказать, что многие американцы, особенно живущие в провинции – очень милые и доброжелательные люди. Они с симпатией относятся к русским и к России, ещё помня времена союзнической дружбы между Рузвельтом и Сталиным, во времена второй мировой войны.
Но чиновники в правительстве, особенно молодые и не помнящие недавнюю историю, предвзяты, злы и агрессивны. Они отравлены антисоветской, русофобской западной пропагандой. Это как и в Европе – два разных мира. Народ дружелюбен и миролюбив, а правительственные чиновники, агрессивны. Ведь они не только изобретают русофобскую пропаганду, но являются и её основными потребителями!
Анализируя происходящее, встречаясь с простыми людьми в разных концах света, я прихожу к выводу, что пропаганда, будь она антироссийская или антиамериканская, мешает и простым людям, что в Америке, что в России, жить в мире и помогать друг другу в преодолении мировых, общечеловеческих вызовов.Вспоминается персонаж российского мультика, кот Леопольд который ласковым голосом говорил: «Ребята! Давайте жить дружно!»
Назавтра, с утра начался дождь. Я сидел дома, писал свои походные дневники и вспоминал, что помимо всего нелицеприятного для Америки, ещё очень хотел отметить её положительные стороны. И главное, отметить, что все богатства этой большой страны, действительное её величие силу и мощь, созданы трудами простых людей. Именно они создали могущество нынешних США.
Я уже писал, что во главе системы жизни здесь, стоит принцип выживания, производный от жестокой системы выживания –эволюции Дарвина. Этот звериный принцип: «Выживает сильнейший», заставляет всех членов общества напрягать силы и это становится главной причиной движения нации вперёд и вперёд.
И оставляя в стороне нелюбовь к «мировому жандарму», надо признать его сегодняшнее положение богатейшей и сильнейшей страны мира.
Думая об истории этой страны, я поражаюсь, как из самых страшных происшествий: от убийства президентов, до террористической атаки на Мировой торговый центр, Америка выходит окрепшей и становится ещё богаче и сильней! Значит эта жестокая система отбора работает и значит, ругая Америку, можно многое взять из её практической жизни и России…
Днём, по дождю, поехали в городок Рокленд, в интересную художественную галерею.
Городок чистый, уютный, расположен на берегу океана. Но дождь и ветер на дали по настоящему познакомиться с ним и насладиться прогулкой по набережной.
Зато, мы побывали в музее искусств, где неплохая коллекция картин, скульптур и фотографий. Понравились акварели, известного американского художника Войеса.
Были тут и несколько полотен Рокуэла Кента, в шестидесятые годы, очень известного в Советском Союзе. Он, по тематике работ, напоминает Хемингуэя, а по жанру – русского религиозного символиста, Николая Рериха.
В дороге снова и снова смотрел на природу Мэйна, всматривался в жизнь американской провинции. Отмечал красивые дома и просторные участки луга и леса, где они выстроены.
И думал, что в России, тоже надо развивать технологию деревянного домостроения, особенно в Сибири.
Детали для домов, можно делать на больших домостроительных комбинатах, а собирать их быстро и не дорого уже по месту. И делать это по принципу «лего».
Так можно решить вековечную проблему нехватки комфортабельного и удобного жилья из подручных материалов. Можно в тайге на ровном месте используя пилорамы, создавать целые посёлки, обновлять городки и даже пригороды больших городов.
Таким образом можно решить многие социальные проблемы, в том числе отток населения из Сибири и с Дальнего Востока. Но так можно решить и проблему переселенцев из бывших республик Советского Союза.
Странно, что в лесной России и в таёжной Сибири, никто из государственных структур до сих пор в серьёз этим не занимается. Ведь это большой и выгодный бизнес, с миллиардными, если не с триллионными перспективами прибыли!
Я об этом писал ещё пятнадцать лет назад. Но воз и ныне там!

Интересно, что наблюдая жизнь в Америке, я невольно вспоминаю Россию, и может даже Советский Союз. Сравнивая, я пытаюсь ответь на роковой вопрос: «Почему СССР развалился, так быстро и безвольно. И сравнивая жизнь здесь с тем, что было там и тогда, прихожу к выводу, что разруха началась вначале в головах и телах людей, а потом уже перекинулась и на государство.
Наверное люди привыкли жить безответственно. Все работали и в основном не напрягаясь, а потом удивлялись, что все постепенно приходит в упадок. Вспоминается буддистская истина, по которой следует: «Для того чтобы в мире царило благоденствие и порядок, каждый должен тратить на это, много физических и душевных сил…»
И если при Сталине все боялись закона, а элиты, то есть комсомольцы и коммунисты, проявляли вольный энтузиазм, поддерживаемый принуждением, то начиная с семидесятых годов, все стали переваливать ответственность за улучшение жизни на других. Так было и в рядах, постоянно увеличивающейся количественно коммунистической партии.
Если в довоенное время и в годы восстановления после войны, коммунисты всегда были впереди, то во времена Хрущева ввели спец распределители, и коммунисты, а точнее парт номенклатура, стали махровыми бюрократами и можно сказать, что реакционерами. При Сталине шли разные многотысячные наборы коммунистов на разные узкие места в хозяйстве, строительстве и освоении новых земель, а после его смерти, постепенно, парт номенклатура озаботилась личным и семейным комфортом.
Сравнивая с тем, что я увидел в Америке, мне кажется, что сочетание борьбы с нуждой, веление долга и свободный энтузиазм и есть тот путь, на котором Россия может восстановить и силу и мощь супердержавы.
А попытка жить сыто и без забот, как Швеция или Канада, обречены на провал, потому что у России с давних пор, существует своя историческая миссия, от которой россиянам не уйти и не спрятаться за спины других народов!
…Назавтра, после еды, я стал рубить дрова для Лорны, разбирая большую кучу древесного хлама во дворе, перед окнами дома. Потом сели в нашу машину и поехали в Камден, небольшой городок на море, известный своею верфью. Там погуляли по городу, сходили на набережную и посмотрели верфь, где стояло несколько больших кораблей, под ремонтом. Потом по длинному мосту перешли на другой берег реки, впадающей в залив. И наслаждались тишиной и покоем в природе.
Потом вернулись в город и поели вкусное мороженое, которое продавал совсем молоденький мальчик, видимо школьник, который подрабатывал на каникулах.
Потом, поехали в красивый парк с аттракционами и песчаными дорожками, ведущими на пляж. Пляж был каменистый, вода холодная, но я искупался, чтобы поставить себе в зачёт очередное купание в разных океанах, на сей раз в Атлантическом.
Потом поехали в национальный парк, на горах. Заехали в сосновые леса, довольно высоко, и остановились у смотровой площадки с красивым видом на океан и городок, лежащий у подножия скалистого холма…
Приехали домой уже вечером, когда Лорна, придя с работы, отдыхала у себя в комнате
Мы тихо поужинали и тоже пораньше пошли спать.
Вот и конец месяца…
С утра светлая, уже или ещё прохладная погода. Позавтракали и разъехались. Лорна снова поехала на работу, а мы, в приморский городок Белфаст Харбор. Хотели сесть на корабль и поплыть смотреть китов.
Приехали во время, но билетов на корабль уже не было и мы повздыхав – видно, пока не судьба увидеть китов – отправились осматривать красивый полуостров и горок. Мы уже несколько раз плавали в океан в надеже увидеть китов, но нам не везло и ничего примечательного кроме тюленей и пойманных командой в ловушки лобстеров, не видели.
Приехали на один из пирсов в небольшой лагуне и сели там обедать.
На воде лёгкая океаническая зыбь и всюду на поверхности цветные буи, отмечающих места расставленных ловушек на лобстеров, которые являются одним из достопримечательностей побережья штата Мэйн.
Нам повезло, и обедая, мы видели, как на катере, рыбаки обходили ловушки, вынимали пойманных лобстеров и меняли наживку. На наживку шли половинки рыбин, наколотые на изогнутые «шампуры». Эту наживку вставляли внутрь прямоугольной, сетчатой клетки с хитрым входом. Вползая в такую клетку, лобстер не может найти выход из неё и обречённо ждёт, когда его вынут оттуда, чтобы отправить на съедение людям.
Лобстеров ловят многие жители штата, часто живущие далеко на материке, но имеющие домик и катер на побережье
Главное блюдо здесь – «лобстер ролл» - что то вроде бюргера, но вместо мяса в булке разрезанной пополам мясо лобстера. Оно вкусное и питательное, а сами эти морские раки большие и страшные, красноватого цвета и с опасными клешнями...
Потом, поехали на оконечность полуострова, смотреть маяк и закат. Маяк, стоит здесь уже почти двести лет и работает. При маяке открыт музей морской жизни и рыболовства – очень интересный с старыми фотографиями былой жизни здесь.
Маяк стоит на территории национального парка, скалистого и очень живописного. Побережье из гранитных скал, с обрывом, в который бьют морские волны, всё изрезано поперечными щелями, с глыбами гранита лежащих на скалистом основании. На мой взгляд, это идеальное место для изучения геологии земли.
Тут, благодаря работе воды и мороза скалы обнажили свою структуру и это, для любителей истории создания земли очень интересно. Попутешествовав по этим скалам, мы зашли в художественную галерею и увидели работы местных художников показывающих побережье и в штиль и в страшные бури!
Назад ехали другой дорогой и при хорошей погоде и ярком солнце. Любовались укромными лесными уголками и красивыми домами, стоящими в этих идиллических, почти райских местечках! На холмах, стоят безбрежные леса, а в долинах текут ручьи и речки. Иногда, дорога долго идёт по берегу озера и мы видим птиц, летающих и плавающих по их зеркальной поверхности.
Дорога была длинная и мы остановились в придорожных «услугах» на берегу озера, чтобы передохнуть и размять ноги. На луговине рядом с дорогой стоит чистый туалет, а дальше столы под навесами, где можно перекусывать даже в дождь. Невольно подумалось: «Удивительная забота о проезжающих!»
Приехали домой после шести часов вечера и я пошёл снова рубить дрова, а Су занялась приготовлением ужина. Лорна задерживалась на работе…
Назавтра мы уезжали, снова в Бостон, чтобы оттуда ехать в Нью Йорк.
Чемоданы собрали ещё с вечера. Встали рано утром, в пять часов, позавтракали как обычно: мюзли с молоком и чай с бутербродами. Спустили чемоданы вниз – мы жили на втором этаже. Попрощались с Лорной, которая была гостеприимна и добра к нам. Собачка Люси, кажется была равнодушна к нашему отъезду и не проронила ни взвизга.
Десять котов, тоже рассредоточились по квартире, не показываясь на глаза. Хотя во время завтрака, кошачий «староста», ходил у наших ног и ныл – требовал еды.
Запах в доме от котов разного возраста и пород, стоит особенный, но кажется мы к нему уже привыкли. Однако в первый день по приезду, этот запах произвёл на нас впечатление.
Погода с утра хмурилась, а когда мы отъехали от дома Лорны, начался дождь, перешедший в ливень.
Мы ехали по сельской настоящей Америке, которая встаёт рано, работает много и обеспечивает продуктами жизнедеятельности более трёхсот миллионов человек. Вообще, в Америке сельской, люди встают очень рано. У Лорны, в соседнем доме плотники делали ремонт и начинали работать в пять часов утра.
Это раннее вставание о многом говорит! Даже начальные школы в некоторых штатах начинают учёбу с семи часов утра.
Америка – страна тяжело и много работающих людей. И это мне нравится. Но для простого человека, рядового американца, эта ситуация чревата усталостью и нервными срывами. Может быть поэтому, здесь так много неадекватных, агрессивных людей, особенно там, где много чёрных, которые естественно представляют беднейшие слои населения.
Но здесь есть и семьи, в которых никто никогда не работает и не работал. Они живут на пособия, и как говорят англичане «имеют систему». И эта привычка, в таких семьях, жить на «халяву», передаётся из поколения в поколение.
Наверное поэтому, многие американцы, представленные в лица республиканцев в законодательных органах, протестуют против бесплатного образования и даже здравоохранения. Иначе говоря, такие люди и представляющие их политики, хотят жить по принципу «человек – человеку волк», в системе «социального дарвинизма». Эта система пока работает и работала, но последние события и кризис в экономике и в геополитике, показывают, что такие отношения могут привести к социальным взрывам!..
В какой-то момент нашей поездки от Лорны в Бостон, перед нами встал вопрос – как ехать? Малыми дорогами или большими, но платными. Я принципиально не езжу по платным дорогам. Ни в Европе, ни в Америке. Мне кажется, что эта плата – проявление принуждения к несвободе передвижения.
Поэтому, мы ехали в начале по малым дорогам. Но был дождь и эти дороги идут через множество маленьких городков, где допустимая скорость мала и к тому же, много светофоров на которых надо тормозить, а ещё и ждать. Дождь и непрямые дороги, делали нашу поездку вдвое или даже втрое длиннее.
И мы решили поступиться нашими принципами и свернули на платную дорогу номер девяносто пять.
Дождь мешал видеть горизонты, а грузовики летящие по дороге, заливали нас потоками грязных брызг. Автомобильные дворники, с этим потопом не справлялись и Су сбавляла скорость.
Около часа, мы так ехали по девяносто пятой дороге, которая протянулась от границы с Канадой до Флориды…
Постепенно, однако, горизонт посветлел и на подъезде к Бостону, дождь кончился.
Несмотря на проблемы с погодой, мы успели вовремя сдать нашу машину и сев на метро, приехали на вокзал Бостона, откуда надо было уезжать в Нью Йорк.
Процедура сдачи машины в здешних агентствах по найму машин, очень простая и длится буквально минуту или чуть больше. Стоила нам наша «Хонда – Акцент», около пятнадцати долларов в день. Бензин в Штатах, намного дешевле чем в Англии или в России и потому, наем машины здесь совсем финансово не обременителен!
Эта оперативность при аренде машин, меня удивляет ещё и потому, что в России, все это намного дороже и дольше. Наверное потому, что все боятся нечестных людей и угонщиков.
А здесь, машина до того обычная вещь, что сравнима с велосипедом. Недаром, на Западе сегодня строиться система аренды машин со стоянок, когда ты совсем не обращаешься к служителям агентства. Просто садишься и едешь, заплатив какую-то сумму в автомате.
Машин здесь действительно много, впрочем, как и хороших дорог. Авто здесь – это элементарное средство передвижения, в отличии от той же России, где это ещё и «стигма», указывающая на социальный статус владельца.
В Америке много японских машин, славящихся надежностью и долговечностью. Но как я уже говорил, большинство машин здесь – большие. Это и грузовички- «форды» и другие марки. Эти машины можно видеть везде и они похожи на лошадей-тяжеловозов.
На вокзал приехали на полтора часа раньше и успели вкусно и сытно поесть в станционном кафе. Потом загрузились в поезд и поехали вдоль красивого побережья. Любуясь на «марины» и яхты стоящие там…
Приехали в Нью Йорк в половине седьмого, на вокзал «Пенн», в час пик. Пробрались через толпу, купили проездные и поехали по первой линии, в сторону нашего нового места жительства, в комнату «Б энд Б» - бед энд брейкфаст, которую сдавал какой-то русский.
На станции метро, «Восемьдесят шестая стрит», нас встретил Паша Звягинцев, молодой высокий мужчина, коротко стриженный и разговорчивый Он хромая, привёл нас в свою квартиру, в одной из комфортабельных и дорогих высоток, рядом с Центральным парком.
А потом мы пошли гулять по ночному Нью Йорку и нас сопровождал Саша с своей собакой. Войдя в Центральный парк ещё по свету мы, долго ходили по извивам дорожек по которым бежали припозднившиеся «джоггеры». Потом прошли мимо шекспировского театра на открытом воздухе, где шла пьеса «Буря». Голоса актёров гулко разносились по вечернему парку. Сверху виден был театральный зал и там много зрителей – билеты раскупили заранее.
После смены сельской Америки на средоточие международной межнациональной жизни в Нью Йорке, наши чувства обострились и мы с восторгом впитывали забытые впечатления масштабности и величия человеческого труда и гения.
Ночь опустилась на этот гигантский город и на уютный парк, из глубин которого, доносились джазовые аккорды – на летней эстраде играли известные оркестры.
Выйдя к пруду окружённого высокими деревьями, мы, восхищались видами открывающимися вокруг. Светились тысячами окон небоскрёбы, стоящие на границах парка и эти электрические и неоновые огни, отражались в неподвижном зеркале темных вод.
Потом, мы влезли на какую-то скалу, торчащую среди леса и увидели молодых людей, которые сидели на гранитных выступах и тоже любовались открывающимися видами…
Выйдя к границам парка и войдя в город, увидели в свете ярких реклам и тысяч уличных фонарей, силуэты растущих как громадные башни города – крепости, небоскрёбов.
Паша рассказывал и показывал нам, где и что находится в этом планомерном хаосе домов, улиц и перекрёстков. Таймс – сквер светился необыкновенными разноцветными огнями вдалеке и в душе невольно возникло ощущение праздника!
По пути домой, лавируя среди гуляющих людских толп, зашли в пиццерию и купили себе по большому куску горячей пиццы.
Пашина собака, смотрела на нас жующих вопросительно, но потом отвлеклась на лошадей, запряжённых в причудливые кабриолеты, ожидающие седоков-туристов.
Пришли домой около одиннадцати вечера, попили чаю, разговаривая о жизни в Нью Йорке, с Пашей и его подругой Викой.
Паша жил здесь с детства. Его отец был известным газетным корреспондентом, чьи репортажи из «многоэтажной» Америки, я помню ещё из своей молодости. Паша закончил здесь школу и говорит по-английски лучше, чем американцы, оставаясь в душе романтическим русским, воспитанным на романах Джека Лондона и Майн Рида. В его случае, это могли быть ковбойские фильмы и жестокие голливудские триллеры.
Он служил в американской армии, в каких-то очень приключенческих войсках, был ранен и почти всю сознательную жизнь играл в баскетбол.
К России современной, относится скептически и заметно что, он, как и многие американцы, подпали под обаяние антисоветской, русофобской американской пропаганды. Но человек он беззлобный и даже немного наивный. Он попытался говорить о «злом» Путине, но я прямо сказал ему что я «за Путина», и после мы старались политических тем не касаться.
Я, с самого начала, слушая его рассказы о службе в американской армии, предлагал ему описать свои приключения здесь, и издать в России. Это могло бы стать бестселлером, в русскоговорящих странах!
Второго июля, проснулись рано и стали за завтраком обсуждать куда нам пойти. Решили пойти в музей Фрика, о котором Су много читала в путеводителе.
Пошли туда через Центральный парк, благо квартира Паши находится в центре города. Прошли Центральный парк поперёк, восхищаясь его ухоженной «дикостью» и одновременно удобствами для прогулок и бега.
Мостики, тропинки, скалы и скалки, ручьи озёра и пруды – все это сделано и благоустроено давно, на месте бывшей деревни. А сейчас, этот лесной прямоугольник наполнен птичьим щебетом и свежим воздухом, радуя своим существование ньюйоркцев и гостей города.
Музей Фрика, - собрание известных всему миру работ художников и скульпторов, с замечательным внутренним двориком с зеленью и фонтаном. Тут работы Ботичелли и Рембрандта, встречаются с картинами Уистлера и Лейтона…
Провели в галерее несколько часов и вышли на свет божий уставшие и переполненные впечатлениями. Снова пересекли парк и вышли на Таймс-сквер, который гудел многолюдьем, как искусственно созданный человеческий улей в интерьерах супер-города. На «стенах» этого города, множество громадных цветных экранов, крутят рекламные ролики, а люди возбуждённые постоянным бурлением вокруг, глазеют на происходящее, стараясь запомнить все увиденное, чтобы потом рассказывать всем об этой жизненной удаче – посещении знаменитого Таймс – сквера, в городе Нью Йорке.
Здесь, каждый день бывают сотни тысяч туристов и посещение этого места в городе приобрело ритуальный характер. Вот и мы отметились, обратив внимание, что Таймс – сквер похож на Пиккадили - Сёркус в Лондоне!
Потом, через город, пошли в Публичную библиотеку, выстроенную, тоже в стиле римско-греческом. Но она была закрыта и мы прошли на её зады, в Брайант парк. Тут сотни, если не тысячи людей, сидели за столиками ели, пили и просто отдыхали иразговаривали.
Кто-то смотрел представление на концертной эстраде, а кто-то играл в шахматы за столиками, установленными прямо радом с пешеходной аллеей. Здесь по вечерам показывают бесплатные фильмы на открытом воздухе и многие сидели в ожидании сумерек.
Нечто подобное хотелось бы видеть и в российских парках. Так и было ещё в советские времена, но с возвращением в страну капитализма, ушлые бизнесмены и даже чиновники стали делать деньги и сделали вход в парки платными. Я уже не говорю о туалетах. И все это не столько от бедности городских властей, сколько от их деревенского жлобства!
Вообще, делание денег на посещении общественных мест или брать плату за проезд по государственным дорогам и мостам – это наступление на права граждан и на их свободу, а по сути – есть возвращение страны во времена феодальные.
Этим по глупости по своему невежеству грешат чиновники администраций из тех «новых русских», в которых сидит ещё кулаческая закваска сельских богатеев…
После парка, прошли пешком около двадцати «стрит», потом купили билет в метро на четыре поездки и поехали от Сорок второй улицы, до дома на восемьдесят шестой стрит.
За ужином, сидели разговаривали и подруга Паши, тихонько говорила мне, что она устала уже от такой жизни и ей хочется домой, в Россию, где всё просто, понятно и привычно!
Третье июля – канун большого американского праздника – Дня Независимости.
Проснулись поздно - устали от вчерашних бесконечных переходов. Как обычно, Су сделала утренний чай и попив горячего, мы отправились в город, на сей раз в музей современного искусства.
Снова прошли по Центральному парку и вышли на Пятую авеню. Зашли из любопытства в знаменитый магазин для богачей «Тиффани» и пройдя по этажам, любовались блеском драгоценностей и модной, дорогой одеждой. Мы конечно читали и помнили рассказ «Завтрак у Тиффани» и вспоминали очаровательную героиню, увлечённую романтической стороной жизни.
Мы глазели на все выставленное в витринах, но без ажиотажа, понимая незначительность влияния внешних атрибутов богатой жизни, на течение самой жизни.
Потом пошли в ММАР, такова аббревиатура музея современного искусства и сразу поднялись на шестой этаж, где выставлены постимпрессионисты и их последователи. Потом, смотрели экспозиции по разделам, постепенно спускаясь по этажам, где представлены работы Пикассо и Брака, Сезанна и русских сюрреалистов!
И проходя этаж за этажом, наблюдали воочию эволюцию художественного творчества. Обсуждая увиденное, сошлись на том, что искусство постепенно, за несколько веков, эволюционируя, превратилось в способ зарабатывания денег на «новизне» и «шокирующей необычности», как я уже отмечал в своей статье о деградации искусства.
Конечно переломным моментом в этой деградации смыслов, произошли после страшной Первой, а потом и Второй мировых войн. Эти кровавые жертвоприношения человеческой алчности и глупости, сделали невозможными «пасторали и идиллии».
Но во многом, художники, стараясь не «учась и не трудясь» зарабатывать большие деньги, стали клиентами богачей из среды полуграмотных нуворишей. Они угождали низменным вкусам, а точнее безвкусию этих патронов, и постепенно сами утратили чувство красоты и соразмерности.
В конце концов, искусство живописи выродилось в искусство вымогать деньги, а его служители, стали лакеями на содержании у капиталистов…
После трёхчасового «путешествия» по «современному искусству», спустившись на первый этаж, вышли в сад, где, сидя среди гигантских скульптур с малопонятным предназначением, поели и попили чаю со льдом – на улице было жарко.
Потом, по дороге домой, зашли в магазин «Скетчерс» и купили себе по паре лёгких и удобных башмаков за полцены. Я ношу их башмаки уже год и радуюсь удобству и комфорту в них.
Возвратившись домой, последний раз попили с Пашей чаю и тепло простившись, захватив тяжёлые чемоданы, отправились на метро в аэропорт Джона Кеннеди.
В вагоне сидели в основном чёрные американцы, и в голову закралась мысль, что скоро, большинством в городе, станут афроамериканцы и это будет ответом на все зверства рабства и колонизации континента!
В городе есть районы, полностью заселённые афроамериканцами. И это не самые богатые районы. Но есть и районы расселения белых богачей, чьё количество постепенно увеличивается.
Богачей и бедняков с разным цветом кожи, отличает в том числе и уровень образования и участия в культурной жизни. Например в Музее современного искусства я не видел чернокожих граждан. В основном мелькают белые студентки и видно, что они родились в благополучных семьях.
Вот эта дифференциации общества в Америке, меня настораживает. А в России, которая старается быть «новой Америкой», меня это разделение граждан пугает!
С электрички метро, пересели на аэропортовский «шаттл», который и привёз нас за отдельную плату, в терминал номер восемь. Аэропорт Джона Кеннеди, большой современный и красивый. Найдя свою площадку, мы зарегистрировались, сдали багаж и прошли через проверку, которая была на сей раз очень тщательной. Нас заставили снять башмаки, что мне кажется уже немного лишним.
Потом ждали посадки и после, без суеты уселись на свои места в очередном «Боинге» и приготовились к шестичасовому полёту. Перелёт ночной и я за это время успел посмотреть несколько фильмов, в том числе английский фильм о знаменитом физике, парализованном ещё в молодости.
История любви и болезни, которая не сломала характер незаурядного и талантливого учёного, актёры играют замечательно и я был очарован этим фильмом о силе человеческого характера.
В течении полёта нас дважды кормили и даже с вином. Обслуживание на этом рейсе самое хорошее…
…Так закончилась наша четырёхнедельная поездка по Восточному побережью Штатов. Впечатления разные и много хороших, которыми хочется поделиться с россиянами. Ведь много достижений американцев можно реализовать в России.
Самое сильное чувство от посещения – это красота и мощь Нью Йорка, имперская величавость Вашингтона и интеллектуальный ландшафт Бостона.
Эти черты американской жизни останутся в памяти, как характерные особенности и отражение американской Действительности!

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion

Конец августа 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 144
© 30.05.2017 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2017-1988846

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1