Робиаи Балхи. Феникс из Хоросанского сада.


Робиаи Балхи. Феникс из Хоросанского сада.
С детства обожала розы. Даже еще не зная толком все тонкости их аромата, все переливы, все оттенки, все звуки. Розы ведь это еще и музыка. Таинственная, пленяющая, как опиум... Как настой, погружающий в сон, в забвение:

Кругом цветы, цветы, цветы — бесчисленны они!
Как многоцветен ныне сад, он — как Аржанг Мани!
Не туча над землёй висит — глаза Меджнуна слёзы льют,
Недаром розы алый цвет щекам Лейлы сродни!
В траве агатовой тюльпан на кубок свадебный похож:
На дне — прозрачная слеза, внимательно взгляни!
С короной Кисры схож нарцисс: посередине — золотой,
А лепестки — из серебра, не помни!
Как будто, веруя в Христа, наряд монашеский надев,
Фиалка синяя — смотри, скрывается в тени.

Розами пахнут эти строфы, волшебные. Из Хорасанского сада..... Волшебного. Легендарного. Шафранного. И барбарисового.. По нему бродят музыканты, иногда теряющие ноты, хмурые садовники, молчаливые поэты....Диковинные птицы перепархивают с лепестка на лепесток.
Покачиваются стебли. Разговаривают в темноте. И еще. По саду бродят пери, в легких одеяниях...
«Кто это – пери? – думалось мне в детстве, когда кусала губы от бессонницы, от досады, что не могу заснуть... Наверное, принцесса Балхи, дочь наместника, краса арабов, легенда по имени Каздари, арабская Джульетта, знатная госпожа, осмелившаяся полюбить раба? Наверное, она... Балхи – Будур – Джульетта – все мешалось у меня в голове, все имена, мифы, сказки, и я засыпала, бормоча эти строфы, вдыхая аромат роз, плывущий, гаснущий в темноте... Темный оттенок их лепестков был похож на искру..

Ее жизнь – как лепесток розы. Он быстро вянет, теряет цвет, становится пылью с ржавым густым оттенком крови.
В крови угасла ее жизнь, которую трудно отделить от мифа.
Итак, первый лепесток, падающий на землю Хоросанского сада:
Имя Робиаи Балхи. Заин - ал – араб. (Краса арабов).
Место рождения: (предположительно) Хоросан (Восточная Персия).
Время рождения: Х век.
Языки, которыми владела: таджикский, персидский.
Причина смерти: убита собственным братом - насильственное вскрытие вен. Замурована заживо.
Значение: Женщина - поэтесса, сделавшая таджикский язык из разговорного - литературным.
Современники: Рудаки.

Стоп... Чтобы унять бешеный ритм сердца, медленно, в воображении, обрываю еще один лепесток, пытаясь составить ее портрет. Доброжелательная, высоко образованная, девушка, влюбилась в раба Бикташа, юношу поразительной красоты. Кажется, он был музыкантом.
К нему обращены ее стихи «Два ручья».

ДВА РУЧЬЯ

Друг мой,друг,милый друг,пожалей-
В моё сердце пустое ты крови налей.
Пусть алее заката пребудет она
И алее налитого в чашу вина.
Моё сердце хранило хмельное тепло
И по жилам его,круг за кругом ,гнало,
В нём любовь пламенея весь мир согревала,
Но пустыня на сердце и счастья не стало.
Милый друг,ты ушёл навсегда-навсегда
И темны мои дни,и во мраке года.
Только серой стене я доверила кровь,
Льётся в строки письма заревая любовь.
Не прочтёшь ты, но Бог донесёт до других
Мой последний, прощальный, оборванный стих.
Я писала слезами, но высохла вязь,
Оборвалась меж прошлым и будущим связь.
Я писала ногтями, но стёрлись они,
Из царапин строка не звучит, не звенит.
Я писала лучом, что рассвет подарил,
Но вечерняя мгла скрыла слов фонари...
Я взяла моей крови вместо чернил-
Не лиловы они и они не черны,
Заратустры огонь в них навеки горящ,
Каждой литеры знак пламенеющ и вящ.
Завиток и прямая-строка за строкой-
Роковое плету я кровавой рукой,
Каждым пальцем по строчке ещё и ещё
Я веду с этой жизнью последний расчёт,
Дань любви отдаю, что любовь не дала,
Мне не злобен Шайтан, но не добр мне Аллах...
Я до капли последней стихи доведу-
Может радость в Раю или гибель в аду,
Если здесь на земле сердце ад обрело
И душа билась в стены разбитым крылом,
То не так уже страшно в геенну попасть,
Навсегда-навсегда в пламя смерти упасть,
Если там моя грешная будет любовь...
Вот и всё. Исчезаю. Закончилась кровь... ... ...

Те самые стихи на стенах горячей бани, куда ее замуровал заживо брат, узнав о ее возлюбленном. Раба бросили в темницу, но Бикташу удалось бежать. Он вернулся, узнав о смерти Робиаи, убил ее брата и покончил с собой.
Здесь кончается легенда о княжне Балхи и Коздари, и начинается - бессмертие. По крупицам собираю его следы. Обрываю розовые лепестки. Итак:

Несколько слов в антологии Муххамада Оуфи – таджикского поэта - суфия:
«Дочь Кааб, хотя и была женщиной, однако своей мудростью высмеивала мужчин мира. Была всадником обоих поприщ арен и властелином обоих слов — могущественной в арабском стихотворении и искусным мастером в персидской поэзии».
Мухаммед Оуфи в «Лубаб ул-албаб».

От себя добавлю только, что строфы, которые известны на русском поражают изяществом, глубиной, искренностью и тончайшим сплетением, сплавом проникновением в суть культуры, не только восточной, но и мировой, европейской. Учитывая положение женщины того времени на востоке, кем бы она не была, дар Робиаи – феноменален до уникальности.

Памятники – скульптурные бюсты удивительной красавицы, с тонкими чертами, гордой осанкой и постановом головы величественным и каким то сияющим взором.
Конференции, посвященные ее творчеству, лирике... Значит, рукописи сохранились. Строки звучат. И она действительно жила в Хоросане, как райская пери, открывая двери в волшебный сад, где всегда цветут розы, и ее имя не выдумано, а таит, источает свой аромат, вплетается в строфы, наполняет их, светится ими, дышит, околдовывает. Поневоле. Или – с моей воли, до озноба, до мурашек, ибо я снова и снова шепчу строфы, как заклинание в вечность, в облака:

Без тебя, о красавец, глаза — два ручья,
Всё лицо своё кровью окрасила я.
До ресниц меня в бурный поток погрузил.
Нет, ошиблась я, ты всю меня иссушил.
Ты, войдя в моё сердце, остался навек.
Нет, ошиблась,— не кровь ты, а лишь человек.
Ты ручьями пролил слёзы из глаз моих.
Ты хотел, чтобы косы омыла я в них.
Я, как рыба в песке, извиваюсь в огне.
Я зову, я зову,— не идёшь ты ко мне.
Во дворце здесь влюблённую так сторожат,
Чтоб внезапно затем бросить заживо в ад,
Чтоб в аду она тайну высокой любви
Начертала на стенах в огне и в крови.
Как держаться тебе? Где ты, милый, сейчас?,
А мне кровью писать этот смертный рассказ.
Есть у мира любви своё войско теперь —
Это слёзы и кровь, в бездну пламени дверь.
Я сейчас вся горю, мне себя не сдержать,
Мне то слёзы, то кровь проливать, проливать.
Я б хотела огнём свою душу поджечь,
Но в душе моей ты, не могу её сжечь. ...

Р. Балхи.«Без тебя». Перевод В. Кириллова.






Рейтинг работы: 26
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 478
© 22.05.2017 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2017-1983323

Метки: Светлана Астрикова - Макаренко авторский текст княжна Робиаи Балхи. стихи. Хоросан. Лирика.,
Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Мария ...       25.10.2017   00:43:10
Отзыв:   положительный
Восток не вычерпать до дна,
восходит солнце бесконечно,
и фируза в моём колечке -
тобой дарёный адамант.

Ланушка, спасибо за это биение слова, древнего как Мерв.
Смотри, какую древность я принесла, поискала в своей шкатулочке...

https://www.chitalnya.ru/work/2093460/
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       25.10.2017   08:12:54

Благодарна очень... Спасибо. А древность тонкая.
Инна Филиппова       27.05.2017   11:24:35
Отзыв:   положительный
Пронзительно...
В стихах - предчувствие...

Спасибо, что знакомишь с такими именами...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       27.05.2017   11:26:41

Я сама была ошарашена.. Спасибо.
Ди.Вано       23.05.2017   09:41:22
Отзыв:   положительный
спасибо за дивный аромат....
стихов.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       23.05.2017   12:28:29

благодарю....









1