Вера и неверие.


Русское православие заграницей


…Как – то так получилось, что я, последнее время, много думал о роли и значении православия в судьбах русского народа и будучи невоцерквлённым верующим, старался разобраться в том, что на мой взгляд не соответствует христианству в современной Церкви.
С одной стороны я видел непрекращающиеся дрязги среди паствы, а с другой, замечал, что у одних вера подменена говорильней и ханжеским смирением, а у других, гордыней и фарисейством, часто выражающихся в преувеличении значения формы поклонения Богу и ритуализмом.
Ещё одна странная, но очень распространённая особенность многих прихожан – постоянные шатания между сайентизмом и фальшивыми формами богопочитания, попытка их соединять без ущерба православной доктрине, непонимание последствий такого смешения.
Я это называю «мещанским православием». Особенно это заметно в приходах за границей, где очень много «новых русских», и в Сурожской епархии в том числе. Большинство прихожан уверены, что астрология никак не противоречит православию, а только дополняет его…
Странные выводы иногда делает обывательское сознание…
В Сурожской епархии есть ещё одна интересная особенность, присущая пожалуй всем приходам РПЦ за рубежом. Постепенно, в этих приходах количество иностранцев возрастало и в конце концов они становятся определяющей силой, «административной властью» прихода.
Что касается церковного начальства, то они хотят угодить «хозяевам», держа в уме – мало ли что может случиться,
Что касается англичан-прихожан, то мне вовсе непонятно, почему они, будучи западноевропейцами, и по стилю жизни и по складу души вполне протестантами, вдруг, увлеклись православием, которое, на мой взгляд, во многом и радикально отлично от того же англиканства (Я имею ввиду ситуацию в Англии).
Я спрашивал об этом своих английских знакомых и их замечания, вполне соответствовали моей точке зрения на происходящее.
Во-первых, в классовом отношении новообращённые православные англо – саксы, представляют либо верхушку среднего класса, либо даже высший класс.
И главной побудительной причиной, которую эти «простые» люди часто сами не сознают – желание выделиться или противопоставить себя большинству.
А такое стремление напрямую противостоит православному догмату соборности.
Это противостояние при внешнем согласии, приводит в конечном итоге к попыткам выделиться и раскалывает общину на два лагеря. Это и послужило причиной внутреннего раскола прихода, ещё при Владыке Антонии Сурожском.
Любые религиозно – этические аргументы по поводу этого раскола, на мой взгляд неуместны, и заставляют неофитов погружаться в конфликты всё глубже и глубже.
Иначе говоря, подспудный протестантизм характеров в этих новообращённых одерживает верх, и православие превращается в одну из форм протестантизма…
В качестве информативного пояснения хочу добавить, что в Англии, на службы в англиканские соборы ходят в основном люди «интеллигентные», то есть люди среднего и высшего классов, а для простых людей, рабочих, главной религией стал спорт и футбол в частности.
Достаточно выглянуть в окно и вы увидите, что главный английский «опиум» сегодня - это футбол, а точнее боление за «своих», проявление таким образом английского патриотизма.
Футбол превратился в Англии в национальное сумасшествие, в проявление национализма, которое ещё не запрещено для массового сознания, сознанием либеральным.
Религиозное же сознание уже давно под негласным запретом, немодно, если хотите!
Однако, в силу сложившейся ситуации, русских эмигрантов в Западной Европе становится всё больше и больше, и им безусловно требуется подлинно православное окормление, так как русские корни очень сильны, прежде всего в людях верующих.
Красота и сложность, эмоциональная насыщенность православных служб, так же привлекает многих иностранцев. Но когда для них, православная служба становится обыденностью, они начинают стремиться рационализировать её, внося упрощения и сокращения в те или иные церковные правила и ритуалы…
Постепенно и согласно изменениям внутреннего духа православия, происходят перемены и в литургических службах…
Однако есть литургические правила, которым должны следовать все верующие, иначе всё постепенно рассыплется и вслед за утратой формы, то есть соблюдения церковных правил, последует утрата сути веры.
Любая попытка спрятаться за индивидуализм, рано или поздно заканчивается отрицанием основных догматов, без которых уже любая религия перестаёт быть предметом веры и превращается в идеологию.
Недаром кто -–то из русских писателей говорил, что актом крещения, мы как бы вводим себя в общий, длящийся, неумирающий ряд людей исповедующих христианство…
Примером жизнеспособной религии служит иудаизм, в котором во многом жёстко регламентированная обыденная жизнь прихожанина, сохранила евреев как нацию, и сделала их веру незыблемой в течении трёх тысячелетий…
Поэтому, нужно не становиться антисемитами, а учиться у иудеев их жизнеспособности в самых трудных и трагичных условиях жизни. Ведь антисемитизм – это часто проявления зависти, а не следование закону любви, которому учил Христос, восставший на фарисеев…
Древние законодатели прекрасно знали религиозный феномен передачи чувств и эмоций через ритуал и соблюдение правил. И использовали его для укрепления и выживания конфессий в быстро меняющемся мире…
Для русских православных, Бог существо всемогущее, и «реально» существующее, часто вопреки тому же сайентизму. Русский человек ходит в церковь не только пообщаться, а прежде всего поучаствовать в уважительном поклонении всесильной личности, и в ответ попросить Бога о чём-нибудь сокровенном, затаённом, что не в силах осуществить никакая реальная личность.
Можно сделать вывод, что глубина веры русского человека обусловлена часто глубиной страданий, количеством нехватки чего-то важного, но недостижимого силами существующими в мире материальном.
Это конечно прежде всего касается состояний души, того, над чем материальное не властно. Каждый из своего жизненного опыта знает об этом…
Вспоминаю своё приобщение к церкви.
Я конечно был крещён в раннем детстве, как все мои ровесники в округе. Я даже помню, как мы с родителями ходили в церковь, всегда переполненную, светящуюся яркими свечами и пахнущую ладаном и воском. А снаружи рядами сидели и лежали калеки и убогие, оставшиеся после страшной войны…
И тогда отношение к церкви было совершенно иное, чем то, о котором нам пытаются рассказать сегодняшние фальшивые историки.
Невольно вспоминается Гитлер, уверенный, что стоит ему вступить в Советскую Россию и его будут встречать хлебом – солью, «порабощённые» большевиками народы. Те, кто уверяли его в этом, а среди них были и деятели РПЦЗ, очень похожи на нынешних «историков» - монархистов из церковной ограды и.
Конечно, чтобы понимать это, надо было жить в те времена в Советском Союзе…
Потом, при Хрущёве, наступили времена «нового атеизма» и постепенно я забыл о церкви.
Мне в молодости казалось, что я всё могу сделать для себя сам, а так как неустройство реальной жизни заставило меня постепенно ничего не хотеть, то я превратился в «самодельного» буддиста, довольствовался малым и был счастлив.
Кроме того, просить у Бога чего-нибудь материального для себя я не хотел, привык довольствоваться тем, что имею.
А просить что-то для близких, тоже считал неблагодарным, потому что для близких, то что я для них хочу, возможно совсем не будет тем, что они сами для себя хотят…
Надо заметить, я был воспитан на идеалах будущего коммунизма и потому, верил во всеобщее братство и товарищество, которое как мог старался осуществлять в реальной жизни.
Я старался не зарабатывать деньги любой ценой, но «больше думать о Родине, а потом о себе»
…В церковь, я стал ходить вновь, уже в зрелом возрасте, когда понял, что коммунистические идеалы в стране постепенно подменяются идеалами буржуазными, мещанскими.
В то время появился современный эквивалент старинного мещанского лозунга: «Моя хата с краю» и «Это ваши проблемы».
И потому, жизнь постепенно начала проваливаться в хаос…
Но даже тогда, будучи в церкви, я воспринимал её только с внешней стороны…
И вот я попал в Англию и затосковал душой, хотя моё тело пребывало в комфорте.
Тут, я впервые понял, что кроме тела во мне есть ещё и душа, которая болит и болеет, если её не содержать в чистоте. И я пошёл в церковь и застал в ней то, чего мне не хватало, а точнее не хватало моей душе.
Несколько последних лет, бывая в ситуациях и в местах на земле, где мне бывало хорошо, я благодарил бога за предоставленную мне возможность, но делал это как верующий человек, осеняя себя крестом в память о страданиях Христа на кресте, и поминая его имя с любовью и радостью…
В Лондоне, таким местом был наш собор…
И здесь, на чужбине, как русский человек потерявший отечество, я хожу в храм, как тысячи и тысячи моих соотечественников заграницей, чтобы помолиться и почувствовать себя частичкой тела Церкви Христовой, церкви православной, церкви русской…
(О национальности и соответствии национального характера определённой конфессии, в другой статье)
И вдруг – новый скандал в кафедральном соборе…
Меня глубоко задели последние события связанные с желанием большинства храмового клира, англичан по национальности, уйти под омофор Константинопольского патриархата, оставив тем самым за бортом Русской Православной церкви, подавляющее большинство русской паствы.
Получается так, что Митрополит Василий, ставший главой Сурожской епархии после Владыки Антония Сурожского, вдруг решил, что «праведники», во главе с ним, для того чтобы избавиться от надоедливых грешников, то есть от «понаехавших», могут отделиться оставив на произвол судьбы не только тех, кто уже являясь членом прихода и не разделяет их намерения, но и тех, кто оказавшись в Англии, и переживая своё иммигрантское состояние, намерен прийти в храм и заново вспомнить о своей отеческой вере, от которой по обстоятельствам разного рода был на время отдалён.
И потом, ведь есть и дети иммигрантов, которых родители не хотят оставлять без божьей благодати и пастырского благословения.
Для большинства русских, это не вина их, но беда, что они жили и родились в стране где влияние подлинного христианства ослабло, а местами и просто исчезло.
Жизнь набегала на нас таким множеством проблем, несчастий и горестей, что часто не оставалось времени подумать о своей судьбе как человека божьего и вместо, мы пытались выплыть в этом житейском море поодиночке, только как единицы безликого социума.
Во время и после страшной войны, в которой СССР потеряло многие миллионы убитых и умерших, когда обнаружилось, что идеология в душах людей не может заменить Страдающего бога, простые люди вновь возвратились мыслями к Христовой жертве.
И религиозный пыл народа вылился в религиозный ренессанс, который к сожалению продолжался недолго и закончился новыми атеистическими гонениями на людей верующих…
Однако в трудные девяностые годы, вновь пошли в церковь, благо что преемственность поколений ещё не прервалась окончательно!
Таким образом, приехавшие из сегодняшней России православные, не по своей воле остаются вне церкви, вне кафедрального собора в Англии, где уже несколько десятилетий существует крепкая, Сурожская Епархия, становящаяся и достигшая известности под водительством мудрого пастыря Владыки Антония Сурожского.
Но вот Владыка умер и через время его заместил Владыка Василий, решивший «отказать» русским православным из «новой волны», уединиться с соплеменниками и некоторой частью русской общины, давно живущей в Англии, с подозрением глядящих на отнюдь не идеальных русских, прибывающих и прибывающих на «благодатные» Острова.
Более того, Владыка Василий, решил отказаться от подчинения Метрополии, внимая советам Архипастырей из других, ещё довоенных приходов Западной Европы. А это значит, что и в других зарубежных епархиях возможны раскольнические действия, подобные действиям Владыки Василия…
И тут выясняется, что для этих пастырей существуют сегодня «овцы и козлища», причём в разряд «козлищ», отнесены все вновь прибывшие, а в разряд «агнцев» – все, кто пребывая в рассеянии, во многом утратил уже свойства русского человека, превратившись в «более англичан», чем сами англичане.
Со стороны «старой иммиграции», неприятие людей из новой волны, обусловлено ещё и чисто субъективными факторами – боязнью утратить руководящие функции в приходах, нарушение любовных отношений между «гостями» и хозяевами, и в конце концов просто изменением рутиной церковной жизни – проведения служб на двух языках, необязательное знание некоторыми английскими служителями русского языка, постепенный переход всей жизни Русского православного прихода, на английский манер.
Однако главной причиной разрыва между новыми и старыми членами прихода, я считаю деление на «благородных, дворян» и «народ или рабов».
К сожалению, исторически так сложилось, что Русская Зарубежная церковь, представляла из себя в момент её становления, в основном аристократическое, буржуазное крыло русского православия, и во многом состояло из тех людей, которые обвиняли в катастрофе, то есть в революции произошедшей в России, кого угодно, только не себя!
И конечно винили в первую голову народ, так «подло» предавший «их» монархию и их сословные привилегии, никоим образом не связанные с учением Христа, но поддерживаемые Синодом…
Я совершенно согласен с теми русскими пастырями, которые переносили страдания вместе со своим народом и не отнекивались от ответственности русской церковной администрации за взрыв народного возмущения перешедшего в революцию и последующую полосу неверия.
Ибо я уверен, что Бог не мог попустить невинные страдания своих служителей без вины и без надежды на их исправление.
Здесь можно вскользь заметить, что сама библейская история, говорит нам о Божьем наказании, которым подвергались целые народы и города за грехи отступления от подлинной веры.
На фоне этих наказаний, сваливание вину на паству некоторыми русскими иерархами, выглядит неискренними…
В предыдущей статье, я уже цитировал, Владыку Антония, который понимал ответственность Пастырей перед церковью и помнил, что Иисус пришел на землю не только для праведников, но и для грешников!
Поэтому Митрополит Антоний отрицал любые обвинения Иерархов ЗРПЦ, их претензии к собственно Русской Православной Церкви, которая продолжала окормлять православных в СССР в трудные и даже страшные времена, когда народ страдал, а множество православных священников, попали вначале в советские, а потом и в гитлеровские лагеря…
А в Париже, представители ЗРПЦ, благословляли гитлеровский «меч возмездия» в войне против своих бывших соотечественников, в том числе и против русских православных христиан…
И это было продолжением их политики, которая ничего общего не имела с христианством. Они, эти зарубежные иерархи начисто отрицали свою вину перед Богом и перед членами Российской церкви из сословия «рабов»!
Тогда, после Революции, порабощённые чувством личной гордыни и обиды они отвернулись не только от «черни», взявшей в стране власть, но и от Христа, который тоже был из «низшего сословия»!
И этот нераскаянный грех, толкнул их к ещё большему греху - сотрудничеству с врагами русского народа и врагами всего мира, стремящихся уничтожить не только православную веру, но и уничтожить носителей этой веры физически...
Я не могу и не хочу судить никого, но прятать или замалчивать исторические факты, при всей их многосложности, я тоже не могу.
В воспоминаниях Владыки Антония есть упоминания о прислуживании клира РПЦЗ Гитлеру и его воинству, а к его свидетельству я отношусь с большой верой и уважением…
Однако и после войны Иерархи ЗРПЦ не раскаялись.
Во всяком случае они не покаялись в поддержке Гитлера и это главный грех иерархов сегодняшних зарубежных епархий.
И этот нераскаянный, не пережитый, не выстраданный грех, сегодня, загнивая превращается в грех раскольничества и желания создать «своё» православие и даже свою, якобы «передовую» церковь…
Я, не без внутреннего сомнения отношусь к идее воссоединения ЗРПЦ с РПЦ, о котором объявили в последнее время и думаю, что пока такие раскольнические действия РПЦЗ будут продолжаться, они, в случае воссоединения, проявятся, как нечто внутренне присущее самой Русской Православной Церкви.
Мне кажется, что нельзя объединятся на формальной основе, и самим «втаскивать троянского коня», в пределы «городских стен» русского православия…
У Русской Православной Церкви, сегодня, множество проблем, главной из которых на мой взгляд, является постоянное уменьшение подлинно верующих христиан и увеличение количества псевдо христиан, которые откликаются на «моду» в религиозную веру.
А с другой стороны, возникновение фанатично настроенных реставраторов, «бывшей» веры, воссоздание «Чёрной сотни», как религиозного общества, смыкание псевдо христиан с националистами-монархистами.
Кроме этого, в РПЦ, так немного пастырей, которые бы понимали изменения произошедшие и происходящие, как в православном, так и вообще в религиозном мире, и соответствующим образом реагировали бы на них...
И тут хочется сослаться на радостный пример служению не администрации, пусть даже церковной, а собственно членам православной церкви, простым людям, для которых душевный и мудрый пастырь, является светочем, несущим свет Христов своим личным примером и быту, и в вере.
Когда, я вижу православных священников разъезжающих в дорогих автомобилях иностранных марок или слышу священников плохо знающих историю православия и не хотящих её знать, то думаю, что такие служители церкви, подрывают авторитет не только конкретного прихода, но вообще русского православия!
Конечно были и есть священники подлинные пастыри, которые отдающие свою жизнь за паству, глубоко проникающие в страдания и мятущуюся душу прихожан, понимающие своё священство, как служение тем, кого они окормляют христианскими истинами, духовной пищей…
Хочу привести в качестве примера того же Митрополита Антония, который не только не имел личной машины, но и самолётами летал за свои деньги, не считая возможным пользоваться «командировочными», выделяемыми ему приходом, всячески экономя церковные деньги, прежде всего за счёт урезывания собственных потребностей…
Другая проблема – это попытки поправить финансовое положение приходов за счет «пожертвований» от людей недостойных…
Также, я считаю невозможным принятие пожертвований от людей привыкших подкупать, использовать остальных как средство в своей карьере, или в качестве «замаливания» грехов, похожее на некогда существовавшие в католицизме «индульгенции».
В этом случае уместно только личное покаяние и приятие душевных и физических тягот, связанных с искренним раскаянием, раздачей денег детским приютам, богадельням и бездомным…
Ещё одна большая проблема в сегодняшней православной России, которая на мой взгляд прямо связана с существованием в церковном обществе псевдо христиан и собственно псевдо христианства – это прозелитизм других конфессий и сектантство.
Перечитывая историю предреволюционного православия, я с удивлением узнаю, что разного рода секты, используя противоречия и ошибки церковного клира на рубеже девятнадцатого – двадцатого веков, необычайно распространились в России.
Обусловлено это было неудовлетворённостью верующих официальным православием, которое отвечало на поиски «истинной» веры непониманием и неприятием, гонениями и репрессиями, только подчёркивающих сближение Божьего и Кесарева, а часто и подмену первого вторым.
Вспомните Синод и Победоносцева…
Сегодня, опасность сектантства соединена с развитием наукообразных идеологий, которые часто принимают, чуть ли не за продолжение и улучшение христианства. «Сайентизм» - методика, помогающая воспитывать юного эгоиста, захватывает воображение образованцев радужными перспективами самореализации и лёгкого обогащения и потому, воспринимается ими, как дополнение к школьному, образование.
А то, что она уродует души юных учеников, толкает их в мир идолов и фетишизма, эгоизма и стяжательства, образованцев не волнует. Для таких «верующих, наука, часто на уровне рекламных статей, становится новой религией!
Борьба русских «образованцев» против религиозного воспитания для меня часто совершенно необъяснима.
Сами являясь почти полными невеждами в культуре и искусстве, корни которого во многом лежат в истории христианства, они, под всеми предлогами не хотят допустить в российские школы уроки православия, мусульманства, католицизма, буддизма, иудаизма. Конечно можно учить религиозной истории и в церковных школах, но ведь православными себя называет каждый второй, если не чаще в современной России. А много ли церковных школ сегодня в России? А ведь в Европейской части России есть области в которых православных подавляющее большинство…
Однако противники религиозного воспитания находят самые неподходящие аргументы, лишь бы не допустить введения курса православия в русских школах. Ссылаются на национальные обиды, говорят о свободе воли быть атеистом. Но ведь насильно никто не будет заставлять детей атеистов ходить на курс православия…
Никто из этих противников уроков религии не выступает за отмену уроков рисования или пения в школьной программе только потому, что большинство так и не умеют рисовать или не знают нотной грамоты по окончанию средней школы.
Невольно эстетическое воспитание ставится впереди воспитания религиозного. Но правильно ли это?
В лучшем случае на что согласны противники курса православия – это заменой его уроками истории религии…
В ответ я могу привести пример с Англией, где такие уроки обязательны, а уровень религиозности постепенно падает.
Но при этом, надо учесть, что около трети школ Англии – это церковные школы, которые представляют все христианские конфессии.
Мусульмане уже давно преподают основы ислама детям, начиная с пяти лет и делают это в школах в мечетях…
В России мусульман около двадцати миллионов и родители – мусульмане тоже захотят, и наверняка уже учат детей в мечетях…
Думаю, что это касается всех религиозных конфессий...
Но сколько на самом деле православных верующих и верующих других конфессий в России сегодня – никто не знает…
Образованцы, сопротивляясь религиозности, «не ведая, что творят», пропагандируют саентистской технологии воспитания, состоящие в основном из научных суеверий, приправленные примитивными концепциями личного преуспеяния и сексуального успеха, базируются на научении обманывать или манипулировать окружающими.
Такие «педагогические» технологии, значительно страшнее атеизма, так как играют на низменных инстинктах человека и узаконивают животный эгоизм.
Развивая и оправдывая такие теории, «саентисты» провоцируют в обществе борьбу всех против всех, войну противопоставляют любви, силу - правде и оправдывают концепции «выживание без правил»
В разговорах с поклонниками сайентизма, мне хочется повторять им известную формулу – символ: «Там, где не присутствует Бог – воцаряется Сатана!»
Ещё важный пробел в религиозном воспитании состоит в том, что живя в мире денег, Церковь не находит в себе смелости говорить о порочности жизни ради денег, ради удовлетворения эгоистических потребностей, не возражает против денег, как главной цели в жизни.
И в ответ на прямые вопросы, священники отделывается уклончивыми ответами о том, что зарабатывание денег само по себе ни плохо - ни хорошо, но всё надо определять потому, как эти деньги используются…
После таких ответов, я не один раз видел и слышал, как новые русские выйдя из церкви, погружаются в мир денег с чувством удовлетворения – значит церковь не осуждает тех, кто наживает деньги – таково их внутреннее оправдание.
Ещё страшнее для чувств верующих понимание, что православная церковь может служить прикрытием ширмой для людей зарабатывающих деньги, отнюдь не на церковных занятиях: как например торговля алкоголем или торговля церковными книгами и церковной атрибутикой за большие деньги.
Я уже говорил, что любые попытки делать деньги в пределах церкви – это по большому счёту святотатство и когда мы с этим сталкиваемся, то веры в наших душах отнюдь не прибавляется.
И здесь, основная проблема и средство будущего преуспеянии церкви, как и в светском обществе, заключена в проблеме церковного воспитания и образования.
Необходимо поднять уровень преподавания в семинариях и духовных академиях, за счёт привлечения в них талантливых лекторов и педагогов – верующих…
В связи с этим, вспоминается французский католик – иезуит Тейяр – де – Шарден.
Он, будучи глубоко верующим человеком, всю жизнь был учёным – антропологом и стал одним из открывателем в Китае, остатков синантропа.
Но повторяю, он был и до конца остался верующим человеком, писал замечательные книги в которых делился своими религиозными раздумьями о судьбе и жизни современного человека и его отношения к Богу…
…К сожалению, я далеко отступил от заявленной темы, но не сказал и десятой части того о чём хотелось бы поговорить и подумать приходя в православный храм, или того более – называя себя православным христианином.
Всё написанное мною в этой статье представляется мне как краткие тезисы больших статей и если угодно дискуссий, благодаря которым, я прежде всего себе самому помогу уяснить с откровенностью и беспристрастием – а во что же я сам то верую?
Способен ли я сам отдать жизнь за веру в Бога, Христа и Святого Духа?
Насколько искренне я сам исповедую русское православие?..
Надеюсь, что прочитавшему эту статью захочется обменятся со мной своим религиозным опытом, и этому отклику я буду очень рад!..


Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion


Лондон. 17. 06. 2006 года.






Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 122
© 22.05.2017 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2017-1982995

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1