Страдания Кольки Михрюткина


Страдания Кольки Михрюткина
Начало    https://www.chitalnya.ru/work/1968697/

Радужное настроение Кольки Михрюткина, которое у него наблюдалось в ожидании встречи с родным диваном, ну и , конечно же, привычным образом жизни утратило краски и приобрело единственный серый оттенок как только он увидел среди встречающих в аэропорту свою бывшую одноклассницу Зинку.
–Вот ведь разнюхала как-то о моем возвращении,– Колька повернулся, чтобы смачно плюнуть, но наткнулся на колючий взгляд пассажира крепкого телосложения, топающего следом. Тот явно догадался о намерении Кольки и показал такую заковыристую фигу, что у того глаза чуть не выскочили на лоб, мгновенно покрывшийся испариной, и на миг забыл он о Зине. Конечно же, это было зря. Зина не тот человек, которого можно игнорировать. Она, как корабль, твердо идет намеченным курсом. И Колька даже не стал сопротивляться, когда она его протащила на буксире по залу, приговаривая что –то про журавля… и вталкивая Кольку в автобус.
–Ну и ладно,– думал Колька,–доедем и распрощаемся, от таких мыслей мир снова засверкал радугой.
–Пойдем ко мне,– распорядилась Зина, едва они оказались в родном дворе.
–Еще чего?– заупрямился Колька. -У меня свой дом имеется…
–Да какой там дом,– махнула Зина,– сейчас там пылища, грязища…
–Ну и что?
–Как это? А я как же?
-А что ты?
–Я же встречала тебя! Мы в ЗАГС собирались…
–Когда это?–обомлел Колька.–Не было такого!
–Было! Идем ко мне! Я сказала!– Зина топнула от досады , а лицо ее налилось алым цветом и стало похоже на пламенеющий закат. Ноздри раздулись и будто бы даже задымились. Она наклонила голову, как бык, увидевший красную тряпку в руках тореадора. Казалось, вот прямо сейчас боднет Кольку, но вовремя опомнилась и заговорила сахарным голосом.
–Ну ладно, не хочешь и не надо. Я сама быстренько тебе принесу покушать и еще чего-нибудь,– она игриво подмигнула, дрыгнула крутым бедрышком и отправилась к себе, наказав, ждать ее.
И не успел Колька притулиться на любимый диван, как раздался звонок и нарисовалась Зина, да не одна а в сопровождении двух чемоданов и громадной сумки.
–Уф!– она протиснулась мимо Кольки , замершего, как медведь в своей зимней берлоге, оттиснула его и плюхнула чемоданы на пол.
–Эт-то что?– отмер Колька.-Всё еда?
–Ох и шутник же ты,- хлопнула себя по свисающим бокам Зина,– это я вещи кое-какие свои перенесла. Ведь вместе же жить будем.
–К-как вместе?– заволновался Колька, предательски покрываясь соленой росой, будто цветок на рассвете.–Мы не договаривались…
–А зачем договариваться-то?– хохотнула Зинка.– Я ждала тебя? Ждала. И теперь, ты, как порядочный человек, должен жениться.
–На ком?– поглупел вдруг Колька.
–Как на ком?-Зинка так округлила глаза , что Колька даже сумел разглядеть их цвет.
–Как у козы…желтые…,– с ужасом подумал он,–значит, спорить с ней бесполезно. Еще бабушка говорила, что таких людей с козлиными глазами не переупрямишь.
–На мне… Я ведь знаю, детская любовь- она на всю жизнь… Истосковался поди,– она ласково растрепала его волосы и ущипнула за подбородок,– а вот эту шерсть сбрить и немедленно, иначе выщиплю по одной волосинке.
Перекривился Колька и решил, была не была, но надо попробовать выставить ее из квартиры. В этот момент в животе заурчало. Организм требовал немедленной подкормки.
–Ладно,– подумал,– пусть сегодня побудет, накормит, да и другие дела еще более интересные с женщиной могут быть… Не проститутку же вызывать. Забыл как-то Колька о принципе Зинкином, что до свадьбы – ни-ни… И зря опять же.

День проходит, другой и дальше время катится… Тесно стало Кольке в собственной квартире. Сами подумайте, куда не сунься, всюду она– громкая большая, порядок наводит, все углы вычистила опять же, а Кольку , как вещь ненужную, перемещает из одного угла в другой, будто он какой предмет неодушевленный. Пыхтит Колька, терпит. Даже окна отмыла, теперь видно сквозь них все стало. Смотрит Колька в них, как в телевизор какой. А что? Даже почище любого телевизора будет. Любит он это дело, и раньше смотрел, но как-то не очень четко было, а теперь…любуйся на здоровье. Вон мальчишки по гаражам скачут. Как же это называется? Колька почесал затылок. Слово какое-то мудреное… А! Вспомнил! Кажись, паркур это будет, а вон голубь в луже купается, а там- бабульки на скамейке за чью-то жизнь переживают… Ой, у помойных контейнеров приятели встретились без него, без Кольки. Сейчас пивасика холодненького глотнут и по домам. Ведь еще совсем недавно все к Кольке на диван бегали, ценили его за это. Да Зинка, коза рогатая, отвадила, сказала, что грязь носят, и воняет потом в квартире. А теперь , поди, и не вспоминают… Эх, друзья называется! Хорошо им всем, свобода! А он, как в тюрьме и всё ради чего? Ни уму, ни телу, как говорится. Нет, Зинка, убирает, стирает, готовит, даже спит рядом, в одной постели. А что толку? Дальше поцелуев дело не идет.
–После свадьбы,– тарахтит и всё тут.
А какой свадьбы?! Ведь не о Зинке мечталось когда –то….Да и вообще, зачем ему эти бабы? Жизнь бы прежнюю вернуть… А вот как, Колька не может придумать. С друзьями бы посоветоваться, да как выйдешь, если эта яга снует туда-сюда, да и носки опять же единственные Зинка запретила надевать, сказала, что стирать пора, а то уж скоро сломаются от грязи… Колька с тоской посмотрел в угол, где откровенно скучали носки. Это ж пока она их постирает, потом надо ждать , пока высохнут… Этак он сам высохнет и скукожится от жажды и тоски. А Зинке всё ни по чем… Знай, ходит, боками мясистыми задевает , подмигивает, да еще и песни поет. Выдра драная. А у Кольки от этих песен уже живот заболел. Нет! Что ни говори, а здоровье при этом совместном житье-бытье подкачало даже. Колька еще раз покосился на стоявшие носки, и тут мысль нарисовалась, которую давно ждал, а она всё медлила … Мужик он и право имеет, али вошь безмолвная? И решил, что право имеет, а посему, пусть носки стоят себе, а Зинка, глядя на них, думает, что он тут , в квартире, только за угол завернул водички попить или там, в туалет понадобилось…. На улице солнце светит, тепло, можно и без этих предметов туалета обойтись, а чтобы совсем чего не заподозрила, так прямо в тапочках и выйдет.
Даже глаза заблестели у Кольки, кураж появился. Зина, заглянув, удивилась, огляделась, но только плечами пожала. Сидит себе мужик, в окно пялится ,вот и пусть сидит, пока не созреет для ЗАГСА, а уж потом она и носки ему новые справит, светленькие с голубой каемочкой. Она видела такие, правда, говорят, что это женские, но не всё ли равно… Зина вздохнула, уж только скорей бы созревал, а то как тот огурец ,что на грядке без полива, а она… женщина ведь, радостей женских хочется, да и статус опять же дамы замужней приобрести надобно. Походила, подумала, да и спросить решила, а он уже от окна далеко отодвинулся.
–О чем задумался, Колясик?– воркует ласково, но с подозрением будто.
–Да живот приболел чегой-то,– мямлит Колька.
–Ой, ты ложись на диванчик, я тебя пледом тепленьким укрою,– суетится Зина.
–Мне бы в туалет…
–Я ж и провожу тебя,– Зина вызвалась.
–К-куда? В туалет?– выпучился Колька, а сам рот кривит, пополам складывается от нестерпимой боли будто.
–А ну да….Ну иди-иди уже,– кивает Зина так, словно в дальний путь благословляет.
Выскользнул Колька за дверь, а там по лестнице и был таков. Быстрей-быстрей к бакам помойным, пока друзья –товарищи там, авось помогут чем.

А друзья тем временем домой собрались. Но , увидев исстрадавшегося Кольку, застопорились. Петька даже предложил еще за пивасиком сбегать, правда, на окно свое покосился, не зовет ли жена. Но было тихо и солнечно в их уютном дворике. Согласились все с Петькой, хоть и некоторое беспокойство проявили. Не хотелось попадать под раздачу даже из лучших дружеских чувств. А тем временем Зина обнаружила отсутствие любимого и ну к окну, но Колька, не будь дураком, присел за баком и приклеился будто. Обозрев округу, Зинка крикнула:
–Эй, Петро, Колясика не видел?
Перекривился Колька, словно льдину за шиворот ему пихнули, дернул Петьку за штанину и кулак показал.
–Не видел!– честно признался Петька.–И я ухожу тоже!
–Нет, братцы,– молчавший Витька, внес свое веское мнение,–нельзя здесь больше оставаться. Как пить дать, нельзя. Сейчас Зинка наших жен перебаламутит.
–Думаешь?– Колька уставился на друга.
–Обязательно перебаламутит,– подключился и Вован,– она же замуж хочет, а ты, как сорняк на грядке, сопротивляешься всё… Соглашался бы уж… Смотришь, и успокоилась бы баба… Не на диване, так здесь бы собирались…Э-эх! Ладно, идем , я место знаю одно… Тайное… За гаражами…
И кто как мог, в основном, осваивая пластунский метод передвижения, добрались до нужного местечка и довольны остались- с одной стороны кустики прикрывают, с другой гаражи и из окон ничего не видно.
Колька с жадностью глотнул холодного пивасика и аж прослезился.
–Как вку-усно! – и тут вспомнил свой побег и цель его.–Ребята, помогите, спасите от Зинки. Спит и видит женой себя…
–Ну и ?– Петька откусил кусочек рыбки и зажмурился от удовольствия.–Будешь в наших рядах.
– Я не хочу,– Колька даже закашлялся, захлебнувшись,– хочу один жить.
–Ну, так выгони ее. Странный какой,– Витька присел на пенек,– квартира твоя? Твоя… Вот и пусть домой отправляется.
–Она замуж хочет…
–Хотеть не вредно,– важно провозгласил Вован, поднимая бутылку,– за мужскую дружбу!
Друзья загалдели и дружно выпили, заговорив все сразу и каждый о своем самом больном.
–А мне-то что делать?
–Сбеги,– пожал плечами Вован,– тебе ж не привыкать.
–Легко сказать, тогда я из дому уходил, вещи какие-то собрал, а теперь…
–Что теперь?
–Носки и те…сушатся…И в тапочках я.
–Вот это засада,– Петька покрутил головой. Друзья с задумчивой грустью разглядывали свои опустевшие бутылки,– а с другой стороны, сейчас тепло. Как-нибудь перекантуешься, а там…Всё устроится…А Зинке скажем, что ты навсегда уехал. А квартиру будешь продавать через агентство… Пусть ищет себе другого… Поплачет немного, конечно, не без этого. Но что такое слезы? Слезы это просто вода,– философски заметил он… И все с ним согласились.
И погрузился Колька в думы невеселые. А подумав, отправился по уже знакомому маршруту. На вахту завербовался с надеждой, что за это время всё как-нибудь само собой рассосется.

Не рассосалось, и надежды Кольки рассеялись, как утренний туман. Но он еще не знал об этом. Вернулся , когда юные листочки только начали распускаться , отдавая свою красоту и аромат окружающему миру. Ах, какой был день! Изумрудный, прозрачный и радостный. Колька гордо вышагивал к собственному дому, да не один. А сопровождала его худющая особа с такими длинными ногами, что напоминала цаплю.
–Цапля и есть,– окрестила ее Зина, первой заметившая интересную парочку. С тех самых времен, как Колька вероломно сбежал в тапочках, забыв даже о носках, она дежурила у окна. Прочно, словно квочка высиживающая цыплят, сидела , отлучаясь только на работу, но и тогда за двором следили бабульки-соседки, получившие строгий наказ, в случае появления Кольки немедленно сигнализировать ей, Зине.
Значит идут они, улыбаются, воздух нюхают, наслаждаются… И тут то ли туча налетела, то ли еще что произошло…, а только обрушившийся внезапно смерч оторвал от Кольки даму и завертел, закрутил ее. Мелькали руки, ноги, растрепанные волосы метались из стороны в сторону, раздавался визг. Колька, не сразу сообразивший, что происходит, замер на мгновение, потом отодвинулся, дабы не закрутило его в эту воронку. И наконец, узнал в огромной туче Зинку. Это она решила разобраться с соперницей. Сообразив же, Колька бочком, бочком, да в квартиру свою. Заперся, сидит, только тихохонько в окно выглядывает. Видит, битва затихать стала. Выдохлись, значит. Оно и понятно, Зинке тяжело с ее весом-то, а Машка хоть и жилистая, но непривычна к военным действиям. Колька надеялся, что теперь дамы разбегутся, и Машка тоже сбежит , а они сели на скамейку и беседуют мирно, только на окно Колькино поглядывают, да время от времени кулаками грозят. Дескать, выйди попробуй. Долго сидели. Машке, видимо, надоело первой, она встала, еще раз окну погрозила, расцеловалась с Зинкой и отправилась куда-то.
–Вот бабы,– думает Колька, – дрались только, и уже целуются.
Хотел расслабиться, да не тут-то было. Зинка со всей своей слоновьей грацией поворачивается и идет к его подъезду.
–Батюшки!– заметался Колька по квартире.- Что делать –то? И ведь не сбежишь. Прыгать высоковато будет. Костей не соберешь. И жизнь свою молодую губить в расцвете лет жалко.
А звонок знай звонит, наяривает –то длинными звонками, то короткими, а то и вовсе стук раздается. Слышит Колька, соседи вывалились на площадку и к Зинке подключились.
–Открой, Колясик!– зовет Зина нежно.– Это я .
–Открывай, Колян!– вторят и соседи.– Видать от любви и судьбы никуда не деться тебе.
И пришлось Кольке сдаваться. А еще через несколько дней купила ему Зина новые носки светленькие с синей каемочкой, как мечтала, и отправились они в ЗАГС. Хотел было Колька удрать, да Зина, наученная горьким опытом, крепко держала молодца за руку.

© Copyright: Галина Михалева, 2017
Свидетельство о публикации №217051100347 





Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 75
© 11.05.2017 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2017-1975129

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1