Их забывать нельзя


Их забывать НЕЛЬЗЯ !!!

Пианист. Баллада

Мальчишке было двадцать лет.
По нашим меркам он – салага.
В его глазах притушен свет,
Там боль и страх, а не отвага.

Он мой напарник, мой двойник
В этом кипящем беспределе,
В кипящем крошеве войны;
Но я скажу, хорош был в деле.

Этот парнишка – стебелёк,
И эти пальцы пианиста…,
Он под огнём меня волок
Январским утром, злым и мглистым.

Он выл как раненный марал,
Тащил, не бросил, не укрылся,
Навстречу пулям он орал -
Я вашу мать…, и приземлился.

Поник ершистой головой,
Не застонал, а заругался!
Таким вот мальчик – пианист
Навек в душе моей остался.

Господь, прими душу мальца,
Отмой от грязи, боли, страха.
Лаврового не пожалей венца.
В РАЮ играть он будет Баха.

Те фуги, что не доиграл,
Мечты, что пулею убиты.
Недаром старый генерал
Сказал: « Был парень даровитый»

Жаль!!! Очень жаль! Прости, сынок,
Что в сабантуе том кровавом
Господь тебя не уберёг.
Ты воевал как спец бывалый.

Мальчишке было двадцать лет.

**************
Минута молчания

Замолк эфир, боль вспыхнула слезой -
Молчания минута над страной!
Вернулся в память ненависти год -
Тот сорок первый снова сердце бьёт.

Гудят в тревоге тихо провода -
Откуда память мчится и куда?
О чём сейчас молчат колокола?
Что шепчет нам родимая земля?

И чем сейчас забит души эфир?
Что радует и, что печалит МИР?
Склонил седую голову солдат
И рядом с ним его сыны молчат.

Память летит с расстрелянных полей,
Из тех, казнённых ненавистью дней,
Когда пылал большой пожар войны,
И не было минуты тишины.

Впитала степь последний вздох орла,
Что, грудь расправив, двинул на врага,
Мишенью став для тысячи смертей
И чёрным горем тысяч матерей.

Мой старый друг, не прячь свои глаза,
Ушла давно жестокая война,
А павших ты слезою помяни,
Но звонким пустословьем не звони.

Поверь, мы помним, помним, помним всё -
Как на страну слетелось вороньё,
Как плавилась и корчилась земля
И плакали над павшими поля,

Как выл от боли погибая лес
И причитал, залитый кровью плес,
Ветра, слезой звеня, несли печали весть -
Память об этом в каждом сердце есть.

Мы помолчим, сердца настроив в унисон,
Чтоб был спокойным сладкий детский сон,
Чтоб никогда на нашей праведной земле,
Не быть, все слышите? НЕ БЫТЬ, НЕ Быть войне.

1995год Москва.
****
Мальчишке восемнадцать лет

Мальчишка восемнадцать лет, в глазах немой вопрос.
Испуганный, потерянный, по пояс в землю врос.
А с гор враг окопавшийся в прицел огонь ведёт;
Уже который час подряд кровавый бой идёт.

Нет, не дрожит его рука, но в сердце злая боль,
Их половина полегло земли Российской соль.
Им было всем так мало лет – щенячий батальон…
И чтобы в голос не завыть давит гашетку он.

Средь боли, страха и смертей рождается солдат,
Но умирает навсегда мальчишка со двора -
Шальной, весёлый, озорной, с глазами цвета льна.
Беспечный, славный мальчик мой – безмерная беда;

С душою искалеченной он в дом родной войдёт,
Но в мире, где прицела нет, себя он не найдёт.
Другие ценности уже для этого мальца;
И льётся горести слеза из глаз его отца.

Пришёл здоров и невредим, а вот душа пуста -
Она осталась там, в бою, у старого моста.
Там где погасли глаз костры товарищей солдат -
Они, не повзрослевшие в сырой земле лежат.

Олег, Василий, Сашка-друг; он был дороже всех,
Чей был так заразителен весёлый, звонкий смех.
Ведь то Санёк прикрыл его, когда взвыл миномёт;
И вот он жив, а Сашки нет, боль злая сердце рвёт.

*******************
Прости нас Россия за ради Христа

Солдатское письмо. 1942 г.

Прощай, моё солнце,
Меня уже нет. +
Когда ты получишь
Печали конверт,
Я с Господом буду
Беседу вести.
Поплачь чуть-чуть, мама,
Чуть-чуть погрусти.
Не нужно тебе, ангел мой,
Сердце рвать -
Ты знала, что сын твой
Ушёл воевать,
А там где вскипает
От взрывов земля,
Нас гибнет не мало,
На этот раз – я.
Уже не мальчишка,
А зрелый солдат
По зову России ушёл воевать.
Да рано, да молод,
Всего двадцать лет,
Но выйти из боя живым,
Веры нет.
С востока встает
Мой последний восход
И рядом хрипя,
Умирает мой взвод.
Мальчишки,
За что нам такая судьба?.
Вот взводный вскочил
И поднял автомат.
Он жмёт на гашетку -
Обойма пуста.
Прости нас, Россия.
За ради Христа.
Их много, нас мало,
Мы пали в бою,
Прими, моя мама,
Улыбку мою.

************
В синих сумерках прячется грусть

В синих сумерках прячется грусть,
А в глазах твоих боль без границ.
Не томи сердце, мать, я вернусь
Под игру первых майских зарниц.

Я вернусь, я вернусь, я вернусь,
Даже если в бою упаду.
Первым дождиком летним прольюсь
В бело-розовом нашем саду.

Или ветром в окно постучу,
Ты в ответ тихо песню мне спой,
Не гаси пред иконкой свечу.
Я вернусь, мать, вернусь и живой.

Ты молитвою сердце согрей,
Верь – Всевышний меня сохранит.
Твоей веры безмерной елей
Раны смертные мне исцелит.

Я вернусь, я вернусь, я вернусь
В дом, где детство ромашкой цвело,
И тебя, моя мать, обниму,
Чтоб вернуть в твоё сердце тепло.

То тепло, что сквозь время и боль,
Согревало надежду в груди.
Через страх и отчаянья вой
Прорывалось на крыльях любви.

Я вернусь, я вернусь, верь и жди.
Твой мальчишка, пройдя через ад,
Сквозь кровавые злые дожди
Возвратится к тебе.

Твой солдат.
1995год

*********************
Как страшно умирать.
Мы не должны о них забывать

Здравствуй мама
Здравствуй, солнце ясноглазое моё,
Душу грея, дроздик в рощице поёт.
Поселилась в моём сердце грусть - тоск
Побелели мои кудри у виска.

Здравствуй мама,
Нам ни свидится, родимая, с тобой -
На рассвете принимаем смертный бой.
Здравствуй милая, родная и прощай.
Словом тёплым, материнским приласкай.

Я услышу сердцем твой далёкий зов,
Долетит ко мне, мой свет, твоя любовь.
Я поймаю её лучик налету,
Спрячу в сердце, и спокойно в бой пойду.

Боже Правый, как же страшно умирать,
Годы долгие не видя свою мать,
Не забыв тепла и ласки милых рук,
Её голоса волнительного звук.

Залп, другой и поднял взвод свой в бой комбат.
Земля дыбом, воет, стонет… и санбат
Весь разорван, искалечен, но живой,
Возвратится, мать, мальчишка твой домой.

1995год.
*******************
Опять идём мы на помин
Своих друзей погибших,
Бьёт нас сырой, осенний сплин -
Нас, ко всему привыкших.

По полю минному судьбы
С поникшей головою.
Страна Россия, мы – сыны,
И мы всегда с тобою.

Мы воины твои сейчас,
И жизнь свою не прячем
За спины мальчиков-солдат,
Но и бывает – плачем:

От боли, злости и обид,
От беспредела старших -
Когда на шквалистый огонь
Приказ – открытым маршем.

Вот и сейчас в тугом строю
Не досчитались многих:
У гроба молча, я стою,
Смотрю себе под ноги.

Мне страшно, стыдно, тяжело
Смотреть в глаза больные:
Детей, отцов, жён, матерей,
В отчаянье святые.

Их слёзы - это мне укор -
Не уберёг, не спрятал -
Поднял в атаку их сынов,
И смерти их сосватал.

Простите все! Мне не снести
Такой вины безмерной.
Я так же, как они убит
Той ненавистью-стервой.

Живого места нет в душе,
Вся в ранах – кровоточит;
И с каждым гробом всё сильней
Для сердца пули просит.

2004год.
****************
Бунтарь. Снимите шляпы, господа.

Он не был никогда примерным и послушным;
бунтарь с пелёнок, он рос как злой сорняк,
драчлив, заносчив и, на первый взгляд, бездушный,
самый несносный из местных забияк.

Но был он так хорош, что глаз не отвести,
породист, как заморский жеребец.
Ему прощалось всё..., красотку увести
одним лишь взглядом мог..., такой стервец!

В дешевых, драных джинсах он ступал, как Бог!
Горячими лучами светлых дерзких глаз
он ни одной крутой гордячке сердце сжёг.
Но не об этом поведу я свой рассказ.

Ушёл бунтарь в последний свой поход -
в траншею под бревенчатый накат,
там окопался его десантный взвод,
где каждый, кто плечом к плечу - твой брат.

Который час зло лаял миномёт,
земля вокруг фонтанами дымила,
a тот паскуда, так прицельно бьёт,
что смерть уже пол взвода положила.

Вскипело ненавистью сердце бунтаря,
одним рывком он взвился из окопа...,
и стало ясно - рванулся он не зря -
затих огонь..., и в бой пошла пехота.

Снимите шляпы, господа, снимите шляпы -
он истины познал священной светлый ЛИК,
попав при этом смерти лютой в лапы,
но испытал восторг в последний жизни миг.

12 сентябрь 08г.
**********************
Память должна жить!

Провожала мать сыночка на войну,
умоляя Бога сына ей вернуть.
Всё шептала - как я буду без души...,
пострелёнок мой, не забывай, пиши.

Тлеет сердце материнское в аду,
то горит огнём, то плавится в меду,
когда ласточкой влетает в дом письмо,
значит жив её кровинка, х о р о ш о!

Но опять тревогой полон, каждый день
и пасет усердно душу страха тень,
думы горькие все сутки напролёт,
до темна стоит старушка у ворот,

Ждёт от сына новой весточки, тепла,
извела её тревога, извела.
Просит - Господи, родимый не губи,
сохрани, прошу мне сына, сохрани!

Год проходит, бороной за ним второй,
плотно всё вокруг заполнено войной,
выпью стонет утомлённа страхом кровь,
мать читает письма сына вновь и вновь.

Отпуржила, отбуранила война,
в мир пришла, как светлый праздник тишина.
Мать бела, как лунь и снова у ворот...,
видит к дому улыбаясь сын идёт.

Закричала, пала на земь, крест кладёт -
это он - её кровинушка идёт,
руки травушку зеленую скребут,
мать без чувств, соседи в дом её несут.

Всё стерпело её сердце, всё снесло,
через годы свою веру пронесло,
а, вот радость подкосила ноги ей,
тут залился звонкой трелью соловей.

Праздник в доме, мать, как солнышко светла,
вымывает горе радости слеза,
смотрит молча на кровинушку свою...,
как могла я пережить, эту войну?

Как могла я без тебя, соколик мой?
Откупилась от беды я сединой,
откупилась днями черными тоски...,
и у сына в белой накипи виски.

Гладит руки мать, в глаза ему глядит,
это слёзы иль лучинушка чадит?
А сын шепчет, захмелев, в полубреду -
Сквозь прошли мы, мать, ВЕЛИКУЮ беду.

1985год - со старых записей.





Рейтинг работы: 6
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 23
© 08.05.2017 Ялюка

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня
Оценки: отлично 3, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1