Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Успокоение


Холодный и пасмурный вечер в Ереване. Ноябрь словно впитал меня в себя своею погодой и ностальгия, равно как зашитая вчера бровь, создали в итоге весьма странное настроение: смесь ожидание и страха. Я, Левон Лпутян, тихо пребывал в своем маленьком убежище на окраине города, прямо в самом спальной районе, и ждал мою Марину. Ждал долго, Марина как всегда опаздывала.
Откровенно говоря, когда получаешь по морде от двух громил, да так, что у тебя рассечена бровь и легкое сотрясение мозга, то меньше всего думаешь о встрече с любимым человеком, тем более о сексе. Не знаю, нужно ли было мне так поздно возвращаться от нее…
Но, наверное, не стоит заранее зарекаться от несчастного случая, который может представиться в виде внезапно вылетевшего из-за поворота автомобиля, или, скажем, двух горилл, каждая из которых вполне может самостоятельно свернуть тебе шею даже за то, что ты ей просто не понравился.
В первый день я был зол на Марину, поскольку считал, что пострадал именно из-за нее. На второй день она позвонила, и я ей предложил прийти.
- Привет! – радостно сказала Марина на пороге, на меня дохнуло самой Мариной, самими теми ее мелкими запахами и множественными моментами, образующими ее мысли, чувства, эмоции. Первое ощущение от нее – невероятное тепло. Она была высокой и стройной девушкой, очень красивой и нежной в сексе. Смешение армянских и русских кровей дало ей энергию и силу двух общностей, как двух составляющих одного целого. И в тоже время она была требовательной, первым делом она спросила у меня:
- А сколько их было?
- Два… - вяло и грубо отпустил я.
- И что они забрали?
- Куртку! Сняли с меня куртку, отобрали шапку… Не взяли только деньги, позволили все вынуть из карманов. Видимо, гуманисты, а может я их просто чем-то убедил.
- И ты не дрался?
Я задумался, что ей ответить. Дело в том, что я никогда ни с кем не дрался, я избегал драк. Хотя, может быть, напрасно. Что есть драки? А тот же самый экстаз, та же самая бесконтрольность и непрерывная работа, напоминает чем-то секс, только более ожесточенный.
- Я попытался, но их было двое и оба здоровых таких, суровых парня. Настоящие гориллы.
- А Гоша дрался… - сказала она. Причем так грустно и так печально, что мне показалось, будто Марин тихо подвела черту под моим существованием.
- Какой Гоша? – спросил я, пытаясь сдержать, подкатывающееся к горлу раздражение.
- Ну, тот самый Гоша, о котором я говорила, Бегемот. Мы с ним общались в том году. Он сильный парень…

Мы сидели в полутемноте перед телевизором и тихо смотрели один из моих фильмов. Было часов восемь вечера. Я поцеловал ее в щеку, потом мы затянулись и чуть поглубже, поиграв языками.
- Нет, я не дрался, – ответил я, - эти парни были… слишком здоровые, а Гоше, наверное, попались какие-то хлюпики.
- Нет, не хлюпики, а такие же «суровые», как ты говоришь, гориллы.
- И что, он отбился?
Марина вздохнула и убедительно кивнула:
- Да отбился! Он умеет драться в отличие от некоторых. Не обижайся… Ой нахмурился, убери «хмурулку»! Ну прошу, зверик!
Ты сидишь… у тебя рассечена бровь, сотрясение мозга, а тебе объясняют, что твой соперник сильнее тебя и лучше.
Марина ждала от меня ответа, а я не отвечал. Думал и смотрел фильм по телевизору. Наконец она спросила.
- А почему ты не защищался? Я-то думала, что ты сильный?
- Сопротивляться? Не получилось! Все было как в мультике. Их вопросы с матом, потом мои возражения тоже с матом, я встаю в стойку, а в ответ «бац!» - и отлетаю на пару метров. Потом снова «бац!» и «бац!» кровь течет по лицу и в голове что-то мутное. Начинает тошнить, голова кружится, но на ногах еще стоишь. А эти даже не злятся на тебя, а просто спрашивают: «Будем продолжать или закончим?». Судя по ситуации, продолжать бесполезно, осталось только спросить: «Что вам нужно?». «Шапка, куртка и часы. Ключи от дома можешь себе оставить. Мелочь, какая есть в карманах – тоже»
«Оставить»?! – спрашиваю.
«Да, оставь! Ты на нас тоже произвел немножко впечатление. Обычно те, кого мы бьем, падают на землю, потом встают на колени и просят пощады. Ты пощады не просил, поэтому можешь что-нибудь себе оставить»
- А что потом? – спросила Марина.
«Не держи зла на нас пацан! – это они мне сказали, когда я уже снял крутку, - то, что случилось, это все жизнь. Поздно возвращался, вот к нам и попался. И Бога не хули, скажи ему «Спасибо», что мы тебя не убили. Не злись ни на нас, ни на Бога»
Марина задумалась и вдруг начала гладить мне руку, потом грудь.
- Не знаю, как бы повел себя в такой ситуации Гоша. Думаю, что вломил бы им, - закончил я свое самоуничижение.

- А милиция? – спросила она, примерно через полчаса.
- С милицией поездили на «Газике», тогда же вечером, вместе с отцом. Но что толку? Они уже заработали себе куртку и шапку, так что им в районе делать было нечего. Тут же слиняли и пропивают теперь мои вещи, а может даже носят. Это на их усмотрение. Куртка хорошая, кожаная, подарок дяди. Дядя богатый человек и сшил себе хорошую куртку, потом подарил мне. Думаю, что и им она должна понравиться.
- Это навряд ли носят. Продали ее в тот же день, а завтра снова выйдут на работу. Таким нужно работать каждый день и много. Забудь про свою куртку, забудь и не вспоминай. Ее больше нет, и ты ее больше не увидишь, - с удовольствием сказала Марина.
- И этот твой Гоша забыл бы?
- Конечно! Он мужчина, а мужчины умеют проигрывать. Кто угодно может проиграть.

- Зверек, тебе все еще жалко свою куртку? – спросила снова она, после того как закончился очередной юмористический эпизод фильма и мы оба чуть посмеялись, Она смеялась весело, и зажигательно, хлопая себя по коленкам, так как будто ничего не случилось. Я сдавленно, через боль в голове.
- Ой как ты себя жалеешь, я смотрю? – иронично и даже восторженно добавила Марина, - тяп тяп по личику, и никого «зверека» рядом со мной нет, а только мягкая размазнюшка. Смяли как конфетную обертку. Может быть, в тебе и не было ничего внутри, и я ошиблась? Одна обертка и только? Два хулиганчика тебя разделали как ребеночка.
- Не надо! Зачем ты вообще так со мной разговариваешь? – спросил я.
- А зачем ты мне по телефону сказанул «Меня избили!». Будто ты напрямую меня упрекаешь, что избили тебя, потому что ты возвращался один ночью. И я в этом виновата. Мог бы у нас дома остаться в гостях, если что. Мама бы разрешила.
- Мой отец…
- Что твой отец? У тебя у самого голос есть? Почему ты на отца ссылаешься? Он не дал бы тебе заночевать у меня?
Кстати, вопрос вполне даже логичный! Как я об этом не подумал раньше! Заночевать у Марины в гостях и не рисковать ночными переходами по Еревану. Все честно и все правильно… Только… Папа сильно нервничал из-за моего знакомства и дружбы с Мариной и особенно после того, когда я заявил, что хочу взять Марину в жены. Это было не в его планах и сильно разозлило. И причина тут была даже не в разных социальных слоях, а в том, что она… она просто не понравилась моему отцу, сразу. Но я воспротивился его воле и продолжил настаивать на своем. «Марина моя невеста и точка!».
- И что ты от меня теперь хочешь?
- Я хочу, чтобы ты был мужчиной, а не размазней.

- Ты знаешь, а Гоше нравится эта музыка и мне тоже, - сказала Марина когда пошли титры и ударил какой-то хард-рок, Мэрилин Мэнсон, наверное.
Мне было то ли стыдно, то ли непонятно, за что меня так «не уважают», наконец я спросил.
- Ну, может быть и Гоша тебе нравится больше чем я? Это вполне логично и ожидаемо.
Она вдруг замялась. Такой поворот не был в ее планах.
- Нет, не правда!
- Не правда??
- Нет, он мне не нравится! – резко ответила она. - Гоша грубый и очень жестокий.
- Ну, зато он сильный и мужественный, - ответил я, - я думаю, он достойный парень.
- Нет!
- Нет??
- Да! Он… грубый и жестокий. И он вообще не мужик, а трус.
«Забавно… и я «трус», и он теперь тоже «трус»? Как же это состыкуется с тем, что он дрался с двумя парнями?»
- Да, он просто трус! – ответила она со всей решимостью. Однако подробностей своего определения Гоше давать не стала.
- Ну, зато он наверное хороший любовник?
- Нет! Он скорее самовлюбленный. И думает в сексе только о себе. Он вообще не умеет трахаться.
Вот это шок! Как отреагировать на такие слова после стольких триад в адрес Гоши за вечер?
- А я умею? – спросил я Марину.
- Какой разговор, зверек, ты все умеешь, потому я тебя и люблю!
Я задумался, вообще-то хорошие крепкие парни дерут баб в постели весьма убедительно, что же ей не хватает с ним? Что такого, чего я не понимаю?
- Ты очень внимательный и чуткий, ты словно ждешь, что почувствую я, а Гоша совсем другой.
Внезапно мы поцеловались еще, потом еще раз начали гладить друг друга под одеждой, потом также внезапно она начала раздевать меня, сняла рубашку, расстегнула брюки. Я давно заметил, что ей очень нравилось меня раздевать. Запустила свои тонкие пальцы мне в трусы, достала член начала его теребить, слово просить, потом сказала:
- Ты очень добрый и ласковый и гораздо сильнее его на самом деле, просто ты не уверен в себе.
- Думаешь? – спросил я.
- Да, конечно, зверек, ты просто не правильно все понимаешь. Я в тебя верю.
- Хорошо… - сказал я и дотронулся до ее соска.
Я начал гладить ее грудь, одну, затем другую, достиг ее брюк, и попытался их расстегнуть. А она окончательно стащила с меня трусы начала снова играть с моим членом, словно дразня его, и призывая.
Я снял с нее кофту…
Минут пять она наблюдала меня обнаженным, оставаясь сама полураздетой. Она любила меня разглядывать и щупать, и совсем не любила, чтобы разглядывали и щупали ее. Потом она, наконец, сама сняла с себя джинсы и легла на кровать, а я лег рядом с ней. Мы занялись сексом. Она в нормальном и веселом настроении, а я все еще с головокружением… про тошноту, правда, забыл.
И приступил к своим мужским обязанностям с интимных ласк, ей так нравилось больше всего. Я некоторое время теребил язычком ее половые губки, а потом тихо и аккуратно вошел в нее. Начал изучать ее гибкое тело изнутри. Мы разогнались и… я забыл и про головокружение и тем паче про Гошу.
Но иногда было такое ощущение, что он наблюдает за нами, словно смотрит из-за прозрачной стены.

Мы попробовали пару поз, причем у нас даже впервые получилось сидя. Это вызвало у Марины подлинный восторг.
- Видишь, ты многое умеешь, а он даже и такого не может…
- Хватит о нем, больше ни слова! – резко прервал ее я.
- Что хватит, о ком хочу, о том и говорю! – игриво ответила она, но, получив в ответ мой суровый взгляд, исправилась.
- Извини! Не обижайся, зверек, ну пожалуйста!
Наконец и я расслабился. Все получилось очень и очень хорошо, со страстью, настоящей плотской страстью. Она кончила раза три. А я был в шоке. Я вообще не ожидал, что смогу этим заниматься с сотрясением мозга и незажившей бровью.
И еще эти чертовы запахи, создающие хаос в голове, словно тревожащие сознание. Наконец я сказал ей:
- Все, хватит. Тебе пора домой.
- Почему? – спросила Марина.
- Я устал и еще есть один момент… Отец может вернуться. Он почему-то зол на тебя. К тому же не любит, когда в его доме трахаются.
Марина встала с дивана и разогнулась, нагая и абсолютно спокойная. Ее худое тело казалось хрупким, но это было обманчиво, поскольку внутри Марины была самая настоящая стальная пружина. У нее практически не было груди, и попка тоже была едва-едва развита. Однако мне она казалась самой красивой женщиной на земле, и все ее недостатки смотрелись как достоинства. Я думал, что она взбеситься на мои слова об отце, но Марин промолчала. А потом задумчиво помусолила свои маленькие грудки и сказала:
- Да, ты прав. Мне пора.
И тут я вспомнил, что Гоша сам отказался дружить с Мариной, когда та просилась ему в невесты. А потом… А потом, когда она снова на время вернулась к нему, то рассказала сразу про меня. Она была между мной и Гошей, но осталась в итоге со мной. Почему? Странно… я же не сумел отбиться от грабителей в отличие от Гошы? Иногда мужчины совершенно не понимают женщин и их действий.
- Ну как, зверик, тебе было хорошо? – зачем-то просила Марина уже на выходе.
- Не знаю, - ответил я, - мне казалось, что тебе было хорошо.
Она быстро оделась.
- И больше мне не груби, как тогда по телефону, - сказала она уже на пороге, - прямо так сказал: «Меня избили», как будто это я тебя избила.
- Все понял, больше не будет, - ответил я, и закрыл дверь.
Провожать я ее не стал, так как все еще боялся улицы. Просто дал денег на такси…

Медики говорят, что секс лучшее лекарство от стресса.
Иногда действительно помогает.





Рейтинг работы: 67
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 568
© 04.05.2017 Лев Вишня
Свидетельство о публикации: izba-2017-1970662

Метки: нагота, жестокость, драка, унижение,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Владимир Грикс       28.09.2017   10:41:19
Отзыв:
На сколько минут фильма этого хватит?
В ролях - Бандерас и наша из "Кванта милосердия".
А Гош и громил - найдут.
Для чтения - не мой вкус.
Лев Вишня       29.09.2017   09:11:32

А вообще рассказ честный:-)
Лев Вишня       28.09.2017   21:40:27

Гошу то за что искать?

Он по моему ничего преступного не совершил:-)
Юрий Мочалов       10.07.2017   17:17:42
Отзыв:   положительный
Лев,с армянами я никогда не был знаком, поэтому об их характере судить не могу. Хотя приведённая жизненная ситуация объективна для лиц любой национальности.
Лев Вишня       10.07.2017   17:37:47

Совершенно верно, Юрий!

эта история поучительна для любой совершенно нации.

с уважением,

Лев
Петр Трапезников       09.05.2017   23:01:34
Отзыв:   положительный
Необычность в том в что в Армении такого... ну, почти не бывает.
Лев Вишня       10.05.2017   07:49:11

Как вам персонажи?
Петр Трапезников       10.05.2017   11:30:50

Бывал много раз в Армении. Да и живя в Грузии встречался много с армянами и женщинами армянками. Поэтому и удивила необычность ссылки на Армению.
Не встречался интимно с армянками, поэтому судить о персонаже Марине не могу. Марина это латинское имя. А вообще коль Марина армянка, то надо было и назвать её армянским именем: Мари, Мариэтта, Марьям, Мери, Майрануш, Маро, Мелана и т.д. Но это Ваше решение, как автора.














1