Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Друзья-товарищи


Октябрь 2001-го


У стеклянной двери единственного в городе ресторана грустно слонялся Саня Чеботарев. Здоровенный, двадцатисемилетний швейцар и по совместительству вышибала. Печаль на его лице объяснялась белевшим на двери объявлением «Зал заказан». Три посетителя в пустом зале особой прибыли Сане не принесут. С этих уж точно чаевых не дождешься.
За столиком выпивали трое мужчин примерно одного роста, возраста и телосложения. Первый, Валера Бочкарев, по кличке «Бочка», седоватый, чуть плешивый брюнет, в поношенных джинсах и умело заштопанной выцветшей ковбойке. Неотмываемый мазут на руках выдавал его с потрохами – работяга. Валера держал станцию техобслуживания. Был и хозяином, и автослесарем одновременно. В их небольшом городке одной станции хватало вполне. Небогато жилось тут населению.
Вторым посетителем был Игорь Геннадьевич Фисенко, для присутствующих Фися. Владелец заведения. Был он вальяжен и чуть высокомерен, как большинство чего-то добившихся в жизни провинциалов. Фисенко по-хозяйски командовал за столом, беспрестанно уговаривая гостей больше закусывать и оценить кухню.
Третий выглядел наиболее солидно. Модельная стрижка, костюмчик от кутюр, золотой «Ролекс». Известного в деловых кругах Москвы, миллионера Константина Петровича Разина за этим столом иначе, как Коней не величали.
- Вот скажи мне, Коня, - Бочкарев все же решил перейти к главному разговору, ради которого они и собрались. – Зачем тебе это нужно? Ты же знаешь, Потаповск – городок маленький. На кой черт тут нужен твой автоцентр. У нас частных машин всего тысячи полторы наберется. Это вместе с ветеранскими инвалидками. Какой тебе с этого доход?
- Узко мыслишь, Бочка! – ухмыльнулся Разин. – Наш Потаповск стоит на федеральной трассе международного значения. Все проезжие машины наши будут.
- Вот ты загнул! – развеселился Валерий. – До трассы-то четырнадцать километров будет.
- А я с перспективой думаю! Разрастется город до самой трассы.
- Это за счет чего? В Потаповске одни старики остались. Молодежь в Москву рвется. – удивился Фися. И тут же добавил,- Вы ешьте мужики, закусывайте…
- Эх, вы! Деревенщина! – Коня закусил печеным карпом. – Поднимать я решил родной город. Комбинат тут поставлю. Белково-витаминный. Как раз на берегу озера.
- Да ты обалдел, Коня! – стукнул ладонью по столу Валера. – Ладно, ты меня без работы оставить хочешь, так еще и озеро наше загадить решил? Хрен ты тогда поешь, а не рыбки!
- Зато народ к нам повалит. Строители, специалисты. Концертный зал построю, артистов из Москвы возить буду. Театр будет. Ночные клубы, рестораны…
- Погоди-погоди, - остановил его Игорь Геннадьевич. – Рестораны говоришь? И под меня, значит, яму роешь? Мало тебе Бочки?
- А что Бочка? Это бизнес, ничего личного! Можешь – конкурируй, не можешь – освободи место, - поучительно рассудил Коня.
- Да как ему с тобой конкурировать-то? У него два рабочих и Лидка, жена, уборщицей работает. Ты знаешь, что он кредит под квартиру взял? Не выплатит кредит, на улице жить будет.
- А кому легко? – Разин смерил взглядом Бочкарева. – Бизнес штука рисковая! Если ввязался, значит, думал, что может без крыши над головой остаться.
-Коня, у тебя совесть-то есть? – взорвался Бочка. – Мы же друзья с детства! И бати наши дружили, и даже деды. В одном концлагере друг друга поддерживали, пока не сгинули. Ты хотя бы память их не топтал. Это же и их город тоже. Хрен с ним с кредитом, но комбинат твой не только озеро запоганит, он и воздух вокруг отравит. Город убьет, понимаешь?
- Ты меня еще жизни поучи, Бочка! Кто ты такой? Как был автоинженером без копейки, так и остался. Не удивлюсь, что ты пенсионерам скидки делаешь или вообще за бесплатно им клапана в «запорах» регулируешь. Добренькие в бизнесе не живут! Топчут их! – Коня налил себе полный фужер вискаря и выпил в одиночку. – А насчет памяти… Вот смотрите!
Он распахнул кейс и вынул оттуда рулон бумаги. Расстелил его на соседнем столе.
- Смотрите, какая красота будет. Торговый центр европейского уровня!
- И какие ж там цены будут? – усмехнулся Бочка. – Кто ж туда покупать пойдет, у нас же все своё. У каждого свой огород, куры-утки, свинарничек. Вон у Фиси три коровы. У него даже в ресторане все домашнее. И мясо, и масло и сметанка, и овощи-фрукты. Чистое все! Без нитратов и генов!
- Без генов не бывает, - рассмеялся Фисенко. – Тоже мне, Мичурин!
- Постой! – воскликнул присмотревшийся к плану Бочка. - Красногвардейская- Сормовских рабочих? Ты что, Коня, совсем сдурел? На месте нашего дома супермаркет построить решил? А ты знаешь, что в нашем дворе вся округа собирается раз в год на девятнадцатое мая?
- Зачем? – удивился Константин Петрович.
- Место встречи у нас там! – почти закричал Валера. – Собираемся, картошку печем, шашлык жарим. Детство вспоминаем под водочку! Люди из Владивостока и Казахстана едут, чтобы встретиться!
- Вот проблема! В ресторане будете встречаться, - рассудил Коня.- Что вы, как пацаны, по дворикам водку пьете? Несолидно же!
- Коня, ты Родину свою любишь?
- Какую Родину? А! Потаповск? Ну, люблю…
- А что ж ты, гад, против неё? Вот ты приехал и всем жизнь ломаешь? Всем! Зачем тебе это? У тебя ведь и без Потаповска навар каждую секунду бежит. Ну и сиди в своей Москве!
- Вот потому и приехал, что Родину люблю! Хочу тут современный город построить, чтоб не хуже других. Вот, посмотрите, я еще мэром Потаповска стану. Будете ко мне на прием записываться за неделю, - расхохотался Константин Петрович. – Ладно, пацаны! Посидели, повспоминали, поспорили… Пора и по домам. Я вот, что скажу. Фуфаечники вы ленивые! У вас бабло под ногами лежало, а вам нагнуться лень было. Патриархальность им подавай! Память! О чем? О нищей жизни трех поколений? Теперь я тут хозяином буду. В своем городе. И на дороге у меня стоять не рекомендую.
Коня тяжело поднялся и пошел к выходу.
- Ну? Понятно тебе? – вздохнул Бочка. – Этот точно под ноги не посмотрит! Затопчет и не заметит. Куда нам против его миллионов? Двор наш, и тот не пожалел, скотина. У людей сердце стучит, а у этого купюры шуршат.
- Не психуй, Бочка! Ты же месяц, как из больнички. Сердце береги! – Фися подвинул к Бочкареву вазу с виноградом. – Ешь, для сердца полезно! Всё еще вилами на воде писано. Может, и не будет еще ничего.
-Ну-ну.. Пошел я. Галине привет большой! Васятка-то когда дембельнется?
- А ты у Лариски своей спроси, - улыбнулся Игорь Геннадьевич. - Еще с полгода и родней будем!
- Да ну! Детство у них еще! – отмахнулся Валера.
- Посмотрим.
Оставшись один в пустом зале, Фися достал мобильник и набрал номер.
- Уговоры не подействовали, - негромко сказал он кому-то. - Можно работать. Деньги получите сразу после выполнения заказа в известном вам месте.
Он швырнул трубку на стол и налил себе водки.
- Родину он любит! Она тебя тоже не забудет!




Октябрь 1941-го



Третий день хлестал дождь. Крыша не спасала и солома на деревянных нарах промокла насквозь. Заключенных колотило в ознобе.
- Все мужики! Вы как хотите, а я больше не могу! – прошептал друзьям Терентий Разин. –Завтра же побегу!
- Да как ты побежишь-то? – лязгая зубами, спросил Павел Бочкарев, его школьный товарищ.
- Да просто все! Когда немцы обедать садятся, они вообще за нашим братом не смотрят. В кусты прыгнул и ушел лесом, - Терентий свернулся калачиком, и набросал на себя сырой соломы. Так, вроде, теплее. – Вы со мной?
- Сволочь ты, Тереня! – подал голос Степка Фисенко. – Ты приказ начальника лагеря слышал? За побег каждого пятого в расход пустят. Поэтому они и не охраняют ни хрена.
- Ты мне пропаганду не разводи! Я без тебя ученый, - огрызнулся Разин. – Кому нравится тут подыхать, пусть подыхает! Все равно отсюда выход один, в ров за оградой.
- А если из-за тебя кто-то из нас под пулю попадет? – прищурился Степка. – Мы же друзья, вроде. Как три мушкетера, помнишь?
- Я вам и говорю, побежали со мной! Дело верное!
- А люди как же? Фрицы десятка четыре из-за нас положат за будь здоров, - не уступал Фисенко. – О них ты подумал?
- Войны без потерь не бывает. Тут каждый сам борется за жизнь. Ты на передовой трупами не прикрывался? Вот то-то! А тут мы все почти трупы. Кто-то же должен выжить и снова вернуться в строй, чтобы фашистов бить! Если другие этого не хотят, то это буду я! Понял?
Степка помолчал.
- Кончай шуметь, Тереня, - подал голос Павел. – Силы береги. Тебе завтра пригодятся.
- Так ты остаешься? – спросил Разин друга.
- Да. Мне потом жить будет совестно, - Павел отвернулся и попытался заснуть.

Утром Степка ходил сам не свой. После развода, улучив момент быстро подбежал к унтер- офицеру.
- Господин Хакке, у меня к вам важное дело, - негромко сказал он, пряча воспаленные глаза.- Заключенный 1469 сегодня собирается бежать.

Терентий Разин был убит при попытке побега. Согласно приказа, фашисты все равно расстреляли каждого пятого. Бочкарев был одним из них. Степка Фисенко оказался четвертым, но поменялся местами с очкариком, стоящим справа от него и принял пулю плечо к плечу с Павлом.
В родном Потаповске этой истории так и не узнали…






Рейтинг работы: 15
Количество отзывов: 3
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 658
© 07.07.2010г. Николай Поляков
Свидетельство о публикации: izba-2010-197033

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Бака       02.05.2013   21:26:22
Отзыв:   положительный
Интересно!Жили три товарища...и ага...
Зиннур Хуснутдинов - Водолей       04.02.2011   11:52:12
Отзыв:   положительный
Ваши рассказы не оставляют равнодушными.
Они будоражат мысль и тревожат душу.
И это хорошо.
Николай Поляков       04.02.2011   13:09:00

Спасибо, дорогой Зиннур!Тронут и признателен. Жаль только редакторам мои рассказы ничего не тревожат и не будоражат.)))А хорошо бы...)))
Удачи!
Татьяна Воронова       08.09.2010   10:40:50
Отзыв:   положительный
Интересная история! Спасибо!.. вот ведь как - "из лучших побуждений".. ндяя..
Николай, по-моему, во сторой строке после "Октябрь 1941-го" не хватает "не" - посмотрите..
С уважением, Т.
Николай Поляков       08.09.2010   11:52:31

Татьяна, здравствуйте! Спасибо Вам огромнейшее. Тут всё как-то складывается - зрение, проблемы с руками, тугая "клава".))) Порой не только частицы, слова вылетают. А перечитать вечно времени нет.)))
Всего Вам доброго!
С уважением, Николай.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1