Алеандерге


Посвящается Валентине Петровне Григораш, смелой и бескомпромиссной.

Алеандерге.


В далеком 2017 году губернатор одной из областей Поволжья был сильно озабочен. Удачные названия областного центра, придуманные его неспокойным разумом, как — то: «столица пяти морей», «столица Колобка», «пирожковая столица», «культурная столица Поволжья» уже перестали доставлять удовольствие и наскучили. Губернатор обладал волшебным свойством: его глаза всегда горели. По утверждению гувернантки, Елизаветы Михайловны, они горели даже во сне, от чего подчас просыпалась благоверная супруга руководителя, крестилась истово и отворачивалась к стене, бормоча при этом что — то невнятное. Печаль была в том, что у подчиненных главы губернии глаза не горели не только во сне, но даже и на совещаниях, что не могло быть признанным нормой и подлежало постоянному преследованию со стороны Управления кадрового обеспечения. Ситуация обострялась ежедневно и ежечасно, ибо при безынициативной позиции холопов вопросы на повестке дня стояли настолько глобальные, что и сказать страшно. Например, главный вопрос из всех главных вопросов: как привлечь два миллиона китайцев в год на посещение “красного маршрута”? Родина Ленина китайцам была мила. Непонятно почему, но мила. И еще в 2014 году губернатор сделал эту свою могучую заявку: два миллиона китайцев в год. Это туризм. Этим и жить будем и колхозы поднимем. Наше это, туризм на родине Ильича! Но, однако, как не менял он министров туризма с мужиков на баб и обратно, с заслуженных краеведов на юных танцовщиц, никак больше двух десятков тыщ китайцев губернию не посещали. Собственно, с этой гнилой темы и ведет свое начало современная история России, история появления и укрепления племени бессмертных русичей, о становлении которого я вам и хочу поведать, несмотря на общепринятую теорию, преподаваемую ныне на просторах сети. И ведущую роль в этом деле сыграл, как ни странно, мой родной дед.
Этот самый дед, Николаич, в то стародавнее время волею судеб проживал как раз на родине Ильича. И отслеживал, с какой – то маниакальной упорностью, все инициативы губернатора. Они служили ему источником постоянной оптимистической подзарядки. Ну, как можно было не радоваться идее построения струнного транспорта Юницкого через Волгу? Как говорил еще великий Остап: “Парохода пойдут!” Но случилось страшное, дед вышел на пенсию. С этого все и началось. Он возненавидел. Раньше как – то относился с юмором, с сочувствием, с пониманием. А тут – возненавидел. О причинах расскажу позже, главная же была в том, что “никто деда не ценит”. Включая меня.
— Вы все болельщики, — говорил дед.
— Есть творцы, они – творят. И есть болельщики – они лицезреют. Оценивают. Рейтингуют. Критикуют и создают общественное мнение. Главное, болельщики – победили творцов. Социализм – единственная в мире система, которая позволяла творцам быть счастливейшими и сверхуважаемыми людьми. Она оценивала творцов по делам их, а не по деньгам их. И, в условиях всеобщей нищеты, творцы выглядели вполне импозантно и имели право на собственное мнение. Ну и так далее…
Короче, дед написал в Твиттер губернатору все, что он о нем думает, заодно сообщив, что у нормальных людей есть идеи, которые не 2, а 20 миллионов китайцев привлекут. Но за эти идеи придется платить. Потому что творцам сегодня нафиг не нужно бюстов и хвалебных статей при открытии мемориальных досок в их испоганенную честь.
На Твиттере у губера сидела Капитолина, замечательная девица, которая, несмотря на профессию журналиста, имела свой собственный взгляд на мир и отстаивала его. Она, к тому же, была шапочно знакома с дедом, пересекались на ненавидимых ими обоими корпоративах. Капа и выставила дедов пост на рассмотрение, хотя он и казался свинским и понтовым. В итоге ей и было поручено связаться с автором и оценить глубину и перспективность предложения. Дед рассказывал позже, мол, явилось чудо на лабутенах нах. Целоваться ему тогда было неудобно, зубья повырывали доктора, осталось немного. Но Капочка, по его выражению, не протестовала. И, пойманный в медовую ловушку дедушка, обнародовал пред ней свою великую идею, принесшую впоследствии не только миллиарды юаней в казну губернии, но и славу отцам – основателям, включая губернатора с ночью горящими глазами.
Идея, собственно, была совсем проста: есть годы жизни Ильича. Так давайте на каждый год его жизни вырастим клон. Да, клон Ленина. И, начиная с 2017 года будем растить по клону в год. Дадим ребенку соответствующее образование. Как там писали в учебниках о стараниях юного Володи Ульянова: “Из латыни -5, из греческого -5”. В перспективе имеем до 54 клонов, хотя, конечно, первые 18 не особенно интересны, но кто знает этих китайцев? И каждый клон будет проводить очень даже квалифицированную экскурсию по означенному году жизни вождя мирового пролетариата. И, развиваясь и учась, клоны будут переходить на следующий год, наполняя экскурсии полнотой восприятия и достоверностью бытия.
Это сейчас стало модным совершить хадж на родину Ленина, проникнуться эпохой разрушения всеми всего, осознать величие человеческого безумия, а тогда, в 17 году, губернатор был поставлен перед выбором: простить автора наглого поста и отправить его в ссылку не на 15, а на 5 лет, либо поощрить и наказать назначением на пост главного специалиста. Победило второе. Деду дали карт – бланш.
Одно дело – гавкнуть на весь мир, другое совсем – исполнить сказанное. Хорошее дело, клоны, но, друзья мои, давайте уже будем объективными, или, как говорят в Одессе, имейте немного в голове, кроме разговаривать. Так и с клонами в России – не то, чтобы большая проблема, вообще нерешаемая. Минздравсоцразвития удалось провести через Думу закон о бессрочном запрете на клонирование человека. Это взбесило деда еще больше.
- Гады. Предатели. Страусы. Лысенки. Бездари тупые. Ждете, когда вас везде обойдут, потом ныть будете, какие вы правильные духовно.
Вариантов у деда было немного. Денег не было совсем. Как быть? Да легко! Всего лишь выставить себя посредником, как это было принято в эпоху перемен в начале 21 века. Он списался с великим Илоном Ривом Маском, идеологом управляемого мозга и, по совместительству, создателем Фальконов – возвращаемых ракетных носителей, предложив ему сотрудничество в области использования клонов для экспериментов в области воздействия на мозг электрических полей. С другой стороны, он обратился к президенту компании “Клонэйд” Бриджит Буасселье с предложением об использовании клонов, выращиваемых ее компанией в целях развития искусственного интеллекта. Дед нашел понимание в обеих фирмах. Он нашел двух инвесторов. Он начал величайший в мире проект. Честно говоря, старику повезло. Многие считали, что в мумии Ленина не осталось клеток, имеющих ДНК для размножения. Однако, несколько тысяч случайно сохранилось и обнаружилось. В чем не повезло – так это в полном неприятии проекта на родине. Академики, как обычно, были против, тем более, что инициатива происходила от неизвестного в высоких сферах простолюдина, не имеющего даже звания члена-корреспондента.

Первый перенос.

Время пришло, вся дикая троица собралась на даче у деда. Да, да, именно те, о которых вы подумали: Буасселье, Маск и мой старик. Клоны Ильича были для них промежуточной стадией эксперимента. Точнее, забавой перед настоящим делом и проверочным тестом на доверие. Видимо, тест был пройден всеми концессионерами. Понятно, что мадам и мистер, участвуя деньгами, проверили всю подноготную партнера, а он, со своей стороны, в качестве благоприобретателя, не возражал, да и не мог. Единственный из всех участников россиянин – он один был в курсе того, что все большие дела творятся исключительно по недомыслию. Коллеги же его относились к делу с огромным трепетом и уже примеряли на себя лавры и регалии новых богов. Обладая врожденным чувством исключительности, генами гениальности и маниакальной самоуверенностью, все трое, не сговариваясь, решили быть первыми бессмертными. Независимо от результата. Отдать каким – либо испытуемым эту честь они не могли по определению. Маск всю свою жизнь посвятил накоплению денег ради главного проекта – искусственного мозга. Для заморачивания общественного мнения им была запущена мулька о вживлении в мозг электродов, чему, как ни странно, поверили практически все академики, в том числе и русские. Хотя, почему, странно? Каждый вправе понимать мир в соответствии со своим IQ. В любом случае, Илон был доволен тем, что его в научном мире воспринимали клоуном, не способным ни на что, кроме зарабатывания огромных денег из воздуха. Конкуренты корпели над логическими моделями мозга, который “понимал” внешнюю среду, обучался от умных репетиторов, строил схемы с соответствии с заложенными в него постулатами. Илоновская модель была совершенно иной. Однородная “безумная” структура, самоорганизующаяся в результате нейтрализации внешних воздействий на внутреннюю организацию, без каких – либо начальных установок и предпочтений. Основой интеллекта служил обычный человеческий, собачий и/или кошачий мозг. И уж, конечно, никаких электродов. Съем и запись информации мозга производился на агрегатах МРТ. Пришлось, правда, создать “обратные МРТ” для записи информации в мозг. Это примитивное понятие используется до сих пор, так как физику процесса Маск до сих пор не рассекретил. Старушка Бриджит тоже не собиралась давать фору своим последователям, уже наступающим на пятки, как в США, так и в Австралии с Канадой. Единственными местами на планете, где официально запрещалось клонирование людей, оставались Израиль и Россия. Евреи не смогли решить, в каких долях распределяется имущество между клоном и клонируемым субъектом. А в России Дума оказалась под сильным влиянием речи Патриарха, доказавшем неприемлемость для православного христианина иметь в будущем свою телесную копию, не обладающую свойствами душевными, тщеславно возгордясь оным неблагополучным имением. Бриджит, лучше всех понимая, что завтра клонирование превратится в рутину и полную безвкусицу, предпочитала лично своим организмом участвовать в создании бессмертного человека будущего, дабы перекрыть дыхалку неумным и наглым властителям мира, произошедшим в разных частях планеты от разных животных, где – то от обезьян, где – то от крыс, а где - то от крокодилов и пираний.
Так вот, троица прибыла на дачу в сопровождении трех младенцев. Двух мальчиков – англичанина и русского, а также девочки – канадки. Младенцам было по 3 года с небольшим. Как вы уже догадались, детки были клонами основателей бессмертной расы, о создании которых они озаботились заранее. В России предстояла заключительная операция – по пересадке интеллекта от старших товарищей. Предстояло, по сути, переселиться в свои клоны и утилизировать свои старые и изношенные организмы. Впрочем, утилизация должна была производиться в ЮАР или в Колумбии. Россия для этих целей не сильно подходила. Здесь было нельзя просто так взять и умереть. Законы, принятые в последнем столетии Государственной Думой, не позволяли уйти из жизни, не заплатив по счетам, либо не навесив эти обременения законным наследникам. Особенно тщательно отслеживались лица, взявшие кредиты на всякие глупые цели типа квартир, автомобилей, здоровье. Считалось большим шиком умереть, не оставив долгов, что часто получалось. Ничего удивительного: хитромудрое государство постоянно пыталось поиметь хитромудрых граждан, а хитромудрые граждане пытались перемудрить хитромудрое государство, что у них получалось лучше, так как хитромудрое государство, состоявшее собственно из тех самых хитромудрых граждан, было заведомо в проигрыше. Короче говоря, лаборатория по пересадке разума размещалась на дедовой даче. Нет, конечно, не все было на даче. Интеллектуальные образы уважаемых старцев размещались на сервере Саранского ЦОДа, где у деда работал его большой друг. Этот друг, мордвин, а точнее, эрьзя, Виталий, отвечал за сохранность оригиналов и копий, задублированных в облачных хранилищах, зашифрованных по последнему слову и недоступных никому, кроме. На даче же стоял агрегат прямого и обратного МРТ. Именно с него передавались на хранение мгновенные снимки мозгов, именно на нем сохраненные снимки перезаписывались на сырые мозги клонов.
Джентльмены, как обычно, уступили пальму первенства даме. Как в лифт войти. Как рыбу – фугу отведать. Бриджит не возражала. Тем более, что пробные испытания уже проводились на самих испытуемых. Без участия клонов. Снимок – на сервер. Обратная запись. Как бы стираем все, что было и записываем назад с копии. На родном мозге все проходило удачно. Не удивительно, так как основой служили механические реакции и прочее управление физическим телом. А вот с клонами, хоть и родными, было немного сложнее. Нужно было приспособиться к новому тельцу. Новые ручки – ножки, новые глазки. Бриджит справилась. Маленькая красотка, встряхнув челкой, лукаво спросила у бородатого наблюдателя: “Who is this old mistress, mr. Alexs?”. Глядела она при этом на самое себя. Самое улыбнулось и взяло себя на руки.
- “Hello, my dear! ”.
Дальнейший диалог показал, что обе девушки совершенно одинаково воспринимают окружающую действительность, бабушка при этом успокоилась, а юная Бриджит долго всматривалась в себя, пожившую, не испытывая при этом никаких сомнений и сочувствий. Копия уже стала оригиналом.
Старики переселились в младенцев так же успешно. Мой трехлеток с удивлением заметил: - “Неплохо бы выпить по этому поводу. Но я, как ни странно, не хочу! Так, глядишь, и брошу!”
Остальное было делом техники. Всех посадили на самолеты и отправили, кого – куда, но главное, младенцев – под присмотр доверенных лиц, стариков – на утилизацию. Через два дня и мне пришло уведомление из Канады, что мой дед скоропостижно скончался в Квебеке, где и захоронен согласно его собственному завещанию. Младенец – дед, прочитав телеграмму, удовлетворенно кивнул.
- Слушай, Артем! Если что пойдет не так, я тебя прошу, созвонись с Виталием из Саранска. Обрисуй. Если надо, меня уничтожьте. Копия есть, по – любому. Если нужен будет новый клон, вырастите. Ну, а пока все вроде бы хорошо. Давай, неси мне молоко, котлету и пюре. Никакой овсяной каши, ненавижу и не потерплю!

Клондайк надежд.

На самом деле, воспоминания о Клондайке померкли, когда человечество осознало, что теперь каждый чудак теоретически бессмертен. Сначала оно, человечество, замерло, как стадо тараканов после дихлофоса, но олигархи очень быстро очнулись и задрыгали лапками. Лапки пересчитывали доллары, фунты, франки, юани и рубли. Олигархи нашли тайные тропы к отцам – основателям. Каждый предлагал свое, кровное, заработанное непосильным трудом многих поколений. Взамен каждый ставил условия. Чаще всего предлагалось дать бессмертие имяреку, после чего всякое иное бессмертие должно быть моментально уничтожено и запрещено. Эти ходы, конечно, были просчитаны. Как и другие, еще более предсказуемые, попытки спецслужб всех стран перехватить инновацию и употребить ее исключительно в свою пользу под эгидой заботы о государственных интересах. Продуманные заранее меры не позволили опошлить великую идею. Троица обеспечила себе идеальную защиту. Вся технология уже в 2040 году была опубликована везде. Завод, построенный на деньги Илона Маска, уже произвел и подарил всем ведущим мировым державам 500 агрегатов считывания – записи мозгов. Бриджит наладила практически бесплатный выпуск клонов на конвейере. Количество олигархов за несколько лет сократилось в 205 раз. “Болезнь богачей” безжалостно выкашивала их ряды в то время, как медики безуспешно пытались найти возбудителя болезни и вакцину. Когда, наконец, стало понятно, что причиной инфарктов и инсультов было недоумение, мир уже недосчитался своих самых выдающихся представителей. Они недоумевали, как это простолюдины могут стать такими же бессмертными, как и лучшие, элитные члены общества. Это недоумение заполняло весь мозг, всю сущность миллионеров и миллиардеров. Они переставали спать. Они не могли любить. Они покрывались прыщами и коростой. Конечной стадией болезни был инфаркт или инсульт. На лице покойного читались изумление и скорбь. Одна известная дива, чудом избежавшая летального исхода, дала интервью на канале “Хайвью” :
- Имея 3 высших образования, потратив 3 года на произношение таких слов, как “дожжи”, “достатошно”, “Москварика”, я не понимаю, как моя домработница, без обучения говорящая “чай”, “эва”, “туды”, которая ела с моей руки, безмолвная и унылая, будет и через 100 лет рядом со мной? Конечно, я против!
Но, ключевое слово – все же “Клондайк”. Как же возрадовались юристы! Наконец – то открылось непаханое поле. Такого не было очень давно. Революция! Все законы с нуля! Так, навскидку: “Можно ли осужденному к высшей мере наказания переселиться в себя, любимого?” Да и не только к высшей. Пусть он там, страдалец, парится на зоне, а маленький клончик в это время будет новые планы вынашивать. Или: “А сколько раз можно возродиться одновременно?” Главные дивиденды получили, естественно, надзирающие органы, всякие там потребнадзоры. Чайнапотребнадзор, например, организовал поголовное обследование всех клонов на предмет соответствия ДНК родителя и клона. Не дай бог, кто чужим воспользуется! Наши поступили проще и гениальнее. Как обычно поступили, даже и не вспотели. Создали механизм лицензирования бессмертия. Подлежали лицензированию как производители клонов, так и операторы переселения. Само собой, правил не было. Откуда? Как могут дилетанты устанавливать правила? Поэтому были приняты крайне понятные всем условия для получения лицензий: наличие страхового фонда огромного размера, размещенного в отечественных банках № 1, 2 и 3, а также наличие в штате не менее десяти сотрудников регионального и пяти федерального потребнадзоров. Цепкие пальцы хакеров тоже дотянулись до прибыльного дела. Популярным стало вознаграждение за проверку чистоты вживляемой копии, на отсутствие в ней вирусов и незаконных вложений. Добровольная услуга стоила на рынке как хорошая московская квартира. Еще больше ценились услуги левых клонировщиков, предлагавших контрабандные клоны Алена Делона, Димы Билана, Шарон Стоун и других идолов. Впоследствии это привело к изменению стандартов красоты. Представьте, идут по улице штук 20 Сигалов. И что? Это уже не фонтан.
Я спросил у деда: “И что дальше? Вы уверены, что все продумали? А вдруг это хуже, чем атомная бомба?”
- Да, хуже. Но, дорогой ты мой внучек, есть такие направления, которые нельзя обойти стороной. Сам Саша Дванов говорил: “Я не самый умный”. Всегда найдутся люди, не глупее нас, которые идею придумают и воплотят. Так лучше как в армии, возглавить пьянку, если не можешь предотвратить. Представь себе, если бы ваш доблестный губернатор додумался до бессмертия, чем бы все закончилось?
- Ну, остался бы губером навечно, и что?
- Ошибаешься. Это расхожее мнение, что губернатором быть – одна приятность. Обсуждали с ним намедни “Красный маршрут”, так старец чуть не рыдал. Говорил: “Вместо того, чтобы с Ильичами общаться, за жизнь, за политику, приходится глупейшие вопросы решать. За что министра ЖКХ уволить? То ли за спил 200 сорокалетних тополей, который он произвел самовольно, без согласования с экологами и мной, то ли за неспил двух сорокалетних тополей, упавших на Лексус мэра и Гелендваген моей дочери.” Нет, дорогой, губернаторы, они тоже люди. И им не чуждо. Например, не чуждо свою лялю назначить министром образования и науки. А другую свою лялю назначить министром по связям с общественностью, либо представителем губернии в Совете Федерации. А что дальше? Дальше гневный протест возмущенной общественности и тайный сговор близких соратников. А тут – бессмертие вдруг! На месте губернатора я бы бессмертию придал статус государственной награды. Причем, со степенями. Не всякое бессмертие может быть вечным. Кому – на 1000 лет, а кому и 200 достаточно. Заслуженным, уважаемым людям можно, конечно, и больше. Но по отдельному постановлению. И при согласовании с Советом старейшин. А ты – навечно, остался бы… Скучно это, одному, навечно, без рычага. А вот про атомную бомбу – это ты правильно заметил. Есть два глобальных вопроса, которые должны быть срочно решены. Первое – проблема перенаселения. Либо клонируйся, либо рожай. Но не одновременно. И второе, главное. Человечек и так не в состоянии понять, зачем живет, а бессмертный? Бесконечная депрессия обеспечена из клона в клон. С каждой новой жизнью только усугубляется.

Разбег, толчок, полет и два двенадцать – теперь уже мой пройденный этап.

С интересом исследователя, младой дедушка уговорил бабушку переселиться. Она, тоже из любопытства, не возражала. Но он не собирался повторно жениться на юной бабушке. Зачем? И так столько лет… Ничего нового… Скука смертная… Даже прими она облик Анжелины Джоли… Даже Наоми Кемпбелл… Нет уж. Новая жизнь – новые бабы! А то наладились молиться за единобрачие. Блуд! Измена! В чем измена? По мне, так худший блуд из всех блудов, это когда дурно воспитанный юноша готов убить свою, якобы возлюбленную девушку за то, что она переспала с его другом по обоюдному согласию и из возвышенных чувств. Это, конечно, философский вопрос, что главнее, разум, или чувство. Решения не имел, до бессмертия. Теперь, слава богу, упростился нерешаемый вопрос. А может, не в бессмертии дело? Просто стало понятно, в 21 веке, что гаденышей, посягающих на чужую свободу, а тем более, жизнь, нужно изолировать от общества. Без права возврата. А сегодня их всего лишь лишили возможности возрождаться. Процесс пошел, с каждым годом таких товарищей все меньше и меньше. Воздух чище и чище.
Многие слова со временем обретают смысл, изначально им не присущий. Вот, скажем, знакомишься с девушкой. Одно дело, если она из Мнёвников, совсем другое, если из Мытищ. И уж совсем совсем, если из Твери. Про Кимры я молчу стыдливо. Уже и образ перед глазами. Ложный, конечно, но, как говорится, по одежке… Поэтому, советую всем девушкам представляться загадочно. Например: “Там меня уже забыли”. Можно и соврать, не страшно. “Мой папа не разрешает говорить, где он меня родил. Это тайна.”
Дед Николаич, возродившись в новой жизни, уже имел пушок над верхней губой и внимательнейшим образом изучал окружающих его девиц. Столетний умище и не самая захудалая внешность позволяли ему легко охмурить любую из понравившихся, но понравившихся не наблюдалось. Моя дочь, Ленка, любившая деда непонятно за что, обожала доставать его простыми девичьими вопросами. Ей он казался ровесником. То, что этот сопливый юноша на самом деле является ее прадедом, не укладывалось в Ленкиной рыжей голове.
- Саш! А ты каких девушек любишь? Блондинок, или брюнеток? Толстых, или худышек?
- Это не главное, малыш.
- Не называй меня малышом. Бесит. А что главное?
- Понимаешь, Лен, я люблю женщин неординарных и не уважаю “таких, как все”. “Такие, как все” - согласны на все. Это их заслуга в воспитании убогих мальчиков. “Ну, что с того, что он ударил девочку? Она же у него машинку отняла! Ну что с того, что мой мальчик кидал с балкона бутылки? Не попал же! А ты – пьяный!” Они заранее простили себе все грехи. А, главное, простили грехи своим убогим отпрыскам. Сколько же я их видел, мамаш убийц и насильников. Такие мамаши своих чад всегда оправдывают, представь себе. Он – убил свою любимую женщину, а мамаша – оправдывает. Она же ему последнюю конфетку откладывала, а сама голодом сидела, лишь бы ее сыночка жил не хуже других…
Извини, куда – то потянуло, не туда. Люблю я знаешь каких? Одесских, образца 1922 года. Вот это были женщины! Птицы небесные! Все в перьях, блестках, бриллиантах, пусть и фальшивых. Дореволюционные дамы, не склонные к упрощению событий жизни. Дамы, знающие себе цену. Дамы, знающие цену джентльменам. Как же смешно смотреть на нынешних! Упрощёнки деревенские. Тыкалки в гаджеты. Наглюшки моторные. Нарушила революция 17 года тайный ход развития. Отбросила прекрасную половину человечества на 200 лет назад. Что поделаешь?
- А я? Что, тоже не соответствую вашему высокому идеалу?
- Ты – соответствуешь. Но ты слишком молода. Знаешь такое слово – педофилия? По законам это любовь к несовершеннолетним. По моим понятиям, старик, от 60 и больше, женившийся на 20-ти летней – педофил натуральный. И это подводит нас с тобой к одному: догмы надо ниспровергать.
- Что ниспровергать? Вот ты молодой, а мозги у тебя – заплесневелые. Живи ровно, не вникай. Тебя же не достают? И ты не доставай! Будь толерантен и лоялен.
- Счаз! Я не могу спокойно смотреть на то, как из вас, таких хороших, делают клушек и квочек. Сначала попы развлекались, потом партийцы, сейчас опять попы и партийцы. Сколько можно в этом болоте бултыхаться? Как, скажи мне, Ленок, формируется человеческое сознание? Чем? Кем? Зачем? Или, оно само произрастает?
- У меня – само. А за других я не ответчица.
- Ладно, согласен. Смотрю я иногда телевизор. Сижу в соцсетях. Общаюсь с соседями. Вот смотри, вам втыкают, что только по закону можно судить. И только уполномоченные на то люди могут судить. И так убедительно объясняют. Используют самых лучших актеров, режиссеров, писателей. К примеру, из телевизора: убили у девушки любимого. Она покупает револьвер и мочит подряд всех гадов. Но тут появляется следователь, следующий буквам и слогам закона. Нельзя, говорит убивать без суда и следствия. И тормозит нашу девушку на последнем эпизоде. Ловит убийц и отдает под суд. По закону. Закон их сажает на 10 лет. С правом на УДО. Я нервничать начинаю, когда меня пытаются так зомбировать.
- Старый ты, точно, хотя и молодо выглядишь. Подгоняешь фигню из телевизора под свою теорию.
- Ну, ладно, а давай я тебе скажу, что государству нужны исключительно дебилы?
- Никогда не соглашусь! Государство должно развиваться лучше других государств, а для этого ему нужны умнейшие и образованнейшие люди.
- Не понимаешь ты. Умнейшие и образованнейшие – они сами по себе появляются, как опята на пеньках. Что же о них заботиться? А вот кто будет избирать верховных жрецов, да и за какие заслуги? Что нужно государству – смотри телевизор и анализируй. И, главное, не слушай тех, кто преуменьшает роль этих гадских СМИ, мол, у тебя есть кнопка, нажми и выключи. Кнопка была и при Леониде Ильиче. Однако, выросло поколение. Два. Три поколения. Сегодня в России уже не понять, но можно посмотреть на КНДР. Этот слепок с развитого социализма живет и процветает. Клон Ким Чен Ына с горшка продолжает править дисциплинированным корейским народом. Когда я вижу их военные парады с женскими полками, я плачу. Когда я вижу их лучших представителей, хором бьющихся головой об асфальт, я рыдаю. Эти люди способны на все. И кто их сделал такими? СМИ. И нас делают СМИ. И они же прячутся в угол, как пауки, когда их начинают вытаскивать на свет. Ты будешь очень удивлена, Елена, но реклама в России никем не проверяется и не контролируется. Это и не культура и не образование. Этого вообще не существует. Хочешь начать революцию – рекламируй револьверы системы Наган. Никто слова не скажет.
- Устала я от тебя, Саня. Пойду, почитаю Достоевского.
- Иди, солнышко. Надеюсь, про Достоевского ты пошутила?
- Нет. Это же ваше поколение придумало Достоевского.

Ну, иди, коль нечем больше себя занять.

Кто – то теряет, а кто – то находит.

Больше всех открывшимися перспективами был огорчен минусинский Виссарион, новоявленный бог российский. Сначала он было обрадовался, когда узнал, что его любимое утверждение о переселении душ уже сбылось. Огорчился позже, когда понял, что каждый чудак теперь действительно бессмертен. И без Единого и без Отца Небесного. И без Виссариона. Загубили, супостаты, дело всей жизни. Хотел уже в ФСБ писать, чтоб включались органы, которых он, по непонятной причине считал своей крышей, но понял, что поздно. От непосильной муки душевной сел Виссарион на Сухую гору, да и не вставал неделю. А дед Саша, между прочим, ему посочувствовал.
- Виссарион, Артюша, по сравнению с многими положительными героями, святой человек. Ну, создал парень секту, ну объявил себя богом, ну изъял у прихожан не нужное им более имущество. Так ведь он им дал главное – надежду и веру! Освободил от гнусности современного бытия. Внушает, понимаешь, пастве свои идеи. Ты сравни с нашими внушальщиками. Возьмем мое любимое ТВ. Была там такая передачка “Суд присяжных”, лет 10 шла. О чем передачка? Я тебе скажу, о чем. Точнее, для чего. Она для того, чтобы граждане запомнили, что судья называется “вашачесть”. И второе, чтобы не нервничали при призыве глашатая: “встатьсудидёт”. Вроде бы ерунда, но целая передача, 5 раз в неделю. Вот где секта! Ишь ты, ваша честь. Какая у него честь? У меня по-любому чести больше. Даже не твоя, а Ваша! С уважением, стало быть к Их чести. И “встаньте” меня радует постоянно. Это напоминает холопу, кто он есть на этой земле. Конечно, лучше было бы: “Челом бейся об пол, пёс!”, но, видимо, пока не решились. А ты говоришь, Виссарион. Виссарион, он без этих заморочек, без претензий на унижение нижестоящих. Напротив, любите друг друга и этим живите.
- Нет, дед, не соглашусь я. Парит мозг, точно так же, как и остальные. И прикидывается овцой, будучи козлом. А после того, как воплотился в младенца, совсем наглость потерял. Вещает теперь в микрофон об истинной вере. Мы, грит, молились и вот оно, в моем лице. “А Мария Магдалина зря нас покинула, усомнившись. Ныне возродилась бы в облике невинном, ибо только в вере истина”. Паства рыдает и с усердием молится. А Виссариона кормят при этом не соевым молочком, как прочих, и даже не кедровым, а что ни на есть, материнским, согласно наставлениям, оставленным им перед вселением. Это только хозяйкам, выпекающим лепешки из отрубей, учение Виссариона рекомендовало мысленно добавлять в тесто сметану, мед, лепестки роз и космический свет.
Не только Россия, есть и иные державы, где не все граждане готовы строем ходить. Например, США, Аляска. Там такие же, как мы, алеуты. И зачем алеутам бессмертие? Оно у них и так всегда имелось. Причем, бессмертие 3Д, когда можно пошастать внутри туда и обратно. Наши шаманы из Улан – Удэ тоже не нуждаются.
Василий, хотя и не был приверженцем Порфирия Иванова, любил в труселях утром выскочить на снег, обтереться и нырнуть в сугроб. И ему бессмертие нафиг не нать. Он человек свободный и натуральный. Любитель женщин и природы. Наш человек, одним словом. Так вот, Василий сказал: “Вы там, в Москве, можете, как хотите с ума сходить, а у меня здесь – тайга! Тут клоунам не место”. Понапридумывали себе счастливую жизнь. Теперь и напрягаться не надо! Не получилось один раз – получится в другой. Либо в третий. Деграданты. Лодыри. Шелупонь. У нас так не будет. Сказал – как кедр свалил. Раз и навсегда. Община у Василия была не религиозная, а нового образца, культурно – спортивная. И не в Минусинском районе, а в Омской области, у пяти озер. Точно вам место не скажу, нельзя, понаедете из столиц своих, изгадите и природу и идею, прошу пардону. Люди собрались исключительно трудолюбивые, незлобливые. Почти как у Виссариона, с одной только разницей – никаких богов, никаких адептов. Просто хорошие люди живут рядом, сбежавши от прелестей цивилизации. И состояния свои не верховному отдали, а на развитие общины употребили. Даже паспорта не сожгли – захочешь вернуться – пожалуйста. Никто не держит. Я с Василием познакомился лет 20 назад, на совещании по выполнению указов Президента. Стоял вопрос об освещении улиц. А Вася в то время был главой самого ближнего и самого проблемного района. Тут его губернатор и спроси язвительно: “А сколько у тебя в райцентре фонарей? Наверное, не интересует такая мелочь?” Другой бы растерялся, начал мямлить, но не Василий.
- Пятьдесят два!
- Хорошо, молодец, владеешь, - скрипнул зубами глава.
Вася написал мне на листочке телефон своего зама, которому я, покинув зал совещаний, в темпе сообщил, что у них в райцентре пятьдесят два фонаря, ровно. А если не ровно, то немедленно недостающие – вкопать, а лишние – выкорчевать, что и было исполнено. Я имел за спасение поляну в моем любимом кабаке. Расчувствовавшись, Василий повелся на откровения.
- Это фигня, фонари. Вот ты знаешь, Артем, что такое бюджетирование? Не знаешь. Так вот, все должно быть спланировано заранее, до копейки. Если не спланировано, значит – плохой ты управленец. У меня в райсобесе никак не получалось с бюджетированием.
- Что, экономисты слабые?
- Там хоть ты слабый, хоть неслабый. Нужно пособие на погребение спланировать. На год и поквартально. А мрут, зараза, когда хотят и в непредсказуемом количестве. Как тут спланируешь? А налоговые и другие проверяльщики делают умный вид, что не понимают: “Написано же: плановая сумма, фактические расходы. Должны совпадать. А у вас? Непорядок”. Главное, лишнего тоже нельзя запланировать, “неэффективно расходуем государственные средства”
- И как же?
- Легко. У нас уже два года, как умирает ровно столько, сколько заложено в смету. А как добились? Работать надо, юноша! Я на этой теме морг отремонтировал, за счет благотворительной помощи соседних областей. Делимся опытом помаленьку.
Так вот, Василью бессмертие не показалось. Я пытался понять, спрашивал, что, мол, плохого:
- А может, кто и захочет? Или вдруг государство обяжет? Закон Дума примет, о поголовном клонировании?
- У меня тут неподалеку шахтного базирования железяки законсервированы. Пусть только попробует кто. Я же не напрягаю государство! Не проповедую свой великий опыт. Не распространяю. Так и меня не трогайте. Руки прочь от Агафьи Лыковой!

Кстати, или некстати, но был в те буйные времена проблемный вопрос об отмене 100 рублей пособия на детей до 3-х лет. Детей – то нет, одни клоны! Страсти, бушевавшие в Думе, заклинили ее работу на целых полгода. Хорошо, тогдашний премьер нашел соломоново решение: пособие не отменять, но для получения пусть предоставят справку из центра лицензирования клонов, что этот клон имеет сертификат качества и обязательство прародителей, что он будет одушевлен через год или раньше.


И на Марсе будут яблони цвести?

Революция всегда приносит, помимо основного, разрушительного действия, еще и некоторые побочные эффекты. Некоторые из них становятся основополагающими, т.е. полагающими, что основы переложены и теперь истинны. Сколько ни старались хакеры, внесение изменений в копии мозгов у них не получалось и не могло, так как структура была совершенно алогичной. Любое воздействие приводило к полному разрушению копии. Единственное, где можно было напакостить – это подменить одну копию другой. Или стереть в хранилище образ не понравившейся личности. Другое дело – клоны. Тут оставался простор для творчества, чем и пользовались мошенники и творцы.
Первыми появились шестипалые музыканты, которые тут же заняли весь музыкальный Олимп. Не удивительно. Во–первых, товарищи были потомками известнейших людей, Мацуева, Зинчука, Спивакова… Они сразу поняли преимущества лишнего пальца. Где там Паганини, отстал, старина. Практически сразу шестнадцатые и тридцатьвторые перестали впечатлять. На сцену поднялись шестьдесятчетвертые и стодвадцатьвосьмые. На фано, в гитаре и даже в гуслях. А вот актеры театра и кино, все поголовно, как впали в расстройство, так и не вышли из него до сей поры. Лишили их профессии, лишили обожания. Да и как теперь вообще? Кому славу передать? Как династия? Лишним пальцем популярности не нажить. Дважды в одну реку не вступить. Там предки, которых весь мир знает и миллион раз видел. Печалька. Грусть. Публика ждет, когда заслуженный, да и народный артист своевременно почит в бозе, дабы проводить по-людски, всплакнуть, выпить рюмочку за упокой. А что получается? Уже, было проводили, отплакали, а он – вот он он, опять блистает! И опасно мемуары писать. К примеру, Иван Федорович всю жизнь рассказывал, как на Груше посетил полевой сортир. Зашел, а там – Митяев.
- Можно с Вами рядышком присесть? – спросил Иван Федорович. – Да ради бога.
А теперь, вдруг новый Митяев запамятовал? И опротестует воспоминания Ивана Федоровича? И получается, что он, Иван Федорович, лгун?
Впрочем, и у шестипалых музыкантов, помимо преимущества, обнаружился и недостаток. Как – то стали слабеть остальные свойства, память и способность к импровизации. Тут же математики решили, что надо бы на этом сыграть. Появились трехпалые клоны, в ожидании больших аналитических способностей. Но, к сожалению, чуда не произошло. Отсутствие двух пальцев не прибавило умища, чему так и не нашлось объяснений.
Дед Саша долго наблюдал за музыкантами, хмыкая беспричинно на их победы и звания, чем вызывал постоянное недовольство бабушки, тоже ставшей девушкой и жившей пока с дедом, на правах старшей жены. Дед еще в прошлом времени возмущался нелинейностью музыкального строя и уже тогда готовился стать новым гуру в мире звуков. Его синтезатор был настроен категорично, нота “Ля1” – 110 герц, “Ля2” – 220 герц, “Ля3” – 330 герц. И интервалы – по 1/12 от 110, то есть равномерно. Хотя у него был и иной строй, по 1/16, который он считал более справедливым. Слушать эту музыку было очень сложно, но старик объяснял её неприятие глупой привычкой нашего мозга и косностью. Объективности ради замечу, что музыка его казалась космической и интриговала. Может быть, если начать слушать эту муру днями и ночами, она и затмит тысячелетние традиции. Никто не пробовал пока.
Вторыми были пловцы. Им генетики научились вставлять ген перепонок. Ручных и ножных. Скорости пловцов увеличились на 10 процентов. Обратный эффект сказался моментально. ВАДА посчитало перепонки допингом и запретило не только их, но и любые модификации телесных оболочек, лишив тем самым человечество стимулов к установлению новых мировых рекордов. Постепенно интерес к новым спортивным достижениям сошел на нет, чему я лично был очень рад. В самом деле, ну, длиннее у тебя ноги, стало быть, ты и прыгаешь выше. И что? Но, дело личное, конечно. Зарплаты футболистов, тем не менее, сильно упали.
Очень счастливы были в ЦУПе. Можно сказать, Королёв (город) стал спать спокойно. Стало легче посылать космонавтов на орбиту. В самом крайнем случае имелась полноценная копия. Да здравствует герой! И тут опять начался зомбаж народных масс. Со всех сторон понеслись призывы к освоению Марса и прочих шаров. Вместо того, чтобы сказать честно: “друзья, затянем пояса ради пусковой площадки межпланетных баллистических ракет”, опять запели песню про необыкновенные возможности для человечества, открывающиеся при колонизации Марсов и Венер. Как говорит наш друг Василий: “А давайте лучше Сибирь колонизируем! И кислород имеется, и растет всё, да и скафандров не надо”.
- А скажи, хитрый мой дед, бессмертный ты наш, доволен ли ты сейчас? Имеешь ли счастье?
- Однажды, продвинутый мой внук, поехал я, старый человек, на дачу. Дача два года не обрабатывалась, заросла по кругу. И, влекомый энтузиазмом человека свободного и созидающего труда, приложил я свои немощные старческие усилия к облагораживанию территории. Через полчаса я лежал на подорванной спине, с головной болью, тьмой в глазах и ноющими мышцами. О чем я думал? О том, что всё. Конец. Отработал, отжил, оттрепыхался. Пересилив себя, запалил костерок. Заварил чайку в котелке. Запек луковицу. С подгорелым хрустящим бочком. Зажарил хороший кусок пшеничного хлеба. С подгорелой черно – коричневой корочкой. Когда я чистил яйцо “в мешочек”, посыпал солью, руки мои тряслись от предвкушения счастья. Никакой ресторан! Никогда! А над озером гуси курнявкают, кружат, думают, здесь им остаться, или дальше полететь. Я сказал – лететь дальше, где людей поменьше, да воздух почище. Послушались, полетели дальше. А ты спрашиваешь, доволен ли я? Не знаю. Гуси – знают. Они всё успевают за одну жизнь и не хотят другой. Впрочем, может и они хотят?









Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 96
© 28.04.2017 Александр Николаевич Даурский
Свидетельство о публикации: izba-2017-1966187

Метки: клон, бессмертный,
Рубрика произведения: Проза -> Юмор












1