ПРИЗНАНИЕ






Николина Озерная

МОЖНО?

Прикоснуться к тебе можно
Мне губами к твоим? – Здравствуй!
Мой единственный, князь, сложный.
Лишь тебе разрешу – царствуй
В моем сердце живом, милый,
Ненаглядный мой лев, странный!
Без тебя жаркий день стылый,
И на сердце болят раны.
Я скучаю и жду очень,
Как волшебного ждут чуда!
Ты у сердца спроси:  Хочешь?
Навсегда я твоей буду.
Об обидах забудь прочих…
Мне обычной любви мало.
Ты волшебной любви хочешь?
Чтобы нечем дышать стало?


***



Покой — это когда молчит Вечность. Это — безмолвие. Оно похоже на солнечный зимний день, когда искорки сияют на чистом снегу, а прозрачный трескучий мороз проникает в тебя, а всё вокруг застывает в неподвижности — это покой. Он извне проникает внутрь и наступает гармония. А ещё ты замечаешь в такие мгновения невероятную ясность мыслей, их чистоту.

А тревога? На что она похожа? Прислушаемся... Она похожа на звуки виолончели, которые заполняют пространство, когда струны, повинуясь смычку, пытаются задеть, всколыхнуть душу, а руки музыканта в это время подрагивают. Тревога всегда поднимается с самого дна нашей души, и мы не можем порой понять: что это за тревога? откуда она и почему так невнятна?..

Радость. Её можно сравнить с тёплым днём, залитым солнечным светом, когда облака растаяли, а в вышине — чистый голубой купол неба, и жаворонок поёт...

Звонким смехом и птичьим гомоном наполняется мартовская капель — тут веселье!

Грусть бывает разной... и с улыбкой на устах... Она схожа с переливами заката на горизонте. В этот момент уходит день, а ночь осторожно вступает в свои права, зажигая далёкие холодные звёзды... Всё прекрасно и одновременно чего-то жаль...

Печаль — это моросящий дождь поздней осенью, который, поселившись надолго в душе, может вырвать смысл бытия.
Надежда. Кто ещё укажет нам путь? «Даже Ад — ещё не ад, пока он не лишён надежды».
Зато пылкость похожа на свирепость взбесившегося бурана в степи, который разрывает воздух колючими осколками снежинок, заметая всё на своём пути!

А Счастье? Его можно с чем-то сравнить? Да! Оно как яркая вспышка! Когда тысячи Солнц! Миллионы молний!.. Или одна алая утренняя заря, рассеивающая дымку тумана...
Отчаянье густым мраком пытается сбить с пути странника, бредущего по незнакомому месту.

И страх — ледяная глыба, проскользнувшая в душу, она своим холодом сковывает, парализует её.
И всё это — спутники Любви.

***



За окном осень, финальная её часть. С утра мороз, листья давно уж облетели, а унылое состояние вяло струилось по её венам. Ей показалось странным другое: по внутренним ощущениям она сейчас находилась в яблоневом саду, где вокруг беседки, увитой виноградом, старые деревья прикрывали своими тенями это сказочное место, а лёгкий ветер трогал её чёлку и был каким-то возбуждающим.
Это воображаемое состояние было настолько реальным, что она решила не отказываться от мечты, а воспользоваться такой способностью. И вот она сидит в плетёном кресле, рядом — столик, на котором чашка с горячим чаем. И книга лежит какая-то на ладонях…
Она не знает автора, но текст в ней такой завораживающий, хотя и простой, что заставляет изредка откладывать томик, — надо задуматься над словами!
Она чувствует сквозь прикрытые ресницы умиротворенность, слышит, как скрипит тихо кресло, как совсем рядом мелодично ведут разговор пчёлы, как ветер переворачивает страницы книги… Ей не хочется уходить отсюда, ей нравится это место. Но она открывает глаза и видит, что за окном холодная осень...

***



Её пальцы как будто бесцельно забегали по клавишам, при этом лицо у неё было задумчиво-сосредоточенным.
«ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ» — отпечаталось на белом экране монитора.

«Я люблю тебя...
Просто знать, что люблю, и переживать всё внутренне — вещи разные, я это поняла.
Твои беспокойные устремления в поисках мечты, понятной лишь тебе одному, обессиливали меня. Твои клятвы уносил ветер — ты забывал пылкие признания о том, что будешь помнить и любить только меня, едва произнеся их... Ты любил тех, кто придавал тебя... И вот — устал. Так приди же ко мне! Я поделюсь с тобой тем, как сама могла не раз утонуть во тьме своей души. Расскажу о том, как я, безумная, жила мечтой о нашем забытом в далёком прошлом «шалаше»! Как сотни раз отрекалась от прошлых своих поступков, но никогда от тебя! Потому что люблю... Я — твоя Судьба, ты — моя. И не разойтись нашим стёжкам-дорожкам, не разъехаться. Мы — память! Мы родились в том мире, где хранится наша любовь. Ты помнишь?..

Мне так одиноко, как будто даже имени нет у меня... Я кричу о любви своей, но голоса не слышу... И нет крыльев, чтобы обнять тебя, согреть, укутав плечи...
Хочу быть всегда с тобой!

Поверь, даже мысли о тебе, о том, каким я тебя знала вначале, рождают надежду, если я теряю её, что всё будет у нас хорошо. Надежда — это повод не бросать начатое.
Мы всегда найдём о чём поговорить, нам будет о чём помолчать.

Хочу, чтобы ты коснулся меня и я почувствовала, как во мне вновь оживает то необычное, то яростное, дышащее в такт моему сердцу, безумное чувство!

Хочу, чтобы этот мир дрожал и прогибался только под твоей рукой!



Хочу наполняться тобою, оставаясь в тебе!
Хочу прорастать корнями, чтобы затем распуститься ярким цветком, нарушая границы любви, устанавливая новые её горизонты...

Твой голос — он настолько родной и такой тёплый... Вспоминаю, как прижимался губами к моей руке, просил прощения, а я плакала... Я тоже хочу просить тебя: прости! Было или не было за что — прости! Приди и прости...

Я хочу услышать тебя. Я даже соглашусь со всей той чепухой, что ты будешь нести... А пока лишь одного попрошу: вернись мой тот и пусть всё будет по-новому! Мы станем чище и светлее... иными... на мгновение... на день!..
На века! Потом...»

***

Щёлкнул входной замок. Она поняла: это — Он! Вернулся...
«С чем пришёл?» — только успела подумать она, как на плечи ей опустились горячие руки.
— Ты?..
Она прижалась к нему.


— Да. Я вернулся. Я хочу сказать... признаться тебе...

С той поры, как мы познакомились, не было ни минуты, чтобы мы с тобой расставались, ничего такого, чтобы мы испытали это отдельно друг от друга! Только вместе — ты и я. Нам только казалось, что мы бывали разделены.
Я помню, как часто приводил тебя в замешательство своим упрямством. Каким я был пренебрежительным, загоняя себя в тупик, заставляя свой воспалённый комплексами разум бросаться на поиски себя же утраченного...

Мы могли ненавидеть и любить — и было это всё искренне. Случались такие моменты, когда мы недоумевали: как до сих пор остаёмся вместе? Но мы продолжали быть рядом, потому что ты умела прощать.
Мы научились принимать друг друга такими, как есть, какими знаем. Это важно.

И сегодня я хочу тебе признаться: МОЯ ЖИЗНЬ — ЭТО ТЫ.

Я люблю тебя. Хорошо, что ты есть!



------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

PS

«Наши мысли обладают собственной силой, они оказывают влияние на окружающий мир и на нас самих, на наши глубокие убеждения и страхи, надежды и заботы, взгляды и желания Все, что мы считаем реальным, становится реальным. Сознание творит действительность, а мы творим своё сознание...»
/Джон Кехо/







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 47
© 21.04.2017 Местный ОСЯ Задунайский из Актобе

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1