"... и две слезинки в нашей песне грустной." Рикардо ( 2 )



Рикардо

Рикардо был старше тебя на девять лет. Он ничего тебе не рассказывал о своей личной жизни. Да и зачем ( наверное, он так думал) было знать то, что вовсе знать необязательно шестнадцатилетней девочке? Любви с его стороны не могло быть никакой. Во - первых, ты была несовершеннолетней. За это могли привлечь к уголовной ответственности. И влепить немалый срок! Во - вторых, каждый иностранный студент в то время, а тем более слушатели таких учебных заведений, как Высшая Партийная школа, Высшая Комсомольская школа, Высшая Школа Профсоюзного движения, находились на особом учёте в КГБ СССР. А может, его вовсе звали и не Рикардо? И фамилия его была не Фернандес? Об этом теперь ты не узнаешь никогда!
Жил Рики в пяти минутах ходьбы от твоего дома - в высотном здании на Котельнической набережной. Тогда в одном из его подъездов находилась комфортабельная гостиница с рестораном для иностранных туристов.( её давным - давно закрыли).
Учился Рикардо тоже рядом с тобой на улице Солянка.( сейчас в этом здании расположена компания "Клуб болельщиков ФК "Спартак" Москва)



МОСКВА УЛИЦА СОЛЯНКА ВИД НА БЫВШУЮ ВЫСШУЮ ШКОЛУ ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ

Встречаться вам с ним было очень удобно - не надо было никуда ехать - всё под боком: и дом, и гостиница, и школа, и учебное заведение, где учился Фернандес.
А ты никогда не задумывалась о том, почему он с тобой встречался только днём, после занятий? А почему не вечером, когда Москву окутывала некая таинственность и нега? Когда зажигались многочисленные огни и открывались двери ресторанов и кафе, а влюблённые парочки уединялись под сенью развесистых деревьев в парках и на бульварах?
Вспомни, как после встречи с тобой, Рики и его друг Абель Мендес быстро прощались и шли через Астаховский мост в сторону Солянки. Ты провожала их тоскливым взглядом, а они бежали почти бегом. А после Солянки куда они направлялись? На Лубянку? Всё может быть... Но об этом ты тоже не узнаешь никогда.



МОСКВА ВИД НА АСТАХОВСКИЙ МОСТ ЧЕРЕЗ РЕКУ ЯУЗА

Лето 1973 года выдалось в Москве жарким и душным, но каждый день Рикардо приходил на свидание в идеально чистой, накрахмаленной, отутюженной сорочке... с длинными рукавами и наглухо застёгнутыми пуговицами и манжетами. Всегда! В отличие от друга Абель одевался, как ему было удобно. Если же он надевал сорочку, то рукава его вечно болтались не застёгнутыми.
Вспомни: однажды ты задала своему любимому вопрос, почему он одевается не по сезону. Ну, ладно, так можно было ходить на занятия в Высшую Школу. Видимо, там были такие требования. А в свободное время? Ведь на улице жарко!
Что он тебе ответил?
- Я не могу носить открытые рубашки.
- Почему? - спросила ты.
- Тебе не надо об этом знать, нене*. ( произвольное от исп слова nina - девочка) Ты ещё маленькая. Будешь плохо спать ночью.
Но однажды Рики принёс гитару. Настроил её на свой лад. Ты очень тогда удивилась, что струны натянуты
совершенно не так, как у других гитаристов. Ах, да, конечно, ведь он был левшой!


Когда он запел, ты чуть не потеряла сознание от наслаждения. Его необыкновенно красивый, завораживающий голос проникал в каждую клеточку твоего существа. Это было откровение, исповедь, тихое признание. Чтобы играть было удобнее, Рикардо расстегнул пуговицы на рукавах сорочки. И тогда ты заметила на его запястьях ужасные, синюшные вмятины и рубцы.
- Что это, Рики? - с ужасом воскликнула ты, схватив любимого за запястье. - Что это за безобразные рубцы? У тебя были травмы? Ты попал в аварию?
Глупый, наивный ребёнок! Откуда тебе было знать, что любовь твоя не просто так носит закрытую одежду. Он стеснялся того, что в Москве его неправильно поймут и примут за человека с криминальным прошлым.
Рикардо упорно молчал, но ты не отставала.
- Нене! Зачем ты вынуждаешь меня отвечать на вопрос, который мне неприятен?
- Прости, Рики, я не хотела тебя обидеть. Если я задела твоё самолюбие, то, поверь, я не стану больше донимать тебя бестактными вопросами.
- Нене, я - коммунист, - в конце - концов с гордостью сказал он. - В Парагвае коммунистическая партия находится в глубоком подполье. Не знаю, кто выдал нас с братом. ( его старший брат в то время находился в одной из тюрем Асунсьона) Я два года провёл в фашистском застенке...
- Тебя пытали?!
- Да, нене. Очень жестоко. Зачем тебе всё это знать?
- Ты только не волнуйся, пожалуйста. Я много читала. Я сильная. С детства мечтаю стать журналистом - международником. Ты можешь рассказать мне. Я хочу знать о тебе всё!
Тогда он отложил в сторону гитару и стал рассказывать. А ты смотрела на него глазами, полными ужаса, и по твоим щекам ручьями катились слёзы.
Сейчас, когда прошло столько лет, ты не можешь спокойно читать и слушать о том, как какой - нибудь мерзавец поносит Сальвадора Альенде, Че Гевару, Фиделя Кастро. Но зато прославляет таких чудовищ, как Аугусто Пиночет, Франсиско Франко, Марселу ди Каэтану. Хотя многие даже ни разу не слышали этих имён.
А ты слышала. И видела такое, что многим людям могло присниться разве что в кошмарных снах.
Пытки... Тебе всегда казалось, что этот термин уходит корнями в глубокое прошлое, и тень зловещей Святой Инквизиции давно канула в Лету.
Но перед тобой сидел молодой и очень красивый мужчина, который рассказывал о таких ужасах, что волосы на голове поднимались дыбом.
И никто, никогда не посмеет отнять у тебя то, к чему ты некогда прикоснулась своей ладошкой: к рубцам на запястьях, оставленных наручниками от кандалов. К спине, исполосованной мачете.* ( нож для рубки сахарного тростника)  А ещё... пытка при помощи электрического тока, когда клеммы накладываются на разные части тела... и даже на половые органы. Уже спустя много лет, когда ты стала врачом, ты поняла, что мужские достоинства от таких пыток лопаются, как стеклянные лампочки, и человек становится импотентом. А если  через тело пропускается очень сильный электрический разряд, то нельзя после такой пытки пить воду. Иначе можно просто умереть, так как вода усиливает проводимость электричества.
А друга Рикардо убили при помощи... Нет, хватит! Довольно! Пощади свои нервы! Об этом ты уже написала в своей драме "Мелодия любви." И, если быть честной до конца, признайся, что всё, о чём ты пишешь в прозе, невольно восходит к твоим воспоминаниям о человеке, которого ты любила, любишь и будешь любить до тех пор, пока бьётся твоё сердце.






Рейтинг работы: 3
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 23
© 21.04.2017 Долорес

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора














1