Евгений Мартышев об Ольге Киевской


Евгений Мартышев об Ольге Киевской

Предисловие Е.Ф. Мартышева
к первому сборнику стихов Ольги Киевской "Мои неистовые птицы"

Право не припомню, чтобы за последние полвека кто-то входил в поэзию Новосибирска столь мощно и уверенно. Как правило, дебютантов отличают и некая скованность в выборе изобразительных средств и ограниченность тематики, и в поэтике легко угадываются черты их кумиров. И даже если присутствуют признаки неповторимости, они скорее носят флёр экспериментаторства, нежели традиции. Авторы, вроде бы, идя своей дорогой, всё же краешком глаза держат во внимании утоптанную магистраль, на которую в случае чего можно вернуться. Свобода и уверенность приходят с последующими книгами, после чего критики заключают: «голос поэта возмужал и окреп…» и т.п.
У Ольги Киевской всё иначе. Такое впечатление, что за её плечами огромное литературное прошлое и не менее десятка поэтических сборников. Она не стучится в двери нашего бытия, но врывается в него, как апрельский ветер в приоткрытую форточку, сметая со стола накопившиеся бумаги и опрокидывая карандашницу, наполняя пространство запахом дорогой женской косметики и чувственными тремоло сказочной жар – птицы.

Желаю, как не странно,
Услышанною быть,
Войти в тот мир стеклянный
И тишину разбить.

И разбивает. И входит с сознанием своей неотразимости и необходимости всем и каждому, используя абсолютное и неоспоримое право – право любимой и любящей ЖЕНЩИНЫ. И можно ли противостоять этому? Вряд ли. Ибо устами её жарко и страстно глаголит сама женская суть, древняя и непобедимая, непостижимая и загадочная. Глаголит о первозданном и вечном. О том же, о чём напевала над детской зыбкой при свете чадящей лучины русская крестьянка, о том же, о чём воздыхала в своём будуаре светская барышня, о чём страдала на скрипучей арбе знойная цыганка: о любви, материнстве, женской доле, но уже в новом социуме, на новом эволюционном витке человеческой цивилизации. И в этом смысле очень cоблазнительно предположить, где исток этого удивительного феномена, название которому – ПОЭТ. Разумеется, не там, где он появился на свет, ибо рождение ПОЭТА - понятие относительное. Его приход в этот мир подготавливается не одним десятком лет и не одним поколением. Явление ПОЭТА сравнимо с формированием некоего редкого цветка: семя, мощная корневая система, накопление солнечной энергии, росток, стебель и вдруг в каком –то столетии – сказочно – дивный бутон, повергающий окружающих в изумление и трепет: «Откуда? Каким образом?» Не потому ли настоящий МАСТЕР всегда несёт в себе духовный опыт и знание своих предтеч. Они на генном уровне вписаны в его сущность, они определяют его значимость и судьбу. ПОЭТ, реализовавшись, как бы возвращает долг своим предшественникам, говоря от своего имени об их страстях и чувствованиях. Не это ли видим мы в стихах Ольги Киевской? Вот она – мещанка, выданная замуж по расчёту:

«Старый муж не скоро
Выследит пропажу.
Не узнает вора,
Но оценит кражу.

Утром спрос построже
Будет за коварство.
На стене ждут вожжи-
Лучшее лекарство».

Вот она – «царица бала»

«Она невольно обернулась
На звук шагов,
Тревожно зала покачнулась
Во тьме зрачков.

«Ей щёк не выдержать пожара.
Ах, это он!
В плену роскошного муара
Сдержала стон».

Но, отдавая дань своим предтечам, Ольга Киевская целиком поэт нашего времени. И не только потому, что поэтика насыщена приметами современного мира, но и потому, что сама она плоть от плоти продукт нынешнего века: умна, образованна, социально активна, отчаянная феминистка. И, хотя в некоторых стихах и провозглашается, как некая капитуляция и признание главенства мужского начала:

«Влюблена, пленена и низложена,
Заарканена, туго стреножена,
Перехвачена, с корнем повыдрана,
Перепета тобой, переиграна.

Сухо выжата, в узел скручена,
Зло отчитана и приручена,
Залпом выпита, обезвожена,
Влюблена, пленена и низложена».

Ясно, что это всего лишь коварное усыпление бдительности, а «низложение» условно и временно. В монологе этом нет и признака пораженчества и уж тем более мольбы о пощаде. Здесь просто констатация начальной диспозиции более сильного соперника перед решающим действом: «Вот я скручена – приручена. Убедился? А теперь гляди»!
И хотя действие не названо, но очевидно, что «ковбою» вряд ли стоит завидовать:

«Я посижу с тобой, лукавый,
И выпью горькое вино,
И обернусь твоей отравой,
Задёрнув шторами окно.

Что мне не свойственна пощада,
Узнаешь очень скоро сам,
Я дам тебе… немного яда.
Противоядия - не дам».

Появление такой поэзии – тоже примета нашего времени, результат некоего социального сдвига, когда женщина, уровнявшись с мужчиною в правах, с удивлением обнаруживает, что во многом превосходит его. Феномены Маргарет Тэтчер, Мадлен Олбрайт, Кондолизы Райс, Юлии Тимошенко в высших эшелонах власти, только подтверждает сказанное. Ум, сила, отвага, доблесть, понятия о чести перестают быть прерогативой мужчин. Реальность заполоняют женоподобные, субтильные, раскрашенные, балующиеся алкоголем и «травкой» особи с признаками мужского пола, неспособные на рыцарские поступки. И эта смена «полярности» полюсов не могла не найти отражения в поэзии, которая, кстати, тоже становится занятием сугубо женским. Женщина ищет свой идеал, тормошит и провоцирует мужчину, боготворит за инициативу и готова уступить ему в негласном противоборстве:

«Мой крик во тьме он не услышит,
Да и отчаялась я звать,
Не позвонит, и не напишет,
И не придёт поцеловать».

«Нынче тянешь с ласковою силой,
Я к тебе иду на поводу…
Только не бросай верёвку, милый,
Я без этой связи упаду»!

«Роятся мысли… Я в немой борьбе
Настолько поражением объята,
Что хочется, свою досаду спрятав,
В душе поаплодировать тебе».

И аплодирует. Малейшему проявлению неординарности, малейшей потуге чудосовершения мужчины. Вот он торжественно и томно вручает своей даме, о, нет, не миллион алых роскошных роз, но самолично надутый им грошовый воздушный шарик с глубокомысленным «Бери и помни» и она уже счастлива:

«В субботу пятого числа
Я со свиданья
Домой торжественно несла
Твоё дыханье».

Как убог мужской поступок, и как величаво возвышение его любящей женщиной! Но поводов для аплодисментов всё меньше и меньше, а для разочарований всё больше и больше:

«Себя вы сберегли, недолго тлели,
Не подарив ни света, ни тепла,
Во мне же слёзы горькие кипели,
Расплавили, сожгли почти дотла»

И уже за великое благо воспринимается трусоватая позиция мужчины в преддверии взаимного интереса:

«Благодарю за невниманье,
За равнодушия урок:
В себе душили вы желанье,
Да так, что треснул коробок».

И горькое разочарование. Слишком велико мужское ЭГО, нет объекта для поклонения. Да что там поклонения – нет РАВНОГО! По накалу чувства!
По жертвенной самоотдаче! По готовности к безоглядным и нелогичным поступкам!

«Молчу, обиду погасив,
Лишь город стал безлик и душен,
А ты – мучительно красив,
И так мучительно бездушен».

«Я не хочу пожизненной Голгофы,
Ведь если мы столкнёмся, то тогда
Ты можешь стать причиной катастрофы,
Но спутником не станешь никогда».

«Какое счастье быть ничьей,
Не полыхать огнём при встрече,
Не слышать приторных речей,
И одинокой стать под вечер».

Лирическая героиня Ольги Киевской – натура страстная, непредсказуемая, импульсивная. Это - типаж, всегда являвшийся объектом пристального наблюдения и исследования писателей. В этом ряду Настасья Филипповна («Идиот»), Лукерья Нагульнова («Поднятая целина») и уж, конечно, Рада («Макар Чудра»).Именно последняя, рассматривающая любовь не как прелюдию чувственных утех, но как апофеоз человеческих отношений, наиболее близка Галатее, вырубленной из поэтического мрамора Ольги Киевской. Вспомним великолепный горьковский рассказ. Всем хорош Лойко Зобар: и «усы легли на плечи и смешались с кудрями», и очи, как ясные звёзды горят», и «улыбка – целое солнце». А играет на скрипке – кровь загорается от его музыки. Но ведь как бездарно начал он свою любовную песню! На искреннее восхищение Радды - глупое хвастовство и фанфаронство, попытка овладеть силой. И даже осознав, что именно эта женщина – судьба его, продолжает попытки навязать свою волю, диктовать условия отношений. «Беру тебя в жёны…Но смотри, воле моей не перечь – я свободный человек и буду жить так, как хочу»! Величайшее Эго пытается сокрушить человеческое Достоинство и терпит унизительное поражение, ибо любовь не терпит безоговорочного владычества одного над другим. Не безусловная победительность, но святая жертвенность определяют силу и глубину чувств. И в этом смысле Радда и лирическая героиня Киевской – абсолютные близнецы.

«Я себе, дойдя до точки,
Запрещаю встречи ждать,
И клянусь за день ни строчки
О тебе не написать».

Разумеется в поэзии Ольги не только любовная лирика, есть и стихи, посвящённые гражданской тематике, природе. И многие из них несут на себе печать её незаурядных самобытности и дарования. Наверное потому, что вынашивает и растит их она в себе, как моллюск жемчуг:

«…Нутро истёрла беспокойно
Песчинка боли - злой улов.
Спешу окутать многослойно
Сор жизни мантией из слов.

Как избежать нелёгкой доли?
Иглу занозы притупить?
Не знаю… Может стих в неволе,
Как жемчуг, бережно растить?

И он однажды ранним утром,
Ты только створки сердца тронь,
Блеснёт стыдливо перламутром
И скатится в твою ладонь».

Этим маленьким шедевром и хочется закончить разговор о первой книге Киевской, напутствуя поэта словами горьковского мудреца Макара Чудры: «… Идёшь ты. Ну и иди своим путём, не сворачивая в сторону. Прямо и иди. Может и не загинешь даром». Удачи, Ольга!

 Евгений Мартышев
 2005г


 Евгений Фёдорович Мартышев новосибирский поэт, журналист, член Союза писателей РФ, руководитель областного литературного объединения «Молодость», автор пятнадцати стихотворных сборников. Заслуги Е.Ф. Мартышева отмечены Петровской академией наук и искусств, сделавшей его своим академиком и наградившей медалью «За верность России». Он лауреат премии (ПАНИ) имени митрополита Иоанна «За крупный вклад в развитие лучших традиций русской классической поэзии», победитель всероссийского конкурса патриотической поэзии «Гой ты, Русь моя родная!» имени Сергея Есенина, награждён почётной грамотой и медалью «Ревнителю благодеяний св. равноапостольных Мефодия и Кирилла» международного фонда славянской письменности и культуры «За выдающиеся достижения в русском художественном творчестве».
http://kraeved.ngonb.ru/node/5149





Рейтинг работы: 18
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 137
© 21.04.2017 Ольга Киевская

Метки: Ольга Киевская, Евгений Мартышев,
Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 3, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 5 авторов


Флярик       22.04.2017   15:44:00
Отзыв:   положительный
Прочла с большим интересом!
Новых творческих вершин, Ольга!
Ольга Киевская       22.04.2017   15:48:51

Большое спасибо, Ольга! )
Сазаныч       21.04.2017   18:59:20
Отзыв:   положительный
Милая, Оля! Прими искреннее поздравление! Это ведь здорово )) Своя книга -это не шаг и не два.. Это уже проторенный путь, а по краям деревцами стихотворения )) С удовольствием буду ходить ))
Ольга Киевская       22.04.2017   04:39:19

Спасибо сердечное, Александр! Прошло вот уже 12 лет, как вышла эта книга.
Решила к своему нынешнему юбилею собрать и опубликовать всё, что обо мне написали.
Ну и в честь юбилея у меня появятся ещё две книги - 6-я - избранное и 7-я книга для детей!

С теплом, Ольга










1