Подборка стихов Игоря Царёва: «Там, где кончается асфальт»


  • Подборка: «Там, где кончается асфальт»
    • Там, где кончается асфальт
      • Высокомерность городов,
        Пронизанная нервным током,
        Мне благодатью не воздаст,
        Каких молитв ни возноси я.
        Но оживают корни слов,
        Лишь прикасаешься к истокам.
        Там, где кончается асфальт,
        И начинается Россия.

        Ее березовый подол
        Всевышней милостью храним был.
        Ее рябиновая грусть
        Светлее радостей небесных.
        Над нею тысячи святых
        Склоняют золотые нимбы,
        За нею тысяча чертей
        Следит внимательно из бездны.

        Там, где кончается асфальт –
        И начинается Россия!
    • Путешествие по реке Мста
      • Колокольня тянет в небо
        Позабытый Богом крест.
        Молоком парным и хлебом
        Пахнет на сто верст окрест.
        Одноногие деревья
        Спят как цапли на песке.
        Мы плывем через деревню
        На байдарках по реке.
        Огороды и сараи
        Поросли чужим быльем.
        Возле берега стирают
        Бабы грязное белье.
        Стала горькой папироса,
        Налилось свинцом весло –
        Нас течение без спроса
        В жизнь чужую занесло.
        Здесь никто у нас не спросит,
        Кто мы будем и куда –
        Нас течение проносит
        Словно мусор, без следа.
        Остается только вечный
        Завсегдатай этих мест –
        Запах хлебный, запах млечный,
        Да еще нелегкий крест.
  • Глухомань
    • Какая глушь... Откуда здесь дома?
      Сугробом пыльным между стекол вата,
      В грязи по горло эти терема
      На белый свет глядят подслеповато.

      Здесь русский Пан в кирзовых сапогах
      И в телогрейке, прикипевшей к телу,
      Траву парную косит на лугах
      И крепко выпивает между делом.

      Двух черных коз, и белую козу
      С загадочными желтыми глазами
      Гулять выводит в пьяную росу,
      Когда закат горит над образами.

      Здесь нет дорог, нет путеводных вех,
      Здесь странный мир – прекрасный и убогий...
      Здесь доживают свой последний век
      Забытые языческие боги.

      (ст. «Березки». Лето 1985г.)

      *Пан был не только у греков. В пантеоне древнерусских богов имелся свой Пан Виевич, который состоял в свите Велеса и числился духом болот, хранителем вод и деревьев
    • Плач деревенского домового
      • У некошеной межи
        Старый клен сутулится,
        Потянулись журавли
        В теплые места,
        Ни одной живой души –
        Опустела улица,
        Лишь колодезный журавль
        Улетать не стал.

        Заморочены быльем
        Нелюдимой вотчины
        Изможденные поля –
        Сныть из края в край.
        По деревне горбылем
        Ставни заколочены –
        Кто-то выбрался в райцентр,
        Кто-то сразу в рай.

        Самодельное винцо
        Пьется – не кончается,
        Вот и чудится порой
        Силуэт в окне.
        Выбегаю на крыльцо –
        Это клен качается,
        Да колодезный журавль
        Кланяется мне.

        *В Курской области (Советский район) есть заброшенная деревенька Малая Карповка. Места там удивительной красоты, но заезжие рыбаки и грибники стараются обходить их стороной. Говорят, что в деревушке в одном из полуразрушенных домов живет домовой, который не жалует пришлых людей...
    • Валдай
      • У берез косы русы,
        Ноги белые босы,
        Васильковые бусы
        На валдайских покосах,
        Где заря-ворожея
        Капли талого воска
        Обронила в траншеи
        Муравьиного войска.

        Я тебя обнимаю
        Под высокой рябиной,
        Перед небом и маем
        Нарекая любимой.
        И волною напева
        Медоносные травы
        Поднимаются слева,
        Расстилаются справа…

        Срубы древних церквушек,
        Крест, парящий над чащей...
        Родниковые души
        Здесь встречаются чаще.
        И ржаные дороги
        Преисполнены сути
        Словно вещие строки,
        Или линии судеб.
    • Распутица
      • Май - месяц тельцов

        В майском небе топчется знак Тельца,
        Млечный путь копытцами оцарапав.
        А земной дорогою от Ельца
        Ни в Москву не выбраться, ни в Саратов...

        Черноземы с глинами на паях
        Не хотят и мелочью поступиться –
        И стоят растерянно на полях
        Трактора, увязшие по ступицы.

        Развезло кисельные берега,
        Но их мягкий норов куда полезней
        Босякам уездного городка,
        Чем асфальто-каменные болезни.

        Как же сладок дух луговой пыльцы!
        И вода прозрачна, и крест тяжел там,
        И беспечно маленькие тельцы
        Под крестом пасутся в цветочно-желтом...

        И тебе дан шанс – в небеса лицом –
        Не спеша, в подробностях, помолиться,
        Ведь, когда распутица, под Ельцом
        Бог куда доступнее, чем столица.
    • Северная песня
      • Над Печорой ночь глухая
        Злым угаром из печи.
        Заскучали вертухаи,
        Лесорубы и бичи.
        И уже не понарошку
        Проклиная Севера,
        Под моченую морошку
        И печеную картошку
        Пьют с утра и до утра.

        А по небу над Онегой,
        Как разлившийся мазут,
        Тучи грузные от снега
        Черной ветошью ползут.
        И беспутная морока
        Укатала старый «ЗИЛ»...
        Ведь не всякий путь от Бога,
        А особенно дорога
        По архангельской грязи.

        Здесь не Ялта и не Сочи,
        Даже, скажем, не Чита.
        И народец, между прочим,
        Тем, кто в Сочи – не чета:
        Не архангелы, конечно,
        Пьют в архангельской глуши,
        Но по всем законам здешним
        Помогать таким же грешным
        Им – отрада для души.

        Аты-баты, все дебаты
        Прекращая до поры,
        Взяли слеги и лопаты,
        Разобрали топоры,
        Пошутили: «Ты ж не катер!»,
        Приподняли целиком,
        Отнесли к надежной гати –
        И опять машина катит
        С ветерком и с матерком.

        И уже иной виною
        Ощущается гульба
        Там, где Северной Двиною
        Причащается судьба,

        Где любви на рваный рубль,
        А на тысячу – тоски,
        Где печные воют трубы,
        И гуляют лесорубы,
        Как по скулам желваки.
    • Пароходик на Сарапул
      • От Елабуги отходит пароходик на Сарапул –
        У него гудок с одышкой и покрышки на боку...
        Где-то здесь еще мальчишкой я «сердечко» нацарапал,
        А теперь под слоем краски обнаружить не могу.

        Мой ровесник тихоходный, старомодные обводы...
        Сколько братьев помоложе затерялись на мели!
        Им не говорили, что ли, что напрасные свободы
        Никого при здешней воле до добра не довели?

        ...Мог бы в Тихом океане раздвигать волну боками,
        А плетешься на Сарапул, как какой-нибудь трамвай...
        Только, разве это плохо, что родившийся на Каме
        И умрет потом на Каме? Так что, не переживай!

        Оглянись на темный берег – видишь женщину с цветами?
        Всякий раз она встречает твой нечаянный проход.
        Может ты и не прославлен как Аврора и Титаник,
        Но ведь тоже для кого-то – «Главный В Жизни Пароход».
    • Катунь-река
      • По Катуни волны катят
        За груженою баржою.
        Жмется к ней скуластый катер,
        Крытый охрою и ржою.
        Он исходит жарким паром,
        Он гремит гудком басовым...
        И закат над этой парой
        Словно маслом нарисован.

        Полыхнул огонь причальный,
        Подмигнул окрестным селам,
        Зазвучал мотив печальный,
        А за ним мотив веселый.
        Мы танцуем у ангара
        Под гитару и гармошку,
        И бессмертную «Шизгару»,
        Надоевшую немножко.

        Паутинка золотая
        Облетает с небосклона.
        Духи Горного Алтая
        Нам кивают благосклонно.
        Их удел не канул втуне,
        Не растаял на закате –
        По Катуни, по Катуни
        Золотые волны катят.
    • Ока
      • Для кого-то лишь в Москве все о′кей.
        Для другого по-уму и в Крыму...
        Ну, а я хотел бы жить на Оке,
        И не спрашивай меня, почему.

        Как восторженно кричит пароходик,
        Проплывая величавой Окою!
        И торжественное солнце восходит,
        Разгоняя облака над рекою...

        До чего же ты, Ока, синеока –
        Нет другой такой, умри и воскресни!
        Мне б сюда переселиться и «окать»,
        Распевая окаянные песни.

        Я бы жил тут без напрасной печали,
        Чалил к берегу рыбацкую лодку
        И в тяжелых кирзачах на причале
        С мужиками пил паленую водку.

        И хмелея от простора и воли,
        Не в метро бы на свидания ездил,
        А ходил с любимой в чистое поле,
        Полетать среди высоких созвездий.

        И звенела бы гармошка с надрывом,
        Пострадавшая в душевном размахе,
        И белела бы церква над обрывом,
        Будто совесть в домотканой рубахе.
    • Дождь
      • Над полынной бирюзой,
        Над деревнею,
        Чистой Божьею слезой,
        Песней древнею,
        С черных крыш смывая ложь,
        Тьму окольную,
        Возрождая в душах дрожь
        Колокольную,
        Босиком издалека
        В белом рубище,
        Согревая облака
        Сердцем любящим,
        Прозревая мир рукой,
        Звонким посохом,
        Дождь слепой шел над рекой,
        Аки посуху.
    • Щурогайка
      • Берега – песок да галька,
        Перемолотый гранит...
        Между ними щурогайка
        Злую воду боронит,
        Бьет хвостом перед заломом,
        Точит зубы на улов,
        Но над каждым рыболовом
        Есть повыше рыболов!

        И плывут над ивняками
        По реке издалека,
        Загребая плавниками,
        Молодые облака.
        А у темной кромки леса
        Настороженно звенит
        Еле видимая леса,
        Уходящая в зенит...

        Не спеши, дружок, зашиться,
        Раньше срока не трезвей –
        Эта славная ушица
        Сердце делает резвей.
        В ней и мы, и щучье семя,
        И таежный островок,
        И танцующий над всеми
        Солнца желтый поплавок...

        *Щурогайка (шурогайка) – так на Дальнем Востоке и в Сибири называют маленькую щуку.
    • Рыбацкое-простецкое
      • Хорошо по Каме плыть рыбакам –
        Не мешают берега по бокам.
        Там под юною волной озорной
        Ходит щука, словно туз козырной.

        По Уссури разыгрался линок.
        На Амуре бьют налимы у ног.
        А в Сибири выдает Ангара
        Три ведра плотвы за час на гора.

        Из Туры по зову полной луны
        Выползают на песок валуны.
        А когда идет на нерест таймень,
        Варит рыбные пельмени Тюмень.

        Пусть невиданных доселе высот
        Достигают пустосель и осот,
        Тянет сети вдоль Исети народ –
        Будет детям по рыбёшке на рот.

        Где по Судогде-реке рыба язь
        Мутит воду никого не боясь,
        Вобла стоит пятачок за пучок,
        Так как ловится на голый крючок.

        И Ока для рыбака хороша –
        Широка ее речная душа,
        Возле Мурома, хоть дождь мороси,
        Сами прыгают в ведро караси.

        Плещут Волга у порога и Дон,
        И дорогу заменяя и дом.
        Безотказно их живая вода
        Сквозь рыбацкие течет невода.

        А еще есть Бия, Мга и Уса,
        Индигирка, Оленёк, Бирюса...
        Даже только имена этих рек
        Не испить тебе вовек, человек!
    • На Северной Двине
      • Когда на Северной Двине я,
        От тишины деревенея,
        Взошел на каменный голец,
        Каленым шилом крик совиный
        Меня пронзил до сердцевины,
        До первых годовых колец.

        И все, что нажил я и прожил,
        До мелкой обморочной дрожи
        Предстало серым и пустым.
        А ветер гнал по небу блики
        И как страницы вещей книги
        Трепал прибрежные кусты… Кама впадает в Каспийское море

        Из толщи северного льда,
        Уральский полируя камень,
        По Каме словно вниз по гамме
        Гиперборейская вода
        Торопится на зов равнин,
        Где воблы вкус и воздух волглый,
        Где посвист иволги над Волгой
        Ни с чем на свете не сравним.

        И я, конечно, не берусь
        Оценивать изгибы судеб
        Двух рек, которые, по сути,
        Собою и вспоили Русь.
        Боками обтирая дно,
        Веками вместе с облаками
        Душе по Волге ли, по Каме
        До моря плыть – не все ль одно?..

        Когда-то именно Кама впадала в Каспийское море, а Волга текла совсем в другом направлении и впадала в Дон. Потом ледник перегородил ей дорогу, и она стала впадать в Каму, причем практически под прямым углом. По всем законам гидрологии именно Кама по-прежнему является основной рекой и впадает в Каспий. А Волга – лишь ее приток. Но народная любовь слепа, и с ней не поспоришь.
    • Тобол
      • На Тоболе край соболий, а не купишь воротник.
        Заболоченное поле, заколоченный рудник...
        Но, гляди-ка, выживают, лиху воли не дают,
        Бабы что-то вышивают, мужики на что-то пьют.

        Допотопная дрезина. Керосиновый дымок.
        На пробое магазина зацелованный замок.
        У крыльца в кирзовых чунях три угрюмых варнака –
        Два пра-правнука Кучума и потомок Ермака.

        Без копеечки в кармане ждут завмага, чуть дыша –
        Иногда ведь тетя Маня похмеляет без гроша!
        Кто рискнет такую веру развенчать и низвести,
        Тот не мерил эту меру и не пробовал нести.

        Вымыл дождь со дна овражка всю историю к ногам:
        Комиссарскую фуражку да колчаковский наган...
        А поодаль ржавой цацкой – арестантская баржа,
        Что еще при власти царской не дошла до Иртыша...

        Ну, и хватит о Тоболе и сибирском кураже.
        Кто наелся здешней воли, не изменится уже.
        Вот и снова стынут реки, осыпается листва
        Даже в двадцать первом веке от Христова Рождества.
    • Куда ведут грунтовые дороги
      • Крепдешиновая глушь.
        Дождь прошел и... стоп, машина!
        До чего ж непостижима
        Глубина расейских луж:
        В каждой свой таится черт.
        Без подмоги из ловушки
        Не уйти, а в деревушке
        Мужики наперечет.
        Вроде, сил полна сума,
        Каждый – вылитый Гагарин,
        Но с утра лежат в угаре,
        Потому, как пьют весьма.
        Над сараем дровяным,
        Над овином и загоном
        Небо пахнет самогоном
        И законным выходным.
        Значит, будем куковать,
        Может час, а может сутки,
        И на редкие попутки,
        Как на Бога уповать.
        Бабы смотрят из-за штор…
        В глухомани под Рязанью
        Жизнь – сплошное наказанье.
        Вот бы знать еще, за что?
    • Ул. Победы, д. 8
      • Картошка с луком, кисель из ревня,
        Стоит над лугом моя деревня,
        Кругом природа, как чудо света,
        А вот народа, считай, что нету.

        Был дядя Коля – пропал в Анголе.
        Был дядя Ваня – убит в Афгане,
        А нынче Вовка погиб у Нинки…
        Налейте водки, у нас поминки!

        А что мы ждали – бальзам, да мирру,
        Раз принуждали кого-то к миру?
        Держава станет сильнее что ли,
        Без дяди Вани и дяди Коли?

        В сарае куры, в телеге кляча,
        Мужчины курят, а бабы плачут.
        У нас тут вольно, кругом природа…
        Но больно мало уже народа.

        А, впрочем, брат, потому и вольно,
        Что мы еще побеждаем в войнах.
        Стакан граненый накрыт горбушкой…
        Поджарь, Матрена, нам ножки Буша!

        *Кисель из ревня (а не ревеня) – так говорят в деревнях.
    • Поезд №126
      • Мечты отпетого лунатика —
        Дорожный гул, вагонный чад...
        Колеса круглые, а, нате-ка,
        Стучат, родимые, стучат,
        Несут подальше от Гольяново
        Через реклам шара-бара
        Меня веселого и пьяного
        На Севера! На Севера!
        Столица дышит заполошенно,
        А в этом поезде покой
        И все по полочкам разложено,
        Чтоб быть у Бога под рукой.
        И вольно всякому попутчику
        Свою судьбу перевирать,
        И рифмы к слову «жизнь» по ключику
        Под стук колес перебирать,
        Чтоб даже мысли коробейные
        И выше стали, и честней,
        Как сны и сосны корабельные,
        Родившиеся на Шексне.
    • http://igor-tsarev.ru/poetry/





Рейтинг работы: 27
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 147
© 09.04.2017 Редакторская Страница
Свидетельство о публикации: izba-2017-1950627

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Вера Соколова (Рига)       01.07.2017   20:52:30
Отзыв:   положительный
Какой кладезь мудрости в этих строках!
Светлая память Игорю Царёву!

Спасибо Редакторской Странице!!!









1