Увлекательные игры


Увлекательные игры
Блестящие штиблеты, аккуратно ступая, ловко огибали грязные лужицы, образовавшиеся при таянии снега. Ботинкам явно не нравилась эта прогулка, ибо привыкли перемещаться только в автомобиле, но они были существами подневольными и потому вынуждены шагать, подчиняясь хозяину, которому неизвестно по какой причине вздумалось гулять. А Антону было совсем не до ботинок. Впервые за своих тридцать восемь лет он вдруг понял, что совсем один. Он привык считать себя , если не пупом земли, то маленьким пупиком пока рядом была маменька. Но той вздумалось вдруг выйти замуж и уехать за границу . Это на старости лет-то. А он… Он остался. И теперь ему было грустно и одиноко . Его чувства растрепались и он никак не мог понять, что же ему теперь делать . И эти чувства мешали наслаждаться пьянящим воздухом. Ведь шла весна. Возбужденно ворчали ручьи. С крыш, словно елочные гирлянды, свисали почти хрустальные сосульки, плавившиеся от счастья в лучах яркого весеннего солнышка и плакавшие от радости нежных соприкосновений с ним. Господину, владельцу сияющих штиблет, было жарко, и он распахнул куртку. Неожиданно на дереве раздалось громкое чириканье. Антон поднял голову и увидел двух воробьев. Судя по всему, он застал семейную пару во время крупной разборки. Жена явно сердилась, кричала очень громко, при этом поклевывая незадачливого супруга, а тот, растрепанный и нервный, пытался оправдаться , но безуспешно. Засмотревшись, Антон угодил в мутную лужицу и на сверкающих ботинках появились рыжие пятна. Он чертыхнулся, испугав сороку, некоторое время наблюдавшую за перемещениями умопомрачительных, сверкающих туфель. Всем известно, что эти птицы не равнодушны ко всему блестящему. Она понимала, что не может утащить их к себе, а потому злилась особенно сильно. И вдруг такое… Красота как-то сразу померкла под слоем грязноватой жижицы. Сорока злорадно покосилась и каркнула. От неожиданности Антон поскользнулся, изящно взмахнул руками и , словно лебедь в «Лебедином озере», поплыл . Неизвестно, как долго пришлось бы ему так путешествовать, если бы не полная женщина, в необъятную грудь которой он уткнулся . Ловким движением руки она схватила его за шиворот, встряхнула, как котенка, и рявкнула так, что у Антона закружилась голова:
–Смотреть надо! А то плавают тут всякие, а потом девичья честь пропадает незнамо куда.
–Я…я… нечаянно,– смешно дрыгнул ногой Антон, пытаясь освободиться из цепких лапок.
–Как это нечаянно?– опешила дама.– Ну… Даже если и нечаянно было, то теперь-то…
–Что теперь?
–Как это что?– вытаращилась она.- Я ведь по глазам вижу, что нравлюсь Вам.
–Мне ?! Вы?!
–Я!–дама гордо подняла трехэтажный подбородок.–Иначе чего бы вы так прочно ко мне прилипли?
–Я прилип?– всхлипнул Антон.
–А кто же?
–Да ведь вы меня держите, а я…я просто задыхаюсь тут… в ваших горках…Вот!
–Ах, вот как! Ну и идите, выбирайте там… березку, – она кивнула на приветливо открывшуюся дверь с вывеской « брачное агентство «Березка»», – да только на сосенку не наколитесь. Вы ведь туда направляетесь?– и втолкнула его внутрь.
После яркого солнца глаза не сразу привыкли к мягкому полумраку помещения, а когда привыкли… О ужас! Антон даже попятился. Прямо на него надвигалась пасть больше похожая на акулью, чем на человеческую. Огромный рот, заполненный, как показалось, множеством крупных белых зубов, помещавшихся в нем с большим трудом, улыбался. Принадлежал он, как выяснилось, даме лет примерно сорока с хвостиком, точнее Антон не решился бы определить.
–Мы рады вам,– пропела она, продолжая улыбаться. И эта улыбка, которая, вероятно, должна была казаться пленительной, всё больше пугала Антона,– с удовольствием поможем подобрать вашу вторую половинку, покажем альбомы с фото… Или вы уже кого –то у нас приметили?– она кокетливо повела плечиком, оголившемся при этом так, ,что давало возможность рассмотреть очаровательную кость, обтянутую бледной кожей.
Антон нервно глотнул .
–Наши цены вас приятно удивят. Ну, что же вы? Проходите,– она взяла мужчину под руку, интимно наклонившись к нему, продолжала щебетать,– мы , знаете ли, подбираем вам девушку , и только после того, как вы проживете в счастливом браке год, берем плату. Правда, здОрово?
От приторного, тяжелого запаха ее духов Антон закашлялся, пытаясь отстраниться.
–А если не проживем?
–Ах, – она закатила умело подведенные глазки,–ну тогда это брак в нашей работе. И поэтому мы подбираем вам другую кандидатку,– усадив гостя в кресло, дама отошла к своему столу.
Антон облегченно вздохнул, расправил плечи и, поправив галстук, проговорил:
–Почему бы и не попробовать…
–Вот-вот!– засияла дама.–Люся!– обратилась она к девушке, сидевшей перед компьютером и с любопытством наблюдавшей за посетителем. Не так уж много увлекательного происходило в этом агентстве, а этот мужчина вызывал интерес. Люся была девушкой чуткой, и ничто не могло скрыться от ее внимательного взора. Она сразу поняла, что мужчину занесло к ним, скорее всего, ветром попутным и поиск невесты не входил в его планы. Он явно сначала пришел в замешательство и уже потом решил, что можно и попробовать… на халяву. Ведь всем известно, что именно на халяву и лимон может показаться сладким.–Люся, принеси альбомы наших кандидаток господину э-э-э…
–Антон Ильич,– привстал Антон, склонив голову в вежливом поклоне,– к вашим услугам.
–Ой-ой,– жеманно хихикнула дама,– прямо к услугам... А я – Элеонора Пантелеймоновна,– она кокетливо прищурилась.
Люся при этом откровенно наслаждалась. Наматывая выбившуюся прядку себе на палец, она старалась держать серьезную мину, но в глазах ее скакали веселые бесенята. Люся знала заветную мечту своей начальницы, выйти замуж за какого-нибудь респектабельного своего клиента. Элеонора Пантелеймоновна нисколько не сомневалась в том, что так всё и будет, как не сомневалась в своей неотразимости. Иначе как объяснить замешательство Антона , а ведь он явно замешкался в тот самый первый момент, когда увидел ее . Ясно, это было признаком того, что она ему чрезвычайно понравилась, а внезапно возникший кашель – да это же самая настоящая верная примета! Просто человек нЕсколько неуверенно чувствует себя в непривычной обстановке.

Толстые, слегка потрепанные альбомы легли на стеклянный столик перед Антоном, который неуверенно открыл первую страницу. И сразу же замер, сердце колыхнулось. Льняные локоны рассыпались по снежным плечам, обрамляя нежное личико, а бездонные, васильковые очи, казалось, заглянули в душу. Антон попытался сопротивляться искушению, говоря себе, что вовсе не любит блондинок, брюнетки во много крат симпатичнее и страсти в них больше, чем в этих бледных курицах. Но, чем дольше уговаривал себя, тем больше ему хотелось заполучить именно эту.
–В конце концов, её ведь можно и в брюнетку превратить. Да мало ли что можно при современных технологиях,– подумал и сообщил,– беру! Вот эту!
–Определились?– несколько разочарованно протянула Элеонора Пантелеймоновна, уже придумывавшая, какое платье она наденет на первое свидание. Надо, чтобы в меру скромное, но и такое, в котором она бы выглядела еще более соблазнительно. И тут… , –И не передумаете?– дама облизнула пересохшие губы.
–Нет-нет! Только ее хочу.

Лолита оказалась моделью и вблизи была еще более прелестной, чем на фотографии. Что и не было удивительным. Живая, теплая, вкусно пахнущая, она умела и нежно улыбаться, и очаровательно складывать губки при очередном недовольстве. Это забавляло…сначала, а потом Антон затосковал, заскучал и ,призвав милую женушку под ясные очи свои, заявил:
–Я люблю брюнеток и хочу, чтобы ты покрасила волосы в черный цвет .
Он видел, как в васильковых глазах заблестели слезы, а розовые губки капризно изогнулись, но Антона это уже не трогало.
–А еще тебе надо увеличить грудь, ну и другие некоторые места.
–Но, Антон! –Лолита чуть не плакала.- Я же модель! Меня уволят …
–И что? Ты- замужняя женщина и обязана делать так, как хочет твой муж! Так?
Вздохнула Лолита, но просьбу мужа выполнила. А он, увидев ее в новом облике, только скривился:
–Ты стала похожа на Майкла Джексона. Я развожусь!
–Как это? Ведь я выполнила всё, что ты хотел. Куда мне теперь-то?
–Это твои проблемы , дорогая.

И пошел Антон по известной дорожке в знакомое агентство новое счастье искать. Уж очень увлекательным процесс оказался. Обрадовалась было Элеонора Пантелеймоновна, решив, что это за ней он вернулся, но увы… Разочарование наступило быстро.
–Ничего,– шепнула тихо,– ничего! Будет и на моей улице праздник,– и повернулась к Люсе,–Люся! Альбомы!
Не стал долго выбирать Антон. Да и зачем? Если прямо на тебя с интересом смотрят черные миндалевидные глаза в пушистых ресницах. Черные, блестящие волосы, персиковая кожа кажется такой шелковистой, нежной, а точеный носик… М-м-м… Это же не носик, а мечта! Боже! Как же он был слеп! Вот она именно та, что нужна! Брюнетка! А ведь ему такие всегда нравились. По простоте душевной считал он, что только брюнетки могут быть натурами страстными, пылкими, а значит, скука ему не грозит. Антон поднял голову. Элеоноры Пантелеймоновны рядом не оказалось, и он вздохнул свободнее. Уж очень пугался, увидев в очередной раз акулью улыбку. Он слегка смутился, заметив, с каким любопытством за ним наблюдает Люся, но взял себя в руки.
–Беру!– он взмахнул рукой.
Это прозвучало так неожиданно громко, что Люсенька вздрогнула, захлопала ресницами и даже немного растерялась, утратив вдруг способность быстро ориентироваться.
–Что берете?
–Её!–Антон ткнул пальцем в фотографию.
–Как это берете?– пришла уже в себя Люся.–Это вам не магазин, а она не кукла. Ну да ладно,–смилостивилась она, спохватившись, что вот сейчас спугнет клиента и тот уйдет, а она получит нагоняй от начальницы.

Жанна училась в институте и, как многие девушки, мечтала об удачном замужестве. А тут он- привлекательный, обеспеченный, на белом автомобиле. Правда, машиной сейчас никого не удивишь. Вот если бы конь… Так думала девушка, но отказываться от подарка судьбы не стала. И воцарилась она в роскошной квартире Антона. Знала она, что не первой женой пришла в его дом, а потому хотелось радовать избранника и радовать.
А он… Надоели ему скоро и глаза темные, как ночь с чужеземным разрезом, и волосы черные, да и носик уже не казался таким совершенным, как каких-то полгода назад . Захотелось чего-то светлого, ясного. Ах, как захотелось! И призвав к себе Жанну, он велел ей стать блондинкой.
–Да и хочется, чтобы носик был слегка курносеньким.
Обалдела Жанна от слов таких, воспротивилась было, но не тут-то было. Упрям был Антон, очень упрям.
–Не сделаешь, разведусь,– молвил он, нахмурившись.
Огорчилась жена молодая. Но чего не сделаешь, ради спасения семьи своей. Вот и она преобразилась. А преобразившись, разочаровала господина своего, совсем разонравилась. И остался Антон опять один, но не грустил, радовался, ведь жизнь стала такой увлекательной. С людьми, оказалось, играть значительно интереснее.

Не очень долго думал Антон. Решил еще раз попытать счастья. Вышел на улицу. Но до агентства так и не дошел. Видит… чудо чудное, диво дивное… Слегка покачивая плавными бедрами плывет та, о которой даже и не мечтал. Пышная шапка волос цвета осенних листьев, из-под рваной челки весело смеются зеленые, колдовские очи, стройный стан, высокая грудь затянуты в плотный шелк изумрудного цвета, чарующий аромат свежей зелени легким шлейфом тянется за незнакомкой. И Антон, впавший было в ступор, испугался, испугался, что вот сейчас, сию минуту это очаровательное создание пройдет мимо …
Он сделал шаг навстречу и …споткнулся. Стараясь не упасть, он замахал руками, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. И ухватился –таки, да так удачно и крепко, что девушка вскрикнула.
–Осторожнее! Вот теперь синяки останутся,– недовольно заворчала она, оглядывая руку, на белой коже которой стали проявляться темные пятна.
-Извините пожалуйста!– Антон огорченно вздыхал.–Я честное слово не хотел. Залюбовался вами и вот,– он удрученно развел руками.
И, заметив, что незнакомка начала оттаивать, брякнул:
–У меня есть мазь от синяков… Я живу рядом,– он просительно заглянул в глаза девушке,– только не подумайте, я не маньяк какой-то. Просто таких красивых девушек не видел никогда. А знаете что? Выходите за меня замуж.
–Что-о?– изумилась девушка.– Вы ведь меня совсем не знаете. А если я замужем?
–А вы замужем?– испугался Антон.–Так разведитесь.
–Вот так просто и развестись, значит? – девушка расхохоталась так задорно, что у нее выступили слезы.– Давайте хоть познакомимся,– отсмеявшись проговорила она,-я –Агния.
–Агния! Какое красивое имя… ,– Антон с восхищением смотрел на девушку,-Агния- это ведь значит огонь. Вам удивительно идет это имя. А я- Антон.
Вскоре Агния стала его женой. Она обладала легким характером, и какое-то время жили дружно, пока Антону не вздумалось чуть-чуть подправить её внешность. Ведь это так интересно наблюдать, как меняется человек.
–Агнюша,– как-то вечером, умиротворенный, довольный вкусным ужином, уютом и покоем, царившим в доме, усадив жену на колени, проговорил Антон,– надо тебя немного изменить. Губки сделаем пухлее, ушки подправим…
–Тебя что-то не устраивает? – Агния вывернулась из его объятий и подошла к окну, за которым мальчишка дрессировал собаку. Судя по ее внешности, это была обыкновенная дворняжка. Она весело носилась за палочкой и приносила ее хозяину, а тот счастливо смеялся, запрокидывая голову, и угощал её за выполненную работу. Агния улыбнулась, на душе от увиденной картины стало теплее. Она задумалась на минуту и не сразу услышала ответ мужа.
–Повтори пожалуйста.
–Я сказал, да. Немного не устраивает. Хотелось бы, чтобы ты стала еще красивее…
–Вот как?А ты называл меня еще недавно самой красивой….,– задумчиво произнесла жена.
–Ты красива, безусловно, но… Будешь ведь еще лучше. И мне будут завидовать все,– терпеливо втолковывал он.
–А это так важно для тебя?– Агния отошла от окна и уселась в кресло.
–Каждому мужчине лестно иметь жену красавицу, да еще и умницу. А ты ведь и умница?
Легкая усмешка скользнула по губам Агнии, и тут же исчезла. Внимательным взглядом она окинула мужа.
–Я соглашусь, дорогой…
–Вот и замечательно!- Антон был рад, что не пришлось долго уговаривать.–Я всегда знал, что ты умная женщина.
–Ты не дослушал, милый,– уже откровенно усмехнулась жена ,– я изменю в своей внешности то, о чем ты просишь, но только в том случае, если ты тоже кое-что в себе переделаешь.
–Как?! Нет! Что ты такое говоришь?! Что тебя не устраивает?
–А ты разве такой идеальный?
–Да. Меня всё устраивает.
–А меня нет , и твоих бывших жен тоже не устраивало. Просто они мирились.
–От-ткуда ты знаешь про жен?
–Да ты ведь сам мне рассказывал. А я…Я с ними встретилась, и мы немного…посплетничали. Ты уж извини, дорогой. Ты ведь знаешь, людям свойственно стремление поговорить о ком-то, обсудить кого-то…
Антон обиженно засопел, но кивнул.
–И что? Что во мне не так?
–А ты догадайся, что особенно может не устраивать женщину.
–Т-ты чего это? Я раз…, – он хотел было сказать , что разведется с Агнией, но прикусил язык. Вот именно с ней-то он и не хотел расставаться.
–Что ты хотел сказать? Разведешься?
–Я не хотел бы…,– шепнул он,– я хотел бы… с тобой остаться…
–Да? Хорошо подумал? И больше никаких разговоров об этих изменениях?
Антон покачал головой:
–Клянусь,– голос его дрожал от пережитого волнения.
–Ну , вот и молодец…
Антон помялся и, наконец, нерешительно спросил:
–А что тебя не устраивает?
–Разве это имеет значение? Я выходила замуж за человека, а не за куклу. Потому буду просто приспосабливаться , что и тебе советую. Надо тебе менять свое отношение к женщинам. Хватит уже играть с людьми. Ты меня понял?
–Понял и обещаю, больше никаких разговоров на эту тему. Я что-то и,правда, слишком увлекся,– он виновато улыбнулся.

Прошло время, Антон опять захандрил, затосковал. Некоторые называли это кризисом среднего возраста, и только он сам считал по-другому. Агния пыталась его отвлечь от грусти-печали, но он не поддавался, ничто не увлекало его. Ему хотелось новых ощущений… И чем старше становился, тем сильнее жаждал их.
Надоело Агнии воевать, ибо была человеком мирным. Ушла она от него, замуж вышла, детей родила и живет себе припеваючи.
А вот тут и подобрала его Элеонора Пантелеймоновна. Она еще сильнее похудела, и от этого голова стала казаться больше. Улыбка же, которая так пугала Антона, осталась прежней. Тогда Антон предложил ей удалить несколько зубов, дабы не мешали, и сделать операцию по уменьшению рта, чем привел Элеонору Пантелеймоновку в бешенство.
–Не стану я из-за тебя портить красоту свою!–кричала она.
–Ох уж и красота! Испугаться можно…,– буркнул тогда Антон.
Обиделась Элеонора Пантелеймоновна и ушла от него.
И остался Антон опять один. Теперь уже навсегда. Он одряхлел, потускнел, да и богатство свое растрынкал, а с ним утратил и возможности. Красавицы больше не заглядывались на него. Оно и понятно, кому нужен старый, лысый господин без денег, и еще с претензиями. Да и у него отчего-то пропало отчего-то желание искать свое счастье. Только нет-нет, да и вспомнит он свою Агнию. Вспомнит и защемит сердце, забьется:
–Упущено, ушло…Не вернешь…
И станет так больно, что и дышать невозможно. А наутро сходит он к тому дому, где Агния живет, посмотрит, как она уже с внуками возится, и опять домой. Так и ходит.

© Copyright: Галина Михалева, 2017
Свидетельство о публикации №217032400310 





Рейтинг работы: 11
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 89
© 24.03.2017 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2017-1937625

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Лина Булыгина       16.05.2017   18:50:11
Отзыв:   положительный
И поделом ему, сколько таких "Антошек" портит жизнь женщинам...
Спасибо, Галочка, за интересный поучительный рассказ
Мимо, мимо таких "Антошечек" желаю нам проходить :)


Неавторизованный пользователь       22.05.2017   08:27:15

Спасибо,Линочка! С теплом,











1