Когда перестанут ругать ЕГЭ?


    Вот ведь какое недоразумение получилось – закон о том, что ругаться нельзя приняли, а о том, чтобы поводы для крепких изречений устранить… в общем, отложили пока. Однобокий какой-то подход у этих… законодателей. Не комплексный. Ладно, там специалистов по изготовлению законных законов, считай, и… нет (изначально так задумано). А, вот там где подразумевается скопление образованных и сведущих в своём деле граждан, почему получается… нечто неоднозначное?

   Уже второе десятилетие, как появился в России период, объединяющий изрядную часть сограждан. Всякие там экономические, политические и прочие невзгоды-неурядицы становятся для них сущей безделицей в сравнении с проблемой сдачи Единого Государственного Экзамена, получения желаемого количества баллов с последующим определением выросшего чада в намеченное учебное заведение. Все близкие и дальние родственники, а также полезные и просто сочувствующие знакомые, обременяются общими беспокойствами и хлопотами. Вот такое получилось… резонансное (по-модному охарактеризуем) последствие этого самого э… реформирования в образовании.
   Дело, конечно, привычно–обычное, по своей катастрофичности и практически ничем не отличающееся от результатов преобразований в других областях, плоскостях, сферах и т.д. где, невзирая на планомерное разрушение, что-то ещё работает.    Однако… желание сформулировать недовольство возникает!

   Казалось бы, за десять с приличным хвостом лет всё должно отладиться, отшлифоваться, «войти в колею»… но, нет! Из года в год старшие поколения вспоминают счастливые времена, в которые подобных напастей не было, младшие собирают ноу-хау, т.е. новейшие технические решения, идеи и прочие хитрости «дающие максимальный практический эффект при минимальных затратах». Министерство просвещения (занятное словечко «просвещение»), взяв на себя дополнительные карательные (!) функции, пыжится, придумывая, как сделать «стерильным» процесс контроля уровня знаний: рассылают наистрожайшие указания; увеличивают защиту бланков с заданиями; оцепляют школы милицией – полицией; дают распоряжение сопровождать в места общего пользования «под конвоем»; настоятельно рекомендуют доскональную проверку металлоискателями всех экзаменующихся и «конфискацию» средств связи с окружающим миром; устанавливают видеонаблюдение; блокируют интернет; сулят всякие кары немедленно и пожизненно (далее должны следовать «сыворотка правды» и смирительная рубашка)… В общем, не отсиживаются работники министерства безучастными наблюдателями, а тратят непомерное количество сил и средств на священное «непущать».
   Тут и у мягкосердечных граждан что-нибудь эдакое сформулируется, которое не везде можно озвучивать. Ведь… Дети, наши с вами дети, экзамен сдавать приходят, а не резиденты враждебных разведок. Совсем уж… многовато перегибов в одном месте и недогибов в остальных.

   Это не всё! К внешнему, с каждым годом, более суровому антуражу ЕГЭ добавляется странная манера у инициативных чиновников «менять правила во время игры». Причём, ближе к финалу. В прошлый раз было вот эдак, и все одиннадцатиклассники, настроившись на определённый ритм, пыхтят полгода в одном направлении… но, к весне выясняется, что есть в министерстве и альтернативные идеи. Может быть, конечно, это делается для взбадривания, поднятия тонуса у выпускников и учителей (включая родственников тех и других) но, в первый момент трудно оценить такую заботу по достоинству. Ещё ближе к экзамену обнародуются изменения в структуре контрольно-измерительных материалов, т.е. количестве разделов и количестве заданий в разделах, а также, в бланках ответов и правилах заполнения этих самых бланков, не забывая о куче других «мелочей», которые могут существенно повлиять на результат.
   На заре этого самого ЕГЭ, ещё теплилась надежда, что труд большого числа специалистов (!), вложения значительных средств, идущих на оплату их рабочего времени, разного рода изысканий, глубоких научных исследований, публикаций в специализированных изданиях, проведение конференций, семинаров, организация курсов… (утомился перечислять статьи расходов) должны приближать сей вид экзамена к вершине совершенства. Такого, что претензии и недовольства, малоразбирающихся в сути проблемы обывателей сменятся восхищением и умилением гармоничностью созданного. Ан, нет! Число «сюрпризов» не уменьшается, о гармонии, вообще, помолчим.
   Как-то так... Хоть и привычным стало ожидание «нововведений» и «усовершенствований» в ЕГЭ но, очень даже многих тянет высказать некоторое неодобрение… всем этим (выразимся корректно) отсутствием стремления к стабильности.

   По прошествии стольких лет никто уже не вспоминает, как и зачем вводился ЕГЭ. Никакого обещанного «референдума» среди учителей, после запуска «пилотного» варианта (со сдачей экзамена по новой форме только желающими), не случилось. Универсальной тестовой формы (по «иноземному» образцу) создать не вышло. К удивлению реформаторов, учебных предметов оказалось несколько (причём, разных) и часть из них при запихивании в форму теста выглядят весьма комично, а некоторые вообще не запихивается (новые ляпсусы журналисты ежегодно доносят до широкой общественности). Признания результатов обучения «мировым сообществом», тоже, пока в (туманной) перспективе. Пожалуй, только возможность подать результаты в столичные ВУЗы, находясь на периферии, работает. Не без сбоев, но работает и является «ложкой мёда в бочке дёгтя». Что касается уничтожения коррупции при поступлении… Познер пытался поговорить (вряд ли разобраться) об этом в своей передаче и в финале всё свелось к вопросу, который задала ему в перерыве одна из сотрудниц: «А, кому теперь-то платить?». Потоки несколько перераспределились, а вот число желающих «платить» и «принимать оплату» существенно не изменилось. На данный момент ситуация не отошла от отечественных традиций: сто человек думают как экзамен сделать честным и сто тысяч человек (причём более эффективно) синтезируют способы обхода всяких препятствий на пути к нужному количеству баллов.
   Вот и оказывается, что за достижение поставленных целей ЕГЭ похвалить не получается. Охарактеризовать можно, а похвалить…

   Вдохнём, выдохнем и упорядочим. На самом деле ЕГЭ – это всего лишь форма, пусть не идеальная, но всего лишь форма проверки знаний. При достаточном уровне подготовки и небольшой тренировке по распределению сил, любой выпускник может получить вполне приличный результат. Вопрос, где его взять этот самый «достаточный уровень знаний»? Судя по всему этим должна заниматься школа. Не будем спешить осуждать учителей и пытаться (чур, меня) стать на их место. Просто доведём до широкой общественности, которая училась в школах старого образца, что учебные заведения нынче «казЕнные», не казЁнные (что, тоже особо не радует), а «казЕнные». Руководство образования немало сил потратило на борьбу за неправильное написание и произношение. Ещё сейчас в школах ФГОС (Федеральный Государственный Образовательный Стандарт). Отчётность по введению нововведений постепенно вытесняет сам процесс обучения и делает его излишним… при правильном оформлении итоговых результатов. Вот такая… история.
   Трудно отважиться на персональную критику высокосидящих руководителей, поскольку благозвучность аббревиатур «ЕГЭ» и «ФГОС» свидетельствует о глубоком творческом потенциале, утвердивших эти… (не могу подобрать подходящее слово). Судя по всему… нет, лучше так: если верить многовековому отечественному опыту, что-то у «рыбы» с «головой».
Замахнёмся, для начала, на уровень пониже (и рыбку помельче): РОНО, ГорОНО, ГУО и т.д. Кто, так сказать, командует процессом образования «на местах»? Любой заинтересовавшийся гражданин может убедиться (даже не особенно утруждаясь), что сотрудников, проработавших в школе приличное число лет, получивших признание, заработавших авторитет у ряда поколений выпускников, там нет. А кто есть? В основном дамы разного возраста, научившиеся ко всем распоряжениям добавлять «Срочно!» и «В обязательном порядке!» нимало не заботясь о том, насколько это мешает самому учебному процессу. Постепенно сложилась ситуация, когда обучение идёт вопреки внешним условиям, только за счёт личностных качеств учителя. Есть ещё репетиторы. У них больше времени «на дело», возможностей заниматься именно с желающими, плюс дополнительная мотивация. Этот вариант невреден, но и необязателен. Приличная часть выпускников в состоянии сами себя заставить учиться. В общем, невзирая на все неблагоприятные факторы, уровень, необходимый для достойной сдачи выпускных экзаменов вполне достижим. Не все бабушки и не у всех подъездов с этим согласны… но, достижим.
   Т.е. в самом уровне и качестве знаний винить ЕГЭ смысла нет. Если только как элемент всей системы… громоздкой и малоэффективной. Тут уж можно отвести душу. Никто возражать сильно не будет.

   А, время, знай себе, течёт (самопроизвольно изменяя скорость), репетиции вальса выходят на первый план. Школа окончена, последний звонок прозвенел, экзамены сданы… осталось дождаться итогового количества баллов. Для кого-то это важно, кому-то просто любопытно… все ждут. Есть в этом ожидании вполне оправданная тревога – сбои в системе неотъемлемая часть всех отечественных систем (поставляются в комплекте). И волнения эти не беспочвенны! Результаты учащихся примерно одного уровня подготовки, выполняющих приблизительно одно и то же количество заданий из года в год могут различаться настолько значительно, что повергают в шок и детей, и родственников, и учителей. Кто там умудряется арифметические действия реформировать? Впрочем, в учительской практике такие коленкоры уже бывали, и они могут взглянуть на ситуацию философски, а остальные… главные потребители итогов? Причём позиции выпускников разных лет с одинаковым уровнем знаний, в рейтинге сохраняются, только в рейтинги смотрят позже и соображают что падение тотальное, т.е. по все стране… а, сначала… сначала шок. Позже пересчитаются вступительные «пороги», пришлют письмо из приёмной комиссии… А сначала шок и, мягко говоря, некоторое недоумение: Как такое могло случиться? Почему до сих пор не довели до заинтересованных лиц (нас с вами) простую и понятную всем формулу перевода первичных баллов в какие-то там ещё… надо полагать, итоговые. И есть ли смысл в этих самых первичных баллах?
   «Мутят воду», если у самих нет ясного понимания или само так получается когда «в товарищах согласья нет». Только причём тут остальные? … (извиняюсь).

   Экспериментик-то подзатянулся, разумных и бесспорных решений «на века» широкой общественности не представлено. Создаётся впечатление, что организаторы этого действа не совсем понимают, что делают и, главное, зачем (если не считать заработной платы, научных званий, гонораров за «интересные предложения», доходы от ежесезонных пособий для выпускников и т.д.).
   Все усовершенствования, к сожалению, больше похожи на метания. «Рассекретили» залежи заданий по просьбе интересующихся. Для подготовки полезно… но, изначально заложенные принципы это сводит «к нулю». Так, глядишь, новую форму придумают… (только, пусть сначала вернут средства, вбуханные в ЕГЭ).
   Тут и окажется, что вопрос: «Когда перестанут ругать ЕГЭ?», имеет простой ответ: «Сразу, как только появится другая форма итогового контроля знаний». Сразу же все начнут проклинать новый экзамен и вспоминать с теплотой «старый, добрый ЕГЭ». Главное, во время этих перемен не забыть (как обычно) о самом обучении. Нет, если окинуть взором технологически проблемные отрасли, то правильнее будет – «Вспомнить об обучении!».
   Хоть и появилась в верхних эшелонах (дует там, наверное, сильно) идея о создании условий для генерирования большого числа рабочих рук… но, история учит, что лучше если «рабочие руки» будут «с головой на плечах».

С. Васильев





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 93
© 22.03.2017 С. Васильев
Свидетельство о публикации: izba-2017-1936472

Рубрика произведения: Проза -> Статья


Сергей Сальников       23.03.2017   12:13:13
Отзыв:   положительный
По этому поводу больше года назад:
https://www.chitalnya.ru/work/1559062/

Ну, и учиться надо, при любой форме экзаменов :)
С. Васильев       23.03.2017   18:57:30

Проблема не в форме экзамена...
Проблема в избыточности средств, затрачиваемых на "антураж".
Эти деньги можно было использовать именно на образование.

СВК









1