Напряжение. Глава третья. Турчанка.


Турецких архитекторов возглавляла Жени-ханым. Лет ей было тогда, наверное, тридцать пять, но как все средиземноморские разморенные солнцем женщины она выглядела чуть старше из-за тёмной кожи и чёрных, по-мальчишески коротко стриженых волос. Ростом Жени была невелика, в талии чуть полновата. На удивление неухожена. Турчанки обыкновенно много времени уделяют своей внешности, но Жени-ханым это беспокоило в последнюю очередь. В первую очередь ее беспокоила архитектура. Когда она говорила о зданиях, сооружениях, фасадах, цоколях и мансардах у нее менялось лицо, и из маленькой невзрачной чернушечки с турецко-греческими корнями она превращалась в диву. Она начинала почти кричать визгливым резким голосом на безобразном английском, размахивать руками, сверкать глазами страшно и неукротимо и наскакивать на несогласных с её видением проекта. Несогласный имелся лишь один – Питер Хоуп. Остальные под её напором немедленно тушевались, багровели и начинали пить минералку литрами. «Вы не правы, дорогая миссис Жени», - нарочито медленно, выделяя голосом каждое слово, говорил Питер и повторял еще раз, чтобы она поняла «Вы не правы. Эта деталь здесь неуместна и утяжеляет конструкцию». И еще раз: «Неуместна»! И потом еще раз для всех: «Миссис Жени слишком увлекается. Как утвержденный субподрядчик и специалист со значительным опытом разработки аналогичных объектов, вынужден отклонить предложенные турецкой стороной дополнения…». Наши согласно мычали.

Жени замолкала, задыхалась от возмущения, прикладывала ладонь к груди, словно пыталась унять рычащую внутри ярость и выкрикивала Хоупу в лицо что-нибудь очень обидное, резкое. Порой оскорбительное.

«Я не расслышал последнее слово, не могли бы вы повторить», - Питер размеренно и с легкой улыбкой раскладывал предложение на интонационные паттерны. Я видела, что он все прекрасно понял и подсмеивается над ней, позволяет себе чуть-чуть мужского сарказма, а может быть даже подчеркнуто несёт «бремя белого человека». Жени тоже видела. Она была очень умной теткой, эта архитекторша Жени. И сухощавый, бесстрастный английский сноб ее бесил неудержимо.

«Полагаю, мы с вами пришли к общему решению по фасаду», - Питер оглядывал присутствующих, кивал и потом набивал что-то на лэптопе длинными тонкими пальцами. Откидывался в кресле. Обводил всех спокойным сытым взглядом. Точь в точь высокомерная «такса» с англосаксонской конячьей челюстью и светлыми, почти белыми глазами.

Жени менялась в лице. Бледнела «под благородный мрамор». Выпаливала турецкое «ааах сиктир» и выбегала прочь, хлопая дверью. Если она не возвращалась в течение минут десяти, Хоуп обращался ко мне: « Не могли бы вы помочь миссис Жени найти дорогу от «дамской комнаты» в переговорную. Боюсь, она заблудилась».





Рейтинг работы: 12
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 21.03.2017 Пишет Маруся

Рубрика произведения: Проза -> Поэма
Оценки: отлично 5, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 5 авторов














1