Сериалы подсознания (О снах)


Сериалы подсознания (О снах)
Незнакомый город... нет, не с многоэтажками, парками, трассами и машинами на них, а со строеньицами, слепленными из глины, обожженными солнцем и возле которых нет деревьев.
И я мечусь в узких улочках этого чужого мне города, и не помню, как попала в него, не знаю, как покинуть?

И снова - тёмный, сумеречный город… предгрозовой? предзакатный?.. с домами из почти чёрного дерева, меж которыми лентами - бесконечно крутые деревянные лестницы и я – на одной из них… и вижу там, внизу проносящиеся красные огни машин, поездов… спешу туда, на вокзал… но как пройти к нему?.. спросить не у кого… пусто… и даже в ушах густая, вязкая тишина.

Наука сомнология различает несколько видов снов (летаргический, наркотический и др.), а еще нормальный физиологический сон, и в моих, нормальных, неизменно повторяется тема поиска какого-либо выхода. Что это значит? Есть ли то продолжение лейтмотива реальности или нечто, до чего мне так и не докопаться?

Чужой город с припавшими к земле строеньицами… а, вернее, какими-то гнездовыми поселениями, а над ними – совершенно черное небо… бархатно-черное небо и под ним - сумерки, но не земные предзакатные, а тягучие, тревожащие, - зловещие… для меня зловещие, а для тех, кого вижу, – привычные, потому что и разговаривают между собой с улыбками, и даже смеются, но когда подхожу к ним, чтобы спросить как пройти к автовокзалу, то, хотя и замолкают, но смотрят мимо меня… словно не слышат и не видят… и тогда с надеждой самой отыскать автовокзал, снова спускаюсь по тропкам… но уже поднимаюсь на возвышенность, чтобы увидеть знакомые силуэты города, из которого зачем-то ушла и попала в этот, совсем неземной!.. но так и не вижу привычного абриса строений, а только до горизонта, под черным небом, при слабом мрачном освещении всё те же, прижатые к земле гнёзда-строеньица с чуть освещенными оконцами и несколько прорвавшихся меж них, огромных охристо-красных особняков, возле которых суетятся люди, - словно у них праздник, - а я в отчаянии!.. и опять по тропинке - вниз, вниз...

«Жизнь и сновидения — страницы одной и той же книги» писал философ Артур Шопенгауэр.
И действительно, под воздействием снов можно находиться часами, ибозачастую они переплетаются с явью, образуя сбившуюся нить, которую иногда хочется распутать, отделив сущность от картин и явлений сна, но почти всегда встает вопрос: а стоит ли это делать? Может, надо принимать их как некое развлечение, подброшенное отдыхающим мозгом?

Еду в поезде, а по проходу вагона туда-сюда ходит мужчина, мимо меня мелькает его расстегнутый пиджак, выбившаяся из брюк светлая рубаха и я знаю, что нравлюсь ему, но мне тревожно от этого, неспокойно: ведь может вот-вот подойди, а я не хочу этого, не хочу! Но уже подходит, наклоняется, шепчет: берите, мол, свои вещи и спрыгивайте с поезда на ходу, а то вагон скоро полетит под откос. Что делать? И хватаю сумку с какими-то вещичками, бегу в тамбур, но… Уже я на незнакомом вокзале… но вокзал ли это?.. покосившееся низкое строение и ворота слеплены из старых рекламных щитов, досок, решеток… надо непременно уехать отсюда, но где купить билет?.. ведь не вижу ни кассы, ни людей… и подхожу к какому-то маленькому сарайчику, что перед воротами… может там?.. но в нём – никого… а, впрочем, вот женщина в темном длинном пальто тряпкой что-то стирает с печки… и спрашиваю её: где, мол, касса?.. а она молча разводит руками, кивая на мужика в таком же пальто. Я - к нему, а он тоже молча машет рукой: пойдём, мол… и выходим на улицу… и уже я - вроде как у кассы, потому что передо мной плечи, спины людей и через них тянусь к тому мужику, который уже – за стеклом, а он отрезает кусок от какого-то брикета и протягивает мне… Такой билет?.. но беру… а он говорит, что за него надо платить пятьсот рублей. Роюсь в своём пакете и не нахожу денег… да нет, должны быть, должны!.. но - ни рубля!.. и с отчаянием взглядываю на мужика… и с отчаянием опять – в пакет!.. но всё же нахожу пятисотку и еще пятьдесят и протягиваю ему, но он мне пятьдесят - назад, а я машу рукой: да ладно, берите!.. И уже я – на чуть освещенной тоскливой улице с убогими витринами, серыми товарами в них и редкими прохожими… спрашиваю кого-то невидимого: как пройти к центру?.. и только слышу, что это, мол, и есть центральная улица… а мне томно на этой центральной, неуютно… Но всё же – вокзал! И через покосившиеся воротца с потёртыми рекламными щитами вижу ржавые рельсы и паровоз, который уже - в облаке белого пара… Значит, всё же уеду!

После таких, похожих снов, чтобы отмахнуться от них, обычно убеждаю себя, что они – сбой моей мозговой «программы», которая на ночь отключается, но не вся, - какие-то «файлы» продолжают открываться, перепутываться, вот и получается что-то вроде очередного сериала подсознания. И всё же иногда думается: а, может, мозг, выхватывая из рутины дней нечто важное, возле чего когда-то прошла мимо, во сне намёком пытается подтолкнуть к тем, ушедшим событиям, чтобы искала в них ответы на вопросы жизни?

Я – в осеннем поле с оголёнными квадратами земли недавно убранного урожая, и эти блекло-серые квадраты тянутся до горизонта, но там, где стою, пучки вывороченной земли, травы, соломы, ботвы… и я знаю, что где-то здесь, рядом, шастают какие-то животные… свиньи?.. копаясь и выискивая пищу, и мне хорошо оттого, что наконец-то они нашли себе немного корма… но знаю и то, что уже уходят отсюда дальше, и мне почему-то надо идти за ними, дабы убедиться, что где-то там тоже найдут пищу… И иду, иду по ботве, траве, спотыкаясь… ведь устала, присесть бы!.. но тут вдали, прямо среди поля, вижу что-то вроде вокзала. Идти к нему?.. И уже – рядом… а он - на сваях и платформе, выстланной досками, и посреди – большая высокая клумба, и цветы растут не только на ней, но и по бокам… мелкие яркие цветки, а вокруг ходят люди… не сельские, городские, и рядом на рельсах стоит состав… хотя и не вижу его, но знаю, что все вот-вот уедут на нём. Может, и мне с ними? Но куда, куда поедет поезд? Да еще непременно надо узнать, что те животные снова найдут себе пищу… может, вон за тем лесочком, который темной полоской – вдали? И спускаюсь по ступеньках с платформы, чтобы идти к тому самому лесочку…

У мистиков есть предположение: наше сознание во сне из привычной реальности перемещается в другой, таинственный мир, мы получаем неожиданную возможность жить одновременно в материальном и астральном мирах, от каждого получать нужные знания, наполняться космической мудростью и именно из сновидений можем почерпнуть ответы на многие вопросы. Но так ли это, и стоит ли толковать сны, чтобы искать в них некие решения проблем реальности?Ну что, к примеру, может подсказать мне вот такой сон?

Нет, это не наша квартира, но за окном, под штормовым ветром, клонится, мечется зеленая верхушка ивы, которая растет напротив нашего дома. И сжимаюсь: сейчас её сломает ветер, сейчас рухнет!.. Но уже я - на улице среди снежных сугробов, которые выше меня. Как же подойти к дому, который там, вот за этим сугробом?.. И иду, иду вдоль него, но вдруг – словно ворота. Кто их прорыл? И вхожу… а там, в полусумраке двора множество празднично одетых мужчин и женщин, и все они устремляются ко мне… только меня ждали?.. и уже входят в дом… чужой для меня дом, но почему-то я живу в нём… и передо мной начинают мелькать спины, плечи, головы гостей, а я смотрю на них и думаю: но я же не приглашала их… а раз пришли, надо угощать, но чем?.. у меня же ничего нет к празднику, я не думала о нём, но вот сейчас знаю, что гостей ровно тысяча двести, и пришли они отмечать какой-то юбилей. Что делать? И тут вижу мужчину, который сидит на подоконнике и на нём светло-бежевый полушубок… почему?.. ведь все одеты празднично?.. но подхожу к нему и спрашиваю: может, купить тысячу двести бутылок пива и головку сыра?.. пусть отрезают от неё и запивают пивом… Но он ухмыляется, пожимает плечами и, не отвечая, отворачивается и смотрит во двор. И опять я: ну что же делать? Ведь если и поеду за пивом и сыром, то как смогу привезти всё одна? Может, его попросить?.. Но мужчины в полушубке уже нет.

Конечно, такой сон – насмешливый каламбур мозга, очередной его фильм. Но верю, что бывают, бывают некие импульсы-полусны, когда вдруг ночью просыпаешься и отчетливо вспыхивает ответ на вопрос, который мучил днём и, наверное, не напрасно пишут, как Менделеев во сне увидел периодическую таблицу, Карл Гаусс - закон индукции, Нильс Бор - модель атома, а сын Данте от умершего отца получил подсказку, где хранится утерянная глава текста «Божественной комедии». И это подтверждает, чтосон не только отдых, но и работа подсознания, направленная на переработку информации о том, что более всего мучит в реальности. И как пример – вот этот мой сон, в котором размытые, расплывчатые образы помогли мне соткать «ткань» очередного рассказа.

Уже почти сумерки, а я - на незнакомом базаре. И сумерки не наши земные, а чужие, давящие и вокруг суетятся люди… но бесплотные, только тени их, тени… и я не удивляюсь этому, будто так и должно быть, так и надо… и уже выхожу через ворота на пустынную улицу… но почему-то возвращаюсь, а базар уже безлюден, да и сумерки сгустились… и снова возвращаюсь, иду к воротам, но через какую-то палатку, в которой у прилавка еще застыли несколько теней… хотят купить смородины?.. которая красной россыпью - у них под ногами, но я не удивляюсь этому, прохожу мимо… и сразу – чужой город, но с теми же давящими сумерками… и со мной совсем маленький голый мальчик, идущий впереди, а я иду за ним туда, куда – он… словно пасу его и знаю, что ищет в этом городе какого-то Стива, который непременно должен его искупать. И уже поднимаемся с ним на возвышенность, с которой вижу ряд особняков белых, странных, но красивых, а вон там – приплюснутые к земле строеньица из глины. И снова иду, иду за мальчиком послушно, не сопротивляясь, но вот – что-то вроде крылечка и на нём – Некто… не вижу его, а только знаю, что он здесь… и рядом с ним - таз с водой… и руки берут мальчика, опускают в воду, а я вздыхаю с облегчением, – всё, мол, наконец-то!..

Мама рассказывала о таком обычае: перед постройкой новой избы, хозяин уходил ночевать на то место, где хотел строиться, срубал там дерево, рядом с пнём расстилал тулуп, на него клал трубку и огниво, и вот если ему приснится, что родной умерший человек сидел на пне и курил трубку, то это значило: место выбрано правильно. Снились ли такие вещие сны моим предкам? Не знаю. Но достаточно и того, что они просто верили, - может, эта вера делала их жизнь духовно богаче моей хотя бы потому, что я отношусь к снам гораздо трезвее и этим обедняю себя.

Какие толстые, яркие стволы деревьев! Тёмно-оранжевые, красные… сосны? И трава-то под ними почти оранжевая… но почему я здесь и одна?.. ведь совсем рядом – стая волков и вот-вот должны напасть! Мечусь меж этих толстых стволов: ага, вот так пригнусь, если… нет, тогда не смогу видеть их… за дерево?.. спиной к нему?.. А волки уже рядом, - слышу! - но как, как стать? Лицом ли к ним, спиной?.. но тогда не увижу откуда они? И отчаяние…
В низких темных коридорах нас пятеро… и кто они, те, кто рядом?.. но знаю: нас ведут расстреливать. Нет, пока не вижу палачей, но там, за стеной слышу будничный говор… и уже подводят к какому-то чуланчику тесному… и уже мы – в нём, а те, что привели, суют нам в руки клетчатые пледы и те, что шли рядом со мной, уже лезут на полки чуланчика, сворачиваются калачиком… зачем?.. укрываются пледами … зачем?.. ведь так могут только ранить и тогда надо будет долго мучиться, прежде чем… Нет, лучше – сразу! И, словно прикрывая всех, становлюсь перед полками спиной к тем, кто сейчас войдёт, чтобы…

Подобные сны темны, мрачны и, проснувшись, от них не так-то легко избавиться. Но бывают и светлые, наполненные такой радостью, что в них хочется проснуться, и зачастую они вне нашего сознательного восприятия, ибо показывают или слишком отдалённые от нас явления, которые трудно объяснить, или фантазийные, в которых отражаются иллюзии, мечты и о которых можно сказать словами Библии: "... видевшие его скажут: где он? Как сон, улетит, и не найдут его; и, как ночное видение, исчезнет. Глаз, видевший его, больше не увидит его, и уже не усмотрит его место его."

Я - в поле. Ещё грязными клочьями мается снег, но полянами – трава зеленая-зеленая, яркая-яркая! Лежу на ней, вдыхаю запахи её, земли и от этого - радость!
Прямо на снегу, - глубоком!.. пушистом!.. ослепительно белом! - собираю цветы… огромные розовые цветы… и их уже целый букет! Дивлюсь: на снегу - и такие?.. И снова – радость!
В высокой траве резвится рыжая собака… спаниель?.. и носится в этой густой и стелящейся от ветра траве, как ветер, то и дело, подбегая к маленькому мальчику… и тот бросается к ней, виснет на шее, но тут же со смехом срывается, а пес, вроде бы испугавшись, бросается прочь, но с лаем возвращается и опять – игра, игра… и в этой игре такая радость неуёмная, светлая!.. что кажется, нет ей конца.

Бодрствуя, человек тоже находится во власти иллюзий и, как пошутил Г. Малкин «Сны видят все, но не все в это время спят», так что образы «сновидений» реального мира и ночного мало чем отличаются, правда последние весьма хрупки и быстро тают. Однажды мне приснился странный сон, подобный тому, которые сомнологи называют кармическими, ибо они «отражают образы, связанные с нашими предыдущими воплощениями». Ведь в учении Будды сказано: "Все существа имеют свою Карму. Они наследники поступков и сыновья поступков.»
Вроде бы я… или не я?.. спускаюсь со склона и уже иду по лужайке с высокой разлапистой травой, под которой даже тропка едва видна, и трава эта расцвечена дивными, незнакомыми мне цветами, а там, за мостком через узкую речушку… знаю это!.. мое родное селение… или дом?.. а справа, на склоне растут крупнолистные деревья, которые тоже мне, теперешней, незнакомы, но не той, что проходит возле них, для той они родные… и она… или я?.. не вижу, но знаю: там, за этими деревьями стоят парни, которые смотрят на меня, и даже слышу их шепот: «Лаура идет, Лаура идет!». Будто видеть меня для них – восторг и счастье, которого ждали, и когда перехожу через мосток, то снова слышу… или она?.. «Как красива Лаура, как красива!»

Не могу сказать, что я полный поклонник буддизма, но в то же время не отрицаю, что каждый из нас, как потомок далёких предков, несёт в себе не только генную память, но частицы их душ, и однажды частицы эти вспыхивают в нашем подсознании и, воплощаясь в фантазийные образы или преломляясь, одеваясь в современные «одежды», преображаются в яркие образы, которые если и не подсказывают нового, то хотя бы напоминают о тех, кто передал нам эстафету жизни.
http://galinasafonova-pirus.ru











Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 39
© 21.03.2017 Сафонова-Пирус

Рубрика произведения: Проза -> Эссе
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1