Перстень сирены. Глава XIII


Перстень сирены. Глава XIII
 


- Ду – шень – ка! – задумчиво лепечет Никуша, гладя пышную шевелюру куклы.. И ставя перед нею крохотную кофейную чашку... Поднимает на меня глаза, огромные... Пепельная волна волос сыплется, движется, дышит на абрисе худеньких плечиков.. Быстро черчу карандашом, сангина летит в пальцах – пылью, гипсовым шариком мнется... почти не успеваю за нею...
- Что? Что ты сказала, Никион? Немного так постой. Я зарисую тебя...
- Не надо... Рисуй лучше уже мамусеньку.. – Ника прикусывает пальчик, думая о чем – то.. Глаза темнеют бликами.
- Это вот папочка же сказал, что она - душенька... Тихонько сказал, а я -  расслышала...
- Как ты все слышишь, Никион? – Пожимаю плечами, смеюсь. – И как снег идет, слышишь, наверное?
- Нарисовать могу, как идет он.– Девочка смеется всеми ямочками на щеках и подбородке сразу. Вторит мне.

- А слышит его только мамусенька... Почему она не спит ночью, папа Миша? Мы же все спим, вот? - Никуша пожимает плечами и смотрит на меня удивленно и печально. – Чтобы снег слушать?
- Наверное, детка. Ты не огорчайся. Мама поправится скоро. И все будет хорошо. И домой уедем. Даю слово тебе. На дачу. – Я подмигиваю Нике. А внутри холод зловеще скребет лапищей по хребту... Италия не прорисовывается в лунных ночах Ланки.. В Италию они не едут... А мне скоро предстоит уехать в Данию.. Контракт с экспертным отделом национальной галереи уже подписан. Месяц, а там - посмотрим.. В любом случае, дача становится небрежным призраком, маревом, облаком степной жары, по которой скучаю - дико.. Зябко тру щеку, ожесточенно – локти. Черт, мерзну в этой слякоти морозной, не хуже Ланки.. И где они запропали с Грэгом? Вроде бы обещали недолго... Не нравится мне все это. Студия... Лансарова? Что она такое?! Рыжая лисица, с облезлым мехом, костлявая.. Скоро умрет от передоза.. Кожа с серовато – желтым оттенком, почти пепел... Рисует, как Бог. Или – Босх?[1] Иногда смотреть можно сквозь ее линии. И тянет магнитом – смотреть. И что тогда – посмертно на нее смотреть? О, Господи, о чем думаю?!... Ключ так плавно щелкает в замке, что - не слышу... Новый замок... Стильно, до одури вся эта огромная, холодная квартира от Академии искусств, на заливе.


Серебристо – влекущий смех Ланки. Шорох хрустящей бумаги, опьяняющий запах гиацинтов, нарциссов... Опять цветы...
- Солнышко, carrissima, осторожнее.. Держись за меня.. Ради бога!
- Ой, Грэг, ну как же долго это такси, невозможно! Не надо, я сама сниму же... Никушенька уже спит, наверное? Да? Нет, зачем садиться, не надо же...
Звук слетающей обуви... Ланка, как обычно, разбрасывает свои стильные башмачки Сандрильоны в разных концах холла. Иначе не может...
- Маму – сенька... Приехала. – Никушка летит стрелой, солнечной, лучом, бросив кукол, чашки, пластилин, акварельные сиропы ( озорница, не только рисует, но и делает микстуры из дорогих наборов Сакко![2]) , виснет на шее Ланки, теребит пальто, стряхивает пудру, снег, жмурится от запаха духов.. «Carloff», что там еще? Кажется, Грэг на той неделе покупал ей что то. .. Лимонное Вербену. Весну. Путаюсь в ее ароматах, духах, как в шлейфе .... Голова кругом...
- Вкусно.. Мамусенька, как будто ты вся - в печеньках! – довольно щурится Никушка, прыгая и щебеча вокруг смеющейся пары.- Папочка, давай мне шарф... Вот твои тапочки...

- А мы ведь печеньки то как раз и купили к чаю... Как ты любишь, вот, смотри, детка! – Грэг фыркает, морщит нос. – Поздновато .. Мы с мамой думали, ты купаешься и в постели уже будешь, а ты все прыгаешь, зайка.. Не устала? Мишка, привет. Ничего замки, да, улет? Как в масло... - Гошка твердо и тепло пожимает мою руку, одновременно отряхивая пальто Ланки и расправляя его в недрах шкафа... Черт, опять эта морось... Что за погода, непонятно, что такое? Пока шли к парадному, вымокли напрочь... Ланушка опять кашляет, да.. . Но нас « шанхайцы» чаем поили зато... Вот это чай! Как дома, сна - ни в одном глазу...
- Чего – то Вы долго.. – Я потираю руки, в столовой - хруст пакетов, Ланкины ручки мелькают на столом, сооружаю на тарелках горки из печенья, кокосовой стружки, заварных от «Елисеевского» и мандаринов.
- Ну и как Вам – «белый Шанхай»? Что преподнесли? Какие мемории? Барякину фразировали, небось? «Белых графинь»? – Я подмигиваю Грэгу. Чуть нервно.


Грэг пожимает плечами..
- Да, знаешь .. как то не особо....Щебетали кофейно о Вертинском... Мартышкины ужимки, на мое усмотрение, а Ланушка - смеялась, ей понравилось, хотя носик морщился, периодически так, и глазки прикрывала томно, особенно когда заговорили про «шанхайскую Джиоконду»[3]... Ну, не нравится она ей и все тут! Да, милая? – Грэг смеется, склоняясь к плечу Ланки, сминая губами шифон, бархат кожи, завитки волос.
- Да что ты, Горушка! – ежится нежно та.. – Как может нравиться это все такое? Что ты! На ее душе - две загубленные жизни.. И эти, какие то, разорванные романы. Вертинский даже звал ее «черным ангелом».
Такой ведь он был истинный дамский угодник.. До кончиков нерва. А звал! Мучила, терзала чем? Могла открыто кричать в ресторане, бить посуду... – Ланка округло пожимает плечом.
- .Что - то глубоко стервное было в ней... Правда, было.. На Лили Эффер похожа.. Тонка, красива, талантлива, а душа - не лежит ни к ней, ни к стихам ее .. Холодным. Как серебро. Отражение скользит... Жила она долго.. так долго, что мучительно больно казалось ей это – дышать почти век.
- Повезло все же Лариссе. В «жрицы любви» не записали ее прочно, как двадцать два процента «русских шанхаек» И потом, у нее был Морис Шез.- парирует задумчиво Грэг, хрипло откашливаясь.
В столовой пахнет свеже - нарезанным лимоном и прожаренной ветчиной с карри. Опять он колдует у плиты, привычно, быстро, не задумываясь. Спокойно Уверенно. Тепло..
- Увез ее куда то... Плескалась на Таити в лагунах. Колдовала над костром, пламя утихало от ее танца. Или разгоралось? Там, на Таити ее Евтушенко и увидел, очарован был.... Она ему что то гадала, роняла, искала раковины в песке.. Наговорила, зачаровала - напрочь, потому и попала в антологию к нему.. Или не попала? –Ланка щурится, хмурится. – Горушка, не помню я.. Перелешин[4] что то писал... Она бросает фартучек на стул. – Я пойду, Никушу купать надо... Полотенце теплое, мальчики, потом кто нибудь, да, принесете? Небрежные, чуть нервные ее движения...Линии Воздух. Свет. Как от ее имени.
...Она идет мимо, рука касается моей шевелюры, - Миша, здесь так холодно , ужас... Калорифер что ли включить еще?...
Да.. Сейчас я...Да не волнуйся ты... Может, Никушку к нам? У нас теплее, и Леха вечно африканс танцует... Зажжет и снеговика. – Я пытаюсь шутить. Всерьез.
- Нет, Миша, что это такое, нет.. Девочка должна быть дома. – Ланка стремительно выходит из столовой с итальянской сверкающей кухней. – Тебе, кстати, привет от Демировой.
-Ну и как она? Что? – Я рад сменить тему.
- Ни – че – го!. – серебристый колокольчик Ланки затихает в глубине холла. - Мы от Лансаровой с нею совсем замерзли.. У Лиссы уже лед вместо сердца...
- Что? Что ты сказала? – Я в изумлении хрипло закашливаюсь. Перехватывает горло.
- Девочка гибнет, Миша. Она сама не своя. Кричит ночами. И душа у нее - кричит. Мы ее спасти как то можем? Она ведь умрет.. Серая, как пепел, холодно с нею.. А кудрями, кажется, что- сожжет... Дай о ней статью.. Куда то можно? Журнал, сайт? Давай, я что то напишу ? Эссе, может, выставку как то организовать?.. В Дании какая то клиника есть... Там на последней стадии, говорят, вытаскивают...
- Я через две недели еду в Данию, Ланочка. – ...Выдыхаю хрипло то, что страшился ей сказать две недели.. – Попробую разузнать... Но, по моему, там лафа наркоманам.... Лечат маленькими дозами кайфа.... Просто продлим ей сладкую муку... Стоит ли? Зачем она тебя звала то, кстати?
- Картину подарила. «Балерина». Танцует на одной ножечке.. Как у Андерсена. А лица - нет. Пустой профиль... Как будто тоска... В картине этой... Никушенька, ласточка, пойдем купаться, детка.. Ты какую пенку хочешь? Клубничную? Или фиалку?

- Ма – мочка, а можно, я - как ты? – лукаво тянет Никушка- Лимонную? Так, как будто – жарко.. Лето...
...И ребенок мерзнет прочно в этом жилище фейной королевы.. Чертыхаюсь про себя. Вжимаю в плечи голову. Перемигиваюсь с Грэгом. Он нервничает, но это незаметно.. Совершенно. Тарелки бликуют на столе. Ветчина в сухарях. Вино в узком стане александрийских бокалов. Тонкий аромат ландышей, гиацинтов. Влекуще. Тревожно. Шумит вода..
И голос Ланки, близко, у косяка, у двери, шепот, нежно – хриплый, обрывистый, от которого - вздрагиваем оба. Зябко. Обмирает сердце, обрывается нитью...
- Миша, но ты же, наверное, еще успеешь вернуться, да?. И мы поможем Лиссе.. Он же на коротком поводке ее держит.. Экслер.. Модный и стильный Волан де Мер...[5] Она умрет, если он повысит дозу.. И доза отмеряется строго. Как капли цианида.. Я где – то читала, что они пахнут гиацинтом.. Или нарциссом. Я всегда путаю... – Фей трет пальчиками виски, зябко поводит плечом.. Стекло огромного, в пол, окна туманно ловит ее скользящий профиль. Нечеткий. Не прочерченный. Но такой теплый на фоне замершего в черных проталинах залива...



[1] Иероним Босх –( 1450 60 гг -1516) нидерландский живописец. Писал религиозные, аллегорические и жанровые картины. Живопись отмечена смелым расширением круга тем и образов, их необычайностью и причудливостью.
Новаторские тенденции искусства Босха подготовили почву для формирования нидерландского бытового жанра, пейзажа.
Источник : БСЭ. том 3, стр. 1764 -65.гг. Личное собрание автора. [2] Сакко – знаменитая карандашная фабрика. Выпускает также акварельные краски. [3] Речь идет о Лариссе Андерссон – знаменитой диве русской колонии в Шанхае, поэтессе, танцовщице. [4] В. Перелешин – поэт русской эмиграции в Шанхае. [5] Персонаж серии культовых романов Дж. Роулинг  Тонкий прообраз дьявола.  





Рейтинг работы: 64
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 180
© 17.03.2017 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2017-1931669

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


Долорес       19.10.2017   14:20:41
Отзыв:   положительный
КРАСИВАЯ, НЕЖНАЯ ГЛАВА.
ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ ЛЮБОЗНАТЕЛЬНАЯ ДЕВЧУШКА НИКА.
ИСКРЕННЕ ЖАЛЬ ЛИССУ. УМОРИТ ЕЁ ЭКСЛЕР, ЕСЛИ УЖЕ НЕ УМОРИЛ.
РАБОТА МЕДЛЕННО, НО ВЕРНО, ПРОДОЛЖАЕТСЯ.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       19.10.2017   14:57:08

спасибо.... Не уморит никто никого.. Читай роман:)))))))))))))))))
Людмила Володина       22.04.2017   13:48:15
Отзыв:   положительный
Читаешь и столько нового,до тонкостей. познаёшь! Вроде и читала, и слышала кое-что, но как-то вскользь...И хочется вернуться к судьбам тех полузнакомцев...Светланочка, как всё захватывающе - интересно!!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       22.04.2017   13:53:01

Спасибо, мне очень дороги отзывы к этой книге.. Огромное спасибо...
Шостакович       18.03.2017   10:10:00
Отзыв:   положительный
Летящая отрывистая глава как взмахи крыльев! Нежно щемяще...Свет одним словом!!
Дорогая! Обнимаю тысячи раз! Читаю...читаю...восхищаюсь.
Люблю дорожу
Твоя Наташа

- Ма – мочка, а можно, я - как ты...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       18.03.2017   11:09:18

Очень взволнована твоим отзывом ... До слез... Люблю твою душу.. Спасибо, что понимаешь..
Ди.Вано       18.03.2017   07:51:09
Отзыв:   положительный
Приятная и трогательная встреча с дорогими ЛГ.
Ника впитывает, как губка, удивительную атмосферу дома,
тонкого вкуса и душевности Фея.
А я наслаждаюсь интеллигентной насыщенностью текста,
его удивительной стилистикой...
Как всегда,.... В а ш е ...
Обнимаю


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       18.03.2017   09:01:54

Сердечный поклон. За все...
Инна Филиппова       18.03.2017   07:43:42
Отзыв:   положительный
Такая светлая вечерняя глава... и в тоже время - разрывающая сердце....
Как ты умеешь совместить свет и тьму - и играть на этом пересечении чудесную музыку!
Спасибо...
Нет слов, как понравилось.

Твоя...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       18.03.2017   09:01:19

Обнимаю. Спасибо за музыку отзыва...
Тата       17.03.2017   17:54:32
Отзыв:   положительный
Очень красиво. Хоть и не могу согласиться, с каким флёром говорится о наркоше. Но всё равно - очень вкусно, как и всё, что Вы творите.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       18.03.2017   09:00:20

Благодарю... Посмотрите картины Босха... Спасибо, что чувствуете все...








1