Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Анри-путешественник


Всем большой привет. Меня зовут Анри; я – самый пушистый хомяк в мире, хотя не все с этим согласны. Мои старые знакомые, Джада и Роган уже рассказали всем свою историю – кто не слышал об их приключениях в Элсмире, Стиллвинде и Ромгарде? И пусть в моём повествовании нет столько волшебства, всё же поведаю вам его. Не против?
Я живу в мусорном мешке, что висит на двери у чёрного входа старой школы для детей. Особо я не жалуюсь, но иногда мне достаётся, когда в моё убежище зашвыривают скомканные тетрадные листы, измазанные ручкой – на пасту у меня страшнейшая аллергия!
Вообще, я люблю, даже обожаю свой домище, однако нередки случаи вторжения и посягательства – бывает и так, что мою обитель выносят на природу и вытряхивают всё содержимое на свалку. Не очень приятно, знаете ли, когда больно падаешь на камушки!
Мусор выносят еженедельно – а значит, у меня есть шесть деньков покоя. Конечно, это всё условности – мой мешок пинают, мучают, а то он порой и вовсе сам слетает с ручки двери.
Ученики мне на радость не догадываются о моём существовании, иначе мне пришлось бы искать себе новое жилище.
Врагов у меня, к моему величайшему сожалению, немало – кошки и собаки недобро смотрят в сторону моего мешка, все, норовя залезть туда лапкой или мордочкой – чуют ведь, окаянные, что там, на дне притихла большая мыша вроде меня.
Я грызун, но я грызун порядочный и законопослушный: я не вожусь с мышами и крысами, всячески сторонюсь их. Они не прочь завезти со мной дружбу, но я слишком благороден, да и шёрстка моя лишена, к счастью блох и вшей, так что с удовольствием можете погрузиться в неё.
На меня и мой ценный мех охотятся и браконьеры – а кому понравится, если твоя шубка станет чьей-то шубкой или шапкой?
Я тёплый, это правда. Быстро греюсь на солнцепёке. А ещё у меня толстые щёчки, забавные зеньки и я часто мечтаю сидеть на плече у своего хозяина. Такого хозяина, который меня не обидит, и всегда будет кормить орехами и зёрнами. И это всё враки, что хомяки залезают к хозяину в рот – мы любопытные, да, но не настолько. Ибо кроме неприятного оттуда запаха и остатков пищи ничего интересного там нет, уж поверьте! Да и клацанье их челюстей равносильно для меня бою часов во-он с той башенки.
Всегда я умываюсь, каждое утро! Мягко растираю себе спинку, нежно чищу мордочку, расчёсываю усы и любуюсь ими, шевеля во все стороны. Это – моя гордость, хотя и говорят, что у кошек длиннее.
Сам по себе я невкусный, но враги мои думают иначе. Приходится мне, бедняжке скрываться от их жадности. Мне нравится завтракать, но мне вовсе не нравится, когда мной кто-то завтракает.
Я схожу с ума, когда меня ласково щекочут под подбородком или за ушками – тогда я улыбаюсь, закрываю глазки, вытягиваю лапки вдоль своего туловища и умиротворённо засыпаю с самым довольным видом.
Я очень весёлое существо, но иногда жизнь моя омрачается неприятными, даже криминальными происшествиями.
Так, надо отметить, что возле начального научного заведения я жил не всегда – когда-то у меня была своя, строго мной отмеченная территория.
Раньше я жил напротив здания в нескольких десятках метров от него, за холмом, в арыке. Ой, там было так здорово! Лужицы, любимый куст, солнышко, тенёчек, ветерок, мурава – вот це природа! Всё это некогда у меня было, и было мне там очень хорошо, дивно и свежо…
Спал я под деревом, накрывшись камышом и во-он тем большим-большим листом травы. Многие вероятно склонны считать что хомяки – животные ночные, но это чепуха! Я самая первая соня в мире, но днём я бодрствую!
Я не водил дружбу с белками – они выпендристые выскочки, забирающие все припасённые мной орешки. А ещё…. А ещё они сказали, что их хвостики пушистее, чем у меня под горлышком!!!
Обитала в моих краях одна лесная мыша. Симпатичная, скажу я вам. А потом она куда-то исчезла…
А затем появился этот негодник Селти! Всю жизнь мне отравил!
Селти – это большущий енот. Таких экземпляров в нашем крае ещё не было видано.
Поначалу он также как и все отбирал мою еду. «Самый обычный воришка и хулиган», подумал я. но затем начались ночные кошмары…
Оборванец и пройдоха распушил свои кисточки на макушке, фыркнул и загнал меня в угол. Это было в полночь. Он угрожал мне! Сильно он тогда меня испугал…
Его требование было понятным – он не в совсем корректно-вежливой форме «попросил» меня убираться с моих же мест. «Чёрта с два», подумал я и спрятался во мху и сене.
Сволочь, он выследил меня! Нашёл и стал забирать всё – и вода его, и земля его; даже небо – и то оказалось его!
Глухой августовской ночью при свете звёздочек этот гадёныш перегрыз всем кустарникам их тонкие стволы; а я, убежав, спрятался на опушке леса, в дупле – но он и оттуда меня вытурил! Это было, как наваждение, как новая магия всех времён – Селти гонял меня по кругу до рассвета, сшибая деревья. Иглы голосемянных больно укалывали – я взращивал лиственницу в горшочке, сдобно поливая нектаром из чулана. А когда она подросла, и горшок не понадобился, я убрал его обратно. Теперь все мои труды пошли прахом.
Утром я очнулся на лужайке весь измятый. Ну и хорошо же отдубасил меня енотище! Все бока болят, и мой драгоценный мех теперь представлял собой жалкое зрелище. Я бы тоже мог кусануть Селти пару раз, но видите ли у меня другое воспитание. Тогда я очень сильно обиделся (но не расплакался!) и ушёл восвояси. Сбежал туда, откуда пишу вам и сейчас – притаился в школе. И теперь обо мне – ни слуху, ни духу.
Питаться объедками со стола детишек-школьников – не самое верное решение, и частенько меня навещают бобры, снабжая провизией.
Друг у меня появился вскоре – его зовут Нерси. Он тоже хомяк, кстати. Ой, какой он классный! Только он совсем ручной, в отличие от меня, дикаря – его хозяин куда-то пропал…
С Нерси мы отлично сошлись – мне правда пришлось переучивать его – у своего прежнего владельца хомячок привязался к картофельным чипсам. Вкусным и хорошо прожаренным. Это всё так, но где я ему их тут достану? А воровать я так и не научился – не могу…
Итак, три месяца я проживал на поляне, спустя ещё столько времени я отпраздновал своё существование в мусорном мешке. Но вот, Он не оставил меня – зато я очутился в таких местечках, о которых вы и не слыхивали!!! Вот я и хочу раскрыть свои тайны; о том, где побывал и что видел.
Однажды к нам с Нерси в гости пришла одна очаровательная морская свинка и предложила отправиться вместе с ней в путешествие; сказала, без колдовства не обойдётся.
Мэйби (так её зовут) мне сразу приглянулась, и я брякнул ей, что даю своё согласие. Нерси тоже не был против, и мы втроём пошли в путь. Именно тогда я вынужден был самому себе признаться, что Мэйби гораздо пушистее меня!
Я и мои друзья запаслись кое-каким провиантом и двинулись в дорогу в пять часов утра. Ещё было довольно прохладно, и мой пух встал дыбом. У Нерси пушок тоже проснулся.
И вот мы, три пушистика сделали свой первый привал, пройдя, наверное, часа три (судя по солнцу, ибо часы мои остановились ещё полгода назад).
Наелись мы до отвала. Я сразу подумал, что не нужно было есть столько сухарей и бубликов – мы все теперь изрядно икали.
Немного позже я и мои друзья предстали перед занятной дверцей – окошко в воздухе. Недолго думая, мы перелезли через сучья и прыгнули туда..
Ничего плохого с нами не случилось, но мне снова захотелось есть. У меня и так текли слюнки – Мэйби жевала сладкую вату, а Нерси уплетал свои чипсы. Тогда я взял да и скушал бутерброд, запив его кефиром. Бутербродов слопал я по дорожке не мало; ну, а что? За одним…
Та щель привела нас в странное поле. Ну-у, нечто вроде открытого рынка. Только продавцов – с пятерню, а покупателей – пустая и дырявая сумейка.
Мы подошли к одному из базарных торгашей, а он, поздоровавшись, предложил нам доспехи. Мы ему сразу сказали, что денег у нас-то и нет! Да и зачем они нам? Не на войну ж собрались. Однако Мэйби провела по воздуху лапкой и шепнула мне на ушко, что и самый обычный пикничок-с может стать великим географическим открытием. Я ей вроде ничего не ответил, а торговец, многозначительно шелестя фалангами ладони, крикнул нечто вроде «попозже подойдёшь»…
Напротив того дворика была другая забегаловка, и мы сразу же направились к нему. Мастер этого ларька, поприветствовав всех троих, начал раскладывать перед нами всякие разные травы-отравы, от которых недурно несло. Вот они, женщины: Мэйби заложила свою красную ленточку и купила всё, на что хватило. А то, что сей амбар ещё и ломбард, меня удивило крайне. Ещё я был поражён тем, что у каждого из киосков был только один человечек; он был и приёмщиком товара, и кассиром, и продавцом-консультантом. Он же и прибирался там, здесь же и почивал.
Третий магазинчик предоставил нам право выбора в оружии, четвёртый показал все прелести магических услуг. Шестой собственно оказался пустым, а на выходе из того местечка путь нам преградил некий странник.
Грустный незнакомец с зарёванным личиком печально известил, что на его земли напали разбойники и разграбили их дотла. Я не совсем понял, при чём же мы, но он так настойчиво нас умолял, что мы согласились. Ну, а что ещё делать? Не пропадать же добру…. Ну, в смысле, жалко нам стало того чудака. К тому же он пообещал нам сытный обед.
Нерси немного дулся, что экскурсия на природу вылилась в остросюжетную авантюры. Пришлось нам с Мэйби успокаивать его. Чего доброго, расхныкается перед заданием…
Вот именно, чуть не забыл: тот тип сказал, что у него есть для нас задание. Мы выручили его (королевство было временно захвачено вредными насекомыми, но мы их всех поели), а теперь страж стал утверждать, что домашняя страница недоступна, и теперь мы словно в плену.
Лгунишка дико извинился и чуть ли не на коленях стал визжать, что мы посланы ему волею судьбы защитить границы всех его владений.
Я мгновенно почуял неладное, ибо разве может у такого малютки быть так много власти? Больше всех был недоволен Нерси, но сейчас он был прав: мы хотели просто немного отдохнуть, путешествуя, а набрели на приключения. На свои шеи и головы.
Нерси – хомяк домашний; если бы я помнил об этом, то не взял бы его с собой. Ему трудно, но теперь уже поздно. Я ведь как лучше хотел, да и с кем я пойду в поход, как не с ним?
То, что теперь мы во власти гномика, и не сможем попасть домой, пока не выполним все его нелепые, на не касающиеся требования меня выводило из равновесие. Но Мэйби – такая дама и лапочка, что я по-прежнему держал себя в лапках. Я – настоящий мужчина!
Врунишка поручил нам сражаться под его знаменем (и это при том, что сам он лично присутствовать не будет!) с врагами, освобождать страны от режима и получать от него дары.
«Дарами» хитрец называл бонусы, которыми он будет награждать нас за тот или иной подвиг, как то: исцеление, лечебные травы, святость, жизнь, доспехи и цель.
Деваться нам было уже некуда, и мы согласились.
Мы дебютировали как «ополченцы» в королевстве Эльзефхаэни; государстве, принадлежащем эльфам.
Эльфы, похожие на крылатых фей нам по пути попадались, но их было так мало, что ими можно было пренебречь – всё равно от них никакого толку.
Наш нынешний властелин наделил нас силой, едой и магией. Всё это пополнялось бы автоматически, если ранения были бы незначительными; и уже при переходе на другой уровень мы становились бы могущественней, намного.
Эльзефхаэни – страна как страна; ничего сверхъестественного. Типичное для Средневековья, я вам скажу. Те же четыре сословия. К первому я бы отнёс магов, колдунов и демонов; ко второму – лучников, копьеносцев, меченосцев, кинжальщиков, секироносцев и алебардистов (то есть, всех рыцарей); к третьему – знать, купцов и ремесленников; ну и наконец, к последнему – крестьян. У этого королевства был достаточно сложный узор на лазурно-бирюзовом фоне государственного флажка-вымпела, перевязанного серым пояском.
Я, Нерси и Мэйби прошлись по городу, но там все как будто бы вымерли. Странно, брошенная страна? Когда и кем? Но ведь в сёлах имеются все представители сословий!
Мы обрыскали все закоулки, но и духу врагов (да и друзей, кстати, тоже) не обнаружили. Тогда мы покинули Эльзефхаэни и двинулись вперёд и немного вправо. Так мы попали в Дух Святой.
В Духе Святом (так называлось то царство, имеющее своим символом флаг рыжего цвета с бледной луной) мы только тем и занимались, что вдыхали свежий воздух да озон – а больше тут ничего и не было. Всё же нам тут понравилось (даже Нерси); это пребывание прибавило нам святости, особенно после того, как мы раскинулись тут ненадолго лагерем из шатров.
Бенвенюга с её белёсым полотнищем вкупе с золотистым насекомым с левого верхнего края оказалась страной бабочек (разноцветных летяг самой пёстрой окраски) – относительная тишина кругом. Наша подружка же стала наблюдать за опылением мотыльками всех подряд цветковых растений. Мэйби долго любовалась этим дивным зрелищем, но пора уже было идти дальше.
Но уже в султанате Хэрблайф мы столкнулись с большой напастью – путь мне и моим друзьям преградили боевые львы, боевые коты, ниссы, кобольды, брауны, ники, стромкарлы, филиноиды и хряковепри.
Завоеватели Хэрблайфа являлись преимущественно конниками, и нам пришлось туго. Вражеским знаменем была очень грязная тряпка с единственно чистым краешком где-то там на северо-западе. Постирать бы, но – война…
Котеек мы одолели сразу – эти существа отчего-то оказались наименее защищёнными, хотя и выглядели грозно.
Ниссы, кобольды, брауны, ники и стромкарлы (то есть, все маленькие человечки, зловредные карлики и лилипуты) кидали в нас тяжёлые камни, валуны и руду; филиноиды (подобия филинов) пролетая, гадили сверху; ну, а хряковепри так и норовили подсадить всех нас троих на свои кабаньи клыки.
Наше мужество нас же и выручило. Боровов мы поджарили на вертеле, а всех человечков засыпали землицей, и больше они уже не вылезали. Сложнее пришлось с филиноидами – это ведь летяги, и имели над нами значительное преимущество.
Я и Нерси потеряли меньше магии, но больше силы, а Мэйби – наоборот. Но уже после третьего глотка божественного эликсира нам всем неплохо полегчало, и я был восторженно рад: мы справились!
В княжестве Таргетстэйт мы вновь столкнулись с боевыми кошками (от них исходило сияние, их не выгораживающее), но быстро сломили их сопротивление. «Если так пойдёт и дальше, то мы легко всех одолеем», думал я, готовясь ко сну. А флажочек у них и впрямь красив – зелёная морская водоросль на поле крови.
Последней станцией того местечка стало графство Хиэлэнд. Вот тут-то мы по-настоящему расслабились! Зализали все раны, получили свои кровные, обещанные нам бонусы и двинулись к ватерлинии – це намечалось новое задание.
В предстоящем морском путешествии я даже и представить, вообразить себе не мог, что все мы попадём в самый конкретный шторм! Наш корабль трепало только так, но мы выстояли. К несчастью, мимо проплывали тюлени, и Нерси очутился на дне морском – волнами от их конечностей-плавников плот расшатало так, что наш верный друг и помощник вывалился за борт. Это хорошо ещё, что Мэйби плавать умеет, а я – вовремя заметил. Иначе лежать бы ему там и ныне…
Чего я только под водой не увидел! Насколько примечательно – настолько же и опасно.
Мэйби, жертвуя собой, нырнула под самый ил и вытащила Нерси – теперь он обязан ей жизнью, да-а. Однако уже почти у самой водной поверхности Нерси отцепился и снова упал.
Где его теперь искать???
Гигантский непентес поглотил зверька, и как бы тот не карабкался наверх, пищеварительные соки растения-монстра тянули его обратно.
Тогда я не на шутку разозлился (это ведь мой друг – смотреть, как он погибает на моих глазах?) и перерезал корни. Представитель хищной флоры выпустил-таки нашего Нерси на волю и начал заметно терять в росте, придонно зарываясь в ил с головой.
Это – полбеды. Ещё нас подстерегали химеры, пэры, сильваны, зеленоватые кваки и плавучие скинии, выпуская в нашу сторону ужасный яд. Мы еле уцелели.
Химеры напомнили мне гибрид рыб и хамелеонов; пэры и сильваны – те же морские коньки; кваки – самые обычные лягушки и жабы; скинии – ожившие домики из кораллов.
Как выяснилось, наша труппа наткнулась на водяной маркизат под причудливым названием Ифшантия. Её флагом был вертикальный триколор «синий-белый-синий» с перевёрнутой пятиконечной звёздочкой сравнительно небольшого размера и огненного цвета на белом фоне посередине.
В баронстве Саё (флаг – горизонтальный триколор «голубой-белый-голубой» с вкраплением с левого бока алым тригоном и ледяной четырёхпалой звёздочкой на белом поле посередине) меня и моих друзей уже поджидали слизняки и элементали воды. Первые, похожие на улиток без раковины, нападая то стремительно, то не спеша насылали на нас ослепление; и хорошо, что оно носило временный характер. Вторые, являясь скоплениями водяных шариков с преобладанием в них кислорода стремглав толкались, выуживая нас из воды. Моей морской команде было нелегко, но мы и этих негодников отправили в небытие.
Так завершилось и это мини-путешествие: вода была под нами!
А в лесной чаще ханства Вудия (флаг – вертикальный триколор «зелёный-серый-зелёный» с иглами-заусенцами по краям центра) на нас напали моховики, джинджеры, бледные поганки, рукавики, ноговики, злые ворсинки, черёмушки и хайцы. Все они являлись живыми ядовитыми грибами, прыгающими туда-сюда или выжидающие удобную позицию под корнями деревьев либо зарывшись в траве так, что о них ни слуху, ни духу – тише воды, ниже травы. Но у нас с ними не вышло особых проблем: одних мы съели, других – уничтожили другими способами. И хотя некоторое время нас всех мучила изжога, все препятствия были позади.
Мы – на северо-востоке. Слишком зашли влево.
Сильно похолодало. Спасала толстая и пушистая шубка – вот он, ценнейший мех грызуна!
На морозе мы прямо места себе не могли найти почему-то; ходили, как неприкаянные.
По краям притона-полигона валялись сундучки с блестящими камушками и драгоценностями – Мэйби ведь больше заняться нечем; ходила да насобирала аж на целый пакет. Нерси скучал, ну а я – зевал.
Когда Нерси не на шутку расчихался, я понял, что он заболел. Или шкурка не спасла, или…. Вечно с ним что-нибудь да случается!
Мы рано радовались: злая колдунья Ракель поглотила земли Орейра, Сутейра и Тонэрдэ, прибавив их к своей собственной земле, Ракель.
Ох и долго гонялась она за нами! Днём – красотка, а ночью – старая и злая полу-высохшая мегера с костями-погремушками и зубами-клыками. Именно благодаря ей всё в том крае обледенело. Всё встало – хозяйство, производство, сама жизнь…. Лишь флажки трепыхались, кидая тень на снег.
А флажки занятные изобразила!
Так, флаг земельки Орейра являлся чёрно-жёлтым горизонтальным диколором.
Флаг землицы Сутейра представлял собой четыре белых шестиконечных звезды кругом на синем поле, край которого был красен, как кровь. Фу!
Флаг Тонэрдэ был вертикальным триколором «чёрный-белый-чёрный» с прямой пятиконечной (и сравнительно массивной) звездой абсолютно чёрного цвета.
Флаг самой же Ракель, лицо её государственности был синим полотнищем с растянутой по нему замысловатой шестиконечной звездой непонятной расцветки.
Похоже, что только мне одному была интересна геральдика – Мэйби и Нерси откровенно ныли. Тогда я обратил взор на успех и расколдовал Ракель, оживив всё то, что она заморозила, превратив в ледышки задолго до нашего тут появления.
Когда мы пришли в Новофеевку (Ново-Феево кронство), то столкнулись с первой из четырёх великих магий. Нам повстречались норны, хафмы, големы, понки и пиксы, с которыми у нас вышла грандиозная битва с явно нашим перевесом.
Големы запускали в нас льдинами, сами походя на них – этакие полупрозрачные великаны; норны смахивали на противных норок, ласк и горностаев; хафмы оказались сущими хамами; ну, а понки и пиксы были просто обычными бандитами.
Разбив врага и одержав уверенную победу, мы направились в кронство Магисия; оно владело второй из четырёх великих магий.
Не встретив и там серьёзного сопротивления и полонив изменников, наша троица гордо вошла в кронство Фынтик-Сирокко; ему принадлежала третья из четырёх великих магий.
После капитуляции предыдущего кронства мы с гордостью вошли во дворец кронства Ладебо, кронства великих квенов (нечто среднее между собачками и пони), помещиков последней из четырёх великих магий – жители, испугавшись бойни, сами украли у квенов ключи и вскрыли врата.
Флажки всех четырёх кронств были практически идентичны друг другу – почти пустое поле с подобием орнамента в левом верхнем углу, у древка. Менялась лишь палитра, а в целом – одно и то же, ничего важного, заметного и примечательного. У первого кронства это была «лила» с сапфирными загогулинами; у второго – «сирень» с огненными подтёками; у третьего – «фиола» с «магическими» крапинками; наконец, у четвёртого кронства полотно оказалось достаточно радикальным – оно резко разнилось с типичными цветами магии и было чёрными с изумрудными какашками.
Уяснил я, что магий должно быть пять; и если нет хотя бы одной из составляющей – пиши «пропало».
В этом мини-участии я открыл для себя, что магия, которой пользовались страны хлада, безнадёжно устарела; а Мэйби и Нерси со мной и не спорили, всячески меня поддерживая. Ох, что бы я без них делал?
Теперь мне не давал покоя один вопрос: какое кронство было пятым? Я много расспрашивал о нём у местных жителей тех четырёх кронств (родственны ведь), но никто ничего не знал и/или не помнил. Либо сделали вид, что не поняли, о чём я. А пятое кронство – оно словно кануло в лету…
Вскоре по выходе из светлых земель нас опрокинуло в какой-то гигантский зиндан – теперь нас окружали тьма и мрак.
Это был длиннющий тоннель-лабиринт, и не было ему края и конца, и каждый выход его являлся тупиком.
Темень – хоть глаз выколи. Мэйби плакала, я – расстроен, Нерси – подавлен.
Факелы зажигать не пришлось – на стенах подвала-коридора висели живые огни.
А мы спускались всё ниже и ниже – нам, по-видимому, предстояло ещё немало гротов, сводов и пещер.
По углам валялись черепа да кости – остатки скелетов древних воинов, но нас это уже не пугало: закалились мы уже прилично. Но важно помнить, друзья мои, что останки – это плохо.
Корохонг встретил нас неприветливо. Мы сразу поняли, что это он и есть, ибо показались маньчжурские пагоды, на которых развевались боевые трёхцветные («красный-жёлтый-красный») знамёна с расшитыми по краешкам центра золотыми шестиугольными звёздочками.
Келпи (волосатые циклопики), основное население этой великой и могучей империи разводили скот и выращивали различные культуры. Отовсюду доносилась не очень весёлая музыка из-под струн безымянных лир.
Здесь наконец-то мы вышли на солнце, но на смену огням, сырости и прохладе пришла жара, большая жара.
Дневной свет слепил глазки, и они начали уставать, зажмуриваясь от духоты, закрываясь от сухости – слеза их более не хотела смачивать; обиделась.
Мы заметили, что в Корохонге очень любят детей; всюду звонкий детский смех…
Дети – это хорошо, но келпи любят жертвоприношения. Они воскуривают ладан и фимиам в своих псевдо-храмах и проливают много бед на чужие головы. Они коварны и расчётливы, и нам пришлось воевать с ними.
После четырёх дней битвы Корохонг сдался и покорился; ну, а мы, помахав ручкой почалили вперёд, навстречу новым испытаниям.
Между Корохонгом и следующими за ним землями стоял очередной подвал-разделитель. И вновь мы ползали по тёмному тоннелю, как сами знаете кто, отбиваясь от надоедливых скелетонов, которые цеплялись к нам, как приставучие пиявки. И не убьёшь их никак – скелетоны превращались в газ; они – призраки, привидения; духи умерших людей. Отмечу, что скелетоны – одни из самых сильнейших наших врагов, и усмирить их – большая трудность; всю магию растеряли, да и силы на исходе. Нет ведь рядом ещё одного Хиэлэнда, вот и приходится париться. Быстрее б за тот перевальчик, и мы – в очередной стране!
Квандонг-Си (Кванджонг-Сы, Хванъонг-Ши) – колоссальных размеров империя, располагающаяся на территориях древних Китая, Кореи, Японии и всего Индокитая. Мы чуть не заблудились там!
Флагом империи служила багровая тряпица с развёрнутым чёрным полумесяцем в левом верхнем углу и тройной надписью с названием государства, опоясывающей тряпочку по экватору.
Баньши (основная нация империи, простолюдины) строили башни, фермы, укрепления военных гарнизонов и иные сооружения. Тут было немало хлевов, амбаров, мельниц, лесопилок, каменоломен, кузниц, столовых, шахт, мастерских, дворцов, замков и жилых домиков. Тут сосредоточено немало полей, лугов и пастбищ.
В Квандонг-Си имеются горы, реки и озёра, но мы не стали заострять на них своё внимание и наше драгоценное время. Всё ничего, но Нерси до сих пор не выздоровел (даже лечебные травки не давали должного эффекта), и мы с Мэйби отвели его к горячим источникам на юго-западе. Бьющие ключом наверх подземные грунтовые воды и родники быстро подняли нашего товарища на ноги, и мы, три бравых и находчивых воина помогли всем баньши спасти их великую державу от громадного дракона – огонь из его пасти сводил на нет все посевы, приводя к нулевому урожаю. За это баньши вручили нам медали (хм, зачем; несъедобные), а также конфеты, пряники, блинчики, оладушки (домашние, очень вкусные), рисовые розетки и прочие печёные вещи.
Поблагодарив народец за всё, я повёл своих героев ещё дальше…
Снова темень и скелетоны, опять страшный коридорчик…
Волею случая ли, быть может судьбы нас занесло к дварфам (дворфам). Ну-у, это не самые миролюбивые гномики, скажу я вам! Не кусаются и не царапаются, не охочи до зрелищ, но жадные крайне. Ничего благородного. Живут в подземелье (а мы сейчас именно там находимся, спустились вот недавно) да берегут своё богатство.
Ну, мы им намяли было бока, но они тут оказывается не одни: уйма их здесь, от мала до велика.
Это получается, мы настигли врасплох три основных герцогства – Армория, Тёмные Дварфы и Чёрные Дворфы. Со всеми пришлось повозиться, но наконец, мы с ними разобрались и вернули муравьям и термитам всё захваченное теми гномами имущество.
Флажочки не невесть, какие дивные, но всё же. У Армории это синее поле с осветлённым боком, на котором вверху слева покоится «настоящая» квадрогонная звезда. У тёмных дварфов это сизый фон и чёрный квадрогон, у чёрных дворфов – чёрный фон и салатовый септагон. Вот так вот!
Пройдя ещё с парочку пепельных ущелий, мы вошли в просторы виконтства Тридиавенпо, где нас сразу же начали атаковать трибасилиски, горгульи, саламандры, пауки и скорпионы, загнав в непролазный уголок.
Первые походили на ходячих ящериц и плевали нас смесью земли и огня, вылетающих из их пасти. Мы аж подпрыгивали до потолка от такой неожиданности, но уверенно направляли на них лучи света, и те в разы каменели, успокаиваясь.
Вторые напоминали малюсеньких, но очень вредоносных дракончиков, и между собой я, Мэйби и Нерси называли «наши «милые» дракоши». Горгульи пулялись в нас какой-то гремучей смесью цвета йодных кристаллитов, и эта их «тьма» надолго нас вырубала и обескураживала…. Но мы всё равно их всех приручили, а самых настырных – почикали!
Третьи являлись ящерицами ползучими и постоянно шипели на нас, но без толку! Некоторые оказались достаточно трусливы, и нам приходилось срывать их с деревьев, как испуганных представителей семейства кошачьих.
Ну, а паучки да скорпиончики пытались впрыснуть в нас яд, но их паутина не превратила нас в мумий, и наше оружие сломило всю их волю и отвагу. Теперь вот скулят где-то там, в своих норах…
Кстати, у этих всех бестий был единый флаг: чёрные месяцы на кровавом платочке, флаг Тридиавенпо.
Последней нашей задачей было добраться до пограничной станции Кобралитет и каким-то образом вернуться домой. Это стало нашим последним путешествием.
Кобралитет (чей флаг был ярко-светло-зелёным; цвет весенней, молодой распустившейся травы и листвы – флаг-обманка) населяли преимущественно кобры – очковые, воротниковые, всякие. Они нападали на добрых людей, грабили их, отнимая золото и никому его не давали, охраняя своим собственным туловищем, возвышаясь, как колосс над бухтой.
Многие золотые слитки были разбросаны по дну того узкого прохода; чистым металлом было усеяно всё поле, словно минами. Всё это делалось для того, чтобы привлечь внимание злых людей – добрые не придут, и их отравляли сразу; а злые польстятся на денежку и прибегут сами.
Шарообразные слитки лежат и поныне, а вот рядом с ними – скелеты людей, коих погубили их алчность и глупость. Но вот, пришли мы, и пора кончать с этим беспределом. И мы обезвредили тех змей, ужей и гадюк – нет больше ни Кобралитета, ни непонятного, неконкретного нейтралитета: есть только суверенитет. Мир и свобода для всех…
Это было ВСЁ, и нас по воздуху перенесли на самое первое плато.
Тем пяти-шести прилавкам мы вернули всё то, что купили и нам, по сути, не принадлежало – чужого нам не надо.
Правитель ста пятидесяти стран горячо отблагодарил нас, и наградил всякой ерундой: мне, Анри дали изумрудную перевязь; Нерси – рог единорога; ну, а Мэйби ограничили в кувшине нектара.
Сколько бы мы не грызли свои подарки, съесть нам их не удалось. Тогда мы долго ворчали, дескать, мы же забавные хомячки, а не странные людишки.
Я и мои друзья обидевшись, отравились к тому умнику в очередной раз и в который час попросили вернуть нас домой – авось, что нарисовалось там съестного? Нам бы только грызть и грызть; ничего больше не надо.
Тот гад пожалел-таки нас и перевёл времечко на несколько деньков назад, и вот, стоим мы у окошка в воздухе с друзьями и думаем, прыгнуть туда или нет.
И отговорил их я: «Всё равно не накормят, только воспользуются нашей безотказностью».
И развернулась наша команда обратно, завершив затянувшийся поход…
Дом мы нашли не сразу – но с кем не бывает? Ходили-бродили; и вот мы здесь: и хата наша с краю!
Итак, по возвращению же из путешествия мы вернулись домой, и пригласили к себе в гости сусликов, хорьков, бурундуков, сурков и кротов – надо же отметить наш приезд! Ох и погрызли мы тогда все вместе много чего, да так, что месяц потом не могли свести концы с концами – кое-как на яблочки насобирали.
Наверное, я рад, что всё обошлось благополучно; лучше так, чем никак. И хотя за время путешествий шубка моя изрядно прохудилась, вес я набрал быстро; быстрее, чем до этого.
У Нерси тоже шкурка истрепалась вся; Мэйби чувствовала небольшую усталость, но в целом не особо жаловалась.
Теперь мы не ходим далеко – вдруг нас опять попросят отогнать врагов? Нет, наша банда не из ленивых, но и не из отчаянных: вы же не хотите, чтобы мы перестали быть пушистыми? Портится же, иногда; а так – тем более!
Конечно же, я и мои друзья в просьбе не откажем, но прежде всего, помните, что мы – хомяки (Мэйби – морская свинка). И главнее вот этих щёчек, усиков, брюшка, лапок, ушек, хвостика, мордочки с зеньками ничего, наверное, и нет. Мы поможем, но сильно устанем. И если уж вам так сильно приспичит – постарайтесь, чтобы помощь наша находилась в пределах нашего жилья.
Мы словим, поймаем для вас всех домашних насекомых, и вы больше никогда не будете париться с этими хлопотами. Скушаем негодников, и всё, делов-то!
Мы можем составить вам прекрасную компанию на кухне, поедая вместе с вами блины и пирожки – мы их очень любим!
А ещё…. Не забывайте, что ночью мы лучше подушки! Нет, класть на нас голову не надо, но мы можем уснуть у вас на груди или в ногах – поверьте, будет тепло, уютно и хорошо! Нестрашны будут вам всем тогда суровые зимы и перепады температур. И помните, что мы – существа чистоплотные; мы редко болеем и не переносчики паразитов и заразы. Разводите нас, и не пожалеете! Наш мех, наш пух, наша шкурка – о-о-о!!! Щекочите нас, играйте с нами, берите на руки, садите на плечо, одевайте, обувайте и даже целуйте – мы не против. Вот!
На этом моё чудесное повествование закругляет основания. Был рад сообщить вам все детали моих похождений. Надеюсь, вам понравилось?
У нас всё хорошо, а у вас?
Енотик Селти слинял с наших мест всерьёз и надолго, и я возвратился в своё прежнее жилище. Нет теперь никого в мусорном мешке на ручке двери чёрного входа старой начальной школы; так и не узнали детишки, что там прозябал хомяк.
Жильё своё я отстроил заново и теперь там тишь да гладь. И белок выгнал, чтобы не отнимали у меня моё же добро.
Теперь у меня есть всё: и вода, и земля, флора, даже скворечники повесил! Но я хомячок добрый, и делюсь с ближним своим, от иголки с ниткой до крутого диванчика.
У Нерси нашёлся хозяин и забрал его к себе. Я очень сильно скучаю, но рад за друга. А на выходных я и Мэйби навещаем его, в обязательном порядке. Лишь бы хозяин не сердился, а то мы один раз оставили всю его семью голодной, опустошив их холодильник…
Ну, а мы с Мэйби поженились! Да-а-а!!! Я на ней женился, и она вышла за меня замуж. Жених и невеста, муж и жена. Всё, как полагается – кольца, ленточки, здоровенный тортик, фейерверки и вечная преданность.
Скоро у нас появятся хомята. Такие же пушистые, как и мы с Мэйби. А может быть, заведутся и морские свинки, кто знает? Время покажет, небось, будут и те и другие!
Ну, вот и всё; прерывается моя книга путешествий на последних строках! Может, и вы мне напишете о себе весточку однажды? Очень рад знакомству. Теперь вы меня знаете. И если вам посчастливится встретить большого (главное – пушистого!) хомяка где-нибудь в дикой природе, знайте: это я, ваш покорный слуга и сказочник Анри.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 74
© 18.02.2017г. Lars Gert
Свидетельство о публикации: izba-2017-1908568

Метки: фэнтэзи, сказка, путешествие, хомяк, морская свинка,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези











1