Тьма


Тьма
октября 1992, Arrival ( Прибытие)

Я иду по улице. Причем не в одиночку, а со своим хорошим давним другом. Осень рано вступила в свои в права. Только начало октября, а на улице уже царит могильная пустота и уныние; деревья сбросили свои листья полностью, листья были темно-коричневыми, гадкими... Хотя еще месяцев пять назад они так радовали нас своим появлением после зимней стужи... И опять все по-новой. Настроение было таким же. Мы устали и едва волоклись по улицам - они были не менее пустыми, особенно это усугубляли серые хрущевки. Ноги ужасно мерзли; я промахнусь, если скажу, что нам хотелось поскорее прибыть домой, ибо нам вообще ничего не хотелось.

И вот мы завернули в другой проулок, где всегда царила уютная и домашняя атмосфера. Улица была оснащена пятиэтажными домами, которые стояли ребром к дороге, а меж ними были газоны с детскими площадками. Детей там сегодня небыло совсем - дети как правило играют тут либо поздней весной и летом, а так же в первые деньки сентября, либо зимой, когда во дворах заливают горки; если же горок нет, то дети еще лучше развивают фантазию, играя в сугробах. Еще они все время строят снеговиков, фигуры из снега... Умиротворяющая картина в свете предновогодних огней. Так вот, а сегодня дворы тоже, не смотря на всякие гадости, выглядят мило.

Мы подходим к одному месту, которое меня всегда завораживало. Дело в том, что у одного дома вместо дворика был глубокий промежуток, где торчали из земли сухие липы; они никогда не цвели, листья на них не росли, а земля была покрыта гнилыми листьями.

Это все лишь создавало предшествующий фон. Позади находился особняк. Состоял он из трех корпусов, у всех были остроконечные крыши - два боковых корпуса с более острыми углами и центральный с более тупым, растянутым углом крыши. Казался он довольно-таки громоздким, хотя был всего двухэтажным. По боковым корпусам - два окна соответственно этажам, на втором этаже центрального корпуса расположились четыре окна, на первом - два боковых окна и высокая дверь. Он был словно обогревшим, хотя окна и дверь были в порядке, не смотря на неравномерный черный, или же темно-коричневый (из-за укрытия в деревьях это было трудно понять).
Меня всегда он очень сильно манил, но кроме меня его никто толи не замечал, толи просто не видел в тени деревьев... Еще я помню, что раньше он был обнесен забором, а позже забора нестало: это было весомым доказательством того, что он все-таки обитаем!

Почему-же я говорю о том, что вижу его только я?.. Я спрашивала многих людей, но только один человек видел его!.. Это был не менее противный осенний день. Мне тогда было лет пять, помнится... Мы гуляли с моим отцом. Я подошла на два шага ближе к калитке, или же забору, остановясь и пытаясь рассмотреть это странное здание. Никто не давал мне ответа, и я осмеливаюсь:
- Пап, а что за здание?.. -указывая пальцем в перчатке, задаю вопрос я.
- Его зовут Замком Темного Лорда. Мрачный и простой для замка, да?.. Якобы, Темный Лорд правит целым городом, который находится за ним. Но он, якобы, скрыл его от людских глаз, сделал невидимым. Его видят только те, кому предстоит туда как-либо войти. Те, кто входит туда, никогда не возвращаются назад. Этот город, говорят, существует мно-о-го веков. Ты видишь его? - заботливо повествовал он.
- Да... А ты? - пропищала растерянно я, и следом я услышала твердый ответ:
- Тоже. - отец мой пропал, когда мне было около 8 лет. Все говорили, что он был странным. Он чем человек загадочнее, тем он интересней.
И в этот раз я близко подхожу к еачмнающимуся газону и оборачиваюсь к своему товарищу:
- А., ты видишь его?.. - указываю ему я пальцем на мнимый замок. Сейчас он просто скажет, что я - человек, который крайне обезумел...
- Да, да! Ты тоже?.. - он изрядно обрадовался.
Я оборачиваюсь и улыбаюсь. Я рассказываю ему свою историю, а он мне - свою, о том, что никто не верил ему, все считали это за бредни - а после он забыл. Хотя он говорит, что на картах его нет; хотя в одной библиотеке ему попала в руки " Карта Темного Города", где был обозначен тот самый... особняк... То есть, замок. Просто его хозяин, очевидно, отличается особой скромностью.Единым порывом мне навзяалась мысль - а что если мы все-таки войдем внутрь?

- Чего нам терять?.. Давай-ка зайдем внутрь! - радостно предлагаю я, на что слышу одобрительный ответ. Мы сделали пару шагов в сторону зарослей. Когда мы были уже на середине, я оглядываюсь и вижу забор. Его калитка была открыта, но, словно пряча от меня что-то, она резко захлопнулась; это привело меня в легкий испуг.

- Р... Ты чего? - обернулся А. Я ничего не отвечаю и догоняю его. Пока я бежала к нему, я запнулась о корень одной из старых лип... Теперь мне немного больно идти, но интерес был сильнее боли.
И вот мы остановились и замерли у крыльца. Состояло оно всего из двух высоких ступеней. Еще, возле двери слева находился белый ажурный крест... Он нереально странно расположен. Мы поражены грубостью и массивностью этого дома, не доводилось раньше видеть таких двухэтажных домов... Он был миниатюрным, но в то же время массивным, сложным тем, что столь прост...

Наконец А. делает первые шаги к ступеням. У меня замирает внутри абсолютно все, но я все же следую за ним. Я делаю несколько шагов по ступеням, а затем обгоняю его, после чего решительно хватаюсь за ручку двери, а он становится справа от меня.
- Р.! Постой, а что если... Если это дом твоего отца?.. Что если он строил его для себя?.. Я помню его; он был продвинут в черной магии. Он ведь был хозяином библиотеки?.. Что если та карта принадлежала ему? Ведь я нашел ее именно там, - я молча смотрю на него и улыбаюсь, после чего с задором произношу:
- А чего гадать? Пойдем внутрь, поскорее! - я закрываю глаза и медленно открываю дверь. А. увидит это первым. Теперь, когда она открыта, я открываю глаза, жутко дрожа. Первое, что встретилось - это большой, темноватый зал. У входа стоят доспехи, пол застелен паркетом. По центру расположены два красных дивана с золотым набивным узором, стулья с пышными спинками и сидениями, которые гармонировали с диванами. По центру, объединяя их, стоял большой стол из резного черного дерева. На стене, что располагалась по центру, находились три окна; в них лился слабый свет. На боковых стенах, по углам, находились кондилябры со свечами, на потолке царила золотая люстра со свечами. В левом углу находился рояль, а по центру той стены была высокая дверь; напротив была такая же - наверное, это были двери в другие корпуса.
- Чего же мы медлим?.. пойдем внутрь, - зову я своего товарища. Я делаю пару шагов вперед, он чинно следует за мной.
- Ха-ха... Ты живой? - щелкаю по доспехам я, - а то у него такой топорище, а ни то отрубит на головы... - в "руке" у него был высокий, тяжелый топор. Я провожу пальцами по лезвиям.
Вдруг мы слышим шаги. А. хотел что то сказать, но мы сильно испугались, - из правой двери вышел мужчина высокого роста, на нём была белая рубашка с жабо, черные брюки, высокие сапоги, длинный бардовый плащ с черной окантовкой, а еще у него были длинные светлые волосы, которые были завязаны черной лентой в слабый хвост.
- Вы... Вы все не так поняли! Мы просто хотели посмотреть и полюбоваться вашим домом, он весьма красив и притягателен, - пытаюсь оправдаться я. Хотя, я и не оправдываюсь!.. Ведь все так и есть.
- И мы вовсе ничего не хотели украсть, - тут же решительно дополнил А.
- Не следует мне чего-либо объяснять; я знаю все сам. Р., А., пойдемте со мной, - сказал он более мягко, но выглядеть властным и несколько жестоким он не перестал.
Он махнул рукой, показывая нам, куда идти. Мы думаем, что нас сейчас казнят, или что-то такое... Хотя откуда он знает наши имена?.. Мы завернули из зала вправо, затем прошли через дверь. Там располагалась лестница. Она была обыкновенной, - на ней были резные белые перила, а вот ступени были из серого мрамора. Выглядит она утомляющей... Она была винтовой. Так же на первом этаже были расположены две двери - окна этих комнат - это окна первого этажа крайнего корпуса... Там, наверное, есть какие-то комнаты. Мы шли сравнительно долго, как мне это показалось. Туфли ужасно скользят по мраморным ступенькам, но мне так стыдно, что я не могу даже взяться за перила... Наконец, мы пришли. Лестница кончалась, в полу было некое окно, где она начиналась. Мы вышли, нам стало видно две комнаты - одна слева, другая справа.
- Ступайте по отныне своим комнатам; там для вас готова одежда, переодентесь - иначе негоже. Ровно через час я жду вас внизу, - он уже повернулся и я споросила его:
- А вы ведь... Темный лорд?.. - но он ничего не ответил. Может, не слышал, может, сделал вид. Оставалась одна надежда на то, что он расскажет нам все вечером...
Здесь же было абсолютно темно. Я вхожу в комнату, теряясь и пугаясь без А. Я быстро вхожу в комнату, где находились кровать из чёрного дерева, небольшой шефонер, а в углу - маленький письменный столик. На кровати, которая была застелена бардовой пастелью, было приготовлено белое платье с серым узором, рукава его были длинными, на них были длинные манжеты с двумя декоративными пуговицами, воротник на платье был круглым, он был пришит отдельно, а подол платья был прямым, но плиссированным, за счет чего он был пышнее. А еще на нем был пояс, который создавал собой пышный бант. Так же в комплект шли классические черные туфли с узким черным каблуком, а застежкой служила лента.
И тут стучится в комнату кто-то... Я открываю дверь. Передомной стоял А. Он был одет в белую рубашку с кружевным воротником, поверх нее была одета черная облигающая жилетка, еще на нем были брюки в обтяжку и сапоги.
Сперва я не могу его узнать. Как непривычно он выглядит!.. Я опираюсь рукой на косяк, чуть улыбнувшись и намекнув ему на тайное желание - он сразу же понял меня и вошел в комнату, поспешно сев на кровать. Словно он вспомнил о наших неприятностях и желание пропало.
- Что такое?.. - спрашиваю я и сажусь рядом с ним. Он просто посмотрел, - мол, я и без того знаю. Он предложил мне сбежать, однако, в ходе разговора мы решили, что так мы никогда не узнаем тайну Темного Замка, ведь мы пришли суда именно с этой целью.
Спускаться вниз мы решили заранее. Мы поспешно выбежали по лестнице - а лорд словно все время стоял и ждал нас. Он стоял у центрального окна и что-то высматривал. Он повернулся к нам, приглася к столу; на нем стояли перламутровые чашки с соответствующими блюдацами. А. сидел напротив меня; глядя на него это несколько успокаивало меня.
- Если вы хотите знать, кто я и что это за дом, то извольте выслушать мой рассказ, предупреждаю о том, что начну я его издалека, - пафосно начал Темный лорд, - Мне удалось сохранить свой город с 17ХХ года; я долгое время изучал египетские науки и проч. и проч., таким образом я зафиксировал город и его жителей в одном положении. Изначально он находился именно там, где в наши дни вы можете видеть его, что дано не всем, а лишь избранным. - Он сказал, избранным... Ха...
- Выходит, что мы - избранные?.. - спросил А., словно он прочел мои мысли.
- Именно, ты, очевидно, догадлив. - он ничуть не затянул с ответом.
- Почему? Зачем?! - вытаращив глаза, спросила я.
- Для чего?.. Так и быть, расскажу. Согласно местному приданию, в Темном городе появятся два человека, а один из них сможет положить конец его существованию. Вас наверняка заинтересует, почему я весьма рад этому факту, - так вот, я говорю сразу - заклятие вечной жизни не приносит ничего хорошего - вся эта обстановка невероятно утомила, тем более за столько лет, - коротко и ясно рассказал он.
- Обстановка утомила?.. Цветочки Нарисуйте на стенах!.. - улыбаюсь и шучу я, пытаясь разрядить обстановку.
- Р., это ни к чему. Я надеюсь, что ты все-таки осознаешь серьезность ситуации, - низким голосом, с пафосной интонацией проговорил он.
- Да, однозначно. А когда мы его положим... Ну, этот конец?.. - спросил А.
- Я настоятельно рекомендую тебе подбирать выражения правильно, А. По преданию это должно случиться через 5 лет.
- Извините, но чем мы будим заниматься все эти пять лет?.. - развожу брови я.
- Вы будите помогать мне править страной и обучаться неким навыкам, которые используются для скрытия города, - ответил он.
Вечер мы провели хорошо. Мы рассказали ему свои предыстории, - на деле он очень умный и мы не против остаться тут, хотя, не все карты открыты - нам предстоит еще многое узнать.
Темнеет весьма рано. Было 10 часов вечера, но на улице уже стояла кромешная тьма - подумать только, в Темном городе совсем нету фонарей!.. А вот свечная люстра зажглась, причем незаметно для нас. Так же незаметно она потухла. Лорд встал из-за стола и приказал нам пройти к окну; по его словам это было что-то очень важное. Мы подошли к центральному окну. Надо сказать, что при свете зал делался уютным, а без света - холодным и мрачным. Так вот, в том самом настрое мы подошли к окну. Мы видим заросли из сухих деревьев, которые были не менее мрачными. За ними виднелась речушка. Там виднелись два моста - один был чуть левее - он был более массивен, его перила состояли из белых колонн, а поверх них застелена мраморная полоса. Тот, что был правее имел ажурную оградку из чёрного чугуна.
- Смотрите, эти два моста, они... Они весьма интересно построены, - замечаю я.
- Ты видишь оба моста?.. Тот мост, что левее, носит имя Черный Мост; касательно правого моста - это Кровавый Мост. - указал Темный лорд.
- А я вижу... Только черный. Почему?.. - задумчиво спросил А.
- Черный Мост видят те, кто умрет либо от болезни, либо этот человек совершит самоубийство... А вот Кровавый Мост видят те, кто умрет от чужих рук - его убьют, казнят, отравят...- ответил он, причем меня весьма это насторожило - я вижу оба моста!..
- А как растолковать мой случай?.. - спросила я, но в ответ я слышу лишь то, что все узнаю самостоятельно.
Далее нам было говорено идти по своим комнатам, но мы вмести отправились ко мне, дабы нам небыло столь страшно. Нам все таки нужно было обсудить предстоящий день...

06 октября 1992 года, rustning i skabet ( доспехи в шкафу)

Я открываю глаза. А. лежит у стены, он еще спит... Я не хочу его будить, пускай он спит - мы итак уснули очень поздно... Я смотрю в окно. Лежа на кровати я вижу грязное небо. Пора вставать. Я медленно встаю, чтобы не разбудить А. и подхожу к окну. Рассматривать старые деревья было скучно, поэтому я перевожу свой взгляд вдаль. Напротив должен быть серый высотный дом, но... Но его нет!.. я вижу лишь великие заросли деревьев и туман. Лишь где-то вдали видна грубая крепость - такие ставят на входе в город. Быть может, это врата в Темный город?.. Я думаю, что вокруг крепости прорыт канал с водой, а деревянную дверь опускают и поднимают на цепях; если к городу приближаются враги, то дверь поднимают, а если нет - то
опускают...
Я чувствую, что уже около 10-ти часов утра. Нужно понежнее разбудить А....
Когда мы проснулись, мы решили спуститься, дабы разыскать лорда.
Мы сидим в зале на первом этаже, глядя в окно на мосты.
- Р., а если мы вдруг умрем до того, как взойдем на престол?.. Что они будут делать, если мы нарушим их предание? Необязательно умерев... Но мы... Мы можем сбежать, - сказал он, повернувшись ко мне после долгих раздумий. Нужно сказать ему о вратах.
- А.! Мы вряд-ли вернемся. Вместо хрущевки я видела утром крепость, какие обычно ставят на входе в город. Как в средневековье...
- А что-же за ее вратами? Может быть, там и есть наш город, наш мир?..
Мне кажется, нужно выйти и посмотреть, что же за территорией. Я сообщаю об этом А., притом он дал согласие.
Но нашему плану не суждено сбыться. К нам спустился лорд. А что если он расскажет о том, есть ли у нас возможность вернуться домой?..
И я первым делом подбегаю к нему и спрашиваю:
- Мы можем вернуться от суда назад, домой? Хотя бы для того, чтобы мы могли предупредить всех о том, что мы здесь?.. - я произношу это наивным голосом. Он посмотрел на меня свысока, а затем, недолго подумавши, ответил:
- Тебя не учили, что сперва нужно здороваться?
- Извините. Однако, от вопроса тоже нехорошо уходить. - я произношу это более уверенно, перейдя с ним на один тон.
- Нет, ты не можешь, - он собирался сказать что-то еще, но его прервал А., который резко вскочил с дивана, после чего подбежал к нам:
- Почему нет? Это нечестно. Это... Равносильно похищению!..- я не помню его таким. Раньше он был тихим, спокойным, молчаливым, вдумчивым...
- Похищением это нельзя назвать, вы не вернетесь от суда, ибо в инном пространстве. Это все, что вам нужно?..- он собирался куда-то уходить, направившись в сторону выхода. Но я прерываю его:
- А что там, за той крепостью?.. Она.. Ее видно из окон, - снова перехожу на первоначальную интонацию я.
- Аа... Это ворота в Светлый город, он такой же, как наш; правда, он более лучше скрыт. Мы ведем с ними многолетнюю войну, они претендуют на нашу территорию, - он перешел на более повседневный лад, а затем чуть задумался, - кстати, знаешь, кто там правит?.. Твой отец, который пропал несколько лет назад, - и в этот момент внутри меня все словно опустилось куда-то вниз!
Он направился в сторону двери и вышел, а я продолжаю смотреть ему в след, раздумывая о случившемся. После чего мы с А. прошли за стол и сели на диван.
- Р., а что ты думаешь по этому поводу?..- спросил наконец он после долгой паузы. Я даже не знаю, чего ответить.
- То же самое, что и ты, - абсолютно ничего. Нужно просто подождать, тогда все станет ясно. Мы здесь всего два дня...
Вдруг у входа раздался странный скрип и скрежет чего-то металлического! Это не на шутку нас возбудило. И тут мы увидели, что доспехи сошли со своей подставки и направились вправо, затем громыхая вошли в дверь, ведущую в правый корпус и скрылись там. Долго от туда разносился грохот, и все это время мы улыбались, поглядывая друг на друга.
Это продолжилось около 15-ти минут, а после чего он снова громыхая вышел, неся перед собой поднос. Он подошел к нам и поставил его на стол.
- Спасибо, - улыбаясь говорю я.
- Всегда пожалуйста, рад служить своим хозяевам, - произнес он металлическим голосом, а после поклонился, скрипя всем своим железным телом. И тут я решаюсь спросить у него:
- Ты знаешь о Светлом городе, или как его?..
- Да, знаю. Там, отныне, правит твой отец. Я расскажу тебе эту историю подробно, - в ходе рассказа он сказал, что его зовут Н. Он являлся призраком слуги, просто после смерти его душу было решено увековечить таким образом, предоставив в качестве тела доспехи. А после Н. рассказал нам, что мой отец жил две жизни. Еще до моего рождения он правил здесь, являясь истинным наследником. Но город был в трудном положении, и тогда он ушел, назначив своего племянника (прим.: догадались, о ком идет речь?), а сам основал свой город. Тем самым он вызвал недовольство своего народа, из-за чего и была развязана холодная война. С Темным лордом они были лишь в малом родстве, поэтому никто не относился к нему предвзято как к родственнику, более того, он сам поддерживает политику против моего отца. Н. снова поклонился и ушел на место, попросив перед тем ничего не говорить Хозяину.
Мы продолжали сидеть с А. до самых сумерек, говоря об услышанном. Я начинаю вспоминать, что у моей тёти М., которая приходилась моему отцу сводной сестрой, был сын, который пропал перед моим рождением - ему тогда было 6 лет. В таком возрасте взойти на престол он не мог, но Н. сказал, что это случилось, когда ему было всего 14. Тогда мне было 8 лет, ведь все сходится!.. А. не предложил ничего путного, но и безразличен небыл. Надо сказать, мы были бы рады от суда улизнуть, дабы рассказать всем дома, куда и кто подевался. После чего он переспросил:
- Ты говоришь, что у тебя была тетя по имени М?.. А какая у нее была фамилия? - спросил он. Я называю, и он говорит, что это его мать.
- Но, А., ведь ты жил с отцом... - после чего он растолковал, что у нее была другая семья , но она скрывала этот ото всех, и ребенка тоже скрывала, тобишь самого А. Она жила паралельно на две семьи. А когда она была беременна А., она уехала, родив его на стороне. Но жила М. все-таки со своим мужем, от которого у нее был пропавший сын. Отец А., узнав причину, по которой он не живет вместе с М., разозлился, запретив общаться ей с сыном. Лишь во взрослом возрасте они могли встречаться в тайне ото всех.
Так у меня стало гораздо больше родственников. Мы с А. даже не знали, что отныне думать. Еще вчера утром мы жили себе спокойно, ничего не зная, ни о чем не догадываясь, а тут... Да и чего тут можно думать?..
Вечером пришел, как выяснилось, наш брат. Он стал рассказывать нам о городе, принеся большую карту, рисованную от руки. Позже А. сказал, что видел такую в библиотеке...
За двумя мостами находился лес. За лесом по правую сторону находились поселения жителей, а чуть левее располагался замок с башнями по углам, который являлся тюрьмой, а по центру стояла гильотина. В башнях держали заключенных, а на первых пяти этажах находились орудия для пыток. Звался данный комплекс Ареной Смерти...
Под полночь мы ушли к себе в комнату, последовательно совершив инцест, теперь зная об этом.
20 мая 1997 года, Selvmord (Самоубийство)

Я не скажу, что жизнь тут разнообразна. Круглый год на дворе поздняя осень, - мы почти не выходим наружу, проводя каждый день за скучными книгами. 5 лет минуло, и мы прекрасно понимали, что должно произойти.
Был уже поздний вечер. Я смотрю в окно: не так давно установили фонари. Я долго любуюсь светом одного из них, мне кажется, словно сейчас идет снег... Но ни снега, ни молодой зеленой травы здесь не бывает. А. сидел за угловым столом при свече, - он что-то толи читал, толи писал, толи вовсе рисовал... Я отхожу от окна и подхожу к столу. А. не замечает меня, но я отчетливо вижу написанный им стих:
"Это жутких мыслей бал,
Здесь охватила тебя жуть
И ты со смертью станцевал .
Любовь теряет свою суть,
А жизнь твоя падет в обвал...
Здесь смерть твоя тебе укажет путь,
Здесь каждый смысл жизни забывал,
Теперь и ты забудь...
03.09.97. А."
Я тихо, осторожно шепчу ему, дабы не спугнуть его:
- А., хороший стих... Очень. – ответно А. повернулся, глядя на меня пустыми глазами, после чего ответил мне:
- Р., я не могу представить себе свою жизнь в будущем. Будь я хоть дома, хоть здесь... Я не вижу смысла в любви, вернее, вижу, но только в отношениях: любовь - не совсем мое... Мне небыло дано этого, мне кажется. Наверное, все пошло из детства... Все глубже, и глубже. Не помню, от чего я стал таким тихим и скромным... Я трещу по швам от тщетности, от тоски и муки, но кому мы такие нужны, Р.? .. - я думаю, это пройдет. Хотя, он всегда такой. Это его привычное состояние; хотя, конечно, это не норма, ибо оно стало привычным...
Я понимаю его тягу к отчуждению. Это способствует свободе мыслей, влеча за собой вдохновение... Но я не понимаю его замкнутость - словно для счастья счастье ему не нужно; его вдохновляют вечные страдания и боль. Он сидел и долго думал, формируя рассказ, а после начал:
- Возьмём мои лет 10, хотя, тогда это была скорее не грусть, а что-то другое: я любил тискать котов, как и все дети, только у меня была странная привычка... Иногда я озлоблялся не с того ни с сего, мог ударить кота сильно, с кулака или с ноги... Мне было одновременно приятно это делать, а с другой стороны нет - мне было жалко животное после того, как я его ударил. Я читал статью про шимпанзе, они так делали с себе подобными... Они знали, что причиняли боль и жалели то существо... Покуда я рос, у меня в моду вошла ещё одна привычка: делать себя страдальцем по собственной воле. Если мне предлагали в детстве, к примеру игрушку ( или что-то другое), я любил лишать себя чего-то, от чего мне хорошо. Может быть, это глупая гордость... Когда подростал, я стал стесняться всех - сверстников, а особенно родителей: я не стесняюсь родителей в палне того, что мне за них стыдно, я стесняюсь их только для себя. И потом, как я рос в социуме своих одногодок было так: я никогда не подойду и не начну разговор первым, и первых шагов не делаю. Пошло-поехало всё по наклонной... Гляди - я рос, всё это переросло в нечто большее - как одиночество, тем более, одноклассники начинали меня гнобить, - это способствовало тому, мне оно воистину нравилось, в то же время оно давило на меня. С годами я захотел любви захотел; но как я могу любить, если я всех боюсь, я боюсь даже поздороваться... Боясь насмешки, толи внешности и голоса... Любили этим упрекнуть меня. Даже когда время настало, ко мне подошла эта З., мне стало хорошо сначала. Мол, вау, может, у нас все получится!.. Грусть, накопленная годами, в меня въелась: я не мог встречаться, я грустил всегда, и считал удовольствием даже то, что расстанусь с ней, тем самым причинив себе тоже самое, что и с котом ... И отец ни с того, ни с сего, сказал обо мне, мол, стишки грустные пишет, плохо ему живётся... Сказала с упреком, мол, еда есть, дом есть, деньги тоже, чего тебе ещё надо, собака?.. Мне плохо и хорошо одновременно, - а я просто смотрю в одну точку - на него. У меня просто нет слов, я не знаю, чего думать и говорить.
- А., не знаю, помнишь ли ты, но пару лет назад, когда я взбесилась, ты рассказал, как сходил в
церковь, и тебе стало тепло и хорошо?.. - смеясь шучу я.
- Если есть милосердный Бог, то зачем?.. Я не верю в это. - я пошутила, но он был серьезен... Обычно он не избегал шуток не смотря ни на что.
- Я пошутила, чувак. Да, я думаю, что мы не может утверждать, что есть Высший разум, но и то, что его нету, мы не можем доказать. Я не о религии, А...
- Ты не понимаешь, Р. Я просто хочу тишины. Час. Помолчи, пожалуйста...
И я ложусь и отворачиваюсь к стене.
Через час я просыпаюсь. Я чую дикий холод... Открытое окно. В окно с улицы валит снег. Кажется, мне хотелось этого. Где-же А.?..
Нужно закрыть окно, иначе я выморожу всю комнату. Снег в мае?... Что за бред?.. Странно. Я смотрю на Черный мост. Кто там стоит?.. Там стоят А. и Темный лорд.Что делает А.? Он перешагивает через барьер. Я немедля бегу из дому к мосту. Я лечу по лестнице, перескакивая ступеньки... Вот я огибаю дом...
- Где А.?.. Почему ты не остановил его?.. - его больше нет на мосту. Лорд даже не пытался его остановить!.. Ненавижу его... Ненавижу. Я хочу сказать ему это вслух, но не могу...
- Р., перечить судьбе нельзя. Это был его выбор, ему было лучше поступить так, - ответил он. Наверное, это правда.По крайней мере, это случилось бы - править таким особенным государством А. не смог бы...
02 октября 1997 года, Fratrden (Отставка)
На днях Н. рассказал мне главную тайну. В чем же она заключалась?.. А заключалась она в том, что существование города падет лишь со смертью последнего наследника. Поэтому никто не останавливал А. в тот день. В семье больше нет людей, которые способны верить в чудеса, или что-то такое…
Я сижу за столом отныне своего кабинета. После того, как мой так называемый брат ушел в отставку, а после бесследно исчез (скорее всего решил свою судьбу, как и А.), он предоставил мне свой кабинет. Еще, более важно, он подозвал мне в помощь своего секретаря С.
Кабинет окутан красным цветом. Тяжелые красные шторы, обои кирпичного цвета, массивный резной письменный стол с множеством ящиков, величественный книжный шкаф, корабль, вырезанный на высоченной двери… Я не могу сказать, что это все навеивало рабочую атмосферу. С. сидит напротив меня. Мы с ним успели подружиться за последние два дня, мы даже перешли на «ты»
Я пафосно закидываю ноги на стол, после чего спрашиваю:
- С., как ты думаешь, куда таки подевался Темный лорд?.. Думается мне, что он совершил самоубийство, - С. чуть усмехнулся, а после чего легкомысленно ответил:
- Послушай, дорогая Р., ведь ты вынуждена ненавидеть его отныне, ты считала его своим врагом в последнее время. У счастливых людей ведь нету врагов, ибо они часов не наблюдают. Я прекрасно знаю твои проблемы. Но ты знаешь обо мне мало, это вызывает некое недоверие, не так?..
- Нет, разве что у меня создалось легкое чувство, словно ты намерен убить меня… - с усмешкой отвечаю я. И тут я снова вспоминаю, что освобожу этот город лишь ценой своей жизни…
- Так вот, слушай. Я живу в доме, подобном твоему. Живу я не один – я живу со своей женой. И в чем же проблема, интересно?.. Жена моя смертельно больна, болезнь её неизлечима. В связи с этим она почти никуда меня не выпускает. Лишь к тебе, и то не больше чем на пару часов. Она хочет провести свои последние дни счастливо, со мной… Я прекрасно понимаю это, но я никогда не любил ее. Поэтому я принимаю как свой долг отношения с ней, ибо хочу, чтобы она была счастлива. Но мне тоже нужно подумать о себе, Р… - он протянул руки к пуговицам на моем платье, медленно и постепенно расстегивая их… - Теперь, надеюсь, некое недоверие ко мне исчезло?..
Вечером, когда начало уже темнеть, я решаю прогуляться, а за одно и поглазеть на его дом со внешней стороны. Дом С. оказался далеко: предстояла утомляющая прогулка.
Мы шли вдоль реки. Тут она оседала в овраг. Кругом здесь сухие деревья; впрочем, они всюду в Темном городе ( городе Тьмы, городе Мрака, Мрачном городе – как угодно), они кишат тут… Порой мне кажется, словно этих деревьев тут больше, чем людей. А еще тут милые дома, построенные в бюргерском стиле… Вернее, они были бы милыми, если бы не вечный октябрь. Вечный октябрь ужасно гнетет. А вот А. безумно любил осень. Я тоже люблю осень, но увы – не вечную осень… Я навеки запомню день, когда здесь выпал снег – может быть, от того, что начиная с этого дня рядом со мной больше нет А., а может быть, от того, что в тот день выпал снег… Хотя, я, кажется, знаю истинную причину. Снег выпал, разнообразив мою скучную жизнь, но нужен ли он мне, если А. больше нет в мире сущем?.. Я хочу, чтобы настала весна.
В ходе прогулки мы с С. приняли решение, что необходимо единение Темного города со Светлым городом. Нам трудно регулировать экономику. Все таки, у Темного лорда была тяга ко власти над ним, а вот у меня – никакой. Просто он посвятил себя полностью ему. Полностью отдался своему делу, незамечая ничего и никого вокруг…
Мы подошли к дому С. Он был похож на мой. Он обнесен высоким забором с пиками наверху. Во дворе есть какие-то большие клумбы с отвратными сухими цветами... Вот он стучит в калитку, а я стою намного левее, облокотившись на забор… За ним вышла его жена, такая молодая и красивая, добрая и лучезарная. С. подозвал меня, представил ей. Мы перекинулись парой слов, а после чего они ушли в свой мрачный, углубленный двориком дом, а я остаюсь, глядя им в след. Они выглядят счастливой парой. На ней было надето короткое расклешенное черное пальто с меховыми рукавами и меховым капюшоном, который был накинут на голову, у самого основания капюшона был пристегнут бардовый бант с блестящей брошью. Из-под него виднелись длинные светлые волосы с челкой, а голубые глаза сияли. Из-под пальто виднелся подол голубого платья. Кажется, будь любой на месте С., он не стал бы изменять такой милой девушке. Наверняка, С. сам когда-то попал под ее чары.
Стоп, ее имя… Она кажется мне знакомой… Где могла слышать это имя?.. З… Ведь это точно бывшая девушка А. Она ведь тоже оказала влияние на его жизнь… Точнее, смерть… Я ненавижу ее. Я ненавижу Темного лорда. Я ненавижу весь этот город. Я ненавижу тот день, когда мы с А. вошли в этот чертов дом…
Ночь 04-05 октября 1997 года, Arriving in the spring ( Прибытие в весну)
Случилось вполне предвиденное, но в то же время вполне непредусмотренное. Этим вечером меня и С. закинули в одно здание… Оно располагает высокими башнями, наверху которых есть по площадке с заборчиком, на них расположены чуть меньшей площади камеры с двумя узкими окнами, покрытыми решетками по всем четырем сторонам, а по четырем углам зияли острые пики, по центру же была самая большая из них, пятая, которая делилась на три части, а нижних этажах, из которых «произрастали» эти башни, находились приспособления для пыток. Слава Темному Богу, на нас они не ориентированы – к завтрашнему утру на нас уже наточена гильотина, которая находится на Арене Смерти, которая обрамлена этой мерзкой тюрьмой.
Как мы суда попали?.. Легко. Народ не хочет единения городов. Они против. Вчера мой отец связался со мной, заявив, что он может помочь мне избежать казни. Но мне это не нужно.
Почему я хочу смерти? Как однажды сказал мне Темный лорд, судьбе незачем противиться. Ибо смерть С. решит проблему – ведь он поскорее сведет в могилу эту занозу. Ей там самое место.
Почему народ хочет моей смерти? Народ жаждет моей смерти по одной причине. Они хотят моей смерти для освобождения своих душ, но скрывают это под видом того, что они ужасно недовольны единением, вот и все…
Нас развели по разным камерам. Меня кинули на холодный пол из серого мрамора. Кандалы натерли ноги, весь подол платья прохудился. В камере лишь стояла одна миска с водой. Мне очень хотелось пить, но я не намереваюсь ползти к этой миске, как собака. В одной из стен есть большая дыра – кто-то долбил ее, дабы выбраться наружу… Дыра эта сквозная. Интересно, удался ли побег? Почему ее не заделали? Хотя, все равно никто не выйдет живым от суда, даже если через нее…
Народ ужасно подставляет меня. Завтра они будут ликовать перед освобождением, убивая меня… Это столь мерзко. Но одновременно с этим мне так весело, ибо вмести с ними не придется больше мучиться и мне. Своей кончиной я освобожу всех.
Долго раздумывая, я наконец отрубаюсь. Я вижу тот же овраг, те же дома… Реку. Дома так и золотятся в свете весеннего солнца, деревья покрыты юной зеленой листвой, а земля под моими ногами облачилась в зеленую травку с маленькими желтыми цветами… Кто там, вдали? О, это А.
Я хочу поведать ему обо всем, но он словно был все то время рядом – словно следил за мной все это время. Вода в реке выглядит такой чистой и прозрачной, отражая впервые чистое небо, которое было всегда таким мрачным и пасмурным…
Я просыпаюсь. Часов тут нет, но я чую, что примерно через час меня поведут на казнь… Весь этот город, Город Вечной Осени, был тюрьмой для меня. Тут мне пришлось отбывать чудовищный срок за все грехи.
И тут я замечаю арку в золотом обрамлении вместо дыры в стене. Она ведет к какой-то дороге в небо, которая взмывает над городом, а город был точно таким, как во сне!.. Что за чудо?.. Я забываю сразу обо всем. Чую чье-то живое дыхание над собой… Кто-то склонился…
- Р., пойдем отсюда, я заберу тебя… Пойдем домой. – я нахожу силы, чтобы обернуться назад. Там был А.
Я встаю без особого труда, как не странно… Я не чую кандалов на ногах своих, голода и бессилия. Скоро мы будим дома… Совсем скоро…

Заключение
Что же случилось с Р.? Говорят, что ее голод вызвал глюцинации, в связи с которыми она прыгнула в дыру в стене, шлепнувшись на землю в тот момент, когда казнили С.
Отец Р. был единственным человеком, кто владел той силой в совершенстве, чтобы уничтожить оба города. Он не смог смириться с кончиной Р., в связи с этим он начал винить себя за то, что создал этот мир. Следовательно, он положил ему конец





Рейтинг работы: 5
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 63
© 16.02.2017 Эбигейл Лафей

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора


Наталья Котомина       17.02.2017   10:07:32
Отзыв:   положительный
Интересно, спасибо!
Успеха!
Сакрально - https://www.chitalnya.ru/work/1907806/












1