Запретная коробка


Итак, это произошло поздним майским вечером. Обычно в это время темнеет раньше: весна уже начинает вступать в свои права, поэтому стемнело на улице только после 10-ти часов вечера, но все же холодно не было (как это обычно случается зимой или поздней осенью после захода солнца ), сейчас же погода стоит отличная. Уже не столь жарко, а легкое дуновение ветра придает некое ощущение торжественности, а особенно его запах, веющий неким ароматом весенних цветов и распустившейся зеленой листвы.
Я прохожу мимо сельского магазина. Только не стоит представлять себе под словом «деревня» маленькие домишки, кур, петухов и крупный домашний скот – наша деревня совсем не из тех. Это нечто вроде поселка городского типа, он находится недалече от заповедника с чудесным таежным ландшафтом, где при каждом дуновении ветра чувствуется запах сосен, а дворники только и успевают подметать опавшие с деревьев шишки, дабы те не завалили новые, еще пахнущие асфальтом тропинки. Свет витрин маленького магазина и фонари падают на растущие рядом ели и деревья, окружающие коттедж напротив; создается ощущение, словно ветви их имеют золотисто-бронзовый окрас.
Вот и показался мой дом. Он во всем поселке самый красивый и старый. Тут выросли около четырех поколений нашей семьи. Дом наш очень высокий, у него есть четыре бышни, но в них редко заходят – они используются лишь как склад старого барахла, лишь в одной из них, самой отдаленной, живет моя мать. По краям дома стоят четыре фонаря – они освещают дом синим цветом, что придает ему загадочность. Первым делом дом встречает нас своей дверью, она очень высокая, две линии берут свое начало по ширине ступеньки, а далее уходят ввысь, после чего они уходят и наконец-то встречаются под углом. Дверь эта украшена резьбой, пусть и совсем простой, но атмосферной – нечто вроде окон… А стены дома отделаны черным мрамором, который в вышеупомянутом синем свете смотрятся весьма загадочно. Обожаю этот цвет – он придает всему некую загадочность. Множество симметричных высоких окон с тяжелыми красными занавесками словно переносит на пару веков назад….
Наконец, я вхожу внутрь. Мать, скорее всего, спит у себя в комнате, дремлет в своем кресле. Я закрываю дверь , разворачиваюсь к ней лицом и начинаю водить по позолоченным арабескам, которые были расположены на ней; мне не удается их описать – запомнить этот узор очень трудно, хотя он такой банальный и простой, но мне он за столько лет проживания в этом доме никак не мог запомниться. Я миную гостиную, в которой был расположен тот самый центральный вход, прохожу мимо двух больших окон, которые тянутся от четвертой части потолка до самого пола – на первом этаже они расположены чуть иначе, чем на остальных; прохожу через камин, комод и диван, которые были выполнены в схожем стиле с дверью. Поспешу обобщить, что дом этот обставлен в стиле, схожим с рококо своими золотистыми арабесками, но основные тона в этом доме были как правило либо черными, кроме лестниц.
Я выхожу, открывают почти такую же, как и сквозную, межкомнатную дверь и попадаю в темный, мрачный, пустой коридор и иду вперед, на чуть извилистую лестницу с массивными перекладинами перил в виде колонн. Лестница выполнена из белого мрамора, на нем видны некие прожилки – он даже чуть блестит, словно эти плиты сделаны из снега, из снежных плит...
Я прохожу несколько площадок и оказываюсь в самой отдаленной башне – я не знаю, что на меня нашло в тот день, но она была для меня под запретом в детстве, тем самым влекла больше всего на свете. Дверь была не заперта, во мраке мне не удалось ее рассмотреть. Все, что я могу о ней сказать, так это то, что она была высокой и узкой. Синий свет лился через оконца, освещая мне залежи всякой всячины. Разные пыльные картины, статуэтки, старинные часы, подсвечники, разные милые мелочи… Хотя в комнате стояла только кровать с балдахином, стол, плательный шкаф и стеллажи, мебели не особо было видно из-за покрова пыли на ней, а особенно трудно было рассмотреть кровать, хотя она не особо таки была захламлена.
Я с шумом сажусь на кровать и выбиваю своим падением пыль. Я устремляю свой взгляд на трюмо с разбитым зеркалом… Стоп, я замечаю его только сейчас… На нем стоит какая-то коробка из красной бархатной бумаги - она была единственной вещью, которую мне удалось разглядеть во мраке, словно невидимый свет озарял ее… Я немедленной хватаю коробку и бегу вниз по лестнице, перескакивая ступеньки, не замечая того, словно некто одержимый кем-то или чем-то.
Я плюхаюсь на стул в гостиной, который стоит подле комода – он был обрамлен золотистой рамой, у него были пышные, но не мягкие спинка и сидушка с узором из арабесок. Закусывая губу, я ставлю коробушку на комод и медленно встаю, не отрывая от нее взгляда ни на секунду, так как комод был довольно таки высоковат для того, чтобы сидеть перед ним на стуле. Наконец, я с жадной физиономией открываю крышку коробки.Внутри меня словно обладает неведомая сила, словно это делаю я, но кто-то незаметно держал нити, управляя мною как марионеткой.
И вот я вижу содержимое коробки.
-Х-ха, черт! Что за... Стоило ли оно того?... - рот мой расползается в легкой, насмешливой улыбке, словно невидимые нити резко отпустили, а крестовина треснула мне по голове и на меня нашло некое озарение.
Что-же это было? А лежали в той коробке игрушечные деревянные домики, сделанные под деревенские,они были с обыкновенной треугольной крышей, нарисованными белыми окнами и покрашенными в бежевый фасадами, покрытыми лаком - самодельные, но сделанные с умом, а вернее с душою, плоские простенькие деревца, заборчики и фонари, сделанные из металла, до наших дней чуть почерневшего.
Втянувшись, я расставляю их на комоде. Постоянно думалось о том, что для любого времени эта штуковина была бы странной, а из прошлого своего имущества я таких вещей не помню.Поэтому я тут же решаю пойти и спросить у матери.
Чего мне не хочется - так это того, чтобы мать узнала о моем визите в башню, пусть я не ребенок и она не под строгим запретом, я все же боюсь этого. И я просто беру один самый ржавый фонарь и несу его, чтобы показать ей - мол, он нашелся в половых щелях в моей комнате... Снова пустой коридор, но иду я влево, а позже поднимаюсь по такой же лестнице.
Я вхожу в спальню матери.Она сидит у окна в кресле-качалке, прикрыв лицо кружевным покрывалом. Зачиталась и уснула, наверное.
-Ма-ам,- тихо шепчу я, чтобы убедиться в этом. Но она молчит, а я все стою и стою, словно меня замуровали в пол до колен.Обычно она хоть как-то отвечала, но она мочит и это весьма насторожило меня - вдруг ей плохо?... Я делаю осторожный шаг. И снова шаг. Потом я быстро подхожу, почти подбегаю, найдя в себе силы.
- Мам, все нормаль...- и тут я срываю покрывало с ее головы. И меня осенило. Вместо нее там сидит нечто или некто с серым лицом, словно с прогнившей кожей, как у мертвецов, только еще в каких-то черных пятнах, а глаз нет - только глазницы... И она замахала руками, и пытаясь что-то сказать,словно отпугивая меня. Она пытается выговорить что-то, но у нее это не выходит, словно сквозь сон пытаясь что-то произнести - бабубыыыыыы... И я тут же вылетаю.
Я выбегаю и стою на лестнице. Этот синий свет... Я ненавижу его. Мной овладел страх и ужас, или даже нечто большее. В моей голове раздаются голоса " твоей матери больше нет, теперь вместо нее некое убожество, которое убьет тебя же, а то и сожрет на ужин" - это был невероятно противный и мерзкий, шипящий... голос... Может быть, я стою в раздумьях уже час, а может быть и два, но вечность тоже никто не отменит...
И тут я вижу мужскую фигуру внизу, в коридоре.
- Эй, В., ты не расскажешь, что-же стряслось? Доносились дикие крики... - он произнес это, словно мне было лет 5. Хотя, с их взгляда это было так. Это был наш сосед Л. Он всегда вызывал мое доверие. Я медленно спускаюсь к нему.
Я, не дожидаясь его, иду в гостиную.Я прохожу до середины коридора, после чего останавливаюсь и оборачиваюсь, а затем махаю рукой, зазывая его тем самым. Едва ли он заметил мой жест, но все прекрасно понял и пошел за мной. На середине его пути я сворачиваю гостиную и сажусь на диване с красной обивкой перед журнальным столиком. Л. вошел за мною и сел на стуле, оставленным мною перед комодом. Я разворачиваюсь сидя на диване, дабы видеть собеседника и начать свой рассказ.
Итак, я пересказываю ему все это. При этом я ничего не сокращаю, и рассказывают так, как человек, переживший какое-либо событие только что, ничего не выкидывая и даже чуточку украшая. Обычно, когда ты что-то переживешь, и это было уже давно, сквозь время эти эмоции кажутся очень глупыми и детскими, и ты просто говоришь об этом в двух словах.
Так вот. Л. посмотрел на меня внимательно, и рассказал мне одну историю. Их дом стоит близко - напротив нашего. Его всегда плохо видно из-за вечно голых, лысых деревьев - обычно здесь не растут такие. Видно лишь готичные макушки этого дома, они смотрятся, словно потекшие свечи, - этот дом даже старше нашего. Все боятся и обходят его стороной, но почему - я не знаю до сих пор. Так вот, в этот момент мне и довелось узнать это. Когда-то давно, во времена молодости моей бабушки, Л. жил там еще со своей ныне покойной женой. Все звали ее ведьмой, про нее ходили слухи. У нее родился ребенок одновременно с моей бабушкой, но мнимой ведьмы ребенок родился мертвым, и та была уверена, что ее ребенок был перепутан с будучи моей матерью. Но она не подала на то никакого виду, а на утро у порога нашего дома была обнаружена та самая коробка. Бабка моя подозревала, что на данный подарок было наложено заклятие; при открытии этой коробки ребенок превратился бы в некого монстра и бабушка побежала бы к ведьме, прося ее о помощи, а та бы попросила оставить ребенка ей. От этого того отталкиваясь, она унесла коробку на чердак и поставила замок, а после запретила туда входить кому-либо. После, когда Л. сам ощутил на себе ее колдовскую силу, он прогнал жену, а в след та прокричала, что еще отомстит нашему мерзкому городку; проклятие все равно, да подействует.
- А что мне делать теперь? - спрашиваю я. И тут я смотрю на комод, а содержимого коробки, как и самой коробки, нет. И Л. ответил мне, что до полудня необходимо ее разыскать, иначе всему роду грозит конец. Когда я разыщу ее, необходимо дать ей что либо из той коробки... Ах.А если же ведьма мертва, то прощения мне не получить, ибо ведьма унесла обиду с собой в могилу.
Л. встал, попрощается со мной и направляется к выходу.
- Стойте, а если... А кто может знать, мертва ли ведьма?.. - останавливая его, спрашиваю я. И тут на него обрушилась дверь. В тот момент, когда он повернулся ко мне, чтобы дать ответ. Жаль. Славный был старик.
А тем временем "мать" долбит двери со всей силы. Черт! Что делать?!.. Выход завалило, и я могу выйти только через окно. Я с трудом нахожу шпингалет, которой я открываю с трудом, а затем и верхний... Высоко прыгать. Но я легко преодолеваю это препятствие.
Я выползаю с участка на дорогу. Стою и смотрю на участок напротив. Пустой. Голый. Даже не мрачный, а мрачнее мрачного. Как смерть. Старушка-соседка идет по дороге. Я вижу ее далеко, я бегу к ней навстречу, миную деревья и несколько участков в утренней заре. Интересно, сколько же время? Недавно было около 11-ти вечера, а сейчас уже давненько светло...
- Прочь, прочь, бесовщина! Проклятое дитя! - кричит она мне, отталкивая меня.
- Сто..йте, а ведьма,что с ней, - кое как справшиваю я из-за ее желания прогнать меня прочь.
Чертова бабка. А ведьма мертва. Иду по дороге. Медленно, едва волочась. Иду к их дому. Вот и эта ажурная калитка. Она незаперта.
Вот я и в доме ведьмы. Кругом пыль, пыль, паутина!.. Как на чердаке. В голове сложился совокупный образ, но из-за мрака я не могу описать этого помещения. Как чердак. Именно. Черт, я достаю из кармана пиджака тот самый железный мелкий фонарь. Я кидаю его в некий камин. Сразу вспыхнул огонь.
И тут я вижу, словно комната медленно и постепенно затекает парафином, словно это обтекает свеча. И я вмести с ним. Мы отправляемся в вечность. Выходит, запретный плод не всегда так сладок... Он горький и отвратный, как парафин.
- Вот мы и встретились, В....





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 16.02.2017 Эбигейл Лафей

Метки: мистика, особняк, магия, проклятие, колдовство,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1