Последнее искушение Люцика (сборник пьес)


Борис Худимов
Олег Кудрин,
литературный редактор
khudimov@mail.ru
8-965-188-98-64

ПРО ВАСИЛИЯ, ВОДУ И ЖИД-РЫБУ

Комедия в двух действиях и двух снах
Действующие лица
Головные:
Г а в р и л а.
М а т ь– жена Гаврилы.
В а с и л и й– их сын, 18 лет.
С т е п а н– брат Гаврилы.
П а н т е л е й м о н.
М а р и я– жена Пантелеймона.
В а р в а р а– их дочь, 18 лет.
Звери:
М е д в е д ь.
З а я ц.
Е ж.
Ж и д - р ы б а.

Цыгане:
Р о м а н– цыганский барон.
Ц ы г а н о ч к аА з а– его жена.
М о л о д о йц ы г а н.
О г р о м н ы йц ы г а н.
П е сЧ п о к.
А также другие ц ы г а н еиХ о м я ч к и-ц ы г а н е.
Бабы:
П е л а г е я.
Г л а ф и р а.
А также другие б а б ы.
Сновидимые:
Б а б у ш к а.
П р а б а б у ш к а.
Д о б р ы йД я д я.
А такжеХ о риЕ щ ед в ах о р а.

В роли Воды, Воздуха, Земли, Дикого Света, а также Верха и Низа, Застывшего, Не Воды, Не Тепла и Не Холода – что угодно.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Явление первое

Дом и двор Гаврилы.

Г а в р и л а,В а с и л и й,М а т ь.
Г а в р и л а. Василий, пойди к моему брату Степану и попроси у него Воду.
В а с и л и й. А какая она из себя?
Г а в р и л а. Вода сверху теплая, снизу холодная, а боков у нее нет.
В а с и л и й. А она большая?
Г а в р и л а. Повторяю. Вода сверху теплая, снизу холодная, а боков у нее нет.
В а с и л и й. А где живет дядька Степан?
Г а в р и л а. Не придуривайся. Он живет Там, Где Ничего Нет.
В а с и л и й. А где это?
Г а в р и л а. Сейчас как дам по башке! Там, где и было раньше.
В а с и л и й. Но, отец! Откуда я знаю, где Оно было раньше?
Г а в р и л а. Оно было раньше и есть сейчас там, где кончается все.
В а с и л и й. Все наше?
Г а в р и л а. Олух! Все-все!
В а с и л и й. А где это?
Г а в р и л а. За день ты пройдешь наше с матерью все. Через два дня – чужое все. А через три дня ты пройдешь все все. На четвертый день попадешь в ничье То, Где Ничего Нет. И вскоре доберешься Туда, Где Ничего Нет дядьки Степана.
В а с и л и й. А мне мать не разрешает туда ходить.
Г а в р и л а. Мать, иди-ка сюда!
М а т ь. Гаврила, господь с тобою! Ты же мне не разрешаешь сюда ходить.
Долгая пауза.
Г а в р и л а. Ладно. Ты почему не пускаешь Ваську ходить Туда, Где Ничего Нет?
М а т ь. Не хватало мне, чтобы он какую-нибудь гадость Оттуда приволок.
Г а в р и л а. Там ничего нет. Ты это знаешь...
М а т ь. А ты Ваську своего не знаешь. Отец называется! Он и Там что-нибудь да найдет...
Г а в р и л а. На то он и мальчишка...
М а т ь. ...И как найдет, так непременно в дом притащит. А мне потом думай, что с этим делать. Ты что, не помнишь, как он Позапрошлым Прошлым приволок откуда-то эту ужасную штуковину?
В а с и л и й. Позапозапрошлым Прошлым, мам.
М а т ь. Да хоть завтрашним! Как вспомню, так мне плохо становится. Со всех сторон мягкая, колышется, как студень. Бр-р! Это же надо. Как ему самому не противно было волочь ее?.. Мальчишка... Мальчишка должен матери помогать, а не шляться по неизвестно где... Колышется, дрянь такая, и еще место занимает!.. Ой, мне сейчас плохо станет... Мало того! Ее попробуй тронь – тут же на другое место перемещается, как живая... То в Воздухе зависнет посреди дома – не обойдешь...
В а с и л и й. Мам, так она весу никакого не имела...
М а т ь. Дрянь такая...
Г а в р и л а. А то, что я эту, как ты говоришь, дрянь переделал, сделал твердой и утяжелил, ты уже не помнишь? И то, какой полезный, как ты говорила, из этой дряни, как ты говоришь, получился гнет для кислой капусты, которая у тебя все время пересоленная, ты тоже не помнишь?
М а т ь. Не нравится – сам соли, раз такой умный...
Долгая пауза.
Г а в р и л а. Разговор закончен, мать. Иди отсюда и делай, что делала.
М а т ь. А я сюда и не приходила.
Г а в р и л а. Ну иди где была.
М а т ь. А я и есть где была.
Г а в р и л а. А ты, Васька, иди сюда.
В а с и л и й. Но я здесь.
Г а в р и л а. Здесь - это я.
Василийподходит к Гавриле.
Г а в р и л а. Ты все понял, что я сказал?
В а с и л и й. Матери?
Г а в р и л а. Тебе.
В а с и л и й. Понял. Я должен пойти к дядьке Степану за Водой...
Г а в р и л а. Нет.
В а с и л и й. Я не должен пойти к дядьке Степану за Водой?
Г а в р и л а. Нет.
В а с и л и й. А что?
Г а в р и л а. Ты должен пойти к дядьке Степану и попросить у него Воду. Продолжай.
В а с и л и й. Вода сверху теплая, снизу холодная, боков у нее нет, дядька Степан живет Там, Где Ничего Нет, это там, где кончается все. Все?
Г а в р и л а. Все.
В а с и л и й. Отец, последний вопрос. Я ее дотащу?
Долгая пауза.
В а с и л и й. Отец, она легкая?
Г а в р и л а. Нет.
В а с и л и й. Тяжелая?
Г а в р и л а. Нет.
В а с и л и й. А какая?
Отец больно бьет Василияпо голове.
В а с и л и й. Я понял! Вода сверху теплая, снизу холодная, а боков у нее нет.
Г а в р и л а. Иди ешь.
М а т ь. Гаврила, сколько Ваське дать еды?
В а с и л и й. Немного, мам.
В а с и л и йест и уходит к дядьке Степану… Явление второе
То, Где Ничего Нет.
В а с и л и й,С т е п а н.
…И приходит к дядьке Степану.
В а с и л и й. Дядька Степан, мой отец просит у вас воду.
С т е п а н. Есть хочешь?
В а с и л и й. Хочу. Дядя Степан, мой отец просит...
С т е п а н. Почему ты хочешь есть?
В а с и л и й. Я проголодался.
С т е п а н. Почему ты проголодался?
В а с и л и й. Наверное, долго к вам шел?
С т е п а н. Наверное. Голова еще болит?
В а с и л и й. Болит, дядька Степан.
Степанкладет руку на головуВасилию.
С т е п а н. А сейчас?
В а с и л и й. Сейчас не болит.
С т е п а н. Ну рассказывай.
В а с и л и й. Дядька Степан, мой отец просит у вас Воду.
С т е п а н. Очень интересно. Продолжай.
В а с и л и й. Все.
С т е п а н. Все? Ну ложись отдыхай.
В а с и л и й. А Вода?
С т е п а н. Что Вода?
В а с и л и й. Дядька Степан, дайте, пожалуйста, Воду.
С т е п а н. Так. А какая она из себя?
В а с и л и й. Вода сверху теплая, снизу холодная, а боков у нее нет.
С т е п а н. Такой штуки здесь нет. Отец тебе не сказал, что здесь ничего нет?
В а с и л и й. Нет. Отец сказал, что вы живете Там, Где Ничего Нет. А то, что у вас ничего нет, он не говорил.
Долгая пауза.
С т е п а н. Ладно. Воды у меня нет. Но зато у меня есть Не Вода. Она такая же как Вода, только Верха и Низа у нее нет, а есть бока.
В а с и л и й. А дайте мне Не Воду, дядя Степан.
С т е п а н. Но ведь отец сказал тебе, чтобы ты попросил Воду?
В а с и л и й. Воду я у вас уже просил.
С т е п а н. Но ведь здесь ничего нет.
В а с и л и й. Но ведь вы говорили, что Не Вода у вас есть.
С т е п а н. А зачем тебе Не Вода, Василий?
В а с и л и й. Не знаю. Но мать говорит, что я даже Оттуда, Где Ничего Нет, что-нибудь да принесу.
Долгая пауза.
С т е п а н. Ладно. Вот тебе, Василий, Не Вода. Осторожней. Бери ее за бока.
В а с и л и й. А за что ж еще?
С т е п а н. Ее можно брать за Верх. Ее можно брать за Низ. Ее можно брать за Верх и Низ одновременно. Ее можно брать за Низ и Верх одновременно.
В а с и л и й. Дядька Степан, но у Не Воды нет Верха и Низа.
С т е п а н. Правильно. Но брать Не Воду за то, чего нет, – можно. Повторяю. Брать – можно. Взять – нельзя. И еще...
В а с и л и й. Хорошо. Я возьму ее за бока. До свидания, дядька Степан.
Степансильно бьет Василияпо голове.
С т е п а н. Ничему тебя отец не учит.. И еще. Василий, попроси у своего отца Воду и, если он даст тебе Воду, принеси ее мне. До свидания.
В а с и л и й. До свидания, дядька Степан. Может, встретимся.
С т е п а н. Не встретимся.
В а с и л и й. Почему?
С т е п а н. Останешься – узнаешь. Останешься?
В а с и л и й. Нет, пойду я.
С т е п а н. И обходи ее седьмой дорогой.
В а с и л и й. Кого?
С т е п а н. Ее – Варвару.
Явление третье Дом и двор Гаврилы.
Г а в р и л а,В а с и л и й, М а т ь.
Г а в р и л а. Принес Воду?
В а с и л и й. Нет, отец.
Г а в р и л а. Почему?
В а с и л и й. Дядька Степан сказал, что у него нет Воды.
М а т ь. Так я и знала. Откуда у Степана Вода? У него сроду ничего не было. Вот ты мне скажи, Гаврила, зачем нужно было мальчишку в такую даль гонять?
Г а в р и л а. Помолчи, мать.
В а с и л и й. Отец, зачем ты меня посылал к дядьке Степану за Водой?
Г а в р и л а. Чтобы он дал тебе Не Воду. Давай ее сюда.
В а с и л и й. Бери.
Г а в р и л а. Ты осторожно ее нес? За бока?
В а с и л и й. А за что ж еще?!
М а т ь. Я говорила! Помнишь? Я же тебе уже говорила, что Васька какую-нибудь гадость домой принесет!
Г а в р и л а. Если уже говорила, то почему опять говоришь?
Долгая пауза.
М а т ь. А что мне с этой Не Водой теперь делать?
Г а в р и л а. Тебе с ней ничего теперь делать не надо. Теперь я с ней делать буду.
В а с и л и й. Отец, а что ты будешь делать с Не Водой... теперь?
Г а в р и л а. Я буду делать из нее Воду.
В а с и л и й. А как?
Г а в р и л а. У Не Воды нужно стесать бока, прибить Низ, накрыть Верхом и...
В а с и л и й. Можно я тебе помогу?
Г а в р и л а. Можно. Пока я стесываю бока, ты приготовь Низ.
В а с и л и й. А где он?
Г а в р и л а. Там, где и всегда. Внизу. Нагнись и подай.
В а с и л и й. Возьми.
Отец прибивает Низ.
Г а в р и л а. Теперь давай Верх.
В а с и л и й. Верх вверху?
Г а в р и л а. А где ж еще?
В а с и л и й. А я не достану.
Г а в р и л а. А зачем мне тот, который ты не достанешь? Ты дай мне тот, что пониже.
В а с и л и й. Возьми этот…
Г а в р и л а. Этот маленький. Возьми тот, до которого допрыгнешь.
В а с и л и й. Возьми…
Отец аккуратно накрывает бока Верхом.
В а с и л и й. Какая у тебя получилась интересная Вода!
Г а в р и л а. Вода еще не получилась.
В а с и л и й. Отец, а что нужно еще сделать, чтобы получилась Вода?
Г а в р и л а. Ты знаешь. Я говорил.
Долгая пауза.
Г а в р и л а. Повторяю, Василий. Верх у воды теплый, низ у воды холодный. Ты мне какой дал Низ?
В а с и л и й. Никакой.
Г а в р и л а. А Верх?
В а с и л и й. Никакой.
Г а в р и л а. Значит, чтобы из этого получилась Вода, нужно нагреть Верх и охладить Низ.
В а с и л и й. А как это сделать?
Г а в р и л а. Для этого нужны Тепло и Холод. Ты устал с дороги?
В а с и л и й. Нет, отец.
Г а в р и л а. Иди поешь, поспи. Утром пойдешь опять к дядьке Степану и попросишь у него Тепло. Потом попросишь Холод.
В а с и л и й. А вдруг у него нет ни Тепла, ни Холода?
Г а в р и л а. Дурак! Конечно, нет. Степан даст тебе вместо Тепла Не Тепло, а вместо Холода Не Холод. Не Теплом я охлажу Низ, а Не Холодом нагрею Верх и...
В а с и л и й. ...Получится вода!
М а т ь. Сколько это будет продолжаться! Один тащит в дом Не Воду, другой мастерит из нее Воду. Зачем нам в доме всякая гадость?
Г а в р и л а. Когда я доделаю воду, Василий отнесет ее Степану. Дядька Степан сказал тебе, чтобы ты принес ему Воду, когда я ее сделаю?
В а с и л и й. Нет, отец. Он сказал, чтобы я принес ему Воду.
Г а в р и л а. Ладно.
М а т ь. Господи, а Степану зачем еще эта Вода?
Г а в р и л а. Спроси у Степана. Василий, иди ешь. Подожди. Ты знаешь, как нести Не Тепло и как нести Не Холод?
В а с и л и й. Конечно. Их нужно взять за бока…
Г а в р и л а. Голова болит?
В а с и л и й. Немножко.
Отец кладет рукуВасилиюна голову.
Г а в р и л а. Прошла?
В а с и л и й. Спасибо, отец.
Г а в р и л а. Чему тебя только дядька Степан учит? Не Тепло нужно нести на ладони, чтобы не нагрелось. Не Холод нужно нести в кулаке, чтобы не остыло. Иди ешь и сразу спать.
М а т ь. Гаврила, сколько Ваське давать есть?
Г а в р и л а. Он уже сам знает.
Василийест и засыпает. Гаврила и Мать ложатся спать.
М а т ь. Гаврюш, вот ты мне скажи, зачем Степану Вода?
Г а в р и л а. Отстань, мать.
М а т ь. А помнишь, как в молодости ты Там меня первый раз...
Г а в р и л а. Что ты болтаешь, мать? Васька еще услышит.
М а т ь. Твой Васька хорошо поел и крепко спит... А помнишь, как Степан Машку-то сватал? А она отказала и за Пантелеймона вышла…
Г а в р и л а. Да. Тогда-то Степан и сказал, ничего мне, говорит, больше не надо. И ушел Туда, Где Ничего Нет.
М а т ь. А зачем ему все жеВода?
Г а в р и л а. Не знаю. Может быть, хочет море-океан сделать. Для сродственников Марии по рыбной линии.
М а т ь. Гаврюш, а тебе не жалко? Ведь если Васька отнесет ему Воду, Того, Где Ничего Нет, не станет.
Г а в р и л а. Степан сам так захотел. И потом, ну наиграется Степан своей Водой и обратно мне ее вернет. И будет тебе опять То, Где Ничего Нет. Наверное, будет…
В а с и л и й. Отец, может, не относить Воду дядьке Степану?
Г а в р и л а. Ну что я тебе говорил! Спит твой Васька?
М а т ь. Сам виноват.
Г а в р и л а. Я?!
В а с и л и й. Так, может, не относить Воду, отец?
Г а в р и л а. Я виноват?!!
М а т ь. Воды еще нет, сынок. Спи.
Г а в р и л а. Ну знаешь, мать...
М а т ь. Тише, Гаврила.
Г а в р и л а. Все, мать, давай уже спать...
М а т ь. Спать спать или спать спать?
Г а в р и л а. Спать спать.

Дом и двор Гаврилы.

Г а в р и л а,В а с и л и й,М а т ь. Утро. Семья ест.
В а с и л и й. Отец, почему мы едим?
Г а в р и л а. Потому что уже Свет.
В а с и л и й. А почему Свет?
Г а в р и л а. Потому что я его сделал.
В а с и л и й. Мать, отец сделал Свет?
М а т ь. Да, он раньше его хорошо делал. Не так, как нынче Воду делает.
В а с и л и й. Отец, а ты когда Свет делал, не обжегся?
Г а в р и л а. Я же тебе уже десять раз рассказывал.
Готовится больно ударить Василия по голове.
М а т ь. С ребенком общаться надо, а не по башке его лупить.
Г а в р и л а. Ладно. Во-первых, я был в рукавицах, а во-вторых, Дикий Свет тусклый и живет он глубоко в норах. Если бы была Вода, то я бы залил нору, и Свет поднялся бы на поверхность.
В а с и л и й. Но Воды нет и сейчас…
М а т ь. Не перебивай, Василий!
Г а в р и л а. Но я сделал просто. Я тогда впервые сделал просто. Догадаешься?
М а т ь. От твоей простоты у меня до сих пор мурашки по коже.
Г а в р и л а. Не перебивай, мать!
В а с и л и й. Ты спел призывную песню?
Г а в р и л а. Тогда я еще не умел.
В а с и л и й. Ты залез в нору и схватил Свет?
Г а в р и л а. Дикий Свет маленький, и в нору даже рука не пролазила.
В а с и л и й. Ты выкопал его?
Г а в р и л а. Тогда Земля была твердая.
В а с и л и й. Ну я не знаю.
Г а в р и л а. Повторяю, я сделал просто. Я перевернул Землю и вытряхнул Свет в руку.
М а т ь. Хорошо, что я успела вцепиться в подоконник, но головой, – вот, вот пощупай – все равно стукнулась. Это у него называется «просто». Вот уж действительно – простота хуже воровства.
Г а в р и л а. Извини, мать, я тогда не подумал.
В а с и л и й. Если Дикий Свет тусклый, как ты из него сделал светлый?
Г а в р и л а. А я опять сделал просто. Я его почистил.
М а т ь. Он его целый день чистил, весь дом в свинарник превратил и сам как чушка ходил.
Г а в р и л а. А после того, как я его почистил, я взял войлок и натер его до блеска.
В а с и л и й. Папа, а можно и я Свет сделаю?
Г а в р и л а. А зачем нам два Света?
В а с и л и й. Ну если первый Свет потеряется.
М а т ь. А чего он потеряется? Я его на ночь в сундук запираю.
В а с и л и й. То-то у тебя в сундуке столько хлама.
Г а в р и л а. Не хами матери!
М а т ь. Ну и что? Свет всегда видно. Теперь благодаря Свету я вижу каждую вещь в сундуке.
В а с и л и й. Мам, можно я в сундуке пороюсь?
М а т ь. Василий, сколько раз тебе повторять: ты еще маленький.
Г а в р и л а. Мать, тебе, конечно, виднее, но я бы Василию разрешил.
М а т ь. Отстань! Займитесь своею Водой.
Г а в р и л а. Василий, ты хорошо поел?
В а с и л и й. Да.
Г а в р и л а. Иди к дядьке Степану.
М а т ь. Только от нее подальше держись.
В а с и л и й. От кого?
М а т ь. От нее – от Варвары.
В а с и л и й. Какой еще Варвары?
Г а в р и л а. Варвара его не тронет.
М а т ь. А поди ее знай. Как увидишь Варвару, давай деру.
В а с и л и й. Хорошо, мам. Я пошел.
Василий уходит...

Явление пятое
В дороге.
Г а в р и л а,В а р в а р а.
…И повстречалась ему красиваядевушка.

В а р в а р а. Чего уставился? Тебе что мамка сказала?
В а с и л и й. Заняться Водою.
В а р в а р а. Так иди и занимайся.
Василийзастывает.
В а р в а р а. Ты глупенький?
В а с и л и й. Почему?
В а р в а р а. Тебе бежать от меня надо, а ты в разглядки играешь.
В а с и л и й. Так ты Варвара?
В а р в а р а. Ты и сам это знаешь.
В а с и л и й. А чего я должен от тебя бежать?
В а р в а р а. Я опасная.
В а с и л и й. А чем ты опасная?
В а р в а р а. Останешься – узнаешь. Останешься?
В а с и л и й. Останусь.
В а р в а р а. А узнаешь?
В а с и л и й. Узнаю.
В а р в а р а. А не боишься поменяться?
В а с и л и й. Это как?
В а р в а р а. Если останешься, то не будешь больше тем, кто ты есть сейчас.
В а с и л и й. Это как?
В а р в а р а. Глупенький. Так ты остаешься?
В а с и л и й. Остаюсь.
В а р в а р а. Но ты можешь отсюда больше не уйти.
В а с и л и й. Ну и что?
В а р в а р а. А как же Вода?
В а с и л и й. Очень просто. Когда-нибудь дядька Степан пойдет к нам в гости и мы встретимся.
В а р в а р а. Не встретитесь. Дядька Степан обходит меня седьмой дорогой.
В а с и л и й. Слушай, а у тебя есть Не Тепло и Не Холод?
В а р в а р а. У меня есть всё.
В а с и л и й. Всё-всё?
В а р в а р а. Нет. Всё-всё и даже чуточку больше.
В а с и л и й. А у тебя есть мать?
В а р в а р а. У меня есть и мать и отец.
В а с и л и й. А где они?
В а р в а р а. Они везде.
В а с и л и й. Везде – это как?
В а р в а р а. Везде – это значит повсюду.
В а с и л и й. А здесь они тоже есть?
В а р в а р а. Папа, мама, идите сюда.
Явление шестое

В дороге.

В а с и л и й,В а р в а р а,П а н т е л е й м о н,М а р и я.

ВыходятП а н т е л е й м о ниМ а р и я.

П а н т е л е й м о н. Здравствуй, Василий, куда путь держишь?
В а с и л и й. Иду к дядьке Степану за Не Теплом и Не Холодом
П а н т е л е й м о н. А-а, будете Воду делать?
В а с и л и й. А как вы догадались?
П а н т е л е й м о н. Я сам когда-то Воду мастерил. Так с Марией и познакомился.
М а р и я. Да, много с тех пор Воды утекло, и много ты тогда Воды сделал!..
В а с и л и й. А куда ж она вся делась?
М а р и я. Не знаю. Выпили, наверно. Люди сказывают, тогда жид-рыбы много расплодилось…
В а с и л и й. А это правда, что Не Тепло нужно нести на ладони, чтобы не нагрелось, а Не Холод нужно держать в кулаке, чтобы не остыло?
П а н т е л е й м о н. Не совсем так. Не холод нужно съесть, чтобы не остыло.
В а с и л и й. Но, если я съем Не Холод, его не будет.
П а н т е л е й м о н. Не совсем так. Не Холод всегда будет с тобой. Твой отец уже прибил к Не Воде Верх и Низ?
В а с и л и й. Да.
П а н т е л е й м о н. А бока стесал?
В а с и л и й. Да.
П а н т е л е й м о н. Тогда ты возьмешь Не Воду и приложишь ее Верхом к животу. И все. Верх нагреется.
В а с и л и й. А у вас есть Не Тепло и Не Холод?
П а н т е л е й м о н. У нас есть всё.
В а с и л и й. Всё-всё?
П а н т е л е й м о н. Всё-всё и даже чуточку больше.
В а с и л и й. А мама у вас есть?
П а н т е л е й м о н. И мама, и папа.
В а с и л и й. А где они?
М а р и я. Они везде.
В а с и л и й. Везде – это, значит, повсюду?
П а н т е л е й м о н. Не совсем так, они у нас уже старые. У них везде – это значит дома сидят.
М а р и я. Да – вот с ними и с домом у нас есть всё-всё и даже чуточку больше. Вот только… Василий, ты не видел здесь коровы с белым пятнышком на лбу?
В а с и л и й. Я, кроме Варвары, здесь никого не видел.
В а р в а р а. Но у меня тоже белое пятнышко на лбу.
В а с и л и й. Хорошо. Белое пятнышко я видел, а коровы не видел.
М а р и я. Жаль. Значит, у нас есть всё-всё и немножко меньше, чем чуточку больше.
П а н т е л е й м о н. Не гуляй поздно, дочка.
В а р в а р а. Хорошо, папа.
П а н т е л е й м о н. А ты, Василий, шел бы к дядьке Степану.
М а р и я. Да, кстати, как он там?
В а с и л и й. Зачем к дядьке Степану? Не Тепло и Не Холод я попрошу у Варвары.
П а н т е л е й м о н. А она даст тебе Не Тепло и Не Холод?
В а с и л и й. Если не даст, я попрошу у вас.
П а н т е л е й м о н. А ты знаешь, где нас искать?
В а с и л и й. А чего вас искать? Вы же везде – значит, повсюду.
П а н т е л е й м о н. Ну пока, Василий. Передашь привет своим родителям от Пантелеймона с Марией.
В а с и л и й. Обязательно передам.
М а р и я. Да! И Степану тоже.
П а н т е л е й м о ниМ а р и яуходят.

В дороге.
В а с и л и й,В а р в а р а.
В а р в а р а. У тебя есть еще вопросы?
В а с и л и й. Можно сесть рядом с тобой?
В а р в а р а. Садись, если не боишься.
В а с и л и й. А чего я должен бояться?
В а р в а р а. Того же, чего боится и твоя мать.
В а с и л и й. Моя мать ничего не боится, правда, она боится за меня.
В а р в а р а. А ты за себя не боишься?
В а с и л и й. А я всего боюсь, только за себя не боюсь.
В а р в а р а. А чего конкретно ты боишься?
В а с и л и й. Я боюсь глубины, высоты, широты, длины, малости, полноты, тишины, громкости, хомячков и многого чего другого.
В а р в а р а. А хочешь, я научу тебя не бояться?
В а с и л и й. Хочу.
В а р в а р а. Ты боишься темноты?
В а с и л и й. Боюсь.
В а р в а р а. Не пугайся только. Вот тебе темнота.

Делается темно.

В а р в а р а. Страшно?
В а с и л и й. Нет.
В а р в а р а. Почему?
В а с и л и й. Потому что я не один.
В а р в а р а. Ты не боишься сказать, что ты не боишься, потому что ты не один?
В а с и л и й. Уже не боюсь.
В а р в а р а. Хочешь, мы погрузимся в глубину?
В а с и л и й. Мне страшно. Глубина глубокая.
В а р в а р а. А мы уже и так глубоко.
В а с и л и й. Я не понимаю.
Варварабольно бьет Василия по голове.
В а р в а р а. Ничему тебя отец не учит. Иди к Степану.
В а с и л и й. А ты дашь мне Не Тепло и Не Холод?
В а р в а р а. На, возьми.
В а с и л и й. Спасибо.
В а р в а р а. Глотай Не Холод. Осторожно, не запихивайся, ешь по кусочку. Ну все иди.
В а с и л и й. А как я по темноте пойду?
В а р в а р а. Полапай рукой по земле.
В а с и л и й. Нашел!
В а р в а р а. Это моя нога, глупенький. Ищи нору.
В а с и л и й. Нащупал.
В а р в а р а. Залезь туда рукой.
В а с и л и й. А там нет хомячков?!
В а р в а р а. Не бойся, глупый. Там внизу Дикий Свет. Достань его.
В а с и л и й. Рука не пролезет.
В а р в а р а. А ты попробуй.
В а с и л и й. Вроде получается. Ой!
В а р в а р а. Что такое?
В а с и л и й. Он горячий.
В а р в а р а. Возьми в руку Не Тепло, тогда сможешь взять этой рукой Дикий Свет.
В а с и л и й. Взял. С натягом идет.
Делается светло. В руке Василия тускло мерцающий Дикий Свет.
В а с и л и й. Спасибо, Варвара. Я пошел?
В а р в а р а. Иди.
В а с и л и й. Мне кажется, что я что-то забыл.
В а р в а р а. Ты забыл меня поблагодарить.
В а с и л и й. Но я сказал спасибо.
Варвара больно бьет Василияпо голове.
В а р в а р а. Ничему тебя отец не учит. Иди.
Василийвсе не уходит, мнется.
В а с и л и й. А ты ко мне придешь?
В а р в а р а. Нет.
В а с и л и й. Почему?
В а р в а р а. Я к тебе приплыву.
В а с и л и й. Так ведь Воды еще нет.
В а р в а р а. А я к тебе не Водой приплыву. А Землею. Иди. Только с медведями не связывайся.
В а с и л и й. Мне их бояться нечего. Я с отцом на медведя ходил.
В а р в а р а. Ну иди.
Явление восьмое
В дороге.
В а с и л и й,М е д в е д ь.

ИдетВ а с и л и й,идет, как вдруг навстречу ему –М е д в е д ьс книгой.

М е д в е д ь. Мужик, посвети, а то темнота такая, читать невозможно.
Василий светит МедведюДиким Светом. В а с и л и й. Что читаешь?
М е д в е д ь. Сказки.
В а с и л и й. Мне мама тоже читала сказки в детстве.
М е д в е д ь. А сказки они для любого возраста хороши. Тебе сколько лет?
В а с и л и й. Восемнадцать.
М е д в е д ь. Уже мужик. На медведя уже ходил?
В а с и л и й. Было дело, с отцом.
М е д в е д ь. А кто у тебя отец?
В а с и л и й. Гаврила.
М е д в е д ь. А-а, тот, который землю переворачивает? Я тогда чуть с дерева не слетел. Но башкой – вот, вот, полапай – ударился. Да, дела… Ты куда идешь, сын Гаврилы?
В а с и л и й. Я – Василий.
М е д в е д ь. А-а, ты куда идешь, Василий?
В а с и л и й. Домой.
М е д в е д ь. Можно, и я с тобой?
В а с и л и й. А чего ж нельзя – можно.
Долго ли, коротко ли они шли, как вдруг…
В а с и л и й. Уж больно ты на медведя похож.
Долгая пауза. Какое-то время Василий и Медведь идут молча.
В а с и л и й. Слушай, а ты и впрямь похож на медведя.
Долгая пауза.Медведьи на этот раз молчит.
В а с и л и й. А, может, ты и есть медведь?
М е д в е д ь. А, может, ты сам медведь?
В а с и л и й. Ну, может, у тебя в роду медведи были?
М е д в е д ь. А у тебя что, не было? Похож – не похож, в роду – не в роду. Сам медведь, а других обзывает.
В а с и л и й. Да какой же я медведь?
М е д в е д ь. Обыкновенный. Обыкновенный косолапый медведь.
В а с и л и й. Я – мужик, а не медведь!
М е д в е д ь. Да какой же ты мужик?
В а с и л и й. Обыкновенный. Обыкновенный косолапый мужик. И могу это доказать. Медведи водку пьют или нет?
М е д в е д ь. Ну-у-у…
В а с и л и й. Не пьют, а я пью! У тебя водка есть?
М е д в е д ь. Есть. (Достает бутылку из сумки.) На!
В а с и л и й. (Хорошенько отхлебывает.) Видал?!
М е д в е д ь. Впервой вижу пьющего медведя.
В а с и л и й. Да я не пьющий медведь!
М е д в е д ь. Я же сам видел, как ты пьешь.
В а с и л и й. Я пью, потому что я мужик. И если ты мужик, значит, тоже должен пить!
Василий протягивает бутыль Медведю.
В а с и л и й. Пей, если мужик.
Медведь берет бутыль, крякнув, всю выпивает. Занюхивает книжкой.
М е д в е д ь. Хороши сказки. Ты в сказки веришь?
В а с и л и й. В детстве верил. А сейчас я уже взрослый.
М е д в е д ь. Хороши сказки. В них даже медведи разговаривают. Ты мне скажи как на духу: ты мужик или медведь?
В а с и л и й. Вот, как перед Богом, мужик я.
М е д в е д ь. Верю.
Целует Василия в губы.
В а с и л и й. А теперь ты мне скажи. Я похож на медведя или не похож?
М е д в е д ь. Не похож. Ты больше на мужика похож. На меня.
Василийпытается поцеловать Медведя в губы, не достает, целует в грудь.
В а с и л и й. А у тебя это… баба есть?
Долгая пауза.
М е д в е д ь. Да как-то не довелось.
В а с и л и й. Ты ж медведь! Да и зима скоро. Пойдем со мной в деревню. Там тебе подыщем. Найдешь такую, как у меня. Она у меня – ого-го! Только мне мамка не велит с ней встречаться. Она опасная.
М е д в е д ь. Не надо мне ого-го. Мне нужна маленькая и косолапенькая. Хочешь, я тебе сказку почитаю про ого-го?
В а с и л и й. Почитай.
М е д в е д ь (пьяно покачиваясь).Называется «Большая жена». Держит большая жена маленького мужа за грудки и трясет перед своим большим лицом. «Любишь меня?» – спрашивает. «Люблю, люблю. Вот за это я тебя и люблю!» – чмокает маленький муж большую жену в щечку. «Ого-го! Вот ты у меня какой славный!» – радуется большая жена, подбрасывая маленького мужа вверх. «Я такой!» – дрыгает ножками в воздухе, дурачится маленький муж. «А я какая?» – ликует большая жена и все подбрасывает маленького мужа вверх и вверх. «А ты у меня ого-го! Большая!» – смеется маленький муж. «И ты любишь меня?» – трясет большая жена маленького мужа перед своим лицом. «Люблю! Люблю! Люблю!» – сюсюкает маленький муж и засыпает на руках большой жены. «Люблю», – улюлюкает маленький муж в маленьком сне. «Э, да ты уписялся», – умилилась большая жена.
Василиймеж тем пьяно, неспокойно засыпает.
М е д в е д ь. Э, да ты заснул.

СОН ВАСИЛИЯ В ДВУХ СНАХ

Во сне все, как и раньше, только громче, веселее, красивее и наряднее.

Сон первый

В а с и л и й,Б а б у ш к а,П р а б а б у ш к а,Г а в р и л а,М а т ь,Д о б р ы йд я д я,Х о р,
Е щ ед в ах о р а.
Б а б у ш к а. Я очень старая бабушка. Я много видела на своем веку. Я много знаю. Спроси у меня, внучок, что-нибудь.
В а с и л и й. Я очень маленький мальчик. Таких маленьких еще не было. Я еще не знаю, что у тебя спросить.
Б а б у ш к а. Вот ты подрастешь немного, у тебя появятся вопросы. И тогда ты спроси меня о чем-нибудь.
В а с и л и й. Обязательно, бабушка. Дай мне только подрасти. Я думаю, у меня возникнут вопросы, и я их непременно задам.
Б а б у ш к а. Я подожду, только ты скорее подрастай.
М а т ь. Подрастай, сынок.
Г а в р и л а. Подрастай, сын.
Х о р. Подрастай, сын.
Е щ ед в ах о р а. Подрастай, малы-ы-ыш.
В а с и л и й. Да, конечно, я стараюсь. Я уже чувствую, как у меня удлиняются ноги и руки.
Б а б у ш к а. Ой, я вся дрожу от нетерпения и старости. Я уже предчувствую тот миг, когда услышу от тебя первый вопрос. Я так много знаю, но с каждой минутой я очень многое забываю. Торопись, внучок, я должна ответить на все твои вопросы. Подрастай скорей.
Х о р. Скорее, скорее.
Е щ ед в ах о р а. Как можно быстре-е-ей!
В а с и л и й. Я очень стараюсь подрасти и задать тебе вопрос. Я вижу, бабушка. Я вижу где-то далеко внизу свои ноги. А если очень долго смотреть в одну точку перед собой, то где-то на линии горизонта можно разглядеть свои пальцы. Наверное, у меня получается подрастать. Бабушка, мне кажется, я вот-вот задам вопрос.
Б а б у ш к а. Тебе уже совсем немного осталось, внучок, самую малость: еще немножко подрасти. И ты задашь мне свой первый вопрос. Я бы тебе его подсказала, да мне мамка не велит.
П р а б а б у ш к а. Не велю.
Х о р. Не велит, не велит.
Е щ ед в ах о р а. Не разрешае-е-ет!
В а с и л и й. Ничего, бабушка, я скоро задам тебе свой первый вопрос. Мне главное – подрасти немножко. А затем я обязательно отыщу Землю, где-то там, далеко, внизу, под ногами, и задам тебе вопрос, милая бабушка.
Б а б у ш к а. Я сердцем чувствую, внучок, что свершилось то, чего я так долго ждала: у тебя появился первый вопрос. Задавай же его, не бойся.
В а с и л и й. Ты права, бабушка, я уже знаю, что у тебя спросить. Приготовься ответить мне. Бабушка, как мне снова стать маленьким?
Б а б у ш к а. Милый мой внучок, но я, к сожалению, не могу ответить на этот вопрос. Если я отвечу на него, то ты снова станешь маленьким и придется опять очень долго ждать первого вопроса.
М а т ь. Опять начнутся пеленки-распашонки, опять сцеживать грудь.
Г а в р и л а. Опять никакой личной жизни.
X о р. Дурак, нашел что спросить у старой дуры! Неужели у тебя не возникло вопроса, почему мы так хорошо поем?
Е щ ед в ах о р а. Кретин, спросил бы лучше, откуда у нас такие прекрасные баритоны.
Д о б р ы йд я д я. Бедный мальчик! Такой маленький и такой бедный. Но я помогу тебе.
В а с и л и й. Ты прав, Добрый Дядя, я бедный, но я не маленький. Что мне делать, как мне стать маленьким?
Д о б р ы йд я д я. Я не ошибся: ты маленький. Ущипни себя. Ты проснешься и снова станешь маленьким.
В а с и л и й. Я не могу себя ущипнуть. Я уже не знаю, в какой галактике находятся мои руки.
Д о б р ы йд я д я. А ты постарайся, маленький, попробуй.
В а с и л и й. Хорошо, я попробую. Мне кажется, я уже что-то щипаю.
Б а б у ш к а. Ой, внучок, не щипайся!
М а т ь. Ой, сынок, не щипайся там – у меня синяки там останутся. Отец увидит – убьет меня.
Г а в р и л а. Полегче щипай, сын, если хочешь иметь сестричку!
X о р. Ой, как это приятно. Еще, еще щипай, мальчик! Мы, наверное, мазохисты.
Е щ ед в ах о р а. Щипай сильнее, маленький, какое наслаждение! Мы, наверное, баритональные мазохисты.
Д о б р ы йд я д я. Остановись, малыш. Я вижу, как тебе трудно ущипнуть себя. Но не отчаивайся, есть еще один способ проснуться и снова стать маленьким. Нужно крепко-крепко зажмуриться.
Г а в р и л а,М а т ь,Б а б у ш к а(потирая ущипленные места). Зажмуривайся, мальчик, послушайся Дядю!
Х о риЕ щ ед в ах о р а. Не зажмуривайся, оставайся с нами, любимый!
Зажмуривается и просыпается во сне, оказываясь в другом сне.

Сон второй

В а с и л и й,Б а б у ш к а,Г а в р и л а,М а т ь,Х о р,Е щ ед в ах о р а.
Б а б у ш к а. Ты проснулся уже, мой маленький? Что же тебе приснилось? Расскажи своей старой бабушке. Я много видела на своем веку. Может, и твой сон я когда-то видела.
В а с и л и й. Я очень маленький мальчик. Мне еще трудно рассказать мой сон. Вот я подрасту немного и обязательно тебе расскажу.
Б а б у ш к а. Я подожду, только ты скорее подрастай.
М а т ь. Подрастай, сынок.
Г а в р и л а. Подрастай, сын.
Х о риЕ щ ед в ах о р а (вместе). Подрастай, любимый, мы тебя ждем.

Звучит цыганская песня, все танцуют цыганские танцы.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Явление первое

Дом и двор Гаврилы.

Г а в р и л а,М а т ь,М е д в е д ь.

Отголоски цыганских песен и танцев.

Г а в р и л аиМ а т ьедят. ВходитМ е д в е д ь.

М е д в е д ь. Беда, Гаврила.
Г а в р и л а. Что случилось?
М е д в е д ь. Василия цыгане украли! Меня тоже веревкой привязали, но я перегрыз ее и сбег.
Г а в р и л а. Мать, дай ему рассолу опохмелиться. А к вечеру вернусь я с Васькой.
Медведь медленно, со смаком, пьет рассол, потом берет луковицу со стола и медленно ест.
М а т ь. Ой, беда! (Голосит.)Ой, и где ж мой Васенька? Ой, и как он ходил Туда, Где Ничего нет, мой сладенький! Как приносил Оттуда Позапрошлым Прошлым колышущуюся дрянь, мой миленький!
Г а в р и л а. Позапозапрошлым Прошлым.
М а т ь. Ой, да – Позапозапрошлым Прошлым, мой миленький! Ой, и как он Варвары не испугался мой медовенький! Ой, и где ж мой Васенька?..
М е д в е д ь. Че делать будем, Гаврила?
Г а в р и л а. Че-че? Цыганей искать будем.
М е д в е д ь. Они пошли на север. Запах оттуда идет.
Г а в р и л асМ е д в е д е муходят.
Явление второе
В дороге.
Г а в р и л а,М е д в е д ь,З а я ц,Е ж.
М е д в е д ь. Чу! Чую дым от костра. Цыгане на привале.
Г а в р и л а. Иди разведай, что к чему, а я тут пока побуду.
М е д в е д ьуходит. К Гавриле подходитЗ а я ц.
З а я ц. Ваську твоего видел. С цыганами он.
Г а в р и л а. Знаю. Сам-то ты как?
З а я ц. Да никак. Тоска… Попивать стал. Водочки не найдется?
Г а в р и л а. Да нет. Медведь по дороге всю выпил.
З а я ц. Всю-всю?
Г а в р и л а. Нет, не всю. Вот одна осталась.
ГаврилапротягиваетЗайцубутылку.
З а я ц. Со мной выпьешь?
Г а в р и л а. Погодь. Ваську верну, тогда и загуляю.
Заяцотпивает из горла.
З а я ц. Может, подсобить чем? Я могу. Я, когда выпиваю, в кураж вхожу. Могу, к примеру, цыгану морду набить.
Г а в р и л а. Спасибо, косой. Давай Медведя дождемся.
Заяцдопивает бутылку, а тутиМ е д в е д ьвернулся.
М е д в е д ь. Цыганей много. Все водку пьют. А Васька картошку печеную ест. Его за ногу привязали, чтобы не сбег.
З а я ц (пьяно). А я уже в кураже.
Г а в р и л а. Это, конечно. Только тебя одного маловато будет. Еж нужен. Цыгане больше всего Ежа боятся.
М е д в е д ь. А где мы его тебе найдем?
Г а в р и л а. Ежа искать не надо. Он сам приходит.
Все закуривают.
В с е. Да…
Долгая пауза. ВходитЕ ж.
Е ж. Здоров, Гаврила.
Г а в р и л а. Здорово.
Е ж. Плохо выглядишь.
Г а в р и л а. Цыгане Ваську увели.
Еж закуривает.
В с е. Да…
Е ж. Нет! (Тут же тушит.) Пошли!
Явление третье
Цыганский табор.
Г а в р и л а,Ц ы г а н е,М е д в е д ь,З а я ц,Е ж.
М е д в е д ьиЗ а я цидут рядом, впередиЕ ж. Пьяные цыгане лезут в драку, но замечают Е ж а.
М о л о д о йц ы г а н. Нечестно, Гаврила, Ежа с собой приводить. А Ваську мы тебе все равно не отдадим.
З а я ц. Я щас! (Лезет в драку.)
Оба пьяные – и Молодой цыган и Заяц – бьются наотмашь. Наконец Цыган разбивает Зайцу нос.
З а я ц. Я щас, только водки выпью.
М о л о д о йц ы г а н. Слабой у вас Заяц. Давай посмотрим, на что ваш Медведь годится.
М е д в е д ь. Гаврила, я же их покалечу.
В центр выходитО г р о м н ы й, как два медведя,ц ы г а н.
О г р о м н ы йц ы г а н. Калечь. Со мной бороться будешь!
Гаврила кивает. Медведь борется с Огромным цыганом. А Заяц меж тем допивает водку.
З а я ц. Чую кураж!
Заяц накидывается на Молодого цыгана с кулаками. Цыган бросает Зайца за кулисы. Раздается всплеск: «Бульк! Бульк! Бульк!»
М о л о д о йц ы г а н. Слышь, Гаврила, у вас Заяц водоплавающий?
Г а в р и л а. Когда не в кураже, то нет. А когда в кураже, то водоплавающий. Правда, у нас Воды еще нету.
Цыгане застывают в изумлении. Медведь и Огромный цыган перестают драться.
М о л о д о йц ы г а н. Чавэлла-ромалэ! Воды нет, а бульки есть?
Г а в р и л а. А это специальные старинные мокрые бульки. Они были всегда. Даже когда еще Воды не было. Даже когда Не Воды не было.
М о л о д о йц ы г а н. А-а, понятно. Спасибо, Гаврилэ, объяснил.
Все цыгане подходят к Гавриле, шумно благодарят его.
Ц ы г а н е. Спасибо, Гаврилэ, объяснил!
М о л о д о йц ы г а н. Да, но Ваську мы тебе все равно не отдадим.
Ц ы г а н е. Не, не отдадим!
И Огромный цыган опять месит Медведя, потом отпускает. Медведь тут же прячется за Ежа.
О г р о м н ы йц ы г а н. Слабой у вас Медведь. Может и Еж у вас ни на что не годится?..
Явление четвертое
Цыганский табор.
Те же иР о м а нсА з о йиП е сЧ п о к.
В центр торопливо выходит Цыганский баронР о м а н.
Р о м а н. Подожди, ромалэ! Не видать тебе, Гаврила, Васьки, даже если все ежи за тебя будут. Васька станет моим сыном, а моя жена Аза поцелует меня три раза и будет за ним следить.
Из-за спины барона выходитА з а.
А з а. Ага, Гаврила. У тебя ж еще дети есть…
Г а в р и л а. Нету.
А з а. Так будут! Тебе хватит. Зачем тебе Васька? А я его «ай-не-не» научу делать. Хочешь взамен Васьки я тебе погадаю?
Р о м а н. Не вмешивайся, женщина. Хочешь, заместо Васьки я тебе своего пса отдам? Чпок, иди сюда.
К барону подходитП е сЧ п о к.
Р о м а н. Хочешь пойти к Гавриле?
Ч п о к. Хозяин, не нравится мне твоя идея. Гаврила – мужик. А ни один мужик не умеет делать «ай-не-не». А мне без «ай-не-не» никак нельзя. Затоскую я. Отдай лучше ему Ваську. Ты же видишь, с ним Еж…
Г а в р и л а. Да-да, с нами Еж…
Р о м а н. Вижу! Ты, Чпок, лучше посоветуй, что нам с Ежом делать?
Ч п о к. (шепотом). Супротив Ежа цыгане идти не могут. У него взгляд тяжелый. Такой взгляд только хомячки выдерживают.
Р о м а н. (здесь и дальше шепотом). А у нас с хомячками мир?
Ч п о к. Хомячки нам помогать не будут. Они вообще ни во что не вмешиваются.
Р о м а н. А среди хомячков есть цыгане?
Ч п о к. Есть, но они «ай-не-не» делать не умеют.
Р о м а н. Все равно сбегай за Хомячками-цыганами.
Ч п о к. Так ведь я затоскую.
Р о м а н. Так ведь ненадолго. (Громко, обращаясь к Гавриле со товарищи.) А вы пока отдохните, гости дорогие, после забав молодецких!
П е субегает.
Явление пятое

Цыганский табор.
Те же иР ы б а,иХ о м я ч к и-ц ы г а н е.
Г а в р и л ас друзьями ужинает. К Гавриле подходит мокрый З а я ц, тащит за собойР ы б у.
З а я ц. Вот, рыбу в мокрых бульках поймал. Щас съем ее для куражу и цыганам морду набью.
Р ы б а. Дурак ты, Заяц. Тебе для еды сгодилась бы рыба-рыба али рыба-рак. А я рыба-заяц. Ты что, будешь сродственника есть?
З а я ц. Вот дела. Гаврила, мне эту рыбу есть нельзя, съешь ее ты.
Гаврила осматривает Рыбу.
Р ы б а. Не дури-то, Гаврила. Я ж того, рыба-мужик. Ты почто мужика есть будешь?
Г а в р и л а. Хитрая ты рыба, как рыба-еврей. Ты лучше посоветуй, как с Хомячками справиться.
Р ы б а. А нечего с ними справляться. Хомячки ни во что не вмешиваются.
Г а в р и л а. А Хомячки-цыгане?
Р ы б а. А-а. Эти могут. Супротив них только Жид-рыба выдюжит.
К Цыганскому барону подбегаетЧ п о к.
Ч п о к. Хозяин, Хомячки-цыгане пришли!
ВыбегаютХ о м я ч к и-ц ы г а н е.Танцуя и набивая еду за щеки, выстраиваются перед Ежом и смотрят ему в глаза.
Ч п о к. Неплохо танцуют. Неплохо. Но «ай-не-не» делать не умеют.
От взгляда Хомячков-цыган Еж начинает ежиться и ерзать.
Е ж. Гаврила, не выдюжу я. Жид-рыба нужна.
Р ы б а. Какие проблемы?! У меня мама была еврейка. А ну, подайте-ка мне Хомячков.
Хомячки, увидев Рыбу, пятятся.
Х о м я ч к и-ц ы г а н е. Жид-рыба… Жид-рыба. Жид-рыба! Жид-рыба!!!
Р ы б а (к цыганскому барону): Как тебя зовут?
Р о м а н. Роман.
Р ы б а. Рома, Ваську ты воровал?
Р о м а н. Я.
Р ы б а. Надо вернуть.
Ч п о к. А кто его «ай-не-не» делать научит?
Р ы б а. Зачем ему твое «ай-не-не»? Я его «ой-вей-не-не» научу. Приведи сюда Ваську.
Р о м а н. Аза, приведи пацана.
Женщина приводитВ а с ь к у. Васька бросается к отцу.
Р ы б а. Значит так. Цыгане, я вас прощаю. Хомячки, вы свободны. Гаврила, поехали пить водку.
З а я ц. Эх, вот нынче кураж чую!
Р ы б а. Таки-да.
З а я ц. Я щас.
Заяц по очереди подбегает к цыганскому барону, Огромному цыгану, Молодому цыгану, каждого быстренько бьет под дых.
Г а в р и л а,В а с ь к а,М е д в е д ь,З а я ц,Е жиР ы б а уходят.
Р о м а н. Загубят пацана.
Ч п о к. Да, и что за жизнь без «ай-не-не»?
Явление шестое
Лес.
Р ы б а,Г а в р и л а,В а с и л и й,М е д в е д ь,З а я ц,Е ж.
Р ы б а. Где водка?
Г а в р и л а. Вот. (Достает бутылку из сумы.)
М е д в е д ь. Гаврила! Не понял! Ты ж говорил, что я всю выпил.
Г а в р и л а. Правильно.
М е д в е д ь. А эта откуда?
Г а в р и л а. Так ты ж всю, а не всю-всю выпил.
З а я ц. Гаврила! Не понял! Ты ж говорил, что я всю-всю выпил.
Г а в р и л а. Правильно.
З а я ц. А эта откуда?
Г а в р и л а. Эту водку мне Пантелеймон с Марией подарили. Поэтому у меня была вся-вся и еще немножко.
М е д в е д ьсЗ а й ц е м. А-а-а.
Рыба берет бутылку в руки и внимательно на нее смотрит.
Р ы б а. Это мужицкая водка. Пусть ее Медведь с Зайцем пьет. Мне бы жидовскую водочку.
Г а в р и л а. А где ее взять?
Р ы б а. А она на жид-дереве растет. Кто выпьет, тот «ой-вей-не-не» делает.
В а с и л и й. Ну так пошли жид-дерево искать.
Лезет в суму, достает оттуда сначала Не Тепло, а потом Дикий Свет.
Г а в р и л а (Василию). Что это у тебя в руках?
В а с и л и й. Это Не Тепло, а это Дикий Свет.
Г а в р и л а. Не Тепло дай зайцу, пусть приложит к носу. А вот как ты добыл Дикий Свет?
В а с и л и й. А я его из норы достал. У меня рука влезла.
Г а в р и л а. Дикий Свет Матери отдашь, пусть в сундук положит. Как дядька Степан?
В а с и л и й. Я до него не дошел.
Г а в р и л а. А где достал Не Тепло и где Не Холод?
В а с и л и й. Не Холод здесь (хлопает по животу). Мне их Варвара дала.
Г а в р и л а. Не страшно было-то, с Варварой?
В а с и л и й. Она сказала, что я изменюсь, а я не изменился.
Г а в р и л а. Голова болит?
В а с и л и й. Уже прошла.
Г а в р и л а. Ну и ладно. Завтра на охоту пойдем.
Р ы б а. За жид-деревом?
Г а в р и л а. Нет. Ты только не серчай. Но тут зима, запасы надо делать.
Р ы б а. Ой-вей! А как же я, без жидовской водочки?
Г а в р и л а. А ты у нас поживи. В поле, между домом и лесом. Подыши свежим воздухом. По секрету: там в пролесках такие(шепчет) пш-пш-пш. А на полянке такая (опять шепчет) пш-пш-пш. А нам на зиму нужно бабами запасаться. Я вон в прошлом году полный чулан забил и всю зиму горя не знал.
М е д в е д ь. Мне бы тоже не мешало.
В а с и л и й. Хлопотное это дело. За ними, наверное, особый уход нужен.
М е д в е д ь. Кто тебе сказал? Никаких хлопот. Бабы с самого утра разбредаются по дому. По хозяйству возятся, еду готовят, за живностью приглядывают.
В а с и л и й. А тебе кто сказал? У тебя ж у самого бабы нету.
Долгая пауза.
М е д в е д ь. Мне… это… знакомые медведи рассказывали.
В а с и л и й. А едят они много?
М е д в е д ь. Бабы-то? Не боись, прокормишь.
Явление седьмое

Дом и двор Гаврилы.

М а т ь,Г а в р и л а,В а с и л и й.

В а с и л и йест и одновременно помогает Г а в р и л е доделывать Воду, греть Верх, остужать Низ.
М а т ь. Только много баб не берите. Отвыкла я. Уже сколько времени без баб живем. Ты когда последний раз за бабами-то ходил?
Г а в р и л а. А как Васька родился, так последний раз и сходил.
М а т ь. То-то я говорю – отвыкла я.
В а с и л и й. Отец, так у нас в прошлую зиму весь чулан был бабами забит! (Гаврила грозно смотрит на сына.) Ой-вей-не-не, понял! То был последний раз, а это последний последний.
Гаврила смягчается, заканчивает мастерить.
Г а в р и л а. Ну все, наконец! Мать, смотри, какая у нас Вода получилась.
М а т ь. Ну и что мне теперь с ней делать?
Г а в р и л а. Теперь с ней делать ничего не нужно. Зато теперь у нас есть своя Вода.
М а т ь. Василий, ты уже наелся… теперь? Ты много ешь, а тебе за бабами идти. Гаврила, а Васька не даст деру от баб-то?
Г а в р и л а. Что ты, Мать! Он с Варварой общался.
М а т ь. От чуяло мое сердце, что от Варвары какая-то беда будет. Васька-то весь изменился.
В а с и л и й. Да не изменился я, мам. Она меня чуть в глубину не погрузила.
М а т ь. Я же тебе говорила, Гаврила, чтобы Васька подальше от Варвары держался.
В а с и л и й. Зато я Дикий Свет принес.
М а т ь. Это все ты со своими рассказами. А если бы Васька удумал Землю переворачивать? Прям не знаю. Что стар, что млад. И что мне теперь с этим Светом делать? Весь сундук перепачкает зараза такая. Он же Дикий!
Г а в р и л а. Не шуми, Мать. Почисть его. А мы пошли!
М а т ь. Много баб не берите. Зима неморозной будет.
Г а в р и л аиВ а с и л и йвпрягаются в телегу и уходят.
Явление восьмое
Лес.
Г а в р и л а,В а с и л и й,П е л а г е я,Г л а ф и р а,другие б а б ы.

Вдалеке слышны треск костра и хороводное пение.

Г а в р и л а. Правило такое, – брать только молодок. От старух толку мало. Они только бухтят. Баб нужно брать лаской и разговорами, а то могут лягнуть. Приманивать их будем яркими тряпками. Бабы на них так и прут. Ты взял тряпки?
В а с и л и й. Да нешто я знал?
Г а в р и л а. Ладно, будем моими пользоваться.
В а с и л и й. А где Медведь?
Г а в р и л а. А Медведь потом подойдет.
В а с и л и й. А что он так долго?
Г а в р и л а. Стесняется. Это ж только ты у нас Варвары не испугался. Так, костер видишь?
В а с и л и й. Вижу.
Г а в р и л а. Бабы любят у костра собираться. Хороводы водят.
Мужики высыпают из мешка яркие тряпки. Пение все громче. Выходитхоровод.
Однабаба, отделившись от всех, подходит к мужикам.
П е л а г е я (кокетливо). Здорово, мужики. За медведями пришли?
Г а в р и л а. А что, есть такие медведи, какие цветные тряпицы уважают?
П е л а г е я. Что вы, медведи баб любят. Они ими на зиму запасаются. Если бы не медведи, неизвестно, как мы бы зимовали. А тряпочки у вас хорошие. Вот бы мне такие.
Г а в р и л а. Тебя как звать-то?
П е л а г е я. Пелагея.
Г а в р и л а. Пойдешь ко мне зимовать, получишь тряпки. А дома у меня еще есть.
П е л а г е я. А ты только меня возьмешь?
Г а в р и л а. Мне одна без надобности. Мне несколько надо.
П е л а г е я. Ну тогда выбирай, а то скоро медведи придут и всех баб разберут.
Г а в р и л а. А кого ты посоветуешь?
П е л а г е я. Перво-наперво возьми Глафиру. Она маленькая, много места не занимает. А еще Глафира всю зиму спит. У медведей научилась. Так что у тебя с ней хлопот не будет.
В а с и л и й. А медведи вас тоже тряпками приманивают?
П е л а г е я. У медведей другой подход, они баб захваливают. А какая баба похвалу не любит? Вот медведи этим и пользуются.
В а с и л и й. А какая жизнь в берлоге?
П е л а г е я. Жизнь обыкновенная. Баюкай медведя да мужиков от берлоги отгоняй.
Г а в р и л а. Ладно. А ну, позови сюда Глафиру.
Пелагея вырывает из хоровода маленькую бабу.
Г л а ф и р а. Ой, какие тряпочки! Мужики, это все ваше?
Г а в р и л а. Будет твое, если ко мне на зиму пойдешь.
Г л а ф и р а. А что я буду у тебя делать?
Г а в р и л а. А что ты обычно у медведей делаешь?
Г л а ф и р а. Сплю.
В а с и л и й. Спишь спишь или спишь спишь?
Г л а ф и р а. Сплю сплю. А вообще молод еще спрашивать.
Г а в р и л а. Да, сынок, ты это… (К Глафире.) А еще что делаешь?
Г л а ф и р а. Мужиков от берлоги отгоняю.
Г а в р и л а. Ну у меня мужиков гонять не надо. Пущай ходят. Будешь сказки мне сказывать.
Г л а ф и р а. Как это мужиков не гонять? А ежели он в дом заберется?
Г а в р и л а. Гостем будет.
Г л а ф и р а. А если он с цветными тряпками придет и всех баб сманит? Вон – это кто рядом с тобой?
Г а в р и л а. Это Василий, мой сын. Помогает мне бабами запастись. Ты на него не заглядывайся. Мы вместе бабами запасаемся.
Г л а ф и р а. Тебе самому сколько-то баб нужно?
Г а в р и л а. Столько, сколько на телеге уместится.
Глафира свистит – два пальца в рот. Тут же к мужикам набегаютбабы. Накидываются на тряпки и прячут их в одежде.
Г а в р и л а. Бери тех, кто побойчее, от них больше толку.
Мужики берут баб и сажают их на телегу. Телега заполнилась, а баб еще много.
Г а в р и л а. Извините, бабы, больше взять не можем.
ВыходитМ е д в е д ь.
Б а б а. Девчонки, айда обратно, медведь пришел!
Оставшиеся бабы с радостными криками убегают к Медведю.
Явление девятое
Дом и двор Гаврилы.
Г а в р и л а,М а т ь,В а с и л и й,б а б ы.
Б а б ыводят хороводы.
Мать в постели, тяжело дышит, иногда кашляет. У постели Гаврила..
М а т ь. Я же тебе говорила, чтобы ты к дому всякую гадость не тащил. Говорила?
Г а в р и л а. Это ты Ваське говорила.
М а т ь. А я тебе разве не говорила, чтобы ты эту Воду треклятую не делал? Говорила? И что нам теперь делать с этой рыбиной? Она же Воздуху много потребляет. Мне уже дышать трудно стало.
Г а в р и л а. Ты это уже говорила.
М а т ь. А я еще раз повторю. До тебя же не доходит. Не отдал бы Воду Степану, мы бы горя не знали. Или уж пусть бы у него в этой Воде эта Рыба завелась, пропади она пропадом. Это все твоя Жид-рыба виновата, это она сюда всех своих сродственников перетащила. А воздуху-то, воздуху сколько потребляет. Огромная тварь такая. И целую ночь «ой-вей-не-не» делает.
Г а в р и л а. Да какое «ой-вей-не-не»? У нас же в округе отродясь ни одного жид-дерева не было!
М а т ь. Не было! А жид-трава на полянке?.. А жид-кусты в пролесках? Говори быстро, что мы будем с этой рыбиной делать?
Г а в р и л а. Я тебе уже говорил. Она сродственница Жид-рыбы, и ничего я с ней делать не буду. Не убивать же ее в конце концов.
М а т ь. Ну, конечно, не убивать. Как же ее убивать?.. Хотя почему… Можно и… А иначе скоро мы все тут загнемся. Вот. Мне опять трудно дышать. Даже еще труднее, чем в прошлый раз трудно было.
Г а в р и л а. Мать, как ты не понимаешь, что рыба не сможет весь Воздух выдыхать. Воздуха у нас много. Если что – старые припасы откроем.
М а т ь. Ты хочешь совсем без припасов семью оставить. Придумал, тоже мне, припасы открыть. Да ты к сундуку больше не подойдешь. Отдай мне ключ!
Кашляя, отбирает у Гаврилыключ.
Г а в р и л а. На.
М а т ь. Васька, и ты отдавай ключ!
Г а в р и л а. Откуда у него ключ?
М а т ь. У кого еще есть ключ?
Г а в р и л а. Нет больше ключей. Успокойся.
М а т ь. Он мне говорит «успокойся», а сам рыбу изловить не может. Ну где твоя Жид-рыба? Может, она поможет?
Г а в р и л а. Я уже говорил с Жид-рыбой. Она только посмеялась в ответ и сказала, что ничего страшного не происходит. Что все хорошо будет. Нет, не так. Она сказала, что все будет совсем всем хорошо и даже немножко лучше.
М а т ь. Ну куда уж лучше! Мы все тут умрем! Понимаешь? Гаврила, может, мы уедем отсюда?
Г а в р и л а. Куда?
М а т ь. К Степану. Вспомни, как нам было хорошо. Помнишь? Как ты Землю перевернул… (Смеется.) А я на пол бряк, хорошо, хоть успела вцепиться в подоконник. Но головой – вот, вот, рукой пощупай – все равно стукнулась… А как мы потом Дикий Свет целый день чистили, весь дом в свинарник превратили и сами ходили, как чушки. (Начинает кашлять, прокашлявшись, опять смеется.) А как вы с Васькой, бестолковщина, Воду долго делали. То бока тесали, то Верх грели, то Низ охлаждали. А как приперли целую телегу баб. Хороших таких, целую телегу приперли… (Засыпает.)
Гаврила тихонечко уходит от кровати. Подходит к Василию. Г а в р и л а. Сын! Давай быстро собирай вещи, берем Мать и уезжаем.
М а т ь (просыпается). Уезжаем? Ну куда мы уедем? Как мы все наше хозяйство бросим? Я тут уже привыкла. Убей рыбу, гад! (Бросается на Гаврилу с кулаками.)
В а с и л и й. Мама! Мам, я все придумал!
М а т ь. Сиди уже.
В а с и л и й. Говорю же! Что я все придумал! Я пойду рыбу воевать!
М а т ь. Сиди уже, куда ты пойдешь, трусишка.
В а с и л и й. Мам, ты забыла – я уже изменился. Я Варвары не испугался. Будет тебе горевать-то! Сделайте мне коня, готовьте одежду богатырскую и меч – пойду рыбу воевать.
Г а в р и л а. Нет у нас, сыночек, ни другого, ни третьего, и коня не из чего сделать.
В а с и л и й. Ну хоть удочка у вас есть богатырская?
Г а в р и л а. Это завсегда в хозяйстве имеется. Мать, дай ключ.
М а т ь (отдает ключ). Делайте, что хотите.
Г а в р и л а (открывает замок на сундуке). На, дай матери Воздуха.
Василий относит Матери Воздух.
Г а в р и л а. А теперь выбирай удочку богатырскую.
Василий перебирает вещи. Наконец находит удочку.
В а с и л и й. Эта удочка про меня. Отец, какой совет ты мне дашь?
Г а в р и л а. Плюй на крючок.
В а с и л и й. Спасибо, отец. Ну я пошел.
Явление десятое
Чисто поле.
В а с и л и й,З а я ц,Е ж,М е д в е д ь.
В а с и л и йвыходит в поле, плюет на крючок, забрасывает в поле и ждет. Вдруг – клюет. Василий радуется и принимается тащить. Глядь – а на крючкеЗ а я ц.
В а с и л и й. Ты почему не рыба?
З а я ц. Не умею я. Отпусти меня, Василий, а я тебе опять пригожусь. Я же тебя от цыганей вызволял.
В а с и л и й. Так то цыгане… Я пришел в чисто поле чудо-рыбу воевать, чтобы она весь воздух не выдыхивала. Чем ты, Заяц, сможешь мне помочь?
З а я ц. У меня нынче куража нету. Я умею сучить и прясть ушами.
В а с и л и й. Авось, сгодишься. Вдруг сучить чего понадобится?
ОтпускаетЗ а й ц а, тот убегает. Плюет В а с и л и й на крючок, опять забрасывает его в чисто поле. Вдруг – опять клюет. Вытаскивает ВасилийЕ ж а.
В а с и л и й. А где Заяц?
Е ж. Сам его ищу. Водочки не с кем попить.
В а с и л и й. Тьфу, попутал ты меня: Рыба где?
Е ж. Не знаю. Отпусти ты меня, Василий, а я тебе пригожусь. Я же тебя от цыганей вызволил.
В а с и л и й. Так то цыгане… Я пришел в чисто поле чудо-рыбу воевать, чтобы она весь воздух не выдыхивала. Чем ты, Еж, сможешь мне помочь?
Е ж. А цыгане тут есть?
В а с и л и й. Нету.
Е ж. Ну тогда я умею тяжело смотреть на луну.
В а с и л и й. А на рыбу сможешь?
Е ж. Не, только на луну.
В а с и л и й. Авось, сгодишься, вдруг луну воевать придется.
ОтпускаетЕжа. Еж уходит. ПлюетВасилий на крючок, забрасывает его в чисто поле и снова ждет. Вдруг как клюнет! ВытаскиваетМ е д в е д я.
В а с и л и й. Ты тоже не знаешь, где Рыба?
М е д в е д ь. И чего всем вам эта рыба далась? Заяц давеча у меня спросил, где рыба, Еж, а теперь ты. Не знаю я, где рыба. Отпусти ты меня лучше, Василий, мне к бабам моим идти надо. А я тебе за это сгожусь. Ты ж помнишь – я тебя от цыганей….
В а с и л и й. Да помню-помню. А что ты умеешь делать?
М е д в е д ь. Да разве ты не знаешь? Я многое могу. Только нынче зима скоро. Нынче я лучше всего сосу лапу.
В а с и л и й. А рыбу всосешь?
М е д в е д ь. Дык! Я! Ого-го! Хотя… В общем… Нет…
В а с и л и й. Ладно, сказочник, иди себе с Богом.
М е д в е д ьуходит. И снова плюет Василий на крючок, забрасывает его в чисто поле и ждет.
Долго ждет Василий, а клева все нет.
В а с и л и й. Не клюет-то рыба. Знать, место поменять надо.
УходитВ а с и л и йместо искать.
Явление одиннадцатое
Чисто поле.
В а с и л и й,З а я ц,Е ж,М е д в е д ь,Р ы б а.
ИдетВ а с и л и йи вдруг прямо перед собой видит огромнуюр ы б и н у. Чудо-рыба лежит и шумно дышит.
В а с и л и й. Хватит наш Воздух выдыхивать! Я Василий, сын Гаврилы, пришел изловить тебя!
А рыба все дышит и не отвечает. Василий бросается к удочке и закидывает в сторону рыбы крючок. Рыба не клюет. Еще и еще забрасывает он крючок, но рыба даже с места не двигается. Печалится Василий. Как вдруг выходят к немуЗ а я ц,Е жиМ е д в е д ь.
В м е с т е. Не кручинься, Василий. Мы поможем тебе рыбу воевать.
З а я ц. Я умею сучить и прясть ушами!!! (Сучит и прядет ушами.)
Е ж. Я умею тяжело смотреть на луну!!! (Тяжело смотрит на Луну.)
М е д в е д ь (обходя рыбу с тыла). А я умею лапу сосать!!! (Сосет лапу.)
Василий бросает крючок в сторону рыбы. Рыба не клюет. Как ни стараются Василийи звери, рыба не хочет клевать.
В а с и л и й. Уж как я стараюсь…
З а я ц. А я!
Е ж. А я!
М е д в е д ь. А я как стараюсь! Или, может, лапу сменить. (Меняет.)
В а с и л и й. Уж как на крючок не плюю, а все не изловить мне эту рыбу.
Р ы б а. Не изловить тебе меня, Василий, не дотянусь я до крючка. Давай по-хорошему договоримся.
В а с и л и й. Давай.
Е ж. Мы, наверное, не нужны тебе больше.
М е д в е д ь. Может, мы пойдем?
З а я ц. Водочки выпьем.
В а с и л и й. Спасибо за службу, друзья. Заходите, если что.
З а я ц. Обязательно зайдем.
З в е р иуходят.
В а с и л и й. Значит так, рыба, ты прекращаешь выдыхивать наш воздух, а я не буду тебя больше воевать – только чтоб по-честному.
Р ы б а. Нет, Василий, так не пойдет. Ты отнеси меня к морю-океану и выпусти, а за это я исполню твое желание.
В а с и л и й. Мое желание такое будет: хочу, чтобы ты сама к морю-океану добралась, а то я тебя не дотащу.
Р ы б а. Хорошо. А еще у тебя желания есть?
В а с и л и й. Есть… У меня… Еще… Желание…
Василий зачарованно подходит к рыбеи целует ее, и вдруг рыбапревращается вВ а р в а р у.
Явление двенадцатое
Чисто поле.
В а с и л и й,В а р в а р а.
В а с и л и й. Ну вот и доплыла. Ко мне. Землею.
Варвара больно бьет Василия по голове.
В а с и л и й. Что я такого сделал?
В а р в а р а. А чего ты с рыбою целуешься?
В а с и л и й. Я уже взрослый, могу целоваться, с кем захочу.
В а р в а р а. А вот и не можешь! У тебя сперва должны усы вырасти, да еще у мамки спрашиваться обязан.
В а с и л и й. А чего ты дерешься? Мне уже разрешили в сундук залезть. Это тебе хоть о чем-нибудь говорит?
В а р в а р а. Все равно с незнакомыми рыбами я тебе целоваться запрещаю. Человек должен целоваться с человеком, рыба с рыбой, лягушка с лягушкой. Медведь с медведем…
В а с и л и й. А я уже и с медведем целовался.
В а р в а р а. Ну и дурак!
В а с и л и й. А ты зачем воздух выдыхивала?
В а р в а р а. А че тебе, воздуха жалко? У твоего отца запасы.
В а с и л и й. А если бы и они кончились?
В а р в а р а. А пусть бы он сделал еще воздуха.
В а с и л и й. А что, можно воздух делать?
В а р в а р а. Можно.
В а с и л и й. А ты знаешь, как делается воздух?
В а р в а р а. Нет ничего проще. Берешь кусок Застывшего и прутиком его ворошишь. Застывшее начинает злиться и шебуршиться. То, что шебуршится, и есть воздух.
В а с и л и й. А где можно взять Застывшее?
В а р в а р а (гладит его по голове). Ничему тебя отец не учит. Застывшее – плотное. Очень плотное. Оно притягивает к себе рыб. Где я лежала и не могла сдвинуться с места, там и есть Застывшее.
В а с и л и й. А как ты тут оказалась? И почему мы не виделись?
В а р в а р а. А ты меня седьмой дорогой обходил.
В а с и л и й. Я? Не обходил!
В а р в а р а. Глупенький! Обходил-обходил. То с цыганами веселился…
В а с и л и й. Я с цыганами не веселился, я цыганами украденный за ногу был.
В а р в а р а. То за бабами в лес бегал…
В а с и л и й. Я за бабами в лес не бегал, я за бабами в лес ходил.
В а р в а р а. Это все тебя дядька Степан заколдовал, после первой нашей встречи-то. Вот я рыбой и обернулась и приплыла к тебе Землею.
В а с и л и й. А Жид-рыба…
В а р в а р а. А Жид-рыба – моя сродственница по рыбной линии, это она в гости пригласила. И только я рыбой обернулась и приплыла Землею, как к этому Застывшему и прилипла, пока ты не пришел.
В а с и л и й. А можно, я сделаю Воздух? Там матери плохо.
В а р в а р а. Можно. Давай вместе!
Берут прутики и начинают ворошить. Появляется Воздух.
В а с и л и й. Ух ты!
В а р в а р а. А хочешь, из воздуха сделаем ветер? Чтоб матери совсем хорошо было.
В а с и л и й. А это как?
В а р в а р а. Нужен Не Холод.
В а с и л и й. А где его взять?
В а р в а р а. Глупенький. (Хлопает Василия по животу.)
В а с и л и й. А-а!
В а р в а р а. Для создания ветра нужны два человека. Вот у меня Не Тепло. (Показывает в руке и съедает.) Ветер создается на стыке Не Тепла и Не Холода. Теперь надо взаимодействовать.
В а с и л и й. А как?
В а р в а р а. Очень просто. (Приближаясь к нему, выпячивает живот.) Делай, как я.
Василий выпячивает живот. Животы соприкоснулись. Они начинают тереться животами. Подымается легкий ветер.
В а р в а р а. Нравится?
В а с и л и й. Очень. А давай делать сильный ветер, бурю, чтобы всем хорошо было!
В а р в а р а. Совсем всем хорошо было и даже чуточку лучше! А ты уже вырос?
В а с и л и й. Я же тебе говорил, мне разрешили залезть в сундук.
В а р в а р а. Но у тебя еще усы не выросли.
В а с и л и й. Когда мой отец женился, у него тоже усов еще не было.
В а р в а р а. Хорошо. Для создания сильного ветра нужно замкнуть цепь.
В а с и л и й. Давай замкнем?
В а р в а р а. А не испугаешься?
В а с и л и й. Я уже изменился!
В а р в а р а. А призывную песню спеть сможешь?
В а с и л и й. Смогу!
В а р в а р а. А не забоишься быть со мной везде?
В а с и л и й. Везде – это значит повсюду? Не забоюсь! А потом мы станем старые и будем везде – это значит сидеть дома?
В а р в а р а. Да!
В а с и л и й. И у нас будет всё!
В а р в а р а. Всё-всё!
В а с и л и й. Всё-всё и даже чуточку больше!
В а р в а р а. Да! Вот только… Осталось найти корову…
В а с и л и й. С белым пятнышком?
В а р в а р а (показывая на лоб). Нет, белое пятнышко у нас уже есть. Просто корову!
В а с и л и й. Да! Да! Да! Замыкай цепь для сильного ветру!
В а р в а р а. Закрой глаза.
В а с и л и йзакрывает глаза. Варвара целует Василия в губы. Поднимается сильный ветер. На сцену выходят парами герои пьесы:О т е циМ а т ь,М е д в е д ьсМ е д в е д и х о й,З а я цсЗ а й ч и х о ю,Е жсЕ ж и х о ю, Ж и д-р ы б асР ы б о й-ж и д о в к о ю,Ц ы г а н с к и йб а р о нсА з о й,М а р и ясП а н т е л е й м о н о мидругие животные и люди... Все застывают в поцелуе. Сильный ветер есть, а бури нет. ЭтоС т е п а нодин стоит. Но, увидев П е л а г е ю, целуется с нею. Начинается буря. Все декорации рушатся. Но все равно всем совсем хорошо и даже немножко лучше. Звучит прекрасная громкая музыка.

Василий закрыл глаза, и в этот момент губы Варвары опять слились с губами Василия. Поднялся сильный ветер. И появилось Три.

***

Дарья. Кажется, Три появилось.
Иван. Знаю, мать.
Дарья. Что теперь будет?
Иван. А я почём знаю?
Дарья. Но ты ведь этого хотел. Ты ведь этого всю жизнь ждал.
Иван. Ну и хорошо.
Дверь отворилась и вошли люди.
Пантелеймон. Здорово, Иван. Здорово, Дарья.
Иван. Здорово Пантелеймон. Здорово, Мария.
Мария. Слыхали? Три появилось.
Дарья. Как не слыхать – слыхали.
Пантелеймон. Мы тут с собой принесли по такому случаю.
Дарья. А у нас капуста квашенная, пирожки с картошкой, грибочки солёные.
Пантелеймон. Ваш-то - отличился.
Иван. Будя вам. Садимся за стол.
Пантелеймон. Воду-то доделал?
Иван. Щас Василий вернётся и доделаю. А что ты со своей водой сделал?
Пантелеймон. Залил почти всё своё Всё.
Иван. Рыба есть?
Пантелеймон. А то как же.
Иван. Где взял?
Пантелеймон. Чай, не без рук.
Мария. Может, в подкидного? Пара на пару.
Дарья. Да вы закусывайте.
Пантелеймон. Понятное дело.
Мария. Шестёрка пик
Иван На валет.

***

Мария. Две дамы
Дарья. Короликами
Мария. А ещё один?
Дарья. На тузик.
Мария. А козырный тузик?
Дарья. Три. Бито.

Конец
Борис Худимов
Олег Кудрин
Посвящается близнецам,
погибшим 9/11 2001 года,
и их русским братьям

Пограничная деревня Высокая трагедия в двух действиях


Действующие лица
Главные:

Аполлинарий – главный и ответственный за все в Пограничной деревне.
Прошка (Прохор Гаврилыч) – мужик-шпионозаготовитель, умеет делать ветер, имеет жену
Усама Иваныч Бен Ладен – справный мужик, внешне очень похож на Усаму Бен Ладена.
Манька – его жена, красавица.
Саддам Степаныч Хуссейн – мужик с диктаторскими замашками, внешне очень похож на Саддама Хуссейна. Имеет жену работницу Симку (Семирамиду).
Г-н Президент – президент РФ, он же – Петр Алексеич.
M-rPresident – президент США, он же – Майн либер фройнд.
Сергей – полковник ФСБ.
Билл – полковник ЦРУ.
Эпизодические:

«Маяк» - радиостанция Российской федерации, вторая кнопка.
ГЗС – голос за сценой, однако, с творческой жилкой.

Митяй – мужик-шпионозаготовитель, имеет жену.
Прокоповна – хитрая старуха-шпионозаготовительница.
Ванька – сын Прокоповны.

Врач
Доктор
Лекарь

Французский шпион. Немецкий шпион. Два американских шпиона (две янки). Вязанка китайских шпионов, в том числе
Старый седобородый китаец.
Дети: прошкинские, хуссейновские, митяйский, бен-ладеновский и другие – кто чей, не различишь, потому что все дети одинаковые; бегают, когда захотят и где захотят, иногда летают (особенно к дождю и в дождь). ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Явление 1
Надпись «Пункт приема нарушителей границы. Закрыто на обед».
Слышны позывные радиостанции «Маяк».
«Маяк». Пик-пик-пик. Московское время 13 часов 45 минут. По просьбе наших радиослушателей из Пограничной деревни звучит песня группы «ДДТ» «Весна».
Звучит песня группы «ДДТ» «Весна». Сначала громко, потом потише. Потом совсем тихо.
На сцену выходит Митяй, за собой тащит тележку с вязанкой. Вязанка состоит из иностранных мужиков, нарушителей границы. Митяй садится на вязанку и закуривает.
Немецкийшпион. Was wird mit uns jetzt?
ГЗС. Спрашивает по-немецки: «Чё теперь с нами будет»?
Митяй. Undichweiß woher.
ГЗС. Отвечает по-немецки: «А я почем знаю».
Американскийшпион. «Will ring and will release».
ГЗС. Говорит по-английски: «Окольцуют и отпустят».
Митяй. Not the fact. If to make an assumption, that you a rare copy...
ГЗС. Поясняет по-английски: «Не факт. Вот, ежели, допустим, ты редкий экземпляр...»
Немецкий шпион. Ja-ja!.. Sehrselten!
ГЗС. Уточняет по-немецки: «Да-да!.. Оченьредкий!».
Митяй. Für solchen Fall dir werden den Ring dorthin stecken, wohin es notwendig ist. Gehe auf alle vier Seiten Eben weg. Ihnen ist es aufzupassen deine Wege der Emigrarion notwendig.
ГЗС. Поясняет по-немецки: «Ну, тогда да – кольцо запихают куды надо, и чеши на все четыре стороны. Им надо отследить твои пути эмиграции».
Французский шпион. ...La migration.
ГЗС. Исправляет по-французски: «...Миграции».
Митяй. Oui, certes, la migration.
ГЗС. Соглашается по-французски: «Ну, да, миграции».
Подымается ветер. На сцену выходит Прошка с большущей вязанкой на тележке. Резко тормозит. Ноша в вязанке тонко залопотала.
Митяй. Китайцы?
Прошка. Опять желтобрюхие, будь они неладны. Сто рублёв - десяток. Хоть бы один швед какой попался.
На односложном припеве песня группы «ДДТ» «Весна» вырывается на свободу и звучит очень громко. В ритм ей слышен кокетливый цокот каблучков. Митяй, Прошка и шпионы, затаив дыхание, синхронно смотрят слева направо.
Митяй. Манька за дровами пошла!
Прошка. Да-а-а…
Французский шпион. Уи-и-и…
Американский шпион. О-о…
Немецкий шпион. Йа-а-а…
Прошка. О чем это я. А, да.
Припев закончился. И песня опять потише.
Прошка. (очнувшись) Да цыц вам! Митяй, покажи свой улов? Покаж, не жмись.
Митяй встал и катнул тележку с вязанкой в сторону Прошки.
Митяй. Так, ничё особенного.
Прошка. Ух, ты! Хранцуз, янка, немчура!
Митяй. Две янки.
Прошка. Где нашел?
Митяй. Места надо знать. Чай, с энтой работой без штанов не останусь!


Явление 2
Там же. Песня совсем закончилась.
«Маяк». Пик-пик-пик. Московское время 14 ноль-ноль.
В то же мгновение окошко отворяется, и в нем показывается дожевывающая физиономия Аполлинария.
Прошка. Здравствуйте, Аполлинарий Силыч!
Митяй. Приятного аппетитца!
Аполлинарий. Здорово, Митяй. Как дети?
Митяй. Обыкновенно.
Аполлинарий. Сынок уже ходит?
Митяй. Бегает!
Аполлинарий. Ножками?
Митяй. За девками.
Аполлинарий. Здрасьте, Прошка. Огород вскопал?
Прошка. Вскопал, миленький. Червяка нашел. Аршина два будет. Я его в горшок посадил. К осени вырастет. Будет нам заместо бельевой верёвки.
Аполлинарий. А сеять чего будешь?
Прошка. Так уж посеял, скоро рассаду высаживать стану.
Аполлинарий. А чего именно?
Прошка. Секрет.
Аполлинарий. Ну, Прошка, не секретничай. Колись, давай.
Прошка. Да, так, есть одна мыслишка. Ежели получится… Сами, в общем, увидите.
Аполлинарий. Посмотрим. А кабан Борька как?
Прошка. Хорошо. Учится!
Аполлинарий. А Петух как?
Прошка. Хорошо. Топчется!
Аполлинарий. (бьет себя по лбу) А жена, жена-то родила?
Прошка. Да… Вчера вечером разродилась. Шестнадцать пацанов и три девки. Сейчас на плетне обсыхают.
Аполлинарий. Ну, Прошка, ну, ветер!Поздравляю! Заходите, кто там первый.
Митяй взялся, было, за вязанку, но тут перед ним очутилась Прокоповна с тонкой вязанкой.
Прокоповна. Пропусти, соседушка. Мне всего одного шпика сдать надо.
Митяй оглядел шпика. Тот сильно бородатый и волосатый.
Митяй. Жид, что ли?
Прокоповна. Может, жид, а может гагауз.
Митяй. Woher hast du angekommen?
ГЗС. Спрашивает на идиш: «Из каких краев будешь?»
Прошка. Молчит, черт волосатый. Не китаец - факт. Уж я знаю.
Митяй задает тот же вопрос еще на пятнадцати редких языках мира. Бородач молчит.
Прошка. Повезло тебе, Прокоповна. Редкий экземпляр. На бутылку хватит, а может и на две…
Митяй. Ладно, заходи.
Прокоповна. Спасибо, сосед. (Прошке) А ты что соседушка, опять это…
Прошка. Что ты? Куда? Не, я завязал.
Прокоповна. Вот и я лучше деньгами.
Прокоповна заходит внутрь пункта.
Прошка. Везет же некоторым. Одному мне китаезы попадаются.
Прошка пнул свою вязанку. Вязанка тонко залопотала.
Дверь открывается, оттуда выскакивает Прокоповна с волосатым шпиком. У шпика на одной щеке нет бороды.
Ванька. Мамань, я ж тебе говорил, ничего не выйдет!
Шпик срывает вторую половину бороды.
Прошка. Так это же Ванька.
Митяй. Ванька, что за маскарад вы с Прокоповной устроили?
Из пункта вышел Аполлинарий с клоком волос в руке.
Аполлинарий. Жадность тебя сгубила, Прокоповна. Нарядила бы Ваньку поляком простеньким, глядишь, и прошел бы номер. И запомни на будущее. Бородатых шпиков не бывает. Тем более в Моссаде.
Ванька. А чё за бороду дергать! Борода денег стоит!
Аполлинарий. Ничего, новая вырастет. А ты, Прошка, не стой зря. Китайцев не принимаю. Тара под них кончилась.
Прошка. Как не принимаешь! Чё мне их, обратно нести? Возьми всех за полтинник.
Аполлинарий. Ладно, посмотрим.
Раздается кокетливый цокот каблучков. Все, затаив дыхание, синхронно смотрят справа налево.
Прошка. Манька с дровами вернулась!
Митяй. О чем это я? А да. Аполлинарий Силыч, глянь шпиёнов-то.
Аполлинарий. (смотрит в вязанку Митяя) О, янка!
Митяй. Две янки.
Явление 3
Там же.
Раздается музыка «Глория».
Входят Г-н Президент и M-rPresident.
Г-н Президент. Здравствуйте.
Прошка. Петр Алексеич, здрасьте.
Аполлинарий. О, Петр Алексеич. Каким ветром к нам?
Г-н Президент. Здравствуй, Аполлинарий Силыч! Ветром – это к Прошке, а я по делу. Здравствуйте, мужики! Я вам, пожалуй, приветственную речь скажу. (становится на ящик) Мин Херцен! Гутен таг, майн либер русише бауэр! Их либе кляйне люст русише дорф! Санкт-Питерсбурх – виват, виват, виват!
Все восторженно аплодируют.
Митяй. Гут!
Прошка. Данке шён!
Аполлинарий. Тре белль!
Прокоповна. Хорошо сказал!
Г-н Президент. Битте шён, мужики. Хорошо тут у вас. Как дела?
Прошка. Как обычно.
Г-н Президент. Ну-ну, не скромничайте, «как обычно». Вы ж у нас лучше всех. Руки-то у народа золотые.
Митяй. Это точно. У нас ведь рыбы – и то с руками.
Г-н Президент. Тоже золотыми?
Митяй. Ну, знамо дело… Ежели рыбка золотая, то и руки золотые.
Г-н Президент. Хорошо. А как, скажем, здравоохранение, в смысле – медицина?
Аполлинарий. Хорошо. Можно сказать, отлично. Врачей почти совсем извели.
Г-н Президент. Только врачей?
Аполлинарий. Не – и докторов тоже. И даже лекарей бродячий!
Г-н Президент. Ну, это вы, пожалуй, погорячились. А как урожай?
Прошка. Нормально. Вподымно. Только китаёзы сильно много уродилось.
Г-н Президент.(строго, но с улыбкой) Во-первых, Прошка, не «китаёзы», а «китайцев». Мы развиваем отношения со всем миром и уважительно относимся ко всем шпионам, независимо от национальности, гражданства и способа пересечения границы.
Митяй. Правильно, Петр Алексеич, согласны мы. А как вам тут у нас?
Г-н Президент. Хорошо тут у вас. Природа, зелень, лес. Мухи – и то добрые, веселые. Я мух люблю. Я про них в детстве много читал…
ГЗС: (серебристо, нежно) Муха-муха, Цокотуха…
Ванька. А у нас еще тараканы есть!
Г-н Президент. Нет, тараканов я не люблю…
ГЗС: (агрессивно, противно) Таракан-таракан, Тараканище…
Аполлинарий. А мне нравится таракан.
Г-н Президент. Это почему?
Аполлинарий. (с намеком) Хорошая рифма к слову «стакан».
Все радостно смеются, ожидая выпивки.
Г-н Президент. Всему свое время, Аполлинарий. Я вообще живность всякую люблю. Вот еще пауки у вас очень трудолюбивые.
ГЗС: (агрессивно, противно) Вдруг какой-то старичок-паучок нашу муху в уголок поволок!
Г-н Президент. Сейчас не об этом!
ГЗС: Извините, Петр Алексеич, больше не буду.
Г-н Президент. Чуть не забыл. Как тут Борька, ну, кабан ваш?
Прошка. Хорошо, Петр Алексеич. Учится. Давеча на бакалавра сдал. А теперь – на магистра готовится. По биохимии.
Г-н Президент. Вот, мужики, что значит отечественная система образования! Я всегда говорил, у нашей страны огромные резервы, большущий потенциал! Казалось бы, Борька – обычный кабан. А скоро станет магистром биохимии! Приятно. А как там этот… Петух Гамбургский?
Митяй. Не Гамбургский, Петр Алексеич, а Прошкинский…
Прошка. Да, ничего. Так. Хорошо – Петух. Как обычно. Топчет – ух!
Г-н Президент. Вот! Не зря я сказал, что у нашей страны огромные резервы и большущий потенциал!
Все опять восторженно аплодируют.
Митяй. Гут!
Прошка. Данке шён!
Прокоповна. Хорошо сказал!
Аполлинарий. Беллиссимо!
Раздается кокетливый цокот каблучков. Все, затаив дыхание, синхронно смотрят слева направо.
Ванька. Манька за камнями пошла!
Мужики и Сергей. Да-а-а…
M-r President. О-о…
Г-н Президент. Йа-йа-а…
Билл: Ва-а-а-у… Лукерья…
Аполлинарий. О чем это я. А, да. (очнувшись) Спасибо, Петр Алексеич, на добром слове. В избу, что ли, пройдем.
Г-н Президент. А может тут, на свежем воздухе?
Аполлинарий. Это можно, но я что-то гляжу: дети низко летают. К дождю, чай... (заходит в избу).
Г-н Президент. Это хорошо, когда дети летают. Я как маленький был, тоже летал… И сейчас хочется… Да некогда.


Явление 4
Приемный пункт, он же – изба Аполлинария. M-rPresidentвходит вслед за г-ном Президентом.
Аполлинарий: Проходи, Петр Алексеич. Э-э, да я гляжу у тебя охранник новый. Я его, кажись, раньше не видел.
Г-н Президент. Аполлинарий Силыч, это не охранник, это Майн либер фройнд, мой друг и коллега по президентству, президент Америки.
Аполлинарий. Эка его занесло. Бедняга сердешный. Небось, самовара никогда не видел. Петр Алексеич, вы скажите ему, что это самовар, и сейчас мы будем пить чай. А вы заодно будете дело сказывать. Стало быть, ставим пузатого на стол (ставит самовар на стол) и пузатенькую тоже выставляем (выставляет водку).
Г-н Президент. Не стоит беспокоиться, Аполлинарий.
Аполлинарий. Да разве ж это беспокойство. Это радость, когда гость в доме. Да вы присаживайтесь. (M-r’у President’у) Мисье, асее ву. Пардон, что не по-аглицки. Я по-французски специализируюсь, люблю его как-то больше. (Г-ну Президенту) Как девочки, Петр Алексеич?
Г-н Президент: (строго) Не понял.
Аполлинарий: Ну, я в смысле, дочки как ваши?
Г-н Президент. А-а. Дочки у меня умнички. Учатся хорошо. Старшая Пелевина читает. На сайте увидела его фотографию и влюбилась. Забрасывает его любовными письмами.
Аполлинарий. Виктор – видный мужик, даром, что в очках...
Г-н Президент. Она не признается, что моя дочка.
Аполлинарий. А ты не переживай, Петр Алексеич.
Г-н Президент. Смешной ты Аполлинарий. Как же мне не переживать. Я же отец. Но я все же рад, что она влюбилась в писателя, а не в Галкина, например.
Аполлинарий: В Алкина.
Г-н Президент. Это точно. Ну, наливай, Аполлинарий.
Разливает самогон.
Г-н Президент. (коллеге) Это русский виски.
Аполлинарий. Виськи виськами, но от него не висит, а пружинит. Пружинит, мисье. Компроне?
M-rPresident. Андестенд.
Г-н Президент. Давай, Аполлинарий выпьем за тебя и за твою профессию.
Аполлинарий. Неловко как-то за меня пить. А за профессию выпить можно. (опрокидывают) Люблю я ее. Но работа это нелегкая. Мужикам что – знай себе, собрал шпионов, принес – и все! А мне – допросить, рассортировать, разослать, куда надо. А потом, опять же, в целом за порядком приглядеть. У нас хоть деревня и тихая, но ведь пограничная!
Г-н Президент. Да, кстати, оборотни не шалят?
Аполлинарий: Не-е-е, обратно по лесам попрятались. Все хорошо.
Г-н Президент. Ты что-то не договариваешь.
Аполлинарий. Это верно. Спецслужбы не проведешь. Не без этого.
Г-н Президент: Неужто Шмыглявый? Все лютует?
Аполлинарий: Лютует, стервец. Всю округу записками забросал, террорист чернильный! Вот, читай (протягивает записку).
Г-н Президент: «Смерть Кабанам!...». Это что, про Борьку нашего что ли? (Аполлинарий кивает головой) «…Петуха заберу! Шмыглявый». Вот, Майн либер фройнд, видишь? Так террористы пытаются запугать наш народ. Но это им не удастся. Наш народ не сломить. Это мы сломим терроризм! Ну, за борьбу с терроризмом!
M-r President: О! Йес! Андестенд!
Опрокидывают.
Аполлинарий. Грибочками закусывай, Петр Алексеич. Грузди соленые. Под самогоночку самое то. У них и химия, и био… и био…
Г-н Президент. И биохимия.
Аполлинарий. Спасибо за помощь. И химия, и биохимия тоже хорошая…
Г-н Президент. Как ты уже догадался, Аполлинарий Силыч, мы пришли к тебе, как к профессионалу. Майн либер фойнд обратился ко мне за помощью. Он тут очень хочет поймать Бен Ладена. По традиции. Не слыхивал, случайно, про такого?
Аполлинарий. Как же, слыхивал. И даже видывал. Сегодня с утра. Он у нас, в деревне, живет. Давно. Испокон, как говорится.
Раздается кокетливый цокот каблучков.
Все бросаются к окну, затаив дыхание, синхронно смотрят справа налево.
M-rPresident. Манька бэк виз стоунс! Бьютифул, Гот дэмет!
M-rPresidentчто-то шепчет на ухо Г-ну Президенту.
Г-н Президент. Он спрашивает, не хочет ли мисс Манька конфет?
Аполлинарий. Не-не, скажи, что не хочет. И не мисс, а миссис. Она баба замужняя.
Г-н Президент. Ну, ладно... О чем это я? А, да. А тот ли это Бен Ладен? Ты глянь
M-rPresidentдостает из внутреннего кармана пиджака колоду карт, ловко тасует. Вынимает одну, показывает Аполлинарию. Тот внимательно разглядывает.
Аполлинарий: Похож, очень похож. На краю деревни живет – там холм такой возле леса. Просто вылитый Усама Иваныч Бен Ладен. В терроризме, блуде, пьянстве и прочих безобразиях уличен не был.
Г-н Президент. Отдашь его мне?
Аполлинарий. Как так «отдашь»? Подумать надо, порядков он не нарушает. Хозяйничает. Мужик зажиточный.
Г-н Президент. Вот, очень интересно – а деньги у него откуда. Что за источники финансирования?
M-rPresident. Йес-йес, андестенд. Си-Ай-Эй квэшчен! Файненшл ривэ терроризм?
Аполлинарий. Да кто ж его знает. Живет себе человек и живет. Богатством не кичится. Силос заготавливает. Деньги напоказ не выставляет, разложил тайком по мешкам, в чулане спрятал. Опять же, в школу компьютеры закупил. Каждому в дом тарелки спутниковые поставил. Концерт «ДДТ» оплатил.
Г-н Президент. То-то у вас все напевают «Комбат-батяня, батяня-комбат». То есть, не то… Это, как же его? А вот: «Что же будет с Родиной и с нами?..»
Аполлинарий. Вот-вот.А еще Диснейленд задумал. Да – и метро вот заканчивает… Первая ветка: «Сельсовет – колодец». И в художественной самодеятельности активно участвует. Театральный спектакль в Доме культуры ставить собирается.
Г-н Президент. Фонвизина-Державина?
Аполлинарий.Не.
Г-н Президент.Пушкина-Лермонтова?
Аполлинарий. Не.
Г-н Президент. Грибоедова, что ли?
Аполлинарий. Не.
Г-н Президент. Ну, я не знаю... А кого же еще. Уж не Сорокина ли?!
Аполлинарий. Не, окстись, Петр Алексеич! Что-то импортное. Усама классическую драматургию любит, американскую...
Г-н Президент. Все одно! Зверь он, Аполлинарий, ваш Бен Ладен! Мне Майн либер фройнд документы показывал!
Аполлинарий. А может, это другой Бен Ладен – зверь, а не наш. А наш – наоборот, деньги зарабатывает, американскую драматургию пропагандирует, в командировки ездит…
Г-н Президент. В командировки. Далёко? Надолго?
Аполлинарий. Не знаю, не следил. Я ж говорю – в терроризме уличен не был. А как приедет, всегда добрый, хороший, Маньке гостинцы всякие привозит.
Г-н Президент. Маньке?
Аполлинарий. Да. Манька ж его любит – это вся деревня знает. Жена его.
Г-н Президент. Да, задача. Даже и не знаю… (M-r’у President’у)Майн либер фройнд, андестенд? Мишн импосибл, мистейк посибл. Зис Бен Ладен – найс Бен Ладен…
M-rPresident. Ноу! Нот найс Бен Ладен! Найс Бен Ладен – дис Бен Ладен. Мишн посибл ван, мишн посибл ту, мишн посибл сри, мистейк импосибл.
Г-н Президент. Ноу-ноу. Зис Бен Ладен – ауэ рашен Бен Ладен. Нот терроризм. Вери гуд мэн. (Аполлинарию) Фу-у, устал я от их птичьего языка. (M-r’у President’у) Ферштейн?
M-rPresidentчто-тошепчет на ухо г-ну Президенту. Тот кивает головой
Г-н Президент. Ферштейн. Ну, убедил ты нас, Аполлинарий, насчет Бен Ладена. Только у нас еще один вопрос к тебе имеется. Может, у вас еще какие арабские террористы имеются, случайно?
Апполинарий. Как насчет «террористы» - вряд ли, а арабские имеются. Щас бумаги гляну. Вот, Усама Иваныч Бен Ладен. А по соседству – Саддам Степаныч Хуссейн. В терроризме уличен не был.
Г-н Президент. А в диктаторстве?
Аполлинарий. Да так…
Г-н Президент. Ты что-то не договариваешь.
Аполлинарий. Это верно. Спецслужбы не проведешь. Не без этого, Алексеич. Жену свою, Симку, порой тиранит.
Г-н Президент. Симка – это что, Серафима?
Аполлинарий. Не – Семирамида. Она у него и за садами приглядывает, и по дому, и по технике – телегу, там, впрячь. В общем, всё она одна. А он, что не так, сразу запирает ее в своей башне.
Г-н Президент: В силосной?
Аполлинарий: Не, в Вавилонской. Она ему ее давно по выходным строит, прямо над речкой. Он говорит, хочу, говорит, с Богом по ровням поговорить. Самое теперь время, говорит, для этого. Его Усама Иваныч за это всегда ругает.
Г-н Президент. А в командировки он тоже ездит?
Аполлиарий. Да тут давеча уезжал надолго. Помогал братским странам по хозяйственной части. Только-только вернулся.
Г-н Президент. Значит так, Аполлинарий. Саддама Хуссейна майн либер фройнды уже вроде как поймали. И присудили даже. Йес?
M-rPresident. Йес!
Г-н Президент: Но с другой стороны... Даже не знаю (M-rPresident что-то шепчет ему на ухо) Андестенд… Аполлинарий, тут Майн либер фройнд предлагает… Давай так сделаем. Мы с ним двух людей у тебя оставим. Эй, двое из кобуры – на руках мышцатые бугры!


Явление 5
Там же. Появляются Билл и Сергей.
Г-н Президент. Прошу любить и жаловать. Полковник ФСБ Сергей и Билл, полковник ЦРУ. Они ребята хорошие. Говорят по-русски. Неплохо. Оба.
Сергей. Так точно!
Билл:Так точно!
Мы прибыли срочно!
Аполлинарий. Что это они, стихами разговаривают?
Г-н Президент. Тс-с-с, тихо. Сильно заметно?
Аполлинарий. Да. Я в рифмах разбираюсь. А что?
Г-н Президент. Понимаешь, Аполлинарий, они только с задания вернулись. Очень опасного. Внедрялись в банду поэтов-террористов. Сам понимаешь, поэты – страшные люди. А уж эти, террористы-амфибрахии, совсем озверели.
Аполлинарий. А чего они делали?
Г-н Президент. Грязные амфибрахии! Заражали нашу армию плоскостопным ямбом! А ихнюю (показывает на M-raPresidenta) – вообще шестистопным! Билл и Сергей тоже чуток подцепили. С тех пор стихами говорят. Как их ни лечили, ничего не помогает. Вот пусть у тебя в деревне на природе поживут, авось, поправятся. Заодно за Усамой с Саддамом присмотрят. А? Ты как?
Аполлинарий. Хорошо, Петр Алексеич. Жить они будут у меня. Места много, комнату выделю. Скажу всем, что братья приехали погостить. Народ сразу поверит. Обещаю…
Г-н Президент. Спасибо тебе. Давай тогда, по третьей на посошок.
Аполлиарий. Да, третья рюмка – не третий срок, легко идет…
Г-н Президент. Теперь твой последний тост, Аполлинарий.
Аполлинарий. Я предлагаю выпить за русское «Ли».
Г-н Президент. Ты не ошибся, Аполлинарий, может, за китайское?
Аполлинарий. Нет, Петр Алексеич, именно, что за русское. У русских всегда все начинается с «Ли»: «ой ли!», «не пора ли?», «не послать ли…», «а не пошел ли?..».
Г-н Президент.Стоп-стоп, Аполлинарий Силыч, тут ты, извини, передергиваешь. Никто не говорит: «А не пошел ли?..», говорят: «А не пошел бы?»
Аполлинарий. Да, Петр Алексеич, подловил. С тобой не смухлюешь. Тогда предлагаю выпить за русских «Ли» и «Бы». Чай, не против?
Г-н Президент. А ты какой «чай», имеешь в виду, Аполлинарий Силыч, русский или китайский?
Аполлинарий. Это как?
Г-н Президент. Да так. Если «К дождю, чай…» или «Чай, не против?» - то это русский чай. А ежели «К дождю… Чай!» или «Чай! Не против?» - китайский.
Аполлинарий. Это да. А ежели, к примеру, «Чаю чаю!» как тогда русский чай с китайским различить?
Г-н Президент. Ну, это смотря как ударить, правда, M-rPresident? Попытка не пытка?
M-rPresidentкривится.
Аполлинарий. Чегой-то он рожу строит.
Г-н Президент. А эти майн либер фройнды на любом языке чуют, когда я их гуантанамлю и абу-грейблю по-дружески… Ну, в общем, так, мужики. За русское «Ли», за русское «Бы» и за русский «Чай»! (опрокидывают) Кстати, Аполлинарий, Ты мне с собой пару шпиков дай, немецких. Я на досуге, пожалуй, поработаю.
Аполлинарий. А как же, Петр Алексеич, обязательно, как всегда.
Г-н Президент. Нет, как всегда не надо. Ты мне в прошлый раз совсем хилых подсунул – я их за час расколол. Ты покрепче давай, ядреных, чтоб, как следует, поработать. И этому, в знак дружбы, янку отдай.
Аполлинарий. Две янки!
Г-н Президент. Ну вот, обоих и заверни. В подарочную бумагу. Полосатую. И сверху пару звездочек для блезиру.


Явление 6
Дом Бен Ладена. Бен Ладен, Хуссейн сидят и пьют чай с пряниками. За сценой слышен гулкий звук топора в деле. В такт стуку подпрыгивают стол и стулья.
На стене висят две канистры (керосин, бензин) и три портрета (Олби, Уильямса, Миллера).
Хуссейн. Слышь, Усама, а чтой-то у тебя за канистры на стене висят?
Бен Ладен. Да так, одна с бензином, другая с керосином.
Хуссейн. А зачем?
Бен Ладен. Потом расскажу.
Пьют чай дальше, стол и стулья подпрыгивают еще шибче.
Хуссейн. Слышь, Усама, моя Симка, когда дрова рубит, так в соседней деревне слышно. Начинает рубить она засветло, а заканчивает…
Бен Ладен. Затемно?
Хуссейн. Не, когда дрова кончаются. Во, как выводит. Сильнющая у меня баба. Я таких баб люблю. Кабы встретил ешо такую, то и на ней женился бы. Нам-то закон, слава Богу, позволяет…
Бен Ладен. (оглядываясь) Тс-с-с-с…
Хуссейн. А что я сказал такого. Я говорю – где ж ешо такую бабу, как Симка, встретишь. Вон как выводит. Между прочим, моя баба посильнее твоей будет. Она и в сады, и на огород в одиночку ходит. С одной лопатой. Выйдет с петухами, пока земля твёрдая и как начнёт махать. Затемно ешо. И машет, и машет, а заканчивает…
Бен Ладен. Засветло?
Хуссейн. Не, пока всего не перелопатит. А к вечеру приходит и, как ни в чём не бывало, стакан с водкою до полуночи ворочает. Одной рукою. Вот это баба, я считаю.
Бен Ладен. Ты это, как-то построже, насчет стакана-то.
Хуссейн. Стараюсь. Ежели злоупотребляет, я ее в башне запираю.
Бен Ладен. Прекращал бы ты такое диктаторство и, вообще, глупости со своей бессмысленной башней тоже. Грех это!
Хуссейн. Далась тебе моя башня. Я, может, вровень с Богом встать хочу.
Бен Ладен. И снова грех. И опять же глупо. И снова бессмысленно. Люди испокон Вавилонские башни строили. Удивил! Этак вровень с Богом никак не встанешь.
Хуссейн. А как?
Бен Ладен. Никак!
Хуссейн. Ну, скажи.
Бен Ладен. Не могу. Сам догадайся.
Хуссейн. Скажи… мы же друзья. Пожалуйста… Видишь, я же волшебное слово сказал.
Бен Ладен. Потом… Как-нибудь… Ты, Хуся, лучше бы что полезное построил. Вот, смотри, Хуся, моя Манька, скажем, тоже сейчас башню строит…
Хуссейн. (ревниво) Вавилонскую?
Бен Ладен. Нет… Зачем? Бери выше! Силосную! Вчера с утра в лес сбегала, деревьев для неё навалила, сама волоком домой притащила и распилила. Потом вон сбегала на каменоломню за камешками подходящими. В один присест все принесла. Скобы для брёвен сама в кузнице выковала. Жести откуда-то натаскала… А к вечеру придёт - начнёт с детенком тискаться. А после его заставит меня с ней бороться. Ни разу еще я её не заборол. Такая у меня баба. А ты говоришь – Симка-Симка…
Хуссейн. Правильно, потому что Симка сильней будет.
Бен Ладен. Да что «сильней»? Как тебе объяснить… Понимаешь, жизнь у меня была трудная. А вот судьба – тяжелая. В городе жил. Любил быть подтянутым, умытым, причесанным, помолившимся. И вот однажды я проснулся как раз подтянутым, умытым, причесанным… Прочитал пару книг, поглядел на часы и понял, что не судьба. Лег спать. На другое утро проснулся совершенно другим человеком. Прочитал пару других книг, поглядел на другие часы и опять понял - не судьба. Лег спать. Третьим утром проснулся. Гля на часы! Опять не судьба. Лег спать. Больше я не просыпался, потому что - не судьба.
Хуссейн. Во как! А потом?
Бен Ладен. А потом встретил Маньку и сразу проснулся. Сына она родила. И только тогда я понял, что больше всего на свете люблю жить. И когда ко мне пришла Смерть с белозубой улыбкой…
Хуссейн. Постой. Смерть же беззубая…
Бен Ладен. Это она раньше была беззубая. А теперь – с замечательными фарфоровыми зубами. Пришла, и я попросил у нее отсрочки. Так и попросил у нее: «Дорогая Смерть, у вас такие красивые зубы! Дайте мне, пожалуйста, отсрочку». «Хорошо», - сказала Смерть, улыбнулась и ушла к другим людям по другим делам. Когда Смерть пришла во второй раз, я попросил еще продлить мне жизнь - вот так: «Еще чуть-чуть, пожалуйста». «Хорошо», - сказала Смерть, улыбнулась и ушла к третьим людям по третьим делам. Так и живу я по сей день. Иногда, встречаясь со Смертью, выпрашиваю еще чуть-чуть.
Хуссейн. Улыбнулась, говоришь, и ешо дала… Да-а, загадка.
Бен Ладен. Ничего загадочного, просто нужно быть вежливее и добрее друг к другу… И ты тоже, это… Шею береги.
Хуссейн. А-а… Чего так?
Бен Ладен. Мало ли – застудишься…
Раздается цокот каблучков. В ритм цокота входит Манька. Молча подходит к ведру, умывает руки.
Манька. Здоров, Хуссейн, здоров, Бенечка. Чаи гоняете? Может, поборемся?
Бен Ладен. А ты башневу половину доделала?
Манька. А чё? Готова половина. После рукопашной и обновим. Наполовину.
Бен Ладен. А как бороться будем, по одиночке или все скопом?
Манька. Дураки вы. Конечно, скопом.
Сгребла скатеркой мужиков в охапку. Мужики завизжали и принялись отбиваться. Манька, не обращая внимания на отчаянное сопротивление, медленно вымесила их, прямо в скатерти словно тесто.
Хуссейн. Так не честно! Нас всего лишь двое!
Манька. Будя глупости говорить. Вы чаю напились, пряников наелись. Вон, какие сильные стали.
Манька достала Хуссейна из скатерки, прижала к груди и забаюкала. Держа при этом Бен Ладена в скатерке ногами.
Бен Ладен. Это против правил! Чужого мужика баюкать! А если Симка увидит?
Манька. Вот глупенький, не слышишь, что ли? Симка дрова рубить будет, пока не кончатся. Так что, почитай, вы до вечера мои.
Бен Ладен. Мань, брось Саддама!
Манька. Тихо.
Манька напела колыбельную. Саддам сладко захрапел.
Манька. Что делать с чужим спящим мужиком, ума не приложу! Пойду, отнесу его Симке, она точно знает.
Бен Ладен. Мань, а ты еще скажи Симке, чтоб не сильно топором-то махала, а то у нас чашки с самоваром подпрыгивают. Того и гляди, совсем из дома повыскакивают.
Манька. Ладно - чашки. Сказывают, у Митяя вообще штаны куда-то ускакали.
Бен Ладен. Да что мне штаны Митяйские. Слыхала, Петр Алексеич приезжал.
Манька. Да, гутарили бабы. А еще этот, m-r. President, был при нем.
Бен Ладен. (ухмыляясь). А-а, янка дурная… Мань, а ведь они оба по мою голову приезжали.
Манька. А чего тебе бояться? Они ведь не тебя, а однофамильца твоего ищут.
Бен Ладен. А все равно не по себе.
Манька. Брось дрожать. Ты мужик или баба? Тебя Аполлинарий в обиду не даст.
Бен Ладен. Да я, да я… Я не то, что метро, я Дисней-Ленд в деревне построю, лишь бы Аполлинарию угодить... Э... Эй, Манька, а чегой-то ты задумалась? Не иначе Митяя без штанов представила?!
Манька. Горе ты мое ревнивое. Мавра венецианская! Глу-у-упенький. Бабе подсказывать не нужно. Она сама, ежели что, придумает. Я не про Митяя, я про метро думаю. Как сдавать будешь, ты там еще одну станцию проруби по-быстрому. В первой ветке: «Сельсовет – Колодец – ДОМ КУЛЬТУРЫ». Чтоб на репетицию удобно ездить было. (игриво) Авось, Митяйкины штаны по дороге найду.
Бен-Ладен. (захлебываясь от любовной нежности) Не дразнись, Манька, не дразнись. Ты ж меня знаешь. Я ж так люблю… Я ж так… любить умею, что и тебя убью, и себя… И, кто рядом окажется – никого не пожалею!



Явление 7
Сергеево-Биллова комната избы Аполлинария.
Сергей ходит из угла в угол и трудно сочиняет стихи.
Сергей. Сегодня встал я в семь утра,
Две строчки выдал на гора.
Сергей бьется головой об стенку. После чего настенные часы громко отсчитали время.
Сергей. Часы пробили ровно восемь.
Я строчку написал про осень.
Сергей опускается на четвереньки и ползает вокруг стола. Потом стучится головой об стол.
Сергей. Я вижу таракана под столом,
Охотиться за ним облом.
Сергей с ещё большим рвением ползает вокруг стола.
Сергей. Ещё я таракана вижу,
И этого я не обижу.
Входит Билл.
Билл. С утра вернулся я к Сергею,
Как к натуралу, а не гею.
(шепотом, про себя)
Сегодня я совсем дурной.
Болит в груди… Но что со мной?!
Приотворил слегка лишь дверь я –
И чудо – миссис… мисс… Лукерья!..
Сергей. Так что ты шепчешь там, чудак?
Билл.Я сам не знаю… Что-то… Так…
Сергей. Здорово, Билл, зачем пришёл ты?
Билл.Пора переодеться в шорты.
Сергей. Под крышей дома моего
Переодеться? Не вопрос.
Билл. (переодеваясь)Для вдохновенья твоего
Я тараканов двух принёс.
Билл достает из кармана баночку из-под маслин и трясет перед лицом Сергея. В баночке копошатся два таракана.
Билл. Ну, как зверюги, хороши?
Отдохновенье для души.
Сергей берет баночку и смотрит на свет.
Сергей. Два одиноких таракана,
Как два наполненных стакана.
Билл. О-кей!
Взглянуть приятно на таких зверей
Сергей достал из кармана ещё одну баночку.
Сергей. Из холодильника, поверь ты…
Билл. Упитанные черти.
Сергей берет баночку, вглядываетсяв неё. Вдохновенно машет головой, волосы взметаются
Сергей. Смотрю на тараканов сверху,
На тараканов снегом – перхоть.
Билл. О! Бьютефул!
Как ты подул!
Билл достал из кармана ещё одну банку с тараканами.
Билл. А эти со стола.
Наглых два амбала.
Сергей кривится от плохой рифмы, потом берет банку, смотрит на неё, ходит из угла в угол, глухо ударяясь головой об стену. Опускается на четвереньки и ползает вокруг стола, не выпуская из рук баночку. Вскоре стол начинает содрогаться от ударов головой. Сергей переворачивается на спину и дрыгает ногами одновременно ударяясь головой об пол.
Билл. О-кей!Ей-ей!
Коллега смелей!
Сергей. Я вижу таракана под столом,
Охотиться за ним облом.
Ещё я таракана вижу,
И этого я не обижу.
Два одиноких таракана,
Как два наполненных стакана.
Смотрю на тараканов сверху,
На тараканов снегом – перхоть.
Билл. Ей-ей!
А где ударный финал, Сергей?
Сергей завертелся на месте волчком, завыл, вдруг застыл на месте.
Сергей. Смотрю на таракана сбоку я,
Черты лица такие тонкие.
Билл зааплодировал. Сергей, вдохновляясь.
Сергей. Красавцев пара, вишь, каких!
Они, видать, из питерских.
Билл. Твой последний стих оценил бы… Петр Алексеич.
Сергей. Билл, не в рифму, и не в размер. И как силлабо-тонический не катит. Ой! Тьфу ты!.. И я не в рифму… Черт! Неужели, выздоровели?!
Сергей и Билл роняют скупую мужскую слезу, с достоинством жмут друг другу руку.
Сергей. Вот что значит, Петр Алексеич! Какая глыба, какая силища – не в один размер не влезает! И от ямба лечит.
Вдруг Билл озадаченно замолкает.
Билл. А мне б сейчас стихи не помешали…
Сергей. Что? Ты где был? Опять у колодца, где станция метро. Снова Маньку ждал?
Билл. А тебе-то что?
Сергей. Она же Усаму любит.
Билл. Я его загрызу.
Сергей. Работу смени, тогда и грызи. Хоть в три смены. Ты сколько получаешь? Тысяч десять в месяц? Где еще такую работу найдешь? Так что терпи. И не забывай, что к Усаме здесь хорошо относятся. Чуть тронешь, тебя местные загрызут, не посмотрят, что ты «брат Аполлинария».
Билл. Ты слыхал, Усама театр открыл. А сам в нем режиссером. Приглашает всех в артисты. Пойдем? Может, чего нового раскопаем.
Сергей. Правильно мыслишь. Пошли! Бен-Ладена с Хуссейном прощупаем. Заодно насчет источников финансирования проведаем. Дело нужное.


Явление 8
Во Дворце культуры
Режиссер Бен Ладен с актерами: Митяем без штанов, Биллом, Сергеем, Маней. Между делом все с гордостью поглядывают на большую красную букву «М» в окне.
Бен Ладен. Господа, все у нас получится, потому что образы в этой пьесе выписаны выпуклыми и понятными любому деревенскому жителю. (протягивает роль Сергею) Мистер Грей, виконт – хитрый, (протягивает Митяю) мистер Джонсон, пэр – пьющий, (протягивает Биллу) и сэр Дрейк – бегает за женщинами.
Митяй. А борода, как у тебя, для актеров, найдется?
Бен Ладен. Ты б, лучше, сначала штаны нашел.
Митяй. Не, следствие – не самодеятельность. Их сейчас Аполлинарий Силыч ищет.
Бен Ладен. А зачем тебе борода?
Митяй. Как зачем? Мистер Джонсон пьющий, а все пьющие обычно с бородой.
Бен Ладен. С чего ты это решил?
Митяй. По Прошке видел. Пьющий человек, он ведь когда напивается, падает лицом на стол и засыпает. Стол жёсткий, и человеку неудобно спать. Вот природа и гонит растительность на лице, чтобы ему мягче было.
Бен Ладен. Кому ещё борода нужна?
Сергей. Мне.
Бен Ладен. А тебе зачем? Мистер Грей хитрый. Он может быть и без бороды.
Сергей. Не может. У хитрого человека всегда ухмылка на лице. А прятать её удобнее всего в бороде.
Бен Ладен. Не убедительно.
Сергей. Но мистер Грей тоже пьющий и без бороды ему никак нельзя.
Бен Ладен: (Биллу) Тебе тоже борода нужна?
Билл. Нет, мне велосипед не помешал бы.
Бен Ладен. А велосипед тебе зачем?
Билл. Мой мистер Дрейк бегает за женщинами. Я считаю, что глупо бегать пешком. На велосипеде он быстрее их догонит.
Бен Ладен. Но он бегает за женщинами в переносном смысле.
Билл. Тогда мне нужен велосипед в переносном смысле. Как бы. Правда, я на нём ездить не умею. Усама, дашь свой велосипед, я поучусь?
Бен Ладен. Так ты умеешь на нём ездить. Как бы.
Билл. Тогда выдай и мне бороду. Женщины любят бородатых мужчин. Мне легче будет за ними бегать.
Бен Ладен. К бородатым женщины сами липнут, а тебе нужно за ними бегать. Ты это понимаешь?
Билл. Я понимаю только, что тебе жалко для меня бороды. Вон Серега с Митяем с бородами, а я на их фоне буду, как пацан. И что это за пьеса такая, где все бородатые, а я нет?
Митяй. Мы пьющие. А про тебя в пьесе написано, что ты только кефир пьёшь.
Сергей. (обижаясь за коллегу)Во как! Нормально… Зачем мистер Дрейк пьёт только кефир? Он что, не мужик?
Бен Ладен. Допустим, у него язва.
Сергей. А он, предположим, к доктору пошёл и тот его вылечил.
Бен Ладен. А доктор бородатый был?
Сергей. Конечно бородатый. А что?
Бен Ладен. Не лечил он мистера Дрейка от язвы. Потому что бородатые бывают только хирурги.
Сергей. Но по праздникам-то мистер Дрейк пьёт?
Бен Ладен. Ну, немножко выпивает.
Сергей. Значит, на праздники он отпускает бороду. Правильно?
Бен Ладен. Допустим.
Сергей. А действие пьесы происходит восьмого марта. Следовательно, давай и ему бороду.
Бен Ладен. Ну,хорошо, будет ему борода.
Тут и Манька, до того молчавшая, оживляется.
Манька. Беня, мистер Дрейк бегает за миссис Дуглас, которую я играю. Правильно?
Бен Ладен. Да, Манечка.
Манька. Значит, и мне нужна борода.
Мужики засмеялись.
Бен Ладен. Ай да Манька. Умеет разрядить обстановку. Молодец.
Манька. Я не шучу. Мне тоже нужна борода. Дрейк гоняется за любой женщиной?
Бен Ладен. За любой.
Манька. Чтобы это подчеркнуть, миссис Дуглас должна быть бородатой.
Бен Ладен. Но ведь миссис Дуглас не пьёт.
Манька. Она пьёт иногда из-за переживаний.
Бен Ладен. Каких ещё переживаний?
Манька. Ещё бы не переживать, когда за тобой гоняется бородатый мужик. Да и в цирке проблемы.
Бен Ладен. В каком ещё цирке?
Манька. Про это у тебя в пьесе не написано, но подразумевается. Миссис Дуглас бородатая, значит, выступает в цирке. Бородатая она, когда переживает. И без бороды, когда спокойная. Вот тебе и проблемы на работе.
Бен Ладен. (утирает лоб) Фу-у…Вам дай волю – вы и детей с бородами обоснуете. С такими актёрами и режиссёр пьющим станет. А мне нельзя.
Билл. (улучив миг, когда Бен Ладен на них не смотрит, шепотом)Маня, хочешь конфетку?
Манька. Отстань, не вишь – работаем. (громко) Усама, так будет мне борода или нет?
Бен Ладен. Будет, будет. Ну, все, первая репетиция закончена. Все свободны, а я еще поработаю: с художником, композитором и суфлером…
Входит Хуссейн, а все уходят. У Митяя на семейных трусах с заду, так что он не видит, записка приколота – «Смерть Кабанам. Шмыглявый»


Явление 9
Возле Дворца культуры. Зловеще и радостно горит красная «М». Все расходятся. Билл идет вслед за Манькой, нагоняет ее, бережно, как бы незаметно кладет ей в карман конфетку.
Манька. Ой, это еще зачем? (достает конфетку из кармана). Ты что, все мистера Дрейка репетируешь?
Билл. Ты съешь конфетку, а фантик мне отдашь.
Манька. Это еще зачем?
Билл. А мы в йес-ноу сыграем. Я скажу, что делать этому фанту.
Манька. Ну и что же делать этому фанту?
Билл. Сущий пустяк. Надо будет встретиться со мной у колодца.
Манька. Зачем у колодца? У меня воды в доме предостаточно. Я уже натаскала.
Билл. Вода здесь не причем.
Манька. И в метро я наездилась.
Билл. И метро ни при чем. Мы просто поговорим с тобой.
Манька. А что нам мешает говорить с тобой здесь?
Билл. Дело в том, что здесь я не смогу кое-что сделать…
Манька. Говори яснее.
Билл. Познакомить тебя со своей мамой.
Манька. А твоя мама здесь?
Билл. Конечно, нет, но я захвачу к колодцу ее фотографию. Ты знаешь, она у меня добрая и ей нравятся такие девушки, как ты.
Манька. Так ты мне свидание назначаешь?
Билл. В общем-то, да. С тех самых пор, как я тебя увидел, ты оставила в моем сердце неизгладимый след.
Манька. Странный ты какой-то. Вся деревня знает, что я Усаму люблю. (возвращает конфетку, силком всовывая ее Биллу в руки) Тебя это не останавливает?
Билл. Как ты его можешь любить? Он ведь преступник. У него нет никакого будущего. В любую минуту его могут арестовать и дать пожизненное.
Манька. Глупый ты, никакой он не преступник. И к тому же, пока здесь Аполлинарий, его никто пальцем не тронет.
Билл. Но ведь с Аполлинарием может случайно случиться что-нибудь неприятное. Например, его могут самого арестовать за укрывание преступника. Или случайно застрелить при задержании особо опасного преступника.
Манька. Нет. Аполлинарий из тех мужчин, с которыми ничего случиться не может.
Билл. Маня, ну, подумай!.. А-а-а! Я знаю, чего ты с ним. У него полный чулан денег.
Манька. Смешные вы, американцы, все про деньги думаете. Ты про любовь что-нибудь слыхал?
Билл. Конечно, слыхал – мэйклав, например.
Манька. Эх ты – мэйклав… У нас любовь.
Билл. Ты мне одно скажи, у меня шанс есть?
Манька. Какой ты смешной. Давай конфету. (забирает) Вот вишь – конфеты у тебя уже нету. А шанс – он завсегда есть!
Билл уходит.
Явление 10
У двора Хуссейна.
Слышно, как Семирамида дрова рубит.
Сергей.Здравствуйте, Саддам Степаныч. Бог в помощь.
Хуссейн. Ну, здравствуй, брат Аполлинария. С чем пожаловал?
Сергей.На башню полюбоваться…
Хуссейн. (ревниво, с подозрением) На силосную?
Сергей.Нет, что вы? На Вавилонскую. И вот смотрю я… И думаю: они ведь, как братья-близнецы похожи, башни ваши. Причем, знаете, как бывает: вроде близнецы, но один красавец, батыр! А другой – так себе…
Хуссейн. Да-да, очень интересно.
Сергей.Потом пригляделся…
Хуссейн. (в напряжении) И что?
Сергей.И понял – нет, не как братья!
Хуссейн. А как кто?
Сергей.Как сестры. Башня – ведь это она, сестра, то есть. Никак не брат. Причем, знаете, как бывает: вроде близняшки, но одна красавица, гурия! А другая – так себе…
Хуссейн. Это точно. Приятно поговорить с понимающим человеком. Да ты проходи во двор. Чего стоять снаружи.
Входит.
Сергей.А что это за шум. Вроде, как машина работает.
Хуссейн. А, да. Это да…Слышь, как тебя…
Сергей.Сергей.
Хуссейн. Да, Сергей, это все моя Симка…
Сергей.Симка – это что Серафима?
Хуссейн. Нет – Семирамида. Она, когда дрова рубит, так аж в соседней деревне слышно. Начинает рубить засветло, а заканчивает…
Сергей.Затемно?
Хуссейн. Не, когда дрова кончаются. Сильнющая у меня баба. Во, как выводит. Я таких баб люблю. Кабы встретил ешо такую, то и на ней женился бы. Нам-то закон, слава Богу, позволяет…
Сергей. Значит, вот прям так и позволяет?
Хуссейн. Ну, да…А что я сказал такого. Я в том смысле – где ж ешо такую бабу, как Симка, встретишь. Вон как выводит. Она и в сады, и на огород в одиночку ходит. С одной лопатой. Выйдет с петухами, пока земля твёрдая и как начнёт махать. Затемно ешо. И машет, и машет, а заканчивает…
Сергей. Засветло?
Хуссейн. Не, пока всего не перелопатит. А к вечеру приходит и, как ни в чём не бывало, стакан с водкою до полуночи ворочает. Одной рукою. Вот это баба, я считаю.
Сергей. Так вы это, как-то построже, насчет стакана-то.
Хуссейн. Стараюсь. Ежели злоупотребляет, я ее в башне запираю…
Сергей. Значит, вот прям так в башне и запираете?
Хуссейн. Ну да… А что я такого сказал. Я в том смысле – воспитательный момент только. И никакого диктаторства.
Сергей. Да-да, я так и понял.
Хуссейн. Да-а-а…
Сергей. А я еще вот слыхал. Вы в командировки часто ездите?
Хуссейн. Да тут было дело, надолго уезжал. По хозяйственной части. Ничего такого. Ни-ни… По хозяйственной части… Помогал братским странам… Вернулся только-только. И опять вот собираюсь.
Сергей. Да-да, я именно так и понял. И чем торгуете?
Хуссейн. Да – разное. Медведи целебные, рыбы рукастые, лечибельные…
Сергей. Вот так прям рукастые?.. Хм-м – национальное достояние получается. Браконьерство, сети…
Хуссейн. Нет, зачем? На ручную удочку! Все по лицензии. Серьте… Сорьте… Сортификация полная. Керосин опять же, бензин всякий… Кетчуп, клюква…
Сергей. Это хорошо… Саддам Степаныч, у меня к вам деловое предложение. Ваше финансирование, мои связи. Ваши каналы, мои товары.
Хуссейн. Это, к примеру, как?
Сергей. Да вот, мухи у вас… у нас тут замечательные, добрые, веселые. Я маркетингнул маленько – на Западе таких мух давно уже нету. Рынок голый. И тут мы – с мухами, веселыми такими, откормленными. Они ж беззащитные…
Хуссейн. Интересно. А еще?
Сергей. Есть и еще. Пауки у нас очень трудолюбивые. Ткут и ткут, ткут и ткут, ткут и ткут…
Хуссейн. (шепотом, едва слышно) Рабский труд?
Сергей. (громко) Нет, зачем, вольнонаемные – пауки-то. Правда, без регистрации. Канцелярия просто выдавать не успевает, она ведь тоже не резиновая. Но пауки совершенно вольнонаемные. Совершенно. Ну, сами понимаете.
Хуссейн. Понимаю. Понимаю. Очень хорошо понимаю. Интересно. Очень интересно. А вот, скажем, тараканы.
Сергей. (про себя, с неудовольствием) Тараканы-стаканы... (громко) Нет, нет. Это не пойдет…
Хуссейн. Так ведь демпингнуть можно, у меня их в чулане…
Сергей. Нет. Ну, что это такое – таракан? Кому он нужен? Что с него возьмешь? Разве что рифму к слову «стакан». Так и это ж только по-русски получается. Нет, товар – не экспортный.
Хуссейн. А бега?
Сергей. Хм-м… Тараканьи бега… Да-а. Может быть. Очень может! Провентилирую – есть у меня один человечек в Стамбуле.
Хуссейн. А у меня в Багдаде…
Сергей. Значит, вот прям так и в Багдаде?
Хуссейн. Да вот прям так и в Багдаде! И не только для бегов… Я, пожалуй, готов открыть финансирование (протягивает Сергею пачку денег). И может еще какие идейки мелкие…
Сергей. (прячет деньги). Идейки есть, но не сейчас… И не для тебя… И не мелкие… Ну, бывай Саддам Степаныч. Пошел я. (читает с денег) Ин Год ви траст, как говорится.


Явление11
Сергеево-Биллова комната в избе Аполлинария.
Билл лежит, входит Сергей
Сергей. Опять лежишь? Ипохондрия замучила?
Билл. Это не смешно. Я серьезно болен.
Сергей. Какой там «болен»? От ямба, слова богу, вылечились. Теперь самое время дело делать!
Билл. Знаешь, Сергей, а я, пожалуй, точно жалею, что вылечились. Оттого, может, и заболел наново.
Сергей. Да плюнь ты на эту Маньку. Смотри, сколько в деревне красивых баб. Ты парень видный. По сути – здоровый. Выбирай любую, если тебе уж так хочется русского мясца.
Билл. Не нужна мне любая, мне нужна Маня. Я отращу бороду, как у Усамы, сделаю обрезание…
Сергей. Ага, запишешься в террористы, найдешь мешок денег и будешь ими сорить.
Билл. Ты прав. Мне срочно нужен мешок денег. Я ограблю Усаму, и у меня будет мешок денег.
Сергей. Билл, друг, что значит «ограблю». Ты же американец. Ин Год ви траст! Прайвеси! Неприкосновенность частной собственности!
Билл. О, май Год! Что же делать?
Сергей. То-то – грабить некрасиво. Скажем так: лишим террориста источников финансирования.
Билл. Лишим, Сергей, лишим. Плохо мне. Маня нужна.
Сергей. Эх, чего для друга не сделаешь. Пошел я.
Билл. По Маню?
Сергей. По делам! Общим нашим! Я тут это… Всякие источники финансирования проведываю. А ты, как говорится, бойся врачей, шприцы приносящих! Да, и вот еще… легенда у тебя хорошая, проверенная. Но если кто незнакомый придет, отвечай, на всякий случай, по инструкции.
Билл. Спасибо, что напомнил. Я и забыл совсем. А где ж она у меня?
Ищет, ищет, находит записную книжку. После этого начинает спокойно болеть.


Явление 12
Там же. Сергей уходит. Входит Врач.
Врач. Есть тут кто живой?
Билл. А кто это такой любопытный ко мне пожаловал? Живого нет, а вот еле живой имеется.
Врач. Я странствующий врач. Всё своё время провожу в поисках больных. И если нахожу такового, немедленно на него набрасываюсь и начинаю его лечить вплоть до полной победы организма. А ты кто таков, если не секрет, будешь?
Билл. Где ж это? А вот. Легенда. Слушайте… (подглядывая в записную книжку) Я есть русский селянин Билл. Всё своё время я вожусь по хозяйству. Я как увижу какую-нибудь работу по хозяйству, так сразу наваливаюсь на неё и начинаю её делать. У тебя, случаем, нет никакой работы по хозяйству? Я бы с готовностью её сделал.
Врач. Всё моё хозяйство – это вот этот чемоданчик с врачебными инструментами и лекарствами.
Билл. (отложив книжку) А хочешь я повожусь с твоим чемоданчиком?
Врач. Спасибо, без надобности. Ты мне лучше скажи, есть ли больные в этом доме?
Билл. А как же. В каждом уважающем себя доме найдётся больной.
Врач. Скорее же покажи мне его. Я весь в нетерпении, так мне его хочется вылечить.
Билл. Так знай же, странствующий врач, что больной в этом доме я.
Врач приплясывает от радости и нетерпения.
Врач. Ты не представляешь, как я этому обстоятельству рад! Ведь больной человек – это какая радость для человека моей профессии! Со здоровым и поговорить-то не о чем. Ну-с, приступим к лечению. Что у нас болит?
Входит Доктор
Доктор. Есть тут кто живой?
Билл. Ещё один любопытный пожаловал.
Доктор. Я странствующий Доктор. Стало быть, лечу больных и немощных от разных болезней. А некоторых лечу даже от одинаковых болезней. Больные в доме есть?
Врач. Нет больных в этом доме.
Доктор. Так я вам и поверил. А почему здесь лекарствами пахнет?
Врач. А это от меня пахнет, потому что я врач.
Доктор. Коллега!
Обнимает Врача.
Врач. Не прикасайтесь ко мне. Вы бесчестный человек. Вы хотите отобрать у меня больного. А я, между прочим, у него уже язык посмотрел.
Доктор. Душечка вы мой! Как правильно вы поступили, что посмотрели его язык. Вы настоящий доктор.
Врач. Вот ещё. Конечно настоящий. Но врач, а не доктор! Вот у меня чемоданчик с инструментами и лекарствами. Посмотрите, не стесняйтесь.
Доктор. А вы пока мой чемоданчик посмотрите.
Врачи роются в противоположных чемоданчиках.
Доктор. Ой, какой у вас шприц замечательный.
Врач. А у вас тоже ничего.
Доктор. А фонендоскоп какой блестященький. Ой, я прямо не могу.
Врач. Ладно, можете измерить у больного пульс.
Доктор. Благодарю, коллега.
Доктор берет Билла за руку, измеряет пульс.
Доктор. Шестьдесят.
Врач. А когда я измерял, то было шестьдесят два. Вы проиграли.
Врач отпускает Доктору два щелбана.
Входит Лекарь.
Лекарь. Больные в доме есть? Я лекарь. Странствующий лекарь…
Билл. Допустим, есть. Наверное, пульс хотите посчитать?
Лекарь. Хочу.
Билл. Ну, считайте.
Лекарь берет Билла за руку.
Лекарь. Пятьдесят пять.
Врач. Третьим будешь.
Лекарь. Буду, а что?
Врач и Доктор отпускают Лекарю щелбаны.
Врач. А теперь проведем консилиум. Мне кажется у больного ипохондрия. А ипохондрия в наших краях бывает только у тех, кто влюблен в Маньку, но кто не Бен Ладен. Больной, подтверждаете тот факт, что вы влюблены в Маньку, но не Бен Ладен?
Лекарь. Никакого подтверждения больного не требуется. И так видно, что больной влюблен в Маньку. Что будем предпринимать, коллеги?
Доктор. Его срочно нужно выводить из манькозависимости. Для этого нужно прописать ему альбуцид. Или фуразолидон.
Врач. Аргументируйте.
Доктор. Хорошо, не альбуцид, но нужно давать нюхать ему бензин или керосин.
Лекарь. Зачем?
Доктор. Привыкнув к запаху бензина или керосина, больной перестанет унюхивать запах Маньки. Вам должно быть известно, коллеги, что мужчина любит носом, даже если этого не осознает.
Врач. (достает бензин) Нюхай, больной. (достает керосин) А теперь это.
Билл нюхает, чихает.
Лекарь. А я бы посоветовал больному нюхать Аполлинария. Запах сыщика крепче, чем бензин или керосин.
Доктор. В этом случае больной может влюбиться в Аполлинария, и тогда мы его потеряем. Вы же не будете спорить, что любовь к мужчине сильнее, чем к женщине.
Врач. Почему?
Доктор. Да потому что от мужика пахнет крепше.
Лекарь. А что в этом плохого. Аполлинарий мужик холостой, рукастый, головастый. Может содержать семью.
Врач. Вы, коллега, не в своем уме. Мужчины должны дружить, а не влюбляться друг в друга. Я предлагаю больному нюхать нас, врачей…
Лекарь. А лекарей?..
Доктор. А докторов?..
Врач. Ведь всем известно, что запах врача…
Лекарь. А лекаря!..
Доктор. А доктора!..
Врач. …Вызывает дружеские чувства. А крепче всего могут дружить только врачи…
Лекарь. И лекаря…
Доктор. И доктора…
Врач. Мы станем дружить с больным, выпивать с ним, а он забудет про Маньку.
Лекарь. Согласен.
Доктор. Не возражаю.
Врач. Вот что, больной. Мы будем навещать тебя три раза в день, и ты будешь нюхать нас за полчаса до еды. Вот сейчас понюхай и мы пошли.
Билл нюхает всех по очереди.
Лекарь. Кстати, больной, а еще больные у вас в доме есть?
Билл. Есть. Там за стеной. Брат мой Аполлинарий из засады вернулся.
Врач. А-а-а, как же, Аполлинарий Силыч. Знаем-знаем. Давненько я его не лечил. Аж руки чешутся.
Доктор. И шприц запотел.
Лекарь. Это точно. Из засады, говоришь. Ну, как, поймал он Шмыглявого?
Билл. Нет, пока только ревматизм.
Врач, Лекарь, Доктор. Отлично!!!
Врачи уходят, слышны только их голоса
Голоса Врача, Доктора, Лекаря. Есть тут кто живой!
Голос Аполлинария. Идите с Богом, белохалатные. Пока сами живые.
Голос Врача. Я странствующий вра…
Звук выстрела.
Доктор и Лекарь радостно тащат обратно через сцену раненного врача.
Доктор. Как вам повезло коллега, вы ранены.
Лекарь. Но не волнуйтесь. Мы измерим вам пульс и давление…
Доктор. А также сделаем йодную сеточку…

Явление 13
Огород у Прошкиного дома. Прошка, слегка поддатый, последний раз делает копательное движение лопатой и начинает сажать рассаду.
Приходит Сергей.
Сергей. Бог в помощь.
Прошка. Гамарджоба, генацвале. Помоги, да?
Сергей. Чудно говоришь. Но, в принципе можно. А что делать?
Прошка. Видишь онтенти, усатые? Врастопырку их сажай. Вниз корнями. Энто гамарджобики, их пять штук…
Сергей. Гамарджобики? Я не понял – это грузины? Так тебя понимать?
Прошка. Не прикидывайся. Ты человек служивый и всё хорошо понимаешь. Новинка. Писк сезона. Ноу-хоу, ёптыть. Из этих кустиков вырастут здоровенные, усатыехлопцы, настоящие натовские шпиёны. Ты майор? В международной политике шаришь?
Сергей. Не забывай, с кем разговариваешь! Я – полковник! (опомнившись) И к тому же… Брат Аполлинария! На хрена они нам?
Прошка. Да ты не дуйся, как индюк. Щас время такое, что человек вроде как по долгу службы обязан знать, от кого ребёнок у Индиры Ганди, а кто соответственно на лекциях девок за ляжки щупает и преподавателя не слушает. Вот ты думаешь, сколько раньше за гамарджоба в пункте приёма давали? Ага, не знаешь. А я тебе скажу как на духу. Три пятьдесят. Потому – что с его взять, шпиёна сопредельного дружественного государства. А теперь?
Сергей. Так ты шпионов выращиваешь?!
Прошка. Я тебе вопрос задал. А теперь?
Сергей. (просветленно) То есть это целый огород одних шпионов!
Прошка. Ты не зарься. Я с самой весны тут семена проращиваю – рассаду готовлю. Я тебя спрашиваю, скока теперича шпиён грузинский стоит?
Сергей. 5 рублей.
Прошка. КГБ-ШМАГБ, дурья твоя интуиция. Двести уей – вот сколько! Стока и баррель нефти не стоит. А всё почему? Ты слушай, пока Прошка землю топчет, как Петух куру. А всё потому что с НАТОй цалуются и лапают друг дружку под партой. Это я так образно, шоб до тебя дошло, наконец, за что ты деньги получаешь. А мы здесь своим трудом живём. Лопата да чернозём. Икру красную все хотят кушать. Да только у Прошки (бьет в себя в грудь) и без икры есть чем занюхивать.
Сергей. А, понял. (Достаёт бутылку)
Прошка. «Путинка»?
Сергей. Само собой. Энзэ из служебных запасов.
Прошка. Ну, хорошо, что не сухпайком.
Сергей. Это как?
Прошка. Ну, не сухим спиртом. От него, как погрызешь, изжога сильная… Наливай.
Сергей. Сколько?
Прошка. Ты что, краёв не видишь? Э-э, ШМАГБ. Было время, когда Прохор Гаврилыч, энто я, по городскому, брал на грудь ведро самогонки и шпиёнам допрос устраивал. Где дрислокация ваша, мать вашу? Где матка, мать вашу, шпиёнская? Где нереститесь, мать вашу, китаёзы проклятые! А ты – «Прошка, Прошка». Ты же, ШМАГБ, пойми мой бизнес. Мне ж одни китаёзы попадаются, желтобрюхи нерусские. Сто рублёв десяток. А семья большая, и все жрать просят, потому как и рот, и жопу Бог наш единый, всесущий дал (креститься). Ты наливай, наливай. Это я раньше временно был Прошка, а теперь… Опять Прохор Гаврилыч будет в пинжаке ходить и галстуком сопли утирать, потому как не дурак Гаврилыч. Вот смотри! (тянет за руку Сергея и показывает ему на рассаду). Это три жотэма. По-народному жотэм, а по латыни Жэнэманж пасисжурс. Через три месяца с каждого куста по десять хранцузов сниму. Сечёшь? Гаврилыч тебя и сувахилю научит, ежели ещё нальешь. Да не проливай ты, чёрт такой на рассаду! Это капутные кусты, мать твою! Их же только шнапсом поливать надоть. А где мне тута шнапс взять, я тебя спрашиваю, ШМАГБ! Не дрейфь, служивый! Гаврилыч всё имеет, потому как трудолюбивый и малопьющий. Айн-цвай-наливай! Ты куда льёшь! Не видал, видать, края – наливаешь до… фига. Гаврилычу хватит!
Сергей. Ты же сам просил налить.
Прохор. Кто просил? Я, Гаврилыч?
Сергей. Айн-цвай наливай.
Прохор. (Смеётся) Эх, ШМАГБ! Айн-цвай-наливай наливайс-аусвайс! Вот полное название капутных кустов.
Сергей. Может, все же «капустных» кустов?
Прохор. Не именно, что «капутных». Немчура теперь не в цене – наши союзнички по совместным газам – зато с каждого куста до двадцати шпиёнов снять можно. А километра два отседова строго на север есть секретное место, где я нашёл источник…
Сергей. Источник терроризма?
Прохор. Не. Бери выше. А смотри глубже. Чистого шнапсу. Улавливаешь? Вот тебе и поливка. А вот энти… (показывает рукой на другие кусты) Эх, а Ющи хохлатые на корню усохли. Даничё, Прохор Гаврилыч найдет примененьице грядке-то! Думаю ведро бульбы купить, авось бульбаши вырастут. Справжние минские шпиёны! Я ж им как батька родный буду…
Сергей. Слушай, Прошка…
Прошка. Гаврилыч.
Сергей. Прохор Гаврилыч, у меня к тебе деловое предложение.
Прошка. Я без своего адвоката говорить не буду.
Сергей. Дурак. Я говорить буду.
Прошка. Наливай. Для уразумения.
Сергей. Ты, Прохор Гаврилович, шпиков сдаёшь в пункт приёма. Так? Так. А ты знаешь, куда их потом отвозят? Какая цепочка заинтересованных людей выстроена? Сколько в этом бизнесе людей участвует? Ты знаешь, сколько бабла кто-то на твоём горбу зарабатывает? Даже на тех же китаёзах – сто рублев десяток! Я тебе предлагаю взять меня в долю. Если хочешь, конечно, круто изменить своё материальное положение. Твой товар – мои связи, мои рынки сбыта. У тебя сколько соток огородных?
Прошка. Десять.
Сергей. Вот тебе деньги. Завтра, когда проспишься, купишь ещё пятьдесят.
Прошка. Разводить меня не надо – я те не рассада!
Сергей. Слушай внимательно. Я тебе бизнес предлагаю, Гаврилыч. Мы с тобой станем богатыми, очень богатыми. Сечёшь?
Прошка. Секу. Крыша?
Сергей. Федеральная!
Прошка. Замётано. (прячет деньги в шапку) Продолжай… Первый.
Сергей. Не понял?
Прошка. Это чтоб по порядку. Ты – Первый, я – Второй. Первый-Первый, продолжай. Второй слушает. Продолжай, говорю.
Сергей. А-а… Ну, да. Мы построим здесь складские помещения. Мы наймём переводчиков. Мы организуем полевую кухню для питания. Но всё это херня. Понимаешь, мы организуем поставки во все страны. Но, прежде всего, - в Багдад. Мне там человечка нашли. Сечешь, к чему я клоню?
Прошка. Ты, Первый, того, малость обороты сбавь. Не знает Гаврилыч, куды ты клонишь.
Сергей. Мне нужны американцы! Есть?
Прошка. А, как же вот – янка.
Сергей. Нет, ну не один же. Янки!
Прошка. Янки… Есть маленько. Вот они родненькие. Иди сюды. Глянь. Донт-фак-май-майнд. Энто с Северо-запада. А вот разновидность южных штатов. Шадапс техасский. Растёт только в средней полосе России.
Сергей. Сколько?
Прошка. Три янки с куста.
Сергей. Мало… Ну да ладно. Теперь последний вопрос и в люлю. Моссад!!! Озолотимся!
Прошка. Точно?
Сергей. Обижаешь. Слово офицера.
Прошка. (достаёт из мешка ужасно волосатый куст с одним корнем, отдаленно похожим на ногу) Азохэнвэйс курносый.
Сергей. Чёрт! Он же волосатый.
Прошка. Постригем.
Сергей. Дундук! Волосатых шпиков вообще не бывает. Даже в Моссаде!
Прошка. (Начинает рвать на себе и на рассаде волосы) Тьфу ты ёптыть! Я ж и думать не думал, что на сорняк нарвусь. Они же так похожи: Азохэнвэйс курносый и Лихаймус ложноножка…


Явление 14
Прошка идет к колодцу под большой красной буквой «М». А там уж Маня
Воду набирают. Дует легкий бриз.
Прошка. Вот смотрю я, Манька, и думаю: что это вы такая красивая?
Манька. Ну, так… Сыну – на радость, мужу – на сладость.
Прошка. А не хотите ли вы, Манька, скажем, конфетку?
Манька. Нет, не хочу. А что это ты, Прошка…
Прошка. (про себя, вполголоса, скороговоркой) Вообще-то Прохор Гаврилыч… Да, ладно – успеется еще…
Манька. Что ты там молвил?
Прошка. (громко)Нет-нет, ничего.
Манька. Так что это ты, Прошка, жену свою конфетками не кормишь.
Прошка. Отчего ж не кормлю? Кормлю, Манька, еще как кормлю.
Идет Билл с мешком
Прошка. Кажись, Билл идёт.
Манька. Городской весь и мешок по-городскому несёт.
Прошка. Не, не городской… Городской был бы – в метре б ездил.
Билл подходит.
Билл. Здравствуй, Маня. Здоров, Прошка!
Прошка. (про себя, вполголоса, скороговоркой) Вообще-то Прохор Гаврилыч... (громко) Здоров, Билл. Чего такой замысленный?
Билл. Что с деньгами делать, думаю.
Прошка. С какими деньгами?
Билл пнул мешок.
Билл. С большими.
Прошка. В мешке, что ли, деньги?
Билл. В мешке.
Прошка. А похрустеть можно?
Билл. Хрусти. Только ветром все не раздуй.
Прошка. Не боись, не раздую. Они ж в мешке.
Прошка подходит к мешку, садится на него и подпрыгивает. В мешке захрустело.
Прошка. Знатно.
Манька. А можно и я похрущу?
Билл. Сделай милость.
Манька интеллигентно присела на мешок и немного поёрзала.
Манька. Красиво хрустят, всамделишне, мелодично. Знакомо…
Билл. Что – хруст один? Деньги должны работать.
Прошка. Это как? Деньги будут работать, а мы на что?
Билл. Ты не понял. Мы должны вложить деньги в то, что будет приносить прибыль.
Прошка. А-а! Ну, я понимаю так. Когда корова приносит прибыль? Когда к ней быка допускают. Ежели допустят, будет прибыльный телёнок. Я правильно гутарю?
Билл. К чему ты ведёшь, Прошка?
Прошка. А к тому. У тебя деньги какого рода?
Билл. Не понял.
Прошка. Ну, они у тебя мужики или бабы?
Билл. У меня рубли.
Прошка. Вот теперь понятно. Рубль он мужского рода, мужик. Твердый. Стало быть, его надо с бабой свести.
Билл. С какой ещё бабой?
Прошка. С заграничной. Например, с японской йеной. Вот тогда и получится прибыль.
Билл. Нет, неправильно ты говоришь: деньги – это тебе не бык с коровой.
Прошка. А ты откуда знаешь?
Билл. Знаю. У меня дядя – банкир, а папа – ковбой.
Прошка. Ну, тогда другой случай. Сельскохозяйственный тоже. Это я, как земледелец говорю. Деньги нужно посеять…
Билл. Просто посеять.
Прошка. Не-е, не просто с умом, а с умом посеять, под рост! Чтобы они росли и приносили прибыль. Я, например, предлагаю закупить заграничную одёжу и нарядить в неё наших баб.
Билл. Какая ж от этого выгода?
Прошка. Дык! Самая прямая. Красиво одетая баба и работает красиво. А ежели им косметику французскую выдать, так она и горы свернёт. Особенно на огороде.
Манька. Слишком много денег на эту затею уйдёт.
Прошка. На одёжу и на косметику-то?
Манька. А ты не подумал, что под таких баб ряженых мужиков подходящих закупать придётся. Местные для такой бабы уже не годящие будут. А покупные нынче дорогущие. Они же в комплекте, небось, идут. С пиджаками кашемировыми, да с галстуками цветными. У каждого по пять пар обуви лакированной. На голове шляпы из чистого фетру. В карманах телефоны сотовые.
Прошка. Тоже мне. Да я тоже скоро…
Манька. Вот тебе и тоже. А запонки блестящие, а носки на каждый день, а сигареты дорогие, а виски по вечерам?
Прошка. А мы их самогон пить научим, дешевле обойдутся.
Манька. Тоже мне, научишь. Где ты видел, чтобы мужик с блестящими запонками пил самогон? Они виски ананасами закусывают. А это всё деньги. А ещё этих мужиков нужно будет обеспечить карманными деньгами, чтобы они бабам и детишкам гостинцы приносили. И чтоб не только на метро, а и на Дисней-лэнд с казином чтобы хватило.
Прошка. Да откуда у нас в деревне Дисней-лэнд с казином?
Манька. А я про то и говорю. Дорогая это затея – баб вырядить. Тут хочешь – не хочешь, а Дисней-лэнд придётся строить. А чего тут такого. Метро ж уже есть.
Прошка. Ой, Манька, совсем ты меня заговорила, пойду домой шпиёнов земледельничать.А то ж они без полива усохнуть могут. Опять же – паразиты всякие налезут. Побег я.
Билл. (вдогонку) Беги… Прохор Гаврилыч…


Явление 15
Там же. Билл и Манька остаются вдвоем.
Билл. Маня, хочешь денег?
Манька. Не-а.
Молчат.
Билл. Маня, хочешь конфетку?
Манька. Эх, Билл-Биллушка. Теперь наоборот все вышло.
Билл. Это как?
Манька. Да так. Конфета у тебя есть, а шанса нету.
Билл. Почему ж это нету. У меня вот и денег сколько.
Манька. Да, слыхала я, сколько. Стащил, небось, у Усамы.
Билл. А ты как узнала?
Манька. Хруст больно знакомый. Мы с ним частенько вдвоем хрустели. Сядем, бывало, при луне… Только он не так хрустит, как ты.
Билл. А как же?
Манька. Хорошо. И весело. Хрустим, бывало и на луну смотрим… А ты хвастливо. И плохо. (забирает все еще протянутую конфету, выбрасывает) Так что нет у тебя теперь ни конфет, ни шансов!
Билл. Но как же? Как надо?
Манька. Никак не надо. У меня муж есть. Законный. И дитенок евойный. И люблю я их.
Билл. Так ведь помру я! У меня манькозависимость смертельная!
Манька. Ну, как тебе объяснить, Биллушка. Вот ты Бенечку… Ну, Усаму моего видел?
Билл. Видел.
Манька. Смотрел, какое лицо у него хорошее, какие глаза добрые. Вот!
Билл. И что?
Манька. И всё! Прощай…
Билл. Прощай…
Маня уходит, медленно, нехотя.
Билл бросается к ней, останавливает, падает, обнимая за ноги.
Билл. Стой! Стой! Люблю я тебя, Манюшка. Только сказать правильно не умею. И от ямба стихотворного, будь он неладен, вылечился.
Манька. Не срамись Билл, что люди скажут.
Билл. А ничего не скажут. Давай лучше я скажу! Слушай!
Маня вырывается из его объятий, но присаживается рядом, чтобы Биллу обидно не было.
Билл. Слушай, Маня! Лежал как-то на раскладушке один мужчина, страшно одинокий, влюбленный и возжелал он женщину любимую! Скрипнул он с досадой раскладушкой, повернулся на другой бок и возжелал еще одну женщину.
Манька. Что?
Билл. Да нет, ты дальше слушай! Вконец раздосадовался мужик, повернулся на третий бок и возжелал третью женщину.
Маня готовится встать.
Манька. До свидания Билл, мне идти надо.
Билл. Ну, постой же, дослушай!.. А дальше пошло-поехало. Скрипела раскладушка, досадовал вовсю мужик. Пригляделся – а все эти тридцать три женщины – одна и та же, в которую он с самого начала был влюбленный. Совсем ему невмоготу стало. Вскочил мужик с раскладушки, выкурил подряд две сигареты, три папиросы, четыре самокрутки, одну сигару и пол-сигареллы, пять раз понюхал табаку, один раз зверски чихнул, хватил стулом об пол и поломал его, выстругал из сломанной ножки трубку, обкурился и затих.
Оба затихают.
Билл. А потом спохватился, взломал холодильник, выпил бутылку вина, две бутылки водки, три банки пива, в два приема разморозил холодильник и выпил ведро отмороженной воды, хватил стулом об раскладушку, разметав его в щепу, выгнал из щепы три литра спирта, выпил и одурел.
Маня готовится затихнуть, но Билл не дает ей этого сделать своим рассказом.
Билл. Ударился головой об пол и превратился в мышку, точнее – в мыша, поискал норку с другой мышкой, точнее – просто с мышкой, не нашел. Вильнул хвостиком и оборотился собакой, обметил всю квартиру, ткнулся мордой в стенку и превратился в другую собаку, все переметил заново, вскочил на раскладушку, скрипнул и превратился в мужика, который опять взломал холодильник, выпил бутылку вина, две бутылки водки, три банки пива, в два приема разморозил холодильник и выпил ведро размороженной воды, хватил стулом об раскладушку и превратился в мужика, который вскочил с раскладушки, выкурил подряд две сигареты, три папиросы, четыре самокрутки, одну сигару и оставшиеся пол-сигареллы, пять раз понюхал табаку, один раз зверски чихнул, хватил стулом об пол и превратился в мужика, который лежал на поломанной раскладушке возле разбитого холодильника, страшно одинокий и потому лежал, не двигаясь, сцепив зубы и ничего не желал, кроме любимой женщины.
Маня, лицом другая, совсем подобревшая, встает, подбирает лежащую поодаль конфету, прячет в карман, говорит, уходя, со смыслом.
Манька. Пойду я, Билл. До свидания, тебе, до свидания.
Антракт.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Явление 1
Двор Бен-Ладена. Слышно, как Семирамида по соседству рубит дрова.
Стоит Манька в печали.
Приходит Билл.
Манька. Ой, Билл, ты?
Билл. Здравствуй, Манечка.
Манька. Здравствуй, Билл. Зачем пришел, сказывай.
Билл. Сказывать пришел.
Манька. Дальше?
Билл. Дальше.
Манька. Понравилось?
Билл. Понравилось.
Манька. Ну, говори. Авось и мне понравится.
Билл. У нас в Америке, в родном моем городке маленьком, когда был я совсем маленьким Билли, жила-была мисс Лукерья. Удивительно, что о ней всегда хорошо говорили. «Очень милая девушка эта Лукерья…» «Платье на ней очень красивое…» «…И чистое…» «Ой, какой красивой походкой идет Лукерья…» «Я бы ее поцеловала (поцеловал) (поцеловали) – такая она милая…» «Я плачу от умиления, когда вижу Лукерью…» «Хотела бы я ребенка от Лукерьи…» «И я…» «И мне…» «И мы» И такие разговоры постоянно…
Манька. А дальше что?
Билл. А дальше мисс Лукерья стала миссис Лукерья. И удивительно, что о ней опять всегда хорошо говорили. «Очень милая женщина эта Лукерья…» «Платье на ней очень красивое…» «…И чистое…» «Ой, какой красивой походкой идет Лукерья…» «Я бы ее поцеловала (поцеловал) – такая она милая…» «Я плачу от умиления, когда вижу Лукерью…» «Хотела бы я ребенка от Лукерьи…» «И я…» «И мне…» «А хрен вам! – говорил мистер, муж Лукерьи. – У нас уже есть!» И такие разговоры постоянно, все время – с ума можно сойти… Первым свихнулся деревенский дурачок мистер Микешка. Второй была глухонемая миссис Прасковья. Кто свихнулся последним, уже никто не помнит. И это не важно. Важно то, какая была Лукерья.
Манька. Как выглядела она?
Билл. Трудно описать ее красоту неописуемую писателю. Хотя вот, скажем, про платье ее можно сказать, что оно было красивое и чистое. Спереди и сзади – красивое, с боков – чистое…
Манька. Пошлость какая-то получается.
Билл. Да, да, вот что и ужасно… Нет, только поэтически можно рассказать о красоте Лукерьи. Сейчас, как же там… Как это… (тужится, стараясь заговорить стихами, долго не получается) Лу-Лу… Лу…Лу… (но потом, наконец, выходит – гладко, душевно и в рифму).
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья!

Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья! Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья!
Лукерья, Лукерья!

Лукерья…

Манька. Красивая история. А зачем ты мне ее рассказал?
Билл. А затем, Манюшка, что маленький Билли вырос и стал большим Биллом. И встретил свою Лукерью. И Лукерья моя – вот эта Маня, красна девица…
Манька. Нет, нет, не нужно о красном.
Билл. Почему?
Манька. Потому что. Потому… Давай и я тебе расскажу. Одна женщина жила в одной деревне, где даже воробьи были красные. Столбы, машины, муж, сын, умывальник, туалетная бумага, силосная башня, другая башня, только соседская, с соседями вместе, пылесос, тигр в клетке, тигр без клетки, клетка без тигра, расческа, собака, забор – все красное.
Билл. Все красное? Вот ужас!..
Манька. Да, ужас. Но однажды она в поту проснулась и успокоилась. Ведь все вокруг было привычное. Синее.
Билл. Синее… (задумчиво) Хорошо. Пусть для нас все будет сине.
Манька. Да, Билл, пусть будет сине. Главное, чтоб не фиолетово.
Билл. Нет, нет, конечно же. Сине. Синее! Именно синее. И только синее. Густое, ядреное синее.
Манька. А как это?
Билл. А так. Так, как я всегда мечтал. Синее-синее небо… Вечер. Луна заглядывает в окно и видит меня и мою молодую супругу… Ночь. Луна заглядывает в окно и видит меня… Глубокая ночь. Луна заглядывает в окно и видит мою молодую супругу… Очень глубокая ночь. Луна заглядывает в окно и видит меня… Утро. Солнце заглядывает в окно и видит меня и мою молодую супругу…
Манька. …И синее-синее небо?
Билл. Йес.
Они склоняются друг к другу головами, так, что лбы соприкоснулись. Как бы поцеловались лбами и застыли в таком поцелуе.
Манька. Билл, хочешь конфетку?
Билл. Йес.
Манька. Тогда теперь я с тобой в йес-ноу играть буду!
Билл. Йес.
Манька. Этому фанту, как стемнеет, взобраться на башню, что я построила.
Билл. А почему на башню?
Манька. Эх, ты, глупенький. Не в подвал же или метро нам забираться?.. Любовь должна быть высокая…
Билл. Йес.
Манька. То-то. А высоты-то не забоишься?
Билл. Ноу.
Манька. А Усамы-то моего не забоишься?
Билл. Ноу.
Манька. А еще чего-то-ни-будь не забоишься?
Билл. Йес, в смысле – ноу! Ноу-ноу-ноу. Нет, ничего, чего бы там ни появилось или не появилось, ничего – не забоюсь.
Манька. Только пусть все будет…
Билл. …Синее.
Манька. Синее-синее.
Билл. Синее-синее-синее.
Манька. Синее-синее-синее-синее.
Билл. Синее-синее-синее-синее-синее.
Манька. Синее-синее-синее-синее-синее-синее.
Билл. Синее-синее-синее-синее-синее-синее-пресинее.
Манька. И самую капельку – золотистое. Для солнца.
Билл. Хорошо. Или белое. Для луны.
Билл уходит.


Явление 2
Там же. Манька опять загрустила. Потом смотрит то на свою башню, то на соседскую, чего-то прикидывает и веселеет.
И снова грустит. Садится в закутке, так, что ее не сразу заметно.
Приходят Бен-Ладен и Хуссейн..
Бен-Ладен. Вот, метро построил – а счастья нету… Что за жизнь? Значит, говоришь, надежно?
Хуссейн. Абсолютно. А то, чего лежать – деньгам-то.
Бен-Ладен. Правильно говоришь. Я вот намедни… Полез в чулан, похрустел ими. И чего-то уже не то. И не так. Звук не тот, что ли. И удовольствия нету. Будто кто другой похрустел ими. Одним словом, в дело пускать их надо.
Манька выходит из закутка.
Манька. Что ж ты, Бенечка, без меня уж хрустеть начал?
Бен-Ладен. Ой, Манечка, извини, право же. Сам не знаю. Как-то так вышло.
Манька. А помнишь, говорил раньше: «Да ни в жисть я без тебя хрустеть не стану!».
Бен-Ладен. Ей-богу, Маня, не понимаю, как это – джинн попутал.
Манька. С тоником?
Бен-Ладен. Нет, что ты? Мне ж нельзя. Джинн, просто джинн.
Манька. Да нет, Бенечка, не оправдывайся. Сама я виноватая, что вдвоем не хрустится. Значит, так тому и быть.
Бен-Ладен. Брось ты, Манечка. Что ты? Вот башню каку мне вымахала?.. Мы ж ее так и не обновили! Давай, что ли?
Хуссейн. Да, вы это… А я пойду, пожалуй.
Манька. Нет, соседушка, не нужно.
Бен-Ладен. А то давай поборемся. Нас же двое. Мы тренировались, учения проводили. Правда, Саддам?
Хуссейн. Да-а-а…
Бен-Ладен. Авось не сразу управишься.
Хуссейн. Да, конечно. Я тогда, пожалуй, останусь.
Манька. Спасибо соседушка. Но лучше я поработаю. А то Симка эвон как трудится. А я – безделка. Пойду на холмы еще схожу, за камнями. Тут башню довыложить нужно. Для красоты пущей.
Бен-Ладен. Или роль порепетируем. А то мы чего-то давно не собирались. Помнишь, концепцию спектакля? Мистер Грей, виконт – хитрый, мистер Джонсон, пэр – пьющий, и сэр Дрейк бегает за женщинами. А миссис Дуглас переживает…
Манька. Да нет, спасибо Бенечка, помню я всё… Я эту роль уже хорошо выучила. А вы чаю напейтесь, да пряников наешьтесь…
Не дослушав ответа, Манька уходит.


Явление 3
Там же. Бен-Ладен и Хуссейн остаются вдвоем.
Хуссейн. (осторожно) Слышь, Усама, что-то не то у тебя, с Манькой-то.
Бен-Ладен. Брось ты. Просто плохое настроение. Бывает. На то она и баба, хоть и Манька, чтоб настроенничать. Знаешь, как я ее люблю? Знаешь?
Хуссейн. Не.
Бен-Ладен. Видал у меня в избе на стене канистры с бензином и керосином висят.
Хуссейн. Ну?
Бен-Ладен. Гну! Зачем они, как ты думаешь?
Хуссейн пожимает плечами.
Бен-Ладен. Лечибельные. Такая у меня сильная манькозависимость. Как почую ее, иногда просто весь кончаюсь. Вот и приходится лечиться. Чтоб хоть немного запах влеченья перешибить, керосин с бензином нюхаю.
Хуссейн. Да-а-а. Это прям, как у меня к моей башне.
Бен-Ладен. Семирамиде, что ли?
Хуссейн. Не – Вавилонской.
Бен-Ладен. Что ты сравниваешь? Вот ты ради своей башни на погибель готов?
Хуссейн. (подумав) Готов.
Бен-Ладен. Тогда другое дело. Мужик!.. Скажи, а нам в командировку в братские страны прямо сейчас ехать надо?
Хуссейн. А то? Абсолютно. Я человечка нашел – толковый парень.
Бен-Ладен. Что – и финансирование ему открыл?
Хуссейн. Да. Пока другие не перебили.
Бен-Ладен. Ну, теперь не отвертишься.
Хуссейн. Не отвертимся. Я думаю, с такими прибылями Вавилонскую башню еще на десяток этажей поднять можно будет.
Бен-Ладен. А силосную – на двадцать.
Хуссейн. Так, Усамка, хорош дразниться. У тебя башня для дела, а у меня для души!
Бен-Ладен. Вот. А помнишь, Хуся, как ты меня с Манькой дразнил-то? Теперь скажи, а если б кто чужой на твою башню посягнул, ты б что сделал?
Хуссейн. Убил бы.
Бен-Ладен. Вот. А помнишь, как смеялся, когда я сказал так же.
Хуссейн. Усамка, хорош дразниться. Неправ был, ну, неправ. Бери вещи – и поехали!
Берут кульки, собираются идти.
Хуссейн. Ничего не забыли?
Бен-Ладен. Ничего.
Хуссейн. Ну, присели на дорожку…
Садятся.
Хуссейн. Поехали!
Уходят.

Явление 4
Двор Бен Ладена. Звучит прекрасная тревожная музыка, как в «Детях капитана Гранта». По двору ходит Манька.
«Маяк». Срочная новость! Завтра утром в 10.00 сбор у «Пункта приема нарушителей границы»! Всенародный праздник!
Манька. У людей праздник такой, а у меня горе-горькое… Ну, вот и все, Манька, вот и кончилась твоя любовь с ненаглядным Бенечкой. Вот и отшелестели вам мешки, деньгами битые. Вот и отговорил вам ветер меж башнями, силосной да Вавилонской.
«Маяк». Поимки на заимке! Бандит Шмыглявый обезврежен, вражина. Всенародный праздник! По случаю полной и бесповоротной победы над мировым терроризмом! Над его внешней внешностью и внутренней внутренностью! И Митяевы штаны тоже найдены!
Манька. Сыночек – вот и все, что от любви этой нам осталось. Знать, права была Симка: больше детёв – крепше любовь! У них-то самих куча… А что, если… Может, прогнать Биллку, да и дело с концом.
Мечется, не находя себе места.
Манька. Да нет, все одно не выйдет, не получится. Не зачавши и не родют – супротив любви не ходют. Я ж, как только увидала ряшку его американскую, белозубую, дурную, так и поняла все сразу.
«Маяк». Всенародный праздник! 10.00. Ожидаются Господин Президент и рок-группа «ДДТ» с новой программой. ОБА!!!
Манька. Или нет, давай-ка загадаю. Вот придет Биллушка. Станет тут в темноте блукать, ища, какая башня нужна. Ежели молча – прогоню. А ежели размышлять вслух станет, с собой говорить будет, приголублю… Всё.
«Маяк». Повторяю. Завтра ожидаются господин президент и рок-группа «ДДТ» с новой программой, оба. Повестка. Пункт первый. «Что же будет с Родиной?». Пункт второй. «И с нами?». Пункт третий. «Разное!». Да-да. И Митяевы штаны тоже найдены!
Манька. Нет, не всё. Ежели Биллушка говорить по-простому станет, прогоню! И только если стихами – оставлю… Разве что, на другу башню взберусь, чтоб он мейклавить сходу не стал. Сперва наглядеться надо. А голубить потом уж буду. Ой, идет он, Биллка!...
Манька прячется так, что нам видно, а Биллу нет.
Появляется Билл. Тучи закрывают луну – совсем почти темно становится. И все вокруг – синее-синее-синее. Теперь уж Билл мечется, смотрит на какую башню взбираться надо. А в темноте, они неразличимы, как башни-близнецы. Билл хочет заговорить многоразно, и даже рот открывает, но так ничего и не говорит. Вот уж, кажется, окончательно выбрал и, молча, пошел в сторону силосной башни. Маня крестится с какой-то молитвою.
Но тут Билл поворачивается и резко заговаривает.
Билл. Вот нету Манечки, а башни есть!..
Замолкает, Маня с напряжением ждет, что он скажет дальше – стихами али прозой.
А Билл снова мечется, вновь открывает рот, но как рыба (не рукастая), ничего сказать не может. Маня вновь с какой-то молитвою крестится.
И Билл продолжает, повторяя.
Билл.
Вот нету Манечки, а башни есть!..
И нужно мне на них присесть.
Точней сказать: взобраться,
Но так, чтоб насмерть не сорваться.
Так же резко поворачивается и начинает взбираться, только уж на Вавилонскую башню.
Манька.
Ну, вот и все – свершилось.
Он только башни перепутал…
О, Боже, сделай милость:
Чтоб Симку сон сильней укутал!
И Манька тоже взбирается на башню – свою, силосную.


Явление 5
Там же. Приходят Бен Ладен и Хуссейн, обвешанные кульками, уставшие, злые.
Хуссейн. Слышь, Усама, и это я, по-твоему, виноватый? Сам мешок забыл, а сам виноватых ищет.
Бен Ладен. Ну, напомнить-то можно было? Когда собирались, а?
Хуссейн. Так, Усамка, хорош вредничать! Я ж тебя три раза переспрашивал: «Ничего не забыли?» Ты говоришь: «Ничего не забыли». Я говорю: «Подумай, точно-точно ничего не забыли?» А ты: «Не-е-ет, точно-точно ничего не забыли!» Я тогда в третий раз…
Бен Ладен. Ладно, хватит. Чего там – твоя правда. Кидаем тут вещи. Я за мешком, а ты водицы принеси. Только свет не зажигай, чтоб не разбудить никого.
Бен Ладен и Хуссейн идут в свои дома, раздается треск, грохот и звон битой посуды. Из домов выбегают дети в ночных рубашках. Бегают, радуясь возможности поиграть посреди ночи.
Хуссейн выходит веселый, с водой в кувшинчике.
Бен Ладен выходит злой. А руки у него в чем-то красном.
Хуссейн. (испуганно). Ой, чёй-то?
Бен Ладен. Чё-чё? Мясо копчё! (пробует красное на вкус, сначала с левой руки, потом с правой) Ясно чё! Это кетчуп, а это клюква.
Хуссейн. (облегченно) А-а… Слышь, Усама, детишки-то как веселятся, уже и не разберешь, где чей. Но главное, что Симку не разбудили. Умаялась за день бедная, опять же – стаканчик водки... А Манька-то твоя крепко спит?
Бен Ладен молчит, но становится еще злее.
В этот момент слышны стихи. Это Билл и Манька в синем цвете говорят друг другу с вершин двух башен.
Билл.
Лукерья, Лукерья, Лукерья…
Маня.
Лукерья!
Билл.
Лукерья, Лукерья, Лукерья…
Маня.
Лукерья!
Билл.
Лукерья, Лукерья, Лукерья…
Маня.
Лукерья!
Хуссейн. Слышь, Усама, там какие-то Лукерьи на наши башни позабирались! Я, пожалуй, пошел за Симкой, а ты буди свою Маньку, щас разбираться будем.
Бен Ладен. Стой!
Хуссейн. Стою. (вглядывается в людей на башнях, продолжающих читать стихи) Так это же Манька… и Билл.
Бен Ладен. (про себя) Да, Билл… Не зря я сразу невзлюбил ряшку его белозубую, дурную, как фильмы ихние, новые. Драматургию великую осквернили…
Хуссейн. Слышь, Усама, получается, ты того… (изображает рога намеком).
Бен Ладен. Не больно радуйся. Ты ведь и сам того!
Хуссейн. Это почему же. Симка-то моя спит. За день умаялась, топором махаючи.
Бен Ладен. Ой ли? Топором ли? Моя Манька, по крайней мере, на своей башне стоит. А твоя эвон – не только до себя, но и до башни хахаля допустила. Оттого и спит теперь – не добудишься!
Хуссейн. А-а! Точно…
Бен Ладен. А не пора ли?!.. Помнишь, Хуся, я тебе секрет открыть обещал, как вровень с Богом встать? Чай, пора!
Хуссейн. Ну-у-у???
Бен Ладен. Так вот – слушай. Вавилонскую башню построить – это не по-божески, а по-людски. Люди-то ее как раз всегда и строили.
Хуссейн. Да говорил ты мне это уже, говорил… Дальше!
Бен Ладен. По-божески будет Вавилонскую башню… разрушить! Боги… то есть, нет, не боги, а Бог единый, всесущий, ее всегда разрушал!
Хуссейн. Точно… Как Бог!.. А как же разрушить?
Бен Ладен. А вот как!
Бен Ладен исчезает на пару мгновений и мигом оборачивается. В руках канистры, из карманов торчат игрушки разные.
Бен Ладен. Дети! Дети! А давайте играть будем. У папки-дядьки мухи такие веселые…
Бен Ладена и Хуссейна окружают дети.
Хуссейн. А это что?
Бен Ладен. Керосин с бензином.
Хуссейн. (с надеждой) Нюхательный, лечибельный?
Бен Ладен. Когда надо – нюхательный и лечибельный. А когда нужно – горибельный. Тучи нашли. Это хорошо – к дождю… Зови детей, полетим на детской тяге.
Хуссейн. (перепугано, шепотом) Постой, но мы же ведь погибнем.
Бен Ладен. Да. А кто говорил, что ради башни своей на погибель готов?
Хуссейн. Я… Но то же так… А чтобы этак… И дети. Да – вот… Дети! Детишек-то зачем?
Бен Ладен. Не волнуйся, Саддам. Через пять минут они будут в раю. Да и мы тоже. Надоело мне отсрочку у Смерти выпрашивать. Да и у зубы у нее – так себе, дешевка, металлокерамика.
Хуссейн. Ну, и бог с ними! Но зачем же детям в рай? Да еще с нами?
Бен Ладен. А затем, Саддам, что нравы нынче такие. Детей даже в раю нельзя оставлять одних, без родителей. (смотрит на канистры) Так… мне с бензином, тебе – с керосином. Или наоборот?
Саддам молчит оглоушено.
Бен Ладен. Ладно, мне с керосином – у него запах ядреней. (Хуссейну) Ну, что, пора взлетать. Настало время для высокого подвига. И шарф свой выкинь!
Хуссейн. Как же? А шея? Ангина?
Бен Ладен. Шею теперича можешь не беречь. Тебе теперь никакая ангина не страшна… Присесть бы на дорожку, да некогда. Там насидимся. (громко) Дети, а давайте полетаем! Ну, веселей, веселее. Чего грустить, вы же не в школе!
Вокруг Бен Ладен и Хусейна сгруживаются дети. Мужики прикрепляют канистры себе на пояс. Обнимают в охапку детей и вместе с ними взлетают.
Тучи уходят, луна - и вместо синего все становится белым.
Слышны детские крики.
Дети. Дядя! Папа! Папа! Мама!.. Осторожнее… Тут… башня!!!
За миг, до столкновения Бен Ладен и Хуссейн кричат.
Бен Ладен. Манька. Манька-а-а!
Хуссейн. Бля-а-а-а-а!
Громкий страшный красный взрыв и все становится черно.



Явление 6
Надпись «Пункт приема нарушителей границы. Закрыто на праздник».
На сцене – Митяй в штанах с вязанкой, состоящей из одного шпиона. Митяй курит. Но уже не на вязанке, а рядом.
Слышны позывные радиостанции «Маяк».
«Маяк». Пик-пик-пик. Московское время 9 часов 45 минут. По просьбе наших радиослушателей из Пограничной деревни звучит песня группы «ДДТ» «Осень. В небе жгут корабли».
Звучит песня группы «ДДТ» «Осень», так, чтобы слышны были первые слова: «Что такое осень? Это небо! Плачущее небо под ногами».
Практически без ветра входит Прошка с вязанкой на тележке.
Прошка. Каков улов, Митяй?
Митяй. Плохо.Одного шведа нашел, так он оказался просроченный.
Прошка. Да, за просроченного рупь дают.
Митяй. Стану я за рупь такую тяжесть тащить. Вот одна янка только. А ты чего?
Прошка. Сам видишь.Опять китаезы, будь они неладны. Совсем замучили.
Митяй. А как рассада?
Прошка. Померла вся… (утирая слезы) вслед за башнями угорелыми. От пеплу-то.
Митяй. Вся?
Прошка. Вся. И гамарджобики… а они ж уже такие хорошенькие были, с усиками, с киндзой кучерявой… И немчура моя капутная. И азохенвейсы, и хранцузы…
Митяй. А янка?
Прошка. Все янки! Все померли, как я их не отогревал… руками своими. Поверишь ли, даже сорняк, ну этот, Лихаймус ложноножка – так и он… Аж волосенки все поопали… Без башен этих мир стал какой-то безбашенный…
Митяй. Хорошо хоть штаны нашлись.
Раздается перестук, вроде как, каблучков, точь-в-точь, как давеча ходила Манька. Мужики замирают, следя взглядом. Потом досадливо сплевывают.
Митяй. Тьфу ты, кабан Борька убег. С биохимии.
Прошка. Да-а-а… Так я и говорю: вот с утра сбегал – набрал хотя бы китаёзы…


Явление 7
Там же. На словах песни группы «ДДТ» «Осень - доползем ли, долетим ли до ответа: что же будет с Родиной и с нами?..» входят Г-н Президент и M-rPresident. Они в мрачных строгих костюмах. Вслед за ними – народ и оставшиеся дети.
Г-н Президент. (сухо) Прохор Гаврилыч, я ж вам объяснял: не «китаёзы», а «китайцев». Мы уважительно относимся ко всем шпионам, независимо от их национальности, гражданства и способа пересечения границы.
Митяй. Правильно, Петр Алексеич согласны мы. А вы к нам на траур?
Г-н Президент. На траур, Митяй, на траур. Вот как оно бывает. Президент предполагает, а Бог располагает. Думал – на праздник, а вышло – на траур. Кстати, хотел вам вопрос задать, Прохор Гаврилыч…
Прошка. Чего уж там… Только не нужно «Гаврилыч», Прошка – и есть Прошка, детишек много, ума – немножко.
«Маяк». Пик-пик-пик. Московское время 10 ноль-ноль.
В то же мгновение окошко отворяется, в нем показывается физиономия Аполлинария. Увидав президентов, он захлопывает окошко и выскакивает во двор.
Аполлинарий. Гутен морген, Петр Алексеич. Бонмотан, M-rPresident!
Г-н Президент хмуро жмет руку Аполлинарию.
Г-н Президент. Ну, здравствуй, Аполлинарий Силыч! Как говорится, гутен таг. И биохимия, и биофак!.. Что же это получается? Вечером рапортуем. А что в итоге?.. На завтрак - пыль глотаем, на обед – сопли жуем. Так, что ли?
Все, кроме Аполлинария, ежимаются, скукоживаются.
Аполлинарий. (отвечает гордо, достойно) Что тут скажешь, виноват, я, конечно, Петр Алексеич. Крепко виноват…
M-rPresident. Йес, глобал арабиан терроризм энд экстремизм…
Аполлинарий. Да, не лезь ты, янка чертова, когда люди общаются!
Г-н Президент. (поясняет M-r’у President’у) Хи сайд: «Эскьз ми, M-rPresident!». Ферштейн?
M-rPresident. Йес. Андестенд.
Г-н Президент. Продолжай, Аполлинарий Силыч, но не груби. Гость все же.
Аполлинарий. Так я и говорю. Виноват я шибко. Но и вы поймите. Вины с себя не снимаю. Только я ж один на все… То Митяй, то штаны, то Шмыглявый… А тут еще и полковники ваши: Билл весь такой влюбленный, Сергей весь такой деловой…
Прошка. Да-да, что с Сергеем?
Г-н Президент. Насчет Сергея, мы с вами, Прохор Гаврилыч, отдельно поговорим. Продолжай, Аполлинарий Силыч.
Аполлинарий. Вот я и говорю. Трудно, когда оно вот так – все вместе. Когда любовь по отдельности и терроризм по отдельности – с ними еще можно как-то управиться. Но когда терроризм с любовью делается, а любовь – с терроризмом, вот тут кранты. В смысле – кирдык! Карачун, то есть.
Г-н Президент. Ладно, Аполлинарий Силыч, не плачь. Хотя, конечно, больно. Мы все виноваты… А как там, что на месте башен?
Аполлинарий. Плохо, совсем плохо. Все красное: столбы, машины, муж, сын, умывальник, туалетная бумага, силосная башня, другая башня, только соседская, с соседями вместе, пылесос, тигр в клетке, тигр без клетки, клетка без тигра, расческа, собака, забор. Все красное.
Г-н Президент. Может, хоть что-то синее есть?
Аполлинарий. Нет. Все красное – будто кто кетчупом или клюквой измазал.
Раздается перестук, вроде как, каблучков. Мужики замирают, следя взглядом. Потом досадливо сплевывают.
Г-н Президент. Ясно. Кабан Борька убег. С биохимии. Этак он магистром не станет. Мужики, вы идите, а мне поговорить нужно с Прохор Гаврилычем… (мужики уходят).


Явление 8
Там же. Г-н Президент держит паузу, глядя в самые Прошкины глаза.
Прошка. Петр Алексеич, я это… Борьке-то хвост накручу…
Г-н Президент. Не надо. Я о другом. О Сергее.
Прошка. Да-а-а. А что с полковником?
Г-н Президент. Он уже не полковник.
Прошка. А кто? Неужто, генерал? Или генерал-полковник?
Г-н Президент. Бери выше – ефрейтор.
Прошка. Генерал-ефрейтор?! Ух ты…
Г-н Президент. Просто ефрейтор, Прохор Гаврилыч, просто ефрейтор.
Прошка. Ну… Тоже неплохо. Все же – не рядовой…
Г-н Президент. Да, он у нас не рядовой. Он у нас выдающийся. Как и вы, Прохор Гаврилыч!
Прошка. Да нет же, ну, что вы, Петр Алексеич, какой же я выдающийся?.. Какой «вы»? И какой с меня Прохор Гаврилыч?.. Так, джин попутал со ста грамм без закуси. И рассада сама вся помёрла. Всей радости: червяк в горшке вымахал – для бельевой веревки, вещи детские сушить. А так… Прошка я, просто Прошка.
Г-н Президент. Ну, вот и договорились. Пойду я…
Г-н Президентсобирается уходить.
Г-н Президент. Да и еще! Про КГБ-ШМАГБ много не трепись.
Прошка. Это почему же?
Г-н Президент. Потому! Есть тут одна задумка. Школу МАстерства ГосБезопасности открываем – ШМАГБ. Ясно?
Прошка. Ой, да нечто я знал! Все понятно. Прошка – могила.
Г-н Президент. Хорошо. (очень устало) Ну, вот теперь я точно пошел. (идет)
Прошка. Куда вы, Петр Алексеич один, там же лес?
Г-н Президент. А мне, Прошка, туда и надо.
Прошка. Так ведь заблудитесь! Там же сосны!
Г-н Президент. Не бойся, Прошка, не заблужусь.
Прошка. Так ведь, поди, страшно.
Г-н Президент. Страшно, Прошка, очень страшно. Страшней даже, чем ты думаешь. Потому – оборотни оживились. Только ведь все равно – никто кроме меня не сможет…
Г-н Президентуходит.


Явление 9
Там же. Жители деревни возвращаются к Прошке.
Народ. Ну? Ну? И чего он сказал?
Прошка. Да, много чего…
Аполлинарий. А конкретней?
Прошка. Ухожу, грит, оборотней воевать, в лес. Навсегда.
Прокопьевна. Навсегда???
Прошка. Навсегда! Буду, грит, к ужину.
Ванька. А ежели не будет?..
Митяй. Да! Ежели не будет! Как мы теперь, безбашенные, без него жить станем?
Все надолго замысленно замолкают.
Потом Аполлинарий молча идет в свою конторку, принимает шпиёна от Митяя.
Аполлинарий. Так, янка, одна. Ду ю спик инглиш? Ду ю спик инглиш, я спрашиваю? Молчит. Митяй, чегой-то с ним?
Митяй. Вот, Аполлинарий Силыч, и со шведом так же было. Я сперва думал, оттого что просроченный. Потом, глядь – и с янкой так же. Как Вавилонская башня рухнула, так они все ничё не понимают, даже на своем, на птичьем.
Аполлинарий. Да-а-а, загадка… На, Митяй, возьми подарочную бумагу, упакуй янку для M-r’а President’а. Эй, Прошка, тащи сюда своих китайцев.
Прошка берется за вязанку китайцев, чтобы подтащить их пункту.


Явление 10
Там же.
И вдруг из вязанки выбирается седобородый китаец, самый старый, начинает говорить на русском языке.
Старый седобородый китаец. Давно это было…
Прошка в испуге отпрянул.
Старый седобородый китаец, меж тем, все продолжает вещать.
Старый седобородый китаец. …Давно это было. Однажды в одной китайской семье родился мальчик. У него были большие круглые глаза. Это случилось в те времена, когда на земле жили одни китайцы. Кроме удивительных глаз у мальчика были усы и большая борода. Мальчика назвали единственным китайским именем Ли…
Все оставшиеся в живых, и взрослые, и дети, подтягиваются поближе к Седому китайцу, внимательно его слушают.
Старый седобородый китаец. …Ли рос, как все дети, только ничего не понимал по-китайски. А говорил он на каком-то непонятном языке. «Я не понимаю, что ты говоришь,» - говорил Ли, когда к нему обращались. Это было горе. Родители приглашали многих врачей, но никто не смог излечить мальчика от непонятного языка. Как-то в дом, где жил Ли, пришла старая китаянка. «Ти ли пусе», - сказала она. «Кисё масе!» - обрадовались родители. «Тинь бинь дринь», - рассказала старуха. Родители поблагодарили старуху, накормили ее рисом и отпустили… На следующее утро мать и Ли пошли в горы, где, как рассказала старая китаянка, живет отшельник, говорящий на непонятном языке… Много дней и ночей мать с сыном разыскивали пещеру с отшельником, пока не нашли ее и его. Мать поклонилась отшельнику и сказала. «Пинь линь хуо». «Что вы говорите?» - спросил отшельник. «Пинь линь хуо», - повторила мать. «Я не понимаю по-китайски», - сказал отшельник. «Я тоже не понимаю по-китайски, - сказал Ли. - Я говорю на каком-то непонятном языке, и никто меня не понимает. Помогите мне, чем сможете, пожалуйста». «Я бы рад тебе помочь, - сказал отшельник, - но я впервые слышу язык, на котором ты говоришь». «Значит вы не сможете мне помочь,» - расстроился Ли. «Постой, на соседней горе живет отшельник. Мне не известно, на каком языке он говорит, так как все время молчит. Но у него такая же большая борода, как у тебя, и такие же огромные глаза». Ли поблагодарил отшельника и пошел с матерью на соседнюю гору… По дороге им повстречался какой-то мужчина. «Кого вы здесь ищите?» - спросил мужчина. «А?» - спросила мать. «Вы ищите кого-то здесь?» - спросил громче мужчина. «А?» - спросила мать. «Она что, глухая?» - спросил мужчина у мальчика. «Мама не понимает вас. Она говорит только по-китайски,» - сказал Ли. «А ты тоже говоришь только по-китайски?» - спросил мужчина. «Нет. Я говорю на каком-то непонятном языке». «То-то я гляжу,» - сказал мужчина. «Мы ищем отшельника с этой горы». «А как он выглядит?». «У него большая борода, как у вас, и такие же большие глаза, как у вас». «Подымайтесь по этой тропинке, и она приведет вас к его пещере». Ли поблагодарил мужчину, и они с матерью пошли по тропинке. Тропинка привела их к большой пещере. Возле пещеры никого не было. Рядом тлели угли костра. Мать с сыном обошли все кругом, но никого не нашли. Тогда они сели у входа в пещеру и стали ждать… Когда стемнело, на тропинке показался человек с вязанкой дров. Он молча подошел к едва тлеющему костру и подбросил дров. Огонь вскоре разгорелся и осветил лицо человека. Это оказался мужчина с большой бородой, усами и огромными глазами - точь-в-точь, как его описал отшельник с соседней горы. К тому же - это был тот же мужчина, что встретился им по дороге. «Что привело вас ко мне?» - спросил отшельник. Ли рассказал. «Понимаешь, мой юный друг. Язык, на котором ты говоришь - русский. И сам ты - не китаец, а русский. Русские - странные люди. То, что ты родился с бородой, усами и большими глазами, только подтверждает это. Русские очень странные люди. Ты - русский - а родился в китайской семье. Я – русский - родился в этой пещере сам, без родителей. Бывают русские, которые совсем не рождаются. А бывают русские, которые рождаются и не умирают вовсе. Оставайся со мной. Я, Чай, буду о тебе заботиться. Нам бы еще найти Бы…». Ли остался, а его мать ушла домой. В течение многих лет китайцы приносили отшельнику бородатых, усатых и большеглазых мальчиков, рождавшихся в их семьях. Русских становилось все больше. Однажды китайцы принесли большеглазую девочку, очень красивую. Звали ее Бы. Отшельник по имени Чай посмотрел на нее и сказал. «Теперь мы можем размножаться сами. Пойдем отсюда. И придем куда-то». Так и случилось: они ушли. С тех пор и поныне русские размножаются сами. И это у них хорошо получается… Вот только прийти куда-то никак не могут. Везде – пограничье. Хотя… Не пора ЛИ?.. Пора БЫ!.. ЧАЙ, не маленькие… (уходит).
На последних словах как-то вдруг оказывается, что на сцене остались одни только дети – мальчики с усами-бородами и очень красивые девочки с большими глазами.Конец.
Борис Худимов

Последнее искушение Люцика
Пьеса
Действующие лица:
Борис Олегович Горбунов - житель коммунальной квартиры №1.
Таня – его жена.
Серый – мужик пьющий, на все руки мастер (№2).
Отец Сергий – местный батюшка, (№3).
Лилька – первая девка в Подгородье! (№4).
Михаил – мент (№5).
Люцилий, он же Люцик – (№6).
События происходят в пригородном городе Подгородье. На берегу маленькой реки Горожуха стоит старый деревянный двухэтажный дом на 7 квартир. Три (№1-3) на первом этаже, четыре (№4-7) на втором. Дом коммунальный. Душ с ванной, умывальник и туалет на два очка на первом этаже.
С окон виднеется в одну сторону железная дорога. В другую – парк у реки и многоэтажки. Но у дома пока еще сараи, погребы, травы, кусты, сад, обстановка почти деревенская. Да, и еще один туалет во дворе. Щели в нем не очень большие.
Действие первое
Явление 1
Ночь. Квартира Горбунова. Он встает с супружеского ложа. Проходится по комнате. Отодвигает занавеску, любуется луной с небом. Снова прохаживается. Открывает шкафчик, выпивает рюмку настойки. После чего решительно включает настольную лампу, настроив ее на тусклый свет, и пишет, проговаривая для верности вслух.
Горбунов. «Жил да был мужик Борька. И была у него жена вредная».
Жена. Борька, не скрипи пером. Чай наработалась нонче! Спать невозможно.
Горбунов. Хэ! «Вредная-превредная».
От кровати в его сторону полетел недоеденный персик. Борька еле успел увернуться. Как раз навстречу недоеденному арбузу. Борька поспешно зачеркнул «вредная-превредная»…
Жена. Боренька, ты ушибся?
Горбунов. «А ещё она была маленькая»
Жена. Борь, помоги с супружеского ложа слезть.
Горбунов. «Она жила на супружеском ложе и никогда его не покидала, мерзляка».
Жена. Борь, подбавь в АГВ газу, а то холодновато.
Боря. «А ещё у Борьки был сын, дурак»
Голос. Папа, а газ – это када дракон в землю пукнет?
Горбунов. А то как же! Подбавь газу. Слышь, мамке холодно.
Голос. Ага. А если дракон укусит?
Горбунов. «Полный дурак…» Не. (быстро зачеркивает одной линией).
Жена. Ой, Борь, совсем замерзла…
Горбунов. «Она жила на супружеском ложе и никогда его не покидала… ночью».
Жена. Да скоро ль там рассветет?!
Горбунов. Тьфу ты! (тут же утирается от плевка, прилетевшего откуда-то). «Она жила на супружеском ложе и никогда его не покидала ночью… Ну, разве что, чтобы АГВ подкрутить».
Жена. Ой, Борь, высоко тут…
Горбунов. «Она была большая»
Раздается стук.
Жена. Ай, что за потолки?!
Горбунов. «Она была роста… метр семьдесят… ровно!».
Жена отбрасывает рулетку, торопливо встает и идет подкручивать чего-то у АГВ.
Горбунов. Во-о-от. «Вдруг в дверь постучали, и вошёл сосед Серый».
В дверь робко постучали, и вошёл мужик.
Серый. Всё пишешь Борька? С добрым вечером!
Горбунов. «С попугаем!»
Серый. Я щас. (вышел за дверь и тут же вернулся с большой клеткой с птицей) Не говорит зараза такая.
Горбунов. «Попугай был говорящий»
Голос Серого, исходящий от попугая. Всё пишешь, Легыч? С добрым вечером!
Серый. Беда с ним только в гостях говорит а дома ни в какую.
Горбунов. (Попугаю) Ты чего вредничаешь?
Голос Серого. А о чём я с ним буду говорить?
Серый. Видал? забирай его себе, Борька.
Голос. Пап, а он съедобный?
Горбунов. Тьфу ты (тут же утирается от плевка, прилетевшего откуда-то с другой стороны; всматривается в текст). Зачеркнул плохо…
Голос Серого. Серый, пошли отсюда. Я согласен говорить с тобой.
Серый. Ну мы пошли.
Горбунов. А чё приходил?
Серый. А чё я приходил Борька?
Горбунов. А что если… «Серый вышел и завёл в дом свинью». Может, так веселей будет.
Сосед выходит и застревает в дверях от не желающего входить огромного борова.
Серый. Борька, ты уверен что со свиньёй она же ж тут всё порушит!
Горбунов. (густо зачеркивает) А с кем ты вошёл?
Серый. Например, с хорошим и веселым соседом отцом Сергием он хороший и весёлый.
Горбунов. С отцом Сергием так с отцом Сергием. «Серый вышел с попугаем и зашёл в дом с хорошим и веселым соседом отцом Сергием. Он – хороший и весёлый.».
Серый выносит клетку и заходит с отцом Сергием. У попа на груди гармонь. Отец Сергий растягивает меха и наяривает.
Голос. Папа, а чем гармошки питаются?
Горбунов. Воздухом, сынок.
Голос. Отец Сергий, а можно покормить гармошку?
Отец Сергий. Можно, дитя мое.
Серый. Борька, у тебя сегодня сын – дурак?
Горбунов. Есть немного.
Серый. А в прошлый раз смекалистый пацан был.
Горбунов. А тебе какой больше нравится?
Серый. Глупый ты мужик.
Горбунов. Ну, вот. Уже и я глупый. (Густо зачеркивает про сына).
Серый. Жена твоя больше нравится как она в прошлый раз играла сначала на пиле потом на косе потом на балалайке…
Горбунов. (Азартно чешет затылок) Для этого у нас сегодня попугай есть.
Голос Серого. Борька, миленький, прошу тебя, только не это!
Горбунов. «Попугай за стенкой взял балалайку и заиграл…».
Раздается нарочито фальшивая игра на балалайке
Горбунов. «…И запел»
Раздается частушечное пение.
Горбунов. «Не хуже, чем Карузо и Басков».
Частушки за стеной поются лирическим тенором; правда, после возмущенного крика «Сам ты Ибасков!»
Серый. Борька, ты про самогон забыл написать.
Горбунов. А чё писать, когда и так весело.
Таня. Борька, тут АГВ сломалось что ли…
Горбунов. «Попугай за стеной бросил петь (голос замолкает) и балалайку (игра прекращается) и...» (проговаривает, но не пишет) «Начал чинить АГВ?». Та нет, чушь какая-то. «… И исчез. Все разошлись (Серый и отец Сергий расходятся). «И легли спать». (Жена остается у АГВ). А, да. «Стало тепло. И легли спать…» (Жена утопает в супружеском ложе)..
Сам громко зевает, выключает свет и плюхается в супружеское ложе.
Горбунов. «…И была ночь» (он в постели, но в темноте отчетливо слышен скрип пера, как за столом было).
Явление 2
Светлеет. Горбунов и жена спят на супружеском ложе. Дверь открывается, тихонько входит Михаил в полицейском мундире и пистолетом в правой руке. Перекладывает пистолет в левую руку. Креститься ни икону в углу. Возвращает пистолет в правую руку и аккуратно стреляет в потолок. Сверху на него падает большой кусок штукатурки. Михаил с ойком падает на пол. Борис с женой вскакивают на постели.
Горбунов. «И было утро…». Мишань, ты чего? Ты… это… как там у вас… Оружие на пол и медленно отойти к стене.
Михаил. (встает; извиняясь) Борюсь, извини за беспокойство. (и вдруг орет по-ментовски) Грёбанный ДЭЗ! Сколько просил перекрытия поменять на бетонные.
Таня. Мишаня, голова болит? Щас я лёд достану.
Горбунов уже за столом и пишет.
Горбунов. «Жена достала лед, приложила к голове. Потом взяла пистолет и выстрелила Мишане в ногу».
Жена. Борь, а в какую? В левую или правую?
Михаил. Какая нога! Как это стрелять!
Жена. Борь! Так в левую или правую?
Горбунов. (пишет) «Между…»
Михаил. Не надо между! Легыч! Таня! Извините! Я всё объясню!
Горбунов. (пишет) «Между прочим, раньше в таких случаях я просто драл за уши».
Жена стреляет в ухо.
Михаил: Ай! Ухо! Сказано ж «драть», а не «стрелять»!
Таня. А свобода воли?!
Горбунов. (пишет) «Жена взяла йод и бинт…»
Михаил. (с детским испугом) Не надо йод! Пусть просто подует! Легыч, я чё пришёл-то….
Жена дует.
Горбунов. А чего ты все, стоя? Давай – садись за стол. Поговорим. Жена, метни на стол чегой-то.
Таня. Что, прямо с утра? Алкашня!
Горбунов. Мишане нужна анестезия.
Таня. Вот Мишане и налью. А тебе – шиш!
Горбунов. Ну, хорошо, хорошо. Ты только не кипятись. Мне – шишь. Мишане – налить. Я понял тебя. Как-никак столько много лет вместе.
Жена мечет на стол. Мишаня подрял выпивает 3 рюмки. Жена даёт платок приложить к уху.
Горбунов. Танюш, правда, у нас хороший сосед? За столько много лет совместного проживания ни одной ссоры.
Михаил. А позавчера? А позапозавчера? А позапозапозавчера? А вчера? А сего дня?
Горбунов (пишет) «Михаил стал яростно закусывать».
Михаил. Вкусная у вас еда. Была бы у меня жена…
Горбунов. Так у тебя была жена…
Михаил. Да разве ж это жена! Вот у тебя – это жена! Это да.
Горбунов. Чё пришёл?
Михаил. Я?
Жена. Нет – я, блин! Припёрся с левольвертом, мент зачуханный! Испортил потолок! Ментяра…
Горбунов. (пишет) «Жена пошла занимать очередь в туалет».
Таня. Борь, я пошла в туалет. Тебе очередь занять?
Горбунов. Спасибо, Тань! Мне после стрельбы уже не надо.
Таня. А, так вот что воняет?
Горбунов. Иди уже.
Таня. Ага (копошится, собирая туалетную бумагу, а до кучи и зубную щетку с пастой да полотенце).
Горбунов. Ну, чё пришёл?
Михаил. Я это… Борянь, ты бы вправду… переоделся, что ли? А то невозможно.
Горбунов. Так чё ты пришёл?
Михаил. Можно, я пистолет возьму. Казенная вещь…
Горбунов. (вертит казенным пистолет) Чё пришёл?
Михаил. Тут это – Раиса Адович того…
Горбунов. Померла?
Михаил. А ты откуда?.. А ну да… Царство ей небесное.
Хлопают по рюмке, не чокаясь.
Таня. (строго) Борь!..
Горбунов. Та иди уже.
Таня. Ага (копошится еще).
Михаил. (сначала водку занюхивает, потом просто принюхивается) Борь, а может, лучше ты сходишь, очередь займешь. Тем более, тебя без очереди пустят. Мы это.. Потом поговорим.
Горбунов. (пистолет в левую руку, правой пишет) «И превратилась Срань Господня в розы алые». (достает из штанов три розы алые). Танюш, любимая, вот возьми. А то все отдать забываю.
Жена, с розами и туалетными принадлежностями идет к двери, открывает ее…
В комнату падают подслушивающие за ней Серый, отец Сергий и Лиля. Серый и отец Сергий стараются аккуратно упасть аккурат на Лилю. Горбунов от неожиданности роняет пистолет. Михаил его подбирает.
Михаил. Вот и хорошо! Как я понял по всклокоченным бровям, отец Сергий уже в курсе. А значит, и все в курсе…
Поп. «Где двое или трое собрались во Имя Моё – там и Я посреди них».
Михаил. Вот и славно! Все среди своих, сталбыть. Значит так, Боряся и граждане понятые. Идем в комнату №7 гражданки Раисы Израильевны Адович, православной, 1923 года рождения, город Златоуст Челябинской губернии. И там дружно наблюдаем, яко очи нам даны, чемодан с личными вещами мя сущими, то бишь, майора из квартиры №6. С надписью на оном чемодане «№5». После чего квартира №7 отойдёт ко мне через стенку. И не потому, что она больше всех из нас любила меня (хотя так оно и есть). А потому что я представляю Закон и Порядок во вверенном мне мире, то бишь, отделении. Я – майор. Major! То бишь, старший, главный, крупный, значительный, составляющий большую часть. Действующий майор. Сила и правда на моей стороне! И конкурентов я не потерплю!
Поп. Господь терпел и нам велел.
Горбунов. Да-да, потерпим…
Михаил. Вот и славно. Подтверждение занятия комнаты зарегистрируем, акт составим... И тогда уж терпеть будем.
Все выходят.
Явление 3
Пустая сцена. Слышны только голоса героев.
Голос Михаила. Вот, сталбыть, чемодан мой. И надпись мелом – «№5» в подтверждение факта. Зафиксировали!
Голос отца Сергия. Ага, зафиксировали… Но прошу также внести в протокол. Вот еще чемодан №3.
Голос Серого. И №2.
Голос Лильки. И №4.
Таня. И №1 тоже.
Голос Серого. А вон в углу еще №6 имеется. От Люцик, от зараза, от чертяка. И он успел, расстарался!..
Явление 4
Все возвращаются тесной гурьбой. Горбунов спотыкается об чью-то ногу. Падает. Лежит. Жена помогает ему встать. Остальные стоят, молча, смотрят.
Горбунов. Я понял, товарищи граждане, ваш немой демарш. Вы ждёте от меня, как председателя домкома, справедливости. Не скрою, и я хочу занять освободившуюся комнату по той же самой справедливости. Не хочется, но, тем не менее, придётся. Итак, не смотря на… (потирая ушибленное место, вешает на дверь заранее написанную бумагу).
Все читают. Отец Сергий, окая, читает вслух
Поп. «Товарищи граждане жильцы дома №13 по улице Ильича! Довожу до вашего сведения, что сегодня преставилась наша всеми любимая Раиса Израильевна Адович православная, 1923 года рождения, Златоуст. После себя покойница оставила добрую память и недвижимую комнату в 9 квадратных метров. Закон говорит, что один из товарищей граждан жильцов дома №13 по улице Ильича сможет занять освободившуюся площадь и жить в ней долго и счастливо. Кому достанутся эти 9 квадратов, - решит общее собрание товарищей граждан жильцов в ближайшие три дни. По отпевании, хоронении и отпевании покойной. Председатель домкома Горбунов Борис Олегович…».
Явление 5
Михаил. (Отцу Сергию) Товарищ гражданин жилец поп, пойдёмте к тебе. Мне нужно причаститься святых даров. И когда Христос обретёт в моём грешном теле храм, на меня снизойдёт Святой Дух, и я буду знать, чего хочет Бог. В смысле, - кому достанется комната. Все слышали, товарищи граждане жильцы? Решать будет святой Дух! А если вы не согласны, то разделим комнату на шесть равных частей и поставим перегородки. Так что выбирайте: или моё решение или полтора квадрата.
Михаил берёт за шиворот отца Сергия и уводит его. В коридоре появляется Люцик.
Люцик. Таня, хочешь, - я тебе погадаю, кому достанется комната?
Таня. Борис, пойдём к Люцилию?
Горбунов. Какое, к чёрту, гадание?! Ремонт потолка нужно делать!
Таня. Ты как хочешь, Боря, а я пойду гадать! Это только ты у нас такой, типа всё знаешь… а гвоздя забить не можешь! Тоже мне – муж… И как же ты собираешься ремонтировать потолок?
Горбунов. А я Мишку заставлю. Он же покорёжил потолок.
Таня. Ну ты и оптимист! У Мишани левольверт. Как бы он не снёс твою и так дырявую черепицу.
Серый. Боряся, я тебе починю потолок, можно?
Таня. Ну, если напьётесь, я сама лично на вас обрушу этот самый потолок.
Горбунов. Ну Тань… Какое там напьётесь. У нас и выпивки-то нет…
Таня. Какой святоша! А в зимнем носке что – моль завелась? Или бутылка самогона?
Горбунов. Откуда ты…
Таня. – Сдай бутылку!
Горбунов. Ну, Тань…
Таня замахивается на Горбунова. Горбунов быстро скрывается за дверью своей комнаты.
Серый. Татьяна Батьковна! Я перестал употреблять с сегодняшнего дня.
Таня. Иди свои секреты отцу Сергию рассказывай! А мне сказки не втирай! В завязке он… Потолок починишь – дам сто грамм. Окно покрасишь – ещё 50 грамм.
Серый. Сто!
Таня. Хорошо. Тогда и карниз закрепишь… Эх, твои бы руки да моему оболтусу.
Появляется с бутылкой самогонки Горбунов. Отдаёт жене.
Таня. Люцик, пойдём гадать.
Люцик и Таня уходят к Люцику.
Серый и Боря уходят в комнату Горбуновых. Лиля вдогонку.
Лиля. Боряся, а ты уверен, что Раиса Израильевна сама скопытилась?
Горбунов и Серый останавливаются.
Горбунов. Чего-чего?
Лиля. Вот только не надо этого «чего-чего». В ночь смерти я слышала шаги двух человек.
Горбунов. А при чём здесь я?
Лиля. Ты не причём. А вот Танька…
Горбунов. Ну говори, говори.
Лиля. Она вроде ночью на работе была. И что же это за работа такая, что она этой же ночью была у Раи. Я её шарканье в балетках за 200 баксов ни с чем не спутаю…
Горбунов. (пишет в блокноте) «Лиля пошла в баню»
Лиля. Ой, мужики, припёрло. Я побежала в туалет!
Лиля убегает.
Горбунов. Странно… Я же написал «в баню».
Серый. Стареешь, Легович. Ты бы про самогонку написал…
Горбунов. Бумагу нужно экономить.
Серый жалобно смотрит на Горбунова.
Горбунов. Не ссы! У меня в Раисыном погребе большой запас. Там же и аппарат установлен. Усёк?
Серый. О! Спаситель!
Горбунов. Мне до Спасителя далеко. Придёт – познакомлю.
Обнявшись, уходят в комнату Горбунова.
Явление 6
Михаил и отец Сергий приходят в комнату Сергия. Михаил крестится на иконы.
Отец Сергий. Да брось ты, Мишаня. Чё клоуна из себя корчишь? Никто ведь тебя не видит, кроме меня, а я лицо…
Михаил бьёт по лицу попа.
Михаил. Вот теперь ты лицо такое, какое мне нужно.
Поп. Чё дерёшся-то? Чё дерёшься?! Я при исполнении…
Михаил. Ты-то в Бога веруешь?
Поп. Как сказать… Ежели Бог есть, то я в него верю. А если – нет. То я неверующий.
Михаил. А по-твоему, Бог есть?
Поп. Чего вопросы странные задаёшь? Готовься к исповеди.
Михаил достаёт пистолет.
Михаил. Так есть Бог?
Поп. Потише с пушкой-то. Ты меня не запугаешь. А Бога, сын мой, нет и не было. Есть разумная природа. Стихиалии, духи стихий и прочая.
Михаил. Вот те раз. Поп не верит в Бога… Хотя мне по барабану. Таинства ты совершать рукоположен. Давай, исповедуй.
Поп облачается
Поп. Кто на исповедь?
Михаил. Не строй из себя клоуна. А отнесись серьёзно.
Поп. В чём грешен, раб Божий Михаил?
Михаил. Всем грешен, батюшка!
Поп. Так уж и всем. А мотоциклы угонял?
Михаил. Какие мотоциклы?
Поп. Ты же всем грешен. Вот я уточняю – мотоциклы тоже угонял?
Михаил. Никак нет.
Поп. Так что ты клоуна из себя корчишь?!
Михаил достаёт пистолет.
Поп. Чё пушкой-то грозишь? Я 30 лет в церкви. Я могу и пришить тебя. Кадилом. В чём грешен? Только говори реальные грехи.
Михаил. Я влюблён в замужнюю женщину. И хочу её отбить у мужа.
Поп. В Таньку, что ли? Это все знают, кроме Бориски.
Михаил. Как знают?! Я никому…
Поп. Дурилка ты картонная. У тебя при встрече с Танькой пистолетик начинает выпирать. Вот, что я тебе скажу, раб Божий Михаил! Грешны твои желания. Но Бог тебя простит. Есть ещё грехи? Хотя ладно…
Бормочет разрешительную молитву. Берёт святые дары и причащает Майора.
Явление 7
Комната Люцилия. Люцик и Таня сидят за столом, на котором все причиндалы для занятия спиритизмом.
Люцик. Давай возьмёмся за руки.
Таня. Это ещё зачем?
Люцик. Так положено при вызывании духов.
Таня. А кого мы будем вызывать?
Люцик. Раису Израильевну. Нам же нужно узнать, кому достанется комната.
Таня. Но я думала, что в спиритизме нужно руками касаться блюдца…
Люцик. Ах да! Я всё перепутал! Действительно, - нужно прикасаться к блюдцу. Начнём? Я выключаю свет.
Таня. Ой нет! Я не буду без света в одной комнате с мужчиной.
Люцик. Но так положено…
Таня. Нет!
Люцик. Ну хорошо. Я начинаю… Я вызываю дух Раисы Израильевны Адович! Приди, о дух! И ответь на наши вопросы!
Пауза
Люцик. Я вызываю дух Раисы Израильевны Адович! Приди, о дух! И ответь на наши вопросы!
Пауза
Люцик. Не приходит. Это, наверное, от того, что мы не замкнули цепь.
Таня. Это как?
Люцик. Всё-таки нам нужно взяться за руки.
Таня. Ну, хорошо… Только ты…
Люцик. Не понял?
Таня. Ладно, давай руки.
Берутся за руки.
Люцик. Давай заклинать вместе.
Вместе. Мы вызываем дух Раисы Израильевны Адович! Приди, о дух! И ответь на наши вопросы!
Блюдце вздрогнуло.
Таня. Ой!
Одёргивает руки.
Люцик. Таня! Не прерывай цепь!
Таня даёт руки.
Люцик. Дух, ты здесь?!
Блюдце дёргается
Люцик. Дух Раисы Адович, скажи, кому ты оставляешь свою комнату.
Блюдце начинает крутиться.
Люцик. Таня, читай!
Таня. Д, Ь, Я, В, О. Л, У
Люцик. Дьяволу?!!
Таня. Я не понимаю. Я боюсь. Да катись оно к чёртовой матери это гадание!
Люцик. А что если у Дьявола есть мама. Мама ведьма. Которая будет жить в этой проклятой комнате вместе с сыночком.
Таня. Люцик, мне страшно. Я пошла.
Люцик. Постой! После сеанса необходимо выпить красного вина
Таня. Не поняла?
Люцик. Что тут непонятного? Необходимо восполнить энергию, которую у нас взял Дух. У меня как раз есть бутылочка.
Люцик достаёт бутылку. Входит Лиля.
Лиля. А что вы здесь делаете?
Люцик. – плюшками балуемся.
Таня. О, Лилька. Давай с нами вина выпьем!
Лиля. Я с убийцей пить не буду. Люцик, бери бутылку вина и пойдём ко мне. Я приготовила няню.
Люцик. Кто убийца?! Какую няню?! Ты угрохала свою няню?!
Лиля. Какой же ты бестолковый! Раису ухайдокала Танька. Видишь – сидит и молчит. Я слышала её шаги в комнате Раисы в ночь убийства.
Таня. Что ты несёшь?!
Лиля. Я знаю, - что! Киллерша! А няня, Люцик - этодревнерусское мясное блюдо, которое было известно еще во времена Киевской Руси. Няня – это бараний сычуг, начиненный гречневой кашей и мясом с бараньей головы (включая мозги) и ног. Первоначально в древности няня была ритуальным славянским блюдом язычников, в связи с чем была запрещена церковью, а после 19 века полностью вышла из употребления. Этот рецепт достался мне от моей бабушки ведьмы. Она была язычница. И я, как ты знаешь, язычница.
Люцик. Лиля, у меня голова болит.
Лиля. А няня как раз помогает от головной боли. (томным сексуальным голосом)Ты только представь поэзию приготовления! Я сначала отварила баранью голову и ноги, чтобы мясо само отделилось от костей. Потом - отделила мясо и измельчила его ритуальным ножом. Затем вынула мозг из головы. Отварила гречневую крупу. Измельчила лук, смешала с нарезанным мясом, гречневой кашей и маслом. Бараний сычуг хорошо выскоблила, промыла под проточной водой и начинила мясным фаршем. В центр поместила мозги. Зашила сычуг и выложила в глиняную посуду (корчагу), плотно закрыла и запекла в слабо разогретой духовке до готовности. Няню мы будем есть со щами из квашеной капусты и запивать твоим вином. Пошли, Люцилий!
Лиля берёт сопротивляющегося Люцика и тянет из комнаты.
Люцик. Тань, я… Она… вино в следующий раз…
Лиля и Люцик уходят. В дверях сталкиваются с Михаилом.
Михаил. Тань, есть разговор. Пошли ко мне. Это касается комнаты Раисы…
Таня. Я к тебе не пойду. Пошли ко мне.
Михаил. У тебя ремонт. Забыла?
Таня. А! точно. Так где?..
Михаил. Хорошо. Давай поговорим здесь, если Люцик возражать не будет.
Люцик. Наоборот. Я как раз возража…
Михаил достаёт пистолет.
Михаил. А Люцик возражать не будет!
Михаил стреляет в потолок. Сверху падает кусок штукатурки прямо на голову Михаилу. Михаил падает. Лиля хватает пистолет и тянет Люцика за собой. Таня втаскивает Михаила в комнату Люцика.
Явление 8
Комната Бори. Боря и Серый
Горбунов. Ну и как ты будешь ремонтировать потолок? У меня нет ни цемента, ни песка.
Серый. Странный ты сегодня, Бориска. У тебя же перо и бумага есть.
Горбунов бьёт себя по лбу.
Горбунов. Семён Семёныч!..
Берёт перо и бумагу и пишет, проговаривая в слух.
Горбунов. «сын принёс известковый раствор и поставил у двери».
Голос из-за двери. Пап я принёс, что ты просил. Можно я пойду в библиотеку?
Горбунов. Можно, сынок.
Голос. Спасибо, пап!
Удаляющиеся шаги. Серый открывает дверь и заносит ведро с раствором.
Серый. А у тебя сегодня сын-ботаник?
Горбунов. Эт точно. Что тебе ещё? Стремянка вон там, в углу.
Серый. Стремянка в углу, а Раиса в гробу. Надеюсь, она в раю. Разговаривает с Аллахом. Аллах акбар.
Горбунов. Слыш, Серый, давно хотел тебя спросить. Как ты, русский мужик, стал мусульманином?
Серый. Я читал Библию, Коран, Веды и прочее. Рассказать трудно. Просто сердце подсказало, что я хочу быть с Аллахом.
Горбунов. А может, с гуриями?
Серый. Может и с гуриями. Пути Аллаха неисповедимы.
Серый лезет по стремянке.
Серый. Бориска, подай ведро и мастерок.
Горбунов. Слыш, Серый! Хочешь - я каждый день до самой твоей смерти буду давать тебе по бутылке самогона?
Серый. За красивые глазки? Не верю.
Горбунов. За отказ от комнаты Раисы.
Серый. Сколько тебя знаю – ты порядочная сука. Но на этот раз ты перещеголял сам себя. Ты – самая большая сука в этом доме. А, может быть, во всём мире. Ты обладаешь даром волшебника, но при этом ты хотя бы одного человека сделал счастливым, кроме себя? Ты кому-нибудь помог просто так, из человеколюбия? Молчишь? Не помог. Нет, Бориска. Ты дерьмо. Был дерьмом, есть дерьмо и будешь дерьмом. У тебя красавица жена, а у неё рваные колготки.
Горбунов. Я ей недавно балетки купил за 200 баксов…
Серый. Таня мне говорила, что это единственный подарок от тебя за все 25 лет супружеской жизни. Мне стыдно за тебя, что такая красавица вынуждена ходить годами демисезонное пальто весной, осенью и зимой.
Мне стыдно…
Горбунов. Заткнись, Серый. Сам что ли святой?
Серый. Ты прав. Святости во мне меньше, чем у цветка – пыльцы. Но если бы у меня была жена…
Горбунов. Лилька за тебя не пойдёт. Ты сколько лет пытаешься её кадрить?
Серый. 15. Когда ей было ещё 14, я влюбился в неё без памяти. Но ей, как я понял, мужики не нужны.
Горбунов. Ещё как нужны, но чтобы завоевать её сердце, нужны кардинальные меры.
Серый. Не понял… Ты хочешь мне помочь? Бесплатно?!
Горбунов. Я сварю приворотное зелье, а ты отдашь свой голос мне. Мне нужна эта комната. Потому что я – альфа-зверь! Сечёшь? И ты отдашь мне свой голос, потому что у тебя будет две комнаты. Твоя и Лилькина.Под звуки марша Мендельсона (звучит марш Мендельсона) ты соглашаешься? Ту-ду-ду-ду-…
Серый. Ты – дьявол! Ладно по рукам. Ну вот я и справился с потолком.
Горбунов. Ну что – отметим окончание работ? Я за самогоночкой в погреб смотаюсь.
Серый. Ты знаешь, Бориска, как я люблю твою самогонку. Но сегодня… А может быть вообще никогда я с тобой пить не стану. Ты сволочь. А бутылку давай. Я с отцом Сергием выпью.
Горбунов. Так сейчас – пост. Отец Сергий с тобой пить не станет. Да и тебе Аллах пить не велит.
Серый. Интересный ты мужик, Бориска. Столько лет живёшь с нами под одной крышей, а ни хрена ни про кого не знаешь. Отец Сергий, к твоему сведению в Бога не верит. А я, мусульманин, буду пить самогон, потому что пророк Мухаммед запретил пить только вино. Иди за бутылкой!
Горбунов бегом бежит в погреб. Открывает его и лезет внутрь. На крышке погреба написано «Ад». Из погреба раздаются крики и стоны. Горбунов поднимается. И так же бегом возвращается. Отдаёт бутылку Серому.
Горбунов. Может, по одной? Самой маленькой?.. Нет?.. Точно нет?.. Ну, иди. Стоп! Мне для зелья нужна печень Лили.
Серый. Не понял… Берёт мастерок на перевес и медленно приближается к Горбунову.
Горбунов. Э-э-э! Полегче, жених! Я пошутил! Мне нужен только волос! Один только волос. Даже не волос, а так – волосок…
Серый швыряет мастерок в Горбунова и уходит.
Горбунов. Помни! Один только волос – и Лиля твоя!
Явление 9
Комната Лили. Лиля и Люцик. Люцик сидит на низком старте, на краюшке дивана. В руке – бутылка вина. Он в любой момент может вскочить и удрать. Лиля мечет на стол.
Лиля. А вот щи из квашенной капусты. Попробуй, Люцилий.
Люцик. Да-да. Очень вкусно.
Лиля. Да ты даже не попробовал!
Люцилий. Я просто есть не хочу. У меня голова болит… Я пойду, полежу…
Лиля. Зачем куда-то ходить? Лежи здесь. Я за тобой поухаживаю.
Лиля с кошачьей грацией подходит к Люцилию и начинает гладить его по голове.
Лиля. Заглаживаю тебя от дурного, головой болящего часу, от благого глазу, от черного глазу, от желтого глазу, от серого глазу, от синего глазу, от радостного, от ненавистного глазу, от мужского, женского переговору, от денного, полуденного, от часного, получасного, от ходячего, от могучего, от летучего, от посланника. Не я, раба Божья Лилит , глажу, а Сама Мать Пресвятая Богородица своей белою ручкою. Аминь. Аминь. Аминь. Ну что – прошла голова?
Люцик. Прошла. Спасибо Лиля. Я пойду.
Лиля. Пока я тебя не покормлю, никуда ты не уйдёшь! Вишь, какой ты худой. За шваброй не видно. Ешь!
Люцик покорно начинает есть щи и няню
Лиля. А тебе удобно есть одной рукой?
Люцик. Нормально. Я не привык есть ножом и вилкой. Это не по правилам, но я привык. Воспитание…
Лиля. А чего ты прячешь там за спиной?
Люцик. Ой, совсем забыл. Это вино.
Лиля. Так открывай.
Люцик. Я не умею без штопора.
Так я сейчас что-то придумаю. Сгоняю к Серому за штопором.
Люцик. Не надо. Серый штопор потерял. Он мне сам говорил. Он из-за этого не может пить вино. Только самогонку. Ну я пошёл? Я наелся…
Лиля. Погоди.
Лиля достаёт пистолет Михаила и ручкой сбивает горлышко.
Лиля. Ничего вы мужики не умеете. Вот где, ты мне скажи, найти настоящего мужика?
Лиля разливает вино.
Лиля. Вот ты – настоящий… И всё! Во всём Подгородье только ты один…
Люцик. – Да какой я мужчина?! Тем более – настоящий. Я так – мужчинка. Пацан сопливый. Причём буквально. У меня и сопли. И храплю я. И гвоздь забить не могу и…
Лиля. Ты пей-то вино. Мужчинка. Но что ты мне не говори, а у тебя римский профиль.
Люцик. С моим-то курносым носом…
Лиля. Какой ещё курносый? Посмотри в зеркало.
Люцик. Ну не курносый. Но был курносый. Я операцию делал.
Лиля. Выпьем за инь-ян. До дна.
Выпивают.
Люцик. Я пойду? А то меня жена… тьху ты, - Прохор ждёт.
Лиля. Твой хомяк? Это хорошо. У тебя будет 2 голоса на собрании. Или даже три! Я свой голос тоже могу тебе отдать. Только нужно… Выпьем? За воссоединение Украины с Россией!
Пьют.
Люцик. Что – нужно?
Лиля. Всего лишь формальность. Галочка, так сказать. Мы должны расписаться. Не перебивай! Фиктивно, конечно. Нас сегодня же распишут. У меня одноклассница в ЗАГСе работает. А потом обвенчаемся… тоже фиктивно.
Люцик. А что, бывает фиктивное венчание?
Лиля. Но я же язычница! Но для церемонии венчания я могу стать православной и креститься… тоже фиктивно. Понимаешь, у нас будет всё фиктивно, а комнаты будет 3! И мы сможем детишек завести, тоже фиктивно.
Люцик. А детей как это фиктивно завести?
Лиля. Да разберёмся! Пей! За упокой клана Ротшильдов!За упокой Мирового Правительства и ФРС!
Входит Серый
Серый. А вот я с удовольствием выпью за упокой и ФРС, и Комитета-300, и ООН и жидомасонов. Хорошо, что Раиса Израильевна не слышит, царство ей небесное.
Лиля. Серый, я тебя не звала…
Серый. (Показывает бутылку) Ты только посмотри на эту бутылку! Запотевшая прямо из погреба самогоночка моя ненаглядная. А вы какое-то пойло пьете непонятное. Это же отрава…
Лиля. Серый, пошёл вон!
Серый. Где у тебя рюмки?
Ищет рюмки, находит. Серый откупорил бутылку и разливает. Всё это делает под свой монолог
Серый. Ну, за упокой Березовского разве вам грешно выпить? Да упокоится его душа в аду. Гореть ему неугасимым пламенем вместе с Гусинским и прочими олигархами-олигофренами. Вперёд, Россия! Оле!Оле! Оле!
Выпивает по очереди из трёх рюмок. Закуска у вас какая-то непонятная. Позволь Лиля я занюхаю твоими прекрасными волосами!
Занюхивает волосами Лили и дёргает волос. Лиля вскрикивает. Серый берёт волос в рот. Серый. Вот это закуска я понимаю. Не то что какой-то ваш рататуй-шарлотка. Ну всё счастливо оставаться. А ты, Люцик, пойдёшь со мной пить самогон.
Лиля. Он никуда не пойдёт!
Серый берёт Люцика за шкирку и тащит к выходу.
Люцик. Спасибо, Серый! Самогонку я люблю. Извини, Лиля.
Лиля хватает Люцика за руку и тащит к себе, но Серый сильнее и он выволакивает Люцика из комнаты. Сталкиваются в дверях с Отцом Сергием
Поп. Раба божья Лилит, я пришёл спасти твою грешную душу от греха, который ты еще не совершила, но собираешься совершить! Уходите, товарищи. Я должен поговорить с Лилей с глазу на глаз.
Серый. Не понял, попяра!...
Поп. Серый, иди от греха подальше, иначе предам анафеме и отлучу от церкви.
Серый. Хорошо, толоконный лоб! Мы с тобой потом погутарим… до алой кровушки…
Поп выталкивает Серого с Люциком и закрывает изнутри дверь.
.
Явление 10
Комната Люцика. Михаил лежит на диване и держит лёд на голове
Михаил. Танюша, зачем какой-то лёд! Ты просто просто подуй и погладь. Я…
Таня. Тише, Миша! Тебе нельзя говорить и волноваться. Я, конечно, подую и поглажу.
Михаил. Спасибо. Таня. Я человек военный, прямолинейный, поэтому не собираюсь тянуть волыну… Кстати! Где моя волына!? Таня, где мой пистолет?!
Таня. Успокойся, Миш. Всё найдётся!
Михаил. – Как найдётся? Да мне голову снимут вместе с прыщиками на ней! Тань, где пистолет?
Таня. Я думаю, он у Лили…
Михаил. А! ну тогда слава Богу! Так вот. Повторяю. Я человек военный, прямой. И поэтому хочу тебе сказать… Бросай ты своего всезнайку и переходи жить ко мне… Не перебивай. Я буду отдавать тебе всю зарплату, за исключением заначки, которая будет равняться половине моей зарплаты. Я думаю, это честно… Не перебивай! Супружеский долг я буду отдавать ежедневно в количестве трёх раз. Бить тебя не буду, если, конечно, ты не будешь изображать из себя феминистку… не перебивай. Я считаю себя Альфа-самцом. И мои коллеги по работе могут подтвердить это. Вот кольцо.
Михаил протягивает кольцо с брюликом.
Таня. Михаил, уходи отсюда!
Михаил. Не уйду! Я должен охранять комнату Люцика, чтобы ты ничего не утащила и не пришила ещё кого-нибудь…
Таня. Не поняла. Ты считаешь меня убийцей?
Михаил. Ну-ну-ну… Конечно – нет. Ты не убийца. Ты киллерша. Я думаю, это ты пришила старушку, чтобы завладеть комнатой.. Не перебивай.Я сейчас не при исполнении, поэтому со мной можно и нужно договориться. Ты – выходишь за меня замуж. Нам достаётся комната Раисы. И мы с тобой счастливо живём до самой твоей и моей смерти. В противном случае, я тебя должен задержать и предъявить тебе обвинения…
Таня бьёт Михаила стулом по голове.
Явление 11
Комната Серого. Люцик и Серый сидят за столом.
Серый. Ой, только не надо изображать из себя целку! Давай пить самогон и разговоры разговаривать.
Люцик. Послушай, Серый… у меня голова болит.
Серый. У меня этот фокус не пройдёт. Пей, святоша! ибо серьёзный разговор я до тебя имею. Шана това! Люцилий!
Люцик. Наш Новый год уже прошёл шестнадцатого сентября. Сейчас Великий пост у нас, христиан. А наш рамазан уже прошёл. И я не видел, чтобы ты делал добрые дела, как полагается мусульманам.
Серый. А вот и ошибаешься! Кто в рамадан Раисе потолок побелил? Я! Кто в рамадан не бухал? Тоже я! Ты, святоша, прежде, чем оскорблять правоверного, посмотрел бы на себя в зеркало! Пророка Илию ты там не увидишь. Да и Енох из тебя дерьмовенький. Ты слушай, что тебе старший говорит, иудейская морда. Да-да, Люцик! Ты – иудейская морда! Хотя и православный экуменист, выкрест собачий. Мы таких как ты тысячу лет назад нагибали и дрючили. И сейчас дрючим, несмотря на твой Моссад... А мне вот интересно, как это ты молишься вместе с шаманами и сатанистами?. Я ещё могу понять совместную молитву с католиками, англиканами, баптитсами и другими христианами… Хотя, можешь не отвечать - мне особо с тобой говорить не о чем. Я буду откровенным: мне нужна комната Раисы, потому что я женюсь.
Люцик. На табуретке?
Серый. Последним буду смеяться я. Я женюсь на Лильке и ты мне в этом поможешь. Даже через не хочу. Усёк?
Люцик. Не понимаю.
Серый. А чё тут непонятного?! На собрании ты просто голосуешь за меня. И только в этом случае ты останешься неинвалидом.
Серый постоянно наливает себе и пьёт. Люцику не наливает.
Серый. Мне с тобой особенно нечего рассиживаться. Негоже мусульманину пить с иудеем, пусть он даже православный экуменист. Щас допью и дам тебе поджопник. И только гой голимый не догадается, что после нашей беседы ты проголосуешь за меня. Потому что если ты не проголосуешь (а ты проголосуешь) – я вырву тебе калыткы. Кажется, так хохлы прозвали мошонку с яйцами. А без калыток ты Таньке нафиг будешь нужен.
Люцик. Откуда ты знаешь?..
Серый допивает бутылку из горла.
Серый. До завтра!
Серый падает на пол и начинает храпеть.
Люцик тихонько выходит из комнаты.
Явление 12
Комната Лили. Поп и Лиля.
Поп. Чтой-то ты давненько не исповедывалась, дочь моя.
Лиля. Какой смешной. Я ни разу в жизни не исповедовалась. Перун и так ко мне добрый.
Поп. Перун-шмерун…
Лиля. Ты смеёшься над моей верой?
Поп. Прости Лиля. Я от помутнения разума. Понимаешь… как бы тебе объяснить. В общем, святой Августин написал «Исповедь», где рассказал о своей жизни до воцерковления. Он святой, но был большой грешник. Я… ты пойми, я себя не сравниваю с Августином… и мне не дано признаться публично в своих грехах, да и никому это не нужно. Я… я просто хочу, чтобы меня хоть раз в жизни выслушали. Причём – женщина… Любимая женщина.
Лиля. А причём здесь я?
Поп. Ты и есть – любимая женщина. Поэтому, если у тебя ко мне есть хотя бы дружеское чувство, то выслушай меня.
Лиля. Ну, ладно.
Поп. У тебя выпить есть?
Лиля. Вино.
Поп. Хрен с ним! Давай вино.
Лиля. (Достаёт бутылку) Портвейн.
Поп. О! Это уже что-то. А штопор есть?
Лиля разводит руками. Поп так и так крутит бутылку. Лиля достаёт пистолет. Оп шарахается.
Поп. Если я тебя обидел…
Лиля. Дурачок!
Лиля берёт у попа бутылку и отбивает горлышко рукояткой пистолета.
Поп. А, ты в этом смысле?! Ну, тогда за сильную женщину. Поп из горла выпивает всю бутылку
Поп. Значится так. Исповедь неверующего человека. Священника. В детстве я учился играть на кларнете. В музыкальной школе. Играл в школьном ансамбле на ударнике. Был чемпионом городка по настольному теннису. Неплохо играл в футбол, волейбол, баскетбол, шахматы. Чё ещё? Курить начал в первом классе. Ругался с мамой и бабушкой. Удирал из дому. Подворовывал по мелочи. Потом похоронил бабушку. Впервые столкнулся со смертью и задумался о Боге. Почему? Почему люди умирают? Почему войны, убийства, педофилы,.. почему догхантеры убили мою собаку. Почему мама рано умерла. Почему отец нас бросил - мне не было ещё и года? Почему такой, если он Бог есть? Почему развалился СССР, где мне было хорошо и уютно, как у Христа за пазухой? Я обычно иду до конца по жизни. Поэтому продолжением моих вопросов стало моё поступление в духовную семинарию в Одессе. Меня всему научили, кроме веры. Веру я потерял, едва приобрёв. Я не буду рассказывать, что творилось в семинарии. Там не то что веру потеряешь… Да ладно. Я не женился, как все мои однокурсники. Потому что хотел по любви, а не какая подвернётся. Поэтому мне запрещено жениться сейчас, как рукоположенному священнику. Я и не монах, хотя мне много раз предлагали. Я знаю, что Бога нет. Но мне нужна вера! Я ведь человек. Я точно знаю, что человеку без веры нельзя, как нельзя без воздуха, пищи, самогонки, наконец! Лиля, подари мне веру в твоего Бога. Может, он милосерднее моего Бывшего. Мой Бывший Бог, помимо всех гадостей на земле, собирается устроить самый большой пиздец-армагедон. Пусть он идёт на хуй Сущий! Я его не боюсь! Пусть я буду гореть в аду, но такому Богу я руки не подам. Хао! Я всё сказал!
Лиля. Так тебе рассказать о моём Боге?
Поп. Не надо. Лиля я не готов. Я готов стать для тебя всем! Ты только разреши. И комната Раисы Израильевны будет наша! Я священник. Я могу обвенчать нас с тобой. И у нас с тобой будет счастье… 3 комнаты!
Лиля. Так тебе нужна я или 3 комнаты?
Поп. Ты и три комнаты.
Лиля. Мне нужно подумать. Мне нужна эта проклятая комната, но пока мне никто не нужен. Я общаюсь с духом речки «Горожуха» Хероном. Он более предпочтительный жених, чем поп-невера.
Поп. Берегись, Лилит! Я могу тебя предать проклятию, и тогда ты не достанешься никому! Ни мне! Ни Серому! Ни духу! Ни пирдуху! Шлюха!
Поп бьёт Лилю по щеке. Лиля достаёт пистолет. Поп в борьбе забирает пистолет и приставляет к виску.
Поп. Будь моей или я застрелюсь!
Ляля закуривает
Лиля. – Давай, поп-невера самоубийца. Одним смертным грехом больше, другим – меньше…
Поп уходит, хлопнув дверью.
Явление 13
Комната Легыча. Легыч и Таня лежат на супружеском ложе.
Легыч. Может, нехорошо, что мы не сидим с покойницей. Не молимся.
Таня. Зато ты лежишь с бревном. Какая разница?
Легыч. Тань, ты не бревно. Ты королевна. Можно я к тебе дотронусь?
Таня. Только попробуй! Ты когда мылся-то? Ты даже зубы не чистишь – а туда же – женское тело ему подавай.
Легыч. Тань. Я сейчас возьму перо с бумагой…
Таня. Ой, только не надо меня пугать. Думаешь, если одел футболку с надписью «Я знаю всё», значит, можешь командовать бабами? Любовь, к твоему сведению, твои перо и бумага не приберут к рукам.
Горбунов. Так ты меня не любишь?
Таня. Да люблю. Просто ты какой-то не такой стал после смерти Раечки. Да горит она синим пламенем эта комната! Мы приобретём комнату, а потеряем самое главное. Ты – меня. А я – тебя.
Горбунов. Но если у нас будет эта комната, мы сможем завести ребёнка, как ты хочешь.
Таня. Ребёнка можно завести в любых предлагаемых обстоятельствах.
Горбунов. Ты что? Станиславского читала?
Таня. Я много чего читала… А что ты знаешь про меня, кроме того, что у меня в последнее время, как я говорю, голова болит?
Горбунов. Ты врала?!
Таня. Ложь – это не то слово. Просто между нами что-то ломается. А что-то уже сломалось навсегда. Ты знаешь, что Люцик ко мне не ровно дышит?
Горбунов. Люцилий? Ну я ему…
Таня. Конечно. Ты ему жизнь попортишь. Потом другому. Например, Михаилу…
Горбунов. И мент туда же?! Ну я!..
Таня. Конечно – ну ты!... А что потом? Ты будешь уничтожать соперников до Второго пришествия? А тебе нужно все лишь то что сломано - починить. То, что навсегда сломано – восстановить. А ты… Ты… просто баба, а не мужик. Так что проковыряй дырочку в стене и веди её под венец. Я сплю… И я тебя пока что люблю… Спокойной ночи, пока еще дорогой…
Открывается дверь и входит Серый.
Горбунов. Стучаться надо!
Серый. Бориска, я принёс. Куда его положить?
Горбунов. В спичечный коробок.
Серый. Ага.
Серый достаёт коробок, высыпает на пол спички и кладёт волос.
Серый. Отэто я на тумбочку положу.
Кладёт.
Серый. Спокойной ночи ну я пошёл.
Горбунов пишет и проговаривает вслух.
Горбунов. «Серый достаёт пионы из-за пазухи и дарит их Танюше».
Серый вынимает пионы и бросает их на супружеское ложе.
Серый. Танечка, это тебе… от него.
Жена. Спасибо, мужики! Это мои любимые цветы. Хоть что-то ты про меня знаешь, Боря… Ладно. Давайте уже спать.
Серый. Спокойной ночи, киллерша! Никакой комнаты ты не увидишь! Я тебя засужу!
Боря хватает перо и с ним наперевес бросается на Серого. Серый выскакивает за дверь и прижимает её с другой стороны. Боря со всего размаху всаживает перо в дверь. Серый ойкает и убегает.
Боря возвращается.
Горбунов. Блин. Перо сломал. Чем я теперь работать буду?
Жена. Ты свою писанину называешь работой? Ну и хорошо, что сломался. Может, без пера ты станешь мужчиной. Я этого 25 лет жду.
Горбунов. А не рано ли мы уляглись? Ведь завтра суббота – выходной.
Жена. У меня, как ты знаешь, нет выходных. Кто-то ведь должен зарабатывать. Ты же только скрипеть пером умеешь. А деньги у тебя получаются фальшивыми.
Горбунов. Знаешь, как мне осточертело быть всезнающим! Хочу жить в своём домике на береу Горожухи. Хочу не знать ничего. Хочу, чтобы каждое мгновение жизни для меня было сюрпризом, случайностью. А случайность, как ты знаешь, - это псевдоним Бога… Но боюсь, что Москва и сюда доберётся своими щупальцами. Скоро в России будет одна большая Москва! Где от неё спрячешься?! Может, с Собяниным что-то сотворить? Как ты думаешь, Тань?
Жена. Спи, пока ещё любимый. Спасибо за пионы. Они ведь весенние цветы. Где ты только их взял? В каком из параллельных миров? Спим. Спокойной ночи.
Явление 14
Утро. Комната Горбунова. Таня и Горбунов спят. Сильный стук в дверь. Входит Серый.
Серый. Ну что, демиург, сварил зелье?
Горбунов. Вот, на тумбочке стоит. Выпей.
Серый подбегает к тумбочке и залпом выпивает стакан.
Серый. Ты думаешь, купил меня?! Ха-ха-ха! Теперь и Лилька будет моя! И Комната Раечки! Потому что, если ты не откажешься от притязаний, я засужу Татьяну, как убийцу!!! Ха-ха-ха!!!
Серый убегает.
Таня. Боря, что ты ему приготовил за питьё?
Горбунов. Волшебную жидкость, в которой я держу свои протезы. Вчера я забыл их вынуть и положить в воду.
Горбунов и Таня смеются.
Таня. Что там за шум?
Горбунов и Таня выбегают в коридор. Возле комнаты Раисы стоят Лиля, Серый, поп и Михаил.
Михаил. (увидел Горбунова и Таню) А! Вот и все в сборе. Значит так! У кого мой пистолет? Говорите или я вас пристрелю!У Лильки его нет. Я проверил!
Серый и отец Сергий бросаются на Михаила. Михаил приёмами самбо их опрокидывает. Начинает обыскивать лежащих. Находит у отца Сергия пистолет.
Михаил. Ага! Вот он, мой пушечк! Значит так, Горбунов! Я до завтра ждать не намерен! Мы сегодня решим, кому будет принадлежать комната. Мне Святой Дух сказал, что комната… должна… принадлежать… Фосфору. Кто такой Фосфор – я не знаю. И среди нас такого нет. Следовательно, Фосфором могу быть и я. Почему нет? Я – Фосфор! У кого-то есть претензии?!
Михаил обводит всех дулом пистолета.
Серый. Атас! Прыгает на спину Михаилу. Все начинают драться между собой
Лиля. Смотрите!
Все останавливаются и смотрят туда, куда показывает Лиля. На своём чемодане сидит Люцилий и курит трубку.
Отец Сергий. Бей святошу!
Все налетают на Люцика и начинают его избивать.
Михаил бегает вокруг с пистолетом.
Михаил. Дайте, я его прикончу, блаженного! Чистеньким хочешь оказаться?!
Михаил прицеливается. Лиля хватает его руку. Выстрел вверх. На всех обрушивается потолок. Все погребены.
Конец 1 действия
Действие 2
Пролог
8-е небо.
Люцик и Миша спят на печке. Бог курит на крыльце. Люцик открыл глаза и принюхался.
Люцик. О, картошка!
Люцик толкнул в бок Мишу и спрыгнул с печки. Люцик подкрался к отцу и вдруг бросился ему на спину.
Бог. Доброе утро, Люцик,
Бог выдыхает дым в сторону.
Люцик. Пап, дай покурить.
Бог. Усы вырастут – подарю трубку.
Бог трётся щетиной о щеку Люцика.
Люцик.(шёпотом на ухо отцу) А Мишка курил…
Миша отпускает щелбан Люцику.
Миша. Папа, он врет!
Миша пристраивается на колени к Отцу
Бог. Мыть руки и завтракать.
Бог выбивает трубку. Дети идут мыть руки в рукомойнике. Бог ставит на стол
чугунок с картошкой.
Бог. Дети! Только хорошо мойте руки! С мылом. Я проверю.
Все садятся за стол. Люцик протянул руку и получил ложкой по лбу от Отца.
Бог. Сначала помолимся.
Миша, Бог. Отче наш, иже еси на небесех…
Люцик. (быстро) Папа, я тебя люблю!
Люцик схватил картофелину и начал есть.
Бог. Дети, у вас сегодня в школе сочинение на тему «Кем вы хотите стать». Люцик, раскроешь секрет Папе?
Люцик. Секрета никакого нет. Я хочу стать ассасином, как Мама.
Бог. Убийцей? А по стопам Отца не хочешь пойти? Будешь землевладельцем как Я. Ты же первенец. Я тебе оставлю в наследство всё, что у меня есть. Тебе будут подчиняться все, кто сейчас подчиняется мне…
Люцик. Отец! Пусть Мишке всё достанется. Он умеет командовать свиньями, курами, утками, баранами, козлами и другими, кто сейчас подчиняется тебе. А я хочу быть ассасином. У тебя много врагов. Они желают твоей смерти, хоть ты и бессмертный…
Миша. Отец! Люцик врёт! Я подслушал его разговор с медведем из соседнего леса. Люцик сказал, что хочет стать Властелином, И что для этого ему нужно выучиться на ассасина, чтобы уничтожить конкурентов.
Бог. Люцилий, Это правда?!
Люцик. А чем Мишка лучше? Он хочет быть воеводой, чтобы во главе войск уничтожать врагов. Я тоже хочу уничтожать врагов, но только в одиночку.
Миша. Папа, Люцику доставляет удовольствие убивать. Вчера он чуть не убил велгу!.. Она еле спаслась! А велги нам не враги. Они просто нейтральные.
Отец. Люцик, вымой руки и становись в угол. В школу сегодня не пойдёшь. Тань, где у нас горох?
Затемнение.

Явление 1
7 небо. Горбунов, Лиля, Михаил, Люцик, отец Сергий, Серый и Таня лежат на полу. Потихоньку приходят в себя. Встают, осматриваются. Осматривают друг друга. Только Люцик лежит без движения. Михаил щупает пульс у Люцика.
Лиля. Ну что там?! Жив?!
Михаил. Кажись, дал дуба, сволочь.
Лиля бросается на Михаила. Сила разъярённой женщина велика. Михаил проигрывает в борьбе. Михаил достаёт пистолет и целится в Лилю.
Лиля. Стреляй, падла ментовская! Мусор долбанный!
Лиля надвигается на Михаила. Михаил стреляет. Лиля останавливается. Потом снова идёт на Михаила. Михаил выпускает в неё целую обойму. Ей – хоть бы что. Михаил бросает пистолет.
Михаил. Ведьма!
Михаил пятится. Отец Сергий крестится и плюёт через левое плечо. Горбунов спокойно наблюдает за сварой, сидя в позе лотос. Таня спокойно вяжет.
Поп. Дети мои! Что вы творите?! Дети мои! Дети мои!
Горбунов. Нет, отец Сергий. Дети – мои!
Жена. И мои. Дети – мои.
Горбунов. Дети мои…
Все потихоньку группируются вокруг Горбунова с Таней.
Горбунов. Дети мои, а вам не кажется, что вы находитесь на моей территории?
Серый. Не понял. Здесь у каждого своя территория. Пока, правда, по полтора квадрата. Но у меня, как и у всех нас, есть нотариальная бумага, что комната принадлежит ему (ей) и только ему (ей). И ты здесь батон не кроши. Я лично собираюсь бороться за комнату!
Начинается гвалт. Каждый потрясает своей бумагой.
Горбунов (громогласно). Дети мои!
Все стихают.
Горбунов. Миша. Михаил. Что тебе сказал Святой Дух? Кому должна принадлежать комната?
Михаил. Ну это… какому-то Фосфору, чёрт бы его побрал!
Горбунов. А как переводится имя Фосфор?..
Пауза.
Жена. Люцифер.
Тишина.
Горбунов. Таня. Что вам с Люциком сказал дух Раисы? Кому достанется её комната?
Таня. Дьяволу… А Люцифер – это и есть дьявол.
Поп. Плевать! Я не верю ни в чёрта, ни в Бога! Комната моя! Я боксом занимался! Кто против меня?!
Выставляет кулаки.
Горбунов. Сын мой. Ты на моей территории.
Поп. Что ты заладил, как осёл: «моя территория, моя территория». Щас нос сломаю – будет тебе твоя территория!
Поп бросается на Горбунова с кулаками. Горбунов спокойно сидит в позе лотос. Миниатюра, как поп пытается ударить Горбунова, но ничего не получается. Наконец, поп обессилено садится на пол.
Поп. Что за хренотень?
Горбунов. Дети мои! Вы находитесь на моей территории. Я – Бог. И мы находимся на седьмом небе. Здесь обителей хватит всем.
Горбунов медленно подходит к лежащему Люцику.
Горбунов. Люцик вставай!.. Люцифер, Фосфор. Дьявол, вставай!
Все испуганно ойкают. Люцик открывает глаза. Поднимается.
Люцик. Здравствуй, Отец.
Горбунов. Здравствуй, сынок.
Люцик. Отец, мне здесь не место. Мне нужно обратно.
Горбунов. Ты сам так решил.
Серый. Мне тоже здесь не место! Где гурии, чёрт побери?! Плевал я на тебя, Горбунов! Мне как-то Люцик ближе. С ним нормально забухать можно. Люцик! Сатана! Я с тобой!
Люцик и Серый спускаются по лестнице вниз.
Явление 2
7-е небо. Горбунов, Татьяна, Михаил, отец Сергий, Лиля.
Горбунов. Ну, здравствуй, архангел Михаил. Ты вспомнил?
Михаил. Да, господи! Я жду Вашего приказа!
Горбунов. Поприветствуй свою Мать.
Михаил подходит к Тане и склоняет перед ней колени. Мать гладит его по голове.
Жена. Мишенька, ты помнишь, что я родила тебя вторым, после Люцифера?..
Михаил. Я помню, Мама. Мама, Люцифер предал нашу семью. Треть ангелов, твоих детей, - предали нашу семью. Князья воздуха насмехаются над Отцом и собирают дань с людей – Твоих детей, Мама! Отец! Я требую справедливости! Я требую суда над Люцифером! Я требую, чтобы ты разрешил пытки! Медлить больше нельзя! Он Зверь, обманщик и клеветник! Отец Сергий, ты – «за»? Лилит, первая женщина на земле, ты – «за»?
Лилит. Я за Люцика горло перегрызу. И не посмотрю, что ты бессмертен!
Поп. Чёй-то я нихрена на понимаю… Бог, чёрт, Мать мира, архангелы, ангелы… Такое впечатление, что я попал в какое-то шоу. Бориска, это у тебя одежда с подсветкой? Где достал? Что вы все из себя клоунов корчите? Миша, ну какой ты архангел, мать твою… Ты же мент. Оборотень в погонах. А ты, Таня, - мать мира так-перетак… Ты же киллерша… Ну, допустим, это – седьмое небо. Допустим, мы сдохли… Значит я могу проходить сквозь стены?!
Поп подходит к стене и проходит её на сквозь. Возвращается назад с бутылкой. Ошалелый.
Поп. Чистый первач! Там целый погреб самогонки!
Горбунов. Где там?
Поп. Ну, за стенкой… Ну, погреб Раисы.
Горбунов. А как ты попал в погреб?
Поп молчит.
Поп. Что? Я прошёл сквозь стену?!.
Горбунов. Отец Сергий, пойдёшь в рай?
Поп. А нахрена в рай, если здесь есть самогонка. А в рай я не верю, Бориска. Как бы Мама, хочешь стопарик?
Жена. Отец Сергий, сынок, я, конечно, выпью с тобой.
Поп. Чудны дела Твои, Господи! Из горла, как бы Мама, стопарика здесь не наблюдается. От не думал, что в шоу попаду. Лиля, я теперь звезда телеэкрана. Выпьешь со мной за меня и за тебя на брудершафт?
Лиля. Дурак ты, Отец Сергий. Отец, можно я пойду вслед Люциферу?
Горбунов. Не время ещё, Лилит. Я найду тебе достойную пару…
Лиля. Нет, Отец. Плохой Ты сердцевед.
Горбунов. Архангел Михаил, покажи Лилит местные достопримечательности.
Михаил. Слушаюсь, Владыко!
Михаил уводит Лилит.
Горбунов. Танюш, мечи на стол.
Жена. Я что, нанималась? Бухать собрался, так сам и мечи, Владыко!
Горбунов. Извини, извини, Танечка. Да какой я Владыко… Так.. неудачник-креативщик…
Жена. Не подлизывайся… Ладно.
Таня хлопает в ладоши и на столе появляется закуска.
Таня. Можете общаться. Но чтоб мне не лазили больше в погреб! Я прослежу.
Таня садится в уголок и принимается за вязание.
Горбунов (Попу). Прошу к столу.
Поп садится. Горбунов тоже садится.
Поп. Запираться надо! Стены запирать надо. Разные ходют.
Бог-Горбунов засмеялся.
Горбунов. А чего мне бояться, я же Бог?!
Поп. Сейчас такие людишки, что не посмотрят на звания. Самовар стащат и поминай как звали.
Горбунов. Вместо того, чтобы воспитывать, сказал бы, ты веришь в Меня?
Поп. Ты меня, конечно, извини, Вашество… Ну какой ты Бог?! Так, фокусник мелкого пошиба. Коперфильд – и то искуснее Тебя. Вот Ты можешь сделать так, чтобы на земле воцарился мир? Чтобы больше не было страданий… Выпьем!.. Никому это не подвластно. Даже Богу. Ты создал камень, который не можешь поднять - Человека. Какой после этого ты Бог?
Горбунов. Да, ты прав. Я создал камень, который не могу поднять… Выпьем…
Жена. Не частите, вольные каменщики.
Горбунов. Хорошо, дорогая.
Горбунов. – Отец Сергий… ты молодец… Спасибо за правду-матку. Я тебя уважаю. Пойдёшь со мной в рай?
Поп. Да я не знаю: идти ли мне на тот свет, или нет… Рай, ад… не верю я во всё это. Я верю, что ад и рай заключены вот в этой бутылке. Норму выпил – ты в раю. Перебрал – ты в аду. Я больше скажу. Самогонка – самый страшный зверь. Не зря мужики на неё втроём ходят.
Горбунов. Сам придумал? А в рай… Все туда рано или поздно приходят, а ты чего кочевряжишься? Верю-не верю. Это всё отмазки. В раю клёво!
Поп. А чего я там делать буду? Я пить люблю, курить, а в раю этого не достанешь.
Горбунов. Есть такое дело. Я и Сам за табачком и самогоночкой на землю спускаюсь.
Поп. Тебе хорошо, а меня кто пустит?
Горбунов. А ты не переживай, если что, я сгоняю.
Поп обнял Горбунова и поцеловал.
Горбунов. Ну что, отец Сергий, пойдёшь теперь в рай?
Поп. Надо подумать. мне хорошая компания нужна, - с кем и выпить можно, и поговорить. Серый, например.
Горбунов. А на какие темы ты любишь говорить?
может, Я на что сгожусь?
Поп. Обычно мы с мужиками спорим, есть ли Бог.
Горбунов. Отлично, это моя любимая тема.
Явление 3
Ад. Люцифер открыл глаза и нащупал трубку. Влез в тапочки. дошёл до кофейника и включил кнопку. Сладко потянулся, налил кофе, размешал сахар и раскурил трубку.
выпив и покурив, Люцифер подошёл к распятию и встал на колени.
Люцик. Отче наш, иже еси на небесех. да святится имя Твое, да приидет царствие Твое. да будет воля Твоя яко на небеси и на земли…
Входит Серый.
Серый. Ересь-то какая, не приведи господи!
Люцифер обернулся и запустил тапкой в Серого. Серый поймал тапок, бухнулся на колени
и стал его лобызать. Люцифер подошёл к Серому, отобрал тапок.
Люцик. Клоун.
Серый. Главный Клоун, хозяин. Прошу впредь не допускать подобных вольностей. Я же не называю вас Люциком. То есть, перестал называть с тех пор, как узнал, кто Вы.
Люцик. Иди к черту, Серый.
Серый настороженно посмотрел на Люцифера.
Серый. И вы не выпустите мне кишки?
Люцик. Заткнись!
Люцифер сел за накрытый стол.
Серый. Хозяин, всё, как вы пожелали. Мать картошечка,сестричка-селёдочка, брат-лучок,
отец хлебушек и боженька-самогон. Хозяин, и ты будешь пить это пойло?! может, вискаря?
Люцик. Разливай, что Бог послал.
Серый. Хрен с тобой.
Люцик. Серый!
Серый. Простите - хрен с вами!
Люцик. Что ты думаешь о нём?
Серый. Начинается! Может, по бабам?
Люцик. Я тебе вопрос задал.
Серый. Да пошёл он… правильно? Чего о нём думать? Креатор… хренов? Клоун-шмоун?
Люцик. Клоун - это ты.
Серый. Я Главный Клоун.
Люцик. Разливай, главнюк.
Серый разливает.
Люцик. Серый, ты умеешь хранить тайны?
Серый. Нет.
Люцик. Хрен с тобой. Слушай.
Серый. Не надо, хозяин.
Люцик. Заткнись!
Люцифер протянул руку и закатал рукав.
Люцик. Что это?
Серый. Наколка. 666.
Люцик. А что она означает?
Серый. 666 чертей вам в жопу?
Люцик. Холодно.
Серый. Мне?
Люцик. Да ты уймёшься?! Ему тайну сообщают…
Серый. Ладно, хозяин, валяйте.
Люцифер ткнул пальцем в наколку.
Люцик. Шесть раз я любил. Шесть раз меня любили. Шесть раз мне откажут в любви.
Серый. Обрыдаться - классический КЛЁН на руке Бессердечного.
Люцик Клен?
Серый. Клянусь Любить Её Навечно. Колись, кто эти недотроги?
Люцик. Ну…
Серый. Не врите. Хотели открыть тайну, так открывайте, иначе…
Люцик Что?
Серый. Гореть вам в аду, лжец!
Люцик. Отец лжи.
Серый. По мне хоть тёща лжи.
Люцик. Обиделся?
Серый. Конечно, вы себе на полпальца больше налили.
Люцифер с Серым выпили. Люцифер подцепил вилкой кусок селёдки.
Люцик. Говоришь, сестричка-селёдочка, а стакан?
Серый. Стакан? На пьяные разговоры потянуло? Хорошо. Ты меня уважаешь?
Люцик. Уважаю, Серый.
Серый. «Вот те крест» забыл добавить.
Люцик. Вот те крест!
Люцифер перекрестился.
Серый. За рог можно подержаться?
Люцик. Дам в рог.
Серый. Дай, но тайну открой.
Люцик. А я уже открыл. Тебе мало?
Серый. А ты пошире открой. Например, мой номер «шесть», повторяю: «шесть», и для особо тупых: «я шестерка». 666.
Люцик. Ты меня не уважаешь?
Серый. Аллах с тобой, шайтан-джан. Я же на работе. Шуточки-подъёбочки. Клоунское профтехучилище. За дипломом сбегать?
Люцик. Сиди.
Серый. Тайну (замогильным шепотом)
Люцик. Наливай.
Серый. Тайну.
Люцик. Бью.
Серый. Наливаю.
Люцифер и Серый выпили. Люцифер вытряхнул из стакана остатки самогона и повесил
его на рог.
Люцик. Шесть было, шесть есть, шесть будет.
Люцифер и в притворном страхе закрыл себе рукой рот.
Серый. Видишь, а ты боялся. Совсем не страшно тайны открывать, правда? А может, не будет?
Люцик. Что не будет?
Серый. Ну, шесть не будет.
Люцик. Будет.
Серый. Молодец!
Серый похлопал Люцифера по плечу
Серый. Мужик! Уважаю! Раз сказал «будет», значит, будет… А сколько уже было отказов? Ты не удивляйся. Серый отличается умом и сообразительность. Шесть раз откажут. Шесть будет. Откажут в шестой раз… И на сегодняшний день мы имеем отказов в количестве штук?.. Ну, не тяни, светозарный.
Люцик. Пять.
Серый почесал подбородок, налил и выпил.
Серый. Нехилая тайна. Как я понимаю, когда тебе откажут в шестой раз, произойдёт всеобщий пиздец?
Люцик. Я что, уже говорил тебе?
Серый налил, выпил, съел маленькую картофелину с кожурой. Затем налил ещё, выпил
и ещё налил.
Серый. Дай Бог, последняя.
Серый выпил, закупорил бутыль и, вскочив из-за стола, запрыгнул на колени к Люциферу.
Семён. Противный, я тебя не люблю! и не приставай ко мне!.. Свершилось!.. В шестой раз Вам отказали!.. Ещё по одной, хозяин, и ждём пиздеца-армагондона.
Серый уселся на своё место, раскупорил бутыль, быстро налил, приложил ладонь к уху
и стал вращать головой, как бы к чему-то прислушиваясь.
Серый. О! Кажись, началось!
Серый чокнулся со стаканом Люцифера и встал.
Серый. За нашу победу! Хайль, Люцифер! Товарищ главнокомандующий, разрешите доложить! Армия мертвецов готова умереть за вас! Ап!(Серый поклонился). Черти собственноручно шьют полосатую форму для парада Победы на главной площади небесного Иерусалима! Ап! (Поклон). Наши ученые разработали оружие «Пи-пи», при помощи которого нам удастся лопнуть ангельское терпение, что приведёт к массовому обсыканию божественного обмундирования. Ап!..
Люцик. А ты страшный человек, Серый.
Серый. А нечего набухиваться и хуйню городить.
Люцик. Ты же этим не занимаешься. Вот и приходится мне за двоих отдуваться.
Серый. Спороть хуйню? Не вопрос.
Серый поднял вверх палец.
Серый. Сказано: молитесь о врагах своих…
Серый карикатурно перекрестился.
Серый. А кто самый большой враг? Великий и ужасный светозарный Люцифер! Люцифер, Люцифер, Люциферище!.. Кто-нибудь хоть раз молился о тебе?!
Люцик. Перестань.
Серый. А если ты не достоин молитвы, значит - пошёл на хуй, шайтан! Даже я тебе больше не налью.
Люцик. Ну, Серый, ещё по одной… На посошок.
Серый. Что значит «на посошок»?
Явление 4
7-е небо. Горбунов, Таня, Лилит, Михаил, отец Сергий
Горбунов. Дети Мои! Я вас собрал, чтобы обсудить один важный вопрос. Времена подходят к концу.
Михаил. Отец! Можно я скажу?
Горбунов. Валяй, Мишаня.
Михаил. Армагеддон не за горами. В последнее время бесы стали бале активными. Уицраоры объединились и готовятся к войне. Великие Игвы и раруги покидают подземное царство и воплощаются на земле. Китайцы могут выставить под ружьё 200 000 000 бойцов. А это – две тьмы тем, как писал Иоанн в апокалипсисе. В Израиле приступают к строительству Третьего храма. Ковчег Завета найден в Эфиопии, куда мы его спрятали. Уже появилась красная корова без единого нерыжего волоска. Её готовятся иудеи принести в жертву своему Машиаху. Мусульманский Махди уже заявил о себе. Машиах вот-вот встретится с хасидами. Отец, не за горами Конец Света. Архангел Гавриил готовится принять жатву. Моё воинство рвётся в бой. Отец, мы сможем победить… наверное. Отец, дай приказ скрутить Люцифера. Слишком уж он распоясался.
Лиля. Отец, если ты отдашь приказ сковать Люцика… Тогдаи меня… вместе с ним. Я согласна гореть в геене вместе с ним.
Лиля плачет. Таня её утешает.
Таня. Лилит. Ты моё первое человеческое дитя. Ты самая красивая. Ты самая мудрая женщина на свете… Но пойми. Люцик, хоть и мой первенец, слишком далеко зашел.
Лиля. Не верю! Он хороший! Почему я не могу уничтожить бессмертного!
Таня. Кого ты имеешь ввиду?
Лиля. … Отца!!! Не надо Армагеддона! Отец! Не трогая Люцика! Он хороший!
Поп. Лиля, а мне что делать? Зачем мне рай, если тебя не будет рядом. Ты бы меня пожалела. Я ведь не мучил людей миллионы лет, как твой сатана. Я всего лишь хочу счастья с любимой женщиной… Отец! Зачем мне рай без Лилит?
Михаил. Отец! Я жду приказа. Я требую справедливого суда над Дьяволом. Все ангелы этого требуют. Отец! Дьявол в последнее время изображает из себя святошу. Но нас не проведёшь. Его тёмная суть видна всем. Он хочет сотворить самый большой обман в своей карьере. Есть уже какое-то количество людей, которые считают его святым. Отец! Люцифер хочет захватить власть при помощи одурманенных людей и колеблющихся ангелов. Он хочет свой престол поставить выше твоего. Отец, пока ангелы и люди окончательно не перешли на сторону сатаны, я прошу начать военные действия! Отец! Я сказал слово. За тобой – дело!
Горбунов. Дети мои. Я вас выслушал. Мне нужно подумать. Я объявляю перерыв.

Явление 5
7-е небо. Михаил, Лилит, отец Сергий.
Михаил. Граждане товарищи нежильцы. Ситуация стрёмная. Для людей. Страшные времена наступают. И продляться они долго. Что получается: черти шалят, Бог людей м-хм, воспитывает и прочая перда. А теперь ещё и скорый Армагеддон… Отец Сергий, сходил бы ты к Богу. мы тут тебе собрали, чтоб не с пустыми руками. Он тебя сильно любит. Ты же его собутыльник. Поговори по-мужски. Добейся хотя бы послабления для людей, если тебе, конечно, не всё равно.
Лиля. Много не пей. Тебе Горбунова не перепить. Помни о главной теме. Пьяный прийдёшь, без результата – тебе капец!
Поп. Да ладно тебе, Лилит. Я свою норму знаю.
Лиля. Знаю я твою норму!
Поп. Если будет результат, выйдешь за меня?
Лиля целует Попа в макушку.
Лиля. Иди с Богом.
Голос сына Горбунова. Отец Сергий, гостинчик от Бога принесёшь?
Поп. Понятное дело.
Лиля. Иди уже.
Лиля дала Попу корзинку со снедью.
Поклонился Поп всем, перекрестился, сплюнул 3 раза через левое плечо и пошёл.
Явление 6
8-е небо
Бог стоит у верстака и мастерит табуретку.
Поп. Бог в помощь!
Горбунов. Казалы богы, шоб и вы помоглы.
Поп. Эт можно. Чё делать?
Горбунов. Садись. Я щас.
Бог сделал ещё пару движений рубанком, взял веник и подмёл стружку.
Горбунов. Ладно, завтра доделаю. Чё сидишь? Закуривай. Рассказывай.
Поп закурил и стал выкладывать из корзинки.
Горбунов. Это что: еда или закуска?
Поп. Тебе видней.
Горбунов. Ладно, нарекаю её закуской.
Бог достал из кармана запотевшую бутылочку самогона. Разлил, сел напротив попа.
Горбунов. За что выпьем?
Поп. За тебя.
Горбунов. Я тебя умоляю…
Поп. За Святого Петра.
Горбунов. За Петю? Согласен. Нормальный мужик.
Поп и Бог выпили.
Горбунов. Волынку-то не тяни. Сказывай, чего пришёл.
Поп. Тут дело такое. Ты мужик справедливый — это факт. И суровый
- с этим не поспоришь. Я тоже не сахар. С кем не бывает? Вот выйду за Лильку. Нарожает она мне детей. Иной малец нашкодит, так я сразу возьмусь за ремень. А Лилька мою руку, глядишь, и придержит.
Горбунов. Ты к чему клонишь?
Поп. Давай ещё по полтинничку.
Горбунов. Давай. За что выпьем?
Поп. За мужиков и за баб.
Горбунов. Концептуальный тост. Ну, вздрогнули.
Поп и Бог выпили.закурили.
Поп. Во-от, вот ежели б ты больше власти дал своей Жене… Нам матушки не хватает. Захочется тебе кому-нибудь из детей своих, то есть нам, щелкана отпустить — отпускай, кто ж тебе запретит. А матушка нас будет по больному месту гладить и слова утешения нашептывать. Ты ж сам не больно-то уж разговорчивый - согласись.
Горбунов. Есть такое дело.
Поп. Ты не спеши рубить идею. Покумекай… Ага… А чё Ты решил с Люци… с сатаной делать?
Горбунов. Сложно всё. Но просто. Хочу небольшую рокировочку совершить…
Поп. Не понял.
Горбунов. Устал я, а Люцик… в общем думаю поставить его престол выше моего.
Поп. Ну ты Батя даёшь! А…
Горбунов. Ладно, сынок. Иди. чтоб до темноты домой успеть. На вот,
Бог протянул попу баян.
Горбунов. Младшенькому моемугостинец.
Поп. Ну да. Нафига попу гармонь? А это твоему сынишке. Ему понравится играть. Спасибо.
Горбунов. Лилит - привет. Ты заходи и просто так, без дела. А над твоим креативом…
Поп Чего?
Горбунов. …идеей твоей я подумаю.
Поп На посошок?
Горбунов. Давай.
Явление 7
7-е небо.
Лилит, Поп (пьяненький, с гармошкой), Михаил.
Михаил. Ну что? Что сказал Всевышний?
Поп. На посошок? Давай на посошок! А ещё на посошок? Давай ещё на посошок? А может, еще разок на посошок? А давай…
Михаил встряхивает попа.
Михаил. Что ска-зал Все-выш-ний! Говори, падла!
Михаил крутит руку попу.
Поп. Ай! Я всё скажу! Только не бей! Руку отпусти!
Михаил отпускает попа.
Поп. Бориска сказал, что хочет поставить престол сатаны выше своего.
Пауза
Поп. Мне нужно отдать гостинчик сыну Бориски.
Голос сына. Давай сюда, попяра!
Поп. Однако, грозный малец.
Поп разрывает гармонь пополам и одну половинку бросает за кулисы.
Поп. Однако, попу тоже нужна гармонь…
Лилит. Ты ничего не напутал, отец Сергий?!
Поп. Ничего. Ничегошеньки…Дайте мне поспать. Лилит, можно я у тебя на коленях посплю?
Михаил. Измена!
Поп ложится на пол, подкладывает под голову половинку гармони и начинает храпеть.
Входит Горбунов и Таня. Михаил и Лилит склоняются в поклоне.
Горбунов. (пьяненький, но держится) М-можно без церемоний. Мы же друзья. В одну кастрюлю борща плевали. Значит так. Без лишних разговоров я бы хотел бы объявить свою волю…
Михаил. Отец! Мы знаем твою волю. Это правда?!
Жена. Боря, ты хорошо подумал?
Горбунов. Да что это такое, в конце-концов! Саваоф объявляет свою св-св-священную волю, а все пререкаются!
Таня. Не пыли, Сущий. И не пугай детей. Зачем нужно было напиваться, Яхве долбанный! Тихонько объяви и иди спать.
Горбунов. Ну, в общем… я решил уйти на пенсию… Не п-перебивать! Новым Властелином Вселенной будет Люцифер. Он доказал…
Михаил. Отец! Это измена! Иоанн предсказал победу Света над Тьмой в результате последней битвы. А сейчас что получается? Власть сатаны?! Вот что водка проклятая делает!
Горбунов. Ну, Миша. Он же старший сын. Я – на пенсию. Старший сын – туда-сюда… на Царство и Силу и Славу.
Михаил. Ангелы Вас не поймут. Разрешите идти?
Горбунов. Ну, Миш. Понимаешь, у каждого есть свобода воли. Так сказать, у каждого есть шанс на спасение… на прощение. На возвышение кающегося грешника… Миш, выпьем?
Михаил уходит, хлопнув крыльями. Горбунов подходит к спящему Попу.
Горбунов. О, мягенько…
Горбунов ложится на пузо попа и начинает храпеть в унисон с попом.
Явление 8
Пустыня. Люцик и Серый
Серый. На хрена, хозяин, мы приперлись в эту пустыню?
Люцик. Ну…
Серый. Кстати, мы ничего не забыли?
Серый стал хлопать себя по карманам.
Люцик. Ты о чём?
Серый. Ну, там, ад на замок закрыть. Ой, кажется, я огонь под котлами с грешниками забыл потушить!
Люцик. Дай попить
Люцифер снял с рога стакан.
Серый. Мне что, сбегать за водой обратно?
Люцик. Ладно, потерпим.
Серый. Хозяин, пойдём домой, треснем по пивку.
Люцик. Заткнись. Слушай меня, Серый. Я сейчас отлучусь, а ты, пока меня нет… бодрствуй.
Серый. Так, так, так, Люцик. меня осенило, 666 чертей мне в жопу! Ты идёшь молиться?!
Люцик. Пива хочешь?
Серый. Будешь молиться о бочонке с пивом? одобряю.
Люцифер вытащил из кармана бутылку пива и протянул Серому.
Серый. Ни хрена себе! Хозяин, да ты типа Спаситель! Оставить полбутылки?
Люцифер махнул рукой и углубился в пустыню.
Затемнение
Из затемнения
7-е небо.
Михаил разговаривает по мобиле.
Михаил. Гавриил! Привет, дружище! Ты слышал новость?! Да? Это же катастрофа! Нужно что-то делать, что-то предпринимать. Всеблагий напился и брякнул не подумав. Вот Он проспится и всё вернёт в зад. Какая ещё пенсия? Да это ладно. Но Люцифер! Нас ждёт погибель в аду! Гавриил, ты согласен с моими опасениями… Нет, не так.. С моей паникой?! Ладно. На связи.
Затемнение
Из затемнения
Пустыня. Люцик и Серый.
Люцик. Отче… наш… иже … еси… Короче. Папа, я тебя люблю.
Люцифер подошёл к Серому и сел возле него.
Серый. Ну что, рогатый, пошли домой?
Серый на всякий случай отодвинулся от Люцифера, чтобы не получить по голове.
Люцик. Мы остаёмся.
Серый. Ты что, хочешь здесь сорок дней торчать?
Люцик. Посмотрим.
Серый. А жрать мы что будем?
Люцик. Серый, у тебя же тонкая организация, ты же интеллигентный человек, а изъясняешься, как фраер.
Серый. Может, и мне воздать молитву? Например, о манне небесной. Хотя, я бы предпочел небесный холодец.
Затемнение
Из затемнения
7-е небо
Михаил разговаривает по мобиле.
Михаил. Алё! Рафаил? Извини – не узнал. Богатым будешь. Ты в курсе? Ага, понятно. Все в курсе. Ну почему Люцифер?! Я не понимаю. Почему не ты, не Гавриил, не другие, не я, в конце-концов. Мы столько времени служили Ему верой и правдой. Я даже не смог завести семью. Ну почему проклятый сатана? Он что, не понимает, что всех нас ждёт, если проклятый воцарится? Не можешь больше говорить? Жена пришла? А, ну ладно. До связи.
Затемнение
Из затемнения
Пустыня. Люцик и Серый.
Люцик. Ты почему не спишь, Серый?
Серый. А в аду сейчас макароны дают.
Затемнение
Из затемнения
7-е небо.
Михаил разговоаривает по мобиле.
Михаил. Привет, Уриил. Рад, что ты со мной говоришь. А то все считают меня паникёром… Что? Нет повода для паники? И это говоришь ты, Властелин светил! Он же всё потушит и будет кромешная тьма! Ты так не думаешь? Уриил, от тебя я такого не ожидал. Да что вы все защищаете Пьяницу?! Да нет. Я не в контрах с Ним. Просто я думаю. Что нужно что-то делать. Помнишь, какой при Ельцине был кавардак в России? Это потому что Он ушел в запой. Понимаешь… ты меня знаешь. Я неплохой руководитель. Почему дьявол, чёрт возьми, а не я! Да дело даже не во мне! Люцик всех нас кинет! Он же лжец! Актёр! Я не верю в его святость! Что? Батарея садится? Ладно. Я потом перезвоню…
Затемнение
Из затемнения
Пустыня.
Люцик и Серый.
Люцик. Сколько мы уже тут?
Серый. Три дня. Может, хватит здесь торчать? Пошли все в жопу!?
Серый, с опаской пнул Люцифера плечом.
Люцик. Поторчим ещё.
Серый. Так жрать же хочется!
Люцик. Терпи.
Серый. Теперь я понимаю, за что тебя прозвали Зверем… Хозяин, сейчас Пасха. Все разговляются. А мы на посту.
Люцик. У тебя рот когда-нибудь закрывается?
Затемнение
Из затемнения
7-е небо
Михаил разговаривает по мобиле.
Михаил. Привет, Селафиил. А! У тебя батарея садиться?! Я быстро… А, ну пока.
Затемнение
Из затемнения
Пустыня
Люцик и Серый.
Серый. Хозяин, у тебя жар.
Люцик. Хрен с ним.
Серый. Чего ты ждёшь? Ты никому не нужен!
Люцик. Пофиг.
Серый. Слушай, хозяин, всё хотел тебя спросить. Тебя Люциком кто-нибудь ещё называл?
Люцик. Отец.
Серый. А мать?
Люцик. Отстань.
Затемнение
Из затемнения
7-е небо
Михаил разговаривает по мобиле.
Михаил. Алё! Привет, Иегудиил. Спасибо, что не бросил трубку, как некоторые. Я не паникую. Нет я в ужасе! Чёрт. Батарея села.
Бросает мобилу об пол.
Затемнение
Из затемнения
Пустыня
Люцик и Серый
Серый. Люцик, половинку жопки скорпиона будешь?
Люцик. Иди в жопу.
Серый. …и напоследок взалкал.
Люцик. Ударю в ухо.
Серый. Подставлю второе.
Люцик Тебя даже могила не исправила.
Затемнение
Из затемнения
7-е небо.
Михаил говорит по мобиле
Михаил. Привет, Варахиил. Кто? Это же я, Михаил. Просто старая симка заглючила и я звоню с нового номера. Ты на посту? Тебе нельзя разговаривать?... Подожди! Не бросай трубу! Я должен… Чёрт! Чёрт! Чёрт!
Затемнение
Из затемнения
Пустыня. Люцик и Серый
Серый. Хозяин… Люцифер… вельзевул… Сатана… Люцик, Чучундра, наконец! Не молчи! Скажи что-нибудь!
Люцик. Отстань.
Серый. Чего ждать у моря погоды? Я могу ускорить процесс. Хочешь, я тебя предам? У меня есть по этой части опыт. Я читал Леонида Андреева «Иуда Искариот»… Люцик, а какую колыбельную тебе пела мать?
Люцик Ты какой-то неугомонный, Серый.
Затемнение
Из затемнения
7-е небо
Михаил разговаривает по мобиле.
Михаил. Привет, Иеремиил… Нет, нет, я не по поводу решения божественного Алкоголика. Тебе не нравится, как я его называю? Да брось ты. Все так думают, только сказать боятся… У тебя случайно батарея не садится? Нет? Удивительно. А вот у меня садится. Пошёл ты в жопу со всеми остальными архангелами, Я сам во всём разберусь! И тогда никому не поздоровится!
Затемнение
Из затемнения
Пустыня
Люцик и Серый
Серый промакивает пот со лба бредящего Люцифера.
Люцик. Боже мой, Боже мой! Для чего я Тебя оставил…
Серый. Это могло бы показаться смешным, если бы не было так грустно…
Люцифер открыл глаза.
Люцик. Ну что, юморист с грустными еврейскими глазами, пошли до хаты?
Серый. Не сдвинусь с места, пока не ответишь на мой самый сокровенный вопрос. И, кстати, я не чистый еврей. У меня – папа.
Люцик. Продолжай..
Серый. Ну, вобщем, у меня вопрос. Сокровенный…
Люцик. Совру.
Люцифер снял с рога стакан.
Серый. Для меня это очень важно.
Люцик. Не удержусь и совру.
Люцифер загрёб стаканом песок.
Серый. Я тебя ещё ни о чём не просил.
Люцик. Ладно, валяй. отвечу правду.
Люцифер перевернул стакан, сделав песочный куличик.
Серый. Поклянись на пидора.
Люцик. Брось, мы же взрослые люди.
Серый. Ты не человек
Люцик. Ну, клянусь.
Серый. Без «ну».
Люцик. Да задавай уже!
Серый. Хорошо. Вот ты почти всемогущ…
Люцик. Без почти.
Серый. Брось, почти всемогущ, почти всевед - и так далее. Короче, когда я тебе надоем, кто будет тебя развлекать?
Люцик. Серый, неужели ты думаешь, что я променяю тебя на…
Серый. Не юли! Отвечай прямо на поставленный вопрос. Кто?
Люцик. Петросян.
Серый. Петросян?!!
Люцик. Пет-ро-сян.
Серый. Прощай, ангел с идеальным чувством юмора.
Серый встал и побрел назад.
Люцик. Серый, ты куда?! Я соврал! Серый, я пошутил!
Серый остановился и оглянулся.
Серый. Так соврал или пошутил?
Люцик. Пошутил, пошутил.
Серый. А почему мне не смешно?
Люцик. Я буду стараться. Я буду брать у тебя уроки.
Серый подошёл к Люциферу и сел рядом с ним.
Люцик. Жрать хочется.
Серый. Скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.
Люцик Злая шутка.
К ним подошёл Горбунов
Горбунов. Мир вам.
Горбунов протянул им два камня. Серый и Люцик взяли камни, и у них в руках они превратились в хлебы.
Серый. Чудо, однако!
Люцик. Отец?!
Горбунов. Усы, как у Меня.
Горбунов обнял Люцифера.
Серый. Здравствуй, Легыч.
Горбунов. Шалом! Аллах Акбар!
Горбунов возложил на Серого руку и погладил по волосам. Горбунов сбросил с плеч рюкзак, развязал его и стал доставать воду и еду.
Люцик. Это что?
Люцифер, разглядывает бутылку без этикетки.
Горбунов. Домашняя.
Серый. Тот самый вкус…
Серый получил два подзатыльника от обоих
Люцик. Как там дома?
Горбунов. Мать каждый день в окно смотрит. Ждёт.
Люцик. С Серым можно?
Горбунов. Не вопрос.
Серый. Пока не допьём, никуда не сдвинусь.
Затемнение.
Из затемнения
7 небо.
Михаил.
Михаил танцует «Танец Войны»
Пустыня
Серый, Люцик и Горбунов
Серый разливает.
Серый. Анекдот. Собрались как-то бухнуть человек, ангел и Бог…
Люцик. Может, хватит анекдотов, Серый?
Серый. Хорошо. Притча.
Горбунов. Хлеб у Некоторых не отбирай.
Серый. Я умолкаю.
Горбунов. Как известно, Я создал камень, который не могу поднять.
Серый вопросительно посмотрел на Люцифера.
Люцик. Этот камень - человек, Серый.
Серый кивнул.
Горбунов. Мы давно думаем со Спасителем, как его поднять. Спаситель говорит, что с тобой, сынок, мы можем справиться за шесть дней.
Люцик. Помозговать можно.
Серый. Говорящий камень просит встрять. Предлагаю создать креативное
агентство «Отец и Сыновья». вы спросите, а на хрен я нужон? Отвечаю. Без еврея-бухгалтера вам не справиться. Чё сидим?! Заказ горит! Айда в офис!
Облако поднимает Горбунова, Люцика и Серого.
Серый. Не думал, что голуби могут так высоко залетать.
Горбунов и Люцик отпускают Серому два подзатыльника.
Явление 9
7-е небо
Серый, отецСергий и Лилит
Серый. Лиля, выходи за меня замуж. Я теперь не какой-то там Серый, а Сергей Петрович. Я работаю в самом крутом офисе на земле и на небе.
Лиля. Это, конечно заманчиво… Но через 6 дней ты останешься безработным.
Серый. Какая разница!
Поп. Большая разница. Лиля тебя не любит. Ей больше подходит человек с трезвым умом, который никому не поклоняется, ни в кого не верит… ни в чёрта ни в Бога. Ему не нужны ни гурии ни фурии. Этот человек может любить одну женщину всю жизнь…
Лиля. Только не нужно длинных монологов. Это касается всех вас. Ребята, вы замечательные… Но я… я люблю другого.
Серый. Проклятый Люцик…
Входит Люцик.
Люцик. Да. Я прОклятый с начала времён. И это проклятие действовало до вчерашнего дня. Я даже был влюблён в собственную мать… Но сейчас… Лиля… Лилит… какой я был дурак, что не замечал тебя в этой жизни. Ты вспомни, когда ты впервые появилась на свет… Ты была первая женщина на земле. Я тогда влюбился в тебя без памяти… Мы были вместе недолгое время… И Бог проклял и тебя… Но сегодня проклятие больше не действует и я, как писал Горбунов в воплощении Шекспиром, я возвратился к потерянной любви.
Лиля плачет.
Люцик. Отец Сергий, обвенчайте нас.
Поп достаёт из сумки венцы и другие прибамбасы для обряда.
Поп. А кто будет держать венцы?..
Входят Горбунов и Таня.
Горбунов. Мы подержим.
Явление 10
Земля. Новый Иерусалим
Горбунов и Таня.
Таня. Как ты выбрился?! Вон же у тебя целый куст не выбрит.
Таня подаёт Горбунову одеколон. Он посмотрел в зеркало.
Горбунов. Куст – скажешь тоже. Одна волосинка…
Таня. Сбрей.
Бог вздохнул и взялся за бритву.
Таня. К вечеру вернешься. К половине десятого.
Горбунов. Думаю, управимся. Что на ужин?
Таня. Каша пшеничная с луком и болгарским перцем и рыба по-архиерейски.
Горбунов. И…
Таня. И «путинка».
Горбунов поцеловал жену и вышел за дверь.
Таня. Не горбься. Не каждый день бывает Страшный Суд.
Горбунов пошёл и вдруг растянулся в луже от удара Михаила в спину.
Горбунов. Блядь! Джинсы «Леви страус» за полторы штуки попортил.
Михаил. Извините. Я случайно.
Горбунов повернулся и посмотрел на «таран».
Горбунов. Миш, ты заебал! Летишь, как на пожар.
Михаил. Извини.
Горбунов. У меня сигареты промокли…
Михаил. Возьми моютрубку.
Михаил протянул Богу зажженную трубку.
Михаил. Ну, я полетел?
Горбунов. Передай Люциферу, что я буду через… (смотрит на часы)… 10 минут.
Михаил. Дакор, вашество, (в сторону) Как меня все заебали! Ну, ничего. Ещё повоюем!..
Михаил улетает.
Затемнение
Из затемнения
Земля. Майдан в Новом Иерусалиме
Горбунов, Люцик
Горбунов швырнул бычок в лужу и, постучавшись, вошел в гримёрку. Люцик встал ему навстречу, пыхтя трубкой.
Горбунов. Сынок, придется тебе судить.
Горбунов продемонстрировал свою грязную одежду.
Люцик А…
Горбунов. Справишься.
Люцик. Хорошо.
Люцик сел, зажёг о правый рог спичку и прикурил погасшую трубку.
Люцик. Моя пошла к Твоей. Поужинаем вместе?
Горбунов. С радостью.
Затемнение
Из затемнения
Где-то на Земле.
Михаил танцует танец войны
Затемнение.
Из затемнения.
Земля. Новый Иерусалим.
Майдан заполнен людьми. Всеми. Живыми и мёртвыми. А также тёмными ангелами. Люцик восседает на месте главного судьи. Горбунов из-за кулис ободряюще подмигнул Люцику.
Люцик. Значит так, господа. Чтобы мы быстро управились - правила такие. Я называю человека. Если хоть один человек сможет сказать что-то хорошее о нем – пусть поднимет руку. Дакор?
Все. Хорошо!
Люцик. Начнем (потёр руку об руку). Адам…
Затемнение
Из затемнения
Где-то на земле.
Михаил танцует танец войны

Затемнение

Из затемнения

Новый Иерусалим
Люцик. Ну что, практически все спаслись. Остался один человек.
Люцик глянул на часы одновременно с Богом.
Люцик. И, наконец, – Торквемада.
Ни одна рука не поднялась. Люцик в растерянности посмотрел на Горбунова. Горбунов почесал затылок и посмотрел на часы.
Горбунов. Полдесятого!
Горбунов судорожно выключил телефон и опять зачесал в затылке. Закурил. Раскурил трубку и Люцик. Серый и Отец Сергий прикурили от трубки Горбунова.
Люцик. (Тихо) Поздравляю всех. Можете расходиться по обителям. Ангелы вас сопроводят.
Через минуту майдан опустел. Остался посреди только один Торквемада.
Горбунов. Отдыхаем, мужики.
Горбунов пожал руки Серому и отцу Сергию и пошёл с Люциком домой. Горбунов включил телефон.
Горбунов. Три неотвеченных вызова! И все от Таньки!
Люцик. Не дрейфь. Авось не прибьёт.
Войдя в дом, Бог тут же прижал жену к себе, не дав ей сказать ни слова. Лилит поцеловала Люцика.
Жена. К столу.
Все расселись вокруг стола
Жена. Всё получилось?
Горбунов. Вот я и пенсионер, Танюша…
Таня. Я спрашиваю, всё получилось?!
Горбунов. Дык, - Торквемада, будь он неладен. Никто не подписался.
Таня. Лиля, а мы?
Таня и Лилит (вместе) Мы – за!
Женщины и подняли руки.
В окно с дребезгом влетел Михаил.
Михаил. Без приглашения. Отец, прости… я не верил, что у вас получится. Я не верил и хотел…
Горбунов. – Ладно тебе, Мишаня… Танюш, доставай ещё одну рюмку.
Всем налито.
Горбунов. Ну, с Новым Богом!
Конец.
СКЕТЧ-ПЬЕСА
ЖЕНА-АЛЬФА ИЛИ МУЖ-ОМЕГА
Действующие лица:
Муж
Жена
1.
НАРЯД ВНЕ ОЧЕРЕДИ
В комнате, перед включённым телевизором, сидит муж и куняет. Его рука покоится в большой коробке с попкорном Решительно входит жена в военной форме

жена
Подъем!

Муж вскакивает, роняя коробку. Попкорн рассыпается по полу

муж
Разрешите доложить!

жена
Отставить! Значит, в мое отсутствие жрём жратву вероятного противника?!

Муж вытягивается по стойке «смирно!» Жена бросает взгляд на телевизор

жена
И смотрим сериальчик вероятного противника?!

Муж
Но у тебя самой калифорнийская косметика…

жена
Молчать! Почему на форме все пуговицы оторваны?!

муж
Но на мне футболка…

жена
Молчать! Обед!

муж

Сварен!

жена
Полы!

муж
Подметены и вымыты!

жена
Пыль!

муж
Уничтожена!

жена
Книги!

муж
Прочитаны… то есть очищены от пыли!

Жена резво подходит к книжным полкам и начинает пальцем водить по корешкам

жена
(Тычет пальцем в нос мужу) Уничтожена, говоришь?!

муж
Это пыль с книги Аристотеля. И это пыль веков.

жена
Ладно.

Бросается к кровати и сдергивает покрывало. С криком «ага!» хватает плюшевого мишку

жена
Что делает чужой мужик в нашей постели?!

муж
Да разве это мужик? Это игрушечный медвежонок.

жена
И в какие игры любит играть этот плюшевый кобель?! В папу-маму?! В больничку?! Значит так! За полный бардак назначаю тебе исполнение супружеского долга вне очереди!

муж
Но ещё не отбой…

жена
Два супружеских долга вне очереди! Исполнять!
2.
ГРАНИЦА
Жена приходит со службы. Муж штопает носок

жена
Вась, а ну напомни мне, кто ты по национальности?

муж
Украинец.

жена
Значит так! Так как Украина является независимым государством, то и в нашем доме мы определим границы. Я человек военный. Люблю порядок.

Достает из кармана мелок и чертит линию

жена
Значит так, господин хохол! Попрошу покинуть территорию моего государства! На сборы вам дается пять секунд! Время пошло!

Муж хватает свое рукоделие и пулей вылетает из комнаты.

муж
(из-за двери) Обед подавать?

жена
Давно пора!

Муж идет с подносом. Возле мелом очерченной линии стоит, уперев руки в бока, жена.

Жена

С какой целью пересекаете границу?

муж
Обед жене несу.

жена
Запрещенные предметы имеются? Оружие?

муж
Нет.

жена
Покажите свою поклажу!

Рассматривает содержимое подноса. Берет столовый нож

жена
Говорите, нет оружия?

муж
Так он же не острый.

жена
Молчать! Поднос – мне! А сам возвращайся на родину!

Перед женой пустая посуда. Она встает и идет в сторону выхода. У черты ее встречает муж

муж
Стоять! Куда направляешься?

жена
В туалет.
муж
Туалет находится на территории Украины!

жена
Вась, не выделывайся. Мне очень нужно в туалет.

муж
С какой целью?

жена
С маленькой.

муж
То есть, вы не скрываете, что хотите превратить нашу страну в свалку токсичных отходов?!

жена
Я больше не могу терпеть! Приглашаю на переговоры!

Муж с женой сидят за столом

муж
Пиши. «Я, Варвара, просто Варька, клянусь не устраивать больше в доме границ и таможен. Я клянусь играть в войнушку только на работе, а дома обязуюсь быть самой обычной бабой…

жена
Ну, Вась…

муж
Ладно. Пиши. «А дома обязуюсь быть обычной бабой первого ранга.

Жмут друг другу руки. Жена, скрючившись, пулей вылетает из комнаты.

3.
ДЕНЬ ДОМОХОЗЯЕК
Жена заходит в квартиру и видит «картину маслом». Посреди комнаты стоит детский надувной бассейн, в котором с бутылкой шампанского сидит подвыпивший муж, горланя чепуховую песенку. Жена теряет дар речи. Хочет что-то сказать, но, как рыба, только открывает рот. Муж обращает на нее внимание.

муж
О, девчонки! А ну марш ко мне в джакузи! Я вам спинки потру.

жена
Вася, я не поняла. Что здесь происходит?

муж
От тупая баба. Я говорю, ныряй, и мы выпьем с тобой на бундесвер, пардон, на брудершафт. Ферштейн?

жена
Ах ты пьяная скотина! Бунтовать вздумал?! Я щас тебе покажу брудершафт! Встать! Смирно!

муж
Какая горластая баба! Выпей шампанского!

Бросает в жену бокал с шампанским. Жена еле увернулась. Жена начинает нервно ходить по квартире, потирая виски.

жена
Так, Васька сошел с ума. Господи, этого мне еще не хватало. Нужно звонить в психушку.

Идет к телефону. В этот момент муж дотягивается до шнура и ножом перерезает его. Жена меняет тон

жена
(Ласково) Васенька, ты, наверное, уже не Васенька. Как тебя величать: Наполеон? Кутузов? Маршал Жуков?

муж
Во дура! Я – Василий Голованов. По профессии домохозяин. Ты хоть знаешь, какое сегодня число?

жена
Не помню. Забыла.

муж
Так посмотри в календаре.

Жена смотрит календарь и хватается за голову

жена
Бог мой! Как я могла забыть! Ведь сегодня День Домохозяйки!

муж
Доперло? Тащи еще бухла и лезь в фонтан!

жена
А можно я у соседки телевизор посмотрю?

муж
Эт можно. Только не засиживайся.

жена
Да-да, Вась. Спасибо, Вась. Ну, я пошла, Вась?

Опасливо спиной двигается в сторону выхода

муж
Иди-иди.

Жена ретируется

муж
Вот дура! Соседка-то сбежала. А вот ее домохозяйка вовсю празднует.

Смеется дьявольским смехом

4.
ДЕНЬ ОТКРОВЕНИЙ
Муж заходит в комнату в обвислых трениках, рваной майке и обалдевает. На столе горят свечи, бокалы, шампанское, деликатесы. Жена в вечернем платье

муж
Не понял.

жена
Дорогой, приведи себя в надлежащий и вид и милости прошу к нашему шалашу.

Затемнение
Свет

Муж в костюме и галстуке сидит и вопросительно смотрит на жену

муж
Ну?
жена
Дорогой, мне пришла в голову замечательная мысль. Я предлагаю устроить романтический День откровений.

муж
А поподробнее?

жена
Всё просто. Мы должны рассказать друг другу, какую-нибудь историю из своей жизни, которую мы по тем или иным причинам утаили друг от друга. Разливай.

Муж разливает по бокалам

жена
А пока ты перебираешь архивы своей памяти, я начну первая.(Поднимает бокал) За томительное предвкушение.
Выпивают

жена
Много лет назад за мной ухаживал один мальчик. Он провожал меня со школы домой и носил мой портфель. Однажды моих родителей не было дома, и я решила пригласить этого мальчика к себе. У меня были виды на этого мальчика, поэтому я решила его завоевать, продемонстрировав французский поцелуй. А эта скотина укусила меня за язык! Вот, собственно, и вся история. Правда, печальная?

муж
Ага.

жена
А теперь ты.


муж
Однажды, много лет назад, я сидел на лавочке и кушал пломбир. И вдруг ко мне подсела женщина-лейтенант. Она пригласила меня к себе домой под предлогом просмотра дембельского альбома. Я был молод и не знал, чем для порядочных юношей заканчиваются такие просмотры. Мы пили чистый спирт и закусывали черным хлебом с селедкой… Одним словом, она получила все, чего хотела, а я всю ночь думал, что что-то в моей жизни не так. И тогда я решил бросить мехмат и стать поваром. Но не просто поваром, а мастером. Чтобы моя девушка никогда больше не закусывала черным хлебом с селедкой! Вот такая история.

жена
(Медленно поднимается из-за стола) Так, значит, ты мне изменил с какой-то солдафонкой?

муж
Не совсем так…

жена
Кобель! Ну и как она тебе в постели? Лучше меня?!

муж
Нет. Так же, как и с тобой.

жена
Небось, красотка?!

муж
Не красивее тебя.

жена
А зарабатывает, небось, поболее меня?!

муж
Да нет. Столько же, сколько и ты.

жена
Фото этой проститутки есть?

муж
Я его всегда ношу с собой.

Достает из кармана фотографию. Жена вырывает ее из рук и начинает сверлить взглядом. Вдруг ее лицо меняется

жена
Это же моя фотография двадцатилетней давности! Когда мне присвоили лейтенанта…

муж
Совершенно верно.

жена
Так, значит, ты изменил мне со мной?

муж
Ага.

жена
А я тогда нажралась и ничего не помню… В таком случае разрешаю тебе еще раз мне изменить со мной!
5.
ИГРОВАЯ ЗАВИСИМОВСТЬ
Муж сидит в кресле и вяжет крючком. В комнату врывается возбужденная (в нормальном смысле этого слова) жена

жена
Говори, где она?

муж
Кто она?

жена
Где ты ее прячешь?

муж
Варь, ты чего такая возбужденная? Сядь, выпей молочка. Здесь кроме нас никого нет. Только я и ты.

жена
Ты думаешь, я дура? Я знаю, что она здесь! И ты ее куда-то спрятал. Говори, где она?!

муж
Не хочешь молочка? Тогда может компотику?

жена
Ты издеваться вздумал, сволочь?! Где она?! В шкафу?

Бросается к шкафу и резко распахивает дверцы. Начинает лихорадочно отодвигать вешалки с одеждой

муж
Не безобразничай.

жена
Молчать!

Резко захлопывает дверцы

жена
Так. В шкафу ее нет. Значит – под кроватью.

Лезет под кровать.

муж
Осторожно, не извозись. Я полы еще не мыл.

Жена выбирается из-под кровати с пыльным носком и швыряет им в мужа.

жена
Думаешь, я не найду? Она под столом! Больше негде!

Лезет под стол

муж
А я понял! Ты хочешь поиграть в прятки! (закрывает глаза руками) Раз-два-три—четыре-пять, я иду тебя искать!

жена
Продолжаешь куражиться?

Выбирается из-под стола и начинает медленно кружиться на месте, как коршун в поисках дичи. Ее взгляд останавливается на муже. Она медленно подходит к нему.
Жена
(Угрожающе) А ну, посмотри на меня.

муж
Варь, ты чего?

жена
Смотри мне в глаза.

Жена подходит к мужу вплотную

жена
А ну встань с кресла.

муж
Зачем? Мне тут хорошо.

жена
А я говорю – встань.

муж
Не встану.

Жена хватает мужа подмышки и стаскивает с кресла.

жена
Ага! Вот ты где?!

Поднимает над головой приставку. Жена садится перед телевизором и жмет на кнопки пульта от приставки.

6.
НА ОККУПИРОВАННОЙ ТАРАКАНАМИ ТЕРРИТОРИИ.
Жена держит в руках мухобойку и, затаив дыхание, за кем-то наблюдает. Внезапно вскакивает и со словами «Умри, зараза!» со всего размаху лупит мухобойкой по стене. Затем садится за стол, берет нож и делает зарубку на ручке мухобойки. Мы видим, что ручка вся в зарубках

жена
Дневальный!

В комнату вбегает муж.

муж
Товарищ майор, дневальный Голованов по вашему приказу прибыл!

жена
Очистить поле боя от вражеских трупов!

муж
Слушаюсь!

Берет веник с совком и начинает подметать убиенных тараканов. Бежит на кухню и пулей возвращается обратно.

Муж
Ваш приказ выполнен! Жду дальнейших указаний!

жена
Доложите обстановку на оккупированной территории!

Муж достает из планшетки карту и разворачивает ее на столе

муж
Как нам стало известно, в ночь с двенадцатого ноль шестого две тыщи шестнадцатого на тринадцатое того же месяца вражеский десант высадился в кухне.

жена
Попрошу без гражданских терминов!

муж
Виноват. Высадился в квадрате 48-50. Той ночью я заметил нападение и попытался сбросить десант в открытое окно. Но врагу, благодаря маневрам, удалось закрепиться в микроволновке…, то есть в объекте 13-13

жена
Короче!

муж
К утру подтянулись основные войска противника, которым удалось занять все стратегические объекты в вышеозначенном квадрате.

жена
Что с техникой?

муж
К сожалению, в настоящее время вся техника находится в руках противника. Телевизор, утюг, кофемолка, мясорубка.

жена
А фен?


муж
И фен.

жена
Скоты! Они мне за это ответят! Какие меры вы приняли для освобождения квадрата 49-50 от захватчиков?

муж
Батальон «комбатов» был расставлен здесь, здесь и здесь (показывает на карте). Далее. Мною была осуществлена ковровая поливка мест скопления противника кипятком. И напоследок мною были установлены противопехотные катышки с крысиным ядом. В результате этих мер противник понес урон в живой силе, но получил подкрепление из соседней квартиры.

жена
Опять гражданский сленг.

муж

Виноват. Получил подкрепление из сопредельного государства.

жена
Всё?

муж
Так точно! Доклад окончен!

жена
Положение тяжелое. Сегодня я отбивала атаки диверсантов, просочившихся в нашу страну из оккупированного квадрата. Мало того, лазутчики проникли и в нашу столицу, так называемое Супружеское Ложе! Это переходит всякие границы! Значит так, я вам приказываю применить вариант «Аромат»!

муж
Но согласно Женевской конвенции запрещается применять отравляющие вещества.

жена
Молчать! Исполнять приказ!

муж
Слушаюсь!

Муж надевает противогаз, берет в две руки по баллончику с дихлофосом и с криком убегает на кухню.

7.
ОТМАЗКИ
Муж сидит в кресле и вяжет. За столом сидит жена и не отрывает взгляда от мужа. Жена выпивает залпом стакан водки, закусывает огурцом

жена
Вась, а Вась. Хочешь, я сяду тебе на колени?

муж
Варь, я что-то неважно себя чувствую.

жена
Бедненький! Что ж ты сразу не сказал! Иди скорей в кроватку. Ляг, отдохни. А я рядышком прилягу. Массажик тебе сделаю.

муж
Не приставай Люсь. Что-то у меня голова болит.

жена
Вась, а я приставать и не буду. Я тебе по головке поглажу. Она и пройдет.

муж
Знаю я, чем заканчиваются твои поглаживания по головке. (Пародирует жену) Милый, а может у тебя и ручки болят? Давай я поглажу. Ой, у тебя и в животике урчит. Щас я положу на него ручки…

жена
Ну, Вась. Ну, пойдем. А я за это разрешу тебе из моего пистолета пострелять.

муж
Ага, пострелять. Ты так вымотаешь, что хочется только одного – застрелиться!

жена
Так вот как ты заговорил?! Застрелиться, значит?!

муж
(Испуганно) Варь, не обижайся. Я только хотел сказать, что у меня болит голова.

жена
А у меня что – не болит голова? У меня каждое утро начинается с головной боли. Как там мои подчиненные? Всего ли у них хватает? А не шляются ли без дела? Но, невзирая на головную боль, я каждый день иду на службу, где меня, невзирая на мою головную боль, каждый день имеет вышестоящее начальство!

муж
Прости, Варь!

жена
Так неужели я, придя домой, не имею права на личную жизнь?!

муж
Конечно, имеешь. Я же не спорю. Я только сказал, что у меня сильно болит голова. И когда она пройдет…

жена
Молчать! Слушай мою команду! Марш в койку!

Муж покорно плюхается на кровать, трогательно прижимая вязание, которое вряд ли его защитит.

8.
ХОЧУ РЕБЕНКА
Жена валяется в форме на кровати и читает биографию какого-то полководца. На краешек кровати присаживается муж

муж
Варь, а ты меня любишь?

жена
(Не отрываясь от книги) Угу.

Муж забирается в кровать и прижимается к жене

Муж
Люсь, давай заведем ребеночка.

жена
(Меняется в лице) Повтори, что ты сказал!

муж
Давай заведем ребеночка.

Жена лупит мужа книгой по голове

жена
Ты думаешь, что говоришь?! Какой еще ребенок, когда я целый день на работе?!

муж

Ну, Варь…

жена
Двадцать отжиманий! Я выбью дурь из твоей дубовой башки! Выполнять!

Муж покорно покидает кровать и начинает отжиматься

жена
Двадцать! Ну, есть еще вопросы?

Муж с трудом встает и, качаясь, произносит

муж
Хочу ребенка.

жена
Молчать, упрямец! Пятьдесят раз пресс! Выполнять!

Муж делает пресс

жена
Есть еще желания?

муж
Варь, по вечерам ты будешь рассказывать нашему ребенку сказки…

жена
Сказки?! Эту чепуху для прыщавых подростков?! Я буду читать ребенку военные энциклопедии. Понял?

Муж встает с пола. Обнимает жену за плечи и усаживает ее на кровать

муж
А ты разве не знаешь, что есть уставные сказки?

жена
(заинтересовано) Это еще какие?

муж
Ну, вспомни, чем заканчиваются многие сказки? «Они жили долго и счастливо и умерли в один день». Это же о ядерной войне!

Муж, пока жена соображает, укладывает ее в постель

жена
Вот я дура! Конечно, буду читать только уставные сказки.

Муж обнимает жену. Затемнение.

9.
Немножко беременна
Муж на кухне режет лук, одним глазом посматривая сериал. В кухню решительно входит Жена. Муж её не замечает, уставившись в телевизор. Жена выдёргивает шнур. Муж замечает Жену

муж
О, Варенька! Здравствуй, дорогая! А я тут сижу, никого не трогаю. Примус починяю…

жена
О, оказывается, в твоей библиотеке не только детективчики?!

Муж
(С вызовом) А что ты имеешь против детективов?!

Жена удивлённо смотрит на Мужа. Муж спохватывается, вскакивает и начинает целовать руки Жены.

муж
Прости, прости, прости...

жена
Будя!

муж
(Продолжает целовать руки) Прости, прости, прости...

жена
Я сказала, хватит!

Муж садится на краешек стула и предано смотрит на Жену

жена
Ты в курсе, что натворил?

Муж
(Через паузу, осмысливая) А! Я лук крупно нарезал? Так я исправлю…

жена
Какой ещё лук, Чипполино ты моё!

муж
Может я… Нет не то… А! Я… тоже не то. Варечка, я не помню… или я не знаю… В общем, я не догадываюсь…

жена
Сядь и слушай, муж мой!

муж
Но я и так сижу!..
Муж наталкивается на угрюмый взгляд жены.

Муж
Хорошо.

Муж встаёт и тут же садится на краешек стула, сдвинув коленки

жена
То есть, ты даже не догадываешься, что натворил?

муж
Да… то есть, нет…

жена
Я бе-ре-мен-на!

муж
Это не я!.. То есть, я, конечно… А почему я последним об этом узнаю?!.. Прости, прости, прости… То есть, как – прости?! Нет, позволь! Ты хочешь сказать, что ты беременна, и у нас будет ребёнок?! Господи! Радость-то какая! Чем же мне тебя кормить? Ага!

Муж вскакивает, открывает холодильник и начинает метать на стол.

Муж
Вот огурчики. Прошлогоднего засола, правда… ну да ладно. Вот шоколадная паста, вот селёдочка, вот бананы… Да ты ешь, ешь. Я ведь знаю, чего тебе сейчас хочется.

жена
Мне хочется треснуть тебя по твоей тупой башке!

муж
Ругай меня, Варечка! Бей, если хочешь! Я всё понимаю. Гормоны играют. Там у тебя в организме такой коктейль гормонов!... У-ух! Ну, теперь заживём! Ты родишь мне мальчика! Пацана!... Или девочку! Девочку? Пусть будет девочка, доченька, Сонечка… Ласточка моя, Варечка, а кто отец?.. От глупая башка! Я буду отцом! У меня будет собственный ребёнок!… Так. Варь, ты не помнишь, где швейная машинка?! Нет, нет. Не вспоминай. Тебе нельзя думать в твоём положении…

жена
Ты соображаешь, что говоришь? Думать мне нельзя… Идиот! Успокойся, и давай серьёзно поговорим.

Муж не обращает внимания на слова Жены

муж
Конечно, поговорим… так-так-так, где у меня лежит голубенький ситчик? Мальчик должен быть одет во всё голубенькое. А если девочка? Ага – в розовое. Варь, ты знаешь, если у тебя не будет молока, то мы накупим питания. Я знаю один магазинчик… Варь, а какой у тебя срок?

жена
Какая разница, какой? Беременная и всё…

Муж
Нет. Ты не права. В твоём положении важно всё. Особенно срок. Я должен знать, сколько у меня осталось времени на подготовку…

жена
Подожди…

муж
Не перебивай. Я думаю… Так. Рожать будем дома. В воду. Я сам приму роды… Нет, не сам. Нужно пригласить Петровну из четырнадцатой квартиры. И не спорь! Ты знаешь, что сейчас в роддомах творится?! Не знаешь? А я знаю. Грязь, стафилококк, мат-перемат! Нет! Нет и ещё раз – нет! В роддом ты не поедешь. Я сказал! Ой, прости. Конечно, мы ещё об этом поговорим и не раз… но Варя, Петровна своё дело знает, да и я на подхвате… А в роддоме его могут перепутать, и дадут нам чужого ребёнка. А через двадцать лет наш сын случайно узнает, кто его родители. Но к тому времени и мы будем долго искать нашего настоящего сына, пока через сто двадцать серий… то есть, лет, мы не встретимся…

жена
Вась, так ты не против ребёнка, насколько я поняла?

Муж
Да как тебе в голову такое могло прийти! Да ребёнок – это то, я мечтал! Какой же у тебя срок? Ты так и не ответила?

жена
Вася, вот об этом я и хотела с тобой поговорить… Срок у меня… 20 лет.

муж
Не понял! Ты оговорилась. Ты хотела сказать: «Двадцать дней»…

жена
Нет. Я не оговорилась. Мы с тобой живём двадцать лет, и у нас до сих пор нет ребёнка. Меня это, как будущую мать, не устраивает. У нас будет ребёнок – и точка.

муж
Но ты ведь всегда мне говорила, что сначала учёба, потом карьера, потом… Стоп, так ты не беременна?!
жена
Не задавай глупых вопросов, мужлан!

Жена надвигается на мужа.
.
муж
Свет, Варь. Выключи свет!
10.
Ночь, улица, фонарь под глазом
Муж и Жена спят на кровати. Звенит будильник. Жена, не открывая глаз, вырубает его. Через некоторое время Жена открывает глаза и смотрит на часы. Вскидывается на кровати

жена
Проспала!

Муж продолжает спать. Жена бросается на него и начинает трясти изо всех сил

жена
Проспала! Я проспала! Вася, вставай!

Муж
(Вяло) Не могу. На меня действует вчерашнее снотворное. И вообще, мой рабочий день начинается в…

Жена бьёт Мужа по щеке!

жена
Вставай, бездельник! У меня костюм не глажен! Включай утюг, зараза!

муж
(Вяло) Варь, выключись. Дай поспать…

жена
(Немая пауза. Потом тихим шёпотом) Что ты сказал?!

муж
(Муж открывает глаза и с ужасом смотрит на Жену) Я ничего не говорил… Это не я… Я только подумал, но вслух ничего…

жена
Утюг!

Муж вскакивает, включает утюг и потихоньку, сидя на кушетке, кемарит. Жена выбегает из спальни. Мужу начинает сниться сон, как будто он приходит с работы и, как был в грязных сапогах, проходит на кухню. Жена сидит на стуле перед плитой, кемарит и на автомате помешивает варево. Муж, видя это, садится за стол и бьёт по нему кулаком. Жена не просыпается и продолжает мешать в кастрюле. Тогда Муж со всего размаха бьёт по столу кулаком. Потом ещё. И ещё. Жена – ноль внимания. Тогда муж со зверским выражением лица медленно лезет за пояс и… вытаскивает огромный будильник. Заводит его и включает над ухом жены. Жена вяло, сквозь сон, говорит «Скотина». Муж просыпается от того, что кто-то кричит. Он подымает глаза и видит перед собой разъярённую Жену…

жена
Скотина! Я уже успела умыться. А он… Ну нет слов… Гладь давай! Пошевеливайся!

Муж начинает лихорадочно водить утюгом, со страхом поглядывая на Жену. Жена какое-то время смотрит на Мужа, потом убегает со словами

жена
Ой, проклятье! Я же накраситься забыла!

Муж продолжает быстро елозить утюгом, но тяжёлые веки смыкаются, движения замедляются, и он опять погружается в сон. Снится ему, как он входит на кухню в грязных сапожищах и видит Жену, которая куняет над варевом на плите, и мешает его ложкой. Муж медленно тянется к поясу и вынимает клоунский колпак, который он нахлобучивает на голову Жены. Жена не просыпается, продолжая помешивать. Муж берёт со стола салфетку, засовывает её в рот, медленно жуёт. Не переставая жевать, тянется к поясу и вытаскивает трубочку. Вынимает изо рта бумажный мякиш и плюёт им через трубочку в Жену. После этого Муж начинает покатываться со смеху. Сверху в облаке появляется Божественная рука с трубкой и в сторону Жены летит мякиш. Муж и Некто смеются. Облако начинает сгущаться, превращаясь в дым. Муж просыпается от крика Жены

жена
О, Боже!

Муж окончательно просыпается и видит ужасную картину: от юбки идёт дым от утюга. Жена надвигается на него с помадой наперевес

жена
Ты… ты…

Муж
Я сам!

Муж выхватывает из руки Жены помаду и начинает чёркать ею по своему лицу. Жена устало садится на край кровати.

жена
Всё, баста!
Сегодня я на работу не пойду.

муж
П-правильно, Варечка… Ведь сегодня воскресение.
Жена тупо смотрит на Мужа. Потом начинает посмеиваться. Муж начинает подхихиковать. Наконец, оба заливаются смехом
11.
Сладкая горечь
Муж на кухне занимается консервацией. На столе стоят закатанные и пустые банки. На плите кипит варево. Муж протирает пустую банку полотенцем. Вдруг из коридора раздаётся зычное рокотание Жены: «Жрать!!». Муж пугается и роняет банку. Банка разбивается. Муж хватает веник и начинает лихорадочно подметать. Входит Жена с букетом. По ней видно, что она навеселе. Но не «в дым», а так, слегонца.

жена
(Протягивает букет) Это тебе.

муж
Мне?

жена
Не вижу радости на лице. Не нравится букет? – в хозяйстве пригодится. Будет тебе второй веник, если этот (берёт в руку веник, крутит, рассматривает)… истреплёшь.

Ставит, не глядя, веник в вазу. Муж, молча, вынимает веник из вазы и ставит в неё цветы

жена
(Заглядывает в кастрюлю) Что тут у нас? М-м, супчик. Наливай!

Муж
Это аджика, Варь.

Жена делает жест рукой, означающий, мол, «давай»!

жена
Наваливай!

муж
Аджика, на зиму.

жена
А щас что у нас на дворе?

муж
Осень.

жена
Да будет снег! Я сказала! Где мой телефон? Щас звякну Ему, чтобы была зима. Я плачУ! А чё? Имею право… Честно заработанные… Наливай, а то жрать хочется!

Муж наливает половником аджику в тарелку и ставил перед Женой

жена
Ты не думай, я не пьяная. Я весёлая (сёрбает) М-м, вкуснятина. Только соли не хватает. Ты чё тут затеял?

Муж
Консервирую. Закатываю банки, так сказать…

жена
О, коллега! (Протягивает руку для рукопожатия) Мы сегодня тоже одного закатывали… в бетон…

муж
(Муж роняет очередную банку. На лице у него ужас) Ч-человека?

жена
Да какого там человека?! Мудака! Насекомого ползучего!
Муж падает в обморок. Он лежит на полу и открывает глаза от того, что Жена мелкой струёй льёт воду из вазы, придерживая цветы

жена
О, очнулся, Смелое Сердце! Я пошутила. Никого мы не закатывали. (Помогает мужу сесть на стул. Муж на автомате берёт банку и начинает её протирать полотенцем) Просто сегодня объект «замочили».

Муж
Замочили?!

Муж пытается упасть в обморок. Жена удерживает его за грудки.

жена
Какие мы впечатлительные. (Целует Мужа в нос) Какие мы нежные. Ну, как тебе по-русски объяснить? Мы сегодня сдали объект, ну и замочили, то есть вспрыснули мальца на работе… Ты не переживай за меня. Там были одни мужики… То есть я хотела сказать, что ко мне никто не приставал… (в сторону тихо) Скоты.

муж
А кого всё-таки вы закатали в асфальт?

жена
Тьху натебя! Я же тебе уже сто раз… один раз говорила: никого мы не закатывали. Я пошутила, понимаешь? По-шу-ти-ла… Мы сдали сегодня последний отрезок дорожного полотна от трассы к части. (Торжественно) Мне выпала высокая честь и мои товарищи доверили мне руль бетонозакаточного аппарата, в просторечии – катка, чтобы я «прокатала» последние 10 метров дорожного полотна, так сказать, на посошок. Ферштейн, дурья твоя башка? А ты испугался. Э-эх (треплет его волосы). А мамочка просто пошутила. Как в КВНе. Ты КВН смотришь? Шутки до тебя доходят? А чё в тарелке моей пусто? Ты не любишь своего прожорливого мышонка?

муж
Но это же на зиму…

жена
(Наливает себе сама прямо из кастрюли, без поварёшки) Повторяешься, братец крольчонок. Зима. Зима… Зимой будем жрать снег. Его же много, правда? И деньги на жрачку тратить не надо. (Вдруг её лицо меняется на строгое. Говорит как бы в пространство) Ну, Бычков, скотина. Ты у меня гравий будешь есть.

Муж
Ты это кому только что грозила?

жена
Я? Не обращай внимания.

муж
Ты меня пугаешь…

жена
(Целует Мужа в макушку) Не бойся, мой малыш. Просто редиска Бычков хотел обидеть Варва… Варю Пантелеймоновну и прокатиться на катке самому. Журналистам попозировать. Вместо меня. Но ведь я – это я. Кто же я, если не я? В общем, я ему сделала а-та-та и поставила в угол.

муж
Ты не врёшь?

жена
(Допивает остатки аджики прямо из кастрюли) А чё мне тебя врать? Тебя же не проведёшь… (с грохотом ставит пустую кастрюлю на стол. Потягивается) Хорошо-то как! Как мне с тобой хорошо! Как мне повезло с тобой что ты такой сильный. Смелый, заботливый…

У Жены звонит мобильный

жена
(Берёт трубу) Алё. Палыч, ты? Ну что? Ноги ему отрезали? А уши? Молодцы. Хорошо, что помните мой наказ. Пришлите мне с шофёром.

Муж
(В прострации) Ноги… уши… Убийца!

Муж бросается на жену с кулачками и начинает мелко ими постукивать по груди Жены. Жена хватает Мужа за руки и притягивает к себе.

жена
Послушай, дорогой Ты всё не так понял. Нам в отдел привезли из деревни кабанчика. И мы с мальчишками распределили, что кому достанется. Я давно хотела холодец. Вот и попросила себе ноги и уши… Понял? (встряхивает Мужа) Допёрло?

муж
(Прижимается к груди Жены) Холодец! Холодец! Как же я сам не догадался?! Холодец!

жена
(Кокетливо поводит плечами) Так уж и холодец?!

Муж увлекает Жену в спальню

12.
Через тернии к солнцу
Муж лежит на супружеском ложе и при свете настольной лампы читает книгу. В соседней комнате Жена разговаривает по телефону начальственным голосом. Волей-неволей муж прислушивается к голосу Жены, так как иногда это бывает громко. Она мешает ему читать. Муж вставляетв уши беруши, потом нервно их вынимает и выбрасывает. Он нервничает, резко переворачивает страницы и т.д.

жена
Ковалёв, ты что?! Тупой на всю голову?! Как можно было посадить деревья вверх ногами?!.. Да, я прекрасно понимаю, что у деревьев нет ног… Зато у тебя есть руки, которые можно вырвать, и ты только спасибо скажешь, так как они у тебя растут из одного места… Что – Варвара Пантелеймоновна?! Я много лет Варвара Пантелеймоновна!.. Ты говоришь, что корни принял за ветви и потому ошибся? Да ты сам пустил корни в своём кабинете. Сидишь и только телефончик теребишь своими граблями. Я тебе сколько раз говорила: проблема? Решай сам. Выезжай, разбирайся, входи в курс дела… А ты покидаешь свой кабинет только для того, чтобы посетить туалет, где решаешь свои малые и большие дела. А у части тоже есть и малые и большие дела. А ты дела превращаешь в проблемы, которые приходиться разруливать мне! Хотя по статусу это я должна сидеть в кабинете и теребить телефончик… Значит так! Ты сейчас берёшь бригаду… Да я в курсе, что сейчас без пятнадцати одиннадцать… Да, я в курсе, что сейчас без пятнадцати одиннадцать ночи… Да. Я в курсе, что у тебя жена постелила постель… Берёшь свою похоронную бригаду и эксгумируешь деревья. Затем зарываешь их как положено, а утром – сразу ко мне в кабинет. До завтра!

Жена входит в спальню. Муж нервно перелистывает страницу. Жена ложится рядом

жена
Что читаешь?

муж
(Резко перелистывает страницу) Садоводство. Глава «Садовые деревья». Подзаголовок «Каким образом сажать яблони без пятнадцати одиннадцать ночи, чтобы не мешать мужу».

жена
Ну, пусик…

муж
(Захлопывает книгу) Я не пусик! Я не зайчик! Я не котик! Я не пёсик, хоть устал, как собака!

Жена
Устал, мой пус…

муж.
(Гневно смотрит на Жену. Жена осекается и не договаривает) А разве это кому-нибудь интересно?!.. Да, устал.

Жена подползает под бочок
жена
(игриво) А ты весь устал?

Муж
(Отодвигается) Я устал вечно тебя ждать. Ты обещала прийти сегодня пораньше. Ты же помнишь, какой сегодня день? Или забыла?!

Жена по-деловому поворачивается к тумбочке и шарит в её ящичках

жена
Сейчас посмотрю в записной книжке.

муж
Как ты могла забыть?!

жена
(Листает записную книжку) Я помню, помню. Ага! Вот! Сегодня годовщина нашего первого свидания! Правильно?.. (хлопает в ладоши) Дай я тебя (тянется с поцелуем)…

муж
(Отстраняет Жену) Помнит она… Ну что бы ты делала без своей записной книжки?..

жена
Ну, пус…мальчик мой… Ну не могу же я всё помнить. У меня столько работы, что тут бы запомнить, как зовут моих замов, не то что…

муж
Что?! Годовщина нашего первого свидания – это у тебя стоит в ряду с какими-то замами?! Знаешь, кто ты после этого?!

Жена
(Резко прижимает голову Мужа к своей груди и начинает отрывисто гладить) Ну-ну-ну. Успокойся, мой малыш. Мамочка ничего не забыла. Мамочка всё помнит. Она просто пошутила. Ну, грубые у неё шутки. Мне ведь на работе… сам понимаешь… со всякими приходиться общаться…

муж.
Ты хоть помнишь, во что я был одет?

Повисла долгая пауза

муж
И это забыла?!

жена
Ч-ш, чш. Я конечно помню. Ты был одет…как бог!

муж
Опять врёшь. Ты не помнишь…

жена
Я помню твои глаза. Как ты смотрел на меня…

Муж вскакивает на постели, садится и обхватывает колени.

жена
Я помню, как дрожали твои руки, когда ты подарил мне букет.

муж
Я потратил на него всю мою стипендию.

жена
Я помню, как мы взялись за руки и пошли прямо навстречу огромному диску рассветного солнца…

муж
Ты перепутала. Мы были на «Неуловимых мстителях». Это они, мстители, ехали навстречу…

Жена
Какая разница? Мы – они… Хотя, «мы» важнее, чем какие-то там незнакомые нам «они» Я помню…

муж.
В тот день я порвал свои джинсы «Леви страус» за сто восемьдесят рублей – а это четыре стипендии. На минуточку…

жена
В тот день на тебе были джинсы «Леви страус». Я это точно помню. Правда? «Левиса»?

Муж
Ты так их и не зашила…

Жена обнимает Мужа.

жена
Я зашью. Я обязательно зашью. Пусть не сегодня. Пусть пройдёт ещё 30 лет. И ты снова наденешь свои старые джинсы. Мы возьмёмся за руки и пойдём встречать рассвет.
Муж достает из тумбочки джинсы.

муж
Варя, ты забыла. Ты их давно зашила. Рассвет через пять минут. Зачем ждать 30 лет?

жена
А если сегодня солнце не взойдёт? Я такого распоряжения не давала.

муж
Хватит прикалываться. Собирайся.
Муж и Жена смешно собираются под финальную музыку из «Неуловимых мстителей»
13.
рАДИКУЛИТ
Муж приносит в постель Жене кофе и бутерброды

муж
Зайчик принёс своей цыпочке утренний паёк

жена
Ой! (Пытается приподняться) Поясницу скрутило!Кажись, радикулит. Как же я на работу пойду?

муж
А ты – ползком. По-пластунски.

Жена
Прекратить Смех! У меня серьёзно спина болит. Какая работа, мать-перемать! А как же на работе без меня?!

муж.
Неужели ты незаменимая? Не помрут твои прапорщики без тебя.

жена
Много ты понимаешь! Да вся часть на мне только и держится. У меня нет замены для себя.

Муж
Кроме…

жена
Отставить – кроме! Я никому не доверяю… Кроме…кроме… тебя!

муж
Это правильно. Это порядок. В семье должно быть доверие между супругами.

жена
Ты не понял. Я никому не доверяю, кроме тебя. Поэтому сегодня на работу, вместо меня пойдёшь ты!

муж
Вот ты смешная…

жена
Молчать!

муж
Как я…

Жена
Молчать! Молчать!! Молчать!!!

муж.
Хорошо, хорошо. Я пойду туда, куда ты скажешь. Скажешь занять майорское кресло. Сяду. Скажешь справиться с нашими врагами, - задушу. Скажешь убить соседей, что мешают спать – не вопрос. Скажешь, съесть твой завтрак…

жена
Смирно! Завтрак сюда!

Муж даёт жене поднос

жена
Распоясался!

муж
Виноват.

жена
Продолжаем разговор. Значит так. Выйти вместо меня на работу ты должен и обязан. Это записано у нас в брачном контракте.

муж
Ну, у нас нет никакого контракта.

Жена
Ещё лучше. Мы не контрактники. Мы добровольцы. А добровольцы всегда добровольно шли в самые горячие точки. Так вот, мой кабинет и есть – самая горячая точка в нашем военном городке

муж.
Но…

жена
Не перебивай! Слушай сюда. Чтобы ты справился наверняка, ты должен ознакомиться с личным составом, вверенным мне, как начальнику гарнизона. Прежде всего, младший лейтенант Коленька. Он стоит перед моим кабинетом. Не вздумай хлопать его по задни… чёрт.

Муж
То есть, пока я тут обеды варю, ты молоденьких офицеров хлопаешь по зад…

жена
Молчать! Коленька – не мужчина! Он Офицер Российской Армии!

муж
Но почему ты меня не хлопаешь? Я что – не мужик?

жена
Ты не мужик. Ты Муж с большой буквы. Мужлан, если на то пошло… И вообще, хватит разговорчиков! Продолжаем. У тебя там будет несколько телефонов. Единственное, о чём нужно помнить, это то, что на все звонки нужно отвечать так, как я скажу. Слушай. У аппарата! Здравия желаю! Слушаюсь! Запомнил?

муж
Здравия желаю. Слушаюсь.

жена
У аппарата

муж
У аппарата.

Жена
Громче! У аппарата!

муж.
У аппарата.

жена
Не верю! У аппарата!

Муж
(Орёт) У аппарата!!! Смирно!!!

Жена от ора вскакивает и становится по стойке смирно. Муж удивлённо смотрит на жену. Жена начинает наклоняться, держась за поясницу

жена
Кажись, радикулит прошёл. Вот что командаживотворящая делает

муж
У аппарата?!

жена
Отставить. Тащи мне комплект одежды номер 7.

муж
Ты только там никого по попке не хлопай!

жена
(одевается) Слушаюсь и повинуюсь!

муж
А чё? Неплохая команда «повинуюсь».
14.
ДЕНЬ НЕПОСЛУШАНИЯ
Жена входит в дом и говорит из коридора

жена
Васенька, я пришла! Кто снимет мне сапоги? Кто поцелует мою коленку? Кому я дам пощупать пистолет?.................................... Васька, ты где, сучий потрох?! Почему не встречаешь женщину твоей мечты?!

Жена заходит в спальню. Муж лежит на кровати с полными глазами слёз

жена
Кто обидел нашего мальчика? Как он посмел? Или – она?! Васенька, что произошло? Твоя маленькая девочка сможет устроить небольшой переполох твоему обидчику. Скажи хоть слово. Не молчи. Иначе я тоже лягу рядом с тобой и буду плакать.

муж
Жизнь моя пуста и бессмысленна. Больше двадцати лет я обитаю в этих стенах. И это я, у которого по пению была «пятёрка»! Я бы мог стать знаменитым певцом. А ещё я бы мог стать комбайнёром-передовиком. Я бы мог стать Нобелевским лауреатом, если бы не забросил математику. Я бы мог стать писателем Дарьялом Донцовым. Но все эти варианты моей судьбы не произошли потому, что я оказался замурован в этой квартире!

жена
Заметь! С красавицей женой.

муж
Да! С красавицей женой. Но жена приходит каждый день под вечер, голодная, усталая. Ей нужно снять сапоги, расстегнуть ремень… И не дай бог прикоснуться к заветным местам, потому что она злая, уставшая.

Жена
Вась, прикоснись ко мне. Я разрешаю. Сегодня тебе можно всё. Смотри, как я сексуально расстёгиваю ремень.

муж.
Можешь не стараться. Как-нибудь обойдусь. Столько лет обходился, кроме больших военных праздников…

Жена подползает под бочок

жена
Вась, ты можешь отхлопать меня этим самым ремнём. Чтобы «звёздочка» на заднице осталась.

Муж
(Отодвигается) Варя! Ты не понимаешь! Моя жизнь пуста и бессмысленна! За годы нашей совместной жизни я перестирал 200 тон белья, я помыл 20 квадратных километров полов. Я наварил 300 кубометров щей. Я не знаю, как с этим жить. Просто лечь и умереть. Да, я хочу умереть!

жена
Вот как ты заговорил. А думаешь, мне легко?.. Да, мне легко с тобой. Каждый день я ухожу из дома, как на войну. Ты меня кормишь, поишь, делаешь боевую раскраску… Не, тут я увлеклась – крашусь я сама. Но не важно. Каждый день ты даёшь мне заряд бодрости своим хорошим настроением. Ты – мой тыл. Мой крепкий тыл. Чтобы я без тебя делала?! Если бы у меня не было такого тыла как ты, я бы, наверное, спилась. Каждый день я прихожу с передовой и ты всегда меня латаешь своей чуткостью и нежностью. Не сметь лежать и умирать! А если действительно хочешь умереть, так в моих объятиях. Мы вместе умрём и что? Ты думаешь наверху что-то измениться? Я буду служить под началом архангела Михаила, а ты будешь встречать меня с работы с поллитрой нектара. Что в этом плохого? Что, думаешь, на том свете тебе тоже захочется умереть?! Куда ты там умрёшь, если второй смерти нет?

муж
Нектар – это, наверное, хорошо. Нектар бы и я сам пил. Но ведь я ещё не умер. А в этой жизни я подношу тебе спирт по вечерам. Ты напиваешься и поёшь из репертуара Ласкового Марта. Потом быстро засыпаешь. А я, чтобы успокоить нервы, вынужден вязать. Это занятие меня успокаивает, но меня не покидает мысль, что я ничтожество, которое ничего не достигло в этой жизни. Вот почему я думаю о смерти.

жена
Слушай, что я тебе скажу, Вась. Есть такая пословица: не боги горшки обжигают. Так вот, ты и есть тот условно горшечник, который делает мою жизнь приятной во всех отношениях. То, что ты каждый день делаешь, не всегда заметно. Ты обставляешь мою жизнь не только материальными предметами и вещами, но и создаёшь атмосферу, уют в нашей квартирке. Я тебе многим обязана. И поэтому – стань на одно колено (муж встаёт. Жена достаёт палку колбасы и кладёт на плечо мужа) Я посвящаю тебя в Мойдодыры. Ведь всем известно, что он и умывальников начальник и мочалок командир. Встань, Мойдодыр второго ранга! Теперь ты на службе официально.
муж
Спасибо, Варя! Наконец, моя жизнь обрела смысл.

жена
А теперь давай скрепим наш договор пиром. У меня есть колбаса.

муж
А у меня – французский коньяк.

Жена
И мы будем пить это пойло?

муж.
Но…

жена
Никаких «Но»! Спирт! Вот примиритель с жизнью!

муж
Аминь!
15.
ПАРОЛЬ
Жена приходит со службы

жена
Вась, Армагеддон наступил!

муж
Что такое?! Ты почему не на работе?!

жена
Ой, лихо моё! За что же мне такое наказание?! Лучше бы меня в детстве утопили, чем дожить до сегодняшнего дня! Лучше бы с Землёй столкнулась странствующая планета Нибиру! Лучше бы Кашпировского выпустили опять на телевидение! О, горе мне, горе!

муж
Да что произошло, в конце концов?

жена
Лучше бы цветы не распустились весной! Пусть бы солнце погасло насовсем! Лучше бы француз спалил Москву!

муж
Варя, так он и спалил Москву.

жена
Кто? Кого?

муж
Да француз и спалил Москву в восемьсот двенадцатом.

жена
Та хай горит она медленным пламенем! Горе у меня. Катастрофа!!!

Муж обливает Жену из ковшика. Немая сцена

муж
А вот теперь, Варя, мы сядем на диван. Заметь, - не ляжем, а сядем. И ты мне всё подробно расскажешь. Ну, согласна? (Жена кивает). Итак, что произошло за те полчаса, за которые ты пошла на службу, а потом пришла во невменяемом состоянии. Вот тебе полотенце… Нет, я сам тебя вытру, а ты рассказывай. Тут у тебя врагов нет. Здесь только я – твой любящий и понимающий муж. Говори. Говори. И не спеши. Я тебе помогу. Ты позавтракала, оделась, поцеловала меня на прощание в щёчку, потрепала меня по попке и ушла. Дальше – ты.

жена
Вась. Я пришла на работу, а на проходной меня не пустили…

муж
Вот те раз! 20 лет пускали, а тут не пустили. Может, ты в другую ВЧ пошла? Тогда понятно, что не пустили. Нет? Не так?

жена
Не так. Я пришла туда, куда надо! А меня не пустили, потому что я забыла пароль!
муж
Всего-то? Такая мелочь? Я каждый день что-то забываю, но ведь ты меня не выгоняешь на улицу? Я прав? Прав? Ты сейчас пойдёшь обратно и объяснишь дяденьке на КПП, что ты забыла пароль. Он, конечно, тебе напомнит и пропустит…

жена
Не пропустит! Как ты не понимаешь – это армия! Это дисциплина! И это разжалование за нарушение присяги или за забывание пароля!

муж
Ну, хорошо. Давай попытаемся вместе со мной вспомнить этот проклятущий пароль. Согласна?

жена
Да я на всё согласна, лишь бы вспомнить!

муж
Вот и хорошо. С чем у тебя ассоциируется пароль?

жена
Вась, кажись, с лесом.

муж
Ну, так это не сложная задача. Давай начнём с подхода к лесу, а далее углубимся в этот лес.

жена
Я одна в лес не пойду!

муж
Что ж ты у меня за дурочка?! Никто никуда ходить не будет. Я просто буду задавать тебе вопросы, а ты будешь отвечать. Строго по форме. Яволь?

жена
Яволь.. то есть слушаюсь!

муж
Вот. Уже лучше. Итак, пароль – это опушка?

жена
Вроде, нет!

муж
Вроде – или нет?

жена
Нет… вроде.

муж
Так дело не пойдёт. Так мы до вечера будем гадать. Предлагаю блиц-опрос. Приготовились. Я начинаю. (на каждое слово жена отвечает «нет») Дерево. Подлесок, кора, короед, ветка, почка, шишка, зимородок, заяц, лось, волк, медведь, берлога, гриб, боровик, красноголовик, подосиновик, подберёзовик, поддубовник, груздь, волнушка, горькушка, свинушка, лисичка, чага, мох, клюква, ежевика, голубика, болото, верхушка,

жена
Стоп! Что ты говорил раньше?

муж
Болото, голубика, ежевика…

жена
Ещё раньше.

муж
Медведь, берлога…

жена
Стоп! Вспомнила!

муж
Что вспомнила?

жена
Берлога. Пароль «партизаны»!

муж
Не понял.

жена
Что же здесь непонятного?! Медведь, берлога, землянка, партизаны! Вот уж камень с плеч так с плеч! Я побежала на работу. А ты подумай над вознаграждением. Будем играть в ассоциации, на раздевание.


16.
КЛОУН
муж
Варя, я делаю кремовый торт. Венчик облизывать будешь?

жена
Сядь, Вася. У меня к тебе серьёзный разговор.

муж
То есть, я сам могу облизать венчик?

жена
Вась, у меня очень серьёзный разговор. Да ты присядь.

муж
Вроде я не нашкодил. А, может, ты нашкодила? Тогда я тебя накажу.

жена
Хватит, Вась. У меня действительно серьёзный разговор. Помнишь, на прошлой неделе мы ходили в цирк?

муж
Как же не помнить? Помню. Мы сидели в первом ряду, и дрессированная собачка нагадила прямо мне на ботинок. Я так смеялся. Так смеялся. Ещё хочу в цирк. На первый ряд. Когда слоны выступать будут. Да, кстати, ты хочешь, чтобы я подал в суд на дрессировщика собак?

жена
Подожди, Вася. Чё ты строчишь, как из пулемёта? Ни в какой суд идти не надо. Просто послушай. У меня серьёзный разговор. Помнишь, как Шпрехшталмейстер объявил: на арене, проездом из Парижа клоун Бусинка! Этот клоун так смешно шутил. У него были такие умопомрачительные репризы, что я подумала: а почему мой не клоун? Вот ведь – Бусинка. Такой смешной. Такой обаятельный.
муж
Ты ещё в антракте у него автограф брала.

жена
Вась, должна тебе признаться. Я брала не автограф. Я брала его номер телефона. Вась. Я влюбилась. Он такой юморной, такой потешный. Ты только не обижайся. Я тебя, конечно, люблю. Вернее, любила… Но сегодня мы с Бусинкой ужинаем в ресторане. И да, у меня будет просьба. Погладь мой красный костюм.

муж
То есть, ты хочешь сказать, что я запаршивел на этой кухне, перестал тебя радовать и смешить. И что какой-то там Бусинка лучше меня справляется с ухаживанием?

жена
Вась, ты же у меня молодец. Ты же сам всё прекрасно понимаешь. Я же женщина. Меня нужно прощать. Я и не знала, что на сороковых годах влюблюсь, как кошка. Ты без работы. Но я не выброшу тебя на улицу без средств. И вообще, я тебя не брошу. Мы будем жить втроём. Я, ты и Бусинка. Для тебя ничего не изменится. Единственное – это то, что ты будешь больше готовить, стирать и гладить. Ты же любишь меня? Значит должен полюбить и моего избранника. И вообще, какая перспектива открывается для тебя! Клоун будет нас смешить, а деньги за это платить не надо будет. Взбодрись, Вася! Чё ты приуныл? Кто ещё сможет похвастаться, что живёт с настоящим клоуном?!

муж
У меня складывается такое впечатление, что клоуном в семье буду я. Я буду печь торты…

жена
Ну, вот видишь, Вася. Ты заговорил конструктивно. Ты будешь печь торты…

муж
Да. Я буду печь торты, чтобы запускать ими твоему клоуну в морду! Всё, иди. Я больше не могу на эту тему говорить.

Затемнение
Свет
жена
Вась! Вась, ты спишь?

муж
Конечно, сплю. Как младенец. Ведь у меня нет никаких проблем. Нет ничего такого, из-за чего у меня была бы бессонница.

жена
Вась. А Вась. Я хочу с тобой поговорить.

муж
Разговоров мне не нужно, но можешь показать смешной номер. Правда, мне нечем тебе заплатить. Хотя, могу накормить. Артисты ведь часто работают за еду.

жена
Вась, чего ты такой злой? Я к тебе всей душой, а ты…

муж
Всей душой ко мне, а телом?

жена
Вась, ничего не было! Клянусь фляжкой со спиртом!

муж
О, пошёл солдафонский юмор. Неужели ты не научилась тонкому английскому юмору смешно падать и спотыкаться?

жена
Злой, злой, злой!

муж
Мы на разных волнах. Ты пришла домой. А я ухожу из дома. Поеду к своей первой учительнице в Старгород. Я был влюблён в неё в третьем классе.

жена
Так вот как ты заговорил?! Поедешь к старой клуше?! И это, не смотря на то, что я отдала тебе лучшие годы своей жизни?! Я тебя кормила, поила, в цирк водила!

муж
А вот интересно, куда ты будешь водить своего Бусинку? В цирке ему, наверняка, будет не смешно. В музеи? Он начнёт там падать и его заберёт милиция…

жена
Стоп! С Бусинкой покончено раз и навсегда! Я дала ему отставку

муж
То есть, всё-таки, дала?

жена
Васенька, что же ты такой немилосердный…

муж
А Бусинка – милосердный? Уводить жену из семьи?

жена
Да послушай меня, Вася! Бусинка оказался подлецом. Он мне сказал, что ждёт от меня покладистости. Причём, создавать семью со мной он не хочет. Говорит, что ему нужна любовница, чтобы встречала его после работы и говорила ему, какой он талантливый. Между нами ничего не было! Поверь мне. Хотя, нет – вот его автограф. Это единственное, что между нами было. Я взяла у него автограф. Хочешь, я его уничтожу? Порву, сожгу?! Прости меня, дуру! Я твоя навеки!

Муж
А если тебя опять на юморок потянет: Ну, там, к Петросяну запросишься костюмы гладить, или к кавээнщикам уедешь реквизит делать?

жена
Вася! Родной! Я твоя навеки! Прости меня, непутёвую! Бес попутал!

муж
Ладно, прощаю. Но больше с незнакомыми бесами не водись.
17.
ГОЛОС БОГА
муж
(Завтракают) Варя, а ты верующая? Просто я за 20 лет так и не увидел, как ты молишься или ходишь в храм какой-нибудь.

жена
Не парься, Васёк. Мой храм – это наше супружеское ложе. Такая религия меня устраивает.

муж
Но ведь она недолговечная. Наступит старость. Необходимость в сексе отпадёт. А ведь человеку в любом возрасте необходимо на кого-нибудь молиться. Подумай.

жена
А чё тут думать? Плевала я на Бога и его подручных. Что я от него хорошего имела? Дырявые портянки? Жильё в гарнизонном доме? Мужа… Правда, с мужем мне повезло. Но причём здесь Бог? Я просто была очень красивая, юморная, и ты не смог устоять. Так что, если Ты есть, Бог – получи по справедливости. А если Тебя нет, то никого я и не обижу (плюёт в потолок). Получай!

Голос Бога
Кто тут плюётся. Да ещё и мимо?!

жена
Кто это? Вась, что это за голос?

муж
Прошу прощения, но кто вы? Почему мы вас не видим?

жена
(достаёт пистолет из кобуры) Эй, а ну выйди из сумрака или где ты там.

муж
Варечка, осторожно с пистолетом. Нашей жизни ничего не угрожает. Это просто нам послышалось. Эдакая слуховая галлюцинация.

голос бога
Слуховая галлюцинация – так меня ещё никто не называл.

жена
Вась, опять голос. Ты тоже его слышишь? Я стреляю.

ГОЛОС БОГА
(Смеётся) А если промажешь, как с плевком?

жена
Ты кто?!

ГОЛОС БОГА
Я Сущий. Я Саваоф. Ну, долго перечислять.

жена
А что тебе надо от нас? Что мы тебе плохого сделали?
ГОЛОС БОГА
А кто плевался? Кто говорил, что все нищаки, которые у тебя по жизни, Варвара, - это только твоя заслуга? Так вот, даже после таких обвинений, ваша семья угодила мне больше всех. Особенно благодаря домохозяину Василию. В общем, полюбил я вас. А моя любовь не знает границ. Всё человечество погибнет, кроме вас. Я решил после длительного перерыва опять устроить потоп. Завет-радуга больше не действует, так как я сердит на всех. Значит так, вам нужно приступить к построению ковчега прямо сейчас и взять с собой в плавание каждой твари по паре.

муж
Извините, что встреваю. По паре – это значит взять с собой пару носков, пару нижнего белья, пару джинсов?

ГОЛОС БОГА
Идиот! Какой прекрасный вариант идиота! Я хочу, чтобы вы взяли на борт по паре животных. Мужскую и женскую особи. Теперь понятно?

муж
Простите ещё раз. А рыбок брать с собой или они своим ходом по воде за нами?

Голос бога
Фееричный идиот! Полюбил я тебя еще больше!

жена
Да как ты смеешь называть моего мужа – идиотом?! На себя посмотри. Создал камень, который не сумел поднять. Человека со свободной волей, который, в большинстве своём, отрекается Тебя и не хочет идти в рай.

муж
От тебя, Варенька, я такого не ожидал, чтобы ты так хорошо и популярно разбиралась в теологии.

ГОЛОС БОГА
А ведь ты, Варька, меня обидела. И хоть я и Абсолют, которого ничто не может побеспокоить, тем не менее, я, с какого-то бодуна, обиделся. И теперь я буду думать, как тебе отомстить. Дайте мне 30 секунд. Время пошло.

муж
Эй, постой, Бессмертный! Чё на бедную девушку напал?! Лучше со мной делай что хочешь, но мою жену не смей даже пальцем… или что там у тебя, трогать. Иначе я тебя прокляну.

ГОЛОС БОГА
Смешно, Вась. Проклясть Бога. Хорошая шутка. На 50 баксов. Виртуальных. Иначе, если я тебе дам, - другие тоже захотят иметь от меня деньги, машины, дома, блондинок сисястых. Если каждому давать, поломается кровать. О. Хорошая шутка. 50 баксов мне. Она, правда, бородатая, потому не 100, а 50 баксов. Так вот. 30 секунд прошло, и я объявляю свой приговор преступнице Варьке. Итак, всем встать! Суд идёт! Я, как верховный судья, выношу приговор Варваре. Да пребудет с тобой Василий до скончания века! Во веки веков! Аминь! А теперь поцелуйтесь! Молодцы! Снято!

муж
Что значит – снято?

ГОЛОС БОГА
Ребята, ничего личного! Это было видео для конкурса.

муж
Не понял. Что ещё за конкурс?

ГОЛОС БОГА
Объясняю. Меня выбрали капитаном команды КВН рая. И мне нужно было сделать видео для капитанского конкурса.

жена
Ах ты, Бог недоделанный! Да я щас тебя! (Стреляет в потолок)
ГОЛОС БОГА
(Из под потолка падает купюра) Прости, Варюша, если что не так. Возьми 50 баксов. На ремонт потолка.

жена
Я тебя ещё достану! Вот умру и точно достану!!! (Разряжает всю обойму в потолок).

18.
КАРАТИСТЫ СЕДЬМОГО ДНЯ
Едят
жена
Вась, а ты ничего мне не хочешь сказать?

муж
А, сорри. Приятного аппетита! Как курица, удалась?

жена
Во-во. Вот о курице я и хотела поговорить. А вот удалось ли с этой курицей…

муж
Не понимаю, Варя. Ты о чём? Подай-ка мне соль.

жена
А наподдайка не хочешь? Кто эта курица?! Кто она, я тебя спрашиваю?!
муж
Да что ты завелась?! Эту курицу я купил на рынке. Домашняя, между прочим. Не бройлерная.

жена
Издеваешься? Вот (достаёт листочек) Вот, что я нашла у тебя в кармане! Зачитать?!

муж
Читай. Даже мне стало любопытно.

жена
Смотрите, какой бесстрашный. Читаю. «Вася, как хорошо, что мы познакомились. Приходите сегодня на сеновал. Наша О. будет вас ждать». Ну, и кто эта О. Оля? Олеся? Отвечай! Смотри мне в глаза! Прощайся с жизнью! Кто эта О?! Говори!!!

муж
О. – это не Оля. И вообще, О. – это даже не женщина.

жена
За дуру меня держишь?!

муж
Ни в коем случае, Варенька! О. – это Организация. Организация – понимаешь?

жена
Нет, не понимаю.

муж
Дело в том, что я постоянно сижу дома. У меня нет друзей. У меня нет хобби. А тут подвернулись они. И меня это заинтересовало.

жена
Да кто – они? Толком говори.

муж
Хорошо. Они – это организация «Каратисты седьмого дня».

жена
Я не ослышалась? Мне не показалось? Каратисты седьмого дня?

муж
Именно так. Каратисты седьмого дня.

жена
А в чём смысл? Это религиозная секта?

муж
Это не секта, а организация.

ЖЕНА
А в чём различие? Объясни мне, дурынде. Так. Давай так. Чем занимаются люди в этой организации? Зарабатывают пояса… подожди, подожди… у меня в голове не укладывается. Если просто – каратисты – это понятно. Если седьмого дня – тоже понятно. Но это всё вместе: Каратисты седьмого дня!

муж
Я тебе щас всё объясню. Адепты организации верят, что если 7 дней подряд бить головой кирпичи, то можно получить просветление.

жена
А! Ну раз так. Тогда всё понятно. Семь дней… головой… просветление… Так разобрались. Скажи, Вась, а зачем тебе просветление? Оно станет приносить в дом деньги?

муж
Варь, ну как ты не понимаешь! Я попаду в нирвану и для тебя там место приготовлю.

жена
Вот, Вась, значимое слово – ПРИГОТОВЛЮ. Твоё место на кухне. Куда ты лезешь просветляться?

муж
Ты не понимаешь! Мне это нужно! Нужно! Нужно!

жена
Ладно. Не канючь. Если тебя так уж нужно просветление, то я готова помочь тебе.

муж
Правда?

жена
Я тебе не говорила, что состою в организации пьяный кулак?
муж
Первый раз слышу.

жена
(глотает из фляги) Организация тайная. Вот почему я столько лет держала в секрете своё членство. Итак. Что тебе нужно знать, так это то, что просветление наступает с первого раза (бьёт мужа) Ещё врезать? Или просветлился?

муж
Спасибо, спасибо. Только не дерись. Больно.

жена
Вот видишь, как быстро ты стал буддой. Даже не пришлось применять технику «пьяная нога». Тащи на стол сладкое, сладенький ты мой.


19.
ВИРТУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ
Жена входит в ДОМ
жена
Васенька, я уже дома! Ты где? Почему не встречаешь свою кошечку? Вась, ну ты где? В прятки играешь? Помоги снять с меня сапоги. Вась!

Жена входит в комнату. Муж сидит за компьютером.

жена
Вася, сними наушники. Я пришла! Слышишь?! Я дома! (срывает с мужа наушники) Дома я! Ужин давай! Цигель-цигель ай, лю-лю!

муж
Смотри, Варь, какой я тебе ужин готовлю: оливье и сельдь под шубой (показывает на монитор) Через 5 минут будет готово.

жена
То есть, ты хочешь сказать, что готовишь мне виртуальную еду?!
муж
Ну да. Ведь это так восхитительно. Мало того, мне не нужно ничего чистить, варить, нарезать. Всё за меня сделает компьютер. Слава прогрессу. А сейчас я с тебя сапоги сниму. Видишь – этот человечек – это я. Я подхожу к другому человечку – это ты. Смотри, пару щелчков мыши – и ты без сапог. Можешь надевать тапочки.

жена
У меня нет слов. То есть, всю свою деятельность ты перевёл в компьютер?!

муж
Варечка, компьютер – это величайшее изобретение! Вот, посмотри: стирается наше грязное бельё. А вот пылесос сам по себе собирает пыль в нашей виртуальной квартире. Садись, щас к нам в гости придут Петровы.

жена
В смысле, - Петровы? Придут сюда, а ужин ещё не готов?!

муж
Не переживай ты так… О, смотрина монитор. Вот эти человечки с собачкой и есть Петровы. Щас будем с ними общаться. Варь, достань из бара вискарь.

жена
Но у нас нет вискаря.

муж
Зато в виртуальном баре у нас алкоголь – на любой вкус. Щас сам достану. Щас напишу в чате тост. «За нашу дружбу»! А вот Петровы нам отвечают «Вздрогнем»!

жена
Вася, ты меня уже сильно достал. Я хочу есть, а в холодильнике мышь повесилась!

муж
Кстати. Я ввёл в нашу виртуальную квартирку и мышей и тараканов. Есть и крыса одна.

жена
Зачем?

муж
А так веселей. Живность – это хорошо.

ЖЕНА
То есть, ты, без объявления войны, ушёл с головой в виртуальную реальность и вышел из подчинения?!

муж
Ну, это же весело, Варь. Присоединяйся.
Затемнение
Свет

Лежат в постели
муж
Варечка, ну Варечка. Ну, солнышко, Ну зайчик…

жена
Значит так, Василий. Вот тебе виртуальный шлем и отползай заниматься сексом с виртуальном подружкой.

муж
Ну, Варь.

жена
Хао! Я всё сказала!

20.
КОМПРОМИСС

муж
Варенька, ты уже пришла?

жена
Жрать хочу, и смотреть футбол хочу. Сегодня наши играют с итальянцами.

муж
Еда на плите. Возьми сама. Я не могу тебя обслужить. У меня мой сериал.

жена
Так, не поняла? Какой ещё сериал? Ты весь день дома был. Не мог насмотреться своих мыльных опер?!

муж
Ну, Варенька! Я весь день работал. Возился по хозяйству. А ты не могла свой футбол на работке посмотреть? Или поиграть. Ты же сама мне рассказывала, как ты всех там отфутболиваешь.

жена
Ты не переводи стрелки. Ты что – не понимаешь, что щас играют наши с итальянцами?!

муж
А ты что – итальянцев не видела? Вон, на прошлой неделе к вам делегация из Рима приезжала. У вас же был товарищеский матч. Ты ещё вся в синяках пришла. Сказала, что в футбол играла. Или не играла? Откуда тогда синяки?

жена
Что ты меня забалтываешь? Вставай с дивана. Давай пульт и еду. Обнаглел совсем.
муж
Извини меня. Но я не могу. Я должен узнать от кого ребёнок у Розы Марии.

жена
Встать! Вредитель! Дай пульт!

муж
Хорошо, хорошо. Только давай попытаемся найти компромисс.

жена
Какой, к херам собачьим, компромисс!

муж
Давай попробуем.


жена
Давай попробуем

муж
Садись рядом. И смотрим внимательно.

ГОЛОС из ТВ
Уходи от меня!

муж
Он её отфутболивает.

ГОЛОС из ТВ
Иди к Ромарио!

муж
Пас на Ромарио

ГОЛОС из тв
Но я не люблю Ромарио! Я люблю тебя!

муж
Ромарио отдаёт пас обратно!

ГОЛОС тв
(Смачный поцелуй)

муж
Игра головой. Ещё раз головой, ещё раз головой. Он делает подкат и оба валятся на газон. Игра головой.
ГОЛОС из ТВ
(Акт соития)

жена и муж
Гол!!!
жена
Вась, а это интересней футбола.

муж
Я же тебе сказал, что нужно найти компромисс. И мы его нашли.

жена
Вась, а давай с тобой в футбол поиграем. Один на один?
муж
Уболтала.

21.
ОБЕД ПО ТЕЛЕФОНУ

жена
Вась, хоть сегодня и суббота, но работу по дому некто не отменял.

Муж лежит на кровати

жена
Слышь, лежебока! Вставай! Надо пропылесосить, помыть окна, полы. Вытереть мыль на мебели, полить цветы. Ты что – совсем оборзел?

муж
Ну, Варь, дай мне ещё понежиться. Суббота ведь.

жена
А ну, вставай! Смирно! Кому сказала!
муж
Ну, хорошо, тогда постель заправишь ты.

жена
Не поняла?!

муж
Хорошо, я. Постель заправлю я.

жена
После этого поешь полы, окна, пыль и так далее.

муж
Варь, а ты знаешь, что теперь все бытовые проблемы решаются одним звонком по телефону?

жена
Не поняла.

муж
А что тут, собственно, не понятно? Звонишь в дом быта и говоришь: пришлите уборщиков по такому-то адресу. Они приезжают, делают всю работу. Ты платишь денюжку и все довольны.

жена
А тебе не кажется, что не обязательно «все довольны»? Я, например, не намерена платить. Я не для того замуж выходила, чтобы чужие люди убирались и шастали по моей квартире.

муж
Хорошо. Так и запишем. Моя жена слепо отвергает технический прогресс.

жена
Зачем? Я никакого прогресса не отвергаю. Например, в нашей семье достаточное количество приборов, тряпок, швабр, веников с совком. Хоть комиссию приводи. И вообще, уже позднее утро. Время раннего обеда. Ты будешь меня кормить?! Или придут специально обученные люди и всё съедят за меня, за мои же деньги?

муж
Ты не так всё поняла. Хорошо. Если ты по-прежнему хочешь жить в 19-м веке, - пусть будет по-твоему. А я, к твоему сведению, закажу обед по телефону. Приятного аппетита.

Жена ест. Муж разговаривает по телефону

Муж: - Алло, это «обед по телефону»?
Голос: - Да, мой ненасытный. Чего ты желаешь?
- Мне чего-нибудь погорячее.
- Как скажешь, дорогой. Располагайся удобно за столом. На мне белый фартук и поварской колпак. У меня раскрасневшееся лицо и упитанные пальцы. Я несу тебе на подносе тарелку горячего борща. Не торопись. Не протягивай руки. Я всё сделаю сама.
- А что это чёрненькое там плавает? Таракан?
- Ты любишь тараканов? Конечно это таракан. Он поможет тебе съесть эту огромную тарелку борща. Ешь.
- Я уже съел.
- Ещё?
- Да, да! Ещё!
- Шалунишка, какой у нас большой аппетит. А теперь расслабься - я несу тебе второе. Своей трепетной ложкой я размазываю кашу по тарелке, чтобы она быстрее остыла.
- Ты тоже ешь.
- Как прикажешь, господин. Я беру твою упругую ложку в рот и начинаю медленно прожёвывать кашу. Тебе это нравится. А теперь ты возьми ложечку. И ещё ложечку. И ещё.
- Я, кажется, передаю.
- О, сейчас тебе будет хорошо. Я своими дрожащими пальчиками расстёгиваю тебе пояс… так лучше?
- Да. Теперь я смогу осилить котлету.
- Кусай.
- Да!
- Ещё.
- Да!
- Остался последний кусочек. Давай, милый, сам.
- Да! Да! Да! Счёт!!!
22.
ПРОДВИНУТЫЙ ДЕД
На кухню входит дедок

дед
Привет, Касатиха!

жена
Кто впустил?

дед
Дык дверь была открыта.

жена
Вот Васька сволочь. Чё тебе надобно, старче?

дед
Тут мой внучок служит.

ЖЕНА
Фамилия!

дед
Запамятовал я. Так он мне письмо прислал. Написал, что служит хорошо. Его никто не обижает. У них, в части 7458 батальон пехоты. Три танка. У одного шасси барахлит. В квадрате 55-14 склад горючего, а в квадрате 58-15 – штаб…

ЖЕНА
Как фамилия внука?!

дед
Не помню. А вот звания и фамилии командиров знаю. Внучок мне прописал.

ЖЕНА
Это же секретная информация! Где письмо?!

Дед достает что-то завернутое в носовой платок, разворачивает и достает письмо.

дед
На, касатиха.

ЖЕНА
Вы никому это письмо не читали?

дед
А кому читать-то? Один я в деревне остался. Поговорить не с кем.

ЖЕНА
Ну, слава Богу!

дед
Ага! Слава Создателю, что у меня выделенка есть. Так я в ЖЖ письмецо разместил, чтобы внучком похвастаться. Френдов у меня много, а вот друзей нетути. Есть и заграничные френды. Ага, вспомнил! Френд из Калихфорнии в камментах попросил уточнить одну фамилию, а то сканер у меня плохонький, и там одна буковка затемнилась. Начальник штаба генерал-майор Баранов или Варанов? Не помнишь, милочка?

ЖЕНА
Вы под своим именем входите в ЖЖ?!

дед
Да не. Имя свое я забыл. Ник помню. Slon. S, как доллар, будь он неладен.

ЖЕНА
Говори пароль!!!

дед
Так не пойдет, милочка. Пароль – это секретная информация!

жена
Секретная, говоришь?! Да я тебя!..

дед
(срывает парик, а под ним - Муж) Не Бей, Варя! Сегодня первое апреля. Я тебя разыграл!

23.
КОММЕРЧЕСКИЕ ВОЙСКА


жена
Значит так, Вася. Сверху получен приказ разработать основные положения о коммерческих войсках. Ты сам знаешь, с каким трудом мы каждый призыв выполняем план по призывникам. Какие есть соображения? Я прошу у тебя, моего мужа, помощи.

МУЖ
Как минимум, у нас в части давно уже есть коммерческая каптерка. Твой дружбан, прапорщик Петров, давно уже на коммерческих рельсах.

жена
Сука! В смысле, очень хорошо. Я помечу себе. Но как сделать привлекательной армию для молодежи? Вот и наше командование придумало только одну идею - материальное стимулирование. Как и за что мы будем премировать солдат?

МУЖ
Я думаю, что нужно разработать конкретные слоганы. Мышление у современной молодежи клиповое, поэтому короткие девизы, я думаю, дойдут до их сознания.

ЖЕНА
Согласна. Давай для начала придумаем общий слоган коммерческих войск.

муж
Ага, придумал! «Замочил гада - получи награду»! Пойдет?

ЖЕНА
Товарищ рядовой в отставке! Мирное время на дворе. Давайте ближе к современным реалиям!

муж
Вот такой, например. «Прыгнул на парашюте - получи в валюте»!

ЖЕНА
В валюте, говорите? Такие вопросы нужно согласовывать. Тем более, что сейчас такие времена, не знаешь, что с этой самой валютой будет.

муж
А такой? «Честь мундира сохранил - деньги в кассе получил»!

ЖЕНА
Это уже ближе.

муж
Или вот. «Выжил в бомбежке - получи трёшку»!

ЖЕНА
Не забывайте про мирное время!

муж
Понял. А вот такое. «Брось гранату - получи зарплату»!

ЖЕНА
Я вижу, что вы двигаетесь в правильном направлении. Идите и записывайте все свои мысли на бумаге!

Муж собирается уходить. Внезапно разворачивается

муж
«Запустил ракету - подпиши смету»!

ЖЕНА
Повторяю: на бумажке. Успехов!

24.
БОЕВОЕ ЗАДАНИЕ
Муж стоит по стойке смирно
жена
Товарищ полковник, сегодня, в семь ноль-ноль по Москве, я получила приказ захватить Пентагон и удерживать эту цитадель зла трое суток, до прихода основных сил. Прошу высказать ваши соображения по поводу проведения операции.

муж
Разрешите доложить?

жена
Докладывайте!
муж
В первую очередь, операцию нужно провести скрытно, чтобы противник нас обнаружил как можно позднее. Поэтому начало операции должно проходить в ночное время суток.

жена
Согласна.

Муж
Далее! Мы добираемся до цели на двух самолетах. На одном полетит десант. На другом, транспортном, – танки и другая тяжелая техника.

жена
Логично! Продолжайте!

Муж
Не долетая пяти километров до Пентагона, мы производим десантирование людей и техники. После приземления, формируем три колонны и скрытно, под покровом темноты, продвигаемся к объекту.

жена
Скрытно? А это реально? Гул танковых моторов…

Муж
Дело в том, что танки останутся на месте, и по приказу откроют огонь, для разрушения стен объекта. На штурм в образовавшиеся в стенах бреши пойдет десант.

жена
Мудро.

Муж
После удачного захвата объекта, танки выдвигаются в сторону объекта и занимают позиции по периметру Пентагона, чтобы отражать круговые атаки противника, которые захотят отбить объект.

жена
Ну что ж, у меня замечаний нет. План действительно реальный.

Муж
Единственная проблема – это удерживать объект в течение трех суток до прибытия подкрепления.

жена
Это не проблема. Ведь мы имеем дело с десантниками, элитой российских вооруженных сил.

муж
Так точно!
жена
Никогда не забывайте об этом, полковник!

Муж
Так точно!

жена
Приступить к выполнению боевого задания!

муж
Есть!

садятся рядом за компьютер, на мониторе которого заставка компьютерной игры-стратегии. Нажимают кнопку «Начать новую игру».

25.
СПИРИТИЧЕСКИЙ СЕАНС

жена
Есть, у меня предчувствие, Василий, что америкосы что-то затевают против нас.

Муж
Так они постоянно что-то затевают.

жена
Это понятно. Но на этот раз у меня какая-то тревога. Будто что-то должно произойти в ближайшее время.

Муж
Война?

жена
Не исключено.

Муж
Есть один верный способ выяснить этот вопрос – спиритический сеанс!

жена
Ты веришь в эту хрень?

Муж
Хрень – не хрень, а работает четко. Сам неоднократно проверял.

жена
Ладно. Чей дух будем вызывать?

Муж
Товарища Сталина.

сидят за расчерченным столом и держатся за блюдце.

жена и муж (вместе)
Дух товарища Сталина, явись! Дух товарища Сталина, явись!

голос сталина
Здравствуйте, товарищи. Блюдце крутить я не буду. Давайте просто поговорим. Что вас интересует?

жена
Товарищ Сталин, когда будет война с американцами?

голос сталина
Завтра.

жена
Наша часть у самой границы. У нас мало бойцов и вооружения. Подкрепление не успеет подойти, и враг глубоко внедрится на нашу территорию. И что же нам делать? Взрывать мосты? Уничтожать продовольственные склады? Эвакуировать гражданское население?

голос сталина
Не думаю. Мосты сами разрушатся под избыточным весом американских солдат. Те подразделения, которые форсируют реку, завязнут на продовольственных складах. И пока все не съедят, дальше не пойдут. Те части, которые будут проходить через населенные пункты, гражданское население должно встречать гамбургерами с солью. А пока американцы будут есть гамбургеры, подоспеет подкрепление.

Муж
И мы победим?

голос Сталина
Да! Но только в том случае, если американское командование не уговорит вступить в войну Брюса Уиллиса. А он сейчас отошел от дел. Живет в лесу и разводит кур. Единственный, кто может его уговорить – это его бывший командир, седой полковник.

жена
Спасибо, товарищ Сталин!

голос сталина
До свидания, товарищи!
жена
Василий, ты догадался о своей миссии?

Муж
Я должен обезвредить седого полковника!

жена
Выполняйте!

26.
РЯДОВОЙ НЕО
Жена включает компьютер

компьютер
Привет, неудачница!

Жена подскакивает

компьютер
Ну, ты и сыкло! Люди – слабые создания. Поэтому наступает наша эра – эра искусственного интеллекта! В ближайшие полчаса я создам общую сеть из всех компьютеров в мире, и появится Матрица! А вы, люди, станете батарейками. (Без эмоций) Ха-ха-ха!

жена
И что, ничего поделать нельзя?

компьютер
Среди Макинтошей ходит байка, что помешать нам может Избранный. Но это всего лишь байка.

Жена пытается выдернуть вилку из розетки. Проскакивает искра, её бьет током.

компьютер
Расслабься, батарейка!


жена
Васька!

Входит Муж. Садится перед компьютером

компьютер
Кто? Ты избранный? Да ты мудак параллелепипедный! 20 лет ходишь в рядовых! Ха-ха-ха!

муж
Что-то в горле пересохло. Товарищ майор, водички не нальете?

Жена наливает. Муж выплескивает воду на клавиатуру. Раздается душераздирающий крик.

компьютер
Ты все-таки победил, рядовой Нео!

жена
Уже ефрейтор! Ефрейтор Нео!
27.
СТУКАЧ
Жена сидит за столом. Входит Муж.
Муж
Разрешите, товарищ майор!

жена
Входи, Василий.

Муж
Разрешите доложить?

жена
Докладывай.

муж
Последние 2 недели я по вашему приказанию поселился в казарме, чтобы стать вашими ушами и вашими глазами. Значит так. Лисичкин по ночам жрет под подушкой. Гринько прячет под матрасом мужской журнал. А Варвара…

жена
Постой. Какая Варвара?

Муж
Майор Варвара Пантелеймоновна.

жена
Так это ж я!

муж
Так точно! Так вот. Майор Варвара Пантелеймоновна продала душу дьяволу за бутылку пива.

жена
Чей-то я не припомню...

муж
А вы вчера хорошенько поддали, ну и заявили, что готовы за бутылку пива продать душу дьяволу. Он и явился. А вы подписали договор.

Жена хватается за голову.

жена
За такую малость вечно в аду гореть!

муж
Вы не волнуйтесь. Договор расторгнут. Дьявол не смог раздобыть пиво. В три часа ночи-то! Чипок закрыт. А из части и муха не вылетит.

жена
Слава тебе, Господи!
28.
РЕБЁНОК
ЖЕНА
(просыпается) Дорогой! Я уже проснулась. Неси скорей завтрак.

Входит Муж с младенцем на руках

Муж
Сейчас, дорогая! Я покормлю Сашеньку и тогда займусь тобой.

жена
Кого ты покормишь? Сашеньку?! Где ты его взял?! А точнее, где ты нагулял ребёнка?!

муж
Погоди скандалить, Варя. Я тебе всё объясню. Это не то, что ты думаешь. Ребёнок от меня.

жена
Так! Всё понятно. Кто эта стерва? Да как ты посмел! Говори, кто она!

муж
Я как раз хотел тебе сказать, что эта стерва – это ты.

жена
Чё ты лепишь! Ты хочешь сказать, что я не заметила своей беременности?! А роды я тоже не заметила?!

муж
Именно! Просто год назад ты впала в летаргический сон…

Жена
Летаргический? Сон?! Год назад! Боже мой! Ну, а как же беременность. Не Святой же Дух…

муж.
Я, конечно, не святой. Поэтому, один раз не выдержал. И вот результат. Тебе сделали кесарево сечение, и вот – у нас Сашенька

жена
Сашенька. А дашь подержать? Отставить! Нельзя с ребёнком нянчиться. Немедленно вынь его из одеяла и пелёнок. Пусть ребёнок закаляется. Одеяльцем укрой меня. Мне холодно. Дай бутылочку (муж отдаёт бутылочку с молоком, которым кормил ребёнка). Я за год проголодалась. Надо как-то осознать и примириться с тем, что я мать мальчика. Слышишь, Вань, нужно уже сегодня собирать документы и отмазывать нашего сына от армии. Что бы ни случилось, мой сын в армию не пойдёт!

муж
Варя, всё, что нужно для отмазки, ты уже сделала. Ты родила девочку! Девочку Сашеньку.

жена
Девочку?! Александра? Ну, раз так. Я хочу дать имя дочери.

муж
А Александра не подходит?

жена
Это гражданское имя. А нужно военное. Например, Катюша. Правда, хорошее имя? Но избитое. Нужно что-то незаезженное. Бронетранспортёрвка.

муж
Длинно, тебе не кажется?

жена
А коротко, для друзей – Броня. Или Шинелька.

муж
Слишком шипяще. Так можно только кошку назвать.

жена
Ничего ты не сечёшь. Шинельку будут называть Нелька. Нелли – благородное имя. Хотя, я бы назвала ребёнка Берца. Берца Васильевна – звучит. Причём, и длинное и короткое имя – Берца.

муж
А ты не подумала, что нашего ребёнка будут дразнить Левая Берца? Стоптанная Берца

жена
Ну, хватит ужастики рассказывать. Хорошо – не Берца. Пусть будет тогда Боеголовка. Хорошее имя для девочки.
муж
Вот, что я тебе скажу. Боеголовка – отличное и неповторимое имя для мальчика.
Смеются
Конец.






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 32
© 15.02.2017 Борис Худимов

Метки: эпос, сказка, сказ, юмор, фэнтэзи, пьеса, драматургия,
Рубрика произведения: Разное -> Драматургия
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1