3. Эпос Светозара и Лилит


Борис Худимов
khudimov@mail.ru
8-965-188-98-64

Сказ про самую древнюю песню

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. Интуиция подсказывает мне, что сегодня к нам кто-то пожалует. И не обычный гость. Вдруг вдалеке послышался конский топот, и через 5 минут ворота распахнулись, и в дом въехал на вороном коне наш с Варей первенец Светозар, а за ним на белой кобыле въехала его жена Лилит. Всадники были во всеоружии. Они спешились и подошли к нам. Мы с Варей встали навстречу и обняли наших детей. Потом мы с Варей помогли Светозару и Лилит разоружиться. Я рассмотрел меч сына Колоброд.
- Чья кровь на твоём мече, сынок? – спросил я.
- Кентавров Хаоса, отец.
- Многих отправил на тот свет?
- Ты же знаешь, отец, у кентавров Хаоса быстрая регенерация.
- Это мне известно, - сказал я. – Твой дед воевал с ними. Я с ними вёл тысячелетние войны. Теперь вот ты принял эстафету
- Как зовут твой меч, Лилит? – спросила Варя.
- Светоч, мама.
- Хорошее имя для боевого меча, - сказала Варя.
- Кентавры Хаоса хорошо помнят твой меч, Начало Начал, мама - сказала Лилит.
- Мой меч давно на пенсии, - улыбнулась Варя. – Впрочем, как и меч Судьбы Василия. Да что мы разговоры разговариваем! Вы же голодные с дороги. Пойдёмте в летнюю кухню.
Через пять минут стол ломился. Были тут и вареники с картошкой, и пироги с капустой, и сало с прожилками с мясных деревьев, и колечки кровянки, и солёные огурцы, помидоры, арбузы, и домашний хлеб, и, конечно, большая бутыль сомы. Мы пили-ели. Дети рассказывали о походах.
- Отец, мы решили дом построить рядом с вашим, - сказал Светозар. – Эта планета нам по душе.
- Что ж. Дело хорошее. Завтра и приступим к строительству.
- Отец, - сказала Лилит. – спой песню Первых. Самую древнюю.
Меня не надо просить дважды и я запел:

Там, где клён шумит
Над речной волной…

Сказ про незваных гостей

Сегодня у нас по плану – строительство дома для Светозара и Лилит. Я со Светозаром занимаемся фундаментом, а женщины кашеварят. Тут к нам на стройку приходит курица Клара.
- Боже мой! Светозар! Последний раз я тебя видела на пра Земле. Я же тебя вот этими руками нянчила. А какой ты был шебутной!
Светозар обнялся с Кларой.
- Дай я на тебя посмотрю, пострел ты этакий! А возмужал-то как! Мышцы, мышцы: трицепс, бицепс, трёхглавая. Настоящий мужчина стал. Самец! И кому же ты достался?
- Вот познакомься, тётя Клара, с моей женой, - сказал Светозар.
Лилит подошла к Кларе.
- Лилит, - сказала Лилит.
- Тётя Клара, - сказала курица. – Но для тебя я просто Клара. Ведь мы станем подружками. Правда?
Лилил засмущалась.
- Да ты, девочка, не смущайся, - сказала Клара. – Я сама была молода 666 тысяч веков назад. Хотя, и сейчас ничего так выгляжу. До сих пор пользуюсь вниманием мужа. Он каждый день не упускает случая… Да что я всё о себе. Светозар, надолго ли к нам?
- Боюсь, что навсегда, - сказал Светозар. – Вот решил обосноваться здесь, рядом с родителями. Говорят, что сюда, на землю, много Первых переселилось?
- Да этих князи, что грязи, - сказала Клара и засмеялась. – Вам с Лилит тут скучать не дадут. Местные любят ходить в гости. И Первые и Последние. Сому любят все. Поэтому, мои дорогие дети, первое, что нужно завести в доме, - это перегонный аппарат.
- Я не шибко-то пьющий, - сказал Светозар.
- Это потому что ты вояка. Постоянно в седле. Тебе нужна была крепкая рука и верный глаз. А этому алкоголь сильная помеха. Но здесь, на заброшенной патриархальной планете, ты научишься ценить простые вещи: походы в лес за грибами, утренние рыбалки, посиделки на крылечке и, конечно же, тебе придётся уваживать многочисленных гостей. Свой меч тебе придётся положить в сундук. У нас врагов нет. Даже пьяные драки – редкость в этих краях.
- Идите за стол! – крикнула Варя.
Тут со всех концов к столу потянулись эльфы, орки, огры, феи, гномы, хоббиты, великаны, тролли, лешие, водяные, кикиморы, элементали, ангелы, падшие, инопланетяне и прочая живность.
- Добро пожаловать в наш мир, Светозар! – сказала курица и увлекла Светозара к столу.

Сказ про обоз с сокровищами

Мы со Светозаром таскали брёвна и выводили коробку дома, в котором поселятся Светозар с Лилит. Работа потихоньку спорилась. Варя с Лилит с утра ушли на рыбалку. Скоро должны вернуться. Адам с Хавой на зорьке ушли за грибами.
Мы со Светозаром решили сделать перекур. Уселись на бревне и раскурили трубки.
- Сынок, а как там Падшие, твои боевые товарищи без тебя? Кому ты передал маршальский жезл?
- Вместо себя я поставил Бегемота. У него давно были задатки лидера. Много лет он пытался стать во главе нашей армии. Много воинов его поддерживали. Но булава крепко держалась в моей руке, и бунты против себя я жестоко пресекал. Ты бы видел, как обрадовался Бегемот, когда я на виду всей армии вручил ему символы власти. Меня проводили с честью и выделили мне тринадцатую меру всех наших сокровищ. Кстати, вскоре должен будет прибыть обоз с золотом, шелками и пряностями. Я с тобой, отец, поделюсь.
Я улыбнулся.
- Спасибо, конечно, сынок. Но здесь, на земле, золото не играет большой роли. Если, конечно, ты не захочешь жить на широкую ногу. Ты можешь на эти деньги отстроить дворец, завести слуг, гарем, псарню. Но, как ты, наверное, успел заметить, мы здесь живём скромно. Питаемся от трудов своих. Дома у нас небольшие. Утварь – скромная. Никто не ест с золота и не пьёт с серебра. К балам мы не приучены. Единственное, куда расходуются наши деньги – это на музыкантов, да на трупы бродячих артистов.
- Отец, - сказал Светозар. – Я вовсе не собираюсь шиковать. Не затем мы с женой поселились здесь, чтобы строить дворцы и становиться местными князьями. Просто много лет золото играло в моей жизни значительную роль. А если честно, то я его попросту пропивал в тавернах и кабачках в перерывах между битвами. Ты, отец, опыта по части денег имеешь поболее меня. Ты жил во дворцах. Ты имел слуг, гаремы, псарни и прочее. Ты властвовал и руководил. Ты отстраивал города и миры. Значит, тебе и карты в руки. Я вот что решил. Когда прибудет обоз с сокровищами, ты возьми его себе и распорядись ими, как считаешь нужным.
- Хорошо, сын. Пусть будет так. Я думаю, в первую очередь построить школу для всех детей и пригласить лучших учителей во Вселенной.
- Согласен, - сказал Светозар. – Да будет так!
- Аминь!

Сказ про баньку

Пошли мы со Светозаром париться в баньке. Разделись, и тут я замечаю, что всё тело Светозара покрыто шрамами.
- Впервые вижу Первого со шрамами. Светозар, у тебя же должна быть хорошая регенерация. Ничего не понимаю.
- Понимаешь, отец, кентавры Хаоса, с которыми мы сражались, воюют чёрными клинками. Это магические клинки, которые могут убить даже бессмертного. Я много раз был на волосок от гибели. Только бальзам Первых, сделанный по старинному рецепту возвращал меня к жизни. А вообще, шрамы украшают мужчину.
- То есть, ты не хочешь, чтобы я специальным массажем убрал шрамы?
- Не стоит. Эти шрамы будут напоминать мне, что скоро я опять уйду в зону Хаоса, чтобы извести племя кентавров Хаоса под корень.
- Сынок, а ты не задумывался, с какой целью эти создания ведут войну?
- Дело в том, что у кентавров Хаоса психика не стабильна. Они не могут просто так сидеть дома и попивать сому. Им постоянно нужна встряска, движение, битвы, чтобы быть в ладу с собой.
- Ты тык думаешь? Или уверен?
- Это лишь моё предположение. По-другому я не могу объяснить образ жизни кентавров Хаоса.
- А ты пробовал вести с ними переговоры?
- И неоднократно. Но они ни к чему не приводили. Единственное, что удалось узнать, - это то, что кентавры Хаоса чувствуют себя в нестабильном мире, как рыба в воде. Хаос – их родина и хаос у них в душах. Пра Земля – островок стабильности в Хаосе. И это их раздражает. Вот они и пытаются разрушить пра Землю, чтобы Хаос больше не имел препятствий. Разрушив пра Землю, кентавры Хаоса возьмутся и за нашу вселенную. Вот почему моя отставка и мой уход – временные явления. Если меня позовут. Если кому-то понадобятся мои навыки, умения, мой меч Колоброд, я опять уйду на войну. И ничто меня не остановит. И тогда я был бы рад, если бы меня сопровождал хозяин меча Судьбы.
- Вряд ли сынок я оторву свою задницу от родового крылечка. Моя война закончилась. Но если кому-то вдруг понадобится мой совет…
- Я тебя понял, отец.
Мы открыли дверь и вошли в парилку. Раздался визг. На полках сидели Варя, Хава и Лилит. Мы быстро захлопнули дверь. Я приоткрыл дверь и сказал.
- Может, кого веничком отхлестать?
- А, может, кого сковородником? – сказала Варя.
Пришлось нам со Светозаром выйти во двор с трубками. Петух прокукарекал, сунул трубку в рот и пришёл к нам за спичками.

Сказ про большой пирожок

Сидим мы с Варей дома. Я распускаю свитер, а Варя мотает клубки. За печкой сверчит сверчок. В углу шебуршатся мыши. Тут в хату заходят Светозар и Лилит.
- Драсте вашей хате! – сказал Светозар.
- И вам не хворать, - сказал я.
- Вот мы с гостинцем к вам пришли, - сказала Лилит. – Испекли пирожок.
- Один пирожок? – спросила Варя. – И кому же он достанется? Его же на всех не хватит. Я щас тесто замешу…
- Не нужно месить тесто, мама, - сказала Лилит и показала пирожок.
Пирожок оказался огромным, как большой арбуз.
- Вот те раз! - сказала Варя. – Никогда не видела таких больших пирожков. А зачем ты, Лилит, приготовила такой большущий?
- Дело в том, - сказала Лилит. – Что мы собрались к вам в гости. Но не с пустыми руками. Я затеяла пирожки, а Светозар всё время меня подгонял. Вот я и придумала сделать один большой пирожок, чтобы время готовки сократить. Результат налицо.
- Понятно, - сказала Варя, откладывая клубки. – Садимся за стол.
Я взял большой пирожок и нарезал его на мелкие кусочки. Поставил на стол кастрюлю борща. Достал из погреба консервацию. А из-за занавески взял бутыль с сомой. Когда все уселись за стол, я разлил и сказал:
- Нет ничего лучше, чем иметь сына, который умеет говорить тосты.
Светозар улыбнулся, поднял стакан и сказал:
- Когда мне исполнилось три года, отец подарил мне деревянный меч и научил им пользоваться. Когда мне исполнилось 5 лет, отец подарил мне настоящего, живого пони. Когда мне исполнилось семь лет, отец научил меня стрелять из лука. Когда мне исполнилось 13 лет, отец был рядом со мной на моей инициации. Когда мне исполнилось 18 лет, отец снарядил меня на войну. Так у меня появился мой меч Колоброд. И сейчас, через 666 тысяч веков, я снова рядом с отцом. И ему снова есть, чему меня научить. Лыхаим!
Этот вечер долго не кончался, потому что я остановил движение светил: солнца и луны. Они тоже пришли в наш дом, чтобы отдать дань уважения Светозару и Лилит.

Сказ про первого воина во Вселенной

Утром я вышел во двор и увидел как Светозар и Лилит спарингуют на мечах. Меч Колоброд падал на голову Лилит, но встречал на своём пути клинок Светоч. Я засмотрелся на это завораживающее действо. Тут на средину вышла с мечом курица Клара и стала такое вытворять мечом, что Светозар и Лилит отшатнулись в разные стороны.
- Не вижу достойного поединщика! - сказала Клара.
Тогда я взял свой меч Судьбы и стал в стойку. Несколько взмахов Клариного меча – и мой меч летит в огород. Клара делает выпад и останавливает свой меч у моего горла.
- Сдаюсь! – сказал я.
На эту короткую схватку ошалело смотрели Светозар и Лилит. Клара поклонилась и убрала меч в ножны.
- Как зовут твой меч, Клара? – спросил Светозар.
- Месиво. Меч зовут Месиво.
- Где вы так научились владеть мечом? – спросил Светозар.
- Пусть твой отец расскажет.
Я сделал знак, и все расселись за столом на летней кухне. Я достал солёные огурцы и бутыль с сомой.
- Хочу выпить за Клару, - сказал я. – Мало кто знает, что мои родители взяли в наш родовой дом на пра Земле Клару, когда мне исполнилось три года. Она должна была обучить меня всем боевым искусствам, которые на тот момент существовали. Лучшего учителя мои родители вряд ли бы нашли. И не только потому, что она была мастером боевых искусств, но и потому, что в ней была кровь кентавров Хаоса. Так как эти существа несут в себе ген непредсказуемости, то этот ген присутствует и в естестве Клары. Хороший боец всегда сможет предугадать ответный ход противника, но только не в случае Клары. Вот почему при выборе наставника мои родители остановили свой выбор на Кларе. И не ошиблись. Без ложного хвастовства скажу то, что вы прекрасно знаете: 666 тысяч веков я был первым воином во вселенной. Но это лишь легенда. Теперь вы видите настоящего лидера бойцов. Этот тост – за Клару и её меч Месиво!
Все выпили, а Светозар с Лилит стали разглядывать меч Месиво.

Сказ про магический подарок

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут из хаты выходят Варя с Лилит.
- Мы пошли на речку стирать бельё, - сказала Варя. – А вы тут не хулиганьте. Сидите здесь, курите трубки и со двора – никуда.
Мы со Светозаром закивали головами. Женщины ушли.
- Жаль, что нам нельзя со двора уходить, - вздохнул Светозар.
- Не беда, - сказал я. У нас есть замечательное место во дворе. Гараж.
Мы вошли в гараж, и тут на нас упали лучи света. Мы зажмурились.
- А, это ты, Васька, - сказал трактор. – А кто это рядом с тобой?
- Это мой сын, Светозар, - сказал я.
Свет фар потух. Наши глаза привыкли к полутьме, и мы заметили накрытый стол.
- Про Светозара ты мне много рассказывал, Васька. Теперь я воочию вижу главного администратора преисподней. Как видите, я вас ждал, - сказал трактор Мыкола.
- А как ты узнал, что мы придём? – спросил я.
- Я много чего знаю, - сказал Мыкола.
- Не слушайте вы этого балбеса, - сказала трактор Горпына, жена Мыколы. – Он каждое утро накрывает стол в ожидании гостей. А вы садитесь, садитесь. Я не знаю, что едят в преисподней, уважаемый Светозар, но сегодня нам бог послал сало с прожилками и кровянку с мясных кустов, форшмак, фаршированную рыбу… Да долго перечислять. На столе 665 блюд и сома.
Мы уселись за стол и стали праздновать новый, зарождающийся день. Когда мы попробовали все 665 блюд, отдав дань хозяйке, Светозар спросил:
- Мыкола, я, конечно, извиняюсь, но меня интересует, как у вас, железных тракторов появляются дети? Я вон в люльке вижу маленький мотоцикл. Значит, вы можете заводить детей. Только не сочтите мой вопрос бестактным.
- Я отвечу тебе, - сказал Мыкола. – У нас, у тракторов, всё просто. Мы берём заветный болтик, накручиваем на него заветную гаечку. Таким образом образуется зародыш. А потом этот зародыш вынашивает железная женщина. Мы никогда не знаем, кто родится: мотоцикл или мотороллер, или трактор, или легковушка. Видишь, Светозар, как просто.
- Да, действительно просто, - сказал Светозар. – Можно я вашему сыну сделаю подарок? Только он будет не материальный.
- Магический? – спросил Мыкола.
- Да, магический.
- Эт можно.
Светозар подошёл к люльке, возложил руки на мотоцикл и что-то прошептал. Потом снова сел за стол.
- Что это был за подарок? – спросил Мыкола.
- Ваш сын никогда не попадёт в аварию.
- Хороший подарок, - сказал Мыкола. – Возьми, Светозар, фаршированную шейку.

Сказ про мухоморы

Захотелось нам с Варей грибов. Взяли мы корзинки и пошли в лес. Идём мы, идём. Идём мы, идём. Как вдруг видим – нам навстречу идут Светозар с Лилит. Поравнялись они с нами и с гордостью показывают свою добычу. Глянули мы с Варей в корзинки и удивились. Одни поганки.
- Это же мухоморы, - сказал я. – Вы что, не разбираетесь в грибах?
- Ещё как разбираемся! - сказал Светозар. – Чем красивее гриб, тем он полезнее и вкуснее. Эти грибы – самые красивые из тех, что нам встретились.
- Светозар, это мухоморы. Очень ядовитые грибы. Их нельзя есть.
- Всё что красивое – съедобное, - изрёк Светозар. – Ты ведь сам, отец, сотворил эти грибы красивыми. Смотри, какие они чудные: красные в белую крапинку. Они так и говорят: возьми меня!
- Светозар, я специально создал мухоморы красными в белую крапинку, чтобы грибники, завидев такой гриб, знали: осторожно, опасность! Выбросьте эти грибы.
- Отец, а ты хитрюган. Мы выбросим мухоморы, а вы с мамой их себе заберёте. Придумал легенду про то, что мухоморы ядовитые, а сам зарится на нашу добычу.
- Светозар пошутил, - сказала Лилит. – Мы, конечно, сейчас же выбросим отраву. Спасибо, что предупредили нас.
Светозар и Лилит высыпали мухоморы на землю и вздохнули.
- Не переживайте, - сказал я. – Сейчас мы вместе пойдём в лес и мы с Варей покажем вам съедобные грибы.
Через 3 часа мы возвращались из леса с богатой добычей. Мы насобирали боровички, лисички, подосиновики, подберёзовики, грузди, рыжики, волнушки, зонтики, опята, козлята, шампиньоны и ещё по мелочи. Пришли домой. Пожарили грибы и уселись за стол в летней кухне. Я поднял стакан и сказал:
- Друзья мои! Давайте выпьем за то, чтобы мы с вами по жизни были, как мухоморы: красивые, крепкие и чтобы мы были никому не по зубам. И чтобы прошлые, настоящие и будущие наши враги обходили нас стороной. Лыхаим!

Сказ про поэтический вечер

Пришли мы с Варей к Светозару с Лилит. Они нас привечают, за стол сажают, едой-напитками угощают. Всё как полагается в кошерных домах. И вот, когда мы наелись и напились, Светозар и говорит:
- Папа, мама, а сейчас мы будем читать стихи.
- Откуда у тебя такая блажь? – спросил я.
- Дело в том, что вы приставили ко мне курицу Клару, чтобы она обучала меня боевым искусствам.
- А причём здесь стихи? – сказал я.
- Моя наставница сказала, что настоящий воин должен уметь не только владеть оружием и махать ногами, но и быть всесторонне развитой личностью. Он должен знать, как поддерживать разговор на любые темы, должен уметь танцевать все танцы, должен играть на музыкальных инструментах, писать стихи и их декламировать. Ну и по мелочи. В общем, он должен быть весьма образованным, не говоря уже о том, что женщина-боец должна уметь делать книксен. Лилит, покажи.
Лилит встала из-за стола и сделала грациозный книксен.
- Какой замечательный книксен! – сказала Варя. – В наше время девушек учили разным вариантам книксена. Есть церемониальный книксен, дружеский, вопрошающий, кокетливый и прочая. Но самый главный – это, конечно, боевой книксен.
- Потрясающе, мама! – сказал Светозар. – И ты это всё умеешь?
- А как же. Я же бывший боец, - сказала Варя.
- А теперь приступим к стихам, - сказал Светозар. – Лилит создаст атмосферу.
Лилит взяла лютню и заиграла. Светозар встал и продекламировал:

Свинья в хлеву опоросилась.
Детёныши к соскам приникли…
Опять мне места не хватило.

Светозар сел и жестом пригласил меня. Я встал и протараторил

Я стих собрался сочинять,
Но нету рифмов у меня.
Куплю пять штук.

Я сел и выпил залпом.
- А теперь ты, мама, - сказал Светозар.
Варя встала, закатила глаза и прочитала, как пропела.

В ромашки, васильки и лютики
Оделась я почти что вся
Шепчу тебе: навек твоя.

Варя покраснела и села. На этом поэтический вечер закончился и начался музыкальный. Светозар играл на виолончели. Лилит сменила лютню на контрабас. Варя наяривала на барабанах. А я отдал предпочтение фаготу.

Сказ про особый день - воскресение

Пошли мы со Светозаром и Лилит на рыбалку. Варя осталась на хозяйстве. Сели в лодку и подплыли к куширям. Размотали удочки и закинули. Долго ждать не пришлось. У Лилит клюнуло. Она вытащила рыбу. Мы обрадовались. Сейчас, мол, клёв начнётся. Закурили от волнения. Тут опять у Лилит клюнуло. И она снова вытянула рыбу. Мы тихонько поздравили Лилит и стали ждать, когда и у нас клюнет. Лилит опять поймала рыбу. И опять. И опять… А у нас – хоть бы поклёвка. А Лилит с завидным постоянством вылавливала рыбу. Тогда мы со Светозаром не выдержали и забросили свои поплавки рядом с поплавком Лилит. У неё сразу перестало клевать. Тогда Лилит забросила удочку в другую сторону и через пять минут у неё клюнуло. Потом опять. И снова у неё начался бешеный клёв. Мы со Светозаром сидели расстроенные и тупо смотрели на свои поплавки. Лилит что-то напевала и заполняла лодку рыбой.
- Странно, - сказал я Светозару. – Я очень искусный рыбак. В любую погоду, в любое время суток я всегда ловил рыбу. Это первый раз, когда я не смог поймать. Представляешь, сынок – первый!
- Я тоже удивлён, - сказал Светозар. – У меня попуск такой же, как у Лилит. У меня такая же наживка. Я ловлю практически в том же месте, что и она. А рыбу поймать не могу. Я думаю, без магии тут не обошлось.
- Этого нам только не хватало, - сказал я. – Применять магию в воскресение запрещено. Я не думаю, что кто-то мог нарушить закон.
- Согласен, - сказал Светозар. – В таком случае придётся признать, что Лилит – самый искусный рыбак.
- Получается, что так.
Вдруг возле лодки показался водяной Петрович.
- Закурить не найдётся? – спросил Петрович.
- Закуривай, - сказал я и протянул ему кисет.
Водяной раскурил трубку и спросил:
- Что, не клюёт?
- Не клюёт, - сказал я.
- А у Лилит клюёт?
- У Лилит клюёт, - сказал я.
- Так и будет сегодня, - сказал водяной.
- Это почему же? – спросил Светозар.
- Дык, воскресенье. Женский день. Сегодня клюёт только у женщин. Вы уж потерпите, мужики. Это я так распорядился. Мужики выпить не найдётся?
- Нет, - сказал я.
- Васька, у тебя же всегда с собой есть.
- Так сегодня воскресение. Пьют только женщины. Это я так распорядился.
Водяной расстроено вильнул хвостом и скрылся под водой.
- Такие дела, - сказал я.

Сказ про нелёгкую долю поэта

Сидим мы со Светозаром а приступочке и курим трубки. Напротив нас стоит индюк Макар и сочиняет стихи.

- На улице хорошая погода… - Макар задумался. Вторая строчка не шла ему в голову. Он развернулся на месте. Постоял. Потом развернулся в другую сторону.
- На улице хорошая погода… - Макар взъерошил себе волосы. Постучал кулаками по груди. Уселся на землю и заборсал ногами. Ничего не помогало поэтической искре возгореться.
- Макар, может, дёрнешь для вдохновения? – сказал Светозар и протянул индюку бутылку.
Макар встал с земли, отряхнулся, подошёл к нам, взял бутылку и присосался.
- Осторожно, Макар, - сказал Светозар. – Бутылка-то без дна.
Индюк отдал бутылку, сел рядом и закурил.
- Тяжело быть поэтом? – спросил я Макара.
- Не то слово! – сказал Макар. – Пока родишь четверостишье, словно огород вскопаешь. Поэт – самая тяжёлая и неблагодарная профессия. Ведь поэту что нужно, Васька?
- Перо и бумага, - сказал я.
- Это вторично, - сказал Макар. – А ты, Светозар, что думаешь?
- Я считаю так, - сказал Светозар. – Поэту нужно вдохновение.
- Всё вы правильно говорите. Без бумаги с пером и вдохновения стих не родишь. Но всё это вторично. На самом деле, поэту нужны слушатели. И не просто слушатели, а обожатели. Ценители. Те, кто будет твои вирши заучивать наизусть и потом читать их своим любимым девушкам. И если такие ценители и обожатели будут сопровождать поэта, то он горы свернёт и будет писать каждый день всё новые и новые стихи. Даже без вдохновения.
- Как это – без вдохновения? – спросил Светозар.
- Дело в том, - сказал Макар, что с вдохновением каждый сможет написать. А чтоб каждый день, без перерывов, садиться перед белым листом, не ждать музы и создавать шедевры – это может только настоящий профессионал. Ремесленник – в хорошем смысле этого слова. И такой профи сидит здесь с вами на приступочке и курит, не смотря на то, что вы ниже его, то есть, меня, по рангу. Ибо поэт – высшее существо. Так я думаю. И вот ещё что. В силу своего великодушия я тебе, Васька, и тебе, Светозар, разрешаю сидеть в моём присутствии. Скажу больше. Эта привилегия распространяется и на ваших потомков до седьмого колена. На этом всё.
Мы со Светозаром обрадовались и стали обнимать Макара. И до сих пор обнимаем. Только не знаем, нравится ему это или нет.

Сказ про пенсионеров

Сижу я на приступочке и курю трубку. Тут подходит ко мне Светозар с корзинкой и садится рядом.
- Отец, здесь у меня в корзинке семейство полевых мышей. Возьми их жить к себе. Ты же добрый.
- Давишь на мой больной мозоль, сынок. Из-за моей доброты у нас в доме живут кошки, собаки, еноты, ласки, хомяки, попугаи, жирафы, бегемоты и парочка элефантов.
- Отец, полевые мыши маленькие и много места не займут.
- Так-то оно так, сынок. Да только элефанты страсть как боятся мышей. Я и сам их побаиваюсь. Полевые мыши принадлежат к древней касте наёмных убийц-ассасинов. Я удивляюсь, что ты этого не знал, иначе не связался бы с ассасинами.
- Простите, что я вмешиваюсь в ваш разговор, - сказала мышь и выбралась из корзинки. – Меня зовут Абрахам, а жену зовут Сара.
Из корзинки выскочила симпатичная мышка и сделала боевой книксен.
- Мы действительно принадлежим к касте ассасинов, но с сегодняшнего дня мы на пенсии. Дело в том, что мы провалили наше задание и нас за это выгнали с нашего монастыря на скале Рокот.
- А кого вам поручили убить? – спросил я.
- О, это было очень величественное задание. Нам поручили убить Бога. И не простого, а Верховного.
- Интересно, - сказал я. – А кто заказчик?
- К нам в монастырь прибыл представитель кентавров Хаоса с обозом золота. И сделал заказ. Работу поручили мне и Саре. Потому что мы лучшие.
- И почему же вы провалили задание? – спросил я
- Мы обшарили всю вселенную и не нашли нигде Верховного Бога. То есть, на его месте, на троне Первых, сидит Равный Богу. Но бывшего Верховного след простыл. Впервые за всё время существования нашего Ордена его представители не смогли выполнить заказ. Вот почему нас с Сарой лишили всех регалий и знаков отличия и отправили доживать свой век на эту отсталую планету.
- А если бы вы здесь, на Земле, обнаружили бывшего Верховного, вы бы довели начатое до конца?
Мыши засмеялись.
- Бог, привыкший к роскоши, вряд ли стал жить на этой зачуханной планете.
- И всё же. Укокошили бы?
- Вряд ли, - сказал Абрахам. – Мы – ассасины на пенсии. А закон гласит, что ассасину-пенсионеру запрещено применять своё искусство.
- Это не может не радовать, - сказал я.
- Но это не радует нас, так как кроме искусства убивать, мы ничего не умеем, даже построить дом.
- Хорошо, - сказал я. – Мы вместе построим вам дом. А пока разрешаю вам поселиться у меня дома.
Мыши поклонились, а я достал бутылку из подпространства.
- Этот трюк могут проделывать лишь Первые, - удивился Абрахам. – Какой у тебя статус в сонме богов?
- Низший, - сказал я.
- А был?
- Выше крыши, - сказал я и засмеялся.
- Сара, мы остолопы! – воскликнул Абрахам. – Как же мы не искали Его здесь, на Земле!
- Что было, то минуло, - сказал я. – Давайте выпьем по маленькой – пенсионерской.
- Я хоть и не на пенсии, - сказал Светозар. – Но на длительном отдыхе. Поэтому тоже выпью по маленькой.
- Прошу заметить, что бутылка – бездонная, - сказал я.

Сказ про гривенник

Варя послала меня в магазин и дала гривенник. Вышел я за ворота и решил проверить карман с монеткой. О, ужас! Гривенника в кармане не было, а сам карман оказался с дыркой. Как мне теперь идти в магазин? Что я скажу жене? Я сильно расстроился. Сел на приступочек и закурил трубку. Даже заплакал. Тут подходят ко мне звери и птицы и говорят:
- Ты чего плачешь, Васька?
- Да вот жена послала меня в магазин за продуктами и дала целый гривенник. А я его потерял.
Тут я заплакал ещё сильнее.
- Не тужи, Васька, - сказали звери и птицы. – Мы найдём твой гривенник.
И звери с птицами разбрелись по двору. И стали искать гривенник. Долго ли, коротко ли, как ко мне подходит курица Клара и протягивает мне золотой.
- Смотри, Васька, что я нашла! Золотой!
- Это не мой гривенник, - сказал я и заплакал пуще прежнего.
Клара стала меня утешать и сказала:
- Мы обязательно найдём твою денежку.
Тут ко мне подходит бегемот и протягивает кошель.
- Васька, смотри, что я нашёл! Кошель! Здесь 13 золотых!
Я сквозь рыдания сказал:
- Где же ты мой гривенник? Куда же ты закатился? На кого ты меня покинул?
Тут ко мне подходят кошка с собакой с сундуком.
- Васька, вот нашли во дворе сундук с золотом, самоцветами и жемчугом, - сказала кошка.
- А гривенник мой не нашли?
- Увы, - сказали кошка с собакой.
- Как же мне в магазин-то идти? Что скажет Варвара Пантелеймоновна?
Тут подходит ко мне радостный индюк и протягивает мне гривенник.
- Вот, нашёл! – сказал индюк.
Я обнял индюка и сказал:
- За то, что ты нашёл мой гривенник, я дарю тебе сундук с золотом.
Все возликовали, а я пошёл в магазин, крепко зажав денежку в руке.

Сказ про смысл жизни

Вышел я утром во двор, взял лопату и пошёл копать огород. Копаю себе, копаю, как вдруг ко мне подходят звери, птицы и приблудившийся падший и спрашивают:
- Васька, а в чём смысл жизни?
Я почесал репу и сказал:
- Вот так вам – вынь да полож смысл жизни?
- Ага, - сказал индюк. – Просто так жить – некошерно. Нужно, чтоб со смыслом. А смысла мы-то и не знаем. Ты уж нам открой тайну, а за нами дело не станет. Вот мы тебе гостинцев собрали.
Индюк показал корзинку с разной снедью.
- Васька, скажи, - сказали все звери и птицы, а с ними приблудившийся падший.
Я воткнул лопату в землю и сказал:
- Смысл жизни – это копать огород.
Все затихли. Потом загомонели. Потом разбежались в стороны и вскоре прибежали обратно с лопатами и стали копать огород.
Я отошёл недалеча, сел на приступочек и стал курить трубку. Солнышко потихоньку движется к зениту. Ветерок ласкает мою плешь. Жуки ползают по моим штанам. Тут ко мне подходят звери, птицы и приблудившийся падший и сказали:
- Мы копали-копали, копали-копали. Устали. Трудный у тебя смысл жизни.
- Что есть то есть, - сказал я.
- Васька, - сказал индюк. – А ты знаешь ещё какой-нибудь смысл жизни? Только не такой трудный, как копать. Какой-нибудь полегче.
- Ну, хорошо, - сказал я. – Смысл жизни всякой твари, всякого существа заключается в том, чтобы сидеть на приступочке и курить трубку.
Все радостно загалдели. Расселись плотненько на приступочке и задымили. Я встал и пошёл в летнюю кухню. Замесил тесто и оставил его подниматься. Вынул из печки чугунок с картошкой. Почистил её. Помял толкушкой. Поджарил мелко порезанный лук на сковородке. Смешал лук с картошкой. А тут и тесто подошло. Стал я лепить пирожки и жарить их на сковородке. Тут подходят ко мне звери, птицы и приблудившийся падший и говорят:
- Васька, мы курили-курили, курили-курили. Обкурились все. Теперь у нас голова болит. Оно, конечно, курить – не плохой смысл жизни, только, если долго курить, тошнота появляется. Ты уж нам растолкуй такой смысл жизни, чтобы всем был хорош: и не трудный, и не тошнотворный. Чтобы был он во всех отношениях приятный, глубокий и метафизический.
- А мы в долгу не останемся, - сказал индюк.
Делать нечего. Сел я на табуретку. Все приготовились слушать, а приблудившийся падший взял блокнот и карандаш.
- Приятный, глубокий и метафизический смысл жизни заключается в том, чтобы печь пирожки.
Все повскакивали с мест, засуетились и стали печь пирожки.
Через час огромная кастрюля пирожков была готова.
- Угощайтесь, - сказал я.
Мы все сели за стол. Индюк поднял стакан с сомой и сказал:
- Друзья! Давайте поблагодарим Ваську за то, что он разъяснил нам смысл жизни. А если этот смысл нам когда-нибудь надоест, я не сомневаюсь, что Васька придумает нам не менее приятный, глубокий и метафизический смысл жизни. Лыхаим!

Сказ про трактирные посиделки

Рано утром мы со Светозаром вышли из дома, взяли в гараже удочки и сели перекурить на приступочке. Тут выходят на крыльцо Варя и Лилит.
- Вы куда в такую рань собрались? – спросила Варя.
- Знамо куда, - сказал я. – На рыбалку.
- К вечеру вернёмся, - сказал Светозар.
- Ни хвоста, ни чешуи, - сказала Лилит, и девочки вошли в дом.
Мы со Светозаром встали и вышли за ворота. Через сто метров мы спрятали удочки в кустах и пошли в сторону трактира. Пришли. Вошли в трактир. Тут к нам подошёл хозяин заведения и распахнул объятия.
- А, Первые пожаловали! Милости просим! Вон столик возле окна свободен.
Он провёл нас к столику и собственноручно принял заказ: жареную рыбу, зелень и бутылочку сомы. В ожидании заказа мы осматривали помещение. С утра народу было не много. За столиком возле эстрады сидели два кентавра Хаоса. Чуть правее стоял стол, за которым расположились четыре ангела. А за столиком возле входа сидела четвёрка падших. Никто не обратил на нас внимание. И не мудрено. Ведь мы с сыном пришли не в полной Славе. Скорее всего, нас приняли за местных крестьян. И это было не далеко от правды.
Тут подошёл хозяин с подносом.
- Василий Иванович, Светозар Васильевич, разрешите вас порадовать. Сегодня у нас в заведении поёт Мария Тьма.
- Что ж, послушаем, - сказал я. – Спасибо Афанасий.
Я дал хозяину золотой. Он слегка склонил голову и отошёл от стола. Не успели мы выпить по первой, как на эстраде, в луче прожектора, появилась красивая эльфийка в золотом платье. Она обвела столики томным взором и сказала:
- Доброе утро, мальчики! Меня зовут Мария Тьма!
Все зааплодировали, включая меня и Светозара.
- Я вижу здесь необычных людей. И именно им я хочу посвятить песню. Итак, я посвящаю эту песню Первым!
Заиграло вступление. Мы заметили, как падшие, ангелы и кентавры Хаоса стали вертеть головами. Мы догадались, что они ищут глазами Первых, то есть, нас. Если кентавры Хаоса догадаются, кто мы, то не избежать кровопролития. Мы со Светозаром натянули брыли на самые глаза. А Маша начала петь.

Ой, то не вечер, то не вечер.
Мне малым-мало спалось.
Мне малым-мало спалось.
Ой, да во сне привиделось.

Кентавры Хаоса встали из-за стола и медленно подошли к нам, держа руки на рукоятях мечей.
- Ты кто? – спросил меня один из кентавров.
- Я второй, - сказал я.
- А Первые где? – спросил другой кентавр.
- А это мы сейчас выясним, - сказал я. – Сейчас мы посчитаемся на «первый-второй».
Я ткнул пальцем в кентавра и сказал:
- Первый.
Потом показал на себя и сказал:
- Второй
- Затем показал на второго кентавра и сказал.
- Первый.
И ткнул во Светозара.
- Второй. Получается, что Первые, которых вы ищете – это вы сами. А мы здесь всего лишь вторые.
Кентавры отошли и стали шептаться
- Этот, в брыле, чем-то похож на Сущего, а второй, в брыле, смахивает на главного чертяку.
- Брось, Авессалом, - сказал второй кентавр. – Тебе померещилось. Это обычные крестьяне. В этой глуши встретить Первых нереально.
Кентавры Хаоса сели на свои места. А мы покинули заведение и пошли искать свои удочки.
- Вот тебе и посидели в трактире. Вот тебе и поговорили по душам, - сказал Светозар.
- Не переживай, - сказал я. – Лодка – не самое плохое место для разговоров.
И мы ускорили шаг.

Сказ про бытовую магию

Варя и Лилит сидят за столом и беседуют. О чём? Давайте послушаем.
- Что ты, Лилит, сегодня такая грустная? Тебя кто-то обидел или просто плохое настроение?
- Понимаешь, мама. В последнее время Светозар часто уходит из дома и долго не появляется. Я не знаю, что и думать. Может, у него появилась другая? Просто ума не приложу. Что делать? Как жить дальше? Не следить же за ним.
- А ты пробовала с ним разговаривать?
- Конечно, пробовала. А он всё смеётся. Говорит, что кроме меня у него никого нет. И не предвидится. Что мне не стоит переживать. А то я похудею из-за расстройств и стану не красивой. Хотя, говорит, мою красоту не испортить. И что он любит только меня одну. И никогда не разлюбит. Мама, стоит ли ему верить?
- Это дело не такое простое, как кажется. Тут надо рассудить. Покумекать. Знаешь, что я думаю? Есть одно средство, чтобы твой муж стал чаще бывать дома и забыл о своих отлучках.
- Я на всё согласна. Говори скорей, что это за средство.
- Это приворотное зелье.
- Мама, я боюсь пользоваться магией. Старики сказывают, что кто пользуется колдовством, получает обратку. Он и искомого не получит, и себе навредит. Как бы хуже не стало.
- Правильно старики говорят. Но это касается лишь высшей магии. Я же предлагаю применить бытовую магию. В твоём случае – это самое то. Она совершенно безвредна, зато очень действенна. Этой магии научила меня моя мать. А её – её мать. Вот увидишь – твоя проблема будет решена.
- Я согласна, - сказала Лилит.
- Тогда не будем терять времени. Твоя задача повторять за мной и читать про себя, не переставая, короткую молитву. Мы будем готовить приворотное зелье.
- Я всё поняла, - сказала Лилит.
- Тогда приступим.
Варя поставила кастрюлю с водой на огонь и стала чистить картошку. Лилит делала то же самое. Потом девушки порезали картошку и бросили в кипящую воду. Затем они порезали морковку и свёклу и бросили в варево. Тонко нарезали капусту и бултыхнули в кипяток. Размяли помидоры и присовокупили в кастрюлю. Помяли мелкопорезанный чеснок со старым салом и закинули в ёмкость. Бросили туда же лавровый лист и рубленую зелень. Приправили молотым чёрным перцем и посолили. Накрыли крышкой и смахнули пот с чела.
- Ну, вот и готово приворотное зелье, - сказала Варя.
- Так это же обыкновенный борщ! – удивилась Лилит.
- Совершенно верно, девочка моя. Хорошо приготовленный борщ – лучшее приворотное зелье. Да. И главный ингредиент.
Варя поставила на стол чекушку.
- Главный ингредиент должен иметь именно такой объём. Ни больше, ни меньше. Подавай это приворотное зелье каждый день и никуда от тебя твой Светозар не уйдёт. Открывай чекушку. Предлагаю выпить за бытовую магию – лучшую магию, которую я знаю.

Сказ про путешествие вокруг света

Сидим мы со Светозаром в гараже в праздничной одежде, на которой вышиты таинственные руны. На голове у нас колпаки. В руках – молоточки и наугольники.
- Введи его! – громогласно сказал я.
Из дальнего, тёмного угла гаража вышел на свет трактор Мыкола, который толкал перед собой мотоцикл.
- Игнат, - обратился я к мотоциклу. – Сегодня тебе исполнилось 13 дней. А это такой возраст, когда мотоциклы проходят инициацию. Готов ли ты стать мужчиной и познать тайны вселенной первого уровня?
- Готов! – ответил малыш.
- Готов ли ты хранить в тайне всё то, что ты увидишь и услышишь?
- Готов!
- Игнат, - сказал я. – Ты родился в семье славных тракторов. Так что не посрами родителей. Ты готов к испытаниям?
- Готов!
- Значит так. Ты должен объехать весь земной шар за 13 минут…
- Готов!
- Погоди. За 13 минут без тормозов…
- Готов!
- Не торопись. За 13 минут, без тормозов и без бензина. Приступай немедленно.
Мотоцикл подпрыгнул и выкатился из гаража.
- Васька, - сказал трактор. – Ты придумал чересчур сложное задание для тринадцатидневного малыша. Даже я, взрослый трактор, не смог бы выполнить этого задания.
- Не переживай. У Игната нет часов. И когда бы он ни приехал, я скажу, что прошло 13 минут.
- Это ты хорошо придумал, - сказал Мыкола. – А то я переживаю за малыша.
- На самом деле, я дал Игнату невыполнимое задание. Никому с таким не справиться, даже ветру. Но зато Игнат приложит максимум сил, чтобы справиться с заданием. В этом вся соль. Посвящаемый в рыцари нашего тайного Ордена должен научиться слушаться старших по званию и использовать свои силы на пределе, если возникнет такая необходимость, - сказал я.
- Когда у меня была инициация, - сказал Светозар. – Я смог обогнуть землю за 33 минуты. В то время я установил рекорд. А здесь – 13 минут.
- А я в своё время, - сказал Мыкола. – С тормозами и топливом, объехал земной шар за 23 минуты. Сколько времени прошло?
Я глянул на часы.
- 12 минут
В этот миг двери гаража распахнулись, и в проёме показался мотоцикл Игнат.
- Справился,- сказал Игнат. – Какое будет следующее испытание?
Мы ошалело смотрели на Игната. Я ещё раз глянул на часы. Прошло 12 минут. Это был новый рекорд Вселенной. Конечно, были ещё испытания. И Игнат с ними отлично справился. А я подумал, что подрастает будущий лучший боец Мироздания. А потом, после инициации, мы все сидели за столом и пили за малыша, который стал сегодня мужчиной.

Сказ про День дурака

Раннее утро. Я сижу на приступочке и курю трубку. Тут подходит ко мне индюк и говорит:
- Васька, а у тебя вся спина белая.
Я принялся оглядываться, чтобы увидеть спину.
- Я же не мог испачкаться. Я же нигде не прислонялся, - сказал я. – А она вся белая?
- Белая, белая. Белее не бывает.
- Вот чёрт, - сказал я. – Придётся идти на речку стирать рубаху.
Тут индюк рассмеялся и сказал:
- Васька, я тебя разыграл. Сегодня же День дурака!
И индюк залился заразительным смехом.
- А ты, Макар, изобретательный малый, - сказал я. – Это ж надо такое придумать: вся спина белая. Это ж какая должна быть сообразительность, креативность. Повеселил ты меня, Макар. Садись, закуривай.
Индюк сел рядом и стал набивать трубку. Тут к нам подошёл пёс Виктор.
- Васька, я до тебя имею дело.
- Сказывай, - сказал я.
- Васька, у тебя вся спина – белая.
Я стал оглядываться на спину и попытался рукой поводить по спине.
- И что – спина прямо вся белая?
- Белая. Вся. Не сумлевайся, - сказал пёс.
- Помоги мне её вытереть, а то придётся идти на речку рубаху стирать.
Тут пёс засмеялся и сказал:
- А я тебя разыграл, Васька! Ведь сегодня День дурака! Хорошо я тебя разыграл?
- Да ты просто мастер розыгрышей, - сказал я. – Талантище! А какой стиль! Какая фантазия! Тебе нужно розыгрыши сделать профессией. Садись, Виктор рядом.
Пёс сел на приступочек и закурил трубку. Сидим мы, курим, как вдруг к нам подходит медведь Прохор.
- Василий, - сказал медведь. – Я хочу тебе кое-что сказать. Только ты не обижайся, а просто прими к сведению.
- Я тебя слушаю, Прохор, - сказал я.
- Дело в том, что когда я сюда шёл, я ещё издали заметил, что у тебя вся спина белая. А подошёл поближе – точно – у тебя вся спина действительно белая, - сказал медведь.
- Ты точно разглядел? Спина не зелёная, не синяя, не жёлтая, а именно белая? – спросил я.
- Да нешто я слепой? – сказал Прохор. – Она белая-белая. Белее не бывает. Как снег.
Я стал оглядываться за спину, пытаясь разглядеть рубашку со спины.
- Это плохие новости, - сказал я. – Придётся идти на речку и стирать рубашку.
Тут медведь как засмеётся, как всплеснёт руками.
- Васька, я тебя разыграл! Ведь сегодня День дурака! Спина у тебя не белая, не жёлтая, не красная, а самая обычная. А ты попался! Вот умора!
Мы все тоже засмеялись. А я и говорю:
- Молодец ты, Прохор. Так разыграть – это уметь нужно. Это не просто какой-нибудь простецкий розыгрыш. Ты просто король розыгрышей! Дай я пожму твою руку и прижму тебя к сердцу.
Я стал обниматься с медведем.
- Друзья! Обнимите Прохора. Он – чемпион! – сказал я.
Все стали обниматься. А я с хорошим настроением стал накрывать на стол. Ещё только раннее утро, а меня уже трижды разыграли. И какие это были розыгрыши! Накрывая на стол, я с замиранием сердца ждал розыгрышей от остальных гостей. Надо будет Варе рассказать, как меня здорово разыграли.

Сказ про магическую молитву

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам курица Клара и мнётся.
- Чего мнёшься, Клара? – сказал я. – Сказывай, чего пришла.
- Мне бы копеечку, - сказала тихо Клара.
- Чего? – переспросил я.
- Алтын бы мне. А я за вас молиться стану. И не абы какими молитвами, а самыми что ни на есть магическими. Эти молитовки мне бабка рекомендовала. А я их записала. Храню на всякий случай.
- Так тебе дать алтын, что ли? – спросил Светозар.
- Ага. Можно один, а то и два. Дадите три – не откажусь и от пяти. Пятиалтынный – в самый раз, если у вас в кошеле нет золотого. На золотой я и не надеюсь. Что уж говорить о трёх золотых, когда мне надо всего-то 13 золотых. А я уж помолюсь за вас с усердием. Так помолюсь, что вам Бог пошлёт жён хороших, - сказала курица.
- Это добро у нас имеется, - сказал Светозар.
- Тогда я буду молиться, чтобы ваши враги все повыздыхали. Чтобы вас не посёк меч, не настигла стрела, не поранило копьё…, - сказала Клара.
- Клара, погоди, - сказал Светозар. – Наши враги далеко. И некому нас рубить мечом, колоть копьём и ранить стрелой. Ты лучше расскажи весь ассортимент.
- Чё? – спросила Клара.
- Ну, список весь прочитай, что твоя молитовка может нам дать. А мы список с Василием Ивановичем обсудим, выберем необходимые для нас блага и тебе представим в письменном виде. Идёт?
- Так мы долго переписываться будем. Давайте я буду молиться обо всех благах на вашу голову, - сказала Клара.
- А вот молиться на нашу голову не стоит. Мало ли что прилетит. Давай так. Бери перо и записывай, - сказал я.
Курица вздохнула, взяла перо и блокнот и приготовилась писать.
- Пиши. Уважаемый Бог… Нет… Глубокоуважаемый Создатель Всего и Всех, обращаюсь к Тебе я, раба Твоя, курица Клара. Поставь точку. Далее. Не далее, чем надысь…, то есть, 13 минут назад я взяла у рабов твоих Васьки и Светозара 13 золотых для нужд моих малых, нужд детей моих малых и петуха моего большого… Зачеркни «большого» и напиши «и петуха моего смиренного раба твоего и Жены Твоей, если Она у Тебя есть». Дальше. Так как вернуть 13 золотых вышеупомянутым рабам твоим у меня не будет никакой возможности, то я Тебя слёзно и упрямо прошу вернуть моим благодетелям и твоим рабам Ваське и Светозару земные блага… Клара, а твой Бог с процентами блага раздаёт? – спросил я.
- За каждое благодеяние Бог сторицей воздаст, - сказала Клара.
- Продолжаем писать. Клара, пиши. Прошу вернуть моим благодетелям и твоим рабам Ваське и Светозару земных благ на сумму, равную одна тысяча триста золотых. Засим откланиваюсь. Твоя навеки Клара. Жене привет! Точка. Записала? – спросил я.
- Записала, родимый. Буду молиться по этой бумажке.
Я достал кошель и отсчитал курице 13 золотых.
- Спасибо, касатик! – сказала Клара
- Клара, а зачем тебе такие деньжища? – спросил я.
- Дом хочу построить для моей семьи. Хочу мастеров нанять, - сказала Клара.
- Где ж ты их найдёшь? Все мастера в городе, на заработках, - сказал я.
- Знаю. Оттого хочу тебя и Светозара нанять строителями. За 13 золотых, - сказала Клара.
- Светозар! Соглашаемся. Такие деньжища! – сказала я.
- По рукам? – спросила курица?
- По рукам! – сказали мы.

Сказ про миссию Избранного

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Макар и как залепит мне в лицо со всего маху.
- Макар ты чего? – сказал я.
А индюк опять размахнулся и приложил меня. Тогда я вскочил и набросился на индюка. Мы стали драться. Клочья моей одежды и перья индюка летели во все стороны. И вот я очутился на земле, а сверху на мне восседал индюк и лупасил меня по лицу. Тут подоспел Светозар и с трудом снял с меня бешеную птицу. Я встал, утирая кровь с лица, и сел на приступочек.
- Отпусти меня, Светозар! – вскричал индюк.
- Отпусти его, сынок, - сказал я.
Светозар разжал руки. Индюк отряхнулся и, как ни в чём не бывало, сел на приступочек и достал трубку.
- Огоньку не найдётся? – спросил индюк.
- Я машинально протянул ему спички.
- Макар, с какого перепугу ты полез ко мне драться? – спросил я.
- Ты уж не обижайся, Васька, - сказал индюк. – Я бы по своей воле не полез в драку, но мне был голос.
- Какой ещё голос? – спросил Светозар.
- Потусторонний, - сказал индюк.
- Расскажи подробнее, - сказал я.
- Дело было так, - начал индюк. – Лежу я, значит, сегодня утром на печке. И вдруг в моей голове раздаётся голос: «Макар, мы тут посовещались и пришли к единодушному мнению, что ты – тот Избранный, которого мы ждали 666 тысяч веков. Для нас – это большое событие вселенского масштаба»! Тут я решил заговорить с голосом и мысленно говорю: а почему мне, скромному, рядовому индюку выпала такая честь – быть Избранным? Ничего во мне необычного нет. Я просто середнячок: обычный мастер боевых искусств, у меня обычная семья, обычные дети… «Постой, - сказал голос. – Таким ты и должен был быть – обычным середнячком, чтобы Он ничего не заподозрил. Сам того не зная, ты втёрся в Его доверие и стал Его другом. Он даже не мог представить, что Его погибель кроется в тельце ничем не примечательного индюка. Но сегодня настал момент истины. Мы открыли тебе, что ты – Избранный. И теперь мы можем тебе объявить твою миссию»… А кто вы? – спросил я мысленно. «Мы – могущественные существа с крупом лошади и телом человека». Вы – кентавры Хаоса? – спросил я. – Я слышал о вас. «Да, мы кентавры Хаоса. И Он – наш враг. И твоя миссия заключается в том, чтобы убить Бессмертного». Но о ком вы говорите? – спросил я. «Ты сам знаешь. Он рядом с тобой. И он – один из Первых. Выполни свою миссию и ты возвысишься»!.. Вот такой мысленный разговор состоялся у меня сегодня утром. Вот почему я пришёл убить тебя, Васька. Я к тебе хорошо отношусь, но миссия – превыше всего! Вот сейчас отдохну, покурю и укокошу тебя.
- А твоя-то какая выгода меня убивать? – спросил я.
- Я хочу возвыситься, - сказал Макар.
- В моей власти возвысить тебя, - сказал я.
- Сделай это, Первый! – вскричал индюк.
Я поднял с земли прутик от метлы и возложил его на плечо индюка.
-Назначаю тебя, Макар, главным надо всеми птицами и другими крылатыми во всей Вселенной. И дарую тебе и твоим потомкам право курить в присутствии Меня. Аминь!
- Это хороший тост, - сказал Светозар и достал из подпространства бутылку с сомой.

Сказ про хандру петуха

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Раннее утро. Ни ветерка. Тут из курятника выходит курица Клара, взлетает на тын и начинает квохкотать. Потом она спрыгнула с тына и подошла к нам.
- Удивительное дело, - сказал я. – Вместо петуха курица сегодня будила солнце. Чудны дела твои, господи!
- Такие обстоятельства, - сказала Клара. – Если бы не эти обстоятельства, то всё было бы как обычно: петух будил бы солнце, а я нежилась бы в постели. Но так сложились обстоятельства.
- Клара, - сказал Светозар. – Ты так часто упоминаешь про какие-то обстоятельства, но не объяснила в чём суть проблемы. Петух, что ли, вчера напился, и сегодня ты его не добудилась?
- Или петух ушёл в город на заработки, а тебя оставил на хозяйстве? Но ты же не можешь и не должна выполнять его обязанности, - сказал я.
- Э-хе-хе, - сказала курица. – Эти обстоятельства – всем обстоятельствам обстоятельства. Такое у нас в первый раз.
- Да ты толком расскажи, что случилось, - спросил Светозар.
- Хорошо, - сказала Клара. – Случилось это вчера. Я, как обычно, приготовила ужин к приходу мужа и выставила на стол бутылочку сомы. Он у меня мало пьющий. Так, под закуску, выпьет три рюмочки. Мы с ним поболтаем немного и он ложиться спать, так как каждый день рано встаёт. Но вчера он пришёл домой какой-то странный. Ничего не ест, не пьёт. Сидит такой грустный. Слова из него не вытянешь. Я с трудом его заставила выпить рюмочку и всё допытывалась, что с ним произошло. Наконец, муж начал рассказывать. И вот что он поведал. «Клара, мне 666 тысяч веков. Каждое утро в течение этого времени я встаю ни свет, ни заря и бужу солнце. Потом я начинаю возиться по хозяйству: ношу воду, колю дрова, хожу в лес за всякой всячиной, воспитываю детей. Вечером ужинаю и ложусь спать. И так каждый день. И вот я задумался: а зачем это всё? Какой смысл в этом распорядке дня? Почему каждый день похож на предыдущие, как две капли воды? Неужели Создатель не мог сделать так, чтобы каждый день был не похож на предыдущий? Неужели нельзя каждый день сделать праздником, чтобы сердце и душа радовались? Всё, Клара. Я решил. Я лягу и помру». И вот мой муж лежит в кровати и ждёт смерти. Вот такие обстоятельства. Вот почему сегодня солнце будила я.
- Пойдём к тебе, - сказал я.
Я, Светозар и Клара зашли в курятник. На кровати лежал петух.
- Ещё не помер? – спросил я.
- Вот-вот помру, - сказал слабым голосом петух.
- Ты это, давай быстрей помирай, - сказал я. – Освобождай место для других.
- Не понял? - сказал петух.
- Не один ты такой до смерти охочий. Мы со Светозаром тоже хотим помереть, а кровать занята.
- Но я стараюсь…
- Лучше старайся. Мы со Светозаром спешим помереть. Двигайся, давай!
Мы со Светозаром плюхнулись на кровать. Места на кровати на троих не хватило, и мы выдавили петуха. Петух грохнулся об пол и закричал:
- Васька! Что вы тут устроили?!
- Не видишь – помираем, - сказал я.
- С какого такого перепугу? – сказал Петух.
- Ты не болтай, а иди разбуди солнце. В последний раз хотим насладиться рассветом, - сказал я.
- Блин! Я же солнце не разбудил.
И петух стремглав выбежал из курятника. Вскоре петух прокукарекал.
- Кажись, вылечили, - сказал я Кларе.
- Я стол накрою, чтобы закрепить выздоровление, - сказала Клара.
- Это можно, - сказал я.

Сказ про полезные подарки

Сидим мы с Варей и пьём чай с пирожками. Тут входят Светозар с Лилит.
- Папа, мама, мы пришли в гости! - сказала Лилит.
- Ну и проходите. Делайте, что хотите, - сказала Варя.
- Вы не поняли. Мы в гости пришли! - сказала Лилит.
- Так вы к нам, почитай, каждый день ходите, - сказала Варя. – Вы у нас почти живёте.
- Так-то оно так, - сказал Светозар. – Это вы верно подметили, что мы у вас каждый день бываем. Но сегодня мы пришли вроде как не по-родственному. Сегодня мы пришли в гости. Как будто мы давно не виделись, и вы нам рады так, будто бы мы вернулись с дальнего похода.
- А вы действительно пришли с дальнего похода? – спросил я.
- Ну, как будто бы, - сказал Светозар. – На самом деле, мы пришли из дальнего похода в магазин, что в трёх верстах.
- А зачем вы ходили в магазин? – спросила Варя.
- Ну, так мы в гости собрались к вам. Вот и прикупили всякой всячины.
Лилит стала рыться в корзинке.
- Мама, - сказала Лилит. – Тебе мы купили платок цветастый, бусы из жемчуга и золотые серёжки.
- Ой, ну что вы! - засмущалась Варя. – Вы такие дорогущие подарки купили. Стоило ли? Прям, засмущали меня.
- Это ещё не всё, мама, - сказала Лилит. – Вот тебе сапожки сафьяновые, шёлковое платье и бриллиантовое ожерелье.
- Ой, ну всё. Убили вы меня совсем, - сказала Варя. – Куда это всё я буду носить? Я же всё хожу в поле, в лес, да на речку.
- Разберёмся, - сказала Лилит.
- Отец, так как мы пришли в гости, то тебе тоже накупили подарков, - сказал Светозар. – Вот тебе коробочка грузил, связка кованых крючков, новый спиннинг.
- Порадовал старика, - сказал я, разглядывая крючки.
- А ещё прими от нас лаковые туфли, чёрный фрак, белую рубашку с запонками, бабочку и цилиндр.
- Отлично, - сказал я. – Буду ходить во фраке на рыбалку.
- А ты не смейся, отец, - сказал Светозар. – Найдётся куда фрак надевать.
- Чёй-то вы сегодня загадочные какие-то, - сказал я.
- Накрывайте на стол, - сказала Лилит. – Чай, гости пришли.
Мы с Варей подсуетились. Достали еды, выпивку и уселись за стол.
- Отец, - сказал Светозар. – Завтра у твоего сына, а моего брата Равного Богу инаугурация. Мы приглашены. Соответственно, и вы с мамой тоже. Завтра, ровно в 12 часов дня мы должны прибыть в Небесные Чертоги.
- Ой! - запричитала Варя. – А у нас надеть нечего!
Светозар и Лилит кивнули в сторону горки одежды с украшениями и засмеялись. За ними засмеялся и я. Потом рассмеялась и Варя. На шум в хату заглянула курица Клара и засмеялась тоже. Во дворе засмеялись животные. Хорошо, что к нам в гости пришли гости.

Сказ про колобок

Пришли мы со Светозаром на пруд порыбачить. Зорька. А рыбаков на пруду видимо-невидимо. Некуда лодку пристроить. Расстроились мы. Развели мы тогда костёр и стали варить кашу. Думаем, если рыбалка не задалась, то просто посидим на берегу, разговоры поразговариваем. В полном одиночестве. Только вдвоём. Каша варится. Разговоры разговариваются. Сома наливается и выпивается. Хорошо сидим. Тут из пруда выбирается водяной и направляется прямо к нашему костру.
- Мир вам, Первые! - сказал водяной.
- И тебе не хворать! - сказал я.
- А я к вам не с пустыми руками, - сказал водяной и показал большой колобок.
- Что это за кругяш? – спросил Светозар.
- А это я с крючков добыл. Сегодня все ловят на хлеб. Так наживку-то я поснимал и в колобок скатал. Вы, небось, хлеба из дома не взяли?
- А чё? – сказал я. – Колобок тоже в дело пойдёт. Садись к нам, Абрамыч. Где двое – там и трое.
Водяной Абрамыч пристроился рядом с нами.
- Чего не спится, Абрамыч? – спросил я. – Ещё ведь раннее утро.
- А меня моя русалка послала в магазин. А заодно и воды наносить.
- Воды?! – удивились мы со Светозаром.
- С водой я погорячился. Но в магазин точно меня послала.
- Так магазин об такое время суток ещё закрыт, - сказал Светозар.
- Я-то об этом знаю. Только ей невтерпёж. Беременная она у меня. Вот каждый час и посылает меня - то за тем, то за этим. Совсем замучился я добывать то арбуз, то ананас. Такие дела.
- А за чем она тебя сейчас послала? – спросил я.
- Не поверите. За солёной картошкой.
- Отродясь о таком чуде не слышал, - сказал Светозар. – Бывают солёные огурцы, помидоры, свёкла, капуста, чеснок. Даже бывают солёные арбузы. Но чтоб солёной была картошка!..
Светозар задумался.
- Вот я и думаю, где её взять, - сказал водяной. – Васька, у тебя в подпространстве много чего водится. Может, пошаришься в нём? Может, сыщёшь солёную картоху?
- Попробую, конечно, - сказал я. – Только результат не гарантирую.
Я полез в подпространство. Долго там искал. Наконец, достал несколько крупных картофелин.
- Это не то, - разочаровано сказал водяной. – Это сырая картошка. А мне нужна солёная. Во всяком случае, Васька, за попытку спасибо.
- Не переживай, - сказал я. - Щас чего-нибудь скумекаем.
Я разгрёб угли и положил туда картофелины. Потом покрыл сверху угольками. После этого мы стали есть кашу и пить сому. Все тосты вертелись вокруг беременной жены Абрамыча. Когда пришла пора, я вынул печёную картошку и завернул её в тряпицу. Потом вручил картошку водяному, а сверху положил коробок с солью.
- Вот тебе, Абрамыч, картошка с солью. Можешь называть её солёной картошкой.
Водяной обрадовался и целый час меня благодарил. Потом отправился восвояси.
Каша у нас со Светозаром закончилась, зато остался целый колобок из мякиша. Должен вам сказать, что колобок – отличная закуска.

Сказ про ходоков издалеча

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Вот заспанный петух вышел из курятника и полез тяжело на тын. Там он прокукарекал, спрыгнул с тына, подошёл к нам, уселся рядом и закурил.
- Тяжёлая у тебя доля, Сёма, каждое утро солнце будить, - сказал Светозар.
- Я не жалуюсь, - сказал петух.
- Какие новости? – спросил я.
- Новости обычные, - ответил Сёма. – Корова с быком в кругосветку отправились. У них медовый месяц. У кабанов оргазм по полчаса.
- Во дают! – сказал Светозар.
- А к вам ходоки идут издалеча, - сказал Сёма.
- И скоро будут? – спросил я.
Тут ворота распахнулись, и во двор вошли 13 человек.
- Кого ищете, люди добрые? – спросил Светозар.
- Нам бы Сущего, - ответил самый старый. – Мы ходоки. Пришли издалеча.
- Ну, коли вы к Сущему, то садитесь, - сказал я. – Сами его ждём.
Ходоки достали из-за спины раскладные стулья и сели рядком, сложив руки на коленях.
- Закуривайте, - предложил Светозар.
Ходоки, как по команде, достали трубки с кисетами и закурили.
- Так откуда вы будете? – спросил я.
- Издалеча, - ответил самый старший.
- Из самого-самого далеча?
- Ага. Из него самого.
- А кто вы по профессии. По роду занятий кто вы? – спросил Светозар.
- Мы по профессии каменщики. А по роду занятий – масоны, – ответил самый старший.
- Это такая тайная организация? – спросил Светозар.
- Тайная. Очень тайная. Мы поклоняемся Сущему и чтим Его старшего сына Светозара. Прослышали мы, что Тетраграмматон покинул Небесный Чертог и поселился здесь, на нашей маленькой, провинциальной планете. И вот мы собрались, те, кто с высокими градусами посвящения, из своего самого далече, надели лапти, намотали онучи и ушли на поиски Сущего.
- Лапти-то, небось, износились? – спросил Светозар.
- 13 пар лаптей каждый из нас износил. Но не беда. Главное, что мы уже на финишной прямой. А какой из себя Сущий? – спросил старший. – Огромного росту и изо рта огонь?
- Росту он с тебя будет, - сказал Светозар. – Огнём не пышет, но дым пускает, когда курит.
- А он гневлив?
- Ну, как сказать, - сказал Светозар. – После третьей рюмки кроток, как агнец.
- Выпить с Сущим – это за счастье, - сказал старший ходок. – Наверное, Он под самогоночку тайны мироздания открывает? Было бы здорово послушать. Мы тайны любим.
Светозар улыбнулся.
- Да он под водочку всё больше о бабах.
- Египетская сила! – воскликнул старший ходок. – Узнать тайны женщин – тоже большая удача.
- Да что это мы на сухую ждём Сущего? – сказал я. – Развязывайте котомки. Доставайте еду и выпивку.
Масоны зашевелились. Стали выкладывать еду и выпивку. Разлили. Выпили. Потом ещё. Потом по третьей.
- Уважаемый, - обратился ко мне старший ходок, а что Сущий говорит о женщинах?
- Он когда выпьет, - сказал я. – Говорит о бабах так: Я, грит, все тайны мироздания знаю. А вот баб сам чёрт не разберёт. Ты с ней и так, и сяк – а она всё по-своему вывернет. И сколько об неё не бейся, - только шишку набьёшь, а не разберёшь. Вона как…
Масоны уважительно молчали.
- Ну, братцы, наливайте ешо по одной, и пойду я Сущему докладать о вашем прибытии.
Все выпили и загомонели в радостном предвкушении.

Сказ про поэтические опыты Светозара

Сижу я на приступочке и курю трубку. И только петух прокукарекал, как во двор вошёл Свеозар. Он сел рядом и закурил.
- Чё нового? – спросил я.
- Да вот стих сочинил, - сказал Светозар.
- То есть, ты хочешь сказать, что заделался поэтом? – спросил я.
- Что есть, то есть, - сказал Светозар.
- Не знаю, что и думать, - сказал я. – У меня к поэтам настороженное отношение. А народ вообще считает поэтов бездельниками. Сидят себе под деревом, стишата пописывают. А их жёны вкалывают от зари до зари.
- В таком случае, я не совсем обычный поэт, - сказал Светозар. – Я вчера встал с петухами, наносил воды, наколол дрова, постирал на речке бельё, сходил в лес за грибами. Приготовил завтрак, обед и ужин, развлёк жену и рассказал ей на ночь сказку. И всю ночь писал стих.
- Да, ты не совсем обычный поэт. Таких я не встречал, - сказал я.
- Так тебе прочесть, отец? – спросил Светозар.
- Валяй, - сказал я.
Светозар прокашлялся и начал декламировать.

Утром вышел на крыльцо –
Солнце светит мне в лицо.
Я водицы наносил
И ни капли не пролил.

Топором рубил дрова.
Матерщинные слова
Вырывались каждый раз,
Когда обухом я в глаз
Попадал. Я не желал.
Просто обух прилетал.

На реке стирал бельё
Всё здесь наше, всё моё.
Нам земля принадлежит.
Бродит рядом вечный жид.

- Стоп, стоп, стоп, - сказал я. – Ты видел Агасфера?
- Ага. Он тут, за воротами стоит. Ждёт приглашения.
- Зови его! - сказал я.
Светозар свистнул и во двор вошёл вечный жид Агасфер в запыленной одежде.
- Садись, Агасфер, - сказал я. – Закуривай.
Я протянул Агасферу кисет и трубку. Он закурил. Я достал бутылку с сомой и разлил в три стакана. Агасфер взял стакан и сказал.
- Ну, выпьем, други, за дорогу, которая, зараза такая, не заканчивается никак.
- А я предлагаю выпить за конец пути и обретение покоя, - сказал я.
- Хороший тост, да не про нас, - сказал Агасфер.
- Да ты пессимист, Агасфер, - сказал я. – Сейчас я мысленно разговаривал с Равным Богу, и он сказал, что простил тебя. Так что живи пока у меня, пока мы тебе дом не построим.
У Агасфера на глазах показались слёзы.
- Ну, ну, ну, - сказал я. – Всё хорошо. Всё уже кончилось. Лыхаим!

Сказ про легион

Мы с Варей дома. Варя лепит вареники, а я раскатываю тесто. Конца и краю этому нет. Варя говорит:
- Я уже 666 вареников налепила. Может, хватит?
Я говорю:
- Сегодня много гостей будет. Нужно ещё столько же.
Вот Варя и лепит, а я раскатываю тесто. Наконец, Варя налепила три раза по 666 вареников и села перекурить, чтобы перевести дух. И я сел рядом.
- А ты знаешь, кто у нас будет сегодня? – спросила Варя.
- Догадываюсь.
- И много их будет?
- Легион.
- Это счастливое число, - сказала Варя. – Думаю, вареников хватит. А если не хватит, то я не знаю, что буду делать. Мука кончилась. Начинка кончилась. Я устала и проголодалась. Вась, а давай, не дожидаясь гостей, сядем ужинать. Я бутылочку приберегла. Я молодец? Ну, скажи – молодец?
- Ты – самый большой молодец из самых больших молодцов! - сказал я. – Доставай свою бутылку.
Мы сели за стол и принялись пировать. Как вдруг в воздухе появилось какое-то движение. Как будто появилось чьё-то присутствие. Вроде как шелест невидимых крыльев.
- Кто здесь? – спросил я.
- Мы, падшие духи, - сказали голоса.
- Зачем вы пожаловали? – спросил я.
- Мы давно уже к вам в гости напрашивались. Вот пришли вареников отведать. Нам нужно вместилище, - сказала голоса.
- А сколько вас? – спросил я.
- Нас – легион!
- Хорошее число. Залетайте в меня! – сказал я.
- Спасибо, Первый! – сказали падшие и вмиг влетели в меня.
Вот тут и начался пир горой. Я безостановочно ел вареники и пил сому. Легион балагурил.
Когда вареники закончились, Варя спросила:
- Дети мои, сыты ли вы? Пьяны ли?
- Спасибо, мамо! И сыты мы и пьяны! – сказали падшие.
- Чего ещё желаете? – спросила Варя.
- Покурить бы! - сказал легион.
Мы с Варей вышли во двор и уселись на приступочке и закурили.
- А что, дети, - сказала Варя. – Есть ли у вас дом, семьи, трактор собственный?
- Нет, мамо! Нет у нас ни дома, ни семей, ни тракторов. Носимся мы между небом и землёй неприкаянные. Князьями воздуха нас называют. Мы князья, но нет у нас наследства. Но пророки говорили, что мы когда-нибудь наследуем землю. Ждём, - сказали падшие.
- Вась, может пора пророчеству сбыться? – спросила Варя.
- Значит так, падшие, - сказал я. – Места в этих краях хватит на всех. И я, властиею своею, разрешаю вам одеться в плотные тела. И даю вам одну заповедь. Плодитесь и размножайтесь! Аминь!

Сказ про бытовое колдовство

Пришёл к нам индюк. А мы с Варей сидим на приступочке и курим трубки. А тут индюк пришёл.
- Первые, у меня картошка уродилась на дальнем поле. Мне одному с ней не справиться. Будьте так любезны – помогите выкопать картошку, - сказал индюк.
- А что мы с этого будем иметь? – спросила Варя.
- Каждый десятый мешок картошки – ваш! – сказал индюк.
- Так не пойдёт, - сказала Варя.
- Каждый пятый! Сказал индюк.
- Да хоть каждый второй! - сказала Варя. – Мы натурой не возьмём. У нас у самих целое картофельное поле.
- А что же вы хотите? – спросил индюк.
- Ты же у нас строитель? – спросила Варя.
- Есть немного, - сказал индюк.
- Обучен всем строительным специальностям? – спросила Варя.
- И чуточку больше, - сказал индюк.
- Тут такое дело, - сказал я. – Наши с Варей дети, бывшие падшие, получили рядом с нами в удел землю. А строить дома они не умеют. А у нас в округе только ты, я, да Светозар – строители. Вот ежели ты станешь нам со Светозаром помощником, мы мигом выкопаем твою картошку.
- Согласен! - сказал индюк.
Мы пришли на дальнее поля индюка и увидели, что оно преогромное.
- Мигом не получится, - сказал индюк.
- А мы попробуем, - сказал я и свистнул.
И вдруг, как из-под земли, рядом с нами оказался легион бывших падших. Они мигом выкопали картошку и засыпали её в мешки. Потом эти мешки взвалили на плечи и унесли в дом индюка. Мы же развели костёр и стали печь картошку. Пошла по кругу заветная бутылочка.
- Если бывшие ангелы рядом с нами поселятся, то будет веселуха, - сказал индюк.
- Термин «бывшие» я с них снял. Они опять приобрели статус ангелов со всеми вытекающими последствиями. У них восстановятся ангельские атрибуты и сверхспособности. Помимо этого им даровано право жить в плотных телах по своему усмотрению, - сказал я.
- Если ангелы рядом с нами поселятся, то будет веселуха, - сказал индюк.
- Ты повторяешься, - сказал я.
- Я знаю. Просто я применяю бытовое колдовство. Если эту фразу повторить трижды, то всё исполнится. – сказал индюк.
- Что-то я сомневаюсь, - сказал я.
- Если ангелы рядом с нами поселятся, то будет веселуха, - сказал индюк.
Тут грянул гром, сверкнула молния, и вокруг нас заплясали ангелы. Гармонист наяривал. Скрипач рвал душу. Вот тебе и бытовое колдовство.

Сказ про замечательный прибор

Сидим мы в летней кухне: я, Варя, Светозар и Лилит. Потребляем соленья и сому. Истории всякие рассказываем.
- Пошла я как-то в лес за грибами, - сказала Варя. – Как вдруг вижу – возле большого пня стоит вереница боровичков, которые мнут в руках свои шляпки. «Здравствуй, Варвара Пантелеймоновна», - говорит один гриб. «Здесь собрались старейшины. Нас послал к тебе наш король. Он хочет отужинать с тобой, чем бог послал». Делать нечего. Пошла я с грибами к ним во дворец. Возле огромного дуба был вход в подземное царство. Туда мы и отправились. Долго шли ко дворцу, а вдоль дороги стояли самые разнообразные грибы и бросали в воздух шляпки. Зашли во дворец. На троне сидит мухомор. Он поприветствовал меня, и мы сели за стол. А на столе нет никаких закусок. Только бутылки. «Мухоморовку любишь, Варвара Пантелеймоновна?» - спросил король. «Ни разу не пробовала». «Тогда выпей целую бутылку» Ну, я выпила бутылку мухоморовки, и после этого мне было видение, что я выйду замуж за Ваську. Когда я очнулась от действия зелья, то не поверила видению. С Васькой я была знакома. Но в роли мужа его не представляла. Да, он в свои 18 лет был искусным воином, но с женщинами обращаться не умел. Совершенно случайно мы с Васькой всё-таки поженились и совершенно случайно вместе уже 666 тысяч веков. Но он до сих пор не умеет обращаться с женщинами. Я ему каждый день толкую, что самая главная эрогенная зона женщины – это голова. Твоя победа в твоих речах, - говорю я ему. Но всё без толку.
- Хорошую историю ты рассказала, мама, - сказала Лилит. – Я бы тоже эту историю припомнила, если бы она со мной приключилась. Очень поучительная история. Хоть бери и выкладывай её на страницы журнала по психологии. Ты молодец, мама! Я тобой горжусь! Говорят, что женщины глупы. Но это говорят глупые мужчины, которые не то, что в женщинах – в себе разобраться не могут. Я вообще считаю, что мужчин нужно воспитывать всю жизнь. Но и на пороге смерти они так ничему и не научаться. Одно слово – мужчины. А вы что думаете, мужчины?
Мы со Светозаром поглядели друг на друга.
- Мы – мужчины, - сказал Светозар. – Поэтому мы думаем. Или нам кажется, что мы думаем. Действительно, мы, мужчины, считаем себя пупом земли. Нам кажется, что мы разбираемся во всём. Мы уверены, что женщины проще нас, потому что у нас отсутствует орган, который мог бы заметить женскую глубину. Так как мы любим нырять на любую глубину, то с удовольствием погружались бы в глубины женского естества. Но нам не дано. Есть легенда, что у женской натуры нет дна. Как глубоко ты бы не погружался, всё время бы открывал для себя что-нибудь новое и прекрасное. Но, к сожалению, у мужчин нет естественного органа, отвечающего за познание женского естества. Но нам с отцом не нужно расстраиваться. Много ночей, в гараже, я корпел над таким прибором. И вот у меня в руке опытный образец. Отец, повесь этот прибор на грудь, и ты познаешь всю суть женщины.
Я взял прибор и повесил его на грудь.
- Ну что? – спросила меня Варя. – Действует прибор-то?
- Ага, - сказал я.
- Ну и что ты можешь про меня сказать? – спросила Варя.
- Варя, ну, ты ваще!

Сказ про эликсир радости

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. К нам подошёл петух. Посидел, покурил. Глянул на часы и пулей взлетел на тын. Оттуда он прокукарекал и скрылся в курятнике.
Сидим мы, курим. Тут ворота распахиваются, и входит ливрейный слуга с посохом. Он трижды стукнул посохом об землю и провозгласил:
- Граф Калиостро собственной персоной!
- Какой персоной? – переспросил я.
- Собственной, собственной, - сказал вошедший мужчина. – Я и есть граф Калиостро. Прошу любить и жаловать.
- Вы и есть тот самый граф Калиостро? – спросил я. – Тот, который родился в день извержения Везувия много лет тому назад?
- Спорить не буду, - сказал граф. – И часть силы вулкана живёт во мне.
- А чему мы обязаны такой честью, что нас посетил сам граф Калиостро? Мы не достойны, – сказала Варя.
- Ну что вы, прям не знаю. Я всего лишь скромный маг и чародей, алхимик и лекарь.
- Как это замечательно, - сказала Варя. – А что у вас в чемоданчике? Смена белья и прибор для бритья?
Граф улыбнулся.
- Уважаемая Варвара Пантелеймоновна. В этом чемоданчике я храню всякие безделицы: философский камень, эликсир бессмертия, карты с указанием мест, где зарыты клады, напиток, возвращающий молодость и прочие безделушки. Всё это продаётся за приемлемую цену. Я торгую по всему миру, и ещё никто не жаловался. Так что, если у вас есть необходимость в какой-нибудь вещице, то я думаю, что мы сторгуемся. Сегодня вы у меня будете первыми покупателями, поэтому я могу вам сделать скидку. Например, два философских камню по цене одного. Но и это ещё не всё! Если вы возьмёте склянку приворотного зелья, то вы совершенно бесплатно получите бутылочку отворотного!
- Как здорово! – сказала Варя.
- Польщён, - сказал Калиостро. – Специально для вас, Варвара Пантелеймоновна, у меня имеется волшебный пирожок, съев который, вы сможете читать мысли мужчин. А для вас, Василий Иванович, я приберёг волшебные таблетки, которые дают интуитивное знание клёва. То есть, вы всегда будете знать, будет ли сегодня клевать рыбы или нет.
- Заманчиво, - сказал я.
- Думайте, думайте, господа! Времени у меня не так уж много. Мне за сегодня нужно будет побывать в каждом доме вашей деревни. Моя миссия – сделать счастливой каждую семью при помощи моих бесценных безделушек. Да, совсем забыл! Василий Иванович, за скромную плату я могу посвятить вас в рыцари масонской ложи по новому, Египетскому уставу. Не пожалеете! Это новинка на рынке тайных организаций. Ну как, Варвара Пантелеймоновна, Василий Иванович? Выбрали ли что-нибудь для тела, души и духа?
- Уважаемый граф, - сказала Варя. – Всё, что вы перечислили, нам без надобности. А вот иголки, нитки и пуговицы, я бы купила.
- Волшебные иголки, нитки и пуговицы? – спросил граф Калиостро.
- Да нет. Самые обычные. У нас в магазине закончились.
Граф Калиостро разочарованно развернулся и пошёл к воротам.
- Граф, - позвал я. – Не желаете с нами позавтракать?
Граф подошёл к нам.
- Желаю.
- Будем пить эликсир радости, - сказал я и показал бутылочку сомы.
- Это мы завсегда! - сказал граф Калиостро.

Сказ про миссию кентавра Хаоса

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Как вдруг ворота распахнулись, и во двор вошёл кентавр.
- Здесь живёт Сущий? – спросил кентавр.
- А зачем он тебе? – спросил Светозар.
- Дело до него имею, - сказал кентавр.
- Садись. Закуривай, - сказал я.
Кентавр сел, достал кисет и набил трубку.
- Сам-то откудова будешь? – спросил я.
- Да здесь не далеко. Из Хаоса я, - усмехнулся кентавр.
- Получается, что ты – кентавр Хаоса? – спросил я.
- Ага. Получается, - сказал кентавр.
- И какое дело тебя привело к Сущему?
- Дело-то житейское. Дано мне поручение отправить Его на тот свет. Вот я и летаю меж миров. Ищу Его. То есть, Тебя, - сказал кентавр.
- А кто ж тебе подсказал, что я тут обитаюсь? – спросил я.
- А мне чужие подсказки не нужны. Мы, кентавры Хаоса, чувствуем энергетику существа, так сказать, эманации. Вот я и почуял. А ты, Сущий, кури, кури. Я не тороплюсь, - сказал кентавр.
- Странные вы, кентавры Хаоса. Носитесь в пустоте, гасите звёзды, воюете, а родины не имеете. Не надоело ещё? Остепенились бы. Выбрали бы пустую планету и поселились бы. Зачем вам бесконечные войны? – спросил я.
- Правильные ты вещи говоришь, Первый. Да только спокойная жизнь – не про нас. Мы питаемся эманациями боли и страха. Если не будем воевать, то умрём с голода. Ты это прекрасно знаешь, - сказал кентавр.
- Но в моей власти сделать так, чтобы вы могли есть обычную пищу, - сказал я.
- Первый, прекрати жалкие попытки отсрочить свой конец. Меня предупреждали, что ты можешь заболтать кого угодно. Молись! – сказал кентавр.
Кентавр Хаоса мгновенно достал меч и ударил меня. Но его меч столкнулся с мечом Колобродом, который успел вытащить Светозар.
- Уйди, мальчишка! – крикнул кентавр Светозару и провёл смертельную атаку. Светозар отразил несколько искусных приёмов и провёл серию ударов, от которых кентавр сел на зад. Тут же Светозар приставил меч к горлу кентавра.
- Сдаюсь! – сказал кентавр.

@@@

Мы сидели у костра: я, Светозар и кентавр.
- А это вкусно! И это. И это, - сказал кентавр. – Как это называется?
- Это вареники с картошкой. Это – молодая кукуруза. А это сало с мясных кустов. А сома тебе нравится? – спросил я.
- Пьянит. Сущий, а Ты каждого кентавра Хаоса можешь переделать так, как меня, чтобы есть нормальную пищу? – спросил кентавр.
- Могу, только если меня об этом попросят. Так сказать, добровольно. Без их согласия ничего не получится. Но ведь ты поможешь мне, Лавгут? – сказал я кентавру.
- Я передам своим, что Ты, Сущий, не желаешь нам зла. И про обычную пищу расскажу. Лично мне питаться обычной пищей лучше, чем эманациями страха и боли. Светозар, подай-ка мне вон ту штуку, - сказал кентавр.
- Это огурец, - сказал Светозар.
- Огурец – это вкусно, - сказал кентавр. – Огурец! Мир! Дружба!

Сказ про крота и чудо

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут к нам подходит крот в чёрных очках и с палочкой.
- Кто здесь? – спросил крот.
- Я и Светозар, - сказал я.
- Я не могу определить, кто из вас кто, - сказал крот.
- А ты на ощупь, - сказал я.
Крот принялся нас трогать.
- Эй, Колька, - сказал я кроту. – Ты чего в карманах-то шаришься?!
- Это я случайно, - сказал крот.
- Не ври, - сказал я. – Я разрешил потрогать нас, а не лазить по карманам. Что случилось?
- Да я золотой потерял. И подумал, что, может, вы его нашли. Вот и полез в карманы, - сказал крот.
- А ты точно только золотой потерял? – спросил я. – А то мы со Светозаром много чего с утра нашли.
- Точно! Я много чего потерял! – сказал крот.
- А что конкретно? Золотую чашу? – спросил я.
- Да. Потерял золотую чашу! – сказал крот.
- Эльфийский меч? – спросил я.
- Ага. Терял, - сказал крот.
- Бриллиантовую диадему? – спросил я.
- Ага. Запропастилась куда-то, - сказал крот.
- Может, ещё, что потерял? Мы много нашли! – сказал я.
- Да. Я много чего потерял. Всего и не упомню, - сказал крот.
- Ну, - сказал я. – Золотую чашу, эльфийский меч и бриллиантовую диадему мы отдали суслику Нафанаилу. Он тут с утра плакался, что эти вещи потерял. Но зато мы нашли сковородку.
- Нет, сковородку не терял. – сказал крот.
- Серебряную, - сказал я.
- Вспомнил! Терял! – сказал крот.
- Ну, так бери её и больше не теряй! – сказал я.
Я протянул сковородку кроту. Крот приподнял очки и бегло глянул на сковородку.
- Но она же не серебряная, - сказал крот.
- А ты, получается, не очень-то и слепой, - сказал я.
- Как не слепой? Очень даже слепой! – сказал крот.
- Но я же видел, что ты не слепой. Меня не проведёшь, - сказал я.
- А я прозрел. Был слепой, а тут прозрел, - сказал крот.
- И кто же сотворил такое чудо? – спросил я.
- Да ты, Васька! – сказал крот.
- Не помню за собой такого, - сказал я.
- Да ты вчерась плюнул на землю. А я твой плевок подобрал. С землёй смешал и помазал этим брением глаза. И случилось чудо – я прозрел! За что тебе мерси, - сказал крот.
- Варя! Варя! Иди сюда! – закричал я.
Из дома вышла Варя, вытирая руки о фартук.
- Что ещё, Вась?
- Варя, я слепого излечил! Гляди на Кольку. Он видит! – воскликнул я.
- Вась, хватит дурью маяться. Как ты можешь помочь слепому, когда сам ничего не видишь?! Грязь за печкой не видишь. Паутину над окнами не видишь. Тоже мне, чудодейник. Мальчики, идите завтракать. И ты, Колька, иди к нам за стол. Только осторожно. Здесь порог, - сказала Варя.
- Да вижу я, вижу, пробурчал крот и поспешил в дом раньше нас со Светозаром.

Сказ про совместные посиделки

Сидят на приступочке Варя с Лилит и курят трубки.
- Куда же запропастились наши мужчины? – сказала Лилит.
- Да наверняка ошиваются в гараже. С трактором пьют, - сказала Варя.
- А почему мы не пойдём в гараж и не устроим им разнос? – спросила Лилит.
- Можно, конечно. Но тогда они будут ошиваться в гаражах у соседей. Нам это надо? Пусть уж лучше пьют в нашем гараже, под нашим присмотром, - сказала Варя.
- А правильно ли это, что мы позволяем им пить без нас? – спросила Лилит.
- Я думаю так. Вот сейчас они напьются. Потом поедут на тракторе по деревне куролесить. К ночи вернутся никакие. Завалятся спать. А утром проснуться с чувством вины. И вот тогда можно будет из них верёвки вить. Они тебе и воду наносят, и дрова наколют, и бельё на речке постирают, и в лес за всякой всячиной сходят, и дом приберут, и еду приготовят. А за ужином будут сидеть тихо-тихо. «Что тебе подать, Варечка? Чего ты хочешь, Лилит?» Вот так я думаю, - сказала Варя.
- Ты, мама, хорошо разбираешься в мужской психологии, - сказала Лилит.
- Что есть – то есть, - сказала Варя. – А давай сейчас с тобой эксперимент проведём.
- Какой? – спросила Лилит.
- Самый обыкновенный. Сейчас наши мужики сами к нам придут, - сказала Варя.

@@@

Я, Светозар и трактор Мыкола сидим тихонечко в гараже и потребляем по маленькой. Трактор Горпына укатила к родителям, вот нам и раздолье. А что ещё мужику надо? Немного времени, парочка друзей, укромный уголок и скромная бутылочка без дня (именно без дня, а не без дна). Да, забыл, ещё половинка помидора. Наши жёны, небось, и не догадываются, где нас носит. Они-то думают, что мы на рыбалке или в лесу, а мы – вона где – у них под носом. Хорошо, что наши жёны не догадливы, иначе заявились бы сюда со скалками и сковородниками и устроили бы нам весёлую жизнь. А, собственно, что мы такого запрещённого делаем? Ну, сидим. Ну, выпиваем. Но ведь по маленькой. И закусываем. Вон ещё четвертинка помидора осталась. Да, такая наша мужская доля – прятаться от жён. И кто это придумал? Ведь мужчина и женщина созданы друг для друга. Они ведь и любовники, и друзья… И чего они сразу лезут драться? Хорошо бы руками, а то стараются чем-то тяжёлым навернуть: сковородником или скалкой. Да, мы с жёнами друзья. Но ведь иногда хочется и с мужиками лясы поточить. Об чём? Да обо всём. А можно и молча пить. Это мы, мужики, тоже умеем… Вроде голос чей-то чую…
- Отец! Отец! Да очнись ты от своих дум! – сказал Светозар.
- А что такое? – спросил я.
- Слышишь – музыка? И где-то недалеко, - сказал Светозар.
Я прислушался. Действительно, где-то рядом наяривали гармошка со скрипкой.
- Сынок, так ведь это совсем рядом! Сдаётся мне, в нашей хате играет, - сказал я.
- Вот и я о том же, - сказал Светозар.
- Небось, ваши жёны что-то празднуют, - сказал трактор Мыкола.
Мы со Светозаром всполошились.
- Айда поглядим! – сказал я, и мы со Светозаром рванули из гаража.

@@@

Варя и Лилит сидели за столом в окружении соседских мужиков. На столе – закуски и выпивка. Музыканты наяривают.
- Мама, а сработает? – спросила Лилит
- Да прибегут. Куда они денутся? Не успеешь до тринадцати досчитать, как они заявятся, запыхавшись, - сказала Варя.
- Считать? – спросила Лилит.
- Считай, - сказала Варя.
- Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь…, - считает Лилит

@@@

Мы со Светозаром ворвались в хату и немного запыхались.
- Двенадцать, - сказала Лилит.
Мы оглядели хату, полную мужиков, и стали их выгонять вместе с музыкантами.
- Девчонки, а давайте вместе посидим! - сказал я, когда за мужиками закрылась дверь. – По-семейному.
- Мы не против. Правда, Лилит? – сказала Варя. – У нас и выпивка имеется и закуска.
- Чай, и мы не без закуски, - сказал я и с гордостью положил на середину стола четвертинку помидора.

Сказ про пожар

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. А напротив, на другом приступочке, сидят Варя с Лилит и щёлкают семечки.
- Идите к нам семечки щёлкать, - сказала Варя. – У нас много семечек. До вечера хватит. Присоединяйтесь.
- Оно-то, конечно, щёлкать семечки достойное занятие, - сказал я. – Токмо, если мы будем с вами сидеть с семечками, домашнюю работу некому будет делать.
- А чего её делать? – сказала Варя. – Сегодня воскресение. Свободный от работы день. Сегодня даже петух солнце не будил. Солнце по воскресениям будильник заводит. Так что давайте, дуйте к нам семечки щёлкать.
- Уж лучше вы к нам трубки курить, - сказал Светозар.
- Трубки курить – это мы завсегда, - сказала Варя.
Девочки встали, пришли к нам, сели рядом на приступочек и закурили. Тут во двор забежала курица Клара и как закричит:
- Пожар! Пожар! Первые, ваш дом горит!
Я усмехнулся и сказал:
- Клара, не кипишуй. Никакого пожара нет.
- Как нет? Вон дыма-то сколько! – сказала Клара.
- Это мы трубки вчетвером курим, - сказал я.
- Так пожара нет? Очень жаль. Я уже всем сообщила, что Васькин дом горит. Щас все сюда прибегут, - сказала Клара.
И действительно. Через минуту распахнулись ворота, и во двор вбежали деревенские с баграми, с вёдрами, полными воды.
- Женщин, женщин спасайте! – закричал пёс.
Тут же два медведя подхватили Варю и Лилит и вынесли со двора.
- Заливайте стены! – командовал пёс.
Все принялись лить на стены воду. Через полчаса несуществующий пожар был потушен. Все деревенские сели на приступочки и закурили трубки. Я, Светозар, Варя и Лилит принялись накрывать на стол, который установили прямо во дворе. Когда всё было готово, мы пригласили всех за стол. И вот все расселись, разлили и стали ждать благодарственных речей. И я оправдал их ожидания. Я встал со стаканом и сказал:
- Уважаемые соседи! Сегодня с утра день задался. Тёплое солнышко, ласковый ветерок. Ничто не предвещало беды. Но она пришла неожиданно, как тать в ночи. Неизвестно по какой причине загорелся, запылал наш дом. А мы сидели и ничего не заметили. Нам было хорошо курить трубки и щёлкать семечки. Жар от горящего дома мы восприняли как действие солнца, поэтому продолжали сидеть на приступочке и радоваться жизни. Так бы мы и сгорели, если бы не бдительность Клары, которая вовремя заметила пожар и пригласила вас на помощь. И вы, все как один, пришли и стали тушить страшный пожар. И вы справились с ним. Вы спасли наше имущество и наши жизни. И сегодня я хочу поблагодарить судьбу, которая послала нам таких замечательных соседей. И напоследок я хочу сказать вот ещё что. Если когда-нибудь у кого-нибудь из вас случится пожар, моя семья обязательно придёт к вам на помощь. А сейчас ешьте, пейте и общайтесь. Я благодарен пожару, который собрал всех нас у меня во дворе. Лыхаим!

Сказ про ненавистные вареники

Сидим мы за столом. Я, Варя, Светозар и Лилит. Потребляем вареники с картошкой. Ну, и сому, как водится. Вареники с картошкой у нас уже две недели подряд: на завтрак, обед и ужин. Надоели хуже горькой редьки. Две недели назад мы налепили вареники с картошкой на две недели вперёд. Уж очень вкусные вареники с картошкой. Думали, никогда не надоедят. И вот у нас две недели подряд вареничная диета. Слава богу, что вареники с картошкой у нас заканчиваются. А то мы больше не выдержим. Две недели мы ели эти треклятые вареники и балагурили за столом. Но уже сегодня мы сидели молча за столом и с ненавистью закусывали варениками сому. Ещё осталась пятилитровая кастрюля вареников. Мы поставили перед собой задачу доесть эти вареники сегодня, чего бы это ни стоило.
- Завтра мы с Лилит пойдём в лес, - сказал Светозар. – Насобираем грибов, ягод, лещину, съедобные коренья, мёд диких пчёл. И устроим пир.
- А я схожу на речку, наловлю безмозглой рыбы, насобираю устриц. И присоединимся мы с Варей к вашему пиру, - сказал я.
- А я, - сказала Варя. – Засолю помидоры, огурцы, капусту, свёклу, чеснок быстрой засолкой. Ещё засолю маленькие арбузы. Соберу в огороде дыни. В саду соберу яблоки, груши, сливы, айву, инжир, абрикосы, апельсины, мандарины, грейпфруты, вишни, черешни, крыжовник, смородину, клубнику, малину. Сделаю из фруктов и ягод вино. И, если останется время, то налеплю вареников с картошкой…
Мы сурово посмотрели на Варю.
- Я хотела сказать, что налеплю вареники в следующей жизни, - сказала Варя.
- Так бы и говорила, - сказал я.
- Я так и сказала, - сказала Варя.
- Сколько у нас осталось вареников? – спросил я.
Лилит заглянула в кастрюлю.
- Ещё пол кастрюли.
Все тяжко вздохнули.
- Эта пытка никогда не кончится, - сказал Светозар.
- Я придумала! – сказала Варя.- Кто доест все вареники, получит приз!
- А давайте все вместе доедим вареники, - сказал Светозар. – И получим четыре приза. Каждый получит по призу. Думаю, так будет справедливо.
- Хотелось бы одного добровольца, который спас бы нас всех от этого наваждения. Ну, есть желающие лечь на амбразуру? – спросила Варя.
В хате зависла тишина.
- Хорошо, - сказала Варя. – В таком случае мы честно делим оставшиеся вареники. Их осталось ровно по 13 штук каждому.
Варя разложила вареники по тарелкам, и мы стали молча и сосредоточенно жевать.
- Хвала небесам! Я закончил! – сказал Светозар.
- Я тоже справилась, - сказала Лилит.
- Есть! – сказала Варя.
- Влезло! – сказал я.
Мы стали радоваться, как дети. Вдруг открылась дверь, и в хату вошли индюк с индюшкой.
- Мир вашей хате! – сказал индюк.
- И вам не хворать, - сказал я.
- Прослышали мы, что вы больше всего на свете любите вареники с картошкой, - сказала индюшка. – Вот мы к вам и пришли не с пустыми руками. Я налепила целый мешок вареников. Варюш, поставь на огонь кастрюлю. Будем варить, есть и радоваться.
- Как здорово, что вы пришли к нам со своими варениками, - выдавил я из себя.
- Мы этого никогда не забудем, - сказала угрюмо Варя. – И пошла к печке ставить кастрюлю с водой.

Сказ про непростого мужичка

Иду я по лесу и собираю грибы. Как вдруг вижу – какой-то мужичок сидит на пенёчке и курит трубку. Я подошёл к нему и поздоровался.
- И тебе не хворать, мил человек. Грибы промышляешь? – спросил мужичок.
- Не без того, уважаемый, - сказал я.
- Много грибов-то насобирал? – спросил мужичок.
- Да, почитай, полную корзинку. Вот собираюсь домой поворачивать, - сказал я.
- Слушай, как тебя?… - спросил мужичок.
- Василий, - сказал я.
- Васька, - сказал мужичок. – Отдай мне свои грибы.
Недолго думая, я протянул мужичку свою корзинку. Он взял грибы и сказал.
- Васька, стар я. Ноги плохо меня слушаются. Отнеси меня, родной, ко мне домой.
Делать нечего, посадил мужичка к себе на спину, а он ухватил корзинку. И пошли мы к мужичку домой. Долго ли, коротко ли, но вскоре пришли. Я выгрузил мужичка на пороге его дома, а он и говорит:
- Васька, наколи дров и наноси воды.
За мной дело не станет. За час я наколол дрова и наносил воды. Устал. Взял ковшик, зачерпнул из бочки и пью. А тут мужичок – тут как тут.
- Васька, сготовь грибы.
Это я могу. Я взял корзинку и стал чистить грибы. Потом затопил печь и поставил на неё сковородку. Налил масла и стал жарить грибы. Вот грибы подоспели, и я накрыл стол. Мужичок взгромоздился на табурет и сказал:
- Васька, составь мне компанию.
Я взял второй прибор и пристроился напротив мужичка.
- Чё смотришь? – сказал мужичок. – Разливай, пей, да истории рассказывай.
Ну, мы выпили по первой, по второй, по третьей, и я стал всякие рассказки рассказывать. Про свою жизнь на пра Земле. Про то, как мы с Варварой Пантелеймоновной познакомились. Про то, как мы с ней сотворили Мироздание. Про нашего первенца Светозара, который не захотел поклониться нашему сыну Равному Богу. Про восстание ангелов под предводительством Светозара. Про тысячелетние войны ангелов с падшими. Про общих врагов кентавров Хаоса. Про создание первых людей Адама и Хавы. Про то, как я удалился на покой и стал пенсионером. Про то, как мне живётся крестьянским трудом. Про то, что Светозар с Лилит решили поселиться рядом с нами. А дальше пошли деревенские сплетни. Мужичок живо реагировал на мои сказы и всё подливал мне. Наконец, его сморило, и он попросил отнести его спать на печку. Так я и сделал. Укрыл его одеялом и решил, было, пойти до хаты. И тут мужичок спрашивает:
- Васька, как ты думаешь, кто я?
Я почесал в затылке.
- Думаю, отшельник.
- Это верно. А кем я был до того как стать отшельником? – спросил мужичок.
- Может, ты Первый? Но тогда бы я тебя знал. Я сам из Первых, - сказал я.
- Ты почти угадал. Я предок Первых и их создатель. Я – Изначальный, - сказал мужичок.
- Какие-то легенды о вас среди Первых ходили. Сказывали, что Изначальные давным-давно устранились от дел, так как никто из Первых их не видел, - сказал я.
- Ты первый из Первых, кто увидел меня, - сказал мужичок. – Я думаю, мы будем часто встречаться. А теперь иди домой. Тебя Варя заждалась.
И мужичок отвернулся к стенке и захрапел. А я быстро пошёл домой, собирая по пути грибы. А поверит ли Варя, что это я с Изначальным напился? Нужно будет в следующий раз к нему с Варей пойти. О! боровичок!

Сказ про то, как к нам пришёл Изначальный

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. Во дворе цыплята играют в лапту. Индюк гоняется за псом.
- Прокоп, ты чего бегаешь за собакой? – спросил я индюка.
- А он, зараза такая, мне золотой должен, - сказал индюк.
- Да, действительно, стоит погонять его, - сказал я.
В этот момент во двор вошёл мужичок, в котором я узнал Изначального.
- Привет, Васька! – сказал Изначальный. – А я тут мимо проходил. Думаю, дай навещу приятеля. Знакомь с женою, что ли.
- А я не знаю, как Вас зовут, - сказал я.
- А у меня нет имени. Никто его мне не давал, - сказал Изначальный.
- А как ваша жена вас называла? – спросил я.
- Горе луковое. Так она меня звала, - сказал Изначальный.
- Давайте я вас буду звать Мишаня, - сказал я.
- Мишаня. А что? Красивое имя. Так и быть. Буду Мишаней, - сказал Изначальный.
- Познакомься, Варя, - сказал я. – Этого Изначального зовут Мишаня.
- Очень приятно, - сказала Варя и подала руку Изначальному. – А меня зовут Варя.
- Вот и познакомились, - сказал Мишаня. – Как я понимаю, Варвара, вы из Первых?
- Ну, да, - сказала Варя.
- Я, стало быть, постарше вас буду, - сказал Мишаня.
- А сколько же вам лет, уважаемый? – спросила Варя.
- О, это длинная история. Хотя, если сказать по правде, годков-то я и не считал. Я был всегда. Было время, когда времени не было. А я тогда уже был в солидном возрасте. А когда мы с женой создали Время, тут-то мои года и стали считаться. Да что мы всё на пороге разговариваем. Вы бы, хозяева, в дом пригласили бы, да за стол посадили, да предложили бы выпивку-закуску.
- Ой! Что это я прям! – засуетилась Варя. – Пойдёмте, Мишаня, в летнюю кухню отведать, что бог послал.
Мы расположились за столом. Варя налила всем борща. Я достал заветную бутылочку без дна, и мы стали пить-гулять, да разговоры разговаривать.
- Я вот чё думаю, Васька, - обратился ко мне Мишаня. – Смотрю я на твою Розу Ветров – а она немного кособокая. Тебе бы её на осьмушку градуса-то развернуть по часовой. Непорядок.
- Мишань, исправь. Я тебе доверяю, - сказал я.
- Будет сделано, - сказал Мишаня.
- Теперь вот что. Глянь на ту чёрную дыру, что в 665-ти парсеках в созвездии Тельца. Видишь? – спросил Мишаня.
- Вижу, - сказал я.
- Тебе не кажется, что её масса маловата изначально? Из-за этого я наблюдаю некорректное смещёние к юго-востоку ближайших звёзд на три метра. Так и задумано? – спросил Мишаня.
- Нет. Это я напортачил, - сказал я.
- Вот. А это видно невооружённым взглядом, - сказал Мишаня.
- Мишаня, друг. Дозволяю тебе исправить моё творение. Я-то думал, что оно идеальное. А оно вот как повернулось: там ошибка, там промашка. Я тебе доверяю, - сказал я.
- Спасибо за доверие, - сказал Мишаня. – А теперь давайте споём песни Изначальных.
- А мы не знаем этих песен, - сказала Варя.
- Ну, тогда слушайте, - сказал Мишаня и запел.
Слова уж очень у неё простые и сложные одновременно. Я вам слова в следующий раз расскажу.

Сказ про «Да»

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут во двор входит индюк с ведром и удочками.
- А ну покаж улов-то, - сказал я.
- Смотри, - сказал индюк и поставил ведро перед нами.
- Хороший улов, - сказал я. – Три десятка безмозглой рыбы и один разговаривающий коропчук. Продай мне его.
- А зачем он тебе? – спросил индюк.
- Да нам со Светозаром третий нужен.
- Святое дело, - сказал индюк. – Забирай его за копеечку.
- А чё так дорого?! – возмутился я. – Ему красная цена – четверть копеечки!
- Оно-то так. Только нынче собутыльники по копеечке идут. Смотри, какой коропчук: резвый, большой, трезвый покамест. Не собутыльник, а золото! – сказал индюк.
- Ладно, вот тебе копеечка, - сказал я.
Индюк положил копейку за щёку и сунул мне коропчука в руки.
- Ну, бывайте, Василий Иванович и Светозар Васильевич! – сказал индюк.
Индюк ушёл с ведром, а мы со Светозаром и коропчуком пошли в летнюю кухню. Там я выложил на стол фаршированные шейки и грохнул об столешницу бутылем с сомой.
- Располагайтесь, мужики! – сказал я
- Зря ты меня выкупил, Васька, - сказал коропчук после третьей кружки. – Я-то специально на смерть шёл. Я специально на крючок попался.
- А что за беда у тебя приключилась? – спросил я.
- Устал я жить-то. Невмоготу. Долго живу я. В молодости я не задумывался о смысле жизни. Не до того было. Дети, хозяйство, жена, друзья. Каждый день одно и то же. Заботы, заботы, заботы. А в последние годы всё чаще стал задумываться, зачем я живу? Какое моё предназначение? Куда я держу путь? И на все эти вопросы у меня нет ответов. Тяжко мне стало жить без смысла-то. Я все книжки на свете прочитал, пытаясь найти ответы на мои вопросы. Многие писатели советуют не забивать себе голову вопросами о смысле жизни, и предлагают жить сегодняшним днём. У них это называется «жить здесь и сейчас». Пробовал я эту схему. День проживу, а ночью заснуть не могу. Всё думаю и думаю. Зачем? Почему? Нахрена? Кстати, меня Ульяном кличут. Вот такие дела, Васька. Вот такие дела, Светозар. Что скажешь на это, Васька? – сказал коропчук.
- Твои искания мне знакомы, - сказал я. – Было время, когда я, как и ты, задумался о смысле жизни. И тогда я решил попробовать всё то, что даёт жизнь. Так как мои возможности были неограниченными, то я использовал их на всю катушку. У меня были гаремы. Я бухал без перерыва целыми столетиями. Я эонами путешествовал по всему бескрайнему мирозданию. Я воевал. Я обжирался. В общем, я перепробовал всё, что можно, и в неограниченных количествах. Славу и забвение, роскошь и нищету я тоже познал. И вот, что я тебе, Ульян, скажу. Смысл жизни – в простоте и открытости. Мы с Варей живём в небольшом домике. Трудимся помаленьку. Принимаем гостей. Всё просто, без излишеств. А что касается открытости – это вообще волшебная вещь. То, что раньше я завоёвывал силой и магией, теперь, совершенно без усилий с моей стороны, вливается в меня обильным нескончаемым потоком. И сейчас мне комфортнее, чем, когда я был Вознесённым над всеми. И сознание моё, благодаря открытости, гораздо глубже, чем было у меня, когда я сидел на троне. Вот так я живу каждый день, делаю повседневные дела, а сознание моё возрастает. И так будет длиться бесконечно.
- Васька, а как стать открытым? – спросил Ульян.
- Нет ничего проще, - сказал я. – Ты просто любой ситуации говори «Да».
Тут в летнюю кухню вошла Варя и сказала:
- Вася, иди туалет почисти.
Я тут же встал и сказал.
- Говорю «да».
- Что, Вась? – спросила Варя.
- Да ничего. Я пошёл, - сказал я.
И я пошёл.

Сказ про размышления Светозара

Сидим на летней кухне я, Светозар и Изначальный Мишаня.
- Мишаня, а с кем ты выпиваешь, кроме нас со Светозаром? – спросил я. – Ты ведь живёшь в глуши. А выпивать кошерно только на троих. Где ты берёшь собутыльников?
Мишаня рассмеялся.
- А я сам с собою выпиваю и на троих, и на четверых и в более масштабных вариантах.
- А как такое может быть? – спросил Светозар.
- Дело в том, что меня называют Многоликим. И не случайно. Дело в том, что я могу раздваиваться, превращаться в троих и более. Мне никогда не бывает скучно, потому что Меня много. И у каждого Меня свой личный опыт жизни. Я могу сутками напролёт общаться с Собой. Мы, Элохим, - это всё есть Я.
- Интересная у тебя жизнь, - сказал я. – А чего ты ушёл от дел?
- А ты чего покинул Небесный Чертог? – спросил Мишаня.
- А, ну да, ну да, - сказал я.
- Светозар, ты-то хоть собираешься править? – спросил Мишаня.
- А как же, - сказал Светозар. – Вот мой брат Равный Богу нацарствуется всласть, тогда и мне достанутся скипетр и держава. Но я никуда не тороплюсь. Чтобы править большим, нужно познать малое.
- Изрёк так изрёк, - усмехнулся Мишаня. – Значит тут, на земле, живя крестьянской жизнью, ты постигаешь малое?
- Можно и так сказать, - сказал Светозар.
- И ты собираешься править вечно? – спросил Мишаня.
- Зачем вечно? Мне нравится синусоида: взлёты и падения. Синусоида отображает закон, что чем ниже ты опустишься, тем выше ты поднимешься. Другими словами, чтобы достичь максимальной высоты, нужно начинать с максимальной глубины. Хотя Мироздание устроено так, что у него нет ни максимума, ни минимума. Бесконечная глубина и бесконечная высота. И это разумно. Если поставить перед собой наивысшую цель – достичь совершенства, то путь к совершенству оказывается бесконечным. Можно бесконечно приближаться к идеалу, не достигая его. То есть, получается, что важен сам путь, а не цель. Тут я ещё раздумываю над сущностью совершенства… Любовь – главный закон и главное наполнение Мироздания. Двигаясь в сторону совершенства, ты практикуешь всёвозрастающую любовь. Цель – достичь состояния идеальной любви. А если ли Идеальная Любовь, если путь к ней бесконечен? Вот такие у меня думы и сомнения, - сказал Светозар.
- Тю на тебя, - сказал Мишаня. – Я думал, что ты решаешь какой-то сложный ребус… Твоя задача проста, как сковородник. Шо тебе сказать за Идеальную Любовь? Вот ты утром встал, сходил до ветру, сел на приступочек вместе со своей собакой, закурил трубку. В одной руке трубка, другой рукой гладишь собаку, и смотрите вместе на рассвет. И то, что ты испытываешь – это идеальная любовь в проекции на трёхмерный мир, в котором ты живёшь. Усёк, Светозар?
- Ага, - сказал Светозар.
- А сейчас мы проведём эксперимент, - сказал Мишаня. – Закуривай, Светозар, и обними меня, как собаку.
- Идите вы к чёрту, Мишаня, - сказал Светозар. – Я вам на слово верю.
- Вот и славно, - сказал Мишаня. – Предлагаю выпить за простоту.
Потом мы пили за широту, высоту, длину и число Пи. Вот такая пьянка.

Сказ про заслуженный орден индюка

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. По двору гуляет всякое зверьё с птицами. Каждый занят своим делом. И тут посреди кутерьмы появляется индюк, одетый во всё белое. А на его груди блестит какая-то железячка. Индюк ходит, выпятив грудь, и со всеми раскланивается. Тут он подходит к нам и говорит:
- Привет, мужики!
- И тебе не хворать, Прокоп! – сказал я.
- Мужики, вы разве ничего не замечаете? – спросил индюк.
- Почему? - сказал я. – Очень даже замечаем. Сегодня отличная погода. На небе ни облачка. Дует ласковый ветерок. Все вышли на прогулку. Очень хорошая пора, чтобы выпить рюмку-другую в хорошей компании.
- Вы не поняли. Причём здесь погода-ветерок-солнышко? Вы во мне ничего нового не находите? – спросил индюк.
- Как же, нахожу, - сказал Светозар. – На тебе новый белоснежный мундир из крепдешину.
- И всё? – разочарованно сказал индюк.
- Нет, не всё,- сказал Светозар. – Ты чуб накрутил и покрыл его лаком.
- Да вы внимательно на меня посмотрите! – чуть не плача, сказал индюк.
- Не переживай ты так, - сказал я. – Мы всё видим. У тебя новые красные сафьяновые сапожки. Белые штаны с голубыми лампасами. Часы на толстой золотой цепочке. Толстый чёрный ремень. На рубашке запонки. На шее платиновая цепь. Вот, пожалуй, и всё.
- Как же вы не заметили орден, который блестит у меня на груди?! – взвился индюк.
- А, так это орден! – сказал Светозар. – А я-то думал, что это пушинка прилипла к груди. Извини, коль что не так.
- Да как можно перепутать блестящий орден с какой-то невзрачной пылинкой?! Ну вы даёте! – сказал индюк.
- Прокоп, а что это за орден? За какие заслуги ты его получил? – спросил я.
Прокоп выпятил грудь и сказал:
- Это не простой орден. А самый важный. Им награждают за особые заслуги в области тайных организаций!
- А за какие такие заслуги наградили тебя тайные организации? – спросил Светозар.
- За то, что я умею хранить тайны! - сказал индюк.
- А скажи, высокоградусный и вельмипосвященный Прокоп, какие тайны ты умеешь хранить? Да ещё так искусно, что тебя наградили орденом?! – спросил Светозар.
- Эти тайны я поклялся хранить! – сказал индюк.
- А как же мы поверим, что ты хранитель тайн, если мы не удостоверимся, что тайны, которые ты хранишь – действительно тайны? – спросил я.
- Уж можете мне поверить на слово! Тайны тайных организаций – самые тайные из тайных! – сказал индюк.
- Ну, например, - сказал я.
Прокоп наклонился к нам и прошептал:
- Посвящённые утверждают, что у женщин тоже есть душа.
- Эка невидаль, - сказал я. – Мало того, у женщин есть рациональное мышление.
- Врёшь! – сказал индюк.
- Во-первых, не вру. А во-вторых – это тайна. Ты умеешь хранить тайны? – спросил я.
- Конечно! У меня и орден есть! – сказал индюк.
- Ну, так вот, Прокоп, храни эту тайну, да хорошенько храни. И если ты эту тайну сохранишь хотя бы 3 дня, мы со Светозаром наградим тебя медалью, - сказал я.
- Всегда к вашим услугам! То есть, служу…, то есть век воли… А вы не передумаете? Точно медаль мне вручите? – спросил индюк.
- Точно, - сказал я.
Индюк отошёл от нас и продолжил со всеми раскланиваться.

Сказ про разнообразное варево

Сидим мы за столом: я, Варя, Светозар и Лилит. Балагурим, выпиваем. И вдруг я заметил, что Лилит не пьёт. А поднимает стакан, нюхает и обратно ставит.
- Лилит, - сказал я. – Ты меня удивляешь. С каких это пор ты перестала пить? Только нюхаешь.
- А я думала, что никто не заметит, - сказала Лилит.
- А я оказался глазастый. Правда, только через три часа обратил внимание, - сказал я.
- Вообще-то я уже три месяца как не пью, - сказала Лилит.
- Вот те и глазастый, - сказал я. – А что случилось?
- Васька, ты дурак что ли? – сказала Варя. – Лилит у нас ждёт ребёнка! Всем давно уже всё ясно. Один ты, как крот, ничего не видишь и не замечаешь.
- Ух ты! – сказал я. – Так я скоро стану дедушкой! Давай, Лилит, за это выпь… А, ну да, ну да. Ну, давай, Лилит, выпьем за будущего внука компотику.
- Компотику не хочу, - сказала Лилит.
- А чего ты хочешь? – спросил я.
- Не знаю, - сказала Лилит.
- Отец, - сказал Светозар. – я предлагал Лилит компот, рассол, соки из фруктов, соки из овощей, квас, кумыс, тан, молоко, кефир, йогурт, ряженку, варенец, варево из…
- Постой, Светозар, - сказала Лилит. – Я хочу варево.
- Варево из чего? – спросил Светозар.
- Просто – варево – сказала Лилит.
- Что значит «просто варево»? – спросил Светозар.
- Просто не нужно ничего сложного. Приготовь мне, Светозар, варево. Самое обычное. Самое простое, - сказала Лилит.
- Солёное? – спросил Светозар.
- Нет, - сказала Лилит
- Сладкое? – спросил Светозар.
- Нет, - сказала Лилит
- Кислое? – спросил Светозар.
- Нет, - сказала Лилит.
- Горькое? – спросил Светозар.
- Наверное. Может быть, - сказала Лилит.
- Отец, пойдём выйдем. Есть разговор, - сказал Светозар.
Мы вышли во двор, сели на приступочек и закурили.
- Чё думаешь, отец? Из чего сварить горькое варево? – спросил Светозар.
- Тут кумекать нужно, - сказал я.
- А мне никакая мысль в голову не приходит, - сказал Светозар.
- Давай так, - сказал я. – Мы пока погодим варить горькое варево.
Через полчаса мы вошли в хату.
- Лилит, горькое варево готово. Подавать? – спросил Светозар.
- Ой, простите меня. Я горького перехотела. А вот кислого я бы с удовольствием выпила, - сказала Лилит.
Мы опять вышли со Светозаром во двор.
- На этот раз пронесло, отец. Ну что. Будем кислое варить? – спросил светозар.
- Погодим и на этот раз. Сидим и курим, - сказал я.
Через полчаса мы вошли в хату.
- Ну что, Лилит, кислое варево готово, - сказал Светозар.
- Мне так неловко, мальчики, - сказала Лилит. - Я не хочу кислого.
- А сладкого или солёного? – спросил я.
- Я бы выпила никакого, - сказала Лилит.
Светозар метнулся к бочке и налил в кружку воды.
- Никакое, - сказал Светозар и протянул кружку.
Лилит выпила и попросила ещё. Светозар ещё три раза бегал к бочке.
- Спасибо, милый, - сказала Лилит Светозару. – Это было именно то, чего я хотела.
- Вот и славно, - сказал я. – Мы со Светозаром всегда к твоим услугам. Лыхаим!

Сказ про собачью жизнь

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Ещё раннее утро. Даже петух ещё спит. Из хаты вышли Варя и Лилит с тазиками.
- Мальчики, мы пошли на речку стирать бельё, - сказала Варя.
- А не рано ли? – спросил я. – Ещё петух не пропел.
- Пока дойдём до речки, наступит рассвет, - сказала Варя. – В общем, Васька, не отвлекай нас. Мы пошли.
И женщины ушли. Мы со Светозаром сидим, курим. Тут выходит во двор жена пса, Акулина. И в руках у неё тазик с бельём.
- Куда это ты собралась, Акулина? – спросил Светозар.
- Да бельё на речке стирать.
- А ты посиди с нами. Выпей, закуси, - сказал Светозар.
- Ой, мальчики, вы меня в соблазн вводите.
- Успеешь ещё своё бельё постирать. А нам третий нужен. В твоём случае – третья.
- Уболтали, - сказала Акулина.
Акулина поставила тазик на землю и села к нам на приступочек. Я разлил.
- За что выпьем, Акулина? – спросил я.
- За прекрасную собачью жизнь! – сказала акулина.
- Хороший тост, - сказал я.
- Я ещё не закончила. Так вот, я хочу выпить за прекрасную собачью жизнь. Так как нет ничего лучше собачьей жизни. Нет ничего привлекательней, чем быть собакой. На свете есть много существ: люди, звери, птицы, гады, бактерии и вирусы, эльфы, гномы, орки, хоббиты, огры, леприконы, феи, великаны, монстры, наяды, дриады, водяные, лешие, домовые, стихиалии, ангелы, падшие, инопланетяне, боги. Всем этим тварям хорошо живётся в твоём мироздании, Васька. Я же - собака. И это лучшая доля, которую можно только придумать. Поэтому я желаю, чтобы все существа во Вселенной, хотя бы час побыли собаками. И почувствовали ту радость бытия, которую испытываю я.
- Если таково твоё желание, - сказал я. – То я сейчас его исполню.
Я по-особенному скрестил пальцы и прошептал заклинание. Мы с Акулиной продолжили пить. Тут из курятника выходит какая-то собака, взгромождается на тын и начинает лаять. Потом собака спрыгнула с тына и пошла в курятник.
- Чудеса! – сказала Акулина.
Мы продолжили наливать, да пить, да закусывать. Вскоре из хлева, из курятника, из других птичников и сараев повыходили собаки, виляя хвостами. К нам подошла одна.
- Привет! – сказала собака.
- Ты кто? – спросил я.
- Я курица Клара, - сказала собака.
- И как ты себя чувствуешь? – спросил я.
- Как-то по-особенному. Мне удивительно хорошо! – сказала собака.
- А чтобы тебе было ещё лучше, - сказал я. - Выпей рюмочку.
- Это я завсегда, - сказала Клара и выпила.
Тут во двор входят какие-то две собаки с тазиками, наполненными бельём. Они подошли к нам. Сами себе налили и выпили.
- Хорошо-то как! – сказала собака.
- Варя, ты? – спросил я.
- Ага, - сказала собака. – Мы с Лилит всё постирали. Теперь жизни радуемся.
- И хорошо ли вам быть собаками? – спросил я.
- Да лучше не бывает! - сказала Варя. – Нет ничего лучше, чем быть собакой! Правда, Лилит?
- Согласна! - сказала Лилит.
- Вась, - сказала Варя. – Почеши у меня за ушком.
- Светозар, а ты меня почеши, - сказала Лилит.
И мы со Светозаром принялись чесать наших жён за ушком.

Сказ про столпотворение

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут из гаража выбегает индюк Прокоп и орёт что есть мочи:
- Мужики! Айда к нам! Трактор Мыкола вернулся!
- Ну, вернулся и вернулся, - сказал Светозар.
- Так он проставляется! - сказал индюк.
- Это другое дело, - сказал Светозар.
Мы встали и пошли в гараж.
- Привет, Мыкола, - сказал я. – Вернулся, значит?
- Вернулся, - сказал трактор.
- Проставляешься, значит? – спросил я.
- Проставляюсь, - сказал трактор.
- Солярой? – усмехнулся Светозар.
Трактор засмеялся.
- Самогоном. Причём, разным. Со всех концов земли. У меня самогона того – полный прицеп!
- Не пугай, - сказал я.
- Да не. Это запасы. Мы не будем забуриваться на неделю. Так, посидим. Я расскажу, что в мире деется, - сказал трактор.
- Это другое дело, - Сказал Светозар.
- Разливай, - сказал индюк.
Мы выпили по третьей и Мыкола начал рассказывать.
- Объездил я весь земной шар. Видел всякие чудеса.
- Ну, например, - сказал индюк.
- Видел я самое настоящее столпотворение! – сказал трактор.
- Это что ещё за штука такая? – спросил Светозар.
- Значит так. Собрались тысячи тамошних людей и принялись строить башню. И не обычную, а высокую. И не высокую, а самую высокую, - сказал трактор.
- А зачем им это надо? – спросил я.
- Они хотят построить такую башню, чтобы она упиралась в небо. Хотят сравняться с богами. Хотят стать богами вразрез божественному плану постепенного обожения. Некоторые, наиболее решительно настроенные, хотят свергнуть Равного Богу. А самые дерзкие хотят убить Бога и воцариться вместо него, - сказал трактор.
- Чудны дела твои, господи! - сказал Светозар. – Отец, давай посмотрим на это столпотворение.
Я достал из-за пазухи блюдечко и запустил крутиться по нему наливное яблочко. Тут же на блюдечке возникла картинка. И мы все увидели огромную башню, которая почти уже достигла облаков. На ней копошились, как муравьи, тысячи строителей. Прорабы отдавали распоряжения, и стройка активно двигалась прямо у нас на глазах.
- Плохо дело, отец, - сказал Светозар. – Надо что-то предпринять.
- Согласен, - сказал я. – У кого есть какие предложения, чтобы остановить стройку? – спросил я.
- А давайте в том месте устроим землетрясение? – сказал индюк.
- Люди погибнут, - сказал я. - А это не входит в мои планы.
- Я могу врезаться в башню, и она разрушится, - сказал трактор.
- Хотелось бы сохранить башню, как напоминание о суетности богоборчества, - сказал я.
- А что если сделать так, чтобы люди на стройке перестали понимать приказы прорабов? – сказал Светозар.
- Вот! Это то, что надо, - сказал я. – Я смешаю языки строителей, и они не будут понимать друг друга. Кто «за»?
Все подняли руки.
- Значит, решено! – сказал я.
Я по-особенному скрестил пальцы и мысленно произнёс нужную мне магическую формулу.

@@@

- Да, Мыкола, - сказал индюк. – Интересно ты рассказываешь. Особенно мне понравилось про разнообразие женщин на земле. Ну, мне пора.
- Да и нам пора, - сказал Светозар. – Отец, что там блюдечко показывает?
Мы посмотрели на блюдечко с наливным яблочком и увидели пустую, недостроенную башню.
- А где строители? – спросил индюк.
- Да по свету разбрелись, - сказал я. – Вот и славно. Угрозу Небесному Чертогу мы отвели. Можно заняться и делами насущными. Пойдём, Светозар, свитера вязать. Скоро осень. А там и зима не за горами. Бывай, Мыкола.
И мы вышли из гаража.

Сказ про алхимическое преображение

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут появляется индюк Прокоп во всеоружии и гордо подходит к нам.
- Василий, сын Ивана, Тетраграмматон, Сущий и прочая! Я, Прокоп сын Афанасия, Главная Птица среди Пернатых, Уважаемая Личность, вызываю тебя на смертный бой, так как ты, сучий потрох, не посоветовавшись со мной, сложил с себя полномочия Верховного!
- Уважаемый Уважаемая Личность! - сказал я. – А какой номер у твоей Уважаемой Личности?
- Не понял? – сказал Прокоп.
- Дело в том, что известный в некоторых тайных кругах некто Гурджиев утверждал, что каждая личность относится к той или иной подгруппе, которая обозначаются цифрами от одного до семи. Самая продвинутая личность – это личность номер 7. Вот я и спрашиваю, какой номер у твоей Уважаемой Личности?
- Восемь! – выпалил индюк.
- Но так не бывает. Максимум – семь, - сказал я.
- А у меня – восемь! Уважаемый Гурджиев говорил о семи ступенях лестницы, ведущей к сверхчеловеку. На этом развитие личности у него заканчивается. Мой же учитель павлин Мавлин утверждает, что после стадии сверхчеловека существует цепочка преображений, которая заканчивается алхимической реакцией превращения существа смертного в божественное бессмертное существо. И таких преображений – девять. Я же достиг восьмого уровня. А для того, чтобы произошла алхимическая реакция последнего и окончательного преображения, я должен убить на поединке бессмертного.
- Насколько я понял, твои претензии в мой адрес, мол, я с тобой не посоветовался и сложил с себя полномочия Верховного – это просто повод, чтобы вызвать меня на поединок? – спросил я.
- Совершенно верно, - сказал индюк.
- А не стыдно ли тебе убить меня только потому, что тебе нужно возвыситься?
- Мой учитель павлин Мавлин как-то сказал: запомни, Прокоп, стыд – это тормоз на пути прогресса. Существо, которое стыдиться – деградирует.
- И тебе не будет жалко меня? Того, с которым ты много лет прожил бок о бок, - сказал я. – Того, с кем ты частенько выпивал, и кто тебя после пьянок нёс на своих плечах к тебе домой?
- Мой учитель павлин Мавлин говорил так: Прокоп, заруби себе на носу. Нет ничего хуже жалости. Жалость убивает того, кого ты пожалеешь, вернее острого меча.
- Какой у тебя суровый учитель, - сказал я.
- Он лучший! – воскликнул индюк. А теперь, Васька, иди за мечом и дерись!
- Прокоп, а есть способ тебе стать бессмертным богом, не убивая меня?
- Я такого способа не знаю, - сказал индюк.
- Зато знаю я, - сказал я. – Для алхимии преображении тебе нужна кровь бессмертного, и ты её получишь.
Я достал нож из-за пояса и сделал надрез на руке.
- Иди сюда, Прокоп, - сказал я.
Индюк подошёл и протянул руку. Я сделал надрез на его руке, а затем мы соприкоснулись нашими руками в районе надрезов. Грянул гром, сверкнула молния, и вдруг над головой индюка возник светящийся нимб.
- У меня нимб! – воскликнул индюк. – Я – бог! Спасибо, Васька!
- Есть одно маленькое неудобство, - сказал Светозар. – С нимбом спать неудобно.
- Переживу, - сказал индюк.
- Ну, вот ты и стал тем, чем хотел быть, - сказал я. – Проставляйся.
Индюк сбегал домой и вернулся с бутылем сомы и большой кружкой. Я налил в кружку и положил туда нимб.
- За повышение! - сказал я, и мы пустили кружку с нимбом по кругу.

Сказ про меч по имени Вепрь

Сидим мы за столом: я, Светозар, Варя и Лилит. Потребляем потихоньку. Тут Варя берёт бутыль и прячет его за занавеску.
- Варя, ты чего? Налей ещё, - сказал я.
- Иди ты к чёрту! – сказала Варя.
Делать нечего. Я встал и увлёк за собой Светозара. Мы вышли из хаты.
- Куда мы, отец? – спросил Светозар.
- К чёрту – куда ещё?
- Дорогу я знаю, - сказал Светозар.
И мы пошли. Углубились в лес и через три часа вышли к избушке чёрта. Вошли в дом и увидели такую картину: чёрт качал люльку с младенцем и что-то тихо напевал.
- Здоров, Бегемот! – сказал Светозар.
- Не кричи, - шёпотом сказал чёрт Бегемот. – Он только-только заснул.
- Ты один? – спросил шёпотом Светозар.
- Один. Моя ушла к чёрту. К куму нашему. А меня на хозяйстве оставила. Щас на стол накрою. Бегемот метнулся в погреб. Достал соленья и бутыль с сомой. Мы сели за стол. Выпили по первой.
- Бегемот, и много тут, в лесу, чертей? – спросил я.
- Да, почитай, все. Когда война между небом и землёй закончилась, мы все поселились здесь.
- Понятно, - сказал я. – Когда война прекратилась, я разрешил вам селиться где угодно в нашем Мироздании. Получается, что вы выбрали нашу замухрышку-Землю?
- Получается, - сказал чёрт. – Просто Светозар тут поселился, и мы решили быть рядом с нашим главнокомандующим. Всё ж веселее. Правда, Светозар?
- Истинно! - сказал Светозар.
- Бегемот, - сказал я. – Я наслышан о твоём мече Вепре. Покажешь?
Бегемот встал из-за стола, открыл сундук и достал огромный меч. Я взял его в руки. Это был двуручный меч гоблинской работы. Я сделал мечом «восьмёрку», покрутил его и так, и сяк.
- Очень удобный меч, - сказал я. – Помню, не раз он падал на головы ангелов. Ты же был одним из лучших бойцов падших. Это я помню.
- Спасибо, Васька, - сказал Бегемот. – А этот меч до сих пор в строю.
- А с кем ты воюешь? – спросил я.
- Ни с кем. Просто я этим мечом грибы срезаю, - сказал Бегемот.
Мы со Светозаром засмеялись.
- Ну, и так, использую меч для домашних нужд, - сказал Бегемот.
Бегемот выложил из банки огурцы и ловко их порезал мечом. Потом мечом же порезал хлеб и колбасу с мясных кустов. Мы со Светозаром зааплодировали.
- Польщён, - сказал Бегемот. – Щас покажу ещё один фокус.
Бегемот взял спичку и в несколько приёмов подточил её мечом.
- Вот и зубочистка, - сказал Бегемот.
- Браво! – сказал я.
И мы принялись за угощение. Солёные огурцы были чертовски хороши. Да и пьянка была чертовски хороша. Видать, мы со Светозаром на рогах домой придём. Ну, и ладно. Пусть так будет.

Сказ про плод с дерева смешливости

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Волнуемся. Лилит рожает. Дали себе слово – ни капли, пока ребёнок не появится на свет. Курим. Волнуемся. И тут из хаты появляется повитуха Матрёна. Садится рядом и закуривает.
- Ну?! – спросил Светозар.
- Родила! - сказала повитуха.
- Ну?! – спросил Светозар.
- Мальчик! – сказала повитуха.
Светозар вскочил и вбежал в хату.
- И давно ты этим ремеслом зарабатываешь? – спросил я Матрёну.
Матрёна выпустила колечко дыма и сказала:
- Повитухой-то? Давненько. Я уж и не упомню, когда приняла первого младенца. У нас эта профессия по наследству передаётся. Так-то, Васька. А ты чем занимаешься, после того, как на пенсию вышел?
- Я всё больше по хозяйству, - сказал я.
- В смысле, бухаешь? – спросила Матрёна.
- Выпиваю я по маленькой, когда работу сделаю. Я не какой-то там забулдыга, - сказал я.
- Пьяница? – спросила повитуха.
- Можно и так сказать, - сказал я.
- Ты не думай. Я тебя не осуждаю. Выпить пару-тройку рюмок после работы – это справедливо, - сказала повитуха.
- А ты мудрая женщина, Матрёна, - сказал я.
- Это я под тебя подлаживаюсь. Чтоб не обидеть. У тебя жена есть, чтобы канифолить тебе мозги. А чё мы на сухую разговариваем? Я свою работу сделала. Это повод, - сказала повитуха.
- Я достал из подпространства заветную бутылочку без дна.
- Вот! – сказал я.
- Сурьёзная у тебя ёмкость, - сказала Матрёна. – А у меня закуска есть.
Матрёна достала из кармана фартука яблочко.
- Из Эдемского сада? – спросил я.
- Ага. С дерева Смешливости. Эта закуска грустить не даёт да языки развязывает, - сказала повитуха.
Ну и стали мы с повитухой пить, да лясы точить. Обсудили всех наших, деревенских. Оказывается, они у нас все смешные. Как я раньше этого не замечал? Они и ходят смешно. И одеваются ни к селу, ни к городу. А разговаривают – обхохочешься. Тут выходит из хаты Светозар с ребёнком на руках.
- Отец, погляди! Это твой внук! – сказал Светозар.
Я посмотрел на ребёнка и засмеялся.
- Чего смешного, отец? – удивился Светозар.
- А сын-то твой на тебя, как две капли воды, похож! – сказал я и рассмеялся.
- Отец, получается, что и я смешной? – спросил Светозар.
Я посмотрел на Светозара и залился весёлым смехом.
- Чего это он? – спросил Светозар повитуху.
Матрёна посмотрела на Светозара и разразилась хохотом.
- Да ну вас, - сказал Светозар и вошёл в хату.
- А сын-то твой, Светозар, на тебя похож, - сказала Матрёна, смеясь. – Вот умора!
- Получается, что и я смешной? – сказал я, и мы с Матрёной весело рассмеялись.

Сказ про охрипшего петуха

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут из курятника выходит петух с перевязанным горлом и идёт прямиком к нам.
- Что случилось, Макар? – спросил Светозар.
- Да вот – простудился, - прошептал петух. – Голос потерял.
- А как же ты разбудишь солнце? – спросил я.
- Вот то-то и оно, - сказал петух. – Не услышит оно меня. А это непорядок. Мужики, я чего к вам обращаюсь. Не мог ли кто-нибудь из вас прокукарекать вместо меня? А за мной дело не станет.
Петух показал горлышко бутылки, торчащее из штанов.
- Отец, давай буди солнце, - сказал Светозар.
- А чего я? Ты же младше, - сказал я.
- Зато ты опытнее. Это почётная обязанность – солнце будить, - сказал Светозар.
- Ладно, - сказал я и прокукарекал.
- Нет. Так дело не пойдёт, - прошептал петух. – Ты, Васька, взгромоздись на тын, вытяни шею и громко прокукарекай.
- А зачем – на тын? – спросил я.
- Дубина ты стоеросовая, - прошептал петух. – Ведь с тына к солнцу ближе. С земли не докричишься. Да, не забудь шею вытянуть – ещё будет ближе к солнцу.
Делать нечего. Поднялся я с приступочка, подошёл к тыну, взгромоздился на него, вытянул шею и громко прокукарекал. Тут же на горизонте возник краешек солнца.
Петух и Светозар зааплодировали. Я слез с тына и поклонился.
- Хорошая работа, Васька, - прошептал петух. – Ну, мужики, подставляйте кружки.
Мы со Светозаром достали кружки из карманов и петух набулькал нам.
- А себе? – спросил Светозар.
- Мне с утра нельзя. Я когда выпью утром, весь день слабый. Топтать не могу. А мне без этого никак нельзя. Так я устроен, чтобы целый день топтать. А если я какую курицу вниманием обделю, она тут же сбежит в другой гарем, - сказал петух.
- Сложно у вас, - сказал я.
- Чё сложного-то? Топчешь – мужик. Не топчешь – замухрышка, - сказал петух.
- А ты не устаёшь, каждый божий день с утра до вечера топтать? – спросил Светозар?
- Завидуешь, Светозар, что у тебя одна, а у меня много? Не стоит. Ты же подарки даришь только одной женщине. И только одной уделяешь внимание. А мне нужно целый день вертеться, как юла, чтобы угодить всем моим женщинам. У каждой есть ласковое прозвище. И не дай бог перепутать прозвища – всю плешь проедят! Быть петухом – это и каторга, и блаженство в одном флаконе. А вы пейте, мужики, пейте. Я своё наверстаю вечером, - сказал петух.
Мы со Светозаром выпили бутылку и поблагодарили петуха.
- Да это вам спасибо, что выручили, - сказал петух. – Что бы мы все делали, если бы солнце сегодня не взошло?!
- Обращайся, если что, - сказал я.
- Ага. Думаю, и завтра вас попрошу о том же, - сказал петух.
- Нет проблем, - сказал Светозар. - Очень весело смотреть, как отец с тына кукарекает.
- Завтра твоя очередь, – сказал я Светозару. – А я повеселюсь, глядя на тебя.
Так начался наш новый день.

Сказ про соперничество

Сидим на приступочке я, Светозар и Лилит.
- Светозар, дай табачку, - сказала Лилит.
Светозор полез было в кисет, но я остановил его руку.
- Дочка, у него табак не самый лучший, - сказал я. – Возьми лучше моего. Его доставляют мне из Тмутаракани. А там выращивают лучший табак во вселенной.
Я протянул кисет Лилит, но Светозар отвёл мою руку и сказал.
- Тоже мне – из Тмутаракани. И кто тебе, папа, сказал, что ихний табак лучший? Я тебе удивляюсь. Самый лучший табак делают на Юпитере. Тамошний климат наиболее приспособленный для выращивания табака. Вот мой табак с Юпитера. Бери, Лилит!
- Погодь, Лилит, - сказал я. – Светозар, всем известно, что Юпитер не экспортирует табак. Они считают его национальным достоянием.
- Всё верно, отец, - сказал Светозар. – Официальных поставок нет. Но зато есть контрабандисты. Вот у них-то я и покупаю. Бери, Лилит!
Лилит взяла кисет у Светозара и набила им трубку.
Сидим, курим втроём.
- А что у тебя за трубка, дочка? – спросил я Лилит.
- Из вереска, - сказала Лилит.
- Ну, эта трубка для начинающих, - сказал я. – У тебя же стаж большой. И тебе нужно заиметь трубку из корня можжевельника. Для девушки это будет самое то. Вот я завтра схожу в лес, найду можжевельник и сделаю тебе трубку. Такую, как надо.
- Спасибо, отец, - сказала Лилит.
- Опоздал, батька, - сказал Светозар. – Я только вчера закончил делать трубку из можжевельника. Специально для жены.
Светозар вынул трубку из-за пазухи и протянул Лилит.
- Бери, свет очей моих! - сказал Светозар.
- Спасибо, зайчик, - сказала Лилит и взяла трубку.
Сидим. Курим втроём.
- Дочка, - обратился я к Лилит. – А я для моего внука лошадку выстругал.
Я достал из-за пазухи деревянную лошадку.
- Ой, какая прелесть! – всплеснула руками Лилит. – Ванечке обязательно понравится лошадка. Можно, папа, я вас поцелую?
Лилит чмокнула меня в щёку.
- Солнце моё, - сказал Светозар Лилит. – Я для нашего сына сегодня же выстругаю игрушечный трактор.
- Счастьечко ты моё! – сказала Лилит. – Дай мне тебя поцеловать!
Лилит потянулось было поцеловать Светозара.
- Стоп! – сказал я. – Не далее как вчера я смастерил для нашего Ванечки игрушечный трактор.
Я достал из-за пазухи трактор и дал его Лилит.
- Ой, это так неожиданно, папа! – сказала Лилит. – Дайте я вас поцелую!
- Я буду не против, если ты поцелуешь Светозара, - сказал я.
Лилит поцеловала Светозара.
- А сейчас, дети мои, пойду я мастерить для Ванечки коляску, - сказал я.
- Отец, я с тобой, - сказал Светозар.
Мы со Светозаром вошли в гараж.
- А я вас ждал, - сказал трактор. – Опять соревновались между собой в своих мужских игрищах? Вы, как дети, право слово. Садитесь. Будем вспрыскивать. Есть повод.
- Попозже, - сказал Светозар. – Нам нужно смастерить коляску.
- Я же говорю: есть повод, - сказал трактор Мыкола и показал коляску. – Для Ванечки. В этом соревновании к финишу первым пришёл я. Васька, разливай!

Сказ про частную собственность

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут выходит из своего жилища индюк Прокоп и начинает широко шагать, считая при этом. Потом вбивает в землю колышки и протягивает между ними верёвку.
- Прокоп, ты чего? – спросил Светозар.
Индюк подошёл к нам, сел на приступочек и закурил.
- Дело сделано, - сказал индюк.
- Какое ещё дело? – спросил Светозар.
- Я отмежевался. Решил свой кусок двора отгородить. Так что, мужики, видите те колышки с верёвкой? За ними моя территория. И без особого разрешения за межу заходить никому нельзя.
- Вот те раз! – сказал я. – Ведь двор испокон всегда был общим. С чего это ты вдруг решил ото всех отгородиться? Ты что, стал единоличником?
- Можно и так сказать. Я стал единоличником, - сказал индюк.
- А кто тебя надоумил? – спросил Светозар.
- Никто. Но я прочитал книжку о частной собственности. Там сказано, что каждый имеет право на частную собственность. И что она неприкосновенна. Я честно отделил свою часть двора, и теперь эта часть – моя собственность. А кто на неё посягнёт, того я затаскаю по судам. Вот и весь мой сказ.
- Понимаешь, Прокоп, - сказал я. – Я много веков боролся за то, чтобы у нас не было ни судов, ни адвокатов, ни судей, ни прокуроров, ни прочих юристов. И, наконец, свершилось. Их не стало. Мало того – преступность у нас нулевая. У нас патриархальное общество. Все друг друга уважают и не обижают. Нет воровства, грабежей, убийств и прочих преступлений. Преступники перевелись или исправились. Всё стало хорошо. И тут ты со своим отмежеванием. Земля давно стала общим достоянием. Никто не посягает на твою частную собственность, что хранится у тебя в сундуках. Никто не крадёт у тебя посуду и горшки – потому что они твои. Никто без стука не входит в твою хату. Но земля – это исключение. Она общая. Что будет, если каждый из нас отгородится от других? Сначала верёвочками, потом заборами. Потом крепостными стенами со рвами. Не стыдно тебе, Прокоп?
- Гладко ты говоришь, Первый, - сказал индюк. – Но книжки тоже не глупые люди писали. Если у меня есть моё, то оно моё и ничьё другое. Ладно, хватит лясы точить. Пойду-ка я в лес за грибами. Бывайте, мужики.
- Постой, Прокоп, - сказал я.
- Ну чего ещё? – сказал индюк.
- Кто сотворил растения, деревья, кусты всякие и грибы? – спросил я.
- Вроде ты, - сказал индюк.
- Правильно. Я, - сказал я. – Следовательно, дары леса и сам лес - мои. Это моя частная собственность. Согласен?
- Получается, что так, - сказал индюк.
- А если это моя частная собственность, то я тебе запрещаю ходить в мой лес. Этот запрет касается и походов на рыбалку. Ибо вся вода и то, что в ней – моё. Я Творец мира, и всё в мире – моё. Логично? – спросил я.
- Да вроде не поспоришь, - сказал индюк.
- Так что иди к себе домой и сиди там до усрачки. И не вздумай выходить, так как всё вокруг – это моя частная собственность, - сказал я.
- Вась, я пошутил с межеванием. Я осознал…, - сказал индюк.
- Так пошутил или осознал? – спросил я.
- Осознал, братцы! Я эту книгу – в огонь! - сказал индюк.
- Зачем же так кардинально? – сказал я. - Неси сюда книгу. Пустим её на самокрутки.
- Это я мигом! – сказал индюк и побежал за книгой.

Сказ про использование чайного сервиза по назначению

Сидим мы за столом: я, Варя, Светозар и Лилит. После трёх кружек немного разгорячённые и весёлые.
- А помнишь, Варя, как три дня назад я подарил тебе новую сковородку и попросил её обновить, ну, использовать по назначению? Так ты стала лупасить меня этой сковородкой по голове. А потом осмотрела сковородку и сказала, что я купил очень хорошую, крепкую сковородку. Вот потеха была! – сказал я.
Все засмеялись.
- Лилит, я поостерегусь покупать тебе новую сковородку, - сказал Светозар. – Опыт отца меня кое-чему научил.
- А что ты мне подаришь? – спросила Лилит.
- Новую кастрюлю. Ты давно меня об этом просила, - сказал Светозар.
- Ну, так дари! - сказала Лилит.
Светозар полез за пазуху и достал объёмную кастрюлю.
- На, Лилит, - сказал Светозар. – Пользуйся по назначению.
Лилит взяла кастрюлю и вдруг со всего маху треснула ею по голове Светозара.
Мы все засмеялись. А пуще других смеялся Светозар.
- Вот потеха! – сказал Светозар. – Применила кастрюлю по назначению!
- Хорошую кастрюлю ты подарил мне, - сказала Лилит Светозару. – А что ты ещё мне подаришь?
- Кувалду, - сказал Светозар и вытащил из-за пазухи огромную кувалду. – Используй её по назначению, жёнушка!
Все опять засмеялись. А я выхватил из рук Светозара кувалду и сказал.
- Будя вам, молодые, куролесить. Ещё поубиваете друг друга. Эту кувалду я отнесу в гараж. Отдам трактору Горпыне. Она найдёт ей применение. Но на самом деле я вот что хочу вам сказать, мои разлюбезные родственнички. Подарки нужно уметь не только дарить, но требуется и особое искусство выбирать подарок для своей драгоценной половинки. Мне кажется, этому я научился. Варюша, прими сей скромный подарок в знак нашей вечной любви.
Я полез за пазуху и достал роскошный чайный сервиз на 36 персон. Все ахнули.
- Используй мой подарок по назначению, - сказал я.
Варя взяла сервиз и вдруг как грохнет меня по голове чашкой, потом второй, потом блюдцем. Так предмет за предметом грохала меня по голове, пока сервиз не закончился. Какой тут раздался хохот. Все смеялись так громко, что разбудили паука.
- Чё орёте? – сказал ворчливо паук. – Спать мешаете.
Мы стали смеяться шёпотом.
- Ну, мама, ты учудила! – сказал Светозар.
- А ты, папа, орёл! – сказала Лилит. – Выдержал такую серию ударов. Настоящий бессмертный! Я тобой горжусь!
Я польщено захихикал и сказал.
- Да я готов хоть каждый день покупать сервиз для моей жёнушки, чтобы она использовала его по назначению!
- Браво, папа! – сказали Лилит и Светозар.
- Вот за это я тебя люблю, - сказала Варя и поцеловала меня в щёку.

Сказ про игровую зависимость

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам курица Клара и спрашивает:
- Мужа моего не видели?
- Как же – видели, - сказал Светозар. – Он в гараже с трактором Мыколой в покер режется.
- Вот же гад! – сказала Клара. – Он же почти все наши семейные деньги проиграл в этот проклятущий покер! Васька, что делать? Может, есть способ избавить его от игровой зависимости? Например, зашить его, подлеца такого!
- Ну, положим, зашить можно только от алкогольной зависимости, - сказал я. – А чтобы твой Макарка не играл, нужно ему отрубить руки. Другого способа я не знаю.
- Но как же он будет без рук-то? Так нельзя. Неужели нет другого, более гуманного способа отучить его от игры? – спросила Клара.
- Есть один верный способ, - сказал я.
- Ой, Васенька! Спаситель! Какой? – спросила Клара.
- Нужно магическое зелье варить. Только нужно сюда петуха позвать. Он сам должен варить зелье.
- Я щас! – сказала курица и побежала в гараж.
Через минуту она приволокла к нам упирающегося петуха.
- У меня там каре! А ты меня от игры оторвала! – орал петух.
- Значит, так, Макарка, - сказал я. – Ходят слухи, что ты все деньги своей семьи спустил.
- Не все, - сказал петух.
- Не перебивай! - сказал я. – Если так дальше дело пойдёт, ты и дом с утварью проиграешь. А затем и Клару на кон поставишь.
- Зараза такая! – сказала Клара и ударила петуха полотенцем.
- Не дерись! – сказал петух.
- Тварь такая! – сказала Клара и ударила петуха ещё раз.
- Так вот, Макарка, я решил избавить тебя от игровой зависимости, - сказал я.
- Никакой зависимости у меня нет! – сказал петух.
- А мы думаем, что есть. Так вот, чтобы избавить тебя от этой заразы мы вместе сварим магическое зелье, которое ты выпьешь и тут же избавишься от игровой зависимости. Согласен? – сказал я.
- Согласен, - сказал петух.
Я разжёг огонь и поставил на него котёл с водой.
- Мне нужен голубиный помёт, - сказал я.
Светозар полез за пазуху и дал мне голубиный помёт, который я бросил в кипящий котёл.
- Мне нужна жабья икра, - сказал я.
Светозар полез за пазуху и достал жабью икру. Я её бросил я котёл.
- Мешаю по часовой стрелке 13 раз и против часовой – 12 раз.
- А теперь мне нужна петушиная нога, - сказал я. – Светозар, отрежь Макарке ногу.
Светозар схватил петуха, который заверещал что есть мочи.
- Светозар, погоди, Макарка нам хочет что-то сказать, - сказал я.
Светозар убрал нож.
- Васька! Я всё понял! Я осознал! Я больше не буду играть в карты! – заорал петух.
- Твоё слово железное? – спросил я.
- Железное! Каменное! Деревянное! – сказал петух.
- Вот, Клара, - сказал я. – Магия, как всегда, подействовала.
- Спасибо тебе, Васька! – сказала Клара. – Вот вам со Светозаром огурец за проведение обряда.
- Забирай своего мужа. Надеюсь, он излечился навсегда, - сказал я.
Клара с петухом пошли в курятник. А у нас нарисовалась закуска.

Сказ про посиделки у нашего светила

Сидим мы со Светозаром на приступочке и трубки курим. Раннее утро. Щас петух выйдет солнце будить. Хорошо во дворе. Всё зелено. На яблонях – яблоки. На грушах – груши. Глаз радуется. Чё-то петух задерживается. Ну, мы сидим, курим, ждём рассвета. Тут появляется петух с пятнадцатиминутным опозданием. Подходит к нам, садится на приступочек и трубку раскуривает.
- Макарка, ты ничего не забыл? – спросил я петуха.
- Я никогда, ничего не забываю, - сказал петух.
- Но ты солнце не разбудил! – сказал Светозар. – Забыл?
- Ничего я не забыл. Сегодня я солнце будить не стану, - сказал петух.
- С какого такого перепугу? – спросил я.
- Я подумал, что вот уже несколько миллиардов лет я бужу каждый день солнце. Оно каждое утро встаёт и работает до вечера. Представляете! Каждый день в течение нескольких миллиардов лет! С ума можно сойти! Оно встаёт и в будни, и в праздники, и в выходные. Вот я и подумал, что нужно, чтобы солнце хотя бы один день отдохнуло. Пусть сегодня у него будет выходной, - сказал петух.
- Логично, - сказал я.
- А солнце выпивает? – спросил Светозар петуха.
- Сам посуди, Светозар, - сказал петух. – Когда солнцу бухать, если он каждый божий день с раннего утра до позднего вечера работает?
- Знаете что, ребята, - сказал я. – А давайте навестим солнце. Чтобы ему в свой единственный выходной не было скучно.
И вот мы пришли к солнцу: я, Светозар и петух Макарка. Постучались в дверь.
- Кто там? – раздался голос.
- Первые! – сказал Макарка.
- Входите! – сказал голос.
Мы вошли и чуть не ослепли от яркого света.
- Сейчас я убавлю яркость, - сказал кто-то. – Всё. Можете глаза открывать.
Мы открыли глаза и увидели упитанного мужика, от которого исходил тусклый свет.
- Ты солнце? – спросил Светозар.
- Можете меня звать Гришка, - сказало солнце.
- Выпьешь? – спросил я.
- Не откажусь. Сегодня у меня нарисовался выходной. Ты что ли, Макарка, забыл меня разбудить? – спросил Гришка петуха.
- Это я специально. Чтобы ты выспался, наконец, да посидел в приятной компании, - сказал петух.
- Уважаю, - сказал Гришка и обнял петуха.
- Ай! – вскрикнул Макарка. – Ты горячий!
- Ну, извини, - сказало солнце. – Мужики, у меня из закуски только блины, а выпивки нет.
- Чай, знали, куда шли, - сказал я и достал заветную бутылочку без дна.
До самого вечера мы выпивали с Гришкой. Он нам рассказывал про космос, про галактики, про чёрные дыры и созвездия. Кстати, к нам на огонёк заглянула пара белых карликов. Потом пришла сверхновая звезда со своей выпивкой. Квазары как узнали, что у Гришки выпивают Первые, так нагрянули целой гурьбой. Хороший выходной получился у Гришки. Петух по пьяни пообещал Гришке не будить его по воскресениям. Домой мы возвращались с фонариком. Такие дела.

Сказ про праздник урожая

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут к нам подходит индюк Прокоп. Становится перед нами и снимает картуз. Начинает молча топтаться на месте, сжимая картуз в руках.
- Чё, Прокоп, мнёшься? – спросил Светозар.
- Да дело у меня к вам есть, - сказал индюк.
- Ну, говори, - сказал Светозар.
- Слыхали вы, что завтра будет у нас в деревне праздник урожая? – сказал инюк.
- Как не слыхать? Слыхали, - сказал Светозар. – Мы с отцом хотим победить в конкурсе на самую большую тыкву. Она у нас с двухэтажный дом вымахала. А ты в каком конкурсе участвуешь?
- Вот за этим я и пришёл, - сказал индюк. – Дело в том, что после окончания всех огородных конкурсов, состоится танцевальный конкурс. Победителю вручат самую большую тыкву. А тыква нам с женой нужна позарез. Мы хотим поселиться в ней, так как наш дом шибко старый.
- Ну и участвуй в танцевальном конкурсе, - сказал Светозар. - Кто тебе мешает?
- Так-то оно так. Да только я танцевать вальс не умею. А без этого первого приза мне не видать. Вот я и пришёл, чтобы ты, Светозар, научил меня танцевать вальс. Ты же в своём Небесном Чертоге участвовал на балах. Значит, умеешь танцевать вальс, - сказл индюк.
- Ты что, Прокоп, с дубу рухнул?! Чтобы я с мужиком танцевал?! Да не за какие коврижки! – сказал Светозар.
- Светозар, ну…, - сказал индюк.
- Никаких танцев с тобой не будет! И больше не приставай, - сказал Светозар.
Индюк сел рядом со мной и закурил.
- Васька, я вот, что думаю, - сказал индюк. - Ты всё можешь и всё умеешь. Ты милосерден. Ты помогаешь нищим. Ты живо откликаешься на молитвы. Ты всегда протягиваешь руку помощи…
- Танцевать с мужиком я не буду, - сказал я.
Индюк понуро встал, надел картуз и медленно стал отходить от нас.
- Погодь, Прокоп, - сказал я.
Индюк развернулся и с надеждой посмотрел на меня.
- Я вот что думаю, - сказал я и оборотился бабою. – В таком виде я готов учить тебя танцевать вальс.

@@@

Праздник урожая выдался на славу. Всем достались призы. Самый большой приз – огромную тыкву с трёхэтажный дом, выращенную орками, - достался самой достойной паре в номинации «вальс» индюкам Прокопу и его жене Агафье. Наша со Светозаром тыква, величиной с двухэтажный дом, взяла второй приз. Эту тыкву мы подарили индюкам Прокопу и Агафье под гараж. Потом вся наша деревня веселилась в корчме «Гулёна». Орки горделиво посматривали на нас со Светозаром. Ничего. В следующем году мы вырастим тыкву величиной с пятиэтажку и утрём нос оркам.

Сказ про болезнь Вельзевула

Пошли мы со Светозаром в лес за грибами. Бегаем от гриба к грибу. Постепенно отдалились друг от друга. А потом вовсе потерялись. Стал я кричать «ау!», но Светозар не откликался. Я стал волноваться. Забегал по лесу, как гончая, но Светозара не нашёл. Тогда я решил усилить свой слух. Сложил пальцы на руках особым образом и мысленно прочитал нужную формулу. Тут же мой слух многократно усилился. Я стал вертеться в разные стороны и прислушиваться. Вдруг я услышал глотательные звуки. Решил пойти на звук. Через полчаса я вышел на полянку, на которой сидели Светозар и два полосатых чёрта. Они выпивали. Глотательные звуки были чересчур громкими, и я отключил усиление звуков. Потом подошёл к выпивающим.
- Привет, черти! – сказал я.
- Здравствуй, Василий, - сказал один чёрт. – Присоединяйся.
- А что – повод есть? – спросил я.
- А у нас с Гелой 13 лет свадьбы сегодня, - сказал один чёрт.
Только сейчас я обратил внимание, что второй чёрт – вовсе не чёрт, а привлекательная, полосатая чертовка.
- Поздравляю! – сказал я. – Что же мне вам подарить? Прям не знаю.
- А ты посиди с нами, выпей, - сказал чёрт. – Это и будет нам подарок.
Я сел на пенёк и мы стали праздновать.
- Я тебя узнал, - сказал я чёрту. – Ты – Вельзевул.
- Собственной персоной, - сказал чёрт. – Мы столько раз сходились на поле брани, что не мудрено запомнить того, кому ты повредил ногу.
- Хромаешь?
- Ага. Вот уже 666 тысяч веков. Но я привык. Только с такой травмой за девками больно-то и не побегаешь, - сказал чёрт.
Гела дала Вельзевулу подзатыльник.
- А же шучу! – сказал чёрт.
- И я шучу, - сказала Гела.
- Виноват я перед тобой, Вельзевул, - сказал я. – Но готов исправиться.
- Ты о чём? – спросил чёрт.
- Сейчас я твою ногу вылечу, - сказал я.
- Было бы здорово! – сказал чёрт.
Тогда я усыпил Вельзевула и поколдовал над его ногой. Вельзевул проснулся и вопросительно на меня посмотрел. Я кивнул головой. Чёрт встал, попереминался с ноги на ногу. И вдруг побежал. Хромоты не было. Вельзевул прибежал к нам.
- Я как заново родился! - сказал чёрт. – Спасибо, Василий!
- Обращайся, если что, - сказал я.
И мы продолжили выпивать.

Сказ про новый закон Вселенной

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Петух уже разбудил солнце и ушёл в курятник досыпать. Рядом с нами стоит корзинка с фруктами, которые мы иногда едим. Сидим себе, жизни радуемся. Тут подходит к нам индюк Прокоп. Садится рядом, берёт грушу и начинает её хрумать.
- Привет, Прокоп, - сказал Светозар.
- Угу, - ответил индюк с набитым ртом.
- Ты жизни радуешься? – спросил я индюка.
- Почти, - сказал индюк.
- Не понял? – сказал я. – Чем тебе жизнь не угодила, что ты не до конца ей радуешься?
- Это серьёзный разговор, - сказал индюк.
- Но и мы не шутники. Почти. Скажи, что тебя не устраивает? - спросил я.
Индюк доел грушу, сжевал огрызок и стал рассказывать.
- Я всегда думал, что у нас, во вселенной, равноправие. Любая букашка-таракашка не выше и не ниже зверюшки, там, или человека. Все друг друга уважают. Уступают старикам место на приступочках и всё такое. Каждая тварь божья занимается тем, что ей ближе по естеству. Кто-то – строитель, пекарь, лекарь, дровосек. А кто-то стихи пишет, картины малюет, статуи долбит. Никто никому не завидует. Каждый занят своим делом. Для всех труд – в радость. Никто не стремиться никого подсидеть. Всех всё устраивает. И никто для себя не желает иной судьбы, чем та, какая у него есть. Так я думал. Лично меня тоже всё устраивало: и профессия, и семейная жизнь, и просторный дом, и дети. Я был счастливым человеком. Пока ты, Васька, не сложил с себя обязанности Всевладыки и не поселился рядом с нами в качестве скромного пенсионера. И вот после этого события в мой мозг прокралась крамольная, свербящая мысль: если Всеблагий спустился с небес на землю, то могу ли я, скромный сапожник, очутиться в Небесном Чертоге и управлять Вселенной и её обитателями? Вот я вам рассказал всё, как на духу. Ничего не приукрасив. Не моя вина, что эта чёртова мысль поселилась в моей голове, и не даёт мне покоя. Что ты на это скажешь, Васька?
Я съел сливу и сказал:
- Прокоп, хорошо, что ты затронул эту тему. Тебе не за что стыдиться, так как мы не хозяева своим мыслям, которые незнамо откуда приходят к нам в голову. Что касается управления Вселенной. Как ты знаешь, сейчас у руля стоит мой сын Равный Богу, и Вселенная не без присмотра. Что будет дальше? Скажу. Мы со Светозаром недавно задумались о способе правления Мирозданием и вот к чему пришли. Управлять Вселенной будет каждая тварь в порядке очерёдности. По алфавиту или ещё по другим критериям – пока не решили. Но факт остаётся фактом: все до единого существа смогут попробовать себя в качестве высшего топ менеджера и креатора. Никто не будет обойдён. Таким образом, будет действовать новый закон Мироздания, который подразумевает всеобщее абсолютное равенство, включая микромир и макрокосм.
- Ух, ты! – сказал индюк.
- А это хорошая креативная идея, - сказал Светозар.
- Какая? – спросил я.
- Новый закон будет называться «Ух, ты!», - сказал Светозар.
Мы с индюком рассмеялись.
- Так что, Прокоп, иди и отрабатывай командный голос. – Скоро тебе на Царство и Силу, и Славу, - сказал я.
- Эт я завсегда, - сказал индюк и взял алычу из корзинки.

Сказ про песню Изначальных

Сидим мы за столом: я, Варя, Светозар, Лилит и Изначальный Мишаня.
- Как хорошо, Мишаня, что ты к нам зашёл на огонёк, - сказала Варя.
- Нечестно с моей стороны было бы говорить, что я зашёл к вам на огонёк, - сказал Мишаня. – Скорее, меня привлекли вареники с картошкой, фаршированные шейки и солёные помидорки.
- Мишаня, ты не договариваешь, - сказал я.
- Ну, хорошо. Признаюсь, что меня привело к вам обилие хорошей выпивки и весёлая компания.
- Это другое дело, - сказала Варя и достала из-за занавески бутыль с сомой.
Тут веселье и началось. Мы и не заметили, что в наш дом проникли всякие животные, и стали под шумок вместе с нами есть и пить. Из-за такого скопления Варе приходилось раз за разом брать бутыли из-за занавески.
Средь общего веселья раздался голос Лилит.
- Дедушка Миша, Мишаня, а помните в прошлый раз вы обещали спеть песню изначальных?
- Я ничего не забываю, дочка, - сказал Мишаня. – Мне бы только музыкальное сопровождение.
Тут же несколько зверей встали из-за стола, взяли инструменты и заиграли.
- На полтона ниже, пожалуйста, - сказал Мишаня.
Музыканты исправились. Мишаня медленно выпил кружку сомы, закусил огурцом и забасил.

Всюду, всюду хаос.
Летим мы между звёзд.
Какая всё же малость
Огромный вес и рост.

Огромные ручища
Хватают за квазар.
Огромные полчища
Летят на наш базар.

А на базаре можно
Созвездие купить.
А на базаре нужно
Из кратера испить.

Торгуют здесь горами,
Озёрами, рекой,
Вселенскими дарами
И чёрною дырой.

Мы купим море сомы
И океан еды.
Мы в Хаосе, как дома.
Теперь – алаверды.

Алаверды, алаверды
И ёхо-хо-хо-хо!
Алаверды, алаверды.
Сидим не плохо мы!

Мишаня допел, встал и поклонился. Все зааплодировали.
- Хватит горевать и грустить! – сказал Мишаня. – А теперь все вместе!
И все запели:

Алаверды, алаверды
И ёхо-хо-хо-хо!
Алаверды, алаверды.
Сидим не плохо мы!

Сказ про посиделки у костра с эльфами и орками

Сидим мы у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. На костре томится гречневая каша. По кругу ходит литровая кружка с сомой. Тут к костру подходят эльфы.
- Хозяин, - обращаются ко мне эльфы. – Можно у костра посидеть, да каши отведать, да присоединиться к вашей литровой кружке?
- Отчего же нельзя? – говорю я. – Садитесь. Накладывайте кашу. Пейте из кружки.
Эльфы расселись и стали рассказывать о прошлых битвах с орками. А я всё подливаю в кружку. Истории интересные, захватывающие. Эльфы – хорошие рассказчики. Тут к костру подходят орки.
- Васька, - говорят орки. – Дозволь присоединиться нам к вашей весёлой компании. Мы давно не ели каши. А сому 3 дня как не пили.
- Места всем хватит, - сказал я. – Рассаживайтесь. Берите кашу и не пропускайте кружку с сомой.
Орков просить два раза не надо. Они живо разместились между эльфами. Стали есть, пить и истории разные рассказывать. А истории – все про давние битвы орков с эльфами. Орки тоже хорошие рассказчики.
- А помнишь, Дрищ, - обратился один эльф к одному орку. – Как 13 веков тому назад, у Поганой речки, мы устроили на вас засаду? Мы половину ваших одними стрелами отправили на поля вечной охоты.
- Как же не помнить, уважаемый Пелелас? – сказал Дрищ. – Да, вы тогда половину наших ухайдокали. Зато, когда была рукопашная, треть ваших полегло. Знатная была бойня!
- Мужики, - сказал я. – А вы скучаете за битвами? Ведь прошло уже 666 лет как установился всеобщий мир. Много веков и эльфы, и орки только то и делали, что воевали. Вы же ничего другого не умели: военное искусство, да ремесло изготовления оружия и доспехов.
- Что ни говори, Васька, - сказал Дрищ. – А мир – это хорошо. Мы, наконец-то завели жён, детей. Мы не вскакиваем по ночам от очередного набега эльфов. Мы стали питаться только мясом с мясных кустов. Мы полюбили пить сому, а не кровь. У нас появились собственные философы, поэты, писатели, художники, скульпторы и композиторы. У нас появилось время на размышления. А один из наших – так тот вообще – задумался о смысле жизни. Так что, Васька, мир – это благое дело. Но самое важное, что ты сделал, Васька, - это то, что ты погибших наших товарищей отпустил с небес к нам сюда, на землю. И нам не о чем горевать. Такие дела.
Долго костёр горел. Каша была съедена. Но не беда: мясные кусты рядом растут.

Сказ про «музей отходов жизнедеятельности»

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Жуки и бабочки летают прямо перед лицом. Ночью прошёл дождь, и из земли вылезли наружу дождевые червяки. Они сбиваются в группки по трое и усиленно налегают на сому. Солнце только показалось на горизонте, и вокруг приятная прохлада. А мы со Светозаром курим и изредка перекидываемся фразами. Тут подходит к нам индюк Прокоп. Садится рядом и закуривает.
- Что нового в свете деется? – спросил я индюка.
- Есть одна новость. Но не шибко приятная. Новость с запашком.
- Расскажи эту новость, - сказал я.
- Дело в том, - сказал индюк. – Что наш общий туалет полон доверху.
- Этого и следовало ожидать, - сказал я. – Ведь нас много, а туалет один.
- То, что он полон – не беда. Не впервой нам его чистить, - сказал индюк. – У меня вот какая мысль появилась. Ты же, Васька, создал идеальный мир. Ладно, положим, какое-то время земля была проклята. Но потом пришёл Равный Богу и восстановил чистоту земли и людей. Мы опять стали жить в идеальном мире, где лев лежит рядом с ягнёнком. Всё хорошо в нашем мире. Всё меня устраивает. Кроме одного. Ты вот скажи, Васька, зачем в идеальном мире существует говно? Это же не кошерно.
- Правильно меркуешь, Прокоп. Эта проблема мне давно известна и я много веков над ней думал.
- Несколько веков?! – сказал индюк. – Над такой маленькой, говняной проблемой?
- Не такая она уж и маленькая, - сказал я. – Нельзя просто так взять и отменить говно. Ведь наличие говна встроено в цепочку физических законов Вселенной. Убери одну маленькую какашку и мир рухнет.
- Вона как! – сказал индюк. – Проблема.
- Да, проблема. Но я сегодня хочу заявить, что справился с этой проблемой. Я немного поменял настройки законов, не вмешиваясь в само тело законов. То есть, чтобы справиться с проблемой говна, я не менял законов природы, а просто их немного подкорректировал для живых существ, - сказал я.
- Ой, Васька, гляди! Светозар светится! – вскрикнул индюк.
Светозар стал осматривать себя и тоже заметил свечение.
- Отец, что это со мной? – спросил Светозар.
- А это моя корректировка в действии. Сейчас я вам доступно всё объясню. Существует два вида теплообмена: конвективный и лучистый. В данном случае нас интересует лучистый теплообмен. Съев пищу, она начинает перевариваться, но отходы пищеварения не выходят из организма дедовским способом. Они, эти отходы, при помощи лучистого теплообмена излучаются из всего тела. Глазом мы же видим свечение существа. Таким образом, все будут светиться, как ангелы. Всем всё понятно? – спросил я.
- Ну ты даёшь, Васька! – сказал индюк. – Получается, что туалет нам больше не нужен? Давайте его разрушим!
- Я вот что думаю, Прокоп, - сказал я. - Давай не будем разрушать туалет, а сделаем из него музей. Только как его назвать? «Музей отходов жизнедеятельности»?
- Васька, ты как маленький, - сказал индюк. – Почему бы прямо не назвать: «Музей говна».
На том и порешили.
Червяки на земле стали светиться. Бабочки и жуки – тоже.

Сказ про сказку на ночь

День кончился. Вечерние посиделки тоже подошли к концу. Мы с Варей забрались на печку.
- Вась, а расскажи мне сказку, - сказала Варя.
- Варь, мы и так живём в сказке, - сказал я.
- Вась, ну расскажи, - сказала Варя.
- Про кого? – спросил я.
- Давай про кузнечиков, - сказала Варя.
- Ну, хорошо, - сказал я. - Жили-были два кузнечика. Решили они мир повидать. Оседлали тогда они черепаху и отправились в путешествие. В пути кузнечики заснули и никаких красот мира не увидели. Зато черепаха повидала весь мир. Потом черепаха написала большую книжку и назвала её «Мир глазами спящих кузнечиков».
- Вась, ну разве это сказка? Это же быль. Эта книжка давно стоит у нас на книжной полке. Я её периодически перечитываю. Расскажи лучше настоящую сказку, придуманную, - сказала Варя.
- Э, Варя. Придуманных сказок не бывает. Все сказки в мире – это древние реальные истории. Ну, может, немного приукрашенные, - сказал я.
- Неправда. Например, сказка про Красную шапочку – это от начала до конца выдуманная история. Не могла мать отправить маленькую девочку с пирожками через лес к бабушке одну. Все знают, что в лесу много опасностей, - сказала Варя.
- И, тем не менее, сказка про Красную Шапочку – это чистейшая правда, - сказал я.
- Чем докажешь? – спросила Варя.
- Могу дать честное слово, - сказал я.
- Любой дурак может дать честное слово. Оно ни к чему не обязывает, - сказала Варя.
- Хорошо, - сказал я. – Могу побожиться.
- Меня твоё «побожиться» не устраивает, - сказала Варя.
- Ну, ладно. Если тебя не устраивают ни моё честное слово, ни моя клятва, тогда сама спроси у Красной Шапочки, - сказал я.
Варя засмеялась.
- Так меня ещё никто не разводил! Где я возьму Красную шапочку? Шутник ты, Васька, ей богу!
Тут дверь открылась и на пороге застыла маленькая девичья фигурка.
- Василий Иванович, Варвара Пантелеймоновна, доброй ночи! – сказала девочка.
- Здравствуй, девочка, - сказала Варя. – Ты чего к нам среди ночи пришла?
- А меня мама к вам послала. С пирожками, - сказала девочка.
- Стоп! – сказала Варя. – Какая мама? И какие пирожки?
- Дело в том, что мы с мамой живём на той стороне леса. Однажды Василий Иванович спас наш дом от дровосеков, которые хотели его срубить. С тех пор, каждый год, в этот день мама печёт пирожки и посылает меня к Василию Ивановичу в знак благодарности, - сказала девочка.
Девочка поставила корзинку с пирожками на стол.
- Васька, - это ты подстроил? – весело спросила Варя.
- Ни в жизнь! – сказал я.
- Девочка, а как тебя зовут? – спросила Варя.
- Можете меня называть Зелёная шапочка. Зелёный – мой любимый цвет, - сказала девочка.
- Девочка, а ты раньше не носила красную шапочку? – спросила Варя.
- Что вы? Я же говорю: зелёный – мой любимый цвет, - сказала девочка.
- Ну, хорошо, Зелёная шапочка, - сказала Варя. - Сейчас ночь, темно. Оставайся у нас ночевать. А утром пойдёшь домой.
- Что вы! Мне мамка не велела задерживаться. А за меня не беспокойтесь. Меня волк проводит, - сказала девочка.
И девочка исчезла в проёме двери.
- Я же говорю, - сказал я. – Сказок не бывает. А теперь спи, Варюш.
И мы захрапели.

Сказ про то, как мы заблудились

Сидим мы у костра в лесу: я, Варя, Светозар и Лилит.
- А помните, други, как мы на прошлой неделе заблудились в лесу? - сказал я.
- Тьху на тебя, Васька! – сказала Варя. – Нам ещё сегодня из леса возвращаться. Ты, кстати, компас взял?
- Забыл, - сказал я.
- А вы, дети, компас не забыли? – спросила Варя Светозара и Лилит.
Дети похлопали себя по карманам, залезли за пазухи и виновато развели руками.
- Ну, и как же мы сегодня будем из леса возвращаться? – спросила грозно Варя.
- Я умею ориентироваться по звёздам, - сказала Лилит.
- Прекрасный навык, - сказала Варя. – Только сегодня он бесполезен. Звёзд не видно из-за туч.
- Варюш, а я знаю, как определить стороны света по деревьям, - сказал я. – С какой стороны у дерева мох – там север.
- Васька, ночь кругом. Деревьев не видно, не то что, там, с какой стороны у них мох, - сказала Варя.
- Не переживай, подруга моя, - сказал я. – Я на ощупь определю, где мох.
Варя дала мне подзатыльник.
- Ты думаешь, что я позволю тебе деревья щупать?
- А что такого? - сказал я.
- А то, что среди деревьев могут оказаться женские особи, - сказала Варя.
Варя опять дала мне подзатыльник.
- Деревьев она не видит, а по башке моей точно попадает, - пробурчал я.
- Что ты там бурчишь? – спросила Варя.
- Я говорю, что что-нибудь да придумаю, - сказал я.
- Придумает он, - сказала Варя. – Тоже мне – выдумщик. Говорила мне мама: не ходи за Ваську замуж. Он ходоком будет. Так оно и оказалось.
- Какой-такой ходок ещё? Что ты выдумываешь? Что ты всё время маму свою поминаешь? – сказал я.
- Не ходок?! – взвилась Варя. – А кто тут собирался деревья щупать?!
- Мама, папа, хватит ругаться, - сказал Светозар. – Вон кто-то идёт к нам.
К костру подошёл крот с огромным мешком.
- Люди добрые, - сказал крот. – Накормите меня и напоите, а то у Васьки дома шаром покати.
Я жестом попросил всех помолчать.
- Садись, уважаемый. Ешь, пей и рассказывай: где был, что видел? Извини за вопрос «что видел?». Ты же слеп, уважаемый, - сказал я.
- Ага. Слеп, как крот, - сказал крот. - Да это не беда. Зато у меня нюх хорошо развит.
- У какого Васьки ты был? – спросил я.
- Да у бывшего Миродержца. Пронюхал я, что хозяева ушли из дома и решил поживиться. Пробрался в Васькину хату и набрал добра цельный мешок. Там ещё много чего осталось ценного. Жаль, я не смог сундук открыть, - сказал крот.
- А хочешь, мы тебе поможем сундук вскрыть? Поделим добычу по-честному, - сказал я.
- По-честному – это можно, - сказал крот.
- Дорогу к Васькиному дому найдёшь среди ночи?
- А мне всё одно: что день, что ночь. Я же говорю – у меня нюх.
- Ну, веди нас к Васькиному дому, а мешок тут оставь. Никто его не сопрёт, - сказал я.
Крот положил мешок на землю и потрусил между деревьев. А мы пристроились за ним. Повезло нам, что хорошее существо встретили. Домой, вот, попадём.

Сказ про лучший подарок

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Только, только показался краешек солнца. Вот уже и муравьи повыползали. Вышли на божий свет из своего подземелья. Но что это? Муравьи забрались на клумбу и стали срезать цветы.
- Эй, вандалы! – сказал я. – Чего это вы цветы срезаете?
- Не гневайся, Васька, - ответил самый бойкий муравей. – Просто мы хотим подарить букет Варваре Пантелеймоновне.
- Чудны дела твои, господи, - сказал я. – Варя эти цветы садила, растила, а вы их срезаете, чтобы подарить Варе же? Где логика?
- Согласен, - сказал бойкий муравей. – Логика странная. Мы могли бы подарить Варваре Пантелеймоновне наши, муравьиные цветы. Но они такие маленькие, что человек не может их увидеть невооружённым глазом. Поэтому нам приходится нарушить логику дарения подарка и подарить королеве – Варваре Пантелеймоновне – её же цветы.
- А по какому поводу вы решили Варе устроить праздник?
- Так сегодня же годовщина великого события. В этот день, много лет назад, королева произвела на свет всех живых существ: от левиафанов до муравьёв и вирусов. Наше племя чтит эту дату. А тебе, Васька, я тоже советую поздравить свою жену. А то не кошерно получится, - сказал бойкий муравей.
- Ладно, - сказал я. – Я не против, чтобы вы срезали наши цветы. Но что ты посоветуешь мне подарить Варе?
- Мой совет тебе не поможет, - сказал бойкий муравей. – Спроси женщину.
- Светозар, кликни Лилит, - сказал я.
Светозар встал и через пять минут привёл жену.
- Лилит, ты знаешь, какой сегодня праздник? – спросил я.
- А кто ж не знает. В этот день, много лет назад, мама разродилась многими тварями, которые заселили нашу вселенную. Об этом даже в учебниках написано, - сказала Лилит.
- Слушай, Лилит, у меня к тебе серьёзный разговор. Скажи, какой подарок мне подарить Варе? Я бы сам что-нибудь придумал бы, но женщина лучше знает, что преподнести женщине, - сказал я.
- Значит, папа, слушай сюда. Я бы хотела… то есть, больше всего мама обрадуется, если ты ей подаришь розовое платье с малиновой оторочкой. Под него нужно купить розовые перчатки, розовую сумочку и розовые туфли. Да, не забудь нитку розового жемчуга, - сказала Лилит.
- Всё? – спросил я.
- Всё, - сказала Лилит.
Я встал и быстренько пошёл в магазин. Купил всё, что Лилит посоветовала, и прямиком отправился домой. Зашёл в хату, а там толпа муравьёв дарит Варе цветы. Я подождал окончания этой церемонии и подошёл к Варе.
- Вася, а ты помнишь, что сегодня за день? – спросила Варя.
- Обижаешь. Об этом во всех учебниках по мирозданию написано. Вот, подарков тебе накупил, - сказал я и протянул Варе пакеты.
Варя развернула покупки и ахнула от удивления.
- Лилит! – сказала Варя. – Смотри, какие чудные розовые вещи папа купил. Я-то розовый не очень уважаю, а вот тебе они подойдут в самый раз.
Сияющая Лилит пошла примерять обновки.
- Как же так, Варя, - сказал я. – Ведь ты осталась без подарков.
- А ты мне подари то, что у тебя в правом кармане, - сказала Варя.
- Этого не проси. Это будет слишком дорогой подарок, - сказал я.
- Ну, Вась. Ну, подари, - сказала Варя.
- Ладно, - сказал я и достал из кармана цветное стёклышко. – Держи.
- Здорово! – сказала Варя. – Теперь я всегда, когда пожелаю, смогу смотреть через это стёклышко на солнце! Дай я тебя поцелую! Это лучший подарок мне за много лет! А чего ты такой кислый? Я тебе разрешаю смотреть в это стёклышко по очереди.
- Это другое дело сказал я. - Пошли, поглядим.
И мы с Варей вышли из дома смотреть на солнце.

Сказ про тёщу петуха

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Наши жёны ещё нежатся в постели. А мы вышли погреть свои косточки на тёплом солнце. Тут из курятника выходят Петух Макарка и курица Клара. На них праздничная одежда. У петуха в руках скамейка. Вот они подошли к нам, поставили скамейку и сели напротив нас.
- А чего это вы так вырядились? – спросил я.
- В театр собрались? – спросил Светозар.
- А у нас сегодня праздник, - сказал петух. – У нас во дворе сидят Первые, Сущий с сыном. По такому случаю, мы с Кларой надели всё самое лучшее и принесли дары трудов своих.
Петух важно достал кастрюлю с пельменями, а Клара достала из-за пазухи бутыль с сомой.
- Чудные вы, - сказал я. – Мы с вами вместе живём тысячи лет. Ходим друг к другу в гости. И мы общаемся без церемоний и званий. Что это вам за блажь в голову пришла? С какого перепугу?
- Васька! - сказал петух. – К нам погостить приехала мама Клары, ну, моя тёща из дальней деревни. Как прознала, что мы живём рядом с Первыми, так закатила нам скандал. И хата у нас плохо прибрана, и еда не приготовлена на случай, если Первые пожалуют к нам в гости. В общем, фурия. И сказала ещё, чтобы мы с Кларой всегда одевались во всё лучшее на случай встречи с Первыми. И чтобы у нас всегда с собой была еда и закуска на тот же случай.
- Да, тяжёлый случай, - сказал я. – Тёщи – они у всех одинаковые. Это моя вина, что я создал тёщ такими, какие они есть. А теперь не переделаешь. Придётся тебя, Макарка, потерпеть выходки тёщи. Я тоже прислушиваюсь к своей тёще, иначе всю плешь проест.
- Не думал, Васька, что у тебя такие же проблемы. А я-то думал, что мне хуже всех. Васька, тем не менее, я прошу написать для моей тёщи письмо, которое я тебе продиктую. Тебя она послушает, - сказал петух.
- Ну, диктуй, - сказал я и взял бумагу и карандаш.
- Значит так, - сказал петух. – Пиши. «Уважаемая тёща…» Зачеркни «тёща». «Уважаемая Антонина Львовна! Пишет тебе могущественный Бог всея Вселенной, Князь макро и микро космоса. Вседержитель и Миродержец. Обладатель коричневого пояса по карате и бутылки без дна. Дошло до меня, Антонина Львовна, что ты прибыла в нашу деревню и поселилась в доме своего зятя, который проживает там с Вашей дочкой Кларой. Как известно, я Всевед, поэтому знаю про вас всё. Даже то, что когда вы были ребёнком, вы отрывали лапки у мух и жуков. С Вашей стороны это было варварством. Заметьте, за эти проступки я вас не наказывал, так как я милостив. К чему это я говорю? А к тому, чтобы и вы были милостивы и терпеливы к своим детям: Кларе и Макару Петровичу. Не заставляйте их одеваться в праздничные одежды в будние дни. Не проверяйте, почистили лит они зубы. Не перестилайте их постель, которая, по вашему мнению, плохо застелена. И так далее, так далее. Что такое «и так далее» вы прекрасно понимаете».
- Всё? – спросил я.
- Да, всё, - сказал Макарка, пряча письмо за пазуху. – Я думаю, это письмо облегчит нам с Кларой жизнь. – Васька, можно я верхнюю пуговицу у рубашки расстегну? Давит.
- Терпи, - сказал я. – Пока тёща письмо не прочитала, ты обязан терпеть. Что там у вас в кастрюле? А пельмешки!
Я разлил.
- С добрым утром всех! – сказал я и мы выпили.

Сказ про то, как Светозар делает детей

Сижу я на приступочку и курю трубку. Тут выходит из хаты Лилит и говорит:
- Отец, Светозар куда-то ушёл и не предупредил меня. Ты не знаешь, где он?
- А ты в гараж сходи. Может, он там, - сказал я.
Лилит пошла в гараж и вскоре вышла оттуда.
- Ну, что? – спросил я.
- Трактор Мыкола говорит, что Светозар утром заходил. Взял ящик с инструментами и ушёл в деревушку чертей.
- Собирайся, - сказал я Лилит.
- А чего мне собираться? Я готова, - сказала Лилит.
- Кокошник надень. Замужние женщины, собираясь в путь, надевают кокошник, - сказал я.
Лилит достала из-за пазухи кокошник и надела его на голову.
- Вот теперь пошли, - сказал я.
Мы с Лилит оставили нашу деревню позади и углубились в лес. Долго ли, коротко ли, но вскоре пришли в деревню чертей.
- Здоров, Васька! Привет, Лилит! – сказал встретившийся нам старый чёрт. – Куда путь держите?
- Светозара ищем, - сказала Лилит.
- Ты бы, дочка, кокошник-то сняла. Да надела бы треух. Ты же не в пути. А замужние женщины в чертовской деревне обязаны носить треух, - сказал чёрт.
Лилит сняла кокошник, спрятала его и достала из-за пазухи треух. Надела его и села рядом со старым чёртом.
Закурила трубку.
- Уважаемый, ты, наверное, всё здесь про всех знаешь. Мой муж сюда, в деревню утром направился с ящиком для инструментов. Нету ли тут у него зазнобы? – спросила Лилит.
- Про зазнобу я ничего не знаю. Но мне известно, что Светозар пошёл в дом Бегемота. Его попросили ребёночка сделать, - сказал старый Чёрт.
Лилит закрыла лицо руками и заплакала.
- Не плач, дочка, - сказал старый чёрт. – Дело-то житейское. Светозар-то тебе не изменяет. Он всего лишь делает ребёночка. У нас многие обращаются к Светозару за энтим делом.
Лилит вскочила и сказала.
- Где дом Бегемота?!
- Да там же, где и всегда. Тринадцатый дом от колодца, - сказал старый чёрт.
Лилит, не оборачиваясь, поспешила к дому Бегемота. Я еле за ней успевал. Наконец, мы пришли к нужному дому. Лилит резко распахнула дверь и вошла в хату. Я вошёл за ней. Мы увидели такую картину. За столом сидели Светозар, Бегемот и его жена. Они весело выпивали.
- Ну, что, Светозар! – с порога заявила Лилит. – Сделал ребёночка?!
- Конечно, сделал! - сказал Светозар. – Всё в лучшем виде!
- А вам, уважаемая, - обратилась Лилит к чертовке. – Понравилось?!
- Конечно! Отличная работа! – сказала чертовка.
Лилит вдруг подскочила к чертовке и вцепилась ей в волосы. Поднялся крик. Мужчины стали разнимать женщин. Насилу разняли.
- Лилит, подожди, ты неправильно поняла. Да, я сделал ребятам ребёночка, но не так, как ты подумала. Бегемот, покажи! – сказал Светозар.
Бегемот достал из люльки деревянного мальчика.
- Прекрасная работа, Лилит! Этого мальчика выстругал Светозар. Он прекрасный мастер. У нас в каждом доме бегают дети, которых сделал Светозар. Дело в том, что мы можем плодить детей и естественным путём. А наши дети хотят иметь ещё и деревянного братишку или сестричку. Мы за разнообразие, - сказал Бегемот.
Лилит обняла Светозара.
- Садитесь за стол! - сказал Бегемот. – Васька, а после обеда я тебя попрошу вдуть жизнь в нашего ребёнка.
- Само собой, - сказал я. – Я же никому не отказываю. Наливай!

Сказ про закуску в виде чеснока

Сидим мы как-то у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. В котелке булькает жаркое с мясом из мясных кустов. Жалко, лаврушки у нас не было. Сидим, выпиваем, разговоры разговариваем. Тут кто-то кашлянул. Мы обернулись и увидели маленького человечка – гнома. На нём была зелёная куртка и красный колпак.
- Жаркое готовите? – спросил гном.
- Ага, - сказала Варя.
- По запаху чую, что в нём чего-то не хватает. Кажись, лаврового листика, - сказал гном.
- Какой ты догадливый, - сказала Варя.
- Мы, гномы, догадливые, - сказал гном.
- Садись с нами, - сказал Светозар. – Отужинаешь, выпьешь.
- Я неправильное жаркое есть не буду. Жаркое без лаврушки – не жаркое. А так – мясная похлёбка.
- Да ты привередливый, - сказал я.
- Да. Мы, гномы, привередливые, - сказал гном.
- Ну, тогда просто посиди, погости. Выпей сомы с репчатым луком. А мы будем давиться мясной похлёбкой, - сказал я.
- Я луком закусывать не буду. Вот, если бы у вас был чеснок, тогда другое дело.
- Да ты эстет, - сказала Варя.
- Да. Мы гномы, эстеты, - сказал гном. – Дайте мне кружку сомы.
Я налил. Гном медленно выпил с оттопыренным мизинцем и занюхал своей подмышкой.
- Да ты аристократ! – сказала Лилит.
- Да, мы, гномы, аристократы. Например, мой дед служил постельничим у самого Вседержителя в Небесном Чертоге. Когда Сущий хотел выпить рюмку-другую перед сном, он всегда выпивал с моим дедом. Частенько Сущий закусывал чесноком. И на это была причина. У Сущего было много детей. Иногда ему казалось, что детей слишком много. И чтобы Варвара Пантелеймоновна не приставала к нему ночью, он ел чеснок.
- Так вот оно в чём дело! – сказала Варя и весело посмотрела на меня.
- Это уже в прошлом, - сказал я. – Не стоит акцентировать внимание на этом.
Варя отпустила мне шутливый подзатыльник.
- Кстати, у меня есть пару лаврушек, - сказал гном и достал из котомки приправу.
Потом бросил пару листочков в жаркое.
- А почему ты раньше молчал? – спросил Светозар.
- Мы, гномы, запасливые. Но неторопливые.
Наконец, жаркое поспело, и мы принялись активно есть, пить и разговоры разговаривать. Наш гость оказался прожорливым, и поэтому жаркое быстро закончилось. А другой еды у нас не оказалось.
- Уважаемый, - обратился я к гному. – Наша еда закончилась, а выпивки ещё много. Нет ли в твоей котомке чего-нибудь погрызть?
Гном полез в котомку и достал головку чеснока.
- Кто-нибудь будет есть чеснок, кроме меня? – спросил гном.
Девушки внимательно посмотрели на нас со Светозаром.
- Нет! Спасибо! – сказал я. – Мы на ночь чеснок никогда не едим!
Гном посмотрел на нас испытующее, а потом сказал.
- Ну, не хотите, так и не надо. И мне закуска не нужна. У меня есть подмышка.

Сказ про необычных парламентёров

Сидим мы у костра в лесу: я, Варя, Светозар и Лилит. На костре варится хаш из ножек с мясных кустов. Вдруг невдалеке послышался боевой клич и раздался топот копыт. Мы схватились за свои мечи. Я взял наизготовку меч Судьбы. Варя вытащила из ножен меч Начало Начал. Светозар приготовился драться мечом Колоброд, а Лилит изящно взяла меч Морок. Из леса на нашу полянку выскочило десятка три кентавров Хаоса с обнажёнными мечами. Не добежав до нас трёх метров, кентавры осадились и отсалютовали нам мечами.
- Слава Первым! Слава Сущему! Слава Матери Мира!
Мы поостереглись спрятать мечи в ножны.
- Что-то не похоже, чтобы вечные воины салютовали извечным врагам, - сказал я. – С миром ли вы пришли или с войной?
- Васька, мы парламентёры. Дозволь нам отогреться у вашего костра и обсудить наше предложение, - сказал самый большой кентавр.
Я глянул на Варю. Варя кивнула.
- Располагайтесь рядом с нами. Только спрячьте свои мечи, - сказал я.
Кентавры убрали мечи. Мы тоже спрятали наши мечи в ножны. Кентавры, гремя доспехами, расселись возле костра и, как по команде, достали миски. Лилит наполнила миски хашем, а Светозар разлил.
- Да пребудет с вами Хаос! – сказал я древнее приветствие парламентёров.
- Мир Мирозданию! – сказал главный кентавр обычное алаверды переговорщиков.
Когда все наелись и напились, я приступил к расспросам.
- Как тебя зовут, командир? – обратился я к старшему.
- Моё имя тебе не выговорить. Можешь называть меня Дмитрием, - сказал старший
- Дмитрий, как я понимаю, наша встреча не случайна. Что-то такое произошло в Триумвирате кентавров Хаоса, и вас послали к нам с письмом. Где письмо? – сказал я.
Дмитрий вынул из-за обшлага свёрнутое в трубочку послание и протянул его мне.
- Я могу зачитать его вслух? – спросил я.
Дмитрий кивнул. Я развернул письмо и принялся читать.
- Сущему и Сущей от Триумвирата кентавров Хаоса. Привет! Как известно, целую вечность мы ведём кровопролитную войну с Творцами. Часто мы одерживали победы. Но тактические, хотя наши воины превосходят ваших ангелов во всём: и в умении воевать, и в ремесле пьянства. Мы всегда думали, что наша цель – растоптать мироздание – навсегда останется нашей целью. Всем известно, что у нас нет родины. Мы кочуем между звёзд, не находя себе пристанища. Родина – это наша заветная мечта. Мы испокон века мечтали остепениться на какой-нибудь планете. И вот, месяц назад, к нам прибыл наш воин, который разговаривал с тобой, Сущий. И в разговоре ты пообещал кентаврам Хаоса выделить нам в удел планету. Для подтверждения этой информации мы высылаем к вам, Сущий и Сущая, представителей самых родовитых наших семей. Они уполномочены вести с вами переговоры. На этом всё.
Вокруг костра все сидели молча. Когда я закончил читать, тишина никем не нарушилась.
- Как вы понимаете, - сказал я. – Это письмо – своеобразное предложение мира. Так, Дмитрий?
Кентавр кивнул.
- Мы всегда готовы идти навстречу тем, кто желает мира, - сказал я. – И если для этого нужно отдать в удел половину планет галактики, я пойду и на это.
Кентавры одобрительно загудели.
- Но я дам вам больше, кентавры Хаоса. – Я разрешаю вам поселиться здесь, на земле. Мы станем добрыми соседями. Моя дверь всегда будет открыта для вас. Впрочем, как и погреб с запасами. Я всё сказал.
Все весело взметнули кружки и начались обычные разговоры.

Сказ про посиделки богов

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходят к нам калики перехожие.
- Здравствуте, Васька и Светозар, - сказали калики.
- Давненько вас не было, - сказал я. – Вы же вольные каменщики? Я не ошибаюсь?
- Память у тебя хорошая, - сказал один.
- Чего на этот раз пожаловали? В прошлый раз я вам открыл некоторые тайны Мироздания. Их не так много. Вы теперь такие же грамотные, как и я, - сказал я.
- Скромничаешь, Васька, - сказал другой. – Знать-то мы знаем, да не всё. А душа просит знаний.
- Так чего же вы хотите, каменщики? – спросил я.
- Дык, всеведение нам бы не помешало. Мы с радостью примем этот дар. Мы хотим всё знать про микро и макро косм. Мы хотим знать, о чём думает электрон. Чему или кому поклоняются звёзды. И ещё мы хотим обладать умением перевоплощаться, не только в живые существа, но и в дерево, камень или воду.
- Чтобы всё знать и всё уметь, нужно стать богами, - сказал я.
- Ты, Васька, правильно мыслишь. Мы хотим стать богами. Нам известно древнее тайное желание богов сделать людей богами. Мы, вольные каменщики, ждали этого много веков. После того, как Равный Богу спустился на землю, здесь наступил рай. Равный Богу утёр каждую слезу и удовлетворил потребности каждого. Теперь же мы пришли к тебе, чтобы узнать, готов ли ты выполнить последнее желание людей – сделать их богами?
- Это дело сурьёзное, - сказал я. – Нужно долго ждать.
- А сколько ждать? – спросил один.
- Мы готовы ждать хоть вечность. Так сколько ждать? – спросил другой.
Я посмотрел на часы.
- Пять минут, - сказал я.
- Что – пять минут? – спросил один.
- Ждать пять минут, - сказал я.
- И через пять минут мы станем богами?! – спросил другой.
- Вернее, через четыре с половиной минуты. А сейчас давайте выпьем по маленькой.
Калики перехожие достали из котомок бутыль с сомой и солёные огурцы. И мы стали пировать.
- Друзья, - сказал я. – Я много создал живых существ: и ангелов, и титанов, и великанов, и орков, и гоблинов, и хоббитов, и эльфов, и огров, и наяд, и дриад, и стихиалий, и лесовиков, и леприконов, и домовых, и водяных, и леших, и животных, и гадов, и птиц, и людей. Но ещё никогда я не создавал богов. У меня нет такой практики, поэтому, уважаемые вольные каменщики, я буду тренироваться на вас. Станьте передо мной.
Вольные каменщики выстроились передо мной, а я стал перед ними.
- Нарекаю тебя богом, - сказал я одному и со всего размаха залепил ему кулаком в лицо. Он упал. Остальные стали разбегаться, но я догонял их и нарекал богами кулаками. После этого я сел обратно на приступочек рядом со Светозаром. Тут к нам стали подходить вольные каменщики, потирая скулы.
- Ну что, чувствуете себя богами? – спросил я.
- Чуем, батько! – сказали вольные каменщики.
- Спасибо тебе! - сказал один. -Теперь мы всё ведаем и можем обращаться во что угодно. И все остальные атрибуты бога мы чуем в себе. Чем мы можем тебе отплатить?
- Отплатить? Есть одна мыслишка. Вы должны почаще приходить к нам в гости. Правда, Светозар?
- Истинная правда, - сказал Светозар. – Приходить и не уходить.
- А сейчас, молодые боги, давайте пить, гулять, да себя развлекать.

Сказ про индюка-контрабандиста

Сидим мы со Светозаром на приступочке и трубки курим. Петух прокукарекал, спрыгнул с тына и скрылся в курятнике. Тут подходит к нам индюк, садится рядом, закуривает и начинает заговорщически молчать.
- Чего молчишь, Прокоп? – спросил Светозар.
- Есть на то причина, - сказал индюк.
- Ну, молчи, молчи. Всё равно не выдержишь и всё расскажешь, - сказал Светозар.
Какое-то время индюк молчал. Потом стал ёрзать на приступочке.
- Ломка? – спросил, усмехаясь, Светозар.
- Ладно. Я всё расскажу, - сказал индюк.
- Мужик! – сказал Светозар.
- Дело в том, что я стал контрабандистом.
- О как, - сказал Светозар. – Как же ты стал контрабандистом, если у нас на земле нет ни границ, ни государств, ни таможен, ни пограничного контроля?!
- Я-то до Второго Пришествия был самым настоящим контрабандистом. Перевозил через границы всевозможные грузы. Но не лично. У меня были мои люди, а сам я был доном, доном Прокопом. Потом, после Второго Пришествия, моя профессия стала никому не нужна. И я превратился в крестьянина и хорошего семьянина.
- Интересная у тебя биография, Прокоп, - сказал я.
- Не то слово! Обо мне все знали, но никто не мог меня поймать и упрятать за решётку. Жизнь была опасная, но весёлая. И вот сейчас я обычный крестьянин. Вы ничего такого не подумайте. Мне моя теперешняя жизнь нравится. Но в последнее время в душе у меня начало свербить. Не хочет моя прошлая профессия меня отпускать. Много дней и ночей я думал, как бы вернуться к моим тёмным делишкам. И, наконец, придумал. Мало того - я приступил к своим контрабандистским обязанностям! Что вы на это скажете?
- Не верю, - сказал я. – У нас на земле любое существо может пользоваться дарами природы или изделиями рук человеческих со всех концов планеты. Никто ничего не запрещает и не досматривает. Ты, Прокоп, всё выдумал.
Индюк усмехнулся.
- А что вы скажете, если я вам открою свою тайну?
- Открой, пожалуйста, - сказал я. – не тяни.
- Дело в том, что я стал поставлять на землю живой товар – инопланетян.
Зависла пауза. Индюк довольно засмеялся.
- Вот так, други мои. Не больше и не меньше.
- А с какого перепугу инопланетянам нужна наша захудалая планета? – спросил Светозар.
- Так вся Вселенная знает, что на Земле живёт Сущий со своим старшим сыном Светозаром. И многие хотят поселиться рядом с вами.
- От, нэ мала баба клопоту, - сказал я. – И много инопланетян ты перевёз к нам?
- Пока была только первая ходка. Тут, на краю деревни, стоит мой трансгалактический звездолёт. Поможете мне разгрузить его?
- А что, инопланетяне сами не могут покинуть корабль? – спросил я.
- Если бы могли, я бы вас не просил. Дело в том, что на их родной планете сила гравитации в три раза больше, чем на земле. Поэтому требуется ваша помощь, чтобы их выгрузить, а потом помочь им приноровиться к нашей силе тяжести.
Мы со Светозаром встали.
- Ну, веди нас, Прокопка-контрабандист, - сказал я.
И мы пошли к звездолёту.

Сказ про интересное предложение Изначального

Сидим мы на летней кухне: я, Варя, Светозар и Лилит. Потребляем вареники с картошкой и сому. У нас весело. И тут к нам подходят Изначальный Мишаня с какой-то женщиной. Я загляделся на женщину, и Варя дала мне подзатыльник.
- Здравствуйте, други! – сказал Мишаня.
- Здоров, Мишаня, - сказали мы.
- Что это за очаровательная женщина рядом с тобой? – спросил Светозар.
- А это моя жена Мефодия. Пра женщина. До неё женщин не было. Когда ничего не было, были только я и Мефодия. Прошу любить и жаловать. Ну, и само собой, кормите нас и поите. Ибо мы голодны и нас мучает жажда.
- Воды у нас нет, - усмехнулся я. – Только сома.
- Сома пойдёт, - сказал Мишаня.
Я разлил. Мишаня встал и двинул речь.
- Дети мои! Думал ли я, никому не известное божество, что когда-то окажусь в прекрасно выполненном Мироздании со множеством уютных галактик, прибранных созвездиях, окультуренных солнечных системах с обжитыми планетами?! Было время, когда у нас с Мефодией не было твёрдой почвы под ногами. У нас не было стола со стульями, чтобы посидеть и поболтать. У нас не было еды и выпивки, чтобы утолить голод и жажду. У нас не было друзей и знакомых, чтобы ходить к ним в гости. У нас были пустые карманы, так как не было ничего, чтобы в них положить. Мы были голы и босы. Мы духами витали над пустотой, и глаз ни на чём не мог остановиться, потому что ничего не было. Однажды мы с Марфой решили остепениться. Я набросал чертёж, а Марфа слепила из того, что было (а ничего не было) пра Землю. Там были и моря, и океаны, и горы, и долины, и поля, и луга. Мы приказали растениям расти, и они покрыли всю пра Землю. Мефодия произвела животных, гадов, птиц и прочих мыслящих существ. Мы остались жить на пра Земле, ибо здесь было всё для жизни в плотном теле: и еда, и выпивка. Виноград – первое растение, которое я посадил у нас во дворе. Через пару лет у нас было своё вино и своя самогонка. Мы приросли душой и телом к пра Земле, на которой мы коренились нашим хозяйством и нашими детьми. Да, вскоре после нашего укоренения Мефодия начала рожать детей. Когда дети выросли, они назвали себя Первые. Действительно, это была раса Первых, раса древних богов, раса пра богов. Много веков мы с Мефодией и наши дети жили вместе на пра Земле. Но однажды мы соскучились по странствиям, и в один прекрасный день улетели далеко-далеко сквозь Хаос. Тысячелетиями мы наслаждались обществом друг друга. На пра Земле про нас забыли. Остались лишь легенды. Однажды мы захотели вернуться на созданную нами планету, пра Землю. Но по пути к дому мы обратили внимание на Вселенную, которой раньше не было. Позже мы узнали, что это Мироздание сделали Первые Васька и Варя. Мы исследовали это творение до самых удалённых уголков и увидели, что оно прекрасно, за исключением небольших погрешностей, на которые при прошлой встрече я указал Ваське. К чему я веду свою речь? А вот к чему. Мы с Мефодией соскучились по работе и хотим вам предложить совместное сотрудничество. Я вижу здесь за столом Светозара и Лилит. И моё предложение распространяется и на них. Итак, я хочу, чтобы мы, вшестером, приступили к творению невиданного и неслыханного мира. Кое-какие мысли у нас с Мефодией имеются. Почеркушки. Но с вами вместе мы сотворим настоящее чудное чудо. Вот, что я хотел вам сказать.
Мишаня сел.
- Да будет так! – сказал я. – Аминь!

Сказ про то, как Васька лишился меча Судьбы

Сижу я на приступочке и курю трубку. Тут подходит ко мне индюк Прокоп и лезет обниматься.
- Прокоп, ты чего? – сказал я, отмахиваясь от индюка.
- Кормилец ты наш! – сказал индюк и продолжает обниматься.
- Чур на тебя! – сказал я и оторвал от себя индюка.
- Всеотец ты наш ненаглядный! – снова полез ко мне индюк.
- Да отвяжись ты, шалэнный!
- Мы за тебя горой!
- Прекрати, чумной! – сказал я и посадил индюка рядом с собой.
- Что бы я без тебя делал? Кто ещё, как не ты, такой щедрый и благотворительный! Дай я тебя ещё раз расцелую!
- Спокойно, Прокоп. Держи себя в руках. Что произошло? Что на тебя нашло? С какого перепугу ты лезешь целоваться, да слова необычные мне говоришь?
- Как же, как же. Не скромничай, Васька. Я и моя семья должны тебе быть благодарными. Никто и никогда так нас ещё не одаривал. Боже мой! Какая щедрость! Какой размах! Не ожидал я от тебя такого. Мог ли я подумать, простой, скромный индюк, что мне сам Сущий подарит свой меч Судьбы! Какой щедрый подарок! Я буду этот меч показывать за деньги и стану самым богатым индюком в истории индюков. Ай, да Васька! Дай я тебя поцелую.
- Стоп!!! Не понял! Когда я это тебе дарил меч? Что-то я такого не припомню. Ещё вчера мой меч висел на стене. И я его никому не собираюсь дарить.
- Забыл, забыл. Совсем память потерял. Ай-яй-яй, Василий. Не хорошо отказываться от своего слова. А говорили, что твоё слово – самое крепкое во всей Вселенной. Видать, ошибались.
- Ничего не понимаю, - сказал я.
- Совсем плохой ты, Васька. Помнишь, как мы с тобой вчера выпивали?
- Помню. Прекрасно помню. Ты ещё всю закуску съел.
- Это мелочи. Ты дальше вспоминай.
- Ну, да. Сидели, выпивали. Ты всякие истории рассказывал.
- Во! Вспоминай дальше.
- Дальше. Я смеялся над твоими побасенками, а одна рассказка была уж очень смешная.
- Правильно, - сказал индюк. – А ты помнишь, что потом сказал? Ты сказал буквально следующее: «Рассмешил ты меня, Прокоп. Сильно угодил. За это проси у меня всё, что захочешь!»
- Вспомнил. Так я и сказал. Но чуть-чуть иначе. Я сказал: «За это проси у меня всё, что захочешь, кроме меча Судьбы».
- А здесь неточность, Васька. Ты сказал буквально следующее: «За это проси у меня всё, что захочешь, кроме…» После этого «кроме» ты упал головой на стол и заснул, как убитый.
- И я не договорил?
- Не договорил. И это дало мне право выбрать «всё, что я захочу» по своему вкусу. А мой вкус не изменяет мне, поэтому я зашёл к тебе в дом и снял со стены меч Судьбы. Теперь он мой, и я владею им по праву. Такие дела, Васька.
Я загрустил. Индюк толкнул меня в бок.
- Не грусти.
- Я не грущу, - сказал я.
- Я же вижу, что ты грустишь.
- И вовсе я не грущу.
- Ну, что мне сделать, чтобы ты не грустил? – сказал индюк.
- Уже ничего не поможет.
- Ну, хочешь, я тебе верну меч Судьбы?
Я с надеждой посмотрел на индюка.
- Вот, возьми, - сказал индюк и протянул мне меч.
- Но ты ведь теперь ничего не заработаешь на смотринах меча.
- За меня не переживай. Я сделал фотографии, как мы с тобой обнимались. На этом я больше заработаю. Вся «жёлтая» пресса Вселенной с жадностью купит у меня эти снимки. Так что, не грусти! Наливай!

Сказ про бездомную кошку

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут из хаты выходит Лилит и говорит:
- Светозар, нужно пойти в магазинкупить кастрюлю для борща, тринадцатилитровую. Наша-то совсем прохудилась. Да и маленькая она. А у нас каждый день гости. Так что – тринадцатилитровая будет в самый раз.
- Лилит, - сказал Светозар. – Ты подумай, что ещё в магазине купить. Чтобы я несколько раз не бегал.
- Да, вроде ничего больше не надо. Только кастрюля.
Лилит зашла в хату, а мы со Светозаром пошли в магазин. Пришли. Подошли к прилавку и спрашиваем продавца:
- Кузьма, у тебя есть тринадцатилитровая кастрюля?
- Тринадцатилитровая занята. Есть пятнадцатилитровая и двенадцатилитровая. Будете брать?
- Нам нужна только тринадцатилитровая, - сказал Светозар. – Так жена наказала.
- Но я же говорю, - сказал Кузьма. – Тринадцатилитровая занята.
- А что в ней? – спросил я.
- Глядите. Вон там, в углу.
Мы со Светозаром подошли к тринадцатилитровой кастрюле и заглянули вовнутрь. На дне лежала кошка, которая кормила шестерых маленьких котят.
- А кошку и приплод можно переложить в другую кастрюлю? – спросил Светозар продавца.
- Дело в том, что эта кошка прижилась в этой кастрюле, - сказал Кузьма. – Но если вам так нужна именно эта кастрюля, то забирайте вместе с животинками.
Мы со Светозаром почесали в затылке, а потом отсчитали деньги.
- Берём! – сказал Светозар.
Мы взяли кастрюлю вместе с кошкой и котятами и понесли домой. Пришли. Поставили кастрюлю на землю, а сами сели на приступочек. Закурили.
- Мужчины, - вдруг сказала кошка. – Вы не могли бы и мне дать закурить, а то дети мои долго кормятся, и я соскучилась по табачку.
Я достал из-за пазухи запасную трубку, набил её табачком, подкурил и дал кошке. Кошка блаженно закурила.
- Как тебя зовут? – спросил я кошку.
- Акулина я, - сказала кошка.
- А муж-то у тебя есть?
- Как же без мужа-то. Есть. Он ушёл искать пустующий дом, чтобы мы могли заселиться. Жду его с минуту на минуту.
Тут к нам подходит незнакомый кот.
- Здравствуйте, люди добрые.
- И тебе не хворать, - сказал Светозар.
- Я в похожей кастрюле свою жену с детьми оставил.
- Да здесь я! – сказала Акулина. – Ну, что, Никанор, нашёл дом?
- Ни одного пустующего дома я не нашёл. Придётся мне отправиться в дальние деревни. Может, там найду.
- Акулина, - сказал я. – А тебе мой дом нравится?
- Нравится, - сказала Акулина. – Хороший, добротный дом.
- Ну и заселяйтесь вместе с детьми и Никанором. У нас места хватит.
И стали мы вместе жить-поживать, да котят пложать.

Сказ про старинную книгу тостов

Сидим мы со Светозаром на берегу реки и варим уху из безмозглой рыбы. Варя с Лилит пошли собирать грибы. Вот-вот должны вернуться. У нас бутылочка без дна. Сидим и разговоры разговариваем. Тут подходят к нам Изначальный Мишаня с женой Марфой, садятся возле костра и протягивают кружки. Ну, я налил. Мишаня с Марфой выпили. Опять протягивают кружки. Я налил. Они выпили и опять протягивают кружки. Я налил и сказал:
- Пить без тоста – не кошерно.
- Согласен, - сказал Мишаня. – Тост. Однажды одна маленькая, но шебутная галактика, решила полететь в центр вселенной, и там, в центре, задумала она стать самой главной галактикой. И вот она собралась с духом и полетела в центр вселенной. Но вселенная расширялась, и её центр удалялся от нашей шебутной галактики с такой же скоростью, с которой она к нему, то есть, центру, приближалась. Много световых лет прошло, а наша шебутная галактика так и не приблизилась к центру вселенной. Так выпьем же за то, чтобы мы выбирали достойные и достижимые цели. Пусть мы всегда достигаем своих целей, а не гоняемся за своей тенью, которую нам никогда не догнать.
- Хороший тост, - сказал я. – Сам придумал, Мишаня?
- Какое там, - сказал Мишаня. – В книге тостов прочитал.
- А кто автор? – спросил Светозар.
- Я. Кто же ещё? - сказал Мишаня и лукаво усмехнулся.
- А почему эта книга мне не попадалась на глаза? – спросил я.
- Дело в том, что, когда никого и нечего не было, была одна маленькая твердь, где мы с Марфой выращивали виноград и делали вино и самогон. Там, на этой тверди, мы иногда отдыхали от путешествий в Ничто. Мы с Марфой выпивали, и я говорил тосты. Марфа же их записывала, а потом издала книжку тостов. Эта книга существует в одном экземпляре. Мы её никому не показывали. И никто о ней ничего не знает. Вот эта книга.
Мишаня достал из-за пазухи книгу и дал мне. В этот момент подошли Варя и Лилит.
- Девочки, - сказал я. – Садитесь. Сейчас я произнесу пра тост. В этой книжке собраны самые первые в мире тосты.
- Наливай! – сказала Варя.
Я всем разлил. Открыл книжку на первой попавшейся странице и стал читать.
- Одна маленькая, но очень шебутная галактика влюбилась в одну симпатичную солнечную систему. Наши герои много времени проводили вместе и путешествовали по вселенной. Однажды наша симпатичная солнечная система не доглядела и оказалась рядом с чёрной дырой. И эта чёрная дыра стала засасывать нашу солнечную систему. Наша шебутная галактика ничего не могла поделать. Она лишь со слезами наблюдала, как солнечная система стремительно приближалась к чёрной дыре, пока не скрылась за горизонтом событий. И тогда наша галактика на всех порах полетела к разлучнице и упала на дно чёрной дыры. А там – о чудо! Она встретила живую и невредимую солнечную систему. И стали они жить-поживать да звёзды рожать. Так выпьем же за то, чтобы как низко мы не пали, рядом всегда оказался бы тот или та, которая является нашей половинкой.
Все зааплодировали, и Мишаня поклонился.
- Мишаня, подари мне эту книгу, - сказал я.
- А ты мне что дашь за неё? – сказал Мишаня.
- Проси, что хочешь! – сказал я.
- Хорошо, - сказал мне Мишаня. – Дай мне… обнять тебя.
Я растрогано обнял Мишаню, и мы продолжили веселиться. И только на другой день я заметил исчезновение своих часов.
- А нечего было с Мишаней обниматься! – сказала Варя.
- Согласен, - сказал я. – Теперь я буду обниматься только с тобой.
На том и порешили.

Сказ про заселение земли кентаврами Хаоса

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Прокоп, садится рядом и закуривает.
- Шо деется! - сказал индюк. – Шо деется в нашем патриархальном мирке.
- А что произошло, Прокоп? – спросил Светозар.
- А вы разве не знаете? Вот чудаки. Тут такое деется, а они ничего не знают. Васька, где твоё всеведение? Где всезнание, я тебя спрашиваю. У нас тут такое деется, а вы так спокойно сидите и курите.
- Да говори толком, что произошло? – сказал я.
- А произошло страшное. На нашу планетку напали кентавры Хаоса. Сам лично видел, как ихние отряды спускались с неба на землю. Пора браться за мечи, Первые. Я тоже подсоблю. Мой меч к вашим услугам.
- Прокоп, всё в порядке. Переживать нечего. Это я пригласил кентавров Хаоса поселиться у нас на земле. Я заключил мир с Триумвиратом кентавров Хаоса. И им даровано право селится у нас, где хотят. А меч твой больше не пригодится. Пусть ржавеет в ножнах. Последние наши враги заключили с нами мир. Свершилось то, о чём мечтали многие поколения миротворцев.
- Не верю я кентаврам Хаоса, - сказал Прокоп. – Это не заселение планеты. Это оккупация. Как только все кентавры Хаоса переберутся к нам, они поднимут восстание и всех нас перебьют.
- Не переживай. Не поднимут. Кентавры Хаоса умеют держать слово.
- Да. Только если договор скреплён кровью,- сказал Прокоп.
- Я не давал свою кровь, - сказал я. – Но я её добавил в чернила. Там же присутствовала и кровь Изначального.
- Всё равно я не верю в миролюбие кентавров Хаоса. Они тысячелетиями воевали. Они не знают, что такое мир. Они хладнокровные убийцы. Они хитрые, подлые, коварные твари Хаоса, у которых нет родины.
- Не было родины, - сказал я. – Пока я на переговорах не предложил их племени поселиться на земле. Теперь земля – их родина. Согласись: неплохой подарок для существ без родины обрести родину. Вот ты перечислил качества кентавров Хаоса: хладнокровные убийцы, хитрые, подлые, коварные твари. Но при этих недостатках они обладают одним достоинством, которое перекрывает эти качества. Они умеют быть благодарными. И я знаю, что сейчас, после заселения кентаврами земли, они построят дома, заведут семьи. У них появятся дети. Они станут обрабатывать землю. Они будут ходить в лес за грибами. Будут ходит на рыбалку. Они станут ходить друг к другу в гости. И поверь: через некоторое время от их воинственности не останется и следа. Никто так не ценит патриархальный образ жизни, как бывшие воины. Так что, Прокоп, бояться нам нечего.
- Хотелось бы тебе верить, - сказал индюк.
- Знаешь что, Прокоп, - сказал я. – Бери ящик с инструментами. Мы со Светозаром тоже возьмём свои ящики. Встречаемся через пять минут здесь, на этом месте. И пойдём мы к кентаврам Хаоса помогать им возводить дома.
Через пять минут мы отправились к стоянке кентавров Хаоса.

Сказ про заветную мечту петуха

Сидим мы на приступочке со Светозаром и курим трубки. Раннее утро. Сейчас выйдет петух будить солнце. Дым от наших трубок колечками поднимается вверх. Вот вышел петух, и, вместо того, чтобы забраться на тын и прокукарекать, он направился к нам. Сел на приступочек и закурил.
- В чём дело, Макарка? – спросил Светозар. – Ты почему не будешь солнце?
- Надоело, - сказал петух.
- Что надоело? – спросил Светозар.
- Всё надоело. Всё претит. Не буду я больше подниматься ни свет, ни заря и будить солнце. Пусть это делает кто-то другой. А я хочу сменить профессию.
- Это бунт? – спросил я.
- Это протест против моей бессмысленной жизни. Когда я был маленький, в школе, в начальных классах, нас, птенцов как-то спросили: кем вы хотите стать, когда вырастите? Все петушки ответили, что хотят будить солнце.
- А ты что ответил? – спросил Светозар.
- Вы будете смеяться, - сказал петух.
- Не будем, - сказал Светозар.
- Хорошо. Я ответил, что хочу быть трактористом. Надо мной все смеялись. Поэтому я, когда вырос, стал будить солнце как все петухи. Потому что не хотел, чтобы надо мной смеялись.
- То есть, если я тебя правильно понял, - сказал Светозар. – Ты не исполнил свою мечту, потому что боялся, что тебя засмеют?
- Можно и так сказать, - сказал петух.
- Скажи мне вот что, - сказал Светозар. – Часто так бывает, что детские мечты куда-то улетучиваются. Когда индивидуум вырастает, он с юмором относится к своим детским мечтам. У него появляются зрелые мечтания, к осуществлению которых он стремится. Скажи, мечта стать трактористом для тебя стала пустым звуком?
- В том-то и дело, что нет, - сказал петух. – В детстве я мечтал и сейчас мечтаю стать трактористом. Я несчастен. Каждое утро – это для меня пытка, потому что нужно заниматься ненавистным мне делом – будить солнце.
- Тяжёлый случай, - сказал я. – Если ты станешь трактористом, то кто будет будить солнце? Если каждый будет отказываться от своего предназначения, то мир рухнет. Вроде бы петух должен будить солнце. Но, с другой стороны, петух – это личность. И его мечты должны сбываться. Мне нужно подумать.
Светозар правильно меня понял и достал из подпространства заветную бутылку без дня. Он разлил на троих, и мы молча выпили. Потом выпили ещё и ещё.
- Васька, - сказал петух. – Получается, что мне нужно отказаться от мечты и вернуться к своему предназначению?
- Погодь. Я думаю, - сказал я.
Мы выпили ещё три раза.
- Макарка, - сказал я. – А ты трактор водить умеешь?
- Только теоретически. У меня дома есть все книги по тракторам. Умозрительно я умею и ездить на тракторе, и чинить его.
- Я вот что думаю, - сказал я. – Давай ты совместишь две профессии: будильника и тракториста.
- Это как? – заволновался петух.
- Очень просто. Ты должен будешь по утрам заводить трактор, выезжать в поле на работы. И в положенное время будешь кукарекать в кабине.
- А солнце услышит мой голос из кабины?
- А тебе поможет трактор Мыкола, - сказал я. – Он тоже будет вместе с тобой кукарекать. Вместе вы сумеете разбудить солнце. По рукам?
- По рукам! – сказал довольный петух.
А заветная бутылочка опять пошла по кругу.

Сказ про зазнайство Изначального

Пошли мы за грибами: я, Варя, Светозар и Лилит. Насобирали полные корзинки и присели отдохнуть. Развели костёр и стали варить жаркое из даров мясных кустов. Тут подходят к нам Изначальные: Мишаня и Марфа.
- Дозвольте, князья, присесть у вашего костра, - сказал Мишаня. – Уж больно вкусно у вас пахнет. Да, думаю, и бутылочка пойдёт по кругу.
- Чувствуйте себя, как дома, - сказал я. – Теперь нас шестеро. А шестёрка – самое магическое число во вселенной.
- Тю на тебя, - сказал Мишаня. – Ну и кто тебе сказал про шестёрку?
- А я сам догадался, - сказал я. – В моём Мироздании самое магическое число – три. А в изначальных мирах – шесть. Правда, я подробностей не знаю. Мишаня, колись. Расскажи про шестёрку.
- Да тут особо и рассказывать не надо, - сказал Мишаня.
- А ты всё равно расскажи, - сказал я.
- Ну, хорошо. Слушайте. Почему шестёрка? Когда мы с Марфой были одни, я стал за ней ухаживать. Вскоре Марфа вывесила белый флаг, мол, влюбилась в меня. Тогда мы решили узаконить наши отношения. Я, как первосвященник, обвенчал нас, и мы стали семьёй. Обряд бракосочетания так понравился Марфе, что она попросила повторить его. Так мы стали мужем и женой во второй раз. Второй обряд ещё больше понравился Марфе, и она изъявила желание жениться ещё раз. Потом ещё и ещё. В конце концов, мы венчались шесть раз. Вот вам и магическая шестёрка. Васька, наливай!
Я всем разлил и мы выпили.
- Продолжай, - сказал я Мишане.
- О чём это я? Ах да! Шестёрка. Нам с Марфой было хорошо вдвоём. У нас уже был виноградник на пра Земле. Соответственно, были и вино, и самогонка. Мы каждый день пили по маленькой и разговоры разговаривали. Но вскоре мы поняли, что выпивать лучше всего на шестерых. Но где взять остальных собутыльников? И мы вышли из этого затруднительного положения. Каждый из нас расстроился, и стало три Мишани и три Марфы. Итого – шесть. И стали мы вшестером кошерно выпивать. Вот вам и вторая шестёрка. Наливай, Васька!
Я разлил и мы выпили.
- Продолжаем разговор, - сказал я.
- Вскоре три Марфы забеременели и в положенный срок родили по двойне. В совокупности у нас получилось три мальчика и три девочки. То есть, - шесть. Вот вам и третья шестёрка. Это были пра дети, которые назовутся Первыми. Вот я вам и рассказал тайную магию числа шесть. Не такая уж и хитрая тайна. Не правда ли? Итак, у нас получилось три шестёрки. Со временем эта тайна забылась, и когда Васька с Варей создали Мироздание, то тайна трёх шестёрок перекочевала в мифы этого мироздания. Три шестёрки превратились в число 666, тайну которого никто не знал до сегодняшнего вечера. И вот теперь вы всё знаете и можете с чистой совестью назваться всеведами, как и я. Лично мне ведомы все секреты и все тайны, поэтому я среди вас – патриарх и мне нужно больше наливать.
- Мишаня, - сказал я, - спорим, ты знаешь не всё?
- На что спорим? – живо спросил Мишаня.
- На щелбан.
- В полную силу! – сказал Мишаня.
- Согласен, - сказал я. – Итак, Мишаня, ответь мне: отчего утка плавает?
- Детский сад! – засмеялся Мишаня. – От берега!
Мишаня отпустил мне больной щелбан.
- У меня есть ещё попытка? – спросил я.
- Валяй! – сказал Мишаня.
- Ты можешь понять женщину? Ты понимаешь её?
- В этом я чемпион! Конечно, понимаю!
Тут Марфа привстала и отпустила Мишане крепкий щелбан.
- Такие дела, - сказал Мишаня, поглаживая лоб.
- Наливаю всем поровну, - сказал я. – Не возражаешь, Мишаня?
Мишаня кивнул и подставил кружку.

Сказ про нескончаемое веселье

Сидим мы в лесу у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. Каша варится в котелке, и бездонная бутылка ходит по кругу. Тут к костру подходит ватага эльфов и орков. Все при оружии.
- Хозяин, - можно прибиться к вашему огоньку? - спросил меня старший орк.
- Отчего же нельзя? Присаживайтесь, - сказал я. – Оружие можете сложить в кучу. Негоже с оружием сидеть рядом с мирными людьми.
Орки и эльфы разоружились и сложили мечи, луки, топоры и копья рядом с костром. Сами же сели рядом с нами.
- Сказывайте, - сказал я. – Что вас привело к нам?
- Всё очень просто, - сказал старший орк. – Когда мы с эльфами заключили мир, то стали вместе выпивать. Причём каждый день. В конце концов, и у нас, и у эльфов выпивка закончилась. Дошло до того, что мы стали пить кефир. В нём же тоже есть малость алкоголя. Но и кефир кончился. Загрустили мы. А тут один эльф и говорит: айда найдём Первых. У них есть заветная бутылочка без дна. Мы, орки, в такое чудо не поверили, но всё же пошли вас искать. А вдруг байки про заветную бутылку не врут. И вот мы здесь. Прошу нас любить и жаловать. И привечать, и кормить, и поить. Мы же все из одного теста слеплены: и люди, и орки, и эльфы, и боги.
- Для орка ты весьма красноречив, - сказал я, усмехнувшись. – Я-то думал, что орки общаются междометиями.
Орки засмеялись.
- К твоему сведению, Васька, - сказал старший орк. – Половина из нас закончила университет. А другая половина училась во всевозможных колледжах. Лично у меня красный диплом теологического факультета.
- Интересно, интересно, - сказал я. – То есть, ты изучал науку о Боге. И что ты можешь сказать за Бога?
- Да я всё знаю о Боге. И если рассказывать, то месяца не хватит, - сказал старший орк.
- А ты нам доложи выжимку, - сказал я.
- Хорошо, - сказал старший орк. – Возьмём, к примеру, нашего родного Бога Вседержителя. Чем он отличается от нас, орков? Да ничем. Потому что он создал нас по образу и подобию своему. Точно так могут сказать о Боге и эльфы, и люди и прочие. Всех нас Бог создал по образу и подобию своему. В таком случае, Бог – немного орк, немного эльф, немного человек, немного собака, немного рыба, немного птица и так далее. Как известно, все, кого я перечислил, любят иногда посидеть у костра и выпить пару-тройку рюмочек. Следовательно, и Бог пьющий. А так как у Бога всего в избытке, значит, у него должна быть заветная бутылочка без дна, в которой никогда не переводится алкоголь. Удивительно, но сейчас я сам для себя доказал теорему про заветную бутылочку. Значит, байки не врут. Это правда, Васька?
- Совершенно верно, - сказал я и показал заветную бутылку. – Вот она. Бери её и разливай. Сегодня ты на разливе.
Орки и эльфы одобрительно загудели, а нас с Варей, Светозаром и Лилит настигло нескончаемое веселье.

Сказ про гнома, гнома и гнома

Сидим мы у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. В котелке варится харчо. Мы сидим тихо-мирно и разговоры разговариваем. Тут видим – гном перед нами стоит и колпак в руках мнёт.
- Люди добрые! – сказал гном. – Я здесь, в лесу, единственный гном. Не с кем мне словом живым переброситься. Не с кем выпить-закусить. Одиноко мне. Накормите меня, напоите и историями побалуйте.
- Ну, если ты один, - сказал я. – Тогда садись рядом с нами. Суп сейчас поспеет.
Гном сел к костру, достал миску и стал половником набирать суп.
- Уважаемый, - сказал Светозар. – Суп ещё не готов. Потерпи малость.
- Горячее не бывает сырым, - изрёк гном и стал хлебать харчо.
Съел целую миску и полез половником опять в казанок. Когда гном съел три миски супа, он сказал.
- Васька, а теперь налей мне сомы. И гном протянул мне кружку. В это время к костру подошёл другой гном. Он стал рядом и жалостливо заговорил:
- Уважаемые Первые! Не откажите в милости несчастному гному, который на старости лет остался совершенно один. Нет рядом со мной сородичей. Нет у меня детей, так как они разбрелись по белу свету. И некому мне на старости лет поднести кружечку сомы и добрую миску супа. Не прогоняйте меня. Приютите меня. Накормите и напоите меня. И историями побалуйте меня.
- Садись рядом, старче, - сказал я. – Суп ещё не готов…
Я не успел договорить, как гном полез в казанок половником, налил себе целую миску и стал хлебать суп вместе с хлебом.
- Уважаемый, суп ещё не готов, - сказал я. Потерпи немного.
- Горячее варево – всему голова! – изрёк гном.
- А вы, гномы, всегда прибаутками говорите? – спросил Светозар.
- Вообще-то, гномы прибаутничают и в коме, - сказал первый гном, доедая шестую миску харчо.
- Там, где гном, – там и дом, - сказал кто-то.
Мы оглянулись и увидели гнома, который топтался на месте и мял в руках шапку.
- Что ты говоришь, мил человек? – спросил я.
- Я говорю, там где гном, там и дом, - сказал третий гном. Дело в том, что, где бы ни остановился гном, там он чувствует себя как дома. Вот я пришёл к вам. Одинокий такой и неприкаянный. Голодный и мучимый жаждой. Здесь, у костра, сейчас мой дом. Поэтому я сяду рядом с вами без приглашения.
Гном надел шапку, сел у костра, достал миску и стал черпать половником.
- Не спеши, уважаемый, - сказал я. – Суп ещё не готов. Потерпи.
- Кто терпит часто – склеит ласты, - сказал третий гном.
- И откуда вы народ такой взялся? – спросил я. – С шутками-прибаутками. С хитрецой-простетцой. Да ещё и не прокормишь вас.
- А мы за вашу доброту отблагодарим вас, - сказал третий гном. – Так как суп у вас кончился, а сома – нет, то мы, в благодарность, что вы нас приютили, составим вам компанию в употреблении этого весёлого напитка. Дело в том, что гномы лучше всех умеют веселиться. Поэтому всем за благо – выпивать вместе с гномами. И не благодарите нас. Приготовьтесь провести самый замечательный вечер в компании самых весёлых существ. Итак, с чего мы начнём, гномы? – сказал третий гном.
- Громкое синкопированное пуканье! – сказал второй гном.
- Поехали! – сказал первый гном.

Сказ о том, как мы узнали многое о лоне

Сидим мы в лесу у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. В котелке булькает каша. По кругу ходит заветная бутылочка без дна. Тут к нам подходит бородатый мужик с гитарой.
- Драсте Первым! – сказал мужик. – Дозвольте волшебной водицы отведать. А за это я вам спою.
- Садись, бородатый мужик, - сказал я. – Отведай, чего душа пожелает. И спой нам под гитару, которая у тебя за спиной.
Мужик сел между нами, взял заветную бутылочку и знатно отхлебнул.
- А теперь я спою вам песню, - сказал мужик и расчехлил гитару.
Мужик подстроил гитару и запел.

Лес, лес, лес.
Кругом одни деревья.
Бес, бес, бес
Чёрные чистит перья.

Дождь, дождь, дождь
Струится прямо с неба.
Дочь, дочь, дочь
Не ела дня три хлеба.

Дай мне, бес
Краюху, да потолще.
Малый вес:
Худа я – только мощи.

Дай мне, бес
Картошку, кусок мяса
Дай мне кекс,
Чтоб набрала я массу.

Бес сказал:
Вот тебе все яства.
Показал.
Стыдобишные гадства.

Как поешь,
Станешь ты моею.
Шесть, шесть, шесть –
Вот столько я сумею.

Не нужна
Твоя душа мне ноне.
Не душа,
А бесу нужно лоно…

Мужик сыграл проигрыш и закончил флажолетом.
- Душевно, душевно, - сказал я.
- Спасибо, Первый, - сказал мужик. – У меня есть целый цикл песен о лоне.
- То есть, ты певец, который прославляет лоно? – спросил я.
- Совершенно верно. Лоно – это мой кумир. Хотите спою весь цикл?
- Отчего же? Спой, - сказал я.
И мужик запел.
В этот вечер мы узнали всю правду о лоне. Просветились, одним словом.

Сказ про голодных наяд

Сидим мы у костра в лесу: я, Варя, Светозар и Лилит. В котелке варится плов. И тут к нашему костру подошли две наяды в облегающих платьях мини, с глубоким декольте и в красных туфлях на каблуках.
- Здравствуйте, мальчики и девочки, - сказали наяды.
Мы со Светозаром уставились на них во все глаза. Варя и Лилит отпустили нам подзатыльники. Мы опустили головы и только зыркали на наяд из-под бровей.
- Не холодно ли вам, девицы, в лёгких платьях? – спросила Варя.
- А у нас кровь горячая, - ответили наяды.
- А как же вы в буреломном-то лесу на каблуках? Ноги не обломали?
- А мы легче воздуха. Мы парим над землёй, словно пушинки.
- А как же вы решились с таким декольте прийти в лес? – спросила Варя. – Ведь туда могут забраться жуки и пауки.
- Если насекомые будут мужского пола, то милости просим, - захихикали наяды. – Что вы нас всё расспрашиваете? Лучше бы пригласили нас присесть рядом с костром. Угостили бы пловом и сомой.
- Знаете ли что, девушки, - сказала Варя. – Вот вам одеяла. Закутайтесь в них с ног до головы, и тогда – милости просим к нашему шалашу.
Наяды послушно взяли одеяла, закутались в них и сели рядом с нами.
- Нам капельку сомы, чтобы согреться, - сказала одна наяда.
- И щепотку плова, - сказала другая.
Варя капнула в две кружки по одной капле и положила в две миcки по щепотке каши.
- Угощайтесь, девушки. И ни в чём себе не отказывайте.
- Ну, нельзя же так буквально понимать наши слова о капельке и щепотке, - возмутилась первая наяда.
- А вы, наверное, хотели сказать, что вас устроит ведро плова и цистерна сомы, - сказала Варя.
- А вы хорошо разбираетесь в вопросе аппетитов наяд, - сказала первая наяда.
- Не первый день живу, - сказала Варя.
Вскоре перед наядами стояло по ведру плова. Они с удовольствием и урчанием поглощали плов, не используя никаких столовых приборов, а просто ели руками. И запивали из огромных кружек с сомой.
- Изголодались поди, - сказала, подобрев, Варя. – Сколько же вы дней не ели?
- Дело в том, - сказала первая наяда. – Что мы неделю назад впервые оделись в плотные тела. До этого нам не нужна была материальная пища. А теперь ой как нужна. А добывать еду мы еще не научились. А, тем более, её готовить. Вот мы неделю и бродили по лесу голодные, пока не встретили вас. А на сладкое что у вас сегодня будет?
- На сладкое? – переспросила Варя? – Есть у нас мешок медовых кренделей.
- То есть, каждой по мешку не получится? – разочарованно сказала вторая наяда.
Варе стало жалко девушек, но мешок с кренделями был, к сожалению, один.
- Вась, - сказала Варя. – Без тебя нам не выйти из этой ситуации. – Ты можешь помочь с кренделями?
Что бы вы без меня делали? – проворчал я и произнёс заклинание удвоения.
И вот – был один мешок кренделей, а стало два. Я поставил перед каждой наядой по мешку, и они накинулись на кренделя, как кобель на суку. Такие дела.

Сказ о вреде курения

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Прокоп.
- Всё сидите, курите? – спросил индюк.
- Ага, - сказал Светозар.
- А ведь курить – вредно, - сказал индюк. – Я вот три дня назад бросил. И прекрасно себя чувствую. Вам бы тоже не мешало бросить.
- А я и с курением себя прекрасно чувствую,- сказал Светозар.
- Курение сохраняет срок жизни – упорствовал индюк.
- А чего бессмертным бояться-то? – усмехнулся Светозар. – Табак создан Богом для удовольствия. Ничего плохого в нём нет.
- А вот и есть! – сказал индюк. – От курения силы уменьшаются. Курильщика любое существо может забороть. Давай, Васька, поборемся, и я докажу тебе вред табака.
- Хорошо. Давай бороться, - сказал я.
Мы с индюком стали в стойку, и по команде Светозара стали бороться. Долго боролись. Никто не мог одолеть противника. Наконец, индюк кинул меня через бедро и навалился на грудь.
- Победа присуждается Прокопу! – радостно сказал Светозар.
Индюк отпустил меня. Я тяжело в стал с земли и сел на приступочек.
- Ну что, Васька, - сказал индюк. – Теперь ты понял, какой вред ты себе наносишь курением?
- Да это я поддался, - неуверенно сказал я.
- Конечно. Поддался он, - сказал индюк. – Расскажи это кому-нибудь другому.
-Да честно! Я боролся в пол силы, - сказал я.
- А что ж ты дышишь так тяжело, как будто бы стометровку пробежал? И врать не хорошо.
- Ладно, - сказал я. – Я боролся во всю силу. Доволен?
- Ну что, Васька, - бросишь курить?
- Ни за что! – сказал я.
- Мудрые люди говорят: курить – бесам кадить.
- Эти твои мудрые люди сейчас сами курят. Сам видел, - сказал я.
- Врёшь!
- Ей богу, не вру.
- Докажи! – сказал индюк.
- А чего доказывать-то? – сказал я. – Сам знаешь, что после Второго Пришествия все закурили. Сейчас никто не болеет. Даже лёгкого недомогания ни у кого не бывает.
- А вот это ты зря сказал, - сказал индюк. – Вот у меня сейчас лёгкое недомогание. Даже, я бы сказал, у меня голова раскалывается.
- Так ты, наверное, перепил вчера. Вот и ходишь с утра злой, как чёрт, и добрых людей заставляешь бороться с собой.
- Вы бы помогли, братцы! – сказал индюк. – Дали бы мне лекарство от головы.
- Так бы сразу и сказал, - сказал я и достал из подпространства заветную бутылочку.
Я разлил и мы выпили.
- Сдаётся мне, - сказал я. – Что тебя, Прокоп, после третьей кружки потянет на курение.
- Э-хе-хе, - сказал индюк и протянул кружку.

Сказ про прожорливого индюка

Сидим мы в гараже и играем в карты на раздевание: я, Варя, Светозар, Лилит и трактор Мыкола. Девушки перед игрой надели на себя кучу всякой одежды и не боятся проигрыша. Зато трактор практически все игры остался в дураках и разделся полностью. Остался один мотор и шасси. Но вот он опять проиграл и снял с себя мотор. Все закричали «ура!», потому что игра закончилась, а после игры, естественно намечается хорошая пьянка. Трактор под хохот стал одеваться. Последней он нацепил на себя кабину и стал ликовать вместе со всеми.
Я со Светозаром накрыли на стол. Здесь были и вареники с картошкой, и фаршированные шейки, и рыба фиш, и маца, и солёные огурцы-помидоры. Девочки наломали хлеба и расставили кружки с вилками. По моему знаку все набросились на еду и выпивку. Никто не говорил тосты. Все проголодались и старались как можно быстрее утолить голод и жажду. И вдруг к нам в гараж вошёл индюк Прокоп. Он был одет, как капуста. На нём было сто одёжек и поверх этого ещё и тулуп с поясом.
- Ты что, замёрз? – спросил я индюка.
- Никак нет. Просто я пришёл играть в карты на раздевание.
Все засмеялись.
- Ты опоздал, Прокоп. Все уже проиграли, разделись и потом оделись.
- И девочки раздевались? – спросил Прокоп.
- А как же. Они самые первые разделись, - сказал я, усмехаясь.
- Жаль, - сказал Прокоп. – Что меня с вами не было.
- А ты думаешь, нам охота глядеть на голого индюка? – спросил я.
- А я в карты никогда не проигрываю, - сказал Прокоп.
- Зачем же тогда оделся, как капуста?
- Это затем, чтобы заморочить вам голову. А, на самом деле, я по картам – чемпион.
- Ладно, чемпион, - сказал я. – Раздевайся и садись к столу.
Индюк медленно разделся, сел к столу и вдруг начал поглощать еде с огромной скоростью, запивая её сомой. Мы и чихнуть не успели, как вся еда закончилась.
- Прокоп, - сказал Светозар. – Не кошерно себя ведёшь.
- А что такое? – сказал индюк, наливая себе сому.
- Как – что такого? Ты же в одиночку всю еду сожрал. А об обществе не подумал. Ты думаешь, еда на кустах растёт? И легко нам достаётся.
- Ну, мясо растёт на мясных кустах.
- Неудачный пример я привёл, - сказал Светозар. – Короче. Мы думали, что будем пировать до вечера, а теперь придётся пить сому без закуски.
Тоже мне – проблема, - сказал индюк.
Он встал из-за стола и стал рыться в своей одежде. Наконец, достал какую-то скатерть и постелил её на стол.
- А ты эстет, - сказал Светозар. – Скатерть весёленькую постелил. – Но от этого еды не прибавится.
- В том-то и дело, что прибавится, - сказал индюк. – Это скатерть самобранка.
Индюк стукнул кулаком по столу и сказал.
- Дай-ка нам еды!
В этот же миг на столе появились десятки хлебов.
- Скатерть, дай нам разнообразной еды! – сказал индюк и стукнул по столу.
И на столе оказались разнообразные закуски. Все ахнули от удивления, а индюк, не теряя времени, принялся за еду. Завидев такое дело, мы тоже стали есть наперегонки. Иначе индюк всё сожрёт.

Сказ про то, как пчёл прокляли

Пошли мы как-то со Светозаром в лес за диким мёдом. Блукали, блукали, пока не нашли правильное дерево. Я полез наверх, а Светозар остался внизу. Наконец я увидел дупло с пчёлами. Я взял палку и начал просовывать её в дупло, чтобы набрать мёду. Но тут из дупла вылетели пчёлы-гвардейцы с секирами.
- Руки вверх! – сказал командир.
Я машинально поднял руки и вдруг стал падать с огромной высоты. Пчёлы полетели вслед за мной, подхватили и понесли меня вверх. Пчёлы занесли меня в дупло и посадили на стул перед богато накрытым столом. К моему удивлению, за столом сидели Варя и Лилит. Они мирно ели, пили и общались с королевой пчёл, которая сидела во главе стола.
- Девочки, а что вы здесь делаете? – спросил я Варю и Лилит.
- А мы утром пошли в лес за диким мёдом, но нас пчёлы поймали и заставили пить-гулять и не горевать. Оказалось, что это отменное занятие – пить вместе с пчёлами. Они прекрасные рассказчики анекдотов. Правда, есть один недостаток: пчёлы не помнят концовки ни одно анекдота.
Тут ко мне обратилась королева пчёл.
- Васька, всем известно, что ты всевед. Ты всё на свете знаешь, ты всё на свете пробовал. Ты знаешь суть всех вещей. Поговаривают, что ты знаешь даже смысл жизни. Я это к чему говорю. Дело в том, что мы, пчёлы, очень трудолюбивый народ. Но мы с таким же трудолюбием умеем отдыхать и веселиться. Одна беда: мы знаем все анекдоты на свете, кроме их концовок. Наверное, это проклятие. Но кто и за что нас проклял – мы не знаем. Мы очень мучаемся от того, что не знаем концовок анекдотов. От этого у нас портится настроение, и мёд получается с горчинкой. Помоги нам, Васька, и я тебя одарю по-королевски.
- Да, тяжёлый случай, - сказал я. Тут без поллитры не разберёшься.
Тут же передо мной поставили бутыль с медовухой. Я задумчиво выпил его. Закурил трубку и стал думать. Через полчаса я сказал.
- Уважаемое панство и королева! Вас действительно прокляли. Дело в том, что вы часто любили рассказывать анекдоты про чертей и ад. Однажды мой старший сын Светозар не выдержал насмешек над ним и его братьями и произнёс страшное заклятие. Вот почему вы все забыли концовки абсолютно всех анекдотов.
- А что же нам теперь делать? – спросила королева.
- Вам нужно найти Светозара и уговорить его снять заклятие.
- А чего его искать? – сказала королева. – Он стоит под деревом.
Тут же пчёлы гвардейцы вылетели из дупла и через пару минут внесли Светозара. Его посадили рядом с королевой.
- Светозар, - сказала королева. – Ты проклял нас?
- Было такое дело, - сказал Светозар.
- Если снимешь проклятие, мы не будем больше рассказывать анекдоты про тебя и твоих братьев.
- Наоборот! – сказал Светозар. – Я сниму проклятие, а вы должны не только старые анекдоты про нас рассказывать, но и придумывать новые. В последнее время анекдоты про нас - нас веселят.
- Мы согласны, - сказала королева.
Светозар произнёс магическую формулу и вокруг запахло серой.
- Мы вспомнили концовки анекдотов! – воскликнули пчёлы.
- Ну, давайте, сочиняйте анекдот про меня, - сказал Светозар.
- Хорошо, - сказала королева. – Умирает старый чёрт, еврейской национальности…
Тут и посыпались анекдоты со всех сторон. А медовуха не кончалась.

Сказ про смешливого индюка

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Петух разбудил солнце и ушёл в курятник досыпать. Тут к нам подошёл индюк Прокоп.
- Первые, - сказал индюк. – Что у вас сегодня на первое?
Индюк заливисто засмеялся.
- Первые, а у вас есть первач? – сказал Прокоп и засмеялся ещё звонче.
На смех вышла из дома Варя.
- Что тут происходит? – спросила Варя.
- О! Вышла первая жена Первого! – сказал индюк. – Низкий тебе поклон.
Индюк поклонился, не переставая хихикать.
- Прокоп, ты сегодня смешинку проглотил? – спросила Варя. – Это моя вина. Я вчера вечером возвращалась из гостей с полной корзинкой смешинок. И, видно, во дворе немного просыпалось.
- А я на тебя не в обиде, Варвара Пантелеймоновна, - сказал индюк. – В обычной жизни у меня с юмором туго. А благодаря твоим смешинкам я стал интересным мужчиной. Ведь всем известно, что женщины любят мужиков с чувством юмора. День ещё только начался, а на меня уже 13 индюшек стали засматриваться. А всё потому что я юморно с ними разговариваю. И вот ещё что, Варенька. Тебе тоже бы не мешало обратить на меня внимание. Я чую в себе такую юморную силу, что могу обаять кого угодно. Да хоть и тебя. Зачем тебе Васька?
- Не понял! – сказал я.
- Помолчи, Первый. Не до тебя. Так вот, Варюша, что ты нашла в Ваське? Он же уже пожилой. Глуховат, без очков не видит. Хром на обе ноги. Ухаживать за дамами разучился. Да что там говорить. Он не достоин тебя! У тебя должна быть счастливая доля. А это возможно только со мной. Я же подозреваю, что ты тайком заглядываешься на меня. Тебе нравится мой тембр голоса, моя осанка, походка. Мои речи сводят тебя с ума. И, наконец, у меня появилось чувство юмора. Да такое, что ты не устоишь. Хочешь, я сейчас же выгоню Ваську со двора? Ты только намекни, и мы заживём весело и вольготно.
- Вась, - сказала Варя. – А чего Прокоп такой разговорчивый? Он, мнится мне, не только смешинку проглотил, но и говорилку.
- Прокоп, - сказал я. – Ты, наверное, выпить хочешь?
- А то ты не догадался, - сказал Прокоп. – Я тут битый час всякую чушь несу, а никто не догадывается чарку поднести.
Я достал из подпространства заветную бутылочку без дна.
Хорошо начинается день

Сказ про потерянную звезду

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут к нам подходит Изначальный Мишаня. На нём белый мундир расшитый золотом. На груди ордена и медали. В руке он держал какой-то жезл.
- Привет, мужики! – сказал Мишаня.
- Чего это ты так вырядился? – спросил Светозар.
- А это мой праздничный костюм. Жезл – символ власти Изначальных.
- Может, расскажешь про свои награды? – спросил Светозар.
- Вот эту медаль, - начал рассказывать Мишаня, - я получил за взятие чёрной дыры в созвездии Кентавра. Тогда знатная была битва. Эта чёрная дыра хотела поглотить ближайшую галактику и всё накапливала мощь. Чтобы не произошло катастрофы, я приблизился к чёрной дыре и атаковал её антиматерией. Вначале чёрная дыра поглощала антиматерию без особых для себя последствий, но я продолжал атаковать. И когда набралась критическая масса антиматерии, чёрная дыра съела себя до величины арбуза. Я не стал добивать чёрную дыру, а взял её и положил в котомку. Она всегда со мной. Вот, посмотрите.
Мишаня полез в котомку и достал чёрную дыру. Мы со Светозаром стали её рассматривать. Чёрная дыра была красного цвета и шершавая наощупь.
- Мишаня, - сказал я. – А ты не пытался выпотрошить чёрную дыру? Наверняка в ней сокрыты всякие сокровища.
- Эта мысль мне не приходила в голову, - сказал Мишаня. – Щас проверим, что у неё внутри.
Мишаня взял чёрную дыру двумя руками и стал её трясти. Из неё стали сыпаться на землю пуговицы, гвозди, потрёпанные книжки, сломанные кастрюли, сковородки, рыболовные крючки и прочая мелочь. И вдруг на землю упала горячая прегорячая звезда с планетами. Это была большая удача. Мишаня взял звезду с планетами и стал их перебирать в руках.
- Кажись, я знаю, что это за звезда. Но поместить её на своё место уже не получится, иначе нарушатся физические законы в той части космоса, - сказал Мишаня.
- Знаешь что? – сказал я. – Давай эту звезду с планетами поместим на потолке моей хаты. Мы и законов не нарушим и звезду пристроим. Пусть себе вертится. А на планетах я устрою жизнь.
- Согласен, - сказал Мишаня.
- Это дело нужно вспрыснуть, - сказал Светозар.
Я полез в подпространство за заветной бутылочкой.

Сказ про неразгаданную тайну

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки.
- Чую, гости сегодня будут, - сказала Варя.
- О! У тебя хорошая интуиция, - сказал я.
- Причём здесь интуиция? – засмеялась Варя. – Вон в ворота стучат, а ты не слышишь, глухомань.
- Открыто! – крикнул я.
Во двор вошли калики перехожие, наши знакомые вольные каменщики. Они сняли шапки и поклонились.
- Здравы будьте, Первые, - сказал старшой.
- Садитесь, закуривайте, - сказал я.
Вольные каменщики сели рядом на приступочек и достали кисеты.
- Васька, - сказал старшой, - в прошлый раз ты нам раскрыл много тайн Мироздания. Что тебе стоит и сегодня уважить нас?
- Нет проблем, - сказал я. – Токмо для начала нужно пропустить по маленькой.
- Мы не против, - сказал старшой и достал из котомки бутыль с сомой.
Я разлил, и мы выпили по полной кружке.
- Спрашивайте, - сказал я.
Старшой погладил бороду, причмокнул губами и спросил.
- Нас давно интересует вопрос, так, не вопрос, а вопросик. Но нам кажется, что ответ на этот вопросик значим для всех нас. Вот ты скажи, Васька, почему принято пить втроём? Не всегда, конечно, но у всех народов есть понятие «на троих».
- Да, это действительно - не вопрос, а вопросик, - сказал я. Дело в том, что в начале было Двое. Потом появился Сын. Пить Втроём стало нормой. Мало того. Сын гармонизировал отношение Двоих, и Двое преобладали в любви к Сыну. Отголоски этого обряда стали достоянием всех народов. Кажись, я ответил больше, чем требовалось.
- Васька, наши жёны остались за воротами. Можно они зайдут? – спросил Старшой.
- Зачем же вы оставили жён за воротами? – возмутилась Варя. – Наш дом открыт для всех. Зови их.
Старшой пошёл к воротом и вернулся с жёнами вольных каменщиков. Мы все пошли в летнюю кухню, где все с удобствами расположились. Мы стали много пить и болтать без цели.
- У вас есть ещё вопросы до меня? – спросил я старшого.
- Есть один. Не прогневайся, если он придётся тебе не по вкусу.
- Валяй, - сказал я.
- А есть ли такая тайна, которая и для тебя тайна? – спросил старшой.
- Конечно, нет. Ведь я Всевед.
- Васька, ты достаточно выпил, чтобы сказать правду. Так есть или нет?
- Есть одна маленькая тайна. И эта тайна – женщины. Много времени я пытался понять суть женщины, но так и не сумел. Женщина настолько широка и глубока, что как бы глубоко ты неё не погрузился, всё равно не нащупаешь дно. Именно поэтому женщина – идеальный собутыльник. С ней всегда будет интересно. Вот почему соображать на двоих кошерно только с женщиной. И больше никогда не оставляйте ваших женщин за воротами. Я всё сказал.

Сказ про обычное разговорчатое утро

Сегодня я рано встал и не стал будить вольных каменщиков, которые сладко спали по лавкам. Я вышел во двор, пошёл в курятник и пнул петуха. Петух вскочил, выбежал во двор, взлетел на тын и прокукарекал. Сразу же появился край солнца на горизонте. Я поманил петуха. Мы сели на приступочек и закурили. Я достал из подпространства заветную бутылочку без дна, и жизнь стала налаживаться.
- Васька, у тебя гостят масоны? – спросил петух.
- Ага.
- Ты бы их разбудил что ли. Хочется послушать про то, что в мире деется, - сказал петух.
- Зачем будить? Скоро они сами встанут.
Мы выпили по третей, и из хаты вышел старшой вольный каменщик. Он молча достал кружку и протянул мне. Я налил и ему и нам с петухом Макаркой. Мы несколько раз выпили, и только после этого старшой сел рядом с нами и закурил.
- Как тебя зовут, уважаемый? – спросил петух старшого.
- Ибрагим.
- Ибрагим, вот вы ходите по всему миру. Всё видели. Всё подмечали. Что в мире такого интересного, чтобы ради этого оставлять свои дома и близких?
- Вот, что я тебе скажу, Макарка, - сказал Ибрагим. – Наши близкие всегда с нами. Мы путешествуем со своими жёнами. А наши дети достаточно взрослые, чтобы позаботиться о себе сами. А что касается мира… Мир очень большой. Его и за 666 жизней не обойти. Но, тем не менее, мы много увидели. Мы начали своё путешествие после Второго Пришествия. Действительно, Писания не ошиблись. Где бы мы не были, везде лев и другие хищники дружат с ягнятами и другими травоядными. Никто из зверей не охотится за другими зверями. Все едят траву и фрукты-ягоды. Насекомые никому не досаждают, а живут в ладу с собой. Никто не болеет и не умирает. Все: и люди, и нелюди, и животные, и гады, и птицы, и бактерии-вирусы ходят друг к другу в гости. Все выпивают, пьянеют, но не напиваются. Равный Богу приходит в гости ко всем и выпивает вместе с хозяевами. Все светятся после приёма пищи. Таким образом, светом, уходят из организмов шлаки. Вот, что мы видим по всем мирам. Единственное, что нам неизвестно, это план элохим насчёт нас.
- А план обыкновенный, - сказал я. – Сделать всех богами.
- И людей и нелюдей? – спросил Ибрагим
- И бактерий-вирусов, - сказал я.
- А что будет потом, когда все станут богами? – спросил Ибрагим.
- Знамо что, - сказал я. – Возрастание по божественной лестнице. Боги тоже живут в развитии. Ну, я тут много наболтал. Давайте наколем дрова и наносим воды.
И мы принялись за дело.

Сказ про посиделки с кентаврами Хаоса
Сидим мы на приступочке: я, Варя, Светозар и Лилит. Трубки курим и жизни радуемся. Тут во двор вваливаются кентавры Хаоса. У одного гармошка, и он наяривает что-то весёлое. Кентавры окружили нас и стали горланить песню.
Первые сидят и курят
И того им невдомёк
Что сейчас нагрянет буря:
Землю мы сожмём в комок.
Станет вся Земля, как груша,
Маловата и тесна.
Где моря? Где реки, суша?
Где овраги? Где леса?
И сильней во всей Вселенной
Хаоса кентавров нет.
Наши прапоры нетленны.
Звон мечей – не звон монет.
Мы воюем ради славы,
Не за злато-серебро.
И врагов катятся главы
Им во зло, а нам – добро.
Нас пытались уничтожить
Демоны и ангелы.
Но остались долго жить
Мы на зло архангелам.
Сеем мы повсюду смерть
Пожинаем хаос.
Мы – торнадо, буря, смерч.
Это наше дао.
Тут кентавры закончили петь и стали плясать вокруг нас. Я взял бутыль с сомой и поставил на видное место. И стал наблюдать, как на рыбалке. Вот один из кентавров заметил бутыль и в танце приблизился к нему. Потом резко сел и налил себе. Я протянул ему и свою кружку. Кентавр налил мне и мы выпили. Потом второй кентавр заметил бутыль и присоединился к нам. Затем третий, четвёртый… тринадцатый. Наконец, бутыль заметил гармонист, и наступила долгожданная тишина.
- Хорошая у вас боевая песня, – сказал я.
- Да, были времена! – воскликнул один кентавр.
Утро сменилось полднем. Затем наступил вечер, а мы всё сидели с кентаврами Хаоса и вспоминали былые битвы.

Сказ про послание из прошлого

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Прокоп с бутылем.
- Первые, вы обязаны со мной выпить сегодня.
- А то мы с тобой не выпиваем каждый день, - усмехнулся я.
- Так то оно так, - сказал Прокоп. – Но сегодня особенный день.
- Что, солнце сегодня встало? – сказал Светозар. – Или пчёлы отправились за нектаром?
- Вы даже не представляете, что сегодня за день, - сказал индюк. – Сегодня я в компостной яме нашёл капсулу, которую заложили наши предки много лет тому назад. В капсуле – послание потомкам. То есть, нам. Это ли не повод? А?
- Давай хотя бы прочтём послание, - сказал Светозар.
Прокоп протянул Светозару капсулу. Светозар отвинтил крышку и достал листок линованной бумаги. Развернул и принялся читать.
- Дорогие наши потомки! Пишут вам ученики одной из московских школ. Мы живём в 2016-м году и учимся в одиннадцатом классе. Время, в которое мы живём – очень замечательное и значимое. Чем же оно замечательное и значимое? А тем, что очень скоро окончатся все времена. Сейчас у нас, по всем приметам, ожидается объединение государств и стран в единый монолит под названием Соединённые Штаты Земли. Кое- кого это пугает, но только не нас. Мы знаем, что когда объединение стран произойдёт, управление возьмёт на себя человек, которого назовут антихристом. Мы, молодые, надеемся дожить до этих времён, потому что знаем, что после трёх с половиной лет правления супер человека, на смену ему придёт сам Христос, который утрёт каждую слезу. Мы верим в Страшный суд. Но нам не хочется верить в то, что грешников ожидает геенна огненная. Было бы несправедливо за временные грехи обречь людей на вечные муки. Один из столпов церкви Ориген как-то сказал, что Бог найдёт способ спасти каждого. Мы не знаем так ли это будет на самом деле, но нам хочется в это верить. Дорогие потомки! Вы живёте во времена, наступившие после Второго Пришествия. Мы немного завидуем вам, но надеемся на скорую встречу. Передавайте от нас привет Царю Небесному, Его воинству и Его пастве.
- И вы говорите, что это не повод выпить?! – сказал индюк
- Отец, а где сейчас эти школьники? – спросил Светозар.
- Они живут в соседнем лесу. Светозар, бери бумагу и ручку. Пиши.
Светозар изготовился.
- Коля, Света, Максим, Ильдар и Маша! Жду сегодня в гости. Ваш Василий Иванович. Сущий.
Светозар свернул письмо.
- Прокоп, - сказал я. – Возьми письмо и отнеси его в соседний лес этим ребятам. А вот когда вернёшься, тогда и напьёмся.
Индюк взял письмо и выбежал со двора.
- А мы, пожалуй, дожидаться не будем, - сказал я и придвинул к себе бутыль, забытую Прокопом.

Сказ про поводы для радости

Сидим мы в лесу у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. В котелке булькает хаш. Поют птички, стрекочут кузнечики, пищат птенцы, жужжат жуки и комары. Всё живое радуется жизни. И мы радуемся.
- Мы радуемся жизни? – спросил я собутыльников.
- Ещё как! – ответила Лилит.
- А как мы радуемся? – спросил я.
- Мы радуемся тихо, чтобы не мешать остальным радоваться, - сказал Светозар.
- А кто лучше всех радуется? – спросил я.
- Все радуются одинаково, - сказал Варя. – Я, например, радуюсь одинаково с тобой, Васька.
- А я думал, что я радуюсь больше всех, - сказал я.
- Нет, мы все радуемся одинаково, потому что поводы радоваться у всех одинаковы, - сказал Светозар.
- А какие это поводы? – спросил я.
- Все встали с восходом солнца и стали радоваться новому дню. Это раз, - сказал Светозар. - Все с утреца выкурили по трубке. Это два. Все сорвали с мясных кустов голяшки и стали варить хаш. Это три. Все распечатали очередную бутыль с сомой. Это четыре. Все собрались тёплой компанией в лесу у костра. Это пять. Думаю, дальше можно продолжать до бесконечности.
- Получается, - сказал я, - что все радуются одинаково. А хорошо ли это? Может, нужен лидер, который радовался бы больше всех?
- Зачем? – спросила Варя.
- Дело в том, - сказал я. – Если появится лидер по радованию, к нему будут подтягиваться все остальные, чтобы радоваться, как лидер. То есть, у всех будет больше поводов для радости. А когда все подтянутся к лидеру и станут радоваться одинаково, должен появиться другой лидер, у которого поводов для радости ещё больше, чем у предыдущего лидера. Все станут подтягиваться к другому лидеру, а тут появится третий лидер. Лидеры должны появляться постоянно, чтобы все возрастали в радости до бесконечности.
- Ты рассуждаешь или у тебя такой план? – спросила Варя.
- Конечно, рассуждаю. Но теперь это мой план. План возрастания в радости.
- Отец, но сейчас все радуются одинаково, - сказал Светозар. – Когда же появится лидер?
- Лидер просто так не появится, - сказал я. – Лидером нужно стать.
- Я хочу стать лидером, - заявила Лилит. – Что для этого нужно? Это сложно?
- Нет, - сказал я. – Совсем не сложно. Просто нужно болтать без умолку и смешить окружающих. А чтобы это у тебя получилось, нужно выпить 13 кружек сомы.
- Но я и так могу болтать без умолку и смешить окружающих, - сказала Лилит.
- Это меняет дело, - сказал я. – Значит это нам нужно выпить по 13 кружек сомы, чтобы смеяться над твоими шутками.
Все засмеялись, а Лилит совсем не обиделась, а стала болтать без умолку и смешить окружающих.

Сказ про дули

Идём мы с Варей по лесу и собираем грибы. Охота продвигается удачно. У нас в корзинках и боровички, и грузди, и волнушки. Вдруг видим – стоит огромный-преогромный гриб. Мы с Варей побежали наперегонки, чтобы раньше другого срезать такое чудо. Варя была первой и приготовилась, было, срезать гриб. Как вдруг у ножки гриба открывается дверца, и оттуда выходит Изначальный Мишаня. Мы опешили и повалились от этакого на землю. А Мишаня рассмеялся.
- Привет, Первые! Грибочка захотели? А вот вам! – сказал Мишаня и показал нам кукиш.
Мы с Варей ещё больше оторопели от кукиша.
- Некультурно, Мишаня, дулей такать нам в лицо, - сказал я.
- Да вы не обижайтесь на старика, - захихикал Мишаня. – Это у меня такой юмор – кукиш показывать. Я всем его показываю, и никто не обижается. Что с меня взять? Юродивый – он и есть юродивый. А вы времени зря не теряйте и заходите в мой дом.
- Ты живёшь в грибе? – спросил я.
- Пожалуй, можно и так сказать, - сказал Мишаня и опять захихикал. – Заходите, заходите. Мы с Марфой будем рады.
Мы с Варей вошли в гриб. Внутри было просторно и светло от светлячков, которые летали над потолком. У плиты стояла Марфа и напевала мелодию изначальных.
- Варенька! Васенька! – всплеснула руками Марфа. – Садитесь за стол. Будем пировать и разговоры разговаривать. Вы умеете разговоры разговаривать?
- В школе мы этого не проходили, - сказала Варя. – Но жизнь научила. Правда, мы умеем не все разговоры разговаривать. А только те, которые сами разговариваются. Наверное, мы не самые лучшие собеседники.
- Не переживайте. Я приготовила такие грибы, после которых разговоры так и льются, так и разговариваются. На все темы, на все случаи жизни: и юморные, и любознательные, и вопрошательные и всякие другие. Садитесь за стол и отведайте волшебные грибочки. Не стесняйтесь.
Мы с Варей сели за стол. Хозяйка подала кушанье и тоже села. Мишаня раскупорил бутыль с сомой. И стали мы есть и пить, а разговоры не разговариваются. Сидим мы молча и потребляем. Да зыркаем друг на друга, кто первым начнёт разговорами развлекать. Но все молчат. Только иногда кто-то говорит: «подай соль» или «вздрогнем», или «Ну?»
Час сидим. Два. Наконец, Мишаня сказал:
- Мать, а сколько времени ты жарила грибы?
- 13 минут, милый. А разговоры не разговариваются.
- Совсем у тебя нет памяти, - сказал Мишаня. – Для разговоров нужно грибы жарить 33 минуты, не больше и не меньше! Вот я тебе дулю покажу!
- А я первая тебе дулю покажу! – сказала Марфа.
- А я тебе три дули покажу! – сказал Мишаня.
И стали они дулями меряться. Тут и мы с Варей подключились. Стали кому ни попадя дули показывать.
Целый час орали друг на друга и дули тыкали. А потом пошли разговоры. Вот и слава богу.

Сказ про алчного индюка

Мы с Варей вышли на улицу, сели на приступочек и собрались, было, покурить, как вдруг услыхали странный шум во глубине двора. Мы пошли на источник шума и увидели огромную толпу эльфов, орков, гномов, огров, великанов, лепреконов, хоббитов, наяд, дриад, лесовиков, домовых, леших, водяных, русалок, элементалей, духов, ангелов, падших, животных, людей, птиц, рыб, гадов, микробов-вирусов и других. В центре толпы кто-то что-то вещал. Мы протиснулись вперёд и увидели индюка Прокопа, который стоял на пне.
- Покайтесь! – кричал Прокоп. – Покайтесь, окаянные! Ибо наступило время очищения от скверны! Наступило время правды и истины! Это говорю вам я – пророк Царствия Божьего! Кто не покается, тому вовек не вкушать пищи райской и пития нектарного!
- А в чём каяться-то? – спросил домовой Жора. – У нас нет грехов.
- А ты в лесу грибы собираешь? – спросил индюк.
- Конечно, собираю, - сказал домовой. – Все собирают. А чем я хуже других?
- Так вот! Собирать грибы – грех! Есть плоды и ягоды – грех! Обрывать мясные кусты – грех! Вкушать сому – грех! Здесь всё принадлежит Богу! Без его разрешения ничего нельзя собирать или добывать или ловить! Это воровство! А воровство – самый страшный грех, тем более – у Бога! Покайтесь! Иначе Бог разгневается и поразит вас мечом и огнём!
- А мы забыли, как каяться, - сказал вирус Прошка. – Почитай со Второго Пришествия не каялись.
- А вам и не нужно вспоминать, - продолжать вещать индюк. – За вас это сделаю я. Я отмолю ваши грехи!
- Спасибо, отец родной! – сказало множество голосов.
- А спасибо в карман не положишь! – сказал индюк.
- Так чем же нам отблагодарить тебя? – спросил бобёр Витёк.
- Мне лично ничего не надо, - сказал индюк. – Единственное, как вы сможете себе помочь, - это избрать меня царём и делегировать мне полномочия оправдывать вас перед лицом Бога.
- Прокопку на царство! Прокопку на царство! Прокопку на царство! – закричало множество голосов.
Индюк выпрямил грудь колесом и посмотрел на толпу. И тут наши глаза встретились. Индюк смешался, спрыгнул с пенька и попытался скрыться в толпе. Но я ухватил его за хвост и притянул к себе.
- Поцарствовать захотелось? – спросил я.
- Так это ж я шутейно, - сказал индюк.
- А почему никто не смеётся?
- Так у них чувства юмора нет.
- Значит так, Прокоп, иди на пенёк и разруливай ситуацию в обратном направлении.
Прокоп залез на пенёк и попросил жестом тишины. Когда гомон прекратился, Прокоп начал говорить.
- Уважаемые наследники Бога Всемогущего! Всё, что есть у Него, Он отдал вам в бессрочное пользование: и горы, и леса, и моря, и океаны, и плоды земли, воды и воздуха. Сейчас мне было видение, в котором Вседержитель сказал так: Прокоп Ригведович, объяви Моей пастве волю Мою. Аще кто не потребляет Моё как своё, - тот болван. Пейте, ешьте, веселитесь и друг с другом делитесь. Аминь! А передал вам это послание равный среди равных, дружбан Васьки и монарх на побегушках Прокоп.
Раздались аплодисменты. Индюк поклонился. Я протянул ему кружку с сомой и сказал.
- Хорошая птичка, хоть и алчная.
- Я не алчный, - сказал индюк. – Я весёлый.
На том и порешили.

Сказ про то, как курица Клара стала фурией

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам курица Клара и всплёскивает руками.
- Василий Иванович, какая на тебе прекрасная кольчуга!
- Окстись, Клара. Какая такая кольчуга? На мне обычная полотняная рубаха.
- А какой шлем на тебе блестящий! А на боку сверкающий меч!
- Что с тобой, Клара? – сказал я. – Мой шлем и меч лежат в сундуке.
- Вижу краешек лука Девственник за твоими плечами. Вижу ореол святости над головой со златыми кудрями…
- Тю, Клара, ты что – напилась?
- Васька, если бы я не была замужем, я бы соблазнила такого привлекательного мужчину с медалями и орденами на груди.
- Что, Клара, твой Макарка забывает говорить тебе комплименты? И ты перестала себя чувствовать привлекательной?
- Откуда ты знаешь, Васька?
- А то не понятно. Раз ты ищешь чего-то на стороне, значит муж облажался. Я прав?
- Светозар, ты уж прости, что я тебя не заметила рядом с таким мужчиной.
- Клара! – сказал я. – Цирк закончен.
Курица села рядом с нами и закурила трубку.
- Васька, а ты можешь сделать так, чтобы мой остолоп привечал бы меня, ухаживал, говорил комплименты, дарил подарки, водил в кино и танцы? Чтобы устраивал мне романтические ужины и прочее.
- Нет ничего проще. Сейчас я сотворю мыслеформу и отправлю её ему в голову.
- Ой, я прям не знаю, как я буду тебе благодарна. Твори скорей свою мыслеформу.
Я скрестил определённым образом пальцы на руках и прочитал заклинание.
- Готово, - сказал я. – Остаётся только ждать.
И тут из курятника лёгкой походкой вышел петух Макарка и стал приближаться к нам. В его руках был букет роз. Клару распирало от удовольствия. Макарка подошёл к нам и протянул мне букет.
- Прекрасный юноша, Василий сын Ивана! – сказал петух. – Как я счастлив лицезреть твои златые кудри, твои дивные плечи, твой крепкий стан и мускулистые ноги. Я так бы и припал к твоим ногам и бросил бы к ним весь мир!
Клара схватила букет и стала им хлестать меня по чём попало.
- Волшебник хренов! Мыслеформа грёбанная! Ничего эти мужики не умеют: ни приставать, ни колдовать! Да чтоб на тебя болячка напала! Да чтоб у тебя руки отсохли!
Светозар схватил меня и увлёк в гараж. Там мы закрылись на засов, и ещё долго об дверь билось крепкое тельце курицы Клары, выкрикивающее проклятия в мой адрес. Вот я старый дурак. Уже и простые заклинания путаю.

Сказ про манию величия петуха

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Скрипнула дверь курятника, и оттуда вышел петух Макарка. Он взлетел на тын и прокукарекал. Тот час на горизонте показался край солнца. Петух дьявольски расхохотался. Нам со Светозаром стало неуютно. Петух спрыгнул с тына подошёл к нам и страшно рассмеялся. Мы со Светозаром прижались друг к другу.
- Я великий и могущественный! – вскричал петух. – Мне подчиняется светило! Я бог! Я всемогущ! Склоните передо мной голову, Первые!
Мы со Светозаром на автомате поклонились петуху.
- А теперь трепещите, узники тела! Сегодня я покину свою бренную физическую оболочку и устремлюсь духом в высшие сферы, где правит Равный Богу! Мы будем сидеть вместе на троне и править Вселенной, как два брата, равные по положению и крови. Никто не посмеет поднять на нас глаза. Никто не посмеет сидеть в нашем присутствии. Мы будем повелевать и отдавать приказы. Мы будем зажигать и тушить звёзды. Каждую ночь у нас будет новая женщина. Лучшие швеи будут поставлять нам одежду из чистого шёлка и бархата. Кузнецы будут ковать для нас магическое оружие. Мы будем есть из золота и пить божественный нектар. Наш взор будут ублажать танцовщицы, а слух – музыканты. Мы будем по ночам пробираться в гараж и пить с трактором Мыколой самогон…
- Макарка, - сказал я. – Последнее твоё заявление немного не в жанре. Если хочешь в гараж – так и скажи. Мы со Светозаром готовы.
- Плебеи! – вскричал петух. – Мы с Мыколой будем пить, а вы будете нам прислуживать, как полагается в лучших домах мироздания.
Я схватил петуха за хвост и выдернул перо.
- Что ты делаешь, Васька?! – закричал петух.
- Мне нужно перо, чтобы записать нам со Светозаром для памяти твои повеления.
Петух приосанился и начал говорить.
- Значит так, Первые. Каждое утро вы обязаны меня будить и поить сомой. Подъём для солнца теперь ваша обязанность. С утра вы должны будете наносить воды и наколоть дрова. Затем вы должны будете приготовить подарки для моих многочисленных жён. Потом будете готовить завтрак для всех нас и наших детей. Пока я до обеда буду валяться на печке, вы должны будете выгуливать моё семейство и улаживать внутрисемейные конфликты. Я могу долго говорить про ваши новые обязанности, но будем осваивать их постепенно.
- Макарка, а чёй-то не понял, - сказал я. – То ты собираешься духом воспарить, оставив бренное тело, то ты собираешься на печи целыми днями валяться. Ты определись: или ты нами правишь с заоблачных высот, или ты повелеваешь с печки.
Петух задумался. Почесал в затылке.
- А и так, и так нельзя? – спросил Макарка.
- Нельзя. Нарушаться законы космоса. И всё разрушится.
- А что же делать?
- Я могу предложить тебе другой вариант. Всё остаётся как прежде. Ты, как обычно, будишь солнце и забоишься о своей семье. По вечерам мы запираемся в гараже, где я установлю трон. И с этого трона ты будишь провозглашать тосты. Устраивает?
- Кого бы не устроило?! – обрадовался Макарка.
- Но это ещё не всё, - сказал я. – Я назначаю тебя, Петух Макарка, Главным Тостующим Земли.
- Отец родной! – сказал петух и бросился мне на шею.
Я аккуратно вставил петуху перо на место.

Сказ про умного карася

Сидим мы со Светозаром в лодке и ловим рыбу. У меня клюнуло, и я вытащил карася Федьку.
- Федька, ты чего клюёшь? Мы же ловим только безмозглую рыбу.
- А мне захотелось с умными людьми поговорить.
- А на какие темы ты любишь разговаривать? – спросил я.
- Скажу без ложной скромности: я умею говорить на любые темы. Я уникум. Я единственный в своём роде.
- И на тему выращивания табака тоже можешь говорить? – спросил Светозар.
- Лучший табак растёт на солнце и любит обильный полив. В наших краях даёт 3 урожая.
- Ты смотри! – удивился Светозар. – А как насчёт сроков беременности у вирусов?
- Нет ничего проще, - сказал карась. – Раньше вирусы не испытывали беременность при продолжении рода. Но после того, как Небесный Иерусалим опустился на землю, все вирусы и бактерии стали живородящими, со сроками беременности 13 дней. В это же время все вирусы обзавелись именами, фамилиями и отчествами. Они стали строить дома, возделывать огород и пить сому. Рекорд по потреблению сомы за одни сутки принадлежит вирусу Евграфу Силычу Емельянову. Он осилил 3 полноценных бутыля и при этом продолжал балагурить и петь песни. Так же в последнее время вирусы стали осваивать ремёсла. Среди них много особей, которые занимаются творчеством. Есть и писатели, и поэты, и скульпторы, и художники, и архитекторы и прочая. В прошлом году вышел закон, в котором говориться, что вирусы, бактерии и прочая мелюзга может поступать в высшие учебные заведения. Вот сейчас я вижу у вас на правом весле курит трубку вирус Арнольд Борисович Рабинович.
- А что он там делаем? – спросил я. – Мы вроде его не приглашали на рыбалку.
- 13 сентября Равный Богу огласил указ, из которого следует, что все существа в Мироздании равны и могут пользоваться дарами абсолютной свободы. Приватность жилья отменяется, поэтому любое существо может быть в любой точке Мироздания, когда ему заблагорассудится, - сказал карась. – Исходя из этого, теперь не нужно набиваться в гости. Достаточно просто прийти в гости без приглашения и сесть за стол. Существо вправе требовать от хозяев выпивки, закуски и внимания. Если читать указ между строк, то можно понять, что хозяева обязаны чесать гостю пятки и всячески его ублажать. Оставшийся на ночь гость вправе рассчитывать на сказки перед сном. Таким образом, Первые, вирус Арнольд Борисович Рабинович, сидящий на правом весле, не нарушает никаких законов, включая законы гостеприимства. Мало того, он вправе требовать часть пойманной безмозглой рыбы.
- Рыбой делиться?! – вскричал Светозар. – Ни за что!
- В таком случае вы нарушите главный закон мироздания, который гласит: делиться кошерно.
- А что станет с нарушителем этого закона? – спросил я карася.
- Он обрекается на одиночество.
- Интересный ты собеседник, Федька, - сказал я. – Выпьешь?
- А чем я хуже других? – сказал карась. – Нынче все пьют.
- И вирусу налить? – спросил я.
- Обязательно, - сказал карась.
- А у меня нет такой маленькой тары, - сказал я.
- Он выпьет из большой кружки, чай, не маленький.
Мы со Светозаром засмеялись
- В смысле, по возрасту, - сказал карась. – Арнольд, присоединяйся!
- Да иду я, иду, - откликнулся вирус басом.

Сказ про родительское благословение

Я шёл по лесу, разыскивая Светозара и Лилит. Полдня прошло, когда я заметил костёр. У костра сидели Светозар и Лилит.
- Вот вы где! – сказал я, усаживаясь у костра. – А я вас целый день ищу.
- А нас легко найти, - сказал Светозар и указал пальцем вверх.
Я поднял голову и увидел огромный стяг Первых, на котором красовались четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей.
- Как же я мог не заметить? – вслух удивился я.
- Садись, отец, - сказала Лилит. – Хаш уже готов. Мы ждали тебя, чтобы ты попробовал на соль. – Лилит засмеялась.
- Отец, а зачем ты нас искал? – спросил Светозар.
- Я забыл вас благословить. Вы женились без нашего с Варей присутствия и нашего родительского благословения.
- Тем не менее, отец, - сказала Лилит, - мы чувствуем вашу незримую защиту.
- Но я хочу дать вам больше, - сказал я. – Сейчас вы обладаете всем тем, что есть и у нас с Варей. У вас есть прекрасное оружие. Хороший дом. Дети. У нас есть общий гараж. У вас всегда есть еда и выпивка.
- У нас всё есть, отец, - сказал Светозар. – А большего нам и надо. Мы воины и привыкли довольствоваться малым.
- И, тем не менее, я хочу вам кое-что предложить. Мой сын Равный Богу, он же твой младший брат, Светозар, недавно встречался со мной. Он рассказывал о том, как справляется с управлением Мирозданием. О радостях и подводных камнях царствования. И о другом. Равный Богу сказал, что хочет уйти в бессрочный отпуск, и что ему нужен достойный приемник. Мы одновременно заговорили о тебе. Ты лучше всех изучил психологию людей и нелюдей. У тебя большой опыт богоборчества, поэтому ты как никто другой знаешь изъяны верховной власти.
- Другими словами, отец, ты хочешь, чтобы я короновался на Царство, и Силу, и Славу?
- Именно.
- Но мне будет жалко покинуть мой дом, мой лес и вашу компанию, - сказал Светозар.
- Я об этом подумал. Тебе не нужно будет менять место жительства. Живи как жил и где жил. Единственное новшество, которое будет в твоём распорядке дня – это несколько часов в день работать и управлять.
- А опыт?
- Об этом не беспокойся. Я всегда буду рядом и помогу, если захочешь, советом.
- Так вот, значит, какое твоё родительское благословение? – усмехнулся Светозар.
Я взял пузырёк с мирром и помазал Светозара, произнося про себя молитву.
- Это и весь обряд? – удивился Светозар.
- Почти, - сказал я. – Осталось обмыть звёздочки.
- За этим дело не станет, - сказал Светозар и раскупорил бутыль с сомой.

Сказ про умение варить борщ

- Чего ты умничаешь! – сказала Варя – Вот чего ты умничаешь с самого утра! Умник нашёлся. Сидел бы лучше и молчал. Я борщ варю, а не ты. А ты вмешиваешься. Сиди, кури и молчи!
- Но ведь ты должна давно знать, что лавровый лист бросается в бульон, когда он закипит, а не в холодную воду.
- Какая разница, когда бросать лаврушку! До кипения или после. Всё равно лаврушка будет отдавать после закипания. Так какая разница? Вот я бросила её до кипения. Пусть там колобродится. А тебе не терпится показать свои долбанные знания.
- Я не знания показываю, - сказал я, а опытом делюсь.
- Ну зачем мне, скажи на милость, твой опыт? У меня что, своего нет, что ли? Я ли не варила борщи ещё до встречи с тобой? Моя мама говорила, что у меня получается борщ лучше, чем у неё. И что с таким умением я без проблем найду жениха.
- Но ведь получилось наоборот. При первой нашей встрече я сварил нам борщ и после этого я нашёл невесту, тебя.
- При чём здесь борщ? Ты мне понравился и без борща. А тот первый наш борщ, то есть, твой был сварен не правильно. Ты порезал в него помидоры со шкуркой. А на самом деле нужно было помидоры подержать в кипятке, а потом снять шкурку. Вот тебе и твой борщ. Я уже не говорю, что ты переборщил с чёрным перцем. И самое главное. Ты заправил борщ свежим салом, а нужно было чеснок растереть со старым салом. Не знаю, где ты учился варить борщ, но мой борщ правильнее и вкуснее твоего. Поэтому тебе не стоит подсказывать мне, когда бросать лаврушку и как резать лук: мелко или полукольцами.
- Меня варить борщ учил мой отец. А он среди Первых – самый лучший кулинар. И раз уж на то пошло, я тебе скажу вот что: картошку нужно резать мелко, а ты режешь крупными кусками.
- Ха-ха-ха! Мелко! Все хозяйки на свете знают, что борщ любит крупно порезанную картошку. Об этом во всех кулинарных книгах написано. Не знаю, какой повар твой отец, только в борще он ничего не смыслит. Вот ты, например, никогда не используешь томат пасту. Говоришь, что помидоров достаточно. Но томат паста даёт борщу неповторимый цвет и нужную кислинку.
- Цвет борщу даёт поджаренный на масле с уксусом буряк. А кислинку – уксус.
- Остановись, Васька! Хватит спорить! Ты хочешь давать советы? Не пойдёт. Вот становись к плите и сам готовь, как знаешь. А я от тебя устала.
- Варь, может, не будем сориться?
- Родители, не сортесь, - сказал подошедший Светозар. – Давайте я приготовлю борщ. Я мастер варить походный борщ.
- Сынок, - сказал я. – А когда ты бросаешь лаврушку?
- Не важно, отец. Секрет не в этом. Дело в том, что походный борщ любит много травы и корень сельдерея.
- Вот уж невиданно и неслыханно: сельдерей.
- Да, отец, сельдерей. А теперь, родители, садитесь за стол, пейте сому, а я буду варить.
Мы с Варей послушно сели и разлили на четверых.
- Отец, а чего ты на четверых разлил-то?
- Так вон Лилит идёт.
Лилит подошла к нам и заглянула в кастрюлю.
- Светозар, уже закипело. Пора бросать мелкопорезанный лук.
- Но я привык к полукольцам, - сказал Светозар.
- Не умничай, - сказала Лилит. – Делай как я говорю.
Через 5 минут мы все вчетвером сидели за столом.
- Обойдёмся сегодня без борща, - сказал я. – Будет суп с галушками.
- Я сварю, - сказал Варя.
- Нет я, - сказал Светозар.
- Всё-таки я, - сказала Лилит.
- Значит так. Сегодня куховарить будет курица Клара. Объявляю для нас выходной.
На том и порешили.

Сказ про лекцию о труде

Сидим мы в лесу у костра: я, Варя, Светозар и Лилит. В котелке булькает грибной суп. Тут подходят к нам Изначальные Мишаня и Марфа.
- Что, Первые, супчиком балуетесь? – спросил Мишаня.
- Есть такое, - сказал я.
- Будете такое есть? – усмехнулся Мишаня.
- Есть такое. Будем такое есть, – подыграл я Мишане.
Мишаня и Марфа сели рядом. Марфа достала из корзинки вязание и раздала всем клубки и спицы.
- Пока суп варится, займёмся делом, - сказала Марфа.
- А без вязания никак нельзя? – спросила Варя.
- Можно. Но тогда нужно будет или вышивать или ткать. Дело в том, - сказала Марфа, - что нельзя сидеть без дела. В каждую свободную минуту руки должны быть занятыми. Моя мама учила…
- У тебя не было мамы, - сказал Мишаня.
- Не имеет значения, - сказала Марфа. – Так вот. Трудиться нужно всегда. Труд – основа основ. Труд облагораживает и придаёт смысл жизни. Согласны?
- Ага, - сказал я, набирая петли.
- Без труда не выловишь и рыбку из пруда, - назидательно сказала Марфа.
- А из реки? – спросил Светозар.
- Что – из реки? – не поняла Марфа.
- Из пруда с трудом ловишь рыбу. А из реки ловить можно без труда?
- Вот ты такой умный, Светозар, а того и не знаешь, что мы с Мишаней в молодости много потрудились, чтобы создать в хаосе анклав стабильности. Ни минуты мы не сидели, сложа руки. Протончик к протончику, электрончик к электрончику собирали мы кропотливо, чтобы слепить пра Землю. И никто нам не помогал.
- Марфуш, ну кто нам мог помогать, когда кроме нас никого не было в целом свете, - сказал Мишаня
- Не перебивай, Мишаня. Я же не мешаю тебе рассказывать свои истории. Хотя и не всегда согласна с тобой.
- Молчу, молчу, - сказал Мишаня.
- Мы даже в день нашей свадьбы не сделали себе выходной. Трудились и трудились. Трудились и трудились.
- Что ты такое говоришь, Марфуш? – сказал Мишаня. – В день нашей свадьбы мы я сколотил тахту и на ней…
- Михаил! – вскричала Марфа. – Что ты себе позволяешь?!
- Но ведь это естественное занятие. Чего стыдиться-то? А насчёт труда – не буду спорить: я трудился целый день и потом всю ночь.
- Так ты называешь это трудом?! – взвилась Марфа.
- Нет. Это ты называешь это трудом. Сама же сказала, что даже в день нашей свадьбы мы трудились.
- Тишина, тишина! – сказал я и постучал ложкой по кружке. – Суп практически готов. Наливайте. Разливайте. И говорите тосты. Вечер воспоминаний закончен. А что касается труда, то ворочать большую кружку с сомой – тоже труд. Лыхаим!

Сказ про первый указ Светозара

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Бабочки хороводятся возле наших лиц. Червяки выползли погреться. Тут к нам подходит сияющая курица Клара и садится рядом.
- Мужики, закурить не найдётся?
Я достал запасную трубку, набил её и протянул Кларе.
- Рассказывай, что произошло, Клара, - сказал я. – Ты такая вся из себя радостная и благостная.
- Да, произошло кое-что, - сказала Клара.
- Вижу, что тебе не терпится нам рассказать. Давай. Колись. Мы со Светозаром никому не расскажем. Могила!
- Мужики, я такая счастливая! Мой Макарка сказал, что отменяет свой гарем и будет жить только со мной!
- Это хорошая новость, - сказал Светозар. – Тебе проставляться.
- Да нешто я не знаю правил? – усмехнулась Клара и достала из торбы бутыль с сомой. – Только у меня из закуски одно яблоко.
- Пойдёт, - сказал Светозар и разлил.
- Рассказывай, - сказал я, - что твоего Макарку сподвигло на такое судьбоносное решение? Это нонсенс, чтобы петух отказался от гарема. Эта как пчёлы против мёда. Или у тебя петух неправильный?
- Да разве вы не знаете Макарку? – сказала Клара. – Он самый правильный, настоящий петух.
- А может у него иссякла мужская сила? – спросил Светозар.
- А вот и не угадал, - сказала Клара. – Он у меня – о-го-го! Вам ещё фору даст.
- Клара, не томи, - сказал Светозар. – Что это на Макарку нашло?
- Дело в том, что мы с Макаркой знакомы уйму сколько лет. Мы познакомились ещё на пра Земле. Я стала его первой женой. Потом постепенно у Макарки рос гарем, но я всегда была его любимой женой. Меня это устраивало, так как гарем для петуха – это естественно. Это богом данная модель существования. Мы, курицы, никогда не испытываем чувство ревности, иначе вся схема накрылась бы гусиной гузкой. Годы шли. Меня всё устраивало. Мы переселились сюда, на Землю. И вот, однажды ночью, мне было видение, что будто бы мы с моим Макаркой живём одни в просторном доме. У нас хозяйство, огород. Макарка уделяет внимание только мне. Рядом нет других кур. Это видение взбудоражило мою душу. Всё во мне перевернулось, и ревность поселилась в моём сердце. Я больше не могла спокойно смотреть, как Макарка топчет других жён. Но изменить ситуацию я не могла. Однажды вечером мы пошли с Макаркой не берег реки, и он у меня спросил, почему я в последнее время хожу, как в воду опущенная. Я ему рассказала про своё видение и про свою тоску по настоящей семье, в которой мы будем принадлежать только друг другу. Макарка ничего мне на это не сказал, но после этой беседы он стал задумчивым. И вот сегодня спозаранку он разбудил меня и приказал собирать вещи. А сам куда-то ушёл. Я собрала вещи и вышла из курятника на поиски Макарки. Я его нашла на краю деревни, где он строил дом. Там он мне и сказал, что теперь мы будем жить как все нормальные люди. Только он, да я. Вот и вся моя история. Я не думаю, что из этого нужно делать тайну. Мне кажется, это событие революционное. Провижу разрушение гаремов по всему Мирозданию.
- Каждой курице по петуху. Логично, - сказал Светозар. – Это будет моим первым указом на посту Верховного.
Мы выпили.
- Где там, Клара, твоё яблочко, - сказал я.

Сказ про наивысшее Существо

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Прокоп, берёт мою трубку и начинает курить.
- Прокоп, не наглей, - сказал я и отобрал у него трубку.
Прокоп спокойно берёт трубку и Светозара. Светозар, молча, у него трубку отбирает.
- Ты, Прокоп, сегодня какой-то странный. Ведёшь себя как-то неприлично. Что с тобой? – спросил я.
- Я особенный, - сказал Прокоп.
- Не спорю, - сказал я. – Мы все особенные.
- Но я не такой как все. Я – высшее существо.
- Удивил. С некоторого времени все стали высшими существами.
- А я – наивысшее. Я выше Бога. И вам придётся принять это как данность, - сказал Прокоп.
- Так, так, так, - сказал светозар. – С этого места попрошу подробнее. Значит, ты выше Бога. Такого существа мне ещё не доводилось видеть. А говорить – и подавно. Нам, может, встать в твоём присутствии?
- Оставайтесь на месте, - величественно сказал индюк. – И вообще, оставайтесь в том звании, в котором я вас застал. Ничего менять в вашей жизни не нужно. Просто зарубите себе на носу, что вселенная породила Высочайшее Существо. И это Существо – я!
- Позволь, существо, поцеловать край твоей одежды, - сказал я.
- Кто же вам запретит? Целуйте. Оба. Только не порвите мою праздничную рубаху. Хотя, если о моём преображении узнают остальные, то мою одежду порвут на сувениры.
- Нам не нужен клок твоей одежды, - сказал Светозар. – Я бы с удовольствием заимел перо из твоей задницы.
Светозар изловчился и вырвал перо.
- Рвите, рвите меня на части, фанатики. Я всё равно возрожусь, как птица феникс.
- Ладно, Прокоп, - сказал я. – Давай серьёзно с тобой поговорим. Я склонен тебе верить, что ты обрёл атрибут Высочайшего Существа, выше которого никогда ещё не было. Ты даже выше самого Бога. Вот Светозар, например, с недавнего времени управляет Вселенной. До сегодняшнего утра он был высшим существом. Получается, что он должен снять с себя полномочия Верховного и передать тебе скипетр и державу. Так?
- Что ж, - сказал Прокоп. – Я отпираться не буду. И хоть мне управлять мирозданием в тягость, я не откажусь от трона по той простой причине, что я очень ответственный и справедливый. Каждый должен нести свой крест. И я свой понесу с достоинством… А какую зарплату мне положат?
- 33 золотых в год, - сказал я. Это обычная зарплата Верховного Правителя. Она не менялась уже много эонов.
- Ну, это не серьёзно, - сказал Прокоп. – Депиляция съест всю зарплату.
- Инфляция, - подсказал я.
- Ну да, инфляция. А надбавки какие-то есть?
- Есть, - сказал я. – Бесплатные обеды, оплачиваемый отпуск. Бесплатный проезд до дворца и обратно. Спецодежда за казенный счёт.
- А спецовка красивая? – спросил Прокоп.
- Красивая. Синий кафтан. Соболья шуба. Сафьяновые сапожки. Корона с самоцветами. Плюс будешь есть из золота и пить из серебра.
- Ну, мне нужно подумать. Я-то думал, что у меня будут сундуки с сокровищами, гарем, шут.
- Насчёт шута не беспокойся, - сказал я. – Я лично готов стать твоим любимым шутом.
- А ты справишься? – с сомнением сказал Прокоп.
- А я с этого и начинал карьеру. И сейчас я тебе докажу, что я прекрасно умею развлекать Высшее Существо. Первый номер моей программы: Превыше всех!
- Название мне нравится, - сказал Прокоп.
Тут я схватил индюка в охапку и стал подбрасывать его вверх.
- Прокоп превыше всех! – говорил я при каждом броске.
Индюк верещал и пробовал улизнуть, но я всё равно его подбрасывал и ловил. Индюк молил о пощаде, но я уверял его, что именно так развлекается Высшее Существо. Через полчаса мольбы и угроз индюк сказал, что пока не готов занять трон Вседержителя. И что собирается проводить время скромно и никому не говорить о своей избранности, чтобы никого не смущать. После этого я поставил Прокопа на землю, и он зигзагами пошкандебал домой.
- Ты спас мир, отец, - засмеялся Светозар.
- К твоим услугам, - усмехнулся я.

Сказ про духа озера

Сидим мы со Светозаром в лодке и ловим безмозглую рыбу. Тут появляется дух озера и садится рядом с нами.
- Привет, Первые! – сказал дух. – Хорошо, что вы здесь, а то мне поговорить не с кем.
- А с рыбами? – спросил Светозар.
- А они все делом заняты. Носятся в разные стороны с сумками и рюкзаками. Еду для семьи добывают.
- А ты чего едой не запасаешься? Жены нет? – спросил Светозар.
- Жена-то у меня есть. Но только мы – духи. Нам еда не нужна. Вот как раз по этому поводу я к вам и пришёл. Раньше я умел в плотное тело облекаться, чтобы попробовать земную пищу, выпивку. Ну и покурить. Но после одной попойки я начисто забыл заклинание, благодаря которому можно обрести тело. Вот у вас в корзинке много чего вкусного: и огурцы, и помидоры, и лук репчатый, и сало и консервы. А я не могу даже к этому сокровищу прикоснуться. Васька, не в службу, а в дружбу: дай мне плотное тело. А за мной не заржавеет. Щас нагоню к вашей лодке косяк безмозглой рыбы.
- Щас попробую, - сказал я.
Я скрестил особым образом пальцы на руках и прочитал заклинание. Тут же дух озера превратился в прекрасную девушку.
- Я баба! – воскликнул дух. – Васька, что ты наделал?!
- Ничего страшного не произошло, - сказал я. – Побудь немного бабой. Главное, что ты теперь можешь есть, пить и курить.
- Это, конечно, хорошо. Но вы начнёте ко мне приставать, и все духи меня засмеют.
- Переживать не о чем, - сказал я. – Сдался ты нам – приставать к тебе. Мы женатые мужчины. Тем более, на рыбалке. У нас сердце учащённо бьётся не от вида бабы, а от поклёвки. Так что успокойся и разливай. Как, бишь, тебя зовут?
- Ангелом кличут.
- Будешь сегодня Ангелина.
- Васька! – взвился дух.
- Хорошо, хорошо. Будем звать тебя Ангелом.
Дух разлил по кружкам и выпил сразу из трёх.
- Мне нужней – сказал Ангел, - отвечая на наш молчаливый укор. – Я 13 лет не был в теле. Хороша сома!
Ангел ещё разлил, и мы со Светозаром быстренько взяли свои кружки.
- За законы физики, которым я сейчас подчиняюсь, - сказал Ангел и выпил.
- А тебе известно, Ангел, - что и духи подчинятся физическим законам?
- Вы что, совсем меня за дурака держите? – сказал Ангел. – Конечно, знаю.
Тут к нам на лодке подплыли Варя и Лилит. Почему-то Варя весло держала высоко над головой. Поравнявшись с нами, Варя огрела меня веслом. Потом Светозара.
- Варя, за что?! – закричал я.
- Баба у них видите ли в лодке голая! Я вам покажу рыбалку с бабой!
Варя начала нас дубасить с огромной скоростью.
- Варя, погоди! – сказал я. – Это не баба. Это самый настоящий мужик!
- Ты ещё и издеваешься надо мной? Спаиваете бабу, чтобы потом воспользоваться ею.
Я глянул на Ангела и увидел, что он держит бутыль перед своим лицом и пьёт с горла.
- Ангел, прекрати! – сказал я.
- Какой я тебе ангел! – закричала Варя, не переставая лупасить меня.

@@@

Мы сидели у костра и ели уху. Ангел в третий раз пересказывал историю своего сегодняшнего воплощения. Варя и Лилит опять смеялись. Смеяться я не мог из-за распухшего лица. Только тихо подхихитывал.

Сказ про то, как Изначальный Мишаня веселился

Сидим мы со Светоазром на приступочке и курим трубки. Тут во двор входит Изначальный Мишаня. Весёлая походка. Улыбка вовсё лицо. Садится рядом и закуривает трубку.
- Первые, что вы такие скучные? То ли я: с утра весёлый превесёлый. Всё у меня спорится. Наколол дров, наносил воду, приготовил завтрак и подал его в постель Марфуше. Сходил за грибами. Наловил рыбы.
- К чему ты клонишь, Мишаня? – спросил Светозар.
- Да праздника хочется. Чтобы елось, пилось и танцевалось.
- Без повода никак невозможно, - сказал Светозар.
- Так повод есть, - сказал Мишаня.
- У тебя сегодня день рождения? – спросил я.
- Откуда? Я был всегда и никогда не рождался.
- А какой тогда повод? – спросил Светозар.
- Сегодня годовщина удивительного события. Именно в этот день, много лет назад, я инвольтировал вольных каменщиков. Так они и возникли и здравствуют до сих пор.
- Негоже как то праздновать без масонов, - сказал Светозар.
- Всего-то? – сказал Мишаня и свистнул.
Тут ворота распахнулись и во двор вошли калики перехожие. Масоны, значит. Первым шёл старшой Ибрагим.
- Привет, братишки, - сказал я. – Что-то вы зачастили.
- Просим прощения, - сказал Ибрагим.
- Да мы не в обиде, - сказал я. – Мы рады вашему приходу. Садитесь, располагайтесь. Чувствуйте себя как дома.
Светозар достал из подпространства заветную бутылочку без дня и началось веселье. Правда, веселился один Мишаня. Мы же со Светозаром и масонами были заняты выпивкой и едой.
- Мужики! – раздухарился Мишаня. – Айда стриптиз смотреть! Там, в лесу, дриады пилон установили. Чего вы такие скучные?
- Пока всю закуски не съедим, никуда не двинемся, - сказал Светозар.
- Так у вас скатерть самобранка. На ней никогда еда не заканчивается, - сказал Ммишаня.
- А хотите дриады сюда сами придут? Без женщин скучно.
- Мишаня, вон Марфа идёт, - сказал я.
Мишаня в мгновение ока спрятался за мою спину.
- Мишаня, я пошутил, - усмехнулся я и вскрикнул от подзатыльника.
- Мишаня, расслабься, - сказал Светозар. – Сядь, выпей с нами. И забудь о бабах. У тебя жена красивая, а ты ищешь на стороне.
Мишаня вздохнул, сел и стал ковырять вилкой в тарелке.
- Мишаня, а расскажи, как тебе пришла в голову мысль инвольтировать масонов? – спросил Ибрагим.
- Это было много лет назад. Я наблюдал за масонами. За их попытками достать мыслью до неба. В какой-то момент я подивился их трудолюбию и старанию и решил вмешаться. Другими словами, я инвольтирвал масонов, и они стали мистиками. Я им многого не дал, но знал, что они, благодаря новым способностям, сами доберутся, куда следует. А теперь минуты воспоминаний закончились и начинаются часы безудержного веселья!
Мишаня встал и пустился вприсядку. На шум во двор пришли дриады с пилоном. Я скукожился. Только бы Варя не выглянула во двор.

Сказ про упадническое настроение индюка
Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Прокоп. Становится рядом с нами и мнёт шапку.
- Что ты как не родной? – сказал Светозар. – Садись рядом. Сомы отведай.
- Не могу я сесть рядом с вами, Первые, - сказал индюк. – Не имею права. Ведь я самое никчёмное существо во всём мироздании.
- О! – сказал Светозар. – Новая песня.
- Смейтесь, смейтесь, - сказал индюк. – Только вы меня не переубедите. Того, кто сам для себя решил, что он никчёмный, никто не переубедит. Я глупый, некрасивый, полудурок, тупой и стеснительный.
- Ты – стеснительный?! – засмеялся Светозар.
- То есть, то, что я глупый, некрасивый, полудурок и тупой – вас не смутило. Горе мне, горе! Куда мне скрыться от злых людей, которые любят только успешных, юморных и красавцев?! Где тот медвежий угол, где бы я смог провести остаток жизни наедине с собой, где бы не было товарищей, которые смеялись бы надо мной?
- Прокоп, о каком остатке жизни ты говоришь, когда никто теперь не умирает? Когда все бессмертные.
- Хотел бы я умереть, чтобы своей никчёмностью не смущать успешных существ. Я бы отдал всё своё золото, чтобы впасть в забытьё до скончания веков.
- Золото?! – воскликнул Светозар. – Давай сюда золотишко, и я тебе устрою такие похороны, на которых никто не будет рыдать, а все будут смеяться и веселиться.
- Ты хочешь отобрать моё золото? – спросил Прокоп.
- Ты же сам его предложил. А я считаю не кошерным отказываться от денег, если они сами плывут в руки. Пойдём к тебе домой. Я возьму свой самый большой рюкзак.
- Светозар, нет в тебе сочувствия, - сказал индюк. – Я тут душу изливаю, а твои мысли только о деньгах. Вот Василий Иванович – хороший. Сидит себе тихо и молча сочувствует. Правда, Васька? – спросил меня индюк.
- Конечно, сочувствую, - сказал я. – И жалею тебя. Дело в том, что на днях я нашёл огромный клад. Мне столько денег не нужно. И тогда я решил, что отдам всё золото самому весёлому и оптимистичному существу. И вот уже несколько дней я присматриваюсь ко всем своим друзьям, чтобы определить чемпиона радости и веселья. До сегодняшнего утра я считал, что ты, Прокоп, намного опережаешь остальных. Но ты сейчас скатился на самое последнее место. Поэтому, скорее всего, я отдам клад петуху Макарке. Он, конечно, не дотягивал до тебя, но так как ты выбыл по причине хандры, то…
- Стоп! Молчи, Васька!
Индюк прошёлся колесом и сделал сальто. Потом он вынул из котомки балалайку и запел матерные частушки.
- Вот теперь я вижу перед собой настоящего Прокопку, а не ходячего мертвеца, - сказал я.
- А ещё я могу почитать упаднические стишата, - сказал Индюк.
- Ты опять за старое? – удивился я.
- Да нет же, - сказал индюк. – Стишата хоть упаднические, но смешные.
Далее полчаса мы смеялись над стихами индюка. Кажись, с чемпионом я определился.

Сказ про то, как водяному повезло с женой
Вышли мы со Светозаром на улицу, а на приступочке сидят Варя и Лилит. Курят трубки и радуются жизни.
- Сома у вас есть? – спросил я.
- У нас всё есть, - сказала Варя.
- Поделитесь? – спросил Светозар.
- Сначала наносите воды, - сказала Варя.
Делать нечего. Взяли мы со Светозаром вёдра и коромысла и пошли к реке. А на берегу сидит водяной. Курит трубку и радуется жизни.
- Фрол, у тебя сома есть? – спросил Светозар водяного.
- У меня всё есть, - сказал водяной.
- Поделишься? – спросил я.
- Сначала наносите воды.
- Не понял, - сказал я.
- Чего не понятного? – сказал водяной. – Водя наносите.
- У тебя же целая речка воды, - удивился Светозар.
- А мне её мало. Хочу, чтобы вы наносили в мою речку всю воду, какая на земле есть.
- Хорошо, - сказал я. – Тогда ты нам дашь всю сому, какая есть на земле. Я думаю, это справедливая плата.
- А зачем вам вся сома? – сказал водяной. – Так ни у кого не останется этого божественного напитка, и все будут существовать грустно.
- Но ты ведь запросил всю воду. Без воды всем будет ещё грустнее.
Водяной почесал в затылке.
- Ладно. Садитесь рядом и пейте сому просто так.
Нас два раза просить не надо. Сели мы на землю и стали потреблять сому. Водяной тоже себе подливает.
- Как поживает твоя жена? – спросил я водяного.
- Полдня наряжается, а другие полдня перед зеркалом крутится. Хозяйство запустила. Детьми только я занимаюсь. Ну, не дура ли баба?
- Какая же она дура, - сказал я. – Она так свою жизнь строит, что работаешь только ты. Дура на такое не способна.
- То есть, вы хотите сказать, что моя жена умная? Это мне льстит. Но тогда получается, что я дурак. Живу с умной бездельницей.
- Не всё так плохо, Фрол, - сказал я. – Ситуация так сложилась, что тебе приходится самому заниматься детьми. Они всегда с тобой. Ты с ними играешь и воспитываешь их. Твои дети вырастут и всю жизнь будут благодарны тебе. А что ещё надо родителю?
- Ты прав, Васька, - обрадовался водяной. – Я давно мечтаю, чтобы они выросли. Тогда я смогу пить с ними сому и разговоры разговаривать. Что может быть лучше, чем быть другом для своих детей.
- Повезло тебе с женой, - сказал я.
- Счастливчик, - сказал Светозар.

Сказ про посиделки с орками
Сидим мы на полянке: я, Варя, Светозар и Лилит. Варим уху. Тут подходят к нам орки и говорят.
- Можно присесть у вашего костра и полакомиться ухой?
- С какого перепугу? - спросил я.
- А мы весёлые.
- Возражений нет, - сказал я – Присаживайтесь.
Орки шумною толпой расселись у костра и стали петь воинственные песни на своём языке.
- О чём поётся в этой песне? – спросил я.
- В этой пение говорится о том, что наши воины заставили солнце три дня не показываться из-за горизонта, чтобы они смогли совершить дальний переход и внезапно напасть на спящих эльфов, - сказал один орк. – Солнце побоялось угроз и не появлялось 6 дней и шесть ночей. За это время армия орков сумела выполнить боевую задачу и вернулась без потерь на базу. Через некоторое время коварные эльфы заставили солнце не садиться 3 дня подряд. Они достигли пределов орочей земли и перебили сонных воинов. Эльфы вернулись к себе в леса триумфаторами. Но колдун-орк вызвал к себе духов павших бойцов и вместе с ними отправился в эльфийские леса, где духи перебили всех эльфов. После этого между орками и эльфами установился мир, так как ни тех и не других уже не существовало. И вот теперь духи эльфов и духи орков пируют за общим столом в небесном лесу, на небесной поляне. Слава павшим!
- Павшим слава! – сказал я. – Не знаю как кому, а мне ваши песни нравятся. Они такие весёлые…
- Не иронизируй, Васька, - сказал орк.
- А что мне ещё остаётся делать, как не иронизировать? Вы же сказали, что весёлые. Именно поэтому я разрешил вам устроиться среди нас. Дело в том, что о весёлости я спросил на автомате, так как сейчас нет никого грустного. Все сейчас весёлые. Все веселятся, а не грустят. Поводов для грусти нет. А вы остались в прошлом. Вспоминаете грустные дни, а не радуетесь настоящему.
- На самом деле, мы весёлые, просто считаем, что нельзя забывать былое. Иначе мы растворимся среди прочих. А мы ведь – орки!
- Мы орки! – закричало с десяток голосов.
- Я тоже орк, - сказал я. – Но не кричу об этом на каждом перекрёстке.
- Ты – орк?! – удивился орк.
- Что – не похож? Дело в том, что за мою длинную жизнь я был не только Богом, но и ангелом, падшим, человеком, эльфом, огром, великаном, хоббитом, гномом, наядой, дриадой, водяным, лесовиком, русалкой, кикиморой, леприконом, зверем, птицей, гадом, вирусом, бактерией, орком и прочим. Я был и мужчиной, и женщиной, и андрогином. Я ползал, плавал, летал, ходил и пресмыкался. Мне ведомы все чувства любого создания Мироздания. Я понимаю всех и принимаю всё. Но я не позволяю себе, чтобы моё прошлое довлело над моим настоящим. Иначе оно будет определять моё будущее. Вот почему я, орк в прошлом, не позволяю себе гордится своим прошлым, так как у всех есть повод гордиться. Никто не выше никого. Свобода. Равенство. Братство. Это фундаментальный закон Вселенной новейшего времени. Пейте, орки и веселитесь. Лыхаим!

Сказ про невиданное чудо

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Из курятника вышел петух, взобрался на тын и кашлянул. Именно кашлянул, а не прокукарекал. Но всё равно краешек солнца показался на горизонте. Петух спрыгнул с тына и неуверенной походкой подошёл к нам.
- Как я понимаю, - сказал я, - произошло что-то из ряда вон выходящее.
- Петух кивнул и уселся рядом с нами. Он достал трубку и закурил.
- Макарка, не томи, - сказал Светозар.
Петух махнул рукой, взял бутыль и налил себе. Выпил три кружки и вытер губы.
- Это случилось, - сказал петух.
- Что «это»? – спросил Светозар.
- Сегодня ночью я снёс яйцо.
У нас от удивления выпали трубки изо рта.
- Перед этим событием я две недели чувствовал недомогание, - сказал петух. – Но я думал, что это от того, что я много пил по вечерам. И вот вчера вечером у меня разболелось внизу живота. Какое-то время я мучился, а потом вдруг у меня вылезло яйцо. Я почувствовал облегчение и какую-то необыкновенную радость. Мало того: я испытал катарсис. Я, конечно, не так много времен живу на свете, как вы, Первые, но чтобы мужик родил, такого я на своём веку не слыхал. Я слышал легенду, что родившему мужику полагалась большая денежная премия. Я это говорю не в том смысле, чтобы бежать за деньгами, а в том, что эта премия была устроена в некотором смысле юмористически. Никто и никогда не верил, что мужик может родить. Васька, что это? Почему я? Это чудо или стал действовать какой-то редкий закон природы?
- То, что с тобой произошло, подпадает под относительно новый закон природы, который гласит: свобода. Равенство. Братство. Это не просто слова. Эти слова имеют под собой почву и определяют поведение живых существ. В данном случае нас интересует слово «равенство». Равенство не только по положению и социальному статусу. А равенство и по гендерному признаку. Отныне все равны абсолютно: и мужчины и женщины. То, что ты родил – первая ласточка действия закона о равенстве. Создан прецедент. Теперь во всех уголках Мироздания мужчины станут вынашивать и рожать. Теперь функция матери равномерно распределится между обоими родителями. Удивляться этому не стоит, но и бояться мужикам нечего. Отныне беременность будет протекать мягко и незаметно. Останутся в прошлом болезненные роды. Супруги сами будут решать, чья очередь рожать. Пришла пора сказать, что больше не будет чёткого разграничения полов. Мужчины частично будут себя чувствовать, как женщины и наоборот. Наступает эра мужик-бабы. Это не андрогинность. Это более высокая ступень. Супруги будут гораздо глубже понимать друг друга и возрастать в любви друг к другу. Примерно так. А теперь, Макарка, давай выпьем за тебя, который принёс нам весну нового мира.
Мы с Макаркой выпили. Макарка достал яйцо из кармана. Погладил его и положил на место. Утро удалось. А каким будет наш день?

Сказ про старый клён

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. Между затяжками напеваем:

Там, где клён шумит
Над речной волной
Говорили мы
О любви с тобой.

- А ты помнишь, Вася, тот клён? – спросила Варя.
- Как же я могу его забыть, если под ним мы говорили о любви с тобой.
- А давай сейчас к нему сходим, - сказала Варя.
Мы поднялись и вышли за ворота. Через полчаса мы пришли к реке и направились к нашему клёну. Вот он стоит в окружении других деревьев. Большой и раскидистый.
- Вот тут мы сидели с тобой много лет назад и болтали обо всём на свете, - сказала Варя.
- Я прекрасно помню всё, что было тогда. У этого клёна состоялось наше первое свидание на пра Земле.
- А во что я была одета? – спросила Варя.
- В розовое платье и зелёные туфли. Ещё на тебе был красный шарф.
- Выдумщик. На мне было белое платье с рюшами, венок из одуванчиков и розовые сандалии.
- Тебе виднее, - сказал я. – А потом, когда мы переселились на землю, я выкопал наш клён и посадил его здесь, чтобы было куда ходить на свидания.
- Ну вот, - сказала Варя. – У нас снова свидание. Чем меня будешь удивлять?
Я достал из подпространства булавы и стал ими жонглировать.
- Удивил, - усмехнулась Варя. – Ничего не скажешь. И это всё, на что ты способен?
Тогда я поднатужился и достал с неба звезду. Я перекладывал её с руки на руки и дул. Когда она немного остыла, я протянул её Варе. Варя приколола звезду на кофточку и кокетливо закружилась на месте.

- Хороша была Варюша,
Краше не было в селе, - продекламировал я и достал с неба целую горсть звёзд. Из проволоки я сделал венец, к которому прикрепил звёзды. А потом надел венец на Варюшину голову.
- Вась, а я самая красивая? – спросила Варя.
- Аки паки, - сказал я.
- А умная?
- Дык.
- Ты меня ни на кого не променяешь?
- Не вижу конкуренток.
- Вась, а давай выпьем для храбрости.
- Ты что, собираешься меня напугать? – спросил я
Варя засмеялась.
- Ты хочешь смыть косметику?
Варя, смеясь, махнула рукавом, и на земле появилась скатерть. Варя махнула рукавом, и на скатерти появились выпивка и закуска.
- А не много ли выпивки? – сказал я.
- Что, испугался? Я же говорю: давай выпьем для храбрости.
Мы выпили по одной. Потом ещё и ещё. К закуске мы даже не притронулись. И тут Варя говорит:
- Вась, мне холодно.
Я пододвинулся к Варе и подумал, что никакого креативного мышления у женщин нет. А разве это плохо?

Сказ про новую, но забытую философию.

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк Прокопка.
- Быть посему! – сказал индюк и сел рядом с нами.
- Быть посему! – сказал индюк, налил себе и выпил.
- Быть посему! – сказал Прокопка и снова налил, и снова выпил.
- Быть посему! – сказал индюк и налил.
Я отобрал у Прокопки полную кружку.
- Что с тобой, Прокопка? – сказал я.
- Дело в том, что я стал претворять в жизнь задуманное мной. Для меня начался новый, оптимистический этап моей жизни. Раньше я свои желания просеивал через сито сомнений, поэтому слыл неудачником. Ныне же я исполняю любое своё желание.
- Где ты набрался этой премудрости?
- А к нам в деревню вчера прибыл мастер.
- Мастер в какой области? – сказал я. – Он гончар? Плотник? Строитель?
- Нет. Он просто мастер. Или другими словами, он учитель жизни. Благодаря его семинару я усвоил, что от жизни нужно брать по максимуму.
- То есть, всё, что плохо лежит, ты подбираешь и присваиваешь? – спросил я. – Например, увидел нашу бутылку и мастерски к ней приложился.
- Темнота! – сказал индюк. – Мой учитель учит отбрасывать ложный стыд, когда тебе что-то нужно от других. Он утверждает, что весь мир должен крутиться только вокруг тебя. Всё, что есть в этом мире, принадлежит тебе по праву. Нет «твоего» и «моего». Есть «наше». А тот, кто держится за частную собственность – деградирует и не войдёт в Царство Божие.
- Прокопка, что-то я не понимаю. Царство Божие давно наступило. Ты что, телевизор не смотришь?
- Вы что совсем меня за дурака держите? – сказал Прокопка. – Учитель говорил не про наше местечковое Царство Божие, а про самое что ни на есть кошерное. Наше Царство – так себе царство. А настоящее Царство в головах. И когда это, настоящее Царство наступит, не будет ничего частного. Всё будет общее: и еда, и выпивка, и средства производства, и дети, и жёны. Вы просто тёмные и необразованный люди. Вам обязательно нужно послушать моего учителя. Дайте ещё выпить.
- То есть, ты считаешь, что твоё Царство над царствами уже наступило?
- Лично я готов к его приходу.
Я налил.
- Ну, тогда пей и приведи нам свою жену.
- Зачем вам моя жена? – насторожился индюк.
- Как зачем? – сказал я. – Я поговорю с Варей и Лилит, чтобы твоя жена приходила ко мне и Светозару по вечерам. Ведь теперь у нас будет всё общее. Не так ли, Прокопка?
Индюк стал хватать ртом воздух и полез драться. Светозар еле нас разнял.
- Так не хочешь? Ну, давай тогда мы со Светозаром будем приходить к твоей жене по вечерам.
Индюк сел и молча закурил.
- А где сейчас твой учитель? – спросил я.
- Да дома у меня отдыхает.
- И жена твоя дома?
- Убью! Закричал индюк и бросился бежать домой.

Сказ про золотую рыбку

Сидим мы со Светозаром в лодке и ловим безмозглую рыбу. Клёв поганый, но настроение подогревает сома из заветной бутылочки без дна. Вдруг у Светозара клюнуло. Он подсёк и вытащил золотую рыбку.
- Отпусти меня, Светозар, на волю. А за это я исполню любое твоё желание, - сказала золотая рыбка.
- Покумекать нужно, - сказал Светозар. – И со старшим посоветоваться.
- Я тебя не тороплю, - сказала рыбка.
- Отец, - сказал Светозар. – Что же такое загадать, чтобы не было стыдно перед своей совестью?
- Дык, загадай мир во всём мире, - сказал я, довольный тем, что со мной советуются.
- Отец. В мире и так мир. В пустую растратим желание. Думай ещё.
- Тогда пусть все во всём мире поженятся, - сказал я.
- Склероз у тебя, батя, - сказал Светозар. – Все давно уже переженились.
Я почесал в затылке.
- Ну, давай, загадаем что-нибудь простое. Например, ведро клубники.
- Вот это другое дело! – обрадовался Светозар. – Рыбка, я хочу ведро клубники.
- Я, конечно, исполню ваше желание, - сказала золотая рыбка. – Только придётся чуток подождать.
- Сколько ждать-то? – спросил Светозар. – Пять минут? Десять?
- Полгода, - сказала рыбка.
- А чего так долго? – взвился Светозар.
- Да вы сами посудите. Клубнику мне нужно посадить, затем поливать её, полоть, ухаживать всячески. Должно пройти полгода, когда она даст свои плоды. Потом я соберу урожай в ведро и преподнесу его тебе. Вот такая арифметика.
- Но разве это чудо? В сказках говориться, что золотая рыбка выполняет желания мгновенно. Иначе нет смысла.
- На то они и сказки, чтобы люди воспринимали их иносказательно. На самом деле чудес не бывает. Есть только голые законы природы, супротив которых не попрёшь. Всем известно, что клубнику можно собирать через полгода после посадки. Не раньше и не позже. Вот если бы вы заказали мир во всём мире или чтобы все переженились, я бы это исполнила в один миг, так как исполнение этих желаний не вписывается ни в какие законы. И то, это было бы не чудом, а искусством пропаганды. А вот что касается клубники, огурцов и прочих патиссонов… Ну, нельзя собирать урожай раньше посевной. Увольте меня, то есть отпустите.
- Рыбка, мы тебя поняли. Ну, хотя бы дай нам шоколадку. Сотвори это чудо, - сказал Светозар.
- Вы что, совсем на время не смотрите?! Сейчас пять утра, а магазин открывается в семь! Два часа ждать будете?
- Нет, - сказал Светозар.
- Ну, тогда я пошла по делам. Мой ресурс исчерпан.
Рыбка вильнула хвостиком и бультыхнулась в воду. А мы со Светозаром долго ещё смотрели на расплывающиеся круги.

Сказ про ненаписанные книги

Сидим мы со Светозаром на приступочке, и только я собрался разлить, как в дверях показалась Варя.
- Мальчики, есть дело. Нужно прибить полочку для книг.
- Но у нас нет книг, - сказал я.
- А полочка для прикормки. Прибьёте полочку, и современем появятся книги.
- А, может, наоборот? – сказал я. – Давайте найдём книги, а потом прибьём полочку. Логично?
- Да вам просто лень с утра работать, - возмутилась Варя. – И что там той работы? Прибили два гвоздя и дело в шляпе.
- Два гвоздя? – сказал я. – Во-первых, нужно сажать на саморезы. Во-вторых, нужно привинтить к полочке уголки. Два уголка потри самореза. И по три самореза для привинчивания к стене. Итого – 12 саморезов.
- Мне всё равно, сколько будет саморезов. Главное, чтобы через полчаса полочка была готова.
- Но она же пустая будет стоять, - сказал я. – Где мы возьмём книги? Бумажных книг давно нет в продаже. Все пользуются электронными.
- Ну что ж. Ты меня вынуждаешь разгласить мой план, - сказала Варя. – Я хочу, чтобы вы со Светозаром стали писать книги. У вас была долгая жизнь, в которой было много чего интересного. Мы с Лилит хотим, чтобы вы писали мемуары. Я понимаю, это займёт много времени, но потом, я уверена, каждый захочет иметь у себя книги Первых: Сущего и Первенца.
- И какая в этом нам выгода? – спросил я.
- А выгода самая обыкновенная. Все, кто купит ваши книги, будут приходить к вам за автографами. И у нас появится много новых гостей. А то в нашем доме гостят только наши, деревенские. Новые гости будут рассказывать новые истории. Мы, наконец, узнаем, что сейчас творится в мире.
- У меня выпивки на всех не хватит, - сказал я.
- Не прибедняйся, Васька, - сказала Варя. – У тебя есть заветная бутылочка без дна. А у Светозара есть скатерть-самобранка. Так что вставайте, бездельники, и идите привинчивать полочку.
Делать нечего. Встали мы со Светозаром и пошли в гараж за инструментами. А там нас ждёт трактор Мыкола перед накрытым столом. Мы обрадовались, а трактор и говорит:
- Мужики, вы тут пока сами наливайте-пейте-закусывайте. А мне Горпына поручила полочку пришпандёрить.
- А зачем вам полочка? – спросил Светозар.
- Такой же вопрос задал и я жене. А Горпына мне и говорит: Мыкола, скоро Васька со Светозаром напишут мемуары. Так мы купим книги, возьмём автографы и поставим книги на полку. Я ей говорю: вот когда у нас будут книги, тогда я и сделаю полку. Но Горпына упёрлась. Не повезло мне с бабой. Вот у вас жёны что надо. У них, наверняка, всё в порядке с логикой.
Мы молча кивнули, взяли ящик с инструментами и вышли из гаража.

Сказ про прекрасных наяд

Пошли мы со Светозаром в лес за грибами. По пол лукошка уже собрали. Адреналин зашкаливает, а нам попадаются всё новые и новые грибы. Вышли мы на полянку, а там стоят полуголые наяды. Мы оторопели, а наяды и говорят:
- Мужчинки, возьмите и нас в свои корзинки. Отнесите нас к себе домой, и вам будет счастье.
Мы смущённо отвечаем.
- Уважаемые барышни, мы бы с радостью так поступили, но мы давно женаты, и нам не по рангу приносить вас домой.
- А мы вас жениться на нас не просим. Мы вольные девушки. Просто принесите нас домой, и мы будем вам делать приятное. Мы очень умелые и опытные женщины. Ещё никто не отказывался от наших ласк, и все всегда оставались довольными.
- Никак не можем, - сказал я. – Представляете, что скажут наши жёны, если увидят полуголых красавиц?
- А мы станем вашим жёнам сёстрами. Будем жить вместе, пока вам не надоест. Правда, никому ещё наше общество не надоедало. Мы сами ото всех уходили.
- Да наши жёны нам мозги вышибут, а вам все космы повыдёргивают, - сказал я, не отрывая взгляда от аппетитной голой ноги одной из наяд.
- Что за средневековье? – удивились наяды. – Неужели нельзя в наше прогрессивное время привести в дом красивую, скромную, аккуратную девушку?
- В принципе можно, - сказал я, почесав в затылке. – Только девушка должна быть скромная, аккуратная и некрасивая. Я бы даже сказал, что она должна быть уродливой, как жаба. Такая девушка не будет раздражать наших жён. Она даже сможет стать постоянным членом семьи.
- Но куда податься нам, красивым и умопомрачительным? Мы ищем смелых, сильных, мускулистых мужчин, к плечам которых мы смогли бы прислониться. Вы – такие, каких мы ищем. Неужели мы вам не нравимся? Возьмите нас к себе, а ваших жён выгоните из дома, если они такие единоличники. Мужчина – это общее достояние. Нельзя его приватизировать.
- Хорошо, девочки, - сказал я. – Давайте представим такую ситуацию. Мы выгоняем наших жён и берём вас к себе жить. И вот живём мы с вами тихо и мирно в любви и ласках. Однажды мы со Светозаром уходим в лес за грибами и приносим оттуда в корзинках красивых, сексуальных, полногрудых дриад. И говорим вам: девочки наши дорогие, мы хотим, чтобы эти сексуальные, красивые и полногрудые дриады жили с нами. У нас большой дом и места на всех хватит. Что вы на это скажете?
- Ну, мы поколотим дриад и выгоним их из дома.
- Каждая женщина не похожа на другую женщину, - многозначительно сказал я Светозару. – Но суть у всех одна.
- Отец, что ты изображаешь из себя лаоцзы конфуциевича? Все всё про всех знают и без тебя. А теперь давай бежать отсюда, иначе я не совладаю со своей сутью, которая у всех мужчин одна.

Сказ про разговоры перед сном

Лежим мы с Варей на печке. Тут она и говорит:
- Вась, а ты меня любишь?
- Угу.
- А как ты меня любишь?
- Ну, люблю и всё.
- А поподробнее?
- Я тебя люблю сильно.
- Сильно-сильно?
- Угу.
- А ещё как?
- Как оливье.
- Что – как оливье?
- Я люблю тебя сильно-сильно, как оливье.
- Но я не люблю оливье.
- Зато я люблю оливье.
- Так ты любишь меня или оливье?
- Я люблю тебя и оливье.
- А кого ты больше любишь?
- Я вас люблю одинаково.
- И меня и оливье?
- Угу.
- Вась, а мне кажется, что ты меня любишь меньше, чем оливье. Когда ты ешь оливье, ты урчишь. Со мной же не так. Ты меня не любишь.
- Я тебя люблю.
- Ты это говоришь, чтобы меня не обидеть. Ты любишь другую.
- Да.
- Кто она?
- Сома.
- Ты любишь сому больше меня?
- Нет, я люблю сому пить, оливье есть, а тебя я люблю больше всего.
- Не верю! Меня нельзя ни есть, ни пить. А ты любишь есть и пить, больше, чем меня. Ты меня не любишь.
- Да, я тебя не люблю.
- Ага! Вот ты и признался!
- Да, я тебя не люблю. Я тебя очень люблю.
- Вась, а ты меня в жёны возьмёшь?
- Мы уже женаты.
- А ещё раз?
- Возьму.
- Ну, так бери.
- Варя, согласна ли ты стать моей женой?
- Согласна.
- Согласна литы провести первую брачную ночь в постели со мной?
- Согласна!
- Согласна ли ты во всём слушаться своего мужа?
- Согласна!
- Ну, тогда спи. Ночь на дворе.
- А как же свадьба?
- Завтра отгуляем.
- Я хочу быть в белом свадебном платье.
- Надевай его и ложись спать.
- Но оно помнётся.
- Не помнётся, я его сорву с тебя.
- Это другое дело!
- С тобой не уснёшь.
- Я такая…
Что происходило дальше – не известно. Было темно.

Сказ про совместную рыбалку с Варей

Сидим мы с Варей в лодке и ловим рыбу.
- Вась, а ты меня на рыбалку возьмёшь?
- Уже взял. Вот мы с тобой сидим на рыбалке.
- А ты меня ещё на рыбалку возьмёшь?
- Возьму, если не будешь закидывать свою удочку к моему поплавку.
- Но у тебя клюёт, а у меня нет.
- После того, как ты стала забрасывать свою удочку на мой поплавок, у меня тоже клевать перестало.
- Но ты забросил в другое место, и там у тебя опять клюёт, а у меня не клюёт.
- Что толку? Ты и на моё новое место стала забрасывать. Теперь у меня и на новом месте не клюёт.
- А ты сменил наживку, и у тебя опять стало клевать.
- Не долго. Новая наживка кончилась. Кто тебя просил мою новую наживку всю сразу нацепить на крючок? Теперь ни у тебя, ни у меня нет наживки, на которую у меня клевало.
- Вась, а я тебя люблю.
- На это я не клюну.
- А на что ты клюёшь?
- Это секрет. Подбери наживку.
- Вась, мне холодно. Согрей меня.
- На это я уже два года не клюю.
- Вась, у меня глубокое декольте.
- На это только мальки клюют.
- Пойду-ка я на печку прилягу. Печка холодная, зато я тёплая.
- Слишком кричащая наживка. Без фантазии. Рыбы вроде меня остерегаются такой наживки и ищут более неприметную, но вкусную.
- Вась, я ногу подвернула. Донеси меня до полатей.
- Вкусная наживка, но приторная.
- О чудо! Голова болеть перестала! Чем заняться? Прямо не знаю.
- Это хорошая наживка, но одноразовая. Где твоя фантазия, Варя? Вернее, буйство фантазии.
- Дети через час придут. Что делать?
- О, я начал играть с наживкой. Продолжай.
- Ты не видел, где мои трусики? Вдруг дети найдут.
- Я проглотил наживку. Подсекай!
- Мне нравится при свете.
- Поймала! – сказал я.

@@@

На волнах качается лодка. Возле неё покачиваются удочки. Со стороны может показаться, что лодка пустая. Некоторые думают, что лодка колышется на волнах.

Сказ про секретное гнёздышко

Сидим мы с Варей и лепим вареники с картошкой.
- Вась, когда ты меня последний раз приглашал на свидание?
- Не помню.
- Вот именно, что «не помню». А я помню. Это было год назад. Ты назначил свидание под грушей, но забыл указать под какой. Я обошла все 666 наших груш, но ни под одной тебя не было. Ты меня обманул.
- Я тебя не обманывал. Я честно стоял под грушей. Несколько часов. Даже проголодался в ожидании тебя. Пришлось срывать и есть яблоки.
- Так получается, что ты стоял под яблоней, а не под грушей.
- От балда! А я-то всё думал, почему на груше яблоки растут.
- Ты не только необязательный, но и рассеянный.
- Зато я тебя не обманул. Я пришёл на свидание.
- А толку-то? Всё равно свидание не состоялось. Надеюсь, это будет тебе уроком, и в следующий раз ты меня пригласишь на свидание в проверенное место, куда ты точно придёшь и не заблудишься, и не перепутаешь.
- Это куда мне тебя пригласить?
- Да на печку. На нашу печку, мой милый. Надеюсь, туда ты дорогу ещё не забыл?
- Да я нашу печку найду с закрытыми глазами.
- Глаза закрывать не надо. Мало ли кто на нашей печке окажется. А тогда я ей космы-то повыдергаю.
- Варь, печка – это не романтично.
- Ну, предложи свой вариант, романтик.
- За туалетом.
- У тебя все дома? По-твоему, за туалетом – это романтично?!
- Варя, ты не всё знаешь, иначе бы не иронизировала. За туалетом, невдалеке, я припас стог сена. А внутри я оборудовал самую настоящую халабуду. Там есть и маленькая печка, и стол со стульями, но самое главное – там есть перина, которую я мастерил пёрышко к пёрышку три года.
- Небось, уже обкатал перину? – спросила строго Варя.
- За кого ты меня принимаешь?! Помнишь, мы мечтали о том, чтобы свить где-нибудь гнёздышко?
- Так дом вроде у нас есть.
- Дом не считается. Я говорю именно о гнёздышке, о маленьком, бесхитростном, уютном местечке, о котором известно только нам с тобой. Вот почему я свил его около туалета. Никто ни в жизнь не догадается, что покосившаяся копна сена вмещает в себя целый мир, который принадлежит только нам двоим. Всем остальным туда вход заказан.
- А как же наши дети?
- А они пусть вьют своё гнёздышко. Пусть у них будут свои сакральные места, куда остальным доступ запрещён.
- Даже нам?
- Варь, не тупи. Или тебе хочется, чтобы в самый ответственный момент к нам в гнёздышко пожаловали твои родители?
- Твои более бесцеремонные.
- Хорошо. К примеру, нагрянули мои.
- Так твои родители именно так и поступают, когда приезжают к нам без предупреждения.
- Вот именно! А в нашем гнёздышке нас не найдут.
- И когда ты намерен пригласить меня на свидание за туалет?
- Да хоть прямо сейчас, только…
- Что?
- Там у меня пока нет зеркала.
- Хрен с ним.
- И нет хрустальных бокалов.
- Кружки не бьются.
- И нет…
- Да пойдём уже, нищий!
И мы ушли, оставив вареники на столе. Дети придут - сварят.

Сказ про отсутствие страхов у Вари

Сидим мы с Варей в лесу у костра и варим грибной суп.
- Варя, чего ты сидишь на другом конце? - сказал я. – Иди и сядь рядом со мной.
- Ты только того и ждёшь, чтобы я села рядом со мной.
- Чего ты боишься?
- Я ничего не боюсь.
- Ну, если не боишься, то сядь рядом.
- Ты свои штучки брось. Не успею я сесть рядом с тобой, как ты сгребёшь меня в охапку.
- Ты плохо обо мне думаешь.
- Наоборот. Я слишком хорошо о тебе думаю.
- Варь, ты далеко сидишь. Мне приходится повышать голос, чтобы ты услышала.
- Не выдумывай. Между нами полтора метра.
- Не полтора, а метр шестьдесят шесть.
- Всеведа включил?
- Типа того. Иди ко мне, я тебе что-то скажу на ушко.
- Здесь никого нет. Можешь смело говорить в полный голос.
- А насекомые? Им не стоит знать нашу тайну.
- А у нас есть тайна?
- Конечно. Давай я тебе её прошепчу на ушко.
- Знаю я твои тайны. Все они связаны с твоими желаниями.
- Так ты меня боишься?
- С чего это вдруг? Я же сказала, что я ничего не боюсь.
- А если таракан в ухо заползёт?
- Не страшно. Как заползёт, так и выползет.
- Варя, мне холодно.
- Вася, это мой приём. Ты перенимаешь мой опыт?
- Конечно. Ты ведь опытная женщина.
- Не знаю: то ли ты комплимент сказал, то ли обидеть хочешь.
- Не боись, Варь. Я тебя не обижу.
- А я и не боюсь. Смысл тебя бояться? Ты и мухи не обидишь.
- А многие мухи считают меня привлекательным мужчиной.
- Я тоже так считаю.
- Так в чём проблема?
- Я суп варю.
- А когда сваришь?
- На соль буду пробовать.
- А потом?
- Есть буду. Пить буду. Песни горланить буду.
- Какая, однако, у тебя обширная программа. А я – на сладкое?
Варя рассмеялась.
- А я сладкого не ем. Фигуру берегу.
- То есть, ты боишься растолстеть?
- Сколько можно повторять: я ничего не боюсь!
- Не верю! Не может быть такого, чтобы ты ничего не боялась. У каждого, повторяю, у каждого есть страхи. Ты что – особенная?
- Ты это мне каждый день говоришь.
- Варь, ну подумай. Хоть один страх у тебя должен быть.
- Ну, один есть. Но только один.
- Какой?
- Я боюсь темноты.
Я тут же щёлкнул пальцами, и мгновенно нас окружила тьма. Варя вскрикнула и юркнула ко мне под бочёк. Оказывается, иногда и я могу добиваться своего.

Сказ про воинственного индюка

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут во двор выход индюк Прокопка в полном вооружении. На голове у него шлем с пучком ковыли, на боку меч, за спиной лук, в руке булава, на ногах сапоги. Индюк подошёл к нам и стал в четвёртую позицию.
- Попрощаться пришёл, - сказал индюк.
- И куда это ты собрался? – спросил Светозар.
- На войну.
- Окстись, Прокопка! – сказал Светозар. – Войны нет. Все войны давно как закончились. Садись, выпей сомы.
- Сому выпью, а на войну всё равно пойду, - сказал Прокопка и взял протянутую ему кружку.
Индюк выпил, вынул меч из ножен и описал им восьмёрку над головой.
- Кому собираешься войну объявить? – спросил я.
- Саранче.
- А чем они тебе не угодили? – спросил Светозар.
- А они участвовали в казнях египетских. Такое не прощается.
- Но ведь это было так давно.
- Срока давности за такое преступление нет, - сказал индюк. – У меня есть план. Я хочу уничтожить каждого первенца в каждой семье саранчи. Но мне нужна помощь.
- Помогу, чем могу, - сказал я.
- Васька, ты должен оставить метку на дверях тех домов, где нет саранчи. Тогда я, увидев эту метку, пройду мимо и не трону первенца этого дома.
- Ты собираешься мстить саранче из нашей деревни? – спросил я.
- Конечно, нет. Меня интересует вся саранча, во всём мироздании.
- Прокопка, ты представляешь, сколько у меня будет работы? Мне нужно будет обойти каждый дом во всём мироздании. Тыщи лет на это не хватит. Я не могу на такое время оставить дом, жену, детей.
- Тогда кому мне поручить эту работу? – спросил индюк.
- Давай взглянем на твою войну под другим углом, - сказал я. – Я предлагаю тебе вызвать на бой поединщика со стороны саранчи. Пусть он один ответит за грехи предков.
- А где взять достойного поединщика? – спросил Прокопка.
- Возьми саранчу Потапа. Он живёт в третьем доме от колодца. И лично участвовал в казни египетской. Убей его и дело в шляпе, - сказал я.
- Васька, как можно? Потап крестил моего сына. Ты предлагаешь мне с кумом биться?!
- Но ведь остальная саранча тоже кому-то приходится кумом, сватом и братом. Тебе не жалко их? По-прежнему есть желание отомстить?
Прокопка задумался.
- Ты прав, Васька, - сказал индюк. – Месть отменяется. Но что мне делать со своей силушкой богатырской? Мой меч ржавеет в ножнах и просит битвы.
- Там на краю деревни, - сказал я, - есть поле, заросшее бурьяном. Никакая тяпка не может справиться с толстым стеблем репейника. Иди туда и освободи поле от врагов сельского хозяйства.
Индюк воспрянул, вынул меч из ножен и с воинственным кличем пошел спасать поле.

Сказ про избранность евреев

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут во двор входят калики перехожие, каменщики вольные.
- А мы не с пустыми руками, - сказал масон Ибрагим. – Водочки заморской принесли, да мясо прикопчёное с мясных кустов Святой Земли.
- Садитесь, рассказывайте, - сказал Светозар.
- Обошли мы весь свет, - сказал Ибрагим. – Надолго остановились в Святой Земле. Там сейчас много рек и озёр. С горы Синай плещется водопад. Много лесов и заливных лугов. В основном, там живут евреи и арабы. Живут они мирно и ходят друг к другу в гости. Евреи давно перестали соблюдать устаревшие заповеди, штук которых более шестисот. Лишь одну заповедь они соблюдают, которую им дали в новейшие времена: живите и радуйтесь. По вечерам евреи ломают голову: если мы избранный народ, то в чём наше преимущество? Ведь сейчас все народы равны. Везде земля сочится мёдом. Никто не голодает, у всех есть дома для жизни. Ни у кого нет предрассудков по отношению к другим народам. Все женятся по любви, невзирая на национальную принадлежность избранника или избранницы. А евреи, по старинке, стараются образовывать новые семьи внутри своей нации. Они чего-то боятся, хотя объективных причин для страха нет. Страхов вообще сейчас нет. Так вот, евреи послали нас к вам, чтобы узнать: по-прежнему ли они избранный народ и нужно ли бояться ассимиляции с другими народами?
- Было время, - сказал я, - когда избранный народ выполнял функцию паровоза для остальных народов-вагонов. Раньше многим это не нравилось. Они разбирали рельсы и корёжили паровоз. Тем не менее, свою функцию евреи выполнили и с большими потерями вошли в Царство Божие, где воссоединились со своими праотцами, восполнив на 100 процентов свои потери. В царствие Божием нет ни эллина, ни иудея, поэтому так называемый международный брак – это невысказанная заповедь божия. В Царстве Божьем нет религий, поэтому нет и религиозных запретов на то и на сё. Что касаемо избранности евреев. Не может Царство Божие вместить гордыню национального самосознания. Избранными могут быть муж и жена. Они избирают друг друга, и это единственная допустимая избранность. Такие дела. А теперь, Ибрагим, давай отведаем вашей заморской водочки.

Сказ про картофельного мальчугана

Пришли мы с Варей на огород и стали копать картошку. Копнул я и выкопал чудную картофелину, которая напоминала человечка.
- Жалко такую есть, - сказал я.
- А давай эту картофелину оживим, и у нас будет ещё один сын, - сказала Варя.
Мне её предложение понравилось.
- Давай, как в стародавние времена, - сказала Варя. – Ты вдохнёшь в неё жизнь, а я вдохну душу.
- Договорились, - сказал я.
После всех процедур картофельный сын открыл глаза и посмотрел вокруг.
- Папа, мама, привет! – сказал наш сынок. – Я, наконец-то пришёл.
- Нравится тебе у нас? – спросила Варя.
- Мне нужно оглядеться, присмотреться и только тогда я сделаю выводы.
Мы с Варей рассмеялись. Сынок встал и принялся оглядываться и присматриваться.
- О, птички! Они летают в небе. Папа, а я могу летать?
- Если хочешь, я могу сообразить тебе крылья.
- Хочу!
Мы с Варей смастерили крылья и пришпандёрили к спине сына. Он взмахнул ими и поднялся в небо. Летал он себе, летал, а потом приземлился рядом с нами.
- Папа, мама, с высоты я видел речку, в которой плавают рыбы. Я тоже хочу уметь плавать под водой.
- Нет проблем, - сказал я. – Только нужно сделать тебе небольшую операцию.
- Я согласен, - сказал сынок.
Мы усыпили сыночка и сделали ему жабры. Потом спящего отнесли на берег реки. Разбудили его и легонько толкнули в воду. Сынок нырнул и три часа плавал под водой. Наконец, он вышел на берег.
- Отец, мама, благодаря вам из меня получился супер человек. Я могу жить на земле, летать в небе и плавать под водой.
- Ты счастлив? – спросила Варя.
- Я счастлив более людей, более птиц и более рыб. Получается, что я самое счастливое существо в Мироздании. Хотел бы я, чтобы и все остальные испытывали то же, что и я.
- Ну, что ж, - сказал я. – Эксперимент удался. Варя, для нас есть работёнка.
Мы с Варей сплелись в объятиях и произнесли заклинание. Сверкнула молния, грянул гром. И когда утихли его раскаты, всё живое в Мироздании получило сверхспособности. Теперь любое существо могло жить на земле, летать в небе и плавать под водой. Такие дела.

Сказ про последнего покойника

Решили мы с Варей вырыть колодец во дворе, чтобы не ходить к общему. Взяли лопаты и принялись копать. И вдруг наткнулись на какую-то преграду. Стали потихоньку обкапывать, и обнаружился гроб. Мы открыли крышку и увидели мёртвого мужчину. Мы удивились, потому что после Второго Пришествия все мёртвые встали из своих гробов, чтобы явиться на Страшный Суд. Страшный Суд состоялся, давно уже настало Царство Божие – как же случилось, что этот человек не воскрес?
- Давай его оживим и спросим, - сказала Варя.
- Давай.
Мы произнесли соответствующее заклинание, и мертвец открыл глаза. Мы помогли ему выбраться из гроба, усадили на землю, накормили и напоили. Бывший мертвец оттаял, и даже некое подобие улыбки появилось на его лице.
- Где я? – спросил мужчина.
- Ты сейчас находишься на территории деревни «Солнышко», «Надеждинского района», «Софиевской области».
- Мне нужно идти, - сказал мужчина.
- Спешить не стоит, - сказал я. – Давай познакомимся. Меня зовут Василий. Жену мою звать Варвара, а тебя как величать?
- Я Агасфер, - сказал мужчина.
- Кажется, я начинаю понимать, - сказал я.
- Ты о чём? – спросила Варя.
- Дело в том, что согласно проклятию, Агасфер должен был блукать по миру без пристанища до прихода Равного Богу. Далее его судьба была неизвестна. Но теперь всё прояснилось. Агасфер прожил долгую жизнь и умер в тот момент, когда Равный Богу воцарился. Всеобщее воскресение касалось абсолютно всех за исключением Агасфера. Вот почему мы нашли гроб с мертвецом, когда остальные домовыны давно уже пусты и рассыпались в прах. Теперь мы знаем все подробности страшного проклятия, которое пало на Агасфера. И сегодня, когда мы оживили Агасфера, прекратило своё действие самое последнее в Мироздании проклятие. А это значит, что Божественный план по установлению нового мирового порядка начнёт осуществляться без каких-то там проволочек. Теперь не осталось помех для беспрепятственного наполнения сосуда вселенной чистой Любовью. Агасфер, давно ли ты соображал на троих?
- Уж и не упомню.
- Придётся привыкать. Теперь эту повинность ты будешь нести каждый день.
- Возражений нет, - сказал Агасфер и достал из истлевшего кармана вполне сохранившуюся трубку.

Сказ про приезд Равного Богу

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки.
- Сынок, тебе не надоела наша крестьянская житуха?
- Грех жаловаться. Мне всё нравится: и наш маленький домик, и огород, и походы в лес за всякой всячиной, и рыбалка на зорьке, и постоянные гости. Чего ещё желать?
- Я это к чему спросил, - сказал я. – Скоро наступит время твоего царствования. Мы недавно об этом с тобой говорили. И договорились до того, что ты никуда от нас не уедешь и будешь править из своего дома пару-тройку часов в день. Не передумал? Не появилось ли у тебя желание отправиться с Лилит во дворец? В дворцовой жизни тоже есть свои прелести.
- Не соблазняй, отец. Мне заманчивые своды дворца не заменят духа свободы, который поселился в моём доме. Зачем мне 13 перин, когда меня устраивает тулуп, лежащий на печке? Зачем мне десятки советников, когда здесь всегда рядом вы с мамой? Зачем мне 666 спален, когда наши гости прекрасно себя чувствуют на сеновале? Зачем мне 333 перемены блюд, когда я от вареников с картошкой не могу оторваться? Зачем мне гарем, когда я счастлив с Лилит? Зачем мне почести, когда здесь жуки и бабочки садятся на мою голову и шепчут приятные вещи?
- Я услышал твоё мнение. К чему это я спросил тебя? Дело в том, что с минуту на минуту должен появиться Равный Богу. И мы совершим обряд передачи власти.
- Отец, я никуда не тороплюсь.
- Ты-то не торопишься, а время пришло.
В этот момент в открытые ворота, на белом жеребце въехал чудный всадник во всеоружии. Он спешился, снял шлем и мы увидели улыбающегося Равного Богу. Он обнял Светозара, потом меня.
- Мы рады тебе, сынок, - сказал я. – Снимай с себя бряцалки.
Равный богу снял меч, лук, панцирь. Достал из седельной сумку люльку и закурил.
- Ну, рассказывай, сын, - сказал я.
- Ты бы меня накормил, напоил, а потом и расспрашивал, - усмехнулся Равный Богу.
Светозар достал скатерть самобранку и расстелил её на земле. Тут же на ней появились всевозможные закуски. А я достал из подпространства заветную бутылочку без дна. Равный Богу накинулся на еду и выпивку. Мы его ни о чём не расспрашивали. Наконец, Равный Богу наелся и стал потягивать через соломинку сому.
- Какие планы, сынок? – спросил я Равного Богу.
- Хочу построить дом для своей семьи рядом с вашими домами. Посадить сад, засадить огород. Светозар, рыбные места покажешь?
- Ага, - сказал Светозар.
- А дело? – спросил я.
- Теперь о деле, - сказал Равный Богу. – Какое-то время мы со Светозаром будем править вместе. Я буду постепенно передавать ему дела и делиться своим опытом. Когда я увижу, что Светозар готов вести наш корабль мимо рифов и мелей, в штормы и бури, только тогда, отец, помажешь его На Царство и Силу, и Славу. Возражения есть?
- Всё логично, - сказал Светозар.
- Отец, в Мироздании говорят, что твой друг, трактор Мыкола здорово потребляет. Мол, никто его не перепьёт, - сказал Равный Богу.
- Есть такое, - сказал я.
- Познакомь меня с ним. Хочу удостовериться, что люди не врут. Заодно и своё умение покажу.
Мы встали и пошли в гараж, из которого вышла трактор Горпына с хлебом-солью на рушныке.
- Отведай, Вседержитель, нашего хлеба с солью! – обратилась Горпына к Равному Богу.
- Вот этим караваем и будем закусывать, - тихо сказал мне Равный Богу и отщипнул кусочек от хлеба.

Сказ про вареники с картошкой

Сидят Варя и Лилит за столом и лепят вареники с картошкой.
- Лилит, - сказала Варя. – Ты корову подоила?
- Подоила. Половину молока поставила в холодильник, а другую половину оставила скисать.
- А свиньям задала?
- Задала.
- А лошадей накормила?
- С утра дала овёс, а ближе к вечеру дам сено. Курям просо насыпала. Овец и коз выгнала на пастбище. Осёл хрумает. Индюшки подъедаются…
- А кошку с собакой накормила?
- Мама, что ты вокруг да около ходишь? Спросила бы напрямую: как у нас со Светозаром? Не соримся ли мы?
- Совсем забыла, дочка. Как там у вас со Светозаром?
- В целом всё у нас хорошо. Он обо мне заботится, говорит комплименты. Ходим мы вместе по грибы и на рыбалку. Спим в одной постели.
- Сдаётся мне, что какая-то тучка появилась на вашем горизонте, - сказала Варя.
- Ну, хорошо, мама, я скажу. С тех пор, как Светозар стал управлять Мирозданием, что-то изменилось в наших отношениях. Нельзя сказать, что Светозар стал груб со мной или меня не привечает. Но вот что происходит. Каждый день к нему со всех сторон вселенной прибывают послы. Они запираются в кабинете и совещаются.
- Но ведь это его работа.
- Так-то оно так. Но среди послов попадаются и женщины. А между ними попадаются красавицы. С ними он тоже запирается в кабинете. Я ревную, но не знаю, есть ли повод.
- Я бы на твоём месте просверлила бы дырочку в кабинет и на этом бы успокоилась.
- Мама, за кого ты меня принимаешь? Конечно, я уже просверлила дырочку.
- И?
- Ничего. В том-то и дело, что ничего. Светозар к женщинам не пристаёт, а просто совещается.
- Так это же прекрасно!
- Только на первый взгляд, мама.
- Дело в том, что мужчина создан полигамным. Каждый мужчина в теории хочет всех женщин. И если мой Светозар не пользуется случаем и не пристаёт к красивым женщинам, значит, с ним что-то не так.
- Тебя, Лилит, не поймёшь, - сказала Варя. – То ты жалуешься на мнимые измены мужа, то расстраиваешься от их отсутствия.
- Вот видишь, мама, я сама не своя. До его назначения всё было прекрасно. У меня и в мыслях не было ревновать. Я просто ума не приложу, что делать.
- А давай выпьем по маленькой и подумаем, что делать в твоей ситуации.
Варя достала бутыль и налила сомы в литровые кружки. Девочки выпили по три кружки и закусили солёными груздями.
- Вот, что я тебе скажу, дочка, - сказала Варя. – В нашу с Васей бытность миродержцами, мы все вопросы управления вселенной решали сообща. В небесном дворце стояли два трона, и это было незыблемым. Мало того, мы везде и всегда были вместе: и в бою, и на отдыхе, и на супружеском ложе. Не всегда чужой пример можно воплотить в свою жизнь, но в данном случае наш пример должен войти и вашу жизнь. Я поговорю с отцом, чтобы он утвердил раз и навсегда единую форму управления. То есть, муж с женой должны править вместе. Ты воду посолила?
- Да, - сказала Лилит.
- Тогда бросай вареники в кастрюлю.

Сказ про религию раков

Сидим мы с Варей в лодке и ловим рыбу. Клёв никудышный.
- Раз клёва нет, тогда я искупаюсь, - сказала Варя.
- Тебя же увидят голой! – сказал я.
- Так никого же нет. Берег пустынный.
- А подводные жители? Водяной, например. Разные рыбы-мужики. Да и раки любят подглядывать за купающимися бабами.
- Ты меня напугал, Вася. Но я хочу купаться. Что желать?
- Купайся в одежде.
- А потом мокрой домой возвращаться?
Тут на краю лодки показались руки, а за ними появился водяной.
- Я извиняюсь, конечно, что подслушал ваш разговор, - сказал водяной. – Варвара Пантелеймоновна, можете смело купаться без одежды. Я подглядывать не буду. Я лучше с Васькой остограммлюсь.
- А как же раки?
- Не извольте беспокоиться. Раков я тоже позвал к нам в лодку. Они, конечно, любят подглядывать за голыми бабами, но сому любят ещё больше. Рыб-мужиков я тоже к нам позвал.
- Отвернись, - сказала Варя водяному.
Водяной отвернулся, и Варя сняла платье через голову. Тут в лодку полезли раки и рыбы-мужики со своими кружками. Варя мгновенно бултыхнулась в воду и грациозно поплыла.
- Васька, а у тебя выпивки на всех хватит? – спросил водяной.
- Обижаешь, - сказал я и достал из подпространства заветную бутылочку без дна.

@@@

Рыбы оказались прекрасными собеседниками, что бы о них не говорили. Они прекрасно ориентировались и в вопросах философии, и психологии, и медицины, а также они были хорошо подкованы и в вопросах теологии. Некоторые утверждали, что бога нет, и тыкали дули в небо. Очень интересные собеседники. Раки, все как один, утверждали, что всё есть сон Бога, и что, если он проснётся, то всё исчезнет. Поэтому они регулярно просили нас говорить тише, чтобы не разбудить Бога. Один рыба-мужик назло ракам орал и горланил песни. Раки не выдержали и выбросили богохульника за борт. После этого никто не осмеливался производить шум. Вдруг мы услышали за бортом:
- Ах, какая женщина!
Варя с визгами плыла к лодке, а за ней наблюдал рыба-мужик, которого раки выбросили за борт.
Раки зашикали на Варю.
- Варвара Пантелеймоновна, - сказали раки, - вы визжите тихо, шёпотом.
- Варя подплыла к лодке и укрылась за бортом.
День прошёл удачно. Бога мы не разбудили, а это большая удача. Ибо, если он проснётся, нужно будет нам с Варей начинать всё заново.

Сказ про то как индюк истории рассказывал

Сидим мы с Варей в летней кухне. Пьём сому, закусываем пельменями. Тут врывается к нам индюк Прокопка.
- Первые, наливайте!
- Прокоп, мы наливаем только тому, кто рассказывает смешные истории, - сказал я.
- Это вы по адресу обратились. Я знаю тыщи смешных историй, и все они произошли со мной. Наливай, Васька!
Я налил в кружку сомы и демонстративно накрыл её ладонью.
- То есть, я останусь без выпивки, - сказал индюк.
- Сначала история – потом сто грамм.
- Ну, хорошо. Однажды я гулял по лесу со своим другом – мечом Раздора. Как вдруг на меня напали орки. У них были кривые сабли и красные злые глаза. Я всех их побил своим мечом и сел пировать из черепа убиенного орка. А этот череп мне анекдоты травил, пока я из него пил.
Индюк залился смехом.
- Смешная история. Правда? – сказал индюк.
- Ну, не знаю, не знаю, - сказал я. – На сто грамм не тянет. Разве что понюхать. Ты не оправдал наши ожидания.
- Васька, ну дай трошки выпить для куражу.
- Ну, разве что для куражу, - сказал я и снял ладонь с кружки.
Индюк взял кружку и степенно выпил.
- Ну щас истории попрут, - сказал индюк, вытирая губы. – Значит так. Иду я по лесу. Мой меч Раздор колышется у меня за спиной. Я алертен. Ни один враг не подойдёт ко мне незамеченным. Так я иду и иду, иду и иду. Дошёл до озера и продолжаю идти. Иду и иду. Иду и иду. Глядь под ноги, - а там вода. Оказывается я шёл по воде аки посуху. И тут я задумался. Если я хожу по воде, значит я бог. Пусть не самый главный, пусть божок средней руки, но всё таки бог, етить твою. Я обрадовался от такой мысли и стал высоко прыгать. Как вдруг очутился в воде. Оказалось, что дело было зимой, и я шёл по тонкому прозрачному льду, который подо мной провалился после моих прыжков. Вот такая смешная история.
Индюк засмеялся и незаметно налил себе. Потом отворотился и незаметно, как ему думалось, выпил.
- А вот ещё история. Лечу это, значит, я по небу. Меч Раздор у меня в руке. А гонюсь я за феей. Фея прекрасная вся из себя, но на меня – ноль внимания. Вот я и погнался за ней, чтобы заставить силой полюбить меня. Я вообще считаю, что любые вопросы нужно решать силой. Кто сильней – тот и прав. Это мой закон. Так вот, я почти догнал фею и уже замахнулся, чтобы отрубить ей крылья, чтоб не смогла больше от меня убежать, как вдруг фея оборачивает ко мне свою прелестную головку, и я замечаю на её лице бороду. Оказалось, что я преследовал не фею, а фея. Сам-то я мужик современный и ничего не имею супротив гомосексуальных отношений. Но лично я предпочитаю женщин. Поэтому я как увидел фея, то взмахнул мечом пару раз – и борода с плеч. Побрил я фея, значит, мечом-то. Гляжу на него, а он ничего себе, на фею смахивает… Дальше продолжать?
И индюк покатился от смеха. Нам с Варей тоже стало смешно. Далее индюк продолжил сам себе наливать и веселить нас своими дурными историями. Они хоть и дурные, но на смех пробивают.
Весь вечер индюк рассказывал истории. Мы уже с Варей легли на печку почивать. А тут индюк между нами втиснулся и стал страшилки смешные рассказывать. Тут уж нам стало не до смеха. Но вытурить индюка с печки нам не удалось. Так до утра и пролежали втроём. Откуда берутся такие индюки? Ума не приложу.

Сказ про расширение сознания

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк. Садится рядом и закуривает. А сам загадочный такой. А мы со Светозаром сидим и молчим. Индюк начал ёрзать. Мы-то понимаем, что ему есть, что сказать, но виду не подаём: сидим и молчим. Наконец, индюк вынул трубку изо рта и сказал:
- Первые, а что вы знаете за расширение сознания?
- Первый раз слышу по такое, - сказал я.
- А я вот в последнее время расширяю своё сознание. У меня есть гуру.
- А что это за гура такая? – спросил я.
- Темнота! – сказал индюк. – Гуру – по-вашему, деревенскому – учитель.
- Учитель чего? Математики, физики, филососфии?
- Вот темнота! – засмеялся индюк. – Гуру – это учитель жизни. Он учит, как получить просветление. Я его лучший ученик.
- А много у него учеников? – спросил Светозар.
- Я один, - гордо сказал индюк. – А больше учеников ему не надо. Мой гуру взял себе ученика, чтобы передать ему свой опыт и свои знания. Хотите, я буду вас учить расширению сознания? Мне, как ученику, нужно тренироваться на ком-нибудь, чтобы лучше усвоить уроки.
- А зачем нам быть просветлёнными? – спросил Светозар.
- От баллада! Просветление нужно, чтобы остановить колесо перерождений и попасть в нирвану.
- Наверное, хорошая вещь – эта нирвана? – спросил Светозар.
- Лучше не бывает, - сказал индюк. – Значит так. Урок такой. Чтобы изжить вашу плохую карму, я буду вас бить, толкать, всячески издеваться над вами и дразнить. А вы должны всё это молча сносить и не обижаться на меня.
- Но ведь это обидно, когда тебя бьют, - сказал Светозар. – Как же не обижаться-то?
- Дело в том, что если вы не будете обижаться на того, кто вас обижает, то ваша негативная карма будет уменьшаться, уменьшаться, пока не исчезнет совсем. Таким образом, вы станете выше причинно-следственных связей и станете просветлёнными.
- Послушай, Прокопка, - сказал я. – Что-то мне не хочется уходить в нирвану. У меня здесь дом. Хозяйство, скотина. На кого это всё я оставлю?
- Правильный вопрос. Своевременный, - сказал индюк. – О своём доме и хозяйстве можешь не беспокоиться. Когда ты уйдёшь в нирвану, я буду приглядывать за твоим. Я буду хорошим хозяином и преумножу твоё добро. А тебе в нирване ничего не надо будет. У тебя там не будет желаний…
- Постой, Прокопка, - сказал я. – То есть, если я правильно тебя понял, как только я уйду в нирвану, ты завладеешь моим домом и хозяйством?
- Вот об этом я тебе и толкую. Зачем тебе это всё в нирване?
- Получается, что ты сам в нирвану не собираешься?
- Я не тороплюсь. У меня очень плохая карма. А пока мне нужен большой крепкий дом с хозяйкой.
- Как я понял, ты уже научился не обижаться? – сказал я.
- Что ты задумал, Васька? – насторожился индюк.
Я достал из подпространства сковородку и принялся лупить ею индюка.
- Вот тебе мой дом! Вот тебе моё хозяйство! Вот тебе моя скотина! Вот тебе моя хозяйка!
Индюк бегал по двору и пытался увернуться, но сковородник без промаха бился о его голову.
- Ты же не обижаешься, Прокопка? – говорил я, нанося очередной удар.
- Я всего лишь улучшаю твою карму.
Индюк выскочил за ворота и с криком убежал за околицу.

Сказ про то как ёж пришёл

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут кто-то легонько дал мне подзатыльник. Я обернулся и увидел ежа.
- Как всегда незаметно проник ко мне во двор Фрол, мастер-ниндзя. Привет Фрол! – сказал я.
- Привет, мужики! – сказал Фрол.
Он снял со спины катану и положил меч на пол.
- Ты по-прежнему одинокий волк? – спросил я.
- Так получилось, - сказал ёж. – Я был одиноким, когда был твоим наставником, Васька, и остаюсь одиноким по сей день.
- И что тебя привело в наши края? – спросил я.
- Путь. Мой путь привёл меня сюда. Я ищу себе учителя. Вот такая у меня блажь, - усмехнулся ёж.
Я достал из подпространства заветную бутылочку без дня и протянул её ежу.
- В наше время найти учителя просто, - сказал я. – Каждый норовит стать учителем, чтобы спать с ученицами.
- Такой учитель мне не нужен, - сказал ёж.
- Что же ты ищешь?
- Дело в том, что уже много лет я практикую Школу Жёсткого Клоуна. Другими словами, Мастер Цели и Исполнитель Желаний.
- Хорошая практика, - сказал я. – Я сам её практикую. Как там говориться: для начала научись исполнять желания своего организма, ходи по первому зову в туалет, ешь, что организм требует.
- Потом научись исполнять свои желания, - сказал ёж. – Затем научись мгновенно выполнять желания окружающих.
- И потом научись предугадывать желания ближних, - сказал я.
- Такие дела, - сказал ёж. – Я много лет занимался этими практиками и, без преувеличения, достиг хороших результатов. Но чувствую, что упёрся в стену.
- Не беда. Попробуй практику Мягкого Клоуна, другими словами, Исполнитель Сокровенных желаний, - сказал я.
- А поподробнее?
- Чтобы стать Мягким Клоуном, нужно иметь жену, детей и много, много домашних животных.
- Только так?
- Это категорическое условие, - сказал я.
- Получается, что мне эта практика не подходит, - сказал ёж. – Ведь я один, как перст.
- Разве это проблема? – усмехнулся я. Женись, заведи детей и животных.
- Но тогда я потеряю независимость.
- Понимаешь, Фрол, одинокий, независимый мастер на порядок уступает патриархальному мастеру, живущему с женой и детьми. Одиночка – это видимость силы. А укоренённый мастер равен Богу.
- Так, так, так.
- В общем, думай, Фрол. Хотя, можешь продолжить поиски учителя. Походи по вершинам гор, полазай по пещерам. Обязательно найдёшь дюжину отшельников со своими мансами. А сейчас пошли в дом обжираться варениками с картошкой.


Сказ про радужный флажок
Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходят к нам два кролика.
- Привет, Первые! Всё сидите? - спросил кролик Явдох.
- Все работы сделаны, вот и сидим.
- Вот и хорошо, что сидите, - сказал кролик Павлюк.
- Ну, и вы садитесь, сказал я.
Кролики сели, достали трубки и закурили.
- Дело до тебя имеем, - сказал Явдох.
- А без дела ко мне не приходят, - сказал я.
- Васька, дело деликатного характера.
- Да говори уже, - сказал я.
- Мы хотим у тебя во дворе провести гей-парад.
- Ну, проводите. Я не против.
- Васька, может ты не расслышал? Гей-парад. У тебя во дворе.
- У меня со слухом всё хорошо. Собирайтесь и проводите. Я тоже с вами пройдусь. С радужным флажком.
- А ты что – из наших? – удивился Павлюк.
- Можно и так сказать. Скорее, из сочувствующих. Что вам нужно от меня, кроме разрешения?
- Есть ещё кое-что, - сказал Явдох. – Дело в том, что мы с Павлюком живём во грехе. Ну, без благословения, что ли. По сути, мы пара, но брак не оформлен.
- А какие проблемы? Приходите ко мне, и вас оформлю в лучшем виде.
- Вот мы и пришли, - сказал Явдох.
- Ну, тогда станьте передо мной, - сказал я.
Кролики встали и взялись за руки.
- Властию, данной мне самим собой я нарекаю вас мужем и мужем! А сему свидетель мой первенец Светозар.
- Я свидетель, - кивнул Светозар.
- А теперь обнимитесь, - сказал я.
Явдох и Павлюк обнялись.
- Спасибо, Васька, - сказали кролики. – Что мы можем для тебя сделать?
- Сшейте мне радужный флажок. Только спешите. Парад постановляю провести сегодня вечером.
- А мне принесите радужный шарик, - сказал Светозар.

Сказ про школу ниндзей

Пришли мы со Светозаром в гараж, а там сидит грустный трактор Мыкола.
- Чего грустим? – спросил Светозар. – Может, колесо спустило? Или кабина прохудилась?
- Это у тебя крыша может поехать, Светозар, а моя кабина крепкая, как броня.
- Тогда в чём дело? – спросил Светозар.
- Да вот, прочитал книжку про ниндзей, и самому захотелось стать ниндзей.
- И что тебе мешает?
- Сущность моя. Прошу не путать с сутью, - сказал Мыкола. – Так вот сущность моя слишком громкая. Я не смогу бесшумно подкрадываться к противнику. Я громко езжу. Я долбанная железяка! Ни на что я не годен, только на металлолом.
- Не грусти, - сказал я. – Мы что-нибудь со Светозаром придумаем.
- Ну что вы можете придумать? Разве что сделать меня человеком из трактора.
- Алхимию твоего тела мы менять не будем, - сказал я. – Ты, Мыкола, уникален.
- И в чём же моя уникальность?
- Ты говорящая железяка, - сказал Светозар.
- Не велика заслуга, - сказал трактор. – Сейчас все железяки болтают без умолку.
- Ну, ты ещё и думающая железяка, - сказал Светозар.
- Давать мне разум – это была твоя ошибка, Васька. С разумом во мне поселилась рефлексия. С разумом мне стала доступна ревность.
- И к кому ты ревнуешь? – спросил я.
- Я же уже сказал. Я ревную к ниндзям. Как по мне, быть ниндзей – самое захватывающее приключение. Но я не вытащил счастливый билет. Я всего лишь громыхающая железяка, и никто мне не может помочь.
- Мыкола, могу помочь тебе стать драконом, - сказал я. – Дракон производит много шума, как и ты. Он извергает огонь. Ну, это для тебя просто. Дракон всё уничтожает на своём пути.
- Дракон, к твоему сведению, Васька, уязвим. У каждого дракона есть слабая точка на теле, куда может вонзиться стрела. Не хочу быть драконом, великаном, орком, падшим и прочими почти сверхсуществами. Все они имеют ахиллесову пяту. Все, кроме ниндзей. Но никогда мне не стать ниндзей, потому что их обучение начинается с колыбели. И я, к сожалению, опоздал.
- Это дело нужно обмозговать, - сказал я и разлил из своей заветной бутылочки без дня (не путать с бутылочкой без дна).
Какое-то время мы молча пили. И тут мне пришла в голову мысль.
- Вот, что я подумал, Мыкола. Если тебе не суждено стать учеником ниндзей, то ты можешь стать учителем ниндзей.
- Это как? – спросил Мыкола.
- Ты ведь прочитал все известные книжки про ниндзей. И лучше кого бы то ни было всё про них знаешь. Я предлагаю тебе открыть школу ниндзей в нашей деревне. Уверен, что половина наших деревенских придут к тебе учиться.
- Тут покумекать нужно, - сказал Мыкола.
- Чего долго думать? – сказал я. – Записывай меня в свои ученики.
- И меня, - сказал Светозар.
- И меня, - сказал мыш, всё это время незаметно сидящий в кабине.

Сказ про надбога

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут я почувствовал лёгкий толчок в голову. Я обернулся и увидел ежа.
- Фрол, - сказал я. – Ты как всегда внезапный. Нашёл учителя-то?
- А вас здесь клондайк какой-то. Здесь этих учителей как грязи. На вершинах гор я нашёл дюжину учителей. Ну, и в пещерах надыбал 13 мастеров.
- Кто-нибудь тебе подошёл?
- А как же! Негоже пренебрегать хорошими учениями.
- Расскажи подробнее, - сказал я и достал заветную бутылочку без дня (не путать с заветной бутылочкой без дна).
- Значит так. Полез я на одну гору и обнаружил пещеру. Там, у костра, сидел какой-то мужик. Рядом сидела баба и помешивала какое-то варево. Я вошёл, поздоровался и поклонился. Баба жестом пригласила меня присесть.
- Есть тут учитель какой-нибудь? – спросил я.
Мужик не шелохнулся, а баба сказала.
- Ты пришёл по адресу, странник. Мой муж самый что ни на есть учитель.
- А чего он сам об этом не говорит?
- Не пристало ему разговаривать с учеником, - сказала баба.
- А вы меня уже в ученики записали?
- Каждый, кто смог добраться сюда, - ученик. Ты ведь этого искал? – сказала баба.
- Спорить не буду. Я пришёл сюда в поисках учителя. Он у вас грозный такой, неразговорчивый. Настоящий мастер, - сказал я. – Хотел бы я узнать суть его учения.
- Куда ты торопишься, торопыга? – сказала баба. Если хочешь узнать суть учения Парамона (так зовут мастера), ты должен будешь поселиться здесь и делать всю чёрную работу. Мастер будет всё время молчать, зорко наблюдая за тобой. Так пройдёт первые 13 лет. За это время ты не услышишь от учителя ни слова. Тебе будет трудно. Сто раз на дню ты будешь задавать себе вопрос: А что я здесь делаю? А не сбежать ли мне от этого сурового, неразговорчивого мастера? Но если ты выдержишь 13 лет, то получишь заслуженную награду. Однажды мастер за обедом тебе скажет: Эй! Как тебя. Ты ложку держишь не в той руке. После этого ты испытаешь первое сатори и останешься ещё на 13 лет. Все эти годы мастер будет продолжать молчать, зато ты получишь привилегию наблюдать за мастером. Ты узнаешь, в какой руке мастер держит ложку, насколько глубоко мастер присаживается до ветру и прочее. Все эти мелочи очень важны и составляют практическое содержание Школы.
- А как называется учение мастера? – спросил я.
- Школа богов, - сказала баба.
- Ого! – сказал я.
- Мой мастер воспитывает богов. Все известные тебе и неизвестные тебе боги воспитывались здесь, в этой пещере.
- Так получается, что и сам мастер – бог?
Тут мастер раскатисто расхохотался и затих.
- Нет, - сказал баба. – Мой мастер не бог. Он выше богов. Он надбог.
- А какие почести я могу воздать мастеру? – сказал я.
- Ты должен принести ему в качестве жертвы близкого тебе человека, - сказала баба.
- Но я один в этом мире, - сказал я. – У меня нет близких.
- Подумай, а потом приходи, - сказала баба.

- Вот такая история, мужики, - сказал ёж. – Да, чё я пришёл? Васька, у меня нет близких. Только ты у меня единственный друг в целом свете. Можно я тебя принесу в жертву моему мастеру-надбогу?
- Нет проблем, - сказал я. – Пошли к твоему мастеру. Только я не долго. Сегодня моя очередь ужин готовить.
Мы с ежом встали и вышли со двора.

Сказ про моё знакомство с бабой надбога

Пришли мы с ежом к подножию горы и стали по едва заметной тропинке подниматься вверх. Наконец, пришли к пещере и вошли. В пещере горел костёр, у которого сидел мастер надбог и его баба, которая помешивала варево.
- Пришли? – спросила баба, не отрываясь от помешивания.
- Да, госпожа! – сказал ёж. – Я привёл с собой своего лучшего друга, чтобы принести его в жертву мастеру надбогу.
- Хорошая новость, - сказала баба.
Мастер внезапно жутко расхохотался и также внезапно затих.
- Подойди ко мне, Васька, - сказала баба.
- А вы знаете меня по имени?
Тут баба жутко расхохоталась.
- Я думаю, она всё на свете знает, - сказал ёж. – Ведь она жена всемогущего мастера.
Баба попробовала варево.
- Васька, ответь мне. Тебе раньше не приходилось быть в роли жертвы?
- Бог миловал, - ответил я.
- Ну, это дело поправимое, - сказала баба и жутко расхохоталась. Мастер тоже расхохотался и тоже жутко.
- Худой ты, - сказала баба.
- Зато я жилистый, - сказал я.
- Для жертвы ты слишком худой, - сказала баба. – Будем тебя откармливать. Вот перед тобой котелок каши. Ты должен его съесть. Весь.
- Но ведь тут в котелке ведра три каши.
- Ешь! – властно сказала баба.
Делать нечего. Я сел перед костром, взял котелок и стал есть.
- Фрол! – обратилась баба к ежу. – Ты уже решил, каким образом принести жертву?
- Я об этом не думал. Мне кажется, что вы знаете свои, правильные, способы принесения жертвы в жертву.
- Ты мне нравишься, - сказала баба. – Из тебя получится хороший ученик, если, правда, тебя не принесу я в жертву.
- А что нужно делать, чтобы меня не принесли в жертву? – спросил испуганно ёж.
- Нужно, чтобы твоя жертва понравилась мастеру.
- А как ему понравиться? – спросил ёж.
- Если жертва будет долго мучиться, значит, она будет угодна мастеру, и тебя возьмут в ученики.
- Васька, ты готов долго и сильно мучиться? – с надеждой спросил меня Фрол.
- Да я за тебя в огонь и в воду! – ответил, чавкая, я.
- А это идея! – обрадовался ёж. – Буду тебя мучить огнём и водой.
- Всегда к твоим услугам, - сказал я, вытирая хлебом котелок. – Уважаемая, добавки нет?
- Какая хорошая жертва! – сказала баба. – Щас я сварю ещё каши.
Баба пошла за водой, а я принялся есть краюху хлеба всухомятку.

Сказ про моё посмертное будущее

Сидим мы в пещере возле костра. Мастер надбог курит трубку. Ёж Фрол волнуется и ёрзает на земле. Баба варит кашу, а я доедаю третью краюху хлеба с солью.
- И где ты, Фрол, такую замечательную жертву нашёл? Вон какой у него аппетит. И трескает, и трескает; и трескает и трескает.
- Повезло, - сказал Фрол.
- Васька, каша готова. Давай ешь и поправляйся, - сказала баба.
Я придвинул к себе трёхведёрный котелок и принялся трескать.
- Фрол, покажи свой меч, - сказала баба.
Фрол протянул ей свою катану.
- Этот меч зовут Брюхо, - сказал Фрол. – Я его так назвал, потому что он ненасытный по части врагов. Он всегда в бою и всегда голоден. Вот как Васька: жрёт уже тринадцатый котелок каши без остановки.
- Вот этим мечом ты и принесёшь Ваську в жертву, - сказала баба.
- Меч боевой. Им нельзя сечь безоружного, - возразил ёж.
- Тебе слово никто не давал, - сказала баба. – Раз сказала – этим мечом, значит так и будет.
- Прости меня, меч, - сказал Фрол.
- А у меня ты прощения попросить не хочешь? – спросил я.
- И ты меня прости, Васька, - всхлипнул ёж.
- Чего ты так переживаешь? – сказал я. – Когда ты будешь приносить меня в жертву, я буду вооружён. Вот мой меч Судьбы на боку. Делов-то.
- Жертве не положено разговаривать, - сказала баба. – От этого теряются калории. Ты бы, Васька, вместо того, чтобы жрать беспрестанно, поправлялся бы скорее. А то жрёшь, жрёшь, а толку никакого. Даже похудел.
- А это я от стресса похудел. От стресса я и ем без остановки. Ты бы, уважаемая, меня как-то утешила, что ли. Рассказала бы, что меня ждёт на том свете. Только про тот свет расскажи такое, чтобы я с радостью стремился умереть.
- На том свете ты, Васька, будешь червяком, ползающим в дерьме.
- Какое-то неаппетитное будущее ждёт меня, - сказал я с набитым ртом.
- Зато справедливое, - сказала баба. – Ты вона жрёшь без остановки, почитай, сутки. Значит, на том свете будешь вечность жрать дерьмо. Да ты не боись. Это для нас дерьмо – дерьмо, а для червяка дерьмо – прекрасная белковая пища.
- А можно мне потренироваться? – спросил я.
- Не поняла, - сказала баба.
- Чего тут непонятного? – сказал я. – Тащи ведро дерьма. Есть буду.
Бабка задумчиво пошла вглубь пещеры и вернулась с полным ведром нечистот.
Я подбежал ей навстречу, вырвал ведро, вернулся на своё место и стал, урча, есть.
Бабка, мастер надбог и ёж смотрели на меня во все глаза.
- Чё уставились? – спросил я. – Вы на мне дырку протрёте и аппетит испортите.
Я сошкрёб со дна и дал ведро бабке.
- Ещё и погуще!
Бабка задумчиво поплелась вглубь пещеры.

Сказ про подземный музей

Идём мы с Варей по лесу и грибы собираем. Вдруг навстречу идёт чёрт в праздничной одежде: кафтан, сафьяновые сапожки, меч за спиной.
- Привет, Бегемот, - сказал я. – Чего вырядился?
- В честь вашего прибытия, - сказал чёрт.
- А куда мы прибыли? – сказал я.
- Пока никуда. Но если вы пойдёте со мной, то прибудете туда, где все вырядились в честь вашего прибытия.
- Ничего не понимаю, - сказал я.
- Пойдёмте со мной, - сказал чёрт.
Мы пошли за чёртом и вскоре пришли к колодцу. Чёрт юркнул вниз, и мы за ним. И оказались мы в подземном царстве. На удивление там было светло. Кругом росли цветы и деревья. Вокруг прогуливались празднично одетые черти и чертовки. Когда они увидели нас, то стали обильно радоваться.
- Васька с Варей пожаловали! – кричали черти и бросали в воздух шляпы.
- Что тут у вас происходит? – спросил я Бегемота.
- Вам выпала честь стать первыми посетителями музея.
- Что за музей? – поинтересовался я.
- Музеев на свете много, но наш - самый необычный. Ожидаем, что его за год посетят 7 миллиардов человек.
- Ты меня заинтриговал, Бегемот, - сказал я.
- Пойдёмте к музею, - сказал чёрт.
Долго ли коротко ли, но, наконец, мы пришли к огромному сооружении. Высоко висел плакат. Я надел очки и прочитал: «Добро пожаловать в ад!»
- Так это музей ада? – спросил я.
- Именно! – сказал Бегемот. – Открывается через час.
- А что мы будем делать всё это время? – спросил я.
- Набираться впечатлений, - сказал чёрт.
- Как я понимаю, значимое слово «набираться», - сказал я.
Чёрт рассмеялся. Я достал из подпространства заветную бутылочку без дня (не путать с заветной бутылочкой без дна), мы сели прямо на землю и стали болтать о том и о сём.
- После того, - сказал Бегемот, - как ад покинул последний из грешников, а это был Иуда Искариот, мы, черти, задумались, что делать с адом со всеми его постройками и оборудованием. Одни говорили, что ад нужно сравнять с землёй. Другие требовали отдать ад под жильё малоимущим и нуждающимся в жилье. Но вскоре, после прихода Равного Богу, не осталось ни малоимущих, ни нуждающихся в жилье. Наконец, в одну светлую голову пришла мысль сделать из ада музей. Эта идея пришлась всем по душе, и вот музей готов. Мы подумали, что вам с Варей будет приятно, если вас пригласят на открытие. Вот и вся история.
Я встал и сказал:
- Все в ад!
Варя с Бегемотом тоже встали, и мы направились к гостеприимным воротам.

Сказ про говорящего вареника

Сидим мы с Варей за столом и стучим ложками. А Светозар с Лилит варят вареники с картошкой. Тут в хату входит Изначальный Мишаня. Садится, достаёт из-за голенища ложку и начинает стучать.
- Вареники! Вареники! – закричал Мишаня.
- Тише, Мишаня, - сказал я. – Если вареники тебя услышат, они не сварятся, чтобы ты их не съел.
- А что, у вас вареники разумные? – усмехнулся Мишаня.
- Ну, как тебе сказать, - сказал я. – Некоторые из них закончили философский факультет местного университета.
- Так они ещё и собеседники! – удивился Мишаня.
- Есть такое, - сказал я.
- А ты, Васька, собеседник? – спросил Мишаня.
Я молча достал из подпространства заветную бутылочку без дня (не путать с заветной бутылочкой без дна) и грохнул ею о стол.
- Собеседнички, - проворчала Варя.
- Вот ты мне скажи, Васька, - начал Мишаня. – Что есть такого на свете, что самое чудесное из чудес?
- Говорящие вареники, - сказал я.
- Ты парь мозги кому-нибудь другому, - сказал Мишаня. – И про философский факультет парь нищим духом. Я тебя серьёзно спрашиваю, а он смеётся.
- Я, конечно, извиняюсь, - сказал один из вареников, который лежал в муке. – Но сомневаться в моей великоразумности, по крайней мере, не прилично. Я оканчиваю пятый курс университета теологического факультета и думаю, что в вопросах божественного я разумею побольше Вашего, Мишаня.
- О, малявка заговорила! – удивился Мишаня. – Ты будешь учить меня премудростям? Насмешил, малявка.
- Я, к Вашему сведению, не малявка, а Евграф Силыч Парамонов, потомственный вареник её величества Варвары Пантелеймоновны Борисовой. Имею дворянский титул. А также имею привилегию быть съеденным царственными особами.
Мишаня почесал бороду.
- И охота тебе быть съеденным, пусть даже высокопривилегированными особами, Евграф Силыч? – спросил Мишаня.
- Любой вареник стремиться быть съеденным. Это наш путь. Дао. Будучи проглоченными, мы можем воплотиться в любое существо по нашему выбору. Но чаще всего вареники выбирают снова судьбу вареника, ибо нет ничего прекрасней, чем быть вареником. Но вам, Мишаня, этого не понять. Вы же Изначальный, верно? А любой Изначальный ограничен в своей природе. Он никогда не умирал, поэтому не знает прелести нового воплощения. Мне жаль Вас, Мишаня, что вы никогда не почувствуете как это быть вареником. Мне искренне вас жаль. Поэтому, чтобы не бередить вашего самолюбия, давайте поговорим на нейтральную тему. Нынче прохладно, не так ли?
- Ага, - ошарашено сказал Мишаня.
- Дождь будет, - сказал вареник. – А в Небесном Иерусалиме всегда хорошая погода.
- Чёрт! – вскричал Мишаня. – Да я тебя, Евграф, сожру, чтобы ты прекратил болтать!
- Путь к желудку неблизкий, - сказал вареник. - Даже если до него всего лишь полметра. Скучать по мне будешь, Изначальный.
Вареник изловчился и плюхнулся в кипяток.
- Нет ничего сладостней подсоленного кипятка, даже если он существует только в моём воображении. – Донеслось из кастрюли.

Сказ про райских юмористов

Сидим мы в летней кухне за столом: я, Варя, Светозар и Лилит. Потребляем вергуны с варенцем и запиваем из заветной бутылочки без дня (не путать с заветной бутылочкой без дна). Тут мы услышали скрип ворот. Я вышел посмотреть, кто к нам пожаловал. Во двор входили калики перехожие во главе с масоном Ибрагимом.
- Откуда пришли вы, странники? – спросил я.
- Да вот ходили мы за три моря в Небесный Иерусалим.
- И какое там чудо?
- Чудес там много, всех и не перечислишь, - сказал Ибрагим. – Чего только стоят ворота из чистых сапфиров. Дома там построены из кедров ливанских. Все чистенькие и ладные. Изо всех домов дымок идёт. Были мы в гостях у всех, кто там живёт.
- И кто же там живёт? – спросил я.
- Еврейских людишек там 144 тысячи. И остальных мильёны.
- Чем же они там занимаются?
- Ремёслами. Есть и гончары, и стеклодувы, и плотники, и столяры, и скорняжники, и кузнецы. Есть и поэты, певцы, музыканты, живописцы.
- А кого там нет?
- Писателей, - сказал Ибрагим.
- Вот те раз, - сказал я. – А куда ж они подевались?
- Дело в том, что писательское ремесло, как ни крути, связано с драматургией. А какая драматургия в Небесном Иерусалиме? Да никакой. Нет преступлений. Нет зависти, ревности, гордыни и прочего. Сначала писатели пытались бытописать, но получалось сладко и безвкусно. Были мы в гостях у Льва Толстого. Так он давно забросил литературу. Пашет землю и живёт от трудов своих.
- Кто же их всех там развлекает?
- Дык, куплетисты-юмористы. Как ты понимаешь, сатирой никто не промышляет. Зато юмор там ценится. Например, такой:

Шёл я лесом. Видел чудо:
Муравей…

- Достаточно, Ибрагим, - сказал я. Знаю я эти куплеты. И что, такой юмор там ценится?
- Полные залы собирает, - сказал Ибрагим. – Чем проще юмор, тем веселее публике. Сам не знаю, почему.
- А чем в Небесном Иерусалиме занимаются масоны?
- Своими прямыми обязанностями. Они строят дома и другие постройки. Там тайны мироздания известны всем, поэтому там нет тайных обществ. Кроме одного. Это общество называется ТЮ, то есть, Тайный Юмор. В члены ТЮ принимают только юмористов. Так вот, бывало, набивается в хату юмористов под завязку, и все начинают шутить. Никто над чужими шутками не смеётся, потому что завидуют и ревнуют.
- Ибрагим, но ты ведь сказал, что в Небесном Иерусалиме нет ни зависти, ни ревности.
- В теории – да. Но юмористы неисправимые даже в раю. Не даёт им покоя чужое успешное творчество.
- Удивительные вещи ты рассказал, Ибрагим, - сказал я. – А теперь, вольные каменщики, пойдёмте в летнюю кухню, дабы отведать вергуны с варенцем.
- Это нам не сложно, - сказал Ибрагим, и масоны потянулись в летнюю кухню.

Сказ про партию кальсон

Пошли мы с Варей в лес за грибами. Насобирали полные лукошка и возвратились домой. Смотрим – ворота открыты. Зашли во двор и увидели огромную очередь, начало которой пряталось в нашем доме.
- Что дают? – спросил я у гнома, который стоял последним в очереди.
- Артефакты, - сказал гном.
- Чьи артефакты? – снова спросил я.
- Да Первых. Индюк Прокопка сказал, что Первые покинули нашу деревню, а вещи оставили.
- А зачем вам вещи Первых? – спросил я. – Ведь в них нет ничего необычного. Вещи и вещи.
- Не скажи, человече, - сказал гном. – Вещи Первых обладают лечебными свойствами. Если вещь Первых приложить к больному мету, болячка тут же пройдёт.
Я почесал в затылке.
- Но ведь болезней давно нет. Они исчезли.
- Так-то оно так, - сказал гном. – Болезней правда нет. Но иногда жёны лупят своих мужей сковородниками. От этого появляются шишки и гематомы. Вот от них и помогают вещи Первых.
- Логично, - сказал я. – Вот ты, гном, стоишь тут в конце очереди, а существ много. Ты думаешь, тебе что-нибудь достанется?
- А как же. Мне что-нибудь перепадёт из сундука.
- Так сундук закрыт секретным замком
Гном рассмеялся.
- Так Прокопка бывший медвежатник. Он этот замок в два счёта открыл.
Я рассвирепел и стал пробираться сквозь очередь в дом.
- Куда прёшь!
- Стань в очередь!
- Видели такого наглеца?!
- И откуда только такие берутся!
- Мне только спросить, - бормотал я, продвигаясь к заветной двери.
Наконец, я очутился в своём доме и увидел индюка, который держал в руках мои кальсоны.
- Бобр Гнус, эти штанишки достаются тебе. Естественно, они обладают целебными свойствами по части проктологии и урологии.
- Это мои единственные кальсоны! – закричал я и вырвал их из рук индюка.
- Шёл бы ты, человече, в конец очереди, - сказал индюк. – Нет тут ничего твоего. Всё вокруг – это общее достояние.
- Всё вокруг моё! – сказал я.
- Ай-яй-яй! – сказал индюк. – В то время, когда всё прогрессивное человечество мечтает об артефактах, ты, Васька, дрожишь над своими вещами, как наседка. Не стыдно? Такой большой, а жадный. Вот я раздам твоё майно, а ты себе купишь всё новое в магазине. Сегодня туда как раз партию кальсон завезли. Желающих получить твои вещи – огромное количество, а вещей на всех не хватит. Шёл бы ты, Васька, в магазин за кальсонами. Твоя задача – просто подержать их в руках, и тогда они приобретут статус артефакта.
Я с открытым ртом тупо топтался на месте, сжимая кальсоны.
- Чего вылупился, Васька? – сказал индюк. – Иди в магазин.
Я протянул кальсоны бобру и задумчиво поплёлся в магазин за кальсонами.

Сказ про подарок петуха

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам курица Клара. На ней крепдешиновое платье, шляпка и красные сапожки.
- Здравствуй, Вася, - сказала курица. – А я тут замуж собралась.
- Так ты же замужем за Макаркой.
- Не хочу больше быть женой Макарки. Сам посуди, Вася, какой из Макарки муж? Он как дитё малое: за ним нужен постоянный присмотр, чтобы на сторону не сбежал. Он не умеет говорить комплименты, он не умеет дарить подарки. Представляешь, приходит вчера вечером, подходит ко мне и протягивает коробочку. «Это тебе», сказал Макарка.
- А что тут плохого? – сказал я.
- Как что?! Нет, чтобы стать на одно колено и протянуть коробку со словами: «Это тебе, любимая. Я обшарил всю землю, пока искал этот подарок».
- А что в коробке было? – спросил я.
- В том-то и дело, что ничего! Он подарил мне пустую коробку. И что мне с ней делать? Я же говорю: он не умеет дарить подарки.
- И что ты предлагаешь, Клара? – сказал я.
- Я хочу, чтобы моим мужем стал ты, Вася
- С какого это перепугу?
- Ты весёлый, ты предупредительный, ты славный, ты умеешь дарить подарки. С тобой – как за каменной стеной.
- А ничего, Клара, что я женат?
- Меня это не остановит. Пусть Варька уйдёт от тебя к моему Макарке.
- То есть, ты предлагаешь обмен? – спросил я. - Я понимаю ещё, если бы ты, Клара, предложила нам с тобой поменяться джинсами или толстовками, или платьями. Но меняться своими вторыми половинками?! Этого я понять не могу.
- А что тут понимать? Мы же с тобой любим друг друга.
- С чего это ты взяла?
- Ты же всегда на меня смотришь, когда я гуляю во дворе, - сказала Клара.
- Клара, я не смотрю. Я присматриваю. Я за всеми присматриваю, кто гуляет у меня во дворе. Это взгляд не любовника, а хозяина.
- Так ты меня не любишь?
- Я тебя люблю, но платонической любовью. Да я всех люблю платонической любовью. Скажи, Светозар.
Светозар кивнул.
- Знаешь что, Клара, - сказал я. – Возьми коробочку, которую тебе подарил Макарка и оторви подложку. Там ты увидишь кольцо с бриллиантом. Это я посоветовал Макарке так спрятать кольцо, чтобы ты не сразу его нашла. И нечего больше ходить по чужим мужикам. Твой – что надо.
Курица побежала в курятник, а я раскурил потухшую трубку.

Сказ про андрогина

Сидим мы с Варей за столом и потребляем сому. А закуска богатая на столе: и вареники с картошкой, и пирог с рыбой, и фаршированные шейки, и баклажанная икра, и много чего другого. Тут в хату входят двое: мужчина и женщина.
- Здравствуйте, Первые, - сказал мужчина. – Дело у нас до вас.
- Проходите, садитесь, потчуйтесь, - сказал я.
- Сначала выпейте, закусите, а потом и дело сказывайте, - сказала Варя.
Мужчина с женщиной сели за стол, стали есть-пить и говорить тосты.
- За наше избавление! – сказал Мужчина.
- За наше воссоединение! – сказала женщина.
- За то, что здесь нам помогут! – сказал мужчина.
- За то, что всему рано или поздно приходит конец! – сказала женщина.
- За могущество древней магии! – сказал мужчина.
- За конец древнего проклятия! – сказала женщина.
Мы с Варей молча поднимали кружки и выпивали. Наконец, гости прекратили провозглашать тосты.
- Ну, гости дорогие, - сказал я. – Рассказывайте, что привело вас к нам.
- Дело у нас к вам сурьёзное, - сказал мужчина. – Как вы знаете, перволюди были андрогинами.
- Да, такая была задумка, - сказал я.
- Каждый андрогин нёс в себе и мужское, и женское начала. Они жили в ладу с собой, пока не возгордились от своего могущества и красоты. И после этого решили потягаться в могуществе с богами. За что были разрезаны пополам и рассеяны по миру. С тех пор мужчины и женщины ищут свою вторую половинку. Иногда на это уходят годы. Иногда две половинки никогда при жизни не встречаются. Это сильное и тяжёлое проклятие для людей.
- Не спорю, - сказал я.
Так вот, - сказал мужчина. – Меня зовут Глеб. Мою жену зовут Тамара. Много лет мы искали друг друга. Наконец, в прошлом году, мы встретились и поженились. Мы сильно любим друг друга и не можем прожить и дня друг без друга. И тогда мы поставили перед собой цель: найти Первых и попросить их соединить нас телесно и духовно, ибо только в этом видим своё предназначение и мечту о потерянном блаженстве жить в одном теле и в одном ментальном облаке.
- То есть, вы хотите стать адрогином, так я вас понял? – спросил я.
- Совершенно верно.
- Но, если я вас сделаю анрогинорм, будет создан прецедент. И тогда другие семейные пары захотят сделаться андрогинами. Хорошо ли это будет? – сказал я.
- Но ведь создание людей-андрогинов и было твоим первоначальным планом, Василий Иванович. Не так ли? – сказал Глеб.
- Ну, хорошо, - сказал я. – Обнимитесь и целуйтесь до тех пор, пока я буду произносить заклинание.
Глеб и Тамара сделали, что я просил, а я сложил пальцы на руках особым образом и прочитал заклинание. Сверкнула молния. Грянул гром, и весь дом заволокло дымом. Когда дым рассеялся, мы с Варей увидели сидящего за столом прекрасного андрогинна. Его красота превосходила совершенную красоту мужчины и женщины. Андрогин встал, поклонился и с улыбкой Джоконды вышел за дверь.
- Можешь, если хочешь, - усмехнулась Варя.
- Могу и хочу, - сказал я и увлёк Варю на печку.

Сказ про компромисс с бодхисаттвами

Сидим мы с Варей за столом и играем в «пьяные» шашки. Тут в дом входят какие-то люди и тихонько останавливаются в дверях.
- Проходите, уважаемые, садитесь, - сказал я. – В ногах правды нет.
Странники сняли пыльные шапки, обнажив лысые головы, и сели рядом с нами. Варя метнулась к печке и достала оттуда казанок с картошкой. Я наломал хлеба и откупорил банку с солёными огурцами.
- Из каких краёв будете? - спросил я странников.
- Да мы тут собрались со всех концов земли, - сказал старший.
- А кто вы по профессии? – спросил я.
- Не знаю, можно ли это назвать профессией, но мы все здесь – бодхисаттвы.
- О, это уважаемая профессия, - сказал я. – Где вы были, что видели?
- Мы обошли всю землю и убедились, что после прихода Равного Богу, все существа на земле оказались спасёнными: от людей, падших и титанов до левиафанов, микробов и вирусов. Мы не обнаружили в наших поисках ни одного обойдённого спасением существа, включая всех умерших за весь период существования вселенной.
- И что вы теперь собираетесь делать? Как я понимаю, препятствий, чтобы уйти вам в нирвану, не осталось, - сказал я.
- Это ты верно подметил, Васька. Вот отдохнём у вас с Варварой Пантелеймоновной и отправимся в нирвану.
- И охота вам туда идти? Ведь там нет никаких желаний. Одно сплошное блаженство. От этого с ума можно сойти. У нас же здесь, на земле, есть желания, и они всегда выполняются. Поэтому нет и страданий. Чем здесь хуже нирваны? – сказал я.
- Так-то оно так, - сказал старший. – Но мы – бодхисатвы. Наш удел – нирвана. Мы к этому стремились много жизней подряд.
- Но там же ни покурить, ни выпить, ни поговорить, ни сексом заняться, ни на рыбалку сходить…
- Это мы и сами знаем. Зато в нирване наши сознания воссоединяться в один эгрегор, увеличив при этом уровень блаженства. Нирвана – наша мечта.
- Ну, хорошо, бодхисаттвы. Ваше время пришло, и мне удержать вас здесь, на земле. Но вы должны знать, что если каким-то боком, какой-то контрабандной, у вас там неожиданно появятся желания, то вы смело можете прийти к нам с Варей домой и исполнить свои желания. А если захотите… Нет. Не так. Я вот что предлагаю. Компромисс. Вы строите дома в нашей деревне. Живёте вместе с нами. А нирвану принимаете по 2-3 часа в день. У вас в каждом доме будет специальный портал, через который вы будете попадать в нирвану и выходить из неё. Такой мой креатив.
Бодхисаттвы стали тихо перешёптываться. Наконец, старший сказал.
- Спасибо, Первые, за ваш креатив. – Мы согласны на частичное пребывание в нирване и частичное пребывание в плотном теле на земле, в вашей деревне.
- Вот и славно, - сказал я. – А теперь пойдите на танцы и выберете себе жён. Уж больно ядрёные девки водятся у нас.
Бодхисаттвы отряхнули свои одежды от пыли и пошли на танцы.

Сказ про бунт, который устроил Светозар.

Сидим мы с Варей дома за столом, а Светозар и Лилит прислуживают нам. У меня и у Вари на груди салфетка, в руках золотые приборы, а едим мы из платиновой посуды. Светозар с Лилит держат в руках подносы с фуагра и безмозглыми лобстерами.
- Варюша, - сказал я. – Не правда ли – Лондон красивый город?
- Не видала Лондон. Мне и в нашей деревне «Солнышко» всё нравится. Красивые двухэтажные дома, плетни с глиняными кувшинами, пруд с лягушками. Что может быть красивее.
Прошло полчаса.
- Варюша, - сказал я. – Не правда ли Турецкие курорты выше всяческих похвал?
- Не бывала я в Турции, - сказала Варя. – Но точно уверена, что наш пляж на речке Богомазовка самый чистый. А вид куширей доставляет ни с чем несравнимое удовольствие.
Прошло полчаса.
- Варюша, - сказал я. – Не правда ли, что Египетские пирамиды – это невообразимое чудо света?
- Не была я в Египте, - сказала Варя. – И не видела пирамид. Зато наша компостная яма самая глубокая в нашей деревне. Вот, что стоит смотреть туристам.
- Стоп! Стоп! Стоп! – закричал режиссёр. – Варвара Пантелеймоновна, ваша интонация должна быть торжественная и, вместе с тем, немного загадочная. Давайте повторим с ваших слов.
- Не была я в Египте, - сказала Варя. – И не видела пирамид. Зато наша компостная яма самая высокая в нашей деревне.
- Стоп! – закричал режиссёр. – Какая такая «высокая»? Она – глубокая. Понимаете? Глубокая. Попрошу не перевирать текст. Наш сценарист не зря трудился, чтобы написать продающий текст. В этом тексте важно каждое слово. Оттого, как вы произнесёте текст, будет зависеть вся компания по привлечению туристов в нашу деревню «Солнышко», не будь я, индюк Прокоп, выдающимся режиссёром.
- Прокоп, - сказала Варя. – Мы снимаемся уже полдня. Мы с Васей проголодались.
- Перерыв! – захлопал в ладоши индюк. – Лобстеров, фуагру и другую еду не есть. Это реквизит.
- А что же нам есть? – спросила Варя.
- Во дворе полевая кухня с прекрасной солдатской кашей.
- А до каши? – спросил я.
- Во время съемок – сухой закон, - строго сказал индюк
- А для куражу? – спросил Светозар, снимая ливрею.
- Какой, нахрен, кураж у лакея?! – взорвался индюк. – У тебя по сценарию должно быть непроницательное лицо!
- Ищите себе другого лакея! – сказал Светозар и присосался к бутылке.
Пока Прокопка ругался со Светозаром, я, Варя и Лилит уплетали солдатскую кашу и тайно прикладывались к фляжке.

Сказ про чудесное чудо

Сидим мы с Варей в хате и заедаем черемшой сому. Как вдруг во дворе послышался какой-то шум. Я открыл окно и выглянул. Весь двор был заполнен людьми, орками, эльфами, лепреконами, драконами, ограми, хоббитами, троллями, падшими, ангелами, феями, наядами, дриадами, сиренами, русалками, водяными, элементалями, лешими, домовыми, зверями, птицами, гадами, рыбами, насекомыми, вирусами, бактериями и другими. Всё это море существ перешёптывалось и топталось на месте. Увидев меня, они во все миллионные глотки заорали:
- Чудо! Чудо! Чудо!
Я закрыл окно и сел за стол. Выпил кружку сомы и сказал Варе.
- Там собрались все. Как увидели меня, так закричали: чудо! Неужели, Варя, я чудо?
- Конечно, Вася, ты чудо. Даже чудо из чудес. Но только я думаю, что это не тебя назвали чудом.
- А кого же?
- Да никого. Они требуют от тебя чуда.
- Так выйди к ним, - сказал я.
- Не поняла? – сказала Варя.
- А что тут непонятного? Ты – чудо, ты и выходи.
- Болван ты, Васька. Народ требует, чтобы ты показал им настоящее чудо.
- А я разучился делать чудеса, - сказал я. – Правда, я могу показать фокус с оторванным пальцем.
- Чего ты юродствуешь? – казала Варя. – Выйди к народу и накорми их тремя хлебами. Или пригласи их на реку и походи пять минут по воде. Тебя не убудет.
- Я зарёкся творить чудеса. Чудеса ещё никому не помогали.
- Но люди просят, - сказала Варя.
- Они себя так ведут, как в театре или в цирке. Им хочется развлечься, а я не клоун. Я бывший ответственный работник, правда, сейчас на пенсии, но замашки руководителя никуда не девались. Я привык повелевать, казнить и миловать. А надевать рыжий парик и фиглярствовать – не моё. Да ты первая меня обсмеёшь.
- Вась, сейчас не идёт разговор о твоих прошлых заслугах. Существа пришли к нам за помощью. Им хочется чуда, чтобы уверить себя, что они не одни, что рядом с ними живёт Васька, который в случае необходимости их защитит, обогреет, накормит и приголубит. А ты ерепенишься. Выйди к народу и покажи чудо.
- Варя, ты ошибаешься в них. Им скучно и они хотят развлечений.
- Иди!
Делать нечего. Я открыл окно и поприветствовал толпу взмахом руки. Раздались аплодисменты.
- Чудо! Чудо! Чудо! – горланили все.
Я поднял руку, прося тишины. Тут же все затихли, достали кулёчки с попкорном и стали жевать. Я взял кружку и наполнил её сомой. Толпа заволновалась. Я медленно выпил и вытер губы. Я снова налил в кружку и также медленно выпил. Тишина стояла гробовая. Тогда я налил в кружку в третий раз и медленно выпил. В меня полетел попкорн. Я поймал одну штучку и ею закусил. Затем поклонился, и двор возгремел аплодисментами. Я закрыл окно и сел за стол.
- Я могу, Варя, и для тебя изобразить чудо.
Варя убрала со стола бутыль с сомой.
- Всё-таки ты клоун, а не чудотворец, - сказала Варя и дала мне подзатыльник.

Сказ про то, как можно раздобыть силу

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Вдруг я почувствовал холодный металл на своей спине.
- Руки вверх! – раздался голос индюка.
Мы со Светозаром подняли руки.
- Прокопка, ты чего? – спросил я.
- Хочу проверить одну теорию, - сказал индюк.
- Это какую же? – спросил я.
- Говорят, что у Первых хорошая регенерация. Прекрасная регенерация у Первых, говорят.
- И кто это говорит? – спросил я.
- Да кентавры Хаоса, - сказал Прокоп. – А они слов на ветер бросать не будут. Они с вами воевали и собственными глазами видели, как у тебя, Васька, вместо отрубленной руки тут же отрастала новая. И ноги отрастали, и раны сразу же зарастали. А я жутко любопытен: отрастёт ли у тебя голова вместо отрубленной?
- Прокопка, не дури, - сказал я. – Убери меч.
- Испугался, Васька? – сказал индюк.
- Прокопка, если ты мне отрубишь голову, то попадёшь в ад, - сказал я.
Индюк рассмеялся.
- Так ада-то нет. Вернее, есть, но там музей.
- Прокопка, - сказал я. – Из-за простого любопытства ты хочешь лишить меня головы?
- Да не в любопытстве дело. Просто одна пифия говорила, что если отрубить голову Первому, то вся его сила перейдёт убийце. А я давно мечтаю быть таким как ты, Васька. Хочу иметь безразмерную силищу и уметь пользоваться магией.
- Это плохой путь – мгновенно завладеть силой, - сказал я. – Лично я её наращивал тысячелетиями, а также наращивал опыт пользования ею. А если мгновенно приобрести максимальную силу, то можно с нею не справиться и дров наломать.
- Не забивай мне баки, Васька, - сказал индюк. – Молись! Сейчас я отрублю твою голову.
- А последнее желание? – сказал я.
- Ты просто хочешь оттянуть конец, Васька. Я рублю!
Индюк взмахнул мечом и снёс мне голову.
- Ну ты и придурок, - сказала моя голова.
Я подошёл к голове, взял её в руки и водрузил на место.
- А почему я не ощущаю силу? – сказал индюк.
- А в ногах силу ощущаешь? – спросил я.
- Ноги у меня сильные. Ещё никто не мог меня догнать.
- Я буду первым, - сказал я.
Индюк закричал и бросился со двора. Я крупными шагами пустился вдогонку.

Сказ про послание потомкам

Сидим мы со Светозаром, Лилит и Варей в лесу у костра. В котелке кипит хаш. Мы тихонько переговариваемся.
- А давайте напишем письмо потомкам? – сказала Лилит.
- А у нас нет ни ручки, ни бумаги, - сказал Светозар.
- А мы на камне высечем, - сказала Лилит. – Вот он камень, большой и гладкий.
Я посмотрел на камень. Действительно, гладкий. Тогда я взял зубило и молоток и приготовился записывать.
- Я начну, - сказала Варя. – Дорогие наши потомки. Наши дети, внуки и правнуки. Васька, ты успеваешь?
- Ага, - сказал я. – И правнуки. Продолжай.
- Мы живём при коммунизме, - сказала Варя.
Все засмеялись
- А чего смешного? – сказала Варя. – Царство Божие – это тот же коммунизм, когда от каждого по способностям и каждому по потребностям.
- Мама дело говорит, - сказал Светозар. – Продолжай.
- Так вот, - сказала Варя. – Пиши, Васька. Живём мы тут в прошлом хорошо. У нас есть дом, огород и орудия труда. Мы возимся в огороде, ловим рыбу и ходим в лес за всякой всячиной. Телевизоров у нас нет, потому что это отсталая технология. Вместо телевизора у нас большое блюдечко, по которому катается наливное яблочко. Если грозы нет, то не рябит и хорошо показывает.
- Мама, можно теперь я? – сказал Светозар.
- Валяй! – сказала Варя.
Светозар встал и стал прохаживаться.
- А ещё тут у нас недалеко, в соседнем лесу, есть нирвана. Её двери никогда не закрываются, и любой желающий может прийти в нирвану и два-три часа балдеет там А ещё мы тут путешествуем. На ночь останавливаемся на постоялых дворах. Романтика. У нас никто не болеет и не умирает, но никому жизнь не надоедает, потому что жить интересно. Никто больше не попадает в ад, так как ада теперь нет. Вернее, он есть, но там сейчас музей. Раз в неделю мы ездим в Небесный Иерусалим, чтобы навестить родственников. Там же находится резиденция Равного Богу. Каждый может прийти к Нему, выпить и поговорить за жизнь.
- А теперь я, - сказала Лилит. – Пиши, папа. Мы больше не нуждаемся в косметике, потому что наша кожа и тело вообще – идеальные. Мы тут все красавицы и красавцы, за исключением Василия Ивановича, у которого вместо пресса – пивное брюшко.
- А пивное брюшко у меня потому, - сказал я, - что я боюсь нашествия баб. Если бы у меня был пресс, то я был бы самым красивым мужчиной во вселенной, и вездесущие бабы отбили бы меня у Вари. Приходится изображать из себя юродивого старикашку.
- Дорогие наши потомки! – сказала Варя. – Когда вы станете взрослыми, мы придём к вам пить сому и веселиться.
- Камень кончается, - сказал я. – Заканчивай, Варя.
- На это всё. Послание вам писали Васька, Варя, Светозар и Лилит.
Я поставил зубилом точку и попробовал хаш.
- Хаш готов, - сказал я и разлил по мискам.

Сказ про тайну Тетраграмматона

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Вот вышел из курятника петух, взгромоздился на тын и зевнул. Спрыгнул с тына и пошёл в курятник. Потом, спохватившись, вернулся, взлетел на тын и прокукарекал. Тут же на горизонте показался краешек солнца. Петух подошёл к нам, налил себе сомы из заветной бутылочки без дня (не путать с заветной бутылочкой без дна), выпил и пошёл досыпать. Тут во двор вошли калики перехожие, вольные каменщики, во главе с Ибрагимом.
- Присаживайтесь, - сказал я.
Вольные каменщики сели, достали кисеты, трубки и закурили.
- Где были, что видели? – спросил я.
- Были мы, Васька, у морского царя, - сказал Ибрагим. Он выгулял нас по дну морскому. Чего там только нет: и потопленные корабли всех времён и народов, и россыпи сокровищ и затопленные древние города и много чего другого. Потом мы обедали в подводном дворце, и морской царь предложил нам своих дочерей в жёны. Дочери были так прекрасны, что согласились стать их мужьями. Там же сыграли свадьбы, и царь морской дал за каждой дочерью солидное приданое.
- А где же ваши жёны? – спросил я.
- Дык, за воротами остались, - сказал Ибрагим.
- Пусть войдут, - сказал я.
Ибрагим свистнул, и во двор въехало множество телег, которыми правили прекрасные девушки.
- А что в телегах? – спросил Светозар.
- Приданое, - сказал Ибрагим.
- Злато-серебро? – спросил Светозар.
- Нам злато-серебро без надобности. В телегах – истинные сокровища: книги. Старинные книги, в которых есть ответы на все вопросы. В них заложены знания человечества. Морской царь сказал, что в одной из этих книг есть ответ на вопрос, что такое Тетраграмматон. Скоро мы узнаем сакральное имя Бога.
Я усмехнулся.
- Ибрагим, мы знакомы кучу лет. Неужели тебе не ведом секрет Тетраграмматона? Неужто ты не знаешь сакрального имени Бога?
- Смеёшься, Васька? – сказал Ибрагим. – Это тайна из тайн. Никто не знает сакрального имени Бога.
- А между тем, ответ лежит на поверхности, - сказал я.
- И ты нам скажешь? – спросил Ибрагим.
- Конечно, скажу, - сказал я. – Лично я выступаю за то, чтобы всё тайное стало явным. Вы ведь уже знаете все тайны мироздания, не так ли?
- Знаем, кроме сакрального имени Бога.
- Мне даже неловко называть это тайной. Всё так просто, и вы часто меня так называли.
- Не томи, - сказал Ибрагим.
- Ну, хорошо, - сказал я. – Тетраграмматон – это ВаСиЛиЙ.
- Ну мы лопухи! – засмеялся Ибрагим. – Доставай, Василий, бутылочку. А с нас – закуска.
Масоны достали вяленую рыбу, а я кликнул их жён к нам в компанию.
- Василий.
- Василий, - тихо проговаривали масоны и улыбались.

Сказ про карася, великого выпивоху

Сидим мы со Светозаром и ловим безмозглую рыбу. На берегу Варя и Лилит занимаются костром. Тут в лодку с трудом взгромоздился Карась Мефодий.
- Здравы будьте, Первые, - сказал карась.
- И тебе не хворать, - сказал Светозар.
- Я чего пришёл. Я отдохнуть к вам пришёл. Целую неделю я воспитывал подрастающее поколение, пока жена у мамы своей гостила. Теперь она приплыла домой и сменила меня. Так что прошу любить и жаловать. А главное – наливайте, да развлекайте меня историями всякими, небылицами юмористическими. А я буду внимательно слушать и хлопать, если мне понравится.
- Ну, слушай, - сказал я. Встали мы сегодня раненько. Собрали удочки и пошли ловить рыбу на озеро. Девочки остались на берегу костром заниматься, а мы со Светозаром надули лодку и подплыли к самым куширям, где всегда хороший клёв. Но сегодня не задалось. Сидим уже битый час, а ни одной поклёвки. Вдруг к нам в лодку залез карась. Мы со Светозаром обрадовались и про себя подумали, что, не смотря ни на что, у нас сегодня будет уха.
Карась отодвинулся от нас на другой край лодки.
- Мужики, - сказал Мефодий. – Вы это, не пужайте меня. Я вона весь описялся от страха. Не губите душу христианскую.
- О, так ты верующий? – спросил Светозар.
- Верующий, верующий. А кто сейчас не верующий? Все своими глазами видели Равного Богу. Я лично с Ним выпивал. И даже перепил Его.
- Врёшь! – сказал Светозар.
- Вот те крест – не вру! – сказал Мефодий. У меня и грамота есть.
Мефодий полез в карман брюк и достал вчетверо сложенный листок. Я взял листок, развернул его и прочёл вслух.
- Сия грамота дана рыбине, карасю Мефодию, в честь того, что вышеупомянутый спромогся перепить Самого Меня. Это небывалая история, так как по части выпивки равного Мне нет во всем белом свете. Рекомендую всякому, кому на жизненном пути попадётся карась, именуемый Мефодием, привечать его и всячески кормить и поить его. А также пусть всякий, по первому требованию Мефодия, сказывает ему сказки, рассказки и всяческие были и небылицы юмористического содержания. А кто отвергнет эти рекомендации, тому да будет анафема. Сия грамота собственноручно подписана Мной, Равным Богу. Аминь!
Светозар почесал в затылке.
- Под анафему попадать не хочется, - сказал Светозар. – Получается, папа, что нам придётся этого прохвоста всячески ублажать. Кормить его, поить, историями развлекать.
- А давай, сынок, его напоим, - сказал я. – И он сам будет нам байки рассказывать.
- Что вы меня обсуждаете при мне? – спросил карась. – Это не кошерно. Хотя, если собрались меня поить, то исполняйте свой долг.
И карась протянул ведёрную кружку. Хорошо, что у меня есть заветная бутылочка без дня (не путать с заветной бутылочкой без дна).

Сказ про петуха-революционера

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Из курятника вышел петух Макарка и подошёл к нам. Сел рядом и прокукарекал.
- Что за новости? – сказал Светозар. – Ты, Макарка, должен солнце будить с тына.
- Не обязательно, - сказал петух. – Можно с любого возвышения.
- Так ты идёшь наперекор традициям.
- А я революционер, - сказал Макарка. – Как и ты, Светозар.
Петух вспорхнул мне на голову и оттуда прокукарекал. Тут же на горизонте показался краешек солнца.
- Ты гляди – сработало, - удивился Светозар.
- А то, - сказал петух. – Я свою работу хорошо знаю.
- А не надоело тебе каждый день вставать ни свет, ни заря? – спросил Светозар.
- Мы, петухи, таких вопросов не задаём себе. Будить солнце – это наша профессия, которая нам досталась от предков. И не мне, скромному будильнику, менять вековые устои.
- Но ты же про себя сказал, что ты революционер, - сказал Светозар. – Неужели твоя революционная фантазия не идёт дальше, чем менять высотки, с которых ты кукарекаешь?
- Не стоит говорить о том, чего не знаешь и не ведаешь, - сказал петух. – Моя революционность заключается в том, что я хочу расширить область применения моей профессии.
- И в чём это заключается? – спросил Светозар.
- А в том, что я хочу будить не только солнце, но и луну, и звёзды, и квазары, и пульсары, и белые карлики, и чёрные дыры. Я хочу стать Надбудильником. Я хочу, чтобы от меня зависело благополучие всего мироздания. Как говорится, кто рано встаёт, тому Бог подаёт.
- Интересно, - сказал Светозар. – Какие у тебя далекоидущие планы.
- Я хочу, - продолжал Макарка, - чтобы никто не залёживался в постели. Чтобы никто не нежился, а вставал рано и принимался за свою работу. Я понимаю, что сейчас всякая работа в радость. Никто не жалуется на свою долю. Все делают своё дело качественно, а не спустя рукава.
- Истину глаголешь, - сказал Светозар.
- Я хочу, чтобы все вообще не спали. И это есть моя революционная идея, которую я уже зарегистрировал в Авторском Обществе.
- Весьма дальновидно, - сказал Светозар.
- Если никто не будет спать, то удовольствие от жизни будет каждый день постоянно возрастать. И так до бесконечности. Сейчас же тоже есть удовольствие от жизни. Индивидуум чувствует его возрастание с утра до вечера. Потом он ложится спать. А утром он начинает испытывать удовольствие с нулевой отметки, то есть, с той отметки, которая была вчера утром.
- Могёшь! – сказал Светозар.
- Другими словами, я хочу сделать так, чтобы блаженство было не статично, а каждый миг потихонечку возрастало. Итак – до бесконечности.
Мы со Светозаром захлопали и налили Макарке в ведёрную кружку из заветной бутылочки без дня (не путать с заветной бутылочки без дна).

Сказ про хандру индюка

Сидим мы со Светозаром на приступочке и курим трубки. Тут к нам вялой походкой подкатывает индюк Прокопка. Мы со Светозаром вжали головы в плечи и насторожились. Индюк сел рядом и закурил. Мы со Светозаром молча сидели и боялись. Индюк тоже молчал. Наконец, через полчаса индюк заговорил.
- Чё такие невесёлые, Первые?
- Опасаемся, - сказал Светозар.
- Чего опасаетесь? – спросил индюк.
- Опасаемся, что ты, Прокопка, выкинешь какую-то штуку, вредную для нас, - сказал Светозар.
- Ты ведь мастер по этой части, – добавил я.
- Э-хе-хе,- вздохнул индюк. – Э-хе-хе-хе-хе-хе-хе.
Мы со Светозаром переглянулись.
- Прокоп, - сказал я. – Что у тебя случилось?
- Хандра, - сказал Прокоп. – У меня есть дом, жена, дети, огород. В лесу полно грибов и прочей всякой всячины. В реке много рыбы. Казалось бы: живи и радуйся. Ан нет – хандра на меня напала. Сдавила горло, как клещи.
- Тебе налить? – участливо спросил Светозар.
- А что изменится? – сказал Прокоп. – Ну, выпью я. Ну, напьюсь. Приду домой и завалюсь спать. Утром проснусь трезвый. Потом придёт Хандра и станет мне душу вынимать.
- Ты хочешь сказать, что к тебе приходила не виртуальная, а самая что ни на есть настоящая Хандра? Та, которая во плоти? – сказал Светозар.
- Вот именно, - сказал Прокоп. – Пришла проклятая сегодня утром и сказала, что навеки поселится у меня. Потому что я ей понравился. И что теперь за жизнь у меня будет? Целую вечность буду хандрить. От меня такого жена точно уйдёт ко всяким индюкам с чувством юмора и неиссякаемым оптимизмом. Так что, братцы, не поможет мне теперь ничто: ни сома, ни общение, ни рыбалка, ни путешествия – ни-че-го!
- Как же нам помочь тебе? – спросил Светозар.
- Одолжить мне верёвку и мыло.
- Бог с тобой, Прокоп! Самоубийство – грех! – сказал Светозар.
- А кто говорил о самоубийстве? – сказал Прокоп. – Я Хандру повешу.
- Убийство – тоже грех, - сказал Светозар.
- Другого выхода я не вижу, - сказал индюк.
- Выход есть, - сказал я. – Знавал я одного парня, суть которого Лень. Он холостой. Нужно Лень найти и окрутить его с Хандрой. Тогда Хандра с Ленью построят свой дом, где будут жить-поживать. В этом союзе Хандра будет лениться хандру наводить. Таким образом, мы убьём двух зайцев: Хандра покинет твой дом, Прокопка, и Хандра с Ленью больше не будут никого донимать.
- А где найти Лень? – спросил обрадованный индюк.
- А ты постарайся сегодня весь день на печи лежать, а он сам к тебе пожалует.
- А можно я буду вместе с вами лениться пить сому?
- Можно и так, - сказал я. – Ленись вместе с нами. К вечеру Лень обязательно придёт.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 48
© 15.02.2017 Борис Худимов

Метки: эпос, сказка, сказ, юмор, фэнтэзи,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1