2. Эпос Адама и Хавы


Борис Худимов
khudimov@mail.ru
8-965-188-98-64

Сказ про первых людей

- Открой глаза, Адам, - сказал я.
Адам открыл глаза и приподнялся на локте.
- Что ты видишь?
- Тебя, отец.
- А ты посмотри в бок.
Адам сел и посмотрел туда, куда сказал я.
- Я вижу прекрасную женщину с длинными волосами, с миндалевидными глазами и крутыми бёдрами.
- Это твоя жена, - сказал я. - Её зовут Хава.
- Спасибо отец. А она умеет разговаривать? Мне ведь нужен друг, с которым можно поговорить.
- Адам, муж мой, - сказала Хава. - Я умею не только разговаривать и вести беседы. Я ещё могу и спорить.
- Спорить? - удивился Адам. - А зачем нам спорить? Ведь у нас по всем вопросам будет одно мнение. Правда, отец?
- Ну, я не знаю, - сказал я. - Я вас создал со свободной волей, следовательно, у вас будут и собственные свободные мнения. Но бояться споров не нужно. Главное, чтобы в результате спора вы пришли к одному мнению. Скажу честно. Лично у меня в результате споров с Матерью Мира не всегда получается консенсус. Иногда Варя прибегает к сковороднику, как к главному аргументу в споре. Поэтому, дорогой Адам, вот тебе первый урок о сущности женщин: женщина всегда права, даже если не права.
- Спасибо, отец. Я учту.
- Отец, - сказала Хава. - А что ты можешь сказать за мужчин? Как мне обходиться с Адамом?
- Доченька моя, мужчины устроены, как волчок. Они так же просты, как волчок. И куда ты мужчину закрутишь, туда он и будет вращаться.
- Спасибо, отец, - сказала Хава.
- Ну, вот, дети мои, - сказал я. - Я вас создал, и на этом мое втручение в вашу жизнь закончилось. Вы стали самостоятельными. Я дал вам пару советов. Я с радостью буду видеть вас у нас с Варей в гостях. С удовольствием приму от вас приглашение к вам в гости. А сейчас я должен вас покинуть. Ибо долг перед Вселенной зовёт меня в путь
- А что за долг, отец? - спросил Адам.
- Воды нужно наносить, а иначе получу по сусалам. Ну, бывайте! Ах, да! Совсем забыл. Дети мои, плодитесь и размножайтесь, - сказал я и поспешил к колодцу.

Сказ про поэзию взаимоотношений

Хава сидела, поджав ноги, и чертила на земле каракули.
- Отец, - сказала она мне, - ну что мне делать с Адамом?
- А что случилось?
- Мы сегодня с утра разошлись в разные стороны, чтобы ухаживать за нашим садом. Я соскучилась и пошла искать мужа. Я нашла его под кустом крыжовника. Он курил и что-то писал в блокнот.
- Не вижу в этом ничего криминального.
- Подожди. Я ещё не всё рассказала. Я говорю ему: «Адам, почему ты отдыхаешь и не ухаживаешь за своей половиной сада»? А он говорит: «Хава, подскажи мне рифму на слово «любовь»». Я говорю: «Я не знаю рифмы на твоё слово, но точно уверена, что розы нужно подрезать». А он говорит: «Хава, любовь моя, но ведь от стихов больше пользы, чем от роз. Раньше я дарил тебе цветы. Ты радовалась, но цветы вскоре вяли. Не то дело со стихами. Они никогда не завянут и не испортятся. Так вот, я решил сделаться поэтом, а не садоводом. И это, любимая, всё для тебя. Я каждый день буду дарить тебе стих. Первый стих я почти написал. Осталось найти всего лишь одно слово - рифму на слово «любовь»». И вот представляешь, отец, Адам до сих пор сидит под кустом крыжовника и пытается закончить стих. А по мне - так цветы лучше. Скажи, а ты тоже писал стихи Варваре Пантелеймоновне?
- Я до сих пор пишу, - сказал я.
- А цветы перестал дарить?
- И цветы дарю. Дело в том, что женщине нужно дарить как можно больше разнообразных знаков внимания. Это должны быть и стихи, и цветы, и булочки с маком, и уборка в доме, и праздничный ужин. Я вот надысь подарил Варечке трактор. Она безумно рада.
- Лучше бы ты про всё это и Адаму рассказал...
- А я тут, за деревцем, - сказал Адам. - Я подслушиваю.
- Иди к нам, сынок, - сказал я Адаму. - Вам с Хавой предстоит долгая жизнь, и вы должны стать праздником друг для друга. Вы должны угадывать желания друг друга. Вы должны беспрекословно выполнять любые просьбы и поручения. Адам, а тебе я дам одну мистическую практику. Ты должен стать человеком Да! Что бы не попросила тебя Хава, о чём бы не подумала, ты должен сказать Да! и исполнить просьбу. А что касается Хавы, она женщина и устроена немного иначе, чем мужчина. От неё требовать Да! во многих случаях нельзя ни в коем случае. Её Да! - оно само по себе. Никогда не знаешь, когда всплывёт. Вы уже поняли, что вы разные, что вы отличаетесь друг от друга не только физически, поэтому я поручаю вам присматриваться друг к другу, чтобы как можно более полно исполнять свои супружеские обязанности, которые основаны на равенстве и уважении к партнёру... Адам, угости крыжовником.
- Но папа! Я сорвал его для Хавы!
- Угощай, не жмись. Мне пора подметать двор. Я спешу. А для Хавы ты ещё сорвёшь.
Адам разжал кулак и высыпал мне в руку крыжовник. Я отсыпал половину Хаве и сказал.
- Это тебе от меня, доченька.
Хава засмеялась, а Адам полез на дерево, чтобы сорвать для жены пару груш.

Сказ про нож и зеркало

- Давайте я вам всё покажу, - сказал я Адаму и Хаве.
Мы пошли вглубь сада.
- Все плоды, которые мы увидим, можно есть. У них у всех разный вкус.
- Разный вкус?! - всплеснула руками Хава.
- Да, разный. Мы с Варей старались. Вот это - инжир. Его можно есть целиком. И вообще, у всех фруктов и ягод косточки такие маленькие, что их все можно есть не отплевываясь.
- Это ты хорошо придумал, папа, - сказал Адам.
Он сорвал инжир и протянул Хаве.
- Очень вкусно, - сказала Хава. - А это что такое большое и круглое?
- Это арбуз, - сказал я. - чтобы добраться до его мякоти, нужен специальный инструмент. Нож.
Я вынул нож из-за голенища и ловко срезал зелёную шапочку. Обнажилась красная мякоть. Затем я ловко порезал арбуз и протянул Адаму и Хаве по скибке. Адам, как зачарованный, смотрел на нож.
- Хорошая вещь, - сказал я. - Хочешь подарю?
Адам закивал.
Я протянул Адаму нож.
- Только осторожно. Он острый.
Адам срезал кусок тонкой лианы. Перепоясался ею и пристроил нож за импровизированным поясом.
- Сынок, - сказал я. - Если нож затупится, его нужно будет подточить. Об камень.
Я поднял камень и показал пантомимой как нужно точить.
-- Папа, а для меня у тебя подарка нет? - спросила Хава.
- Ах, да! Совсем забыл!
Я достал из-за голенища зеркальце с ручкой и протянул его Хаве. Хава повертела его, а потом взглянула и увидела себя. Хава вскрикнула и выронила зеркало.
- Там кто-то есть!
- Не бойся, доченька, - сказал я. - это зеркало. В нём отражается тот, кто в него смотрит. Посмотри в него и ты увидишь себя.
Хава подняла зеркало и осторожно в него посмотрела.
- Вот так ты выглядишь, - сказал я. - Ты очень красивая. Правда, Адам?
- Да, папа! Хава у нас вышла на славу.
- Ну а теперь, когда я лишился ножа и зеркала, мне нужно уйти ещё за подарками.
- А у тебя еще что-то есть? - спросил Адам.
- Нужно порыться в сундуке. Сынок, отрежь мне кусок арбуза. Отнесу Варе. Пусть попробует от трудов своих.
Адам ловко отрезал скибку, выковырял ножом маленькие косточки и дал мне.
- Только по дороге не съешь, - сказал Адам.

Сказ про шкенгуру

- Адам, ты всем животным дал имена? - сказал я.
- Да, отец.
- Смотри, вон там, на лужайке, кто это?
- Рыжий и полосатый? Это тигр.
- А это кто? - показал я на зверя.
- Это ягненок.
- А тот, который возлег рядом с ягненком?
- Это лев.
- Красивые имена ты придумал, сказал я. А вон, кто из ручья пьет?
- Этого зверя я первый раз вижу. Странно, по моему зову должны были все звери прийти. А этот вчера не пришел.
- Ты точно его не видел? - спросил я.
- Точно, точно. Странно, он так долго пьет. Эй! Ты, который воду пьет, иди ко мне! - закричал Адам.
Зверь оглянулся и посмотрел на Адама.
- Да, да, ты! Иди сюда!
Зверь жадно сделал еще пару глотков и направился к нам.
- Здравствуйте, Василий Иванович, - сказал зверь. - Приветствую тебя, Адам, царь зверей!
- Ты почему вчера не пришел на собрание? - сказал Адам. - Я вчера давал имена всем зверям.
Зверь стоял потупившись.
- Мне стыдно, - наконец, сказал зверь.
- Отец, а что такое «стыд»?
- Существу бывает стыдно, когда ему кажется, что он кого-то обидел, - сказал я.
- А кого ты обидел, зверь? - спросил Адам.
- Может быть, тебя, Адам.
- А чем ты меня обидел?
- Наверное, тем, что вчера не пришел к тебе. Дело в том, что я не слышал твой зов. Мы вместе с хвостатым и сумчатым пили сому.
- Так, значит, есть еще один зверь, которому я не дал имени?
- Да, Адам. Он сейчас спит. Адам, я прошу дать мне имя и прошу тебя стать моим господином.
- Хорошо. Нарекаю тебя медведем.
- А ты дашь имя моему другу, который спит? Он сумчатый и хвостатый.
- Пойдем посмотрим на него. Пока у меня в голове крутится имя Шкенгуру. Хотя, на месте разберемся. Отец, а ты пока разожги костёр.
Адам с медведем ушли, а я побежал к ручью, чтобы напиться. Вчера мы с Варей немного перебрали по поводу наименования Адамом животных.

Сказ про то, как нужно закрепить пройденный материал

- Отец, а зачем ты меня сделал из глины? Почему не из дерева или из камня?
- Понимаешь, сынок, - сказал я Адаму. - Глина - самый пластичный материал. С ней легко работать. И можно переделать, если что-то не понравилось. А из камня или дерева ничего не переделаешь. Например, если высечь из камня слишком короткий нос, то уже ничего исправить нельзя. А глина - это царь среди материи. Смотри, какой ты получился статный и мускулистый. И у тебя правильные черты лица, как у меня. Ты очень похож на меня. Этого я и добивался. Другими словами, сын весь в отца.
- А как же так получилось, что ты вылепил меня из глины, а я получился из мяса и костей?
- А это был второй этап. Алхимический. Когда форма меня удовлетворила полностью, я приступил к алхимическому преобразованию материалов. Таким образом, форма сохранилась, а состав твоего тела изменился. И получилось такое тело, которое сейчас ты носишь.
- Можно ли считать, что раз я ношу это тело, то я - не тело, а что-то другое?
- Ты хороший ученик, Адам. И всё схватываешь на лету. Действительно, тело - это не ты. Тело - это твой помощник. При его помощи ты можешь чувствовать материальный мир. А вскорости ты научишься управлять материей. Ты будешь моим сотворцом, так как я тебя создал по образу и подобию своему. Вернёмся к твоему «Я». Когда твоё тело было готово, я вдохнул в него душу. И ты стал живым человеком.
- Так значит, душа - и есть Я?
- Не совсем. Душа - это инструмент твоего Я. Душа обладает многими способностями, но это всего лишь рычаги, которыми управляет твой Дух. Вот он - Дух - и есть ты. Твой дух находится гораздо ближе ко мне, чем твоя душа, а тем более, тело. Он меня лучше слышит и его сыновние чувства ко мне гораздо ярче, чем у души. Твоя задача состоит в том, чтобы научиться слышать голос души и, самое главное, голос твоего духа. И тогда, когда пройдёт какое-то количество лет, ты научишься быть таким же богом как и я.
- Так просто стать богом? - спросил Адам
- Сила в простоте, - сказа я.
- А у Хавы такой же путь к обожествлению, как и у меня?
- Правильный вопрос ты задал, сынок. Дело в том, что природа женщин такова, что они с самого рождения приобретают статус богини. Им специально ничего делать не надо, чтобы обожествиться. Никаких упражнений и практик. Женщина по праву рождения - богиня. Но это лишь потенциал. А чтобы потенциал сработал, рядом с женщиной должен находиться настоящий мужчина. Добрый, заботливый и целеустремлённый. Так что, Адам, всё в твоих руках. Лишь от тебя зависит судьба Хавы. А от неё зависит твоя судьба. Так как она должна во всём помогать тебе. Вы должны стать не только любовниками, но и закадычными друзьями. Кажись, я всё сказал. Фляжка у тебя?
- Ага.
- Урок закончил. Нужно закрепить материал парой рюмочек. Разливай!

Сказ про сковородник

Я топчу картошку, а Варя нарезает тесто кусочками и раскатывает маленькие кружочки. Лук на сковородке приобрёл золотистый цвет, и я высыпаю его в пюре. Сегодня мы сделаем много пирожков, так как к нам должны прийти в гости Адам с Хавой.
Первая порция пирожков уже готова, как в дом вошли наши дети – Адам и Хава. У них в руках корзинка с фруктами.
- Здравствуйте, родители! – сказала Хава. – Чем помочь?
- Надевай передник, - сказала Варя Хаве. – Будешь лепить пирожки.
Хава проворно надела передник и пошла к тесту. Адам заговорщицки поманил меня пальцем. Мы сели на сундук, а Адам достал из-за пазухи бутылку.
- Моя первая самогонка. Сделал по твоему рецепту, - сказал Адам и разлил.
- За что выпьем? - сказал я.
- За взаимопонимание отцов и детей.
- Это, конечно, хороший тост. Но я предлагаю выпить за наших женщин. Во вселенной много чудес: это и горы, и леса, и моря. Во вселенной много сокровищ: и злато, и серебро, и алмазы и самоцветы. Но самое большое сокровище во вселенной – это наши женщины: Варя и Хава. Когда они входят в дом, то освещают его ярче сотни свечей, ярче лунного света, ярче солнечных лучей. В нашем мире можно обойтись без всего: без еды, без питья, без одежды и без разговоров по душам с другом. Но нельзя обойтись без женщин. Предлагаю, Адам, скрепить нашу дружбу клятвой. А клятва такая: клянусь вечно любить свою жену с перерывами на посиделки с друзьями. Нет во вселенной ничего крепче дружбы. Ни дерево, ни камень, ни сам алмаз не крепче настоящей мужской дружбы. Вот скажи: ты мне друг?
- Отец, я твой самый верный друг. Только я немного не понял. Самое важное в жизни – это любовь к женщине или мужская дружба?
- Одно другому не мешает, сын мой, - сказал я. – Всепоглощающая любовь – это, конечно, хорошо. Но лишь на первом этапе влюблённости, когда молодожёны находятся в состоянии медового месяца. В этот период никакие друзья не нужны. Они только помеха. Но когда страсть схлынет и начнётся медленное течение любви, нужно завести друзей. Хаве было бы полезно иметь подруг. Вот я создал зверей, птиц, рыб и гадов всяческих для чего? А для того, чтобы вы с ними дружили. И вместе пили и общались. Я вас создал такими, что алкоголь мягко пьянит. Вы все знаете свою норму и не напиваетесь в хлам.
- А как же свобода воли?
- Вопрос правильный. Если ты напьёшься в хлам, природа, в лице Хавы, отрегулирует твою норму сковородником. Вот за этот предмет я и предлагаю выпить.
- За этот? – спросила Хава, покачивая сковородку с пирожками.
- Ага, - боязливо сказали мы.
- Закуска! – сказала Хава и поставила на сундук сковородку.

Сказ про кукареки

Сидим мы за столом и играем в «дурака» пара на пару. Я с Варей и Адам с Хавой. Кульминация. Адам с Хавой повесили нам только восьмёрки. И тут мы вешаем на них тузы.
- Фенита ля комедия! - говорю я. - Ползите под стол кукарекать.
Не успели Адам с Хавой залезть под стол, как во дворе пропел петух.
- Засиделись мы до утра, - сказала Варя.
Адам с Хавой начали под столом кукарекать. Тут в дом врывается петух и начинает возмущаться.
- Первые, зачем вы петухов завели?! Вам меня одного мало?! Я ведь свою работу справно выполняю. Кур топчу, как оглашенный. Ни свет, ни заря встаю и бужу солнце. Так нельзя поступать с друзьями.
И тут из-под стола вылезают Адам с Хавой.
- Не бухти, Макарка, - сказал Адам.
- Так это вы кукарекали?
- А то! Карточный долг.
- А, раз такое дело, то я беру свои слова обратно, - сказал петух. Вась, я чего подумал. Каждое утро я бужу солнце. Без выходных и отпусков. Это не справедливо. Вы-то почиваете в седьмой день. Я вот что подумал: пусть Адам с Хавой будят солнце по субботам. Они всё равно бездельничают. А так польза от них будет. Слышал, как они кукарекают. От моего крика не отличишь. Ну что ты думаешь, Василий?
- А это не плохая идея, Макарка. Лично мне - нравится. Всё равно эти любовнички до утра не спят. Не знаю, чем они там занимаются, это их дело, но почему бы им раз в неделю не покукарекать? Предлагаю устроить голосование по этому вопросу. Кто «за»?
Я, Варя и петух подняли руки.
- Кто «против»?
Адам и Хава подняли руки.
- С перевесом в один голос вопрос с субботним кукареканием решился в пользу петуха. Таким образом, Адам и Хава, вы награждаетесь еженедельной командировкой на тын, с которого вы будете по субботам будить солнце, - сказал я.
- А разве это награда? - спросил Адам.
- Возможность помочь другу - это самая высокая награда в моём Мироздании. Но если вас не устраивают законы моей Вселенной, то можете переехать в соседнюю. Но, к сожалению, кроме моей Вселенной других пока ещё никто не создал.
- Отец, да поняли мы всё, - сказал Адам. - Мы с Хавой согласны.
- Ну, раз так, ты Петя бери этих молодожёнов и научи их правильно кукарекать. Это же искусство.
- За мной! - сказал петух и увёл Адама и Еву.
- Готов со мной сыграть на кукареки? - спросила Варя.
- Господь с тобой! Ты же всегда выигрываешь. Не хватало, чтобы и я по средам будил солнце.

Сказ про запрещённые плоды

- Напрягись, Адам, - сказал я. - Ещё немножко. А теперь скажи, о чём я сейчас думаю?
Адам раскрыл глаза и сказал.
- О Варе?
- Ну что мне с тобой делать? В твоём возрасте уже пора читать мысли собеседника. Я таким тебя задумал. И что? Всё насмарку? Лепить тебя, что ли, заново?
- Не надо перелепливать! - взмолился Адам. - У меня получится.
- Хорошо. Давай попробуем еще раз. Помнишь, как я тебя учил? Напоминаю. Закрываешь глаза. Выбрасываешь все мысли из головы. И начинаешь медитировать. И вот, когда я твоей голове наступит тишина, через некоторое время должна появиться мысль. Вот эта мысль и есть моя мысль. Усёк?
- Усёк.
- Ну, тогда давай ещё раз попробуем.
Адам закрыл глаза и приступил к медитации. Через некоторое время Адам открыл глаза и сказал:
- Сома. Бутыль. В тихом и неприметном месте. Вдали от Вари.
- Тише ты! - громким шёпотом сказал я. - Это мои сакральные мысли. Не дай Бог, Варя услышит.
- Так я сдал экзамен?
- Ещё нет.
- Как же так?! Я же угадал твои мысли.
- Этого мало, - сказал я. - Ты помнишь, что я подумал?
- Слово в слово.
- Так вот, чтобы я зачёл тебе экзамен, ты должен всё обустроить.
- Я сейчас! - сказал Адам и куда-то смотался.
Я ждал не долго. Вскоре показался Адам и стал знаками звать меня. Я пошёл к нему, и он пошёл. Я за ним. Наконец, мы пришли в чудный уголок Эдемского сада. Нас окружали грушевые и яблочные деревья. Под кустом крыжовника мы и расположились. Адам достал из-под куста бутыль с сомой и разлил по кружкам. Мы выпили и закусили яблоками.
- Яблоки во-он с той яблони рвал? - спросил я.
- Ага, с той.
- Забыл тебя предупредить, Адам. С этой яблони нельзя есть. Это дерево познания добра и зла.
- Папа, но я же не знал.
- Ладно, не переживай. Ну что теперь поделаешь? Добро пожаловать в нашу команду всезнаек!
- Ура!
- Дай ещё яблочко.

Сказ про постройку дома

- Отец, - сказал Адам. – С неба падает вода.
- Это дождь, сынок.
- Вам хорошо с мамой – у вас есть дом. А у нас с Хавой негде спрятаться от дождя.
- Хорошо, сынок, - сказал я. – Сейчас будем строить вам дом.
- Под дождём?
- Я махнул рукой, и дождь прекратился.
- Ловко у тебя получается, - сказал Адам.
- Всемогущество – не плохая вещь.
- А меня этим трюкам научишь?
- А куда я денусь? Всё, что есть у меня, - будет твоё. Всё, что умею я, - будешь уметь и ты.
- А я смогу прямо из воздуха сотворить пиццу?
- Сможешь. Причём, сразу горячую.
- А две пиццы?
- Да хоть десять. Но эти даром лучше не злоупотреблять. Ты можешь разлениться и заплыть жиром. Пиццу интереснее не сотворить из воздуха, а самому приготовить. Процесс приготовления пищи весьма важен для людей. Да и для нас с Варей тоже. Пока ты готовишь, или работаешь в саду, ты живёшь полноценной жизнью. На тебя накатывается приятная усталость. У тебя просыпается аппетит. Тебе хочется выпить пару рюмочек. Другими словами, жизнь проявляется во всей полноте. Но если ты, вместо того, чтобы трудиться, используешь магию и лежишь целыми днями к верху брюхом, то ты деградируешь. Жизнь дана не для того, чтобы лениться, а для того, чтобы познавать мир, улучшать его, любить жену и живых существ… Я, кажись, заболтался. Давай строить дом.
Мы с Адамом выбрали правильные деревья и спилили их двуручной пилой. Потом приготовили фундамент. На него поставили сруб. Сделали крышу. Застеклили окна и установили двери. Соорудили печку и мебель. Повесили занавески. Ну, и по мелочам. Мы посмотрели на дом и увидели, что это хорошо.
- Жаль, что у нас нет ни глотка сомы, - сказал Адам.
Я извлёк из подпространства бутыль и поставил на стол.
- Ты говорил, что магией пользоваться не кошерно.
- Понимаешь, сынок, это был тот случай, когда магия была необходима. Это так называемый компромисс.
- И ты научишь меня компромиссу?
- А куда я денусь, сын? Разливай. И пусть компромисс будет нашим маленьким секретом, иначе Варя… Ну, здрав будь!
И мы выпили.


Сказ про яблоки всеведения

Сидим мы за столом: я, Варя, Адам и Хава. Поём песню Первых. Вернее, мы с Варей поём, а Адам с Хавой мычат.
- Чего вы мычите? - спросил я.
- А мы слов не знаем, - сказал Адам.
- Странно, - сказал я Варе. - Они ведь яблоки всеведения ели. И должны теперь всё знать, включая слова песен Первых.
- А, может, они яблоки неправильно ели? - предположила Варя. - Может, не с того конца?
- Варя, - засмеялся я. - Как это - не с того конца! Они ведь круглые!
- Ну, может, они яблоки не помыли, - продолжала предполагать Варя.
- Ага, ты ещё скажи, что они руки не помыли перед едой.
- А это, между прочим, правильно. Руки всегда нужно мыть перед едой, - сказала Варя.
- Адам, Хава, - сказал я. - Вы яблоки всеведения ели?
- Ели, - сказал Адам.
- Расскажи подробнее.
- А чего там рассказывать? - сказал Адам. - Мы их ели, а хвостики выбрасывали.
- Ты хочешь сказать, что вы яблоки ели с огрызками?
- Ну, да, - сказал Адам.
- Всё понятно, - сказал я Варе. - Они ели яблоки с косточками.
- Ну и что? - спросила Варя.
- А то! Яблоки возбуждают всеведение. Они - катализатор. А косточки удерживают всеведение. Они - ингибитор.
- Отец, а что нам теперь делать? Мы так и останемся неучами? И что, всеведение теперь нам не доступно?
- Паниковать рано, дети мои! - сказал я. - Варя, ты яблок на компот насушила?
- Ага.
- Тех самых?
- Ну, да.
- И на нитку нанизала?
- Всё сделала по правилам.
- Ну, дай одну нитку.
Варя пошла к печке и сняла одну низанку со стены. Принесла и дала мне. Я снял с нитки несколько сушёных долек и дал их Адаму с Хавой. Дети тут же съели куски яблок.
- А теперь попробуем спеть хором.
Варя начала петь:
- Ой, то не вечер, то не вечер.
Мне малым мало спалось.
И тут грянули голоса Адама и Хавы:
- Мне малым мало спалось,
Ой, да во сне привиделось...
Мы сидели всю ночь, распевая песни Первых. Адам с Хавой заснули прямо за столом, и мы с Варей перенесли их на огромный сундук. А сами улеглись на печь. Сегодня будет новый день. Что он нам принесёт? Поживём - увидим.

Сказ про будущего джентльмена

Варя сидела за столом и строчила на машинке.
- Что ты шьёшь? - спросил я.
- Брюки. Адаму.
- Что за блажь пришла тебе в голову? - сказал я. - Он ходит в тунике. Она ему идёт. И она практична.
- Не может быть практичной вещь, которую нужно снимать через голову, - сказала Варя и продолжила строчить.
- Ну, допустим, он наденет брюки. Но ведь к ним нужно куча другой одежды. Понадобиться рубашка, жилет, пиджак, носки, туфли, шляпа...
- И тросточка.
- И трость! Это же не практично - столько вещей из-за одних брюк! А тунику надел и больше ничего не надо. Даже сандалий.
- Вась, я хочу, чтобы наш сын был одет по последней моде.
- Варя, но эта твоя последняя мода наступит через несколько тысячелетий. Где ему в этой одежде ходить? По Эдемскому саду?!
- Я хочу, чтобы Адам научился носить современную одежду. Чтобы он научился манерам. Чтобы он стал галантным кавалерам. И чтобы он мог красиво ухаживать за Хавой.
- Варь, ты не забыла, что Адам и Хава уже женаты? Зачем женатому мужчине ухаживать за своей женой?
- Это ты у нас такой не чувствительный и не романтичный. А любой мужчина должен ухаживать за своей женщиной каждый день, даже если они женаты много лет. Вот этому я и хочу обучить Адама. Ты-то - отрезанный ломоть: никаких комплиментов от тебя не дождёшься. Ты никогда не замечаешь моей новой причёски, никогда не похвалишь цвет моей губной помады, не оценишь моего нового платья. А я, между прочим, не для себя стараюсь. Я просто хочу тебе нравиться. Каждый день я придумываю что-то новенькое в моей внешности. А тебе - всё едино. Вот я и говорю, что ты - отрезанный ломоть. Но я не хочу, чтобы Адам стал похожим на тебя. Так что - хочешь ты этого или не хочешь, - но я сделаю из Адама настоящего джентльмена. А сейчас не мешай. Я работаю.
- Варь, а у тебя будет материя для того, чтобы сшить брюки и мне? И вообще, посмотрим сегодня кино. На последнем ряду...
- Для кино у меня нечего надеть...

Сказ про пропавшую бутылку

Адам с Хавой пригласили нас с Варей в гости, в только что отстроенный дом. Мы постучались и вошли. В доме пахло горелым. Хава стояла у плиты и напевала песенку. Адам отбивал ритм на кастрюле.
- Хава, что у тебя горит? – спросила Варя.
- А это не горит. Просто я жарю оладьи. Как ты меня учила, так я и делаю.
- Постой, - сказала Варя. – А на чём ты их жаришь?
- На воде.
- Я так не учила, Хава, – сказала Варя. – Вода выпаривается, и оладьи начинают гореть. Нужно жарить на масле. Подсолнечное масло у тебя есть?..
Я не стал больше подслушивать, а взял ведро и подстроился под ритм Адама. Мы вдохновенно стали выстукивать марш Первых.
- Отец, ты ничего не заметил, когда брал ведро? – сказал Адам, не прекращая стучать по кастрюле.
- А что я должен был заметить, сынок? То, что ты прекрасный барабанщик, я уже понял. А что ещё?
- Странный ты, батя, - сказал Адам. – Ведь под ведром стояла бутылочка. Заветная бутылочка.
Адам улыбнулся, а я тихонько подкрался к месту, где стояло ведро. Бутылки я не обнаружил.
- Грешно смеяться над отцом, - обиженно сказал я Адаму. – Там нет никакой бутылки.
- Отец, такого быть не может. Я лично прятал её под ведро позавчера. И каждый час проверял. Бутылку Хава не обнаружила.
- Но её там нет. Я смотрел.
- А ты внимательно смотрел? – спросил Адам.
- Я очень внимательно смотрел, Адам. Чрезвычайно внимательно! Ты надо мной не смеёшься?
- Как я могу смеяться над отцом?! Щас сам посмотрю.
Адам подошёл к месту, над которым стояло ведро, и развёл руками.
- Это волшебство. – Сказал Адам. Чёрная магия! Исчезла бутылка без следа.
- А след-то остался, - сказал я и указал на Варю с Хавой. Девочки щебетали и потягивали сому из нашей бутылки.
- Вот тебе и чёрная магия, - сказал я. – Варя-то с Хавой – брюнетки.

Сказ про полёты

- Значит так, - сказал я Адаму и Хаве. – Сегодня у нас по плану – полёты. – Кто скажет, на чём можно летать?
Вперёд выступил Адам.
- Для полётов пригодны многие одушевлённые и не одушевлённые предметы.
- Так, хорошо, - сказал я. – Хава?
Хава сделала шаг вперёд.
- Из одушевлённых предметов можно отметить крылатых пегасов, крылатых единорогов. А ты, отец, летаешь на шестиногом коне Буцефаллосе.
- Неодушевлённые летательные предметы, - сказал Адам. – Это помело, ступа, метла, кочерга, сковородник, кастрюля, ведро, бочка и другие предметы, которыми мы пользуемся в быту. Например, отцовская трубка из красного дерева.
- Не ожидал услышать от вас такие глубокие познания, - сказал я. – А теперь скажите мне, что может дать несравненную радость полёта, оставаясь при этом на земле? Отвечай, Хава, первая.
- Этот вопрос совсем не трудный. Лично мне заменить радость… несравненную радость полёта сможет новая губная помада с блёстками. А чтобы вообще оказаться на седьмом небе без полёта мне нужно только посмотреться в моё зеркальце.
- Хм, - сказал я.
- Отец, но ведь ты меня создал совершенной и душой и телом. Когда я смотрю в зеркало, я вижу несравненную красоту, от которой захватывает дух. Так что, если ты мне предложишь или прокатиться по небу на пегасе или посмотреться в зеркало, я выберу смотрины в зеркало. Ну, а если мне нужно испытать настоящее наслаждение, то мне нужно в полёте на пегасе посмотреться в зеркало. Кстати, нужно попробовать.
- Адам, теперь ты ответь на вопрос, что тебе доставит несравненную радость полёта, оставаясь при этом на земле?
- Отец. Со мной всё просто. Тебе стоит подарить новое зеркальце Хаве, и пока она будет в него смотреться, мы с тобой славно посидим во славу величия Вселенной и в честь красоты наших женщин.
- То есть, ты любишь выпить, - сказал я.
- Ни в коем случае! Я не алкоголик. Просто я люблю тёплую компанию, когда можно совмещать состояние опьянения с разговорами по душам.
- Ну, что ж, - сказал я. – Теперь приступим к практической фазе нашего урока. А именно – к полётам. Вот тебе, Хава, новое зеркальце инкрустированное бриллиантами. А ты, Адам, лети в укромное место и всё приготовь там для наших совместных полётов над бренным существованием. Дети мои, по завершению практических занятий собираемся здесь, чтобы обсудить ваши впечатления. Разойтись!

Сказ про правильный счёт

Сидим мы с Адамом на крыльце моего дома и курим трубки. Тут к нам важно подходит индюк и говорит.
- Адам, я старше тебя. А старших нужно уважать.
- Я согласен, Прокопка, - сказал Адам индюку. – А как мне тебя уважить?
- Уважить старшего есть много способов. Можно при встрече снять шляпу и слегка поклониться. Можно перенести старшего через лужу. А можно угостить его табачком.
- Я без шляпы, - сказал Адам. – Лужи здесь нет. А вот табачок имеется.
Адам достал кисет и протянул индюку. Индюк взял кисет, набил трубку и закурил.
- А ещё старшим принято уступать место, - сказал индюк.
Адам встал и жестом пригласил индюка сесть.
- Я думаю, можно просто подвинуться, - сказал индюк и сел рядом со мной. Сел и Адам.
- Прокопка, а чем ты меня уважишь? – сказал я. – Я ведь старше тебя.
Индюк приподнял шляпу и слегка поклонился.
- Нет, так дело не пойдёт. Шляпой ты от меня не отделаешься. Я хочу, чтобы ты сделал что-нибудь особенное, если ты меня уважаешь как старшего.
- Вася, - сказал индюк. – Для тебя – всё что угодно! Ты только намекни.
- Прокопка, - сказал я. – А ты хорошо умеешь считать?
- За кого ты меня принимаешь, Василий?! Я окончил среднюю школу с одними «пятёрками»! Я учился в институте математике, высшей математике, алгебре, геометрии, теормеху и сопромату. Я сутками просиживал в планетарии, считая звёзды. Я провёл несколько лет на берегу океана, подсчитывая количество песчинок на пляже. Мне известно полное количество атомов, из которых состоит вселенная. А ты говоришь – считать. Да если ты захочешь, я сосчитаю всё, что ты скажешь! Допустим, по двору бегают цыплята. Их так много и они так хаотично бегают, что только я смогу указать точное число бегающих цыплят. Стоит тебе захотеть, и я сосчитаю все листья на всех деревьях. Ты только скажи – и я справлюсь с любым счётом!
- Матвей, чтобы меня уважить, тебе следует нас посчитать.
- Всего лишь? – сказал Матвей.
- Ага.
- Ну, это проще простого. Нас трое.
- Молодец. А теперь осталось уважить… троих.
- А ты имеешь ввиду, - сказал индюк. – Где двое, там и я? Ты, Василий, хочешь сообразить на троих?!
- Соображаешь, Прокопка.
- Эт я завсегда! – сказал индюк и вынул из-за пазухи бутылочку сомы.


Сказ про искусство варить борщ

- Отец, научи меня варить борщ, - сказал Адам.
- О, это дело не простое.
- Я готов к трудностям! - воскликнул Адам.
- Хорошо. Слушай. Для правильного борща нам понадобятся правильные продукты. И желательно перед готовкой борща приготовить все продукты. Чтобы они все лежали у тебя на столе. Некоторые продукты можно насобирать в лесу, а другие растут в огороде. Чтобы ты хорошо запомнил процесс приготовления, ты должен сварить борщ сам, но под моим руководством.
- Я готов!
- Прежде всего, сходи в лес и сорви с мясного дерева кусок мяса и шмат сала. Вперед!
Адама как ветром сдуло. А я раскурил трубку. Варя еще спала. Я поправил на ней одеяло. Потом вышел из дома и пошёл в летнюю кухню. Там меня ждал Адам.
- Принёс? - спросил я.
Адам потряс корзинкой. На столе лежали овощи.
- Набирай в кастрюлю две трети воды и положи в неё кусок мяса. Так. Молодец. Теперь посоли и ставь на огонь. В течение часа мясо должно вариться. Это называется, что борщ мы варим на бульоне.
Прошёл час. За это время мы с Адамом уговорили бутылочку сомы.
- Адам, вынь мясо и порежь его мелко. Не спеши и не порежься. Бросай кусочки обратно в кастрюлю. Теперь чисти пять-шесть средних картофелин. Почистил? Теперь режь, крупно. Бросай в кастрюлю. Без перерыва чисти свёклу с морковкой и три их на тёрке... Заслужил рюмочку. За здоровье! Потёртые морковку и свёклу бросай в кастрюлю. Вот так. Шинкуй капусту. Мелко, то есть, тонко... Бросай в кастрюлю. Пошевели варево. Густо? Добавь воды. Хорошо. А пока вода закипает, мы успеем выпить по две рюмки... Вода закипела. Бери штук пять больших помидоров, мелко их режь и бросай в кастрюлю. Проверь на соль. Мало? Досыпь ещё немного... Попробуй, сварилась ли картошка и капуста. Сварились? Теперь нарежь мелко сало, смешай с мелко порезанным чесноком и разотри в ступке... Бросай кашицу в кастрюлю. Порежь болгарский перец - и в кастрюлю. Туда же лавровый лист и молотый черный перец. Готово! Поздравляю! Ты научился варить борщ. А есть второй способ варить борщ. Менее трудозатратный. Научи варить его Хаву. Урок окончен!
- Пью за учителя! - сказал Адам.
- Не возражаю, - сказал я.

Сказ про манок

Адам шёл по лесу с вороном на плече и выискивал грибы.
- Ты не забывай меня кормить, Адам, - сказал ворон и клюнул Адама в макушку.
Адам подал ворону очередной бутерброд.
- А ты не забывай рассказывать интересные истории, - сказал Адам.
Ворон проглотил бутерброд, откашлялся и приступил к рассказу.
- Решил Василий Иванович титана воевать. Взял с собой меч Судьбы и лук Девственник. И пошёл, куда клубочек указывает. Да, был у него клубочек, который, если запрограммировать на кого-нибудь, - покатится в его сторону.
- А что значит - запрограммировать? - спросил Адам.
- Сие мне не ведомо, - сказал ворон. - Ты не отвлекайся и слушай. Так вот, бросил Василий Иванович клубочек, тот и покатился в сторону титана, ведь его так запрограммировали. А Василий Иванович, значит, за клубочком пошёл. Шёл он шёл, как вдруг упал в лужу. Поплавал немного, выбрался и посмотрел на лужу сверху. И понял, что он упал в след титана, который заполнился водой. И понял тогда Василий Иванович, что титан где-то близко. И клубочек остановился. Замигал лампочками и - бац - впрыгнул Василию Ивановичу прямо в карман... Дай бутерброд, Адам.
Адам протянул ворону очередной бутерброд. Ворон проглотил его и стал рассказывать дальше.
- И вот видит Василий Иванович вздымающуюся гору. Что это такое? Подошёл поближе и увидел спящего на спине титана. А вздымающаяся гора - это живот титана, который вздымался от дыхания. Ну, думает, лежачего, а, тем более, спящего, воевать нельзя. А если разбудить такую громадину, то он пришибёт меня, как муху, подумал Василий Иванович. Что же делать? Долго думал Васька, пока не придумал. Он достал уменьшитель и уменьшил титана до размера мыши. А потом взял его спящего и положил в карман.
- А что сталось с титаном потом?
- А ты разве не знаком с маленьким человечком, который живёт у Васьки? Он и посуду чистит от налёта, и обувь починяет, и вообще - возится по хозяйству.
- А, знаю такого. Его ещё Бугаём кличут. А я-то всегда думал, почему маленького человечка зовут Бугаём?.. О, гриб нашёл! Мой первый гриб за сегодня. Полдня собираю, и один гриб. Из него суп не сваришь.
- А хочешь, я его увеличу. И собирать больше не понадобится. Я у Васьки увеличитель спёр.
- Спасибо, Епифан. Не по сердцу мне уменьшители, увеличители. Я лучше по старинке - сам насобираю, При помощи манка. Дуну в манок, и грибы сами ко мне в корзинку позапрыгивают.
- Ты только в мою сторону не свисти, - сказал ворон. - А то и я в твою корзинку прыгну.

Сказ про умение плавать

- Адам, - сказал я. – Сегодня мы будем учиться плавать. Как ты думаешь: что тебе нужно, чтобы научиться плавать?
- Плавки.
- Не понял?
- Чтобы научиться плавать, мне нужны плавки, - сказал Адам.
- Хорошо, возьми мои. У нас с тобой один размер, - сказал я.
Адам надел плавки и пошёл в воду.
- Стой! – крикнул я. – Ты ещё не умеешь плавать!
- На месте разберёмся, - сказал Адам и прыгнул в воду.
Он начал лихорадочно махать руками, потом его движения стали более осмысленными и, наконец, он поплыл брасом.
- Хорошо, Адам, - сказал я. – А теперь греби к берегу.
- Отец, я не один, - сказал Адам, поворачивая к берегу.
- Конечно, не один. Я с тобой.
- Не в том смысле. Я в воде не один. И мне страшно.
- Выходи на берег! – крикнул я.
Адам догрёб до мелководья и вышел из воды.
- Оно там, - сказал Адам, показывая на плавки.
- Снимай, - сказал я.
Адам снял плавки. Я поднял их и разворушил. Среди складок я обнаружил рака.
- Привет, Первый! – сказал рак.
- Здоров, коль не шутишь, Абрам. Что ты тут устроился как у себя дома? – спросил я рака.
- Это точные слова, Василий: как у себя дома. Дело в том, что мой дом слишком мал, чтобы вместить меня, мою жену и детей. Ну, ты помнишь, тот дом, под камнем, изумрудным камнем, в котором я тебя с Варварой Пантелеймоновной принимал. Так вот, сегодня моя жена послала меня на поиски нового, более просторного жилища. Полдня я шастал по всему пруду и ничего подходящего не нашёл. И вдруг вижу - твои плавки. Мне они в прошлый раз приглянулись. Во-первых, они вместительные. Во-вторых, эластичные – могут растягиваться во все стороны. Они мне идеально подходят для моего нового дома. Если ты хочешь сделать мне и моей семье приятное, то подари нам дом-плавки. В свою очередь, я сделаю тебе и Адаму приятное: угощу сомой.
- Сома – это хорошо, - сказал я. – Правда, Адам?
Адам кивнул и сглотнул.
- Ну, тогда, друзья мои, ползите, то есть, идите к во-он тому кустику смородины, а я притарабаню бутылочку, - сказал рак и скрылся под водой.
- Удивительно, что ты с первого раза научился плавать, - сказал я Адаму.
- Ты имеешь в виду, что я плавал брасом?
- Умение плавать – это вовсе не стиль, которым плывёшь, а умение находить в процессе правильных друзей. Не каждому в первый раз на воде попадается собутыльник в лице рака из древнего рода.
- Эт точно, - сказал внезапно появившийся рак с бутылочкой в клешне. – Но эта бутылочка ещё древнее, чем мой пращур. Лехаим!

Сказ про правильные блины

Варя с Хавой пекут блины. Мы с Адамом сидим за столом, и я важно говорю.
- Адам, чтоб ты знал и детям своим пересказал великую мудрость Первых.
- Я весь внимание, отец!
- Это хорошо, что ты слушаешь старших. Это порядок. Так вот: высшее достижение в кодексе семейной жизни - это блины. Круглые, с рваными краями, с маленькими дырочками и тонкие. Именно такие блины являются цитаделью семейных взаимоотношений во все времена. Хозяйка, умеющая печь правильные блины, обречена на вечную любовь и почитание супруга. Ещё мой отец...
- Мальчики, - сказала Варя. - О чём вы шепчетесь?
- Мы, Варюш, обсуждаем последнюю битву, в которой я участвовал. Когда я на своём верном шестиногом коне Буцефаллосе въехал в самую гущу врагов...
- Хорошо, Василий, обсуждайте. Битвы - это разрешённая тема. А вот обсуждать женщин в моём доме не позволительно. Ты же правила не нарушаешь?
- Что ты, Варюш! Какие ещё женщины-меньшины? Можете спокойно печь блины.
Варя вернулась к печи.
- Ещё твой отец, - подсказал Адам.
- Ах, да, - сказал я. - Ещё мой отец, когда его жена - и моя мать - подавала на стол блины, отец обязательно осматривал края: рваные они или нет. Потом он проверял толщину блина. И, наконец, он считал дырочки на каждом блине. А дырочек должно было быть не менее тридцати трёх. И лишь после всех манипуляций и подсчётов отец садился за стол, приглашал сесть мою мать, и они ели блины и запивали ряженкой или варенцем. Блинная традиция настолько въелась в сознание наших подданных, что стала культовой во всех уголках пра Земли. Поэты слагали гимны правильным блинам, а художники рисовали солнце в виде блина с рваными краями. Ни один семейный или государственный праздники не обходились без блинов. Женщины соревновались, кто испечёт самый тонкий блин с заданным заранее количеством дырочек. Но были и перегибы. Некоторые стали молиться блинам. Мы это запрещали, но нововеры уходили в дремучие леса и там продолжали отдавать почести этому мучному изделию и просили у него всяческих благ. Так что запомни, сын: блин, правильный блин - это твердыня семьи. Это знамя семьи. Но боже упаси обожить блин. Тогда всему конец. Заруби себе на носу: блин - это всего лишь мука с водой...
- Но меня ты ведь тоже сделал из глины.
- Мука с водой, сын. Конечно, хозяйка вкладывает душу, когда печёт блины. Но вкладывает свою и не насовсем. Блины нужно только есть. Запомнил?
- Мальчики! - сказала Варя. - А мы с Хавой уже приготовили первую порцию блинов! Хава, подай на стол.
Хава поставила на стол блюдо с блинами. Адам схватил верхний блин и потащил, было, в рот. Но под моим тяжёлым взглядом стал осматривать блин со всех сторон и считать дырки.
- Тридцать один, тридцать два. Тридцать три! - радостно воскликнул Адам.
Я поцеловал Хаву. Потом Адама и сказал:
- Ну, вот вы и стали настоящей, крепкой семьёй. Лехаим!

Сказ про хороших гостей

- Господа! – я постучал вилкой по кружке. – Нет, товарищи… Нет, друзья! Да, друзья! Ведь сегодня здесь собрались только друзья. Наши с Варей друзья. И друзья Адама и Хавы, которым сегодня исполнился год со дня рождения. И хоть как такового, в буквальном смысле, рождения не было, тем не менее, они появились на свет именно в этот день, ровно год тому назад.
- Короче! – подал голос заяц. – Кружки стынут!
- Друзья мои! И конкретно – заяц Вольдемар. Не стоит торопить тостующего ибо он имеет самое непосредственное касательство к появлению на свет наших именинников: Адама и Хавы. И в честь этого знаменательного события…
- Холодец тает! – крикнул хомяк.
- Кстати, о холодце. Не далее как вчера я и моя супруга Варвара Пантелеймоновна сходили в лес, нашли и полностью обобрали мясной куст. И мяса с этого куста хватило на то, чтобы сварить огромную кастрюлю холодца, которого, я надеюсь, хватит и на второй день отмечания этого величайшего события, кое мы так славно с вами отмечаем и кое… кое…
- Койка для именинников готова?! – сказал бобёр, и все засмеялись. – Кое-какая койка!
- Ах, да, - спохватился я. – Учитывая большое количество гостей, мы с Варей подсуетились и приготовили для всех койко-места. Супружеские пары будут спать вместе, а одинокие гости займут подобающие им отдельные места со всеми удобствами. А некоторые удобства находятся, сами понимаете, во дворе, где завтра, с восходом солнца, мы снова накроем стол и будем веселиться, чествуя наших дорогих именинников, кои сидят сегодня с нами за одним столом и радуются такому беспрецедентному наплыву гостей, ибо они заслужили праздник, как, собственно, и все вы заслужили…
- Медали и ордена! – засмеялся удод.
- И почётные грамоты! – прыснул индюк.
- И знаки отличия! – веселушничал крот.
- И ордер на отдельную берлогу! – заколыхался от смеха медведь.
- Да, друзья! – сказал я. – Действительно: Адам и Хава своим трепетным отношением к родителям заслужили и ордена, и медали, и знаки отличия, и почётные грамоты, и отдельный дом, который, кстати, мы недавно построили. И где мы будем праздновать третий день нашего торжества. И вот, наконец, у меня созрел тост: Однажды, одна маленькая птичка…
- Сильно проголодалась, - продолжил попугай. – И сильно хотела выпить. Ешь-пей, братцы!
И все накинулись на еду.
Я сел и с умилением посмотрел на Варю.
- Какие всё-таки у нас замечательные дети, - сказал я.
- И друзья у них преотличные, - сказала Варя, и мы склонили головы друг к другу.

Сказ про то, как правильно носить чепцы

Наконец-то в нашем доме появилось пианино. Я привёз его на тракторе, и мы с Адамом его выгрузили и заволокли в дом. Варя с Хавой стояли у плиты и с недоверием смотрели на махину.
- Эта махина, - сказал я. – Называется пианино.
- А чё с ней делать? – спросила Варя.
- Чё делать? Я объясню, когда хозяйки этого дома наденут чепцы.
- Чего? – вместе сказали Варя и Хава.
- Так издревле повелось, - сказал я. – В доме, где есть пианино, все женщины носят чепцы.
Я вынул из кармана белоснежные чепцы и протянул Варе.
- Вот, - сказал я.
Варя недоверчиво повертела в руках чепцы. Потом один надела и посмотрелась в зеркало.
- А чё? Ничё, - сказала Варя и надела на Хаву второй чепец.
Женщины стали прихорашиваться, а я открыл крышку пианино и сыграл гамму. Адам увидел, как я играю, и следующую гамму мы сыграли вместе. К нам подошли женщины.
- А! Так это музыкальный инструмент! – догадалась Варя. – Наподобие кимвала.
- Лучше! – сказал я. – У этого инструмента звук богаче. Мы из нашего дома сделаем салон.
- А это что ещё за напасть такая? – Сказала Варя.
- Салон – это когда приходят гости в праздничных одеждах. Мужчины во фраках, а женщины – в чепцах. Все будут слушать музыку, танцевать и пить лёгкие алкогольные напитки. Да, ещё. Карты не возбраняются.
- А когда мы из нашего дома сделаем Содом? – спросила Хава.
- Не Содом, а салон. Это две большие разницы, - сказал я. А чтобы открыть салон, нужно чтобы женщины научились играть на пианино. И мелодии и песенки.
- А как же мы научимся? – спросила Варя. – Где мы возьмём учителя?
- Об этом я подумал. Я дал объявление о том, что требуется учитель игры на пианино.
- Да когда же он придёт? – спросила Варя.
- А он уже здесь! И этот он – это я! Прошу любить и жаловать!
- Радость-то какая! – сплеснула руками Варя.
- Согласен. А чепцы, девочки мои, переверните. Они носятся наоборот.

Сказ про разговорчивого сома

Сидим мы с Адамом в лодке и ловим рыбу. Пойманную рыбу бросаем прямо на дно лодки, где есть немного воды.
- А что вы с нами будете делать? – спросил пескарь.
- Как что? – сказал я. – Сварим в ухе.
- Кажется, мир перевернулся, - сказал пескарь. – Кто же из рыбы, которая обладает разумом и речью, варит уху?!
- А что же нам делать? – спросил Адам.
- Дело в том, что у нас в пруду водится безмозглая рыба, которая не испытывает боли. Они вообще ничего не чувствуют. Василий, я не ожидал от тебя, что ты забудешь про специальную рыбу для ухи и жарёхи. Ты же сам этих рыб создал специально для того, чтобы употреблять её в пищу. В ней кроме хребта нет никаких костей.
- Да, ты прав, Артамон, - сказал я пескарю. – Совсем забыл. Но сегодня нам не попалась ни одна безмозглая рыба.
- Это потому что у вас насадка не та. Не будет безмозглая рыба клевать на червя.
- А что же нам делать? – сказал я.
- На хлеб ловите. Да, и добавьте в хлеб немного макухи. Наше сообщество умных рыб не будет трогать такую наживку. А для безмозглых – это самое то.
- Спасибо, Артамон, за совет, - сказал я.
Я взял мякиш хлеба и слепил шарик. Затем отломил не большой кусочек макухи, размял его в руке и добавил получившуюся труху в хлеб.

@@@

Через час мы с Адамом поймали 33 безмозглых рыбины. Снялись с якоря и поплыли к берегу.
- А нас, разумных рыб, ты выпустишь, Василий? – спросил Артамон.
- А вы разве не хотите с нами поужинать? Выпьем немного сомы. Поорём песни Первых.
- Мы не пьём, Василий. Но, если тебе угодна выпивающая рыба, то я сейчас что-то придумаю.
Пескарь начал стучать по дну лодки, выбивая некий код или шифр. Вскоре ближе к носу лодки показалась большая усатая голова.
- Привет, Артамон, - сказала голова. – Здоров, Василий.
- О, сам сом Никодим ко мне пожаловал! Как ты относишься у маленькому приключению? – спросил я сома.
- Если в этом приключении наливают, то я готов. Жалеть, Василий, не будешь. Я известный в нашем пруду балагур и рассказчик. Ещё тамадой подрабатываю. Так что скучно вам не будет.
- Плыви за нами, а я выпущу разумную рыбу, - сказал я.
Мы с Адамом выпустили рыб и взялись за вёсла.
- Умирает старый еврей, - начал сом.
- Погоди, Никодим, на берегу будешь рассказывать.
- Но ведь приключение уже началось! – сказал сом. – Так вот, умирает старый еврей…

Сказ про чудеса ремонта

- Адам, подай мне ключ на 16, - сказал я.
Я возился с трактором. С утра не мог его завести. И вот мы с Адамом возимся с мотором. С самого утра. А уже полдень. В тракторах я разбираюсь как никто другой. Но сегодня что-то не получается справиться с этой махиной. Ну что с ней делать?! Я по-всякому пробовал: раскручивал, промывал, выпаривал, смазывал. А уже полдень…
Адам подал мне ключ. Я глянул на часы и присвистнул.
- Адам! Шабаш! Обед!
Мы с Адамом сели в тени трактора и развернули тормозок. Сегодня Бог послал нам пару колечек кровянки и шмат сала с прожилками, сорванных в лесу с мясных кусов. Ещё были огурцы, помидоры и репчатый лук. Чёрный хлебушек и соль. Мы принялись за еду. Адам посмотрел вокруг и воровато достал из-за пазухи бутылочку сомы. Разлил по кружкам.
- За трактор пить не будем, - сказал я. – Хай йому грэць!
- А за что мы тогда выпьем? – сказал Адам.
- Выпьем за моё терпение, за моё умение, за моё вдохновение. Выпьем за то, что после обеда эта махина будет нами побеждена, и станет, как прежде, служить нам верой и правдой.
Мы выпили и стали хрустеть луком. Обед, как впрочем, и бутылка скоро кончились. Я надел промасленные перчатки и стал осматривать трактор, чтобы выявить неисправность. Оставалось только одно – разобрать двигатель до последнего винтика. Решение принято, и мы с Адамом стали раскручивать гайки и складывать детали на тряпочке. Когда двигатель оказался полностью разобранный, я смазал все детали солидолом, плюнул три раза через левое плечо и принялся собирать его обратно. Я уверен, что я всё делаю правильно. Я запомнил расположение каждой детали, и вскоре трактор был собран и стоял как новенький. Я влез в кабину и попытался его завести, но чёртова железяка не хотела заводиться. Я слез с трактора и стал бегать вокруг него, осыпая проклятиями тех, кто трактор сотворил.
- Что за крик? – Из дома вышла Варя, вытирая руки о фартук.
- Да эта тварь не хочет заводиться, чтоб ей ни дна, ни покрышки!
- А ну полезай в кабину! – скомандовала Варя.
- Я, чертыхаясь, полез в кабину.
Варя подошла к трактору и пнула ногой колесо. И трактор затарахтел
- Чудо! – закричал я, выпрыгивая из кабины и обнимая Варю.
- Какое там чудо, - зарделась Варя. – Чудес не бывает. Просто я была на однодневных курсах по ремонту тракторов. Там нас учили, что любая поломка исчезает, если стукнуть трактор по колесу.
- Не может быть?! – вскричал я.
- Но это же так просто. Как у нас с тобой. Стоит тебе допустить какой-нибудь промах или обидеть меня, как один удар сковородником возвращает тебя в русло любящего мужа и моего помощника по хозяйству.
- Действительно, просто, - сказал я и обнял жену промасленными руками.

Сказ про страшное слово «кия»

Мы с Варей уселись посреди Эдемского сада и через соломинку потягивали сому. И тут появляются Адам с Хавой, которые несли огромный арбуз. Они подошли к нам и положили арбуз на землю.
- Отец, - сказал Адам. – Вот мы нашли огромное, круглое и полосатое. Что это?
- Можете называть эту ягоду арбузом или кавуном, - сказал я. – По крайней мере, мы с Варей так его называем.
- А он съедобный? – спросила Хава.
- Не то слово! – сказал я. - Мы с Варей давно полюбили арбузы, и я мастер по их разделыванию.
- Как же его разделать? – спросил Адам.
- Нет ничего проще. Арбуз должен разделывать мужчина, так как эта работа для физически сильного индивидуума. Женщине не под силу разобраться с арбузом, так как она заведомо слабое существо. Но вам повезло, что у вас есть я – чемпион по разделыванию арбузов и кавунов. Много лет я жил в монастыре Первых, где нас обучали медитации, владению оружием всех типов и рукопашному бою. В этом монастыре мы выучили сакральное слово «кия», и при помощи этого слова мы голыми руками разрушали стены и каменные дома. Наши руки после длительных тренировок стали твёрдыми, как сталь. Наш дух был устремлён в высшие сферы и оттуда черпал энергии хаоса, которым нет равных во Вселенной. В этом самом монастыре Первых мы, послушники, давали страшную клятву не применять наши знания, навыки и умения, если в этом нет необходимости. Ведь мы превратились в машины смерти, и не было никого, кто бы сравнялся с нами в искусстве боя и в талантах разделываться с арбузом одним ударом безоружной руки. Так что, мои дорогие, если вы хотите увидеть сакральное действо, а именно, раскалывание арбуза одним взмахом моей руки, - отойдите на несколько шагов назад. Сейчас вы увидите чудо, которое совершу я, ваш скромный слуга и повелитель сакрального слова «кия». Но перед этим вы должны дать мне слово, что о том, что вы здесь увидите, вы никому не расскажете, так как я не имею право применять своё искусство в быту. Иначе меня найдут и подвергнут осмеянию. А осмеяние – это высшая степень падения вниз того, кого осмеяли. После осмеяния, я уже не смогу жить среди людей и вынужден буду покинуть свой дом и уйти в дремучий лес. Вот какая ответственность лежит на вас, мои дорогие родственники. Итак! Приступим! Разойдись!
И тут я увидел на скатёрочке разделанный арбуз. Весь плод был поделен на равные скибочки и на меня смотрела улыбающаяся Варя.
- Как это у тебя получилось, могущественная послушница?
- И вовсе я не послушница. Просто сегодня у меня было вдохновение, и я в кузне выковала вот этот ножик. А то старый сломался. Садись, вояка, победитель кавунов. И вы садитесь, дети. А теперь запомните совет: чтобы есть арбуз ни в коем случае нельзя говорить «кия». Приятного аппетита!

Сказ про искусство дипломатии

- Смотри, Адам, что это за птица? – спросил я.
- Это чайка.
- Красиво летит. А во-он то что за птица?
- А это орёл. Летит в своё гнездо на скале. Был я как-то у него в гостях. Чуть не навернулся, когда полз к его гнезду. Правда, я и навернулся, но меня подхватила птица Рух и сбросила прямо в гнездо. На радостях, что я остался жив, мы с орлом славно посидели.
- На яйцах? – спросил я, смеясь.
- Тебе, отец, нельзя ничего рассказывать. Вечно ты всё осмеиваешь.
- Ну, ну. Не обижайся. Просто ты мне дал отличную подачу, и я не удержался. Мир?
- Мир, - сказал Адам.
- А что это там за птица, такая красивая.
- Отец, это же павлин. Его все знают. Он красив, но голос у него подкачал. Так что, если захочешь попросить его спеть, лучше не делать этого.
- Сынок, уж очень у павлина перья красивые. Принеси мне одно перо. Мне писать не чем.
- Сейчас, - сказал Адам и пошёл в сторону птицы.
Вдруг раздался громкий гвалт, и ко мне подошёл павлин, который тащил упирающегося Адама.
- Васька, это ты ко мне Адама подослал? – спросил гневно павлин.
- А в чём дело? Он тебя обидел?
- Ага. Его обидишь! – сказал Адам. – Не успел я к нему подойти, кок он схватил меня и приволок сюда.
- Врёшь! – сказал павлин. – Ты хотел вырвать у меня перо. Разве не так?
Адам молчал.
- Все, кто ко мне подходят – потенциальные воры. Всем нужны только мои перья. И никто из них даже не подозревает, что моё главное сокровище - не красивые перья, а мой голос. Почему всех так тянет к моей физической красоте?! Не спорю. Она присутствует. И в полном объёме. Но во все времена ценители предпочитали физической красоте душевную и духовную. Моя душа поёт моим голосом, который прекраснее… нет, не буду спорить, соловей тоже хорошо поёт. Но он сквалыга и берёт втридорога за выступления на корпоративах. А я готов дарить свои песни бесплатно, даже за жидкие аплодисменты профанов…
- Успокойся Михаил, - сказал я павлину. – Я послал Адама, чтобы он пригласил тебя на наш корпоратив, спеть.
- А ВИПы будут? – спросил по-деловому павлин.
- Я и Адам.
- Так, Создатель и первый человек. Достойно. Когда и куда приходить?
- Да сегодня. И здесь. На полянке. Нас будет только двое. И ты третий, как исполнитель.
- Согласен. Только нужно написать договор.
- В этом как раз загвоздка, - сказал я. – Бумага есть, а пера, чтобы написать договор, у меня нет.
- Какие проблемы?! – сказал павлин. – Возьми моё перо.
Павлин выдернул перо из хвоста и дал его мне. Я взял лист бумаги и написал «Согласен». Потом дал договор павлину.
- Я думаю, это справедливый договор.
Павлин вчитался, заулыбался и сказал:
- Ну, я побежал готовиться.
Павлин улепетнул, а я поднял вверх перо.
- Учись, Адам. Не воровство правит миром, а дипломатия. Перо у меня, и павлин доволен.
- Да, но теперь мы будем вынуждены слушать его пение, - сказал Адам.
И мы вздохнули.

Сказ про поиски топора

Лежим мы с Варей на печке, нежимся. А во дворе слышны удары топора.
- Какой молодец, Адам, - говорю я. – С самого утра дрова рубит.
Я встал с печки, прошёлся по дому. Выпил ковшик браги из бочки и вышел во двор. И вижу Адама, который рубит дрова моим мечом Судьбы.
- Ты что, сдурел на старости лет?! – вскричал я.
- Какой там «на старости»? Мне всего один год, - сказал Адам, продолжая рубить.
- Какая разница? Что стар, что млад. Кто же рубит дрова мечом? Тем более, самым заслуженным моим мечом Судьбы?!
Адам снова ухнул мечом.
- Прекрати! – вскричал я. – Отдай мне меч.
Адам нехотя протянул мне меч. Я осмотрел его и к большому облегчению не обнаружил на лезвии зазубрин.
- У нас что – топора нет?
- Нет, - сказал Адам. – Я весь сарай перерыл. Как сквозь землю провалился.
- Давай ещё поищем, - сказал я.
Мы пошли в сарай. Там у меня много полезных по хозяйству вещей: пробитая камера от трактора, погнутые гвозди, сломанный рубанок, погнутые детские санки и многое другое так милое моему сердцу, да и любой мужчина имеет такой полезный сарай. Мы с Адамом заглядывали под каждую вещь в сарае. А потом клали её на место, чтобы не мешала. Топор как сквозь землю провалился. Вещей в сарае было очень много. Они грудой лежали на полу. Мы с Адамом прибили полки к стенам сарая и стали складывать на них вещи. Куча постепенно уменьшалась, но топор не находился. Но мы не сдавались и продолжали перебирать вещи. Полки наполнялись. Они поскрипывали, но выдерживали груз вещей. И вот, наконец, пол освободился. Полки наполнились, и мы с Адамом посмотрели на пустой пол. А топор как сквозь землю провалился. Сели мы на пол и загрустили. А тут Варя входит и говорит.
- Ну, наконец, вы в сарае навели порядок. А то стыдно: в доме два мужика, а в сарае бардак. Вы это искали? – спросила Варя и показала топор.
- Где ты его нашла?! – спросили мы с Адамом.
- А здесь, в сарае. Этот инструмент не только хорошо рубит, но и помог мне убрать сарай. А теперь, мальчики, за стол! У меня сегодня драники.

Сказ про рисунки с натуры

Подошёл ко мне Адам. Стоит и мнётся.
- Садись рядом, - говорю ему.
Адам сел рядом и стал прутиком ворошить землю.
- Ну, чего ты тянешь. Говори. У тебя ведь вопрос до меня есть?
- Да, отец. Вопрос есть у меня. И у меня вопрос… Вопрос, который я хочу задать… Он касается… Как бы это сказать…
- А ты не мнись. Нет такого вопроса, на который я бы не знал ответа. Соберись духом и задай.
Адам достал трубку, набил её табаком и закурил. Я больше его не понукал.
- Отец, вот ты сказал нам с Хавой, чтобы мы плодились и размножались.
- Да, отпираться не буду. Я именно так и сказал: дети мои, плодитесь и размножайтесь. Что в этом непонятного? Это же так просто: плодитесь и размножайтесь.
- В том-то и дело, отец, что мне не понятно. Я даже не представляю, с какого боку подойти к твоему приказу.
- Ты не можешь или не хочешь?
- Я хочу, но не могу. Я не представляю, что нужно делать, чтобы плодиться и размножаться. И Хава не знает. Мы с ней сутками напролёт на эту тему говорим, но дальше разговоров дело не идёт. Мы не знаем, каким боком к твоему повелению подступиться.
- А что ты знаешь о размножении, Адам?
- Ну, я видел как размножаются деревья. Я знаю, как пчёлки опыляют цветы. Мне довелось наблюдать, как размножаются рыбы…
- Постой, постой. Это всё хорошо. Ты наблюдательный человек, Адам. Деревья, цветочки, рыбки – это всё, конечно, хорошо. И поучительно. Но тебе в твоём деле они не помощники.
- Так что же делать, отец?
- А ты случайно не видел, как размножаются собачки? А кролики, а бегемоты?
- Не довелось.
Я огляделся. И увидел то, что мне надо. В саду прогуливалась пара енотов.
- Наблюдай за енотами, - шепнул я Адаму. – И давай лучше приляжем, отползём в кустик и оттуда будем наблюдать.
Мы с Адам заняли удобную позицию и стали следить за действиями зверьков. Еноты обнимались, сворачиваясь в шарик, и катались по полянке, а потом вдруг стали заниматься тем, что я называю «плодиться и размножаться». А посмотрел на Адама. Он внимательно следил за зверушками и зарисовывал енотов в блокнот. Зверьки закончили и, обнявшись, ушли с полянки.
- Спасибо, отец, - сказал Адам. – Я всё запомнил и всё зарисовал. Пойду-ка я к Хаве.
Адам ушел. Пойду-ка я к Варе. Уж очень мне один рисунок понравился.

Сказ про лучший наряд для девушки

Приходит Хава к Варе. Садится рядышком и молчит.
- Ты чего такая грустная? – спросила Варя.
- У нас Адамом скоро двухлетие свадьбы, а мне нечего надеть.
- Ты и так прекрасна. Твою грудь прикрывают длинные, пушистые волосы. На твоих бёдрах юбка из пальмовых листьев. Что ещё нужно кошерной девушке?
- Это всё, конечно, хорошо, но на свадьбе я хочу быть в белом платье, с жемчужным ожерельем. Хочу, чтобы на голове у меня была диадема, на запястьях – браслеты из белого золота, на пальцах перстни.
- Это всё? – спросила Варя.
- Нет. Хочу ещё веер.
- А кто тебя такому надоумил.
- Я сама.
- Всё же мне кажется, что некто неизвестный рассказал тебе про наряды и про украшения.
- Хорошо, мама. Я говорила с курицей Кларой.
- Слушай сюда, моя девочка. Когда я познакомилась с Василием, на мне было серое холщёвое платье, подпоясанное скромным пояском. На голове у меня был венок из ромашек, а ноги были босыми. Несмотря на скромность моей одежды, Василий влюбился в меня без ума и повёл к венцу в том, в чём я была в день знакомства. Единственное, вместо ромашек я волосы украсила озёрной лилией. Вместе мы 666 тысяч веков, хотя я думаю, что больше. За это время было всё в нашей семейной жизни: и роскошь и богатство и дорогие наряды. Когда-то нам принадлежали все сокровища Вселенной. Гномы из века в век пополняли наши запасы драгоценностей. Гоблины делали прекрасные вещи, инкрустированные самоцветами. Я принимала ванны из древнего вина. Ела из золота и так далее и тому подобное. Прошли эоны и века, и за это время мы поняли, что не наличие сокровищ влияет на взаимоотношения мужчины и женщины. Не то, во что она одета… Как бы тебе ещё доходчивее объяснить. Смотри. Мы с Васей живём в лесу, в обычном, одноэтажном, маленьком домишке. У нас всего 6 соток огорода. В доме – стол, стулья и домашняя утварь.
- А сундук?
- Да, есть и сундук.
- Наверное, там у вас хранятся самоцветы и золотые монеты.
- Что ж. Давай посмотрим.
Варя подошла к сундуку и открыла его.
- Хава, я хочу подарить тебе главные свои сокровища.
Варя достала из сундука холщовое платье.
- Это то самое платье, - сказала Варя, – которое было на мне в день встречи с Василием. Ты не смотри, что оно такое простенькое. Его сшила моя мать, Первая. Его не пробьёт стрела и оно спасёт от удара меча.
Хава запрыгала от радости. Варя нагнулась и достала цветок.
- А это озёрная лилия, которая украшала мои волосы в день встречи с Василием. Она бессмертна. За многие годы она не изменилась и осталась такой, какой я её сорвала.
Варя прикрепила лилию к волосам Хавы. Затем Варя вынула из сундука меч.
- А это мой меч Начало Начал. Самое опасное оружие во Вселенной. Даже Васин меч Судьбы не идёт ни в какое сравнение с мечом Начало Начал. Я дарю его тебе. Возьми.
Варя оглядела Хаву. Которая была одета в холщовое платье, с лилией на голове и с мечом за спиной.
- Вот теперь ты превратилась в самую красивую девушку. Я думаю, что это лучший наряд к вашему с Адамом празднику. А теперь помоги мне перебрать пшено. И кто придумал перебирать пшено?


Сказ про частности
Хава стояла в зарослях цветов и ловко сбивала мечом Начало Начал цветные головки. За ней из-за кустов наблюдал Адам. Наконец, он не выдержал, встал во весь рост и подошёл к Хаве.
- Хава, солнце моё, где ты раздобыла такой прекрасный меч?
- А кто из нас красивее? – весело спросила Хава.
- Этот меч – самое красивое, что я видел…
Хава поджала губки.
- Но ты своей красотой затмила этот замечательный меч!
Хава засмеялась.
- Так где ты раздобыла это произведение искусства?
- Его мне подарила мама. И ещё кое-что подарила.
- Покажи!
- А ты разве не видишь?
- Здесь я вижу тебя и меч.
- И больше ничего ты не замечаешь?
- Как же, вижу много срубленных цветов. Один из них ты прикрепила к волосам.
- Адам, все эти цветы не идут ни в какое сравнение с озёрной лилией, которая у меня в волосах. Это бессмертный цветок. Вот его и подарила мне мама.
- Вы с лилией очень красивы.
- А мне мама подарила ещё одну вещь. Будь она на тебе, я бы сразу заметила.
- Хава, ты меня разыгрываешь. Меч вижу. Лилию вижу. Тебя вижу. Больше ничего не вижу.
- А платье! Как ты мог не заметить на мне платья?!
- Так это платье на тебе?! А я думал, ты стала носить божественный покров.
- Не придуривайся, Адам! Как ты мог не заметить платье?
- Да я действительно его не заметил. Мне отец говорил, что мужчина воспринимает женщину цельным куском, как будто бы она высечена из мрамора. Он видит общее, но на частности не обращает внимание.
- Но ведь для женщины именно частности имеют значение. Вот я вижу, что у тебя грязные ногти. Значит ты опять копал червей на рыбалку руками. А я тебе всегда говорю: воспользуйся палкой. Вот у тебя волосы взъерошены. Значит, опять о чём-то думал и машинально теребил волосы.
- Ты меня разлюбила? – спросил тихо Адам.
- С чего это? Нет, конечно.
- Но ведь ты замечаешь во мне только нехорошие частности.
- Я об этом не думала, Адам.
- А руки у меня грязные, потому что я сажал в нашем цветнике небывалой красоты розу. Она цветёт, пахнет и играет тихую музыку.
- Прости, Адам. Я больше не буду вдаваться в частности.
- Айда слушать розу! – сказал Адам.
И Адам с Хавой убежали.

Сказ про глиняного человечка

Подхожу я к ручью и вижу на берегу Адама, сидящего на корточках. Я подошёл поближе и увидел фигурку глиняного человечка, которую Адам гладил мокрыми руками, придавая ему форму.
- Чем ты занимаешься, Адам? – спросил я.
- Я занимаюсь творчеством.
- Похвально. А что ты сделаешь с фигуркой, когда она будет готова?
- Я вдохну в него душу. Я думаю, у меня получится. У тебя же получилось? А я создан по образу и подобию твоему.
- Сынок, помнишь, я тебе говорил, чтобы вы с Хавой плодились и размножались?
- Помню.
- А помнишь, мы говорили о секретах практической части размножения? Ты, если я не ошибаюсь, всё понял. И у вас с Хавой всё в порядке.
- Отец, всё, конечно, в порядке, но у женщин бывают разные периоды, когда они не готовы плодиться и размножаться. У Хавы часто болит голова. Бывает, что она чем-то не довольна. А бывает, что у неё нет настроения. Вот я и решил прибегнуть к старинному способу размножения – лепке человека из глины. Отец, если у меня не получится вдохнуть в него душу, ты мне поможешь?
- Конечно, Адам. Я всегда буду исполнять твои просьбы. Но всё же я думаю, что тебе нужно кое-что знать. О женщинах. Ты должен каждый день подбирать к Хаве ключик. Это хлопотно, ибо женщина каждый день разная. И это происходит не от прихоти женщины, а потому, что она так устроена. Часто женщины бывают противоречивы, и тот ключик, который подходил вчера, сегодня не подойдёт. Поэтому у тебя должна быть своя собственная, наработанная связка ключей и отмычек, при помощи которых ты сможешь управлять настроением жены. У женщины чаще, чем у мужчины присутствует «нет». «Нет» мужчины – это железная логика обстоятельств. «Нет» женщины – это ветер, который ежеминутно меняет направление. Разнообразные мужские «Да» и есть те ключи и отмычки, которые позволяют превращать женские «нет» в «да». В первое время тебе будет трудно. Не всё будет получаться. Но у тебя есть я, который всегда поможет тебе советом. А теперь первый совет. Всегда утром вставай раньше жены. К её пробуждению всегда должен быть готов горячий кофе. Когда жена выпьет кофе и покурит трубку, подай ей в постель завтрак. И запомни: вы с Хавой равны, но Хава – равней. Парадокс, но именно так вы устроены. А теперь давай посмотрим, что у тебя получилось. Неплохой человечек, но нужно сделать пару штрихов. Он у тебя мальчик или девочка?
- Мальчик, - сказал Адам.
- Хорошо. Щас я добавлю этот один штрих… Всё. Готово! А теперь попробуй вдохнуть в него душу. У тебя должно получиться.
Адам нагнулся над человечком, выдохнул в него, и человечек преобразился. Глина алхимически стала мясом с костями, и человечек открыл глаза.
- Ты кто? - спросил человечек Адама.
- Я твой отец, - сказал Адам.
- А ты кто? – спросил человечек меня.
- Я твой дедушка, - сказал я. – Ты пьющий?
- Парочку рюмок можно, - сказал человечек.
- Адам, подсуетись, - сказал я
Адам тут же накрыл на листьях импровизированный стол с выпивкой и закуской.
- За встречу представителей трёх поколений! – сказал я, и мы выпили.

Сказ про нахрапистого петуха

Сидим мы с Варей на крылечке и курим трубки. Красота! Раннее утро. Солнце только взошло. По двору ходят куры с цыплятами и едят пшено. Тут к нам подошёл петух Макарка.
- Позволите? – сказал петух.
Мы с Варей подвинулись. Петух уселся, достал трубку и закурил.
- И шо это Адам себе воображает? – сказал петух.
- Ты о чём, Макарка? – спросил я.
- Да всё о том же. И шо вы себе думаете? Адам возомнил себя царём зверей. Тоже мне нашёлся. А ежели посудить по справедливости, - это я должен быть царём зверей. Я красивый, голосистый. Я раньше всех встаю. И, в конце концов, у меня гарем. А шо Адам? Спит до обеда, живот отрастил, голос хриплый. Да и женщина у него одна. И это называется наш царь? Шо ты себе думаешь, Василий? К чему на нашу голову такой царь-шмарь? Давай всё переиграем, Вась. Ты назначаешь меня царём. В благодарность я возьму тебя к себе первым министром. А ты, Варвара, будешь у меня первой фрейлиной. А если захочешь, то сделаю тебя фавориткой. Идёт? Всё по-честному. Никакого обмана.
- Макарка, ты даже не представляешь, сколько работы у царя, - сказал я.
- Спать до обеда я научусь, - сказал петух. – А что, есть ещё обязанности?
- Ну, обязанностей много. По-перше, нужно выучить имена всех своих подданных. Во-вторых, нужно каждого поздравлять с его личными праздниками. И не только подписывать открытки, а и лично присутствовать на торжестве. Говорить речи, тосты. Танцевать до утра. Вот и получается, что царь до утра выполняет свои обязанности, а потом спит до обеда. Конечно, от ежедневных возлияний и объедаловке у царя растёт живот. А от постоянных речей, голос становится хриплым. Мало того, с таким режимом никакой царь не справится с супружескими обязанностями в многолюдном гареме. Поэтому у него всего одна жена. И ему этого хватает. А ты говоришь: спит до обеда, живот отрастил, голос хриплый, жена всего одна. Да Адаму не завидовать надо, а пожалеть его надобно.
- Э-хе-хе, - сказал Макарка. – Бедный Адам. Василий, я беру свои слова о желании быть царём обратно. Не надо мне такой службы. Как говорится: Царю-царёво, а петуху – петухово. Ну, бывайте. Вон вижу, три мои жены одного червяка поделить не могут. Пойду разбираться. А вы тоже не рассиживайтесь. Вон, клубнику поливать нужно, пока солнце не стало палить.
И мы с Варей пошли поливать клубнику.

Сказ про изобретательность Адама и Хавы

Сидим мы с Варей дома, и тут к нам приходят Адам с Хавой.
- Мы пришли есть, пить и петь песни Первых, - сказала Хава.
- Да, и ещё колобродить, - сказал Адам.
- Это хорошая программа, - сказал я. – Главное, что она отдаёт новизной.
- И культурой, - добавила Варя.
Мы с Варей рассмеялись.
- Ну, папа, мама, чем ещё заниматься тёмными и холодными вечерами? – сказал Адам.
- Ну, хорошо. Быть по-вашему, - сказал я. – Есть будем, что бог послал. Пить – что припасено, а петь – всё, что рифмуется. Ты, Хава, месишь тесто. А ты, Адам, варишь картошку. Я же буду жарить лук. А Варя будет балаболить. Готовим пирожки с картошкой. За работу!
Адам слазил в погреб за картошкой, помыл её, сложил в чугунок и поставил его в печь. За это время Хава успела вываляться вся в муке. Но зато не забыла добавить в тесто дрожжи. И теперь тесто подымалось в миске под полотенцем. Я порезал лук и поджаривал его на сковородке до золотистого цвета. Варя вольготно расположилась за столом и рассказывала всякие истории про Первых.
- И вот едем мы с Васей по лесу,- говорила Варя. - Подо мной иноходец из адовой конюшни караковой масти по кличке Самсон. Василий едет на своём шестиногом коне Буцефаллосе. У меня за плечами меч Начало Начал. Василий вооружён мечом Судьбы и луком Девственником. Едем мы и прислушиваемся. И кони наши прядут ушами. Как вдруг дорогу нам преградил страшный суслик с ужасной пращой и говорит.
- Эта земля моих предков и теперь она принадлежит старшему в нашем роде, то есть, мне. Каждый, кто едет по моей земле, обязан заплатить мне проездные!
Наши кони от страха встали на дыбы. Сколько мы их не пришпоривали, они не трогались с места и от страха храпели и оседали на задние ноги.
- Что делать, Варя?! – испуганно спросил Василий.
Я тоже порядком испугалась и говорю ему.
- Вася, сделай что-нибудь! - Тогда Василий храбро выпрямился в седле, схватил с пояса кошель с золотыми и метко швырнул им в суслика. И суслик нас пропустил. Эта история получила огласку и вскоре кобзари стали распевать в деревнях песнь о славном рыцаре Василии, который смог победить могучего суслика в неравном бою.
- Я горжусь тобой, отец! - сказал Адам.
- А вот и пирожки! – сказала Хава и поставила на стол тяжёлое блюдо.

@@@

Сегодняшний вечер удался на славу. Мы пили, ели, орали песни Первых и колобродили.
- Всё-таки креативные у нас дети, - сказал я.
- Ага, - ответила Варя.

Сказ про оглоедов

Мы с Варей отправились в ту часть Эдемского сада, где растут ягоды. Уж очень мы любим землянику. У нас в руках корзинки, во рту трубки. Идём и радуемся жизни.
- И вот, когда мы придём, - сказала Варя. – То насобираем полные корзинки земляники. С горкой. Потом отправимся домой. Сядем на приступочке и будем есть, пока не наедимся. А из оставшегося я сделаю варенье. Из земляники получается очень вкусное варенье. Я умею его вварить. Хочешь, научу?
- Ну, учи, - сказал я.
- Значит так. Берём медный таз, насыпаем в него ягоды. Потом добавляем сахар – один к одному. Потом ставим таз на медленный огонь и начинаем медленно помешивать. Вскоре сахар растает и получится однородная жидкая масса. Затем нужно, помешивая, довести варенье до густого состояния. К этому времени должны быть готовы стеклянные банки. Их нужно хорошо помыть и они должны быть стерильными.
- А зачем хорошо мыть? – спросил я.
- Смешной ты, Вася. Ты же сам создал микромир со всякими бактериями. И если банки будут грязными, то не мы будем есть варенье, а микробы и бактерии. Хотя, конечно, если ты такой добренький…
- Нет, я не добрый. Будем банки мыть.
- Так вот. Когда варенье будет готово, нужно будет разложить его по банкам и закатать крышками. И когда банки остынут, нужно будет банки спустить в погреб. А потом, зимой, под вечер, мы будем доставать из погреба по баночке и есть варенье вместе с чаем.
- Прекрасная перспектива, - сказал я
- Тебе нравится? Вот и хорошо. А теперь давай смотреть под ноги, так как мы прибыли на место.
Мы с Варей стали вглядываться в заросли земляники. Но почему-то ягод не находили. Что за чертовщина?! Мы уже порядочно углубились в заросли, но всё бесполезно. И тут я заметил нечто живое там, немного впереди. Мы с Варей пошли в ту сторону и увидели Адама с Хавой, которые лежали на спине и тихонько стонали. Мы заметили, что у них как-то странно были выпячены животы. Мы подошли вплотную и окликнули детей.
- Папа, мама, нам плохо, - сказал Адам.
- А что случилось? – спросил я.
- Дело в том, что мы с Хавой решили сделать земляничное варенье и пришли сюда. Насобирали две большие корзинки. Сели и решили отдохнуть. А Хава и говорит: Адам, давай съедим по ягодке. И вот так, по ягодке, мы съели всю землянику. Отец, помоги нам.
- Значит так. Мой вам совет. Лежать здесь, пока всё не переварится.
А сам нагнулся к Варе и тихонько говорю:
- Быстрей двигаемся в сторону ежевики, пока эти оглоеды не добрались к ней первыми.
И мы с Варей быстро скрылись в зарослях кустарника.

Сказ про женскую солидарность

Варя с Хавой сидели на приступочке и курили трубки.
- Что-то Адама давно нет, - сказала Хава.
- А куда он пошёл?
- С утра собрался. Взял корзинку и сказал, что пойдёт на север и посмотрит, что там можно насобирать. Наказал мне не беспокоиться, не волноваться и не переживать. И ещё сказал, что придёт после полудня с богатой добычей.
- А ты что?
- А я беспокоюсь, волнуюсь и переживаю. Ведь солнце уже клонится к закату. А его всё нет. Я уже все глаза проглядела. Я надела лучшее своё платье, чтобы достойно встретить мужа. Я украсила себя нашими фамильными драгоценностями. Я накрасила ногти и сделала причёску. Думала, встречу Адама честь по чести, как любящая жена. А его всё нет. Если бы тут были другие женщины, я бы решила, что он у одной из них. Что мне делать, мама?
- Я думаю, что тебе нужно перестать беспокоиться, волноваться и переживать. Это, во-первых. Во-вторых, тебе не следует держать под рукой сковородник. Убери его. В-третьих, не нужно думать ничего плохого. В Эдеме нет ничего такого, что могло бы принести вред. Нет ядовитых растений. Нет острых шипов и больших клыков. Все обитатели земли добродушны и травоядны. В воде невозможно утонуть. С горы невозможно скатиться. Из пещеры всегда можно выбраться… Но есть одно но. Мой муж, Василий, с утра куда-то ушёл, не сказав мне куда. Я вся извелась. Я беспокоюсь, переживаю и волнуюсь. Куда он мог деться? К его приходу я надела платье Первых. У меня красивое монисто. На мне мягкие сапожки. Я навела марафет. И вот день кончается, а Василия всё нет.
- Не переживай, мама. Твой муж взрослый человек. С ним вряд ли что-нибудь случится. Женщин здесь нет.
- А наяды? А дриады? А феи? Ох, Хава. Тяжело быть женой привлекательного мужчины.
Тут женщины заметили два силуэта, которые приближались к дому. Через пару секунд стало ясно, что это Адам и Василий.
- Хава, у тебя далеко сковородник? – спросила Варя, и женщины поднялись с приступочки и упёрли руки в бока.

Сказ про котлеты

Адам с Хавой, наконец-то, приручили диких животных. Теперь у них есть лошади, на которых они совершают прогулки. Есть у них овцы, которые дают им шерсть. Очень полезным стало приручение коров, дающих молоко, из которого можно делать кисляк, творог, сыр, сметану, масло, варенец и ещё кое-что. С собаками им повезло, так как собаки оказались замечательными друзьями. Ишаки и верблюды могут перевозить грузы на дальние расстояния. Куры полезны яйцами. Кошки радуют глаз своими играми и независимым характером. Ну и ещё были животные, которых приручили первые люди. Ото всех была та или иная польза. Но для Адама все прирученные животные – это аудитория. Его, Адама, аудитория, перед которой он выступал, так как считал, что обладает лекторским и ораторским искусствами. И вот сегодня Адам повесил объявление, в котором было написано о вечерней лекции-импровизации.
К вечеру весь двор Адама с Хавой был заполнен животными. Все ждали лектора. И вот он появился. В белой тунике, в сандалиях на босу ногу и с лавровым венком на голове. Все зааплодировали. Адам важно поклонился и поднял вверх правую руку. Наступила тишина, нарушаемая чавканьем жвачных животных.
- Други мои! – начал Адам. – Я пришёл к вам, чтобы поделиться неисчерпаемым колодцем моих знаний, ассоциаций и импровизации. Я не готовился к сегодняшней лекции. Но мне этого и не надо. Я готов говорить на любую тему. Поэтому жду от вас активности.
Все животные загалдели, выкрикивая темы. Адам прислушивался, потом поднял руку, и все смолкли.
- Вы, господин индюк, - сказал Адам, - изволили предложить тему «Любовь». Это прекрасная тема. Давайте об этом и поговорим. Что такое «Любовь»? Это чувство. Это чувство каждый из вас испытывал по многу раз. Женатые любят своих супругов и детей, а не женатые любят котлеты. Можно ли сравнить любовь к детям с любовью к котлетам? Конечно, можно. Помните, как вы неоднократно говорили своим детям: ты такой хорошенький. Я так бы съел тебя. А котлеты? Мы их любим есть. А ещё говорят, что, мол, у тебя характер мягкий, как котлета. Любовь к мужу, любовь к котлетам – это ведь здорово! Можно написать стих о любви? Естественно. Каждый из вас это делал. А можно ли посвятить стихи котлетам? Тоже можно. Их пишут реже, но от этого эти стихи не получаются менее волнующими. Например:
Я дарю тебе букет
Охренительных котлет.

Автор этих стихов так широко известен, что я не буду называть его имени:
Опять настало лето.
- Жена, давай котлету

Или из него же:
Давай подпишем смету
Включи в неё котлету.

А вы говорите – любовь. Любовь – это любовь! Любите своих детей и котлеты!
Адам поклонился, и пространство вздрогнуло от аплодисментов.

Сказ про шрам

Пошли Варя с Хавой стирать бельё на речку. А мы с Адамом сидим под деревом и едим инжир. Вдруг видим – наши женщины бегут к нам и голосят. Прибегают, и Хава говорит.
- Мужики, у нас бельё украли!
- Тише, тише, - сказал я. – Ну-ка давайте по порядку.
- Ну, - сказала Варя, - собрались мы с Хавой на речку бельё полоскать. Я надела зелёное платье. Ну, то, которое тебе, Васька, нравится. Ты ещё говорил, что зелёный цвет мне к лицу. Волосы заплела в косу, а на конце косы привязала розовый бантик. Ты ещё говорил, что мне розовый цвет идёт. Потом посмотрела в зеркало. Подвела брови, накрасила губы красной помадой. Ты ещё говорил, что мне красное к лицу. Посмотрела на свои ногти. Дай, думаю, накрашу их синим лаком…
- Да, - сказал я. - Я говорил, что тебе синий цвет очень идёт.
- Вот видишь, я всё помню. Потом я решила, что солнце припекает и надела белую шапочку, исключительно потому, что тебе нравится белый цвет…
Я остановил Варю жестом.
- Всё это, конечно, интересно, но давайте ближе к делу. Хава, рассказывай.
Хава машинально набила трубку, закурила и принялась рассказывать.
- И вот идём мы с мамой на речку. В руках у нас корзины с бельём. У меня пружинистый шаг, округлые формы. Ветер ерошит мои распущенные волосы. Я прикрываю свои красивые карие глаза от солнечных бликов. Своими прекрасными руками я отгоняю мелких насекомых. Чувственными крыльями носа я вдыхаю ароматный воздух …
- Стоп! – вскричал я. – Давайте начнём с того места, когда вы пришли на речку. Варя, рассказывай, что произошло.
- Ну, вот, - начала рассказывать Варя. – Пришли мы на речку, поставили корзины на берег, взяли бельё и принялись полоскать. Тут вынырнула рыба, схватила наши простыни, засмеялась и улепетнула под воду.
- Опиши, Варя, мне рыбу подробно.
- О, я сразу обратила на него внимание. У него было обычное лицо. Обычные глаза, обычный рот.
- А какого размера была эта рыба? – спросил я.
- Обычного размера, - сказала Варя.
- А особые приметы у этой обычной, ни чем не примечательной рыбы были?
- Да! – сказала Варя. У него был шрам от аппендицита.
- За мной! – сказал я.
Мы пришли на берег реки вчетвером. Я сложил руки рупором и крикнул:
- Кирьян!
И тут к берегу подплыла обычная рыба.
- Это он! – вскричали наши дамы.
- Кирьян, - сказал я. – Что это ты учудил? Украл простыни. Как же можно?
- Прости, Первый, но я их не украл. Я просто решил помочь твоим женщинам. Я соорудил стиральную машинку и постирал в ней ваши простыни. Кстати, вот они. Оцените качество стирки.
Кирьян подал мне стопку белья. Я протянул её женщинам. Они развернули простыни и зацокали языками.
- Такими чистыми наши простыни ещё не были, - сказала Варя. – Спасибо, Кирьян.
Кирьян нагнул голову и сказал:
- Всегда к вашим уcлугам.

@@@

Вась, - сказала Варя. - А как ты догадался, что рыба со шрамом – это Кирьян?
- Просто Кирьян – обычная рыба. А аппендицит я сам оперировал.

Сказ про то, как мы гостили у Ворона

Адам влез на дерево Всеведения и подал мне руку. Благодаря ему, я тоже влез на дерево. Мы полезли на макушку, где свил гнездо ворон Борька. Ворон развалился в гнезде и курил трубку.
- Привет, Борька, - сказал я. – Гостей принимаешь?
- Завсегда рад, - сказал ворон и подвинулся. Мы с Адамом влезли в гнездо и вольготно расположились.
- А где твоя жена, Зинка? – спросил я, откусывая от плода прямо с ветки.
Ворон поперхнулся и засмеялся.
- Ты чего, Борька? – спросил я. – Что я такого смешного спросил? Где Зинка? – спросил я. А ты смеёшься.
Ворон ещё громче засмеялся. Потом резко остановился и как бы серьёзно спросил.
- А где вы сейчас находитесь?
- В гнезде, - ответил я.
- А гнездо где?
- На дереве Всеведения, - сказал я.
Теперь уже засмеялся я, и ко мне присоединился Адам.
- Значит, Зинка, улетела к маме, - сказал я. – Они сидят у мамы в гнезде и промывают тебе, Борька, косточки.
- Тут и всеведения не нужно, - сказал ворон. – Все жёны со своими матерями обсуждают мужей. А потом приходят такие взъерошенные, пытаются повлиять на мужа всяческими методами, которыми научились у матерей. Но через недельку-две их запал кончается, и они снова превращаются в милых и покладистых подруг. Я бы, Василий, будь моя воля, тёщ бы отменил как класс. Ничего хорошего от них нам – мужикам – не перепадает. От них одни неприятности. Они строят козни против мужей своих дочерей, они настраивают внуков против отца. И смерть их не берёт, потому что на свете нет смерти. За что же нам, мужикам, такая мука!
- Борька, - сказал я. – Я всецело тебя поддерживаю. Я на твоей стороне. То есть, я на нашей стороне – стороне мужиков. Я хоть и создал Вселенную и её обитателей, но не я создал тёщ. Они были до моего рождения, и я подозреваю, что первое существо, которое жило в стародавние времена – это была тёща.
- Так что же делать нам с этою бедой? – спросил Борька.
- Вот, что я тебе скажу, Борис, - сказал я. - Так как ситуацию с тёщами изменить нельзя – даже мне, Всесильному, - то её нужно принять. Растворить в себе, пусть она растает в твоём естестве…
- Ты предлагаешь выпить? – по-деловому спросил ворон.
- А как ты догадался? – спросил я и тут же стукнул себя по лбу. – А, дерево Всеведения!!!
- Я ждал вас, - сказал ворон. – Поэтому припас скромную бутылочку. И давайте сегодня говорить только о прекрасном. Вот, к примеру, - комар. Прекрасное создание. Ты, Василий, мастер. Выпьем за комара!.. Или вот крокодил. Прекрасная работа. За твоё мастерство, Василий!..
Я тяжело вздохнул и понял, что домой ни сегодня, ни завтра я не попаду. А неча было столько всего разнообразного создавать, балда!

Сказ, в котором есть интрига

Пошли мы с Адамом за грибами в лес. Не успели ещё далеко углубиться, как из-за куста появился медведь.
- Поздравляю тебя, Василий.
- Спасибо,- сказал я. – А с чем поздравляешь-то?
Медведь загадочно улыбнулся и скрылся в зарослях.
- Отец, - сказал Адам. – У тебя праздник?
- Да нет. Вроде, нет никакого праздника.
Мы пошли дальше, срезая только боровички и подосиновики. Вдруг, нагнувшись за очередным грибом, я увидел барсука с бутылкой.
- Поздравляю тебя, Василий, - сказал барсук. – В честь этого грешно не выпить. – И барсук приложился к бутылке, а потом скрылся в норе.
- Анекдот какой-то, - сказал я. – Чего они знают, чего не знаю я?
- Может, они шутят?
- Шутку я бы почувствовал, - сказал я. – Ладно. Пойдём дальше.
Мы с Адамом насобирали уже по половине корзинок, как вдруг к нам вышел лось.
- Радость-то какая! – сказал лось. – Поздравляю тебя, Василий Иванович! Дай Бог тебе здоровья и долгих лет жизни. Мы все так ждали этого события. Так ждали. И вот оно произошло!
Лось развернулся и, утирая глаза платком, ушёл в чащу.
- А что случилось-то?! – крикнул я.
- Дома всё узнаете, - донёсся голос лося.
- Айда домой, - сказал я.
Мы с Адамом развернулись и пошли в сторону дома. По пути к нам выходили различные звери и птицы и поздравляли меня. На одной полянке мы увидели толпу зайцев, которые кричали «Ура!» и бросали вверх шапки. Вскоре показался наш дом. Он был плотно окружён животными и птицами. Мы еле пробрались к воротам. Со всех сторон меня хлопали по плечам и поздравляли. Наконец, я пробрался к дому и вошёл в дом. За столом сидели животные, пили и галдели.
- Предлагаю выпить за нового Первого, которого нам подарили небеса! - сказал индюк.
Индюк меня заметил и сказал.
- А ты, Васька иди к Варваре Пантелеймоновне на печку.
Я подошёл к печке и увидел радостную Варю, которая прижимала к себе младенца.
- Это наш сын, Вася.
- Ничего себе! – выдохнул я. – Когда это ты успела?! Хотя я сам дурак. Не обращал должного внимания. Думал, что ты просто растолстела.
- Возьми ребёнка, а я немного посижу за столом.
Варя сунула мне младенца и ловко спрыгнула с печи. Я же залез на печку, улёгся и положил сына себе на грудь.
- Добро пожаловать в наш коллектив, новый Первый, - тихо сказал я и принялся рассказывать ему сказку.

Сказ про запасливого медведя

Пришли мы с Варей Адамом и Хавой в лес на пикник. А еду дома забыли. Тогда женщины послали меня с Адамом чего-нибудь поискать поблизости к столу. Идём мы с Адамом, по сторонам поглядываем. Вдруг Адам вскрикнул и подбежал к диковинному кусту, на котором росли кружочки кровянки. Он сорвал несколько кружочков и положил в корзинку. Тут я заметил кустарник со шматками сала. Я подошёл и сорвал несколько кусков с прожилками мяса. Потом Адам нашёл дикий репчатый лук и дикие помидоры. И, наконец, я нашёл кое-что. А это – главное. Без кое-чего нам нельзя возвращаться. Пошли мы тогда к нашим женщинам.
Приходим, а они сидят перед расстеленной скатертью и трубки курят.
- Ну что, нашли? – спросила Варя.
- Конечно! – сказал радостный Адам.
Адам выложил на скатерть колечки кровянки, лук и помидоры. А я присовокупил сало. Девчонки принялись нарезать еду. Наконец, импровизированный стол приобрёл праздничный вид. Варя вопросительно на меня посмотрела.
- Ты чего? – спросил я.
- А кое-что не нашли? – с надеждой спросила Варя.
- Я был бы не я, если бы не нашёл кое-чего, - сказал я и торжественно достал из корзинки бутыль.
Все обрадовались и захлопали в ладоши.
- И что это за кое-что? – спросила Хава.
Я внимательно посмотрел на бутыль. Взболтал её, посмотрел на свет и изрёк:
- Это сома. Древний экземпляр. Достаточное количество градусов. Одна кружка валит с ног взрослого медведя.
- Хотел бы я на это посмотреть! - раздался вдруг голос.
Мы обернулись и увидели медведя Юрая.
- Разрешите присоединиться к вашим посиделкам, - сказал медведь.
- А у нас нет лишней кружки, – сказала Хава.
- Кружку я всегда ношу с собой, - сказал медведь.
- А что это у тебя за спиной? – спросил я.
- А это подушка. Меня всегда после сомы в сон клонит.
- Какой запасливый собутыльник, - сказал я. – Присоединяйся.
И медведь тяжело плюхнулся на землю.

Сказ про чудесное молоко

Сидим мы с Адамом и пьём молоко. И с каждым стаканом нам становится всё веселее. Мы уже дошли до того, что стали горланить песни Первых. На наших лицах блуждают глупые улыбки. Нам хорошо и мы радуемся жизни.
Тут к нам подходит Хава и наливает себе молоко. Нам с Адамом не жалко. У нас много молока. С каждым выпитым стаканом Хаве становиться веселее. Она усаживается рядом с нами и начинает нам подпевать. Песня несётся по округе, и к нам начинают сходиться звери. И домашние и дикие. Они не понимают нашего веселья, но дармовое молоко пьют с удовольствием. И вот петь начинает бегемот. Он выпил три стакана молока. У него бархатный баритон. И песня от этого только выиграла. Собаки после четырёх стаканов начинают подвывать. Семейство кроликов, выпив по два стакана, начали подпевать вторым голосом. Вот подошёл индюк. Увидев ни кем не охраняемую бадью с молоком, он от жадности выпил шесть стаканов. Песня Первых ему знакома, и он включается в хор. У индюка голос хоть слабый, но у него есть слух. Тут подходит петух с курицей. Их манит белое молоко, которое просто так налито в бадью. Никто не запрещает его пить. И петух с курицей уконтрапупивают по 13 стаканов. Им становится так хорошо, что они начинают напевать вместе с нами песню Первых. Песня красиво поётся множеством голосов. Но всё же басов не хватает. Без басов не то. Наконец, к бадье подходит медленным шагом медведь. Он принюхивается. Потом поднимает бадью и начинает пить. Когда в бадье остаётся молока на дне, медведь прокашливается и начинает басом подпевать. Вот только сейчас песнь Первых звучит в полном объёме.
К нам подходит Варя.
- С чего это вам петь захотелось с утра? – спросила Варя.
Потом она подошла к бадье и принюхалась. Выпила пол стакана.
- Так значит, ты, Васька, молоко сомой разбавил?!
Варя взяла сковородник и медленно пошла ко мне. Я оборвал песню и метнулся в лес. Варя – за мной. Ничего она не понимает в искусстве.

Сказ про великоразумную курицу

Вышел я во двор босиком и стал прохаживаться. Туда – сюда, туда-сюда. Ходить босиком – это великая сила. Меня курица Клара научила. Она сказала, что на ногах есть специальные точки, которые активируются от соприкосновения с землёй. А эти точки – не простые. От них зависит благополучие моих внутренних органов. Одни точки отвечают за печень и почки. Другие – за сердце и желудок. Третьи… и так далее.
И вот хожу я и жизни радуюсь. Какая всё-таки умная эта Клара. Она же университетов не кончала. Курсы не заканчивала. Позвал я тогда Клару. Сели мы с ней на пороге и закурили трубки.
- Скажи, Клара, - сказал я. – Откуда ты такая умная? Где ты черпаешь знания, что стала даже умнее меня?
- Сейчас, Василий, я расскажу тебе одну историю. Когда я была совсем юная, а это было неделю назад, я решила повидать мир. И тогда я вышла за ворота нашего дома и увидела мир. Я сидела на лавочке и смотрела на мир, который оказался таким большим. Всюду были дома наших соседей. Где-то на востоке зеленел лес. А на западе блестела полоска реки. Не думала я, что наш мир такой большой. Я мысленно возблагодарила тебя, так как все знают, что этот мир создал ты, Василий. И вот я сижу, а тут ко мне подходит странник – лис с узелком на палке. Я подвинулась на скамейке, и странник сел.
- Куда я попал? – спросил странник.
Я говорю:
- Это деревня Первых.
А странник говорит:
- Получается, что здесь живут те, кто всё знает и всё ведает. Тогда мне нужно идти дальше.
А я говорю:
- Погоди, странник. Лично я ничего не знаю и ничего не ведаю. Можно сказать, что я дура-дурой.
Странник обрадовался и рассказал, что он отшельник. Много лет назад он ушёл из мира и поселился на высокой горе. За это время он многому научился, многое постиг и многое узнал. И теперь ему не терпится поделиться с кем-нибудь своими знаниями. Другими словами, ему нужен ученик.
- А зачем Вам ученик? – спросила я.
Лис ответил, что у мастера, на определённом этапе,должны быть ученики, чтобы в процессе обучения сам мастер смог бы духовно развиваться. Далее странник сказал, что уже достиг определённых высот, но дальше, без ученика, он ничего не добьётся. Тогда я сказала, что с радостью стану его учеником. И спросила его, в чём заключается учение? Лис сказал, что его учение обширно и затрагивает все аспекты жизни индивидуума. И лис преподал мне первый урок, который заключается в искусстве ходить босиком. Оказывается хождение босиком – это сильная практика. И если долго практиковать, то вскоре можно будет получить просветление. А я очень хочу получить просветление. Ну и помимо всего прочего мастер объяснил мне теорию о специальных точках на стопе, связанных с нашими внутренними органами. Теперь, Василий, ты знаешь всё. Да, совсем забыла! Я же тебе про карму ничего не сказала! Так вот, если ты будешь матюкаться и пить сому, то испортишь свою карму. И потом возродишься, например, навозной мухой.
- Клара, так я бессмертный же. Чего мне бояться.
- Везёт же некоторым, - вздохнула курица. – А мне теперь придётся отказаться от крепкого словца и от ежедневного стаканчика сомы.
- Зато ты стала учеником мастера.
- Да ну его на ху!...Ой, чуть карму себе не повредила. Пойду-ка я лучше к петуху. Карму ему начищу. А то он вчера переупотребил.

Сказ про толкование добра и зла

Сидим мы с Адамом в Эдемском саду и кушаем яблоки. А яблоки не простые. Сорванные с дерева Познания Добра и Зла.
- Отец, я уже съел три яблока, но не понял, что есть добро. Может, яблоки бракованные?
- Яблоки не бракованный, - сказал я. – Они самые обычные – волшебные. Может, ты просто не пробиваем. Я не знаю.
- Отец, так всё же что такое добро?
- Хорошо. Смотри. Сейчас мы с тобой с комфортом устроились под деревом. Это добро?
- Добро.
- Мы едим вкусные яблоки и курим трубки. Добро?
- Добро.
- Мы с тобой ведём беседу как закадычные друзья. Добро?
- Добро.
- Дома нас ждёт сытный обед и немножечко браги. Добро?
- Добро.
- За ужином мы употребим жаркое. И нам нальют сомы. Добро?
- Добро
- Перед сном нам расскажут сказку с хорошим концом. Добро?
- Добро.
- Утром мы встанем с головной болью, и на столе будут нас ждать пару бутылочек пива. Добро?
- Добро.
- После пивка мы с тобой придём сюда же, в Эдемский сад, и будем кушать яблоки. Добро?
- Добро.
- С добром мы с тобой, Адам, разобрались.
- А что же тогда зло? – спросил Адам.
- А зло, это если мы за ужином выпьем сомы больше, чем полагается, и наши райские женщины превратятся в адских фурий. И тогда на следующее утро нас не будут ждать пару бутылочек пива.
- Делов-то. Так давай сейчас здесь припрячем пиво, - сказал Адам.
- А это идея! С чего это ты такой умный выискался?
- А я щас ем яблоко с дерева Разумения.
- Я горжусь собой, - сказал я. - Дерево Разумения - моё лучшее творение среди деревьев.

Сказ про необычный урок

- С чего ты взял, что ты сильнее меня? – сказал я Адаму.
- Я твой сын. Взрослый сын. А дети всегда лучше своих родителей. При рождении.
- Сотворении.
- Ну, хорошо, - сказал Адам. – Сотворении. Я взял от тебя самое лучшее: физическую силу, аналитический ум, доброе сердце и злопамятность. Да. Злопамятность.
- Послушай, Адам, - сказал я. – С чего это вдруг ты решил, что я злопамятен? Я – Абсолют. Во мне нет зла. Соответственно, нет и злопамятности.
- Как же – нет. А помнишь, когда мы были на рыбалке, и у меня зацепился крючок за камыш? Мне пришлось оторвать крючок, и я взял твой запасной крючок. Так ты потом на меня три дня дулся. И на следующей рыбалке стибрил у меня все запасные поплавки.
- Сынок, это не злопамятство. Я же потом вернул тебе поплавки.
- Да, но после того, как я пригрозил, что больше грести не буду. Ты помимо того, что злопамятен, ещё и лентяй. Что тебе стоило грести по очереди? Нет. Ты всё время меня заставлял грести. Ты – злопамятный лентяй! Где это видано, чтобы Абсолют так себя вёл? Нехорошо, отец. А вот во мне нет недостатков. Я воплотил в себе твой образ и твоё подобие и плюс ко всему я получился идеальным человеком, который обладает всеведением и может различать добро и зло. Ты неплохо постарался отец надо мной. Теперь ты должен признать, что я сильнее тебя.
- С какой это стати? – сказал я.
- А с такой, что ты лежишь на спине, а я прижимаю твои лопатки. Я сверху – ты снизу.
- Ну и что, что ты прижал меня к земле? Мне так нравится. Я люблю смотреть в небо. И с тобой удобно разговаривать. И если я захочу, то на лопатках окажешься ты.
- Так захоти, и покончим этот спор!
- А я не хочу. Мне приятно сознавать, что я вселил в тебя уверенность, что ты можешь победить Бога. Для твоего самомнения это очень даже полезно. Так я тебя воспитываю, чтобы ты ничего и никого не боялся. У тебя будет новое имя, сакральное имя: Победитель Бога. За тебя любая девушка пойдёт.
- У меня уже есть жена, - сказал Адам. – Что ты там борсаешься? У меня железная хватка. Не выберешься.
- Адам, у тебя есть табачок? – спросил я.
Адам ослабил хватку и одной рукой полез в карман. Тут я его опрокинул на спину и сказал:
- Так кто из нас сильнее?
- Отец, ты поступил нечестно!
- Запомни, сын. В бою можно применять военную хитрость. И это не является злом.
- Хитрость – это зло, - сказал Адам.
- Сынок, хитрость – это не добро, но и не зло. Хитрость стоит посредине.
- Но почему я не хитрый?
- Дело в том, что хитрость, - это та специя, которая делает Бога совершенным. На этом урок закончен.
- Так наша борьба была всего лишь уроком? – спросил Адам.
- Уроком, уроком. А теперь давай закрепим полученные знания, - сказал я, доставая бутылочку сомы.

Сказ про тостующего Фёдора

Пошли мы с Адамом на рыбалку. Собрались безмозглую рыбу ловить, которая не испытывает боли. Я специально такую рыбу создал, без нервной системы. Специально для еды. Пришли мы на берег озера, размотали удочки, закинули вплотную к камышам и стали ждать поклёвки. А пока мы набили трубки и закурили. Через час у нас в ведре плавало уже 13 безмозглых рыбин. Солнце поднялось уже довольно высоко, и мы решили позавтракать. Разложили на тряпочке шмат сала, колечко кровянки, чёрный хлеб, помидоры и репчатый лук и принялись за еду. Тут раздаётся голос:
- Я бы тоже хотел чего-нибудь куснуть.
Мы с Адамом начали оглядываться в поисках хозяина голоса, но никого не увидели.
- Я здесь, в ведре.
Мы заглянули в ведро. Рыбы мирно плавали у дна, а одна рыба подняла голову.
- Василий, это я говорю. Меня зовут Фёдор. Я не безмозглый.
Я вынул Фёдора из ведра и посадил рядом с нами.
- Странные вы рыбаки, - сказала рыба. – Съедобную рыбу от несъедобной отличить не можете.
Мы почесали в затылке.
- Неувязочка вышла, - сказал я. – Ты, Фёдор, не стесняйся. Ешь, чем Бог послал.
Рыба накинулась на еду.
- А у вас наливают? – спросил Фёдор.
- Только тем, кто руки моет перед едой.
- Чудной ты, Василий. Я живу в воде. У меня руки всё время чистые.
Я разлил в три кружки.
- С тебя тост, - сказал я Фёдору.
- Хорошо. Однажды одна маленькая рыбка возомнила себя непобедимым воином и отправилась в океан воевать акулу. Дорога была длинная. Ей нужно было плыть во многих речках, чтобы добраться до океана. По дороге наша рыбка много думала о том, что ей, маленькой, вряд ли удастся победить могучую рыбину. Но всё же она продолжала продвигаться вперёд, спрашивая у встречных, где можно найти акулу? И вот однажды наша маленькая рыбка повстречала большую рыбину и по привычке спросила у неё, как найти акулу?
- А зачем тебе акула? – спросила большая рыба.
- Я должен спасти мир от неё!
- А разве акула кого-нибудь обидела?
- Нет.
- Может, акула случайно кому-то нанесла обиду?
- Нет.
- Ну ладно. Я укажу тебе, где живёт акула, с которой нужно воевать.
- Буду признателен.
- Акула, с которой нужно бороться и, в конечном счёте, победить живёт в тебе. И это единственная акула, с которой нужно вести бой.
Вот такая история. А теперь давайте выпьем за то, чтобы мы победили свою внутреннюю акулу!
Мы выпили и я сказал.
- Хороший тост, Федя. Назначаю тебя сегодня тостующим. Аминь!

Сказ про воровство

Решили мы с Варей посадить в нашем огороде картошку. Но, чтобы посадить, нужно эту картошку где-нибудь взять. А где её взять? Правильно. У Адама с Хавой. И вот мы, пригнувшись, пробираемся к дому Адама. Смазываем калитку, чтобы не скрипела, и пробираемся на огород. Огород такой ладненький, свежезасаженный. Мы прикидываем, где Адам с Хавой посадили картошку, и начинаем почти беззвучно копать. Есть! Мы действительно напали на картошку. Полведра уже накопали, как вдруг на улицу выходит Адам с мечом.
- Кто тут у меня в огороде? – грозно спрашивает Адам.
- Это мы, твои родители, - елейно отвечаем мы.
- А что вы здесь делаете в такую рань?
- Да вот решили помочь тебе картошку посадить. Вот посадочный материал, - сказал я и показал Адаму на картошку в ведре.
- Спасибо, конечно, папа и мама, но мы с Хавой картошку уже посадили вчера.
- Ой, как неудобно, - сказала Варя. – А мы припасли для вас отличную картошку! Что же нам теперь с ней делать? Домой обратно нести?
- Погодите, - сказал Адам. – Давайте эту картошку пожарим. Идите в летнюю кухню. Там масло, соль, специи.
- А чего ты, сынок, с мечом вышел? – спросил я.
- Да я думал, что воры проникли к нам, чтобы выкопать картошку. Вот я думал, что проучу их.
- А если бы мы с Варей были ворами, ты бы тоже нас проучил? - спросил я.
- Конечно, нет. Я бы только лекцию вам прочитал, что воровать не хорошо. Но на самом деле, из вас воры бы не получились.
- Почему? - спросила Хава.
- Ваше воспитание не позволит.
- А мы самые настоящие воры! - сказал я. – Мы хотели накопать у вас картошку, чтобы посадить у себя. А тебя мы обманули, когда ты вышел с мечом. Поступи с нами, как с ворами.
Адам засмеялся.
- Если бы я вас не знал, я бы подумал, что вы говорите правду, - сказал Адам. – Идите жарить картошку. Воры. Скажут такое. Вы у меня юмористы, родители, - сказал Адам и снова засмеялся.

Сказ про страшное преступление

- Подобное притягивает подобное, - назидательно сказал я Адаму. – Вот поэтому вы с Хавой вместе.
- Не понимаю, - сказал Адам. – Если подобное притягивает подобное, то моей женой должен быть мужчина, во всём похожий на меня. А я этого не хочу.
- Успокойся, Адам. Когда я говорю о подобии, то имею ввиду не тела, а души. У вас с Хавой подобные души. Вот почему вы любите друг друга. И вот почему вы до сих пор вместе, хотя у вас было достаточно поводов, чтобы разбежаться. Когда души подобны. Они притягиваются как два сильных магнита. Вряд ли кому удастся разорвать эти узы.
- Да, но Хава сегодня утром выгнала меня из дома.
- А что ты натворил? Напился?
- Боже упаси! Я редко напиваюсь, но только не в этот раз.
- Может, ты разбил её любимую чашку? За это тоже могут выгнать.
- Нет. Бывало, что я разбивал целый сервиз, и Хава за это меня только бранила. Даже речи не было, чтобы за разбитую посуду меня выгонять.
- Может, ты завёл кота или собаку?
- Не угадал. Бывало, что я приводил в дом бездомных псов и котов. А к ним в придачу мышей, крыс, морских свинок, рыбок и даже одинокого медведя. И Хава мне даже слова плохого не сказала. Она говорила, что я молодец, что люблю животных. И что у нас дом большой и вместит много одиноких зверушек. Так что по причине появления в нашем доме зверей Варя мне бы слова кривого не сказала, не говоря о том, чтобы выгнать.
- Ну, может, ты не выполнил обещание бросить курить? – спросил я.
- А я такого обещания не давал. Хава сама курит. Ей нравится, когда мы вместе сидим на пороге и курим трубки.
- Адам, признайся, может, ты её не удовлетворяешь, как женщину? Извини за такой вопрос.
- А чё? Вопрос как вопрос. Дело в том, что я неугомонный любовник. Хава всегда говорила, что она не променяла бы меня на другого мужчину. Так что твои подозрения беспочвенны, папа.
- А может, ты сходил налево? Ты видный и статный мужчина. Ты нравишься многим женщинам. Ну, например, и воспользовался своими преимуществом перед другими мужчинами и соблазнил какую-нибудь барышню. А Хава узнала об этом. Три дня прорыдала в подушку, а потом взяла сковородник и выгнала тебя из дома. Признайся. Так всё и было?
- Не угадал, отец. Ты же сам говорил, что подобное притягивает подобное. Мне кроме Хавы никто не нужен. Я даже не смотрю в сторону других женщин.
- Сдаюсь, - сказал я. – Так за что тебя выгнала Хава?
- Дело в том, что чёрт меня дёрнул за язык сказать, что лак на её ногтях не подходит к её туфлям.
Через паузу я оправился от шока и сказал.
- Лучше бы ты переспал с кем-нибудь.
Адам понуро кивнул головой.

Сказ про спор из-за большого гриба

Сидим мы с Адамом на полянке и делим грибы. Дело в том, что мы договорились нашу добычу смешать в одну кучу, а потом поделить поровну. А грибов-то не очень много. Вот мы и сцепились за большой подосиновик.
- Этот подосиновик я возьму себе, - сказал Адам и положил гриб в свою кучку.
- Обижаешь отца, - сказал я, взяв гриб. – Этот подосиновик – король грибов, а я Создатель. Самый главный. Значит, этот гриб должен быть моим.
- А я – царь зверей, - сказал Адам. – И если этот подосиновик – король грибов, то он дожжен принадлежать царю.
Адам взял подосиновик и положил возле себя.
- Я твой отец! – вскричал я.
- А я – твой сын! – ещё громче сказал Адам.
- Отдай мой гриб! - сказал я. – Или оставлю тебя без наследства!
- Видали мы твоё наследство! – обидно сказал Адам. – Ржавый меч да пара рваных лаптей. Тоже мне.
- Да мой меч Судьбы – самое страшное оружие во Вселенной! Кто им владеет, тот владеет миром. А лапти, как ты выразился, вовсе не лапти и даже не дырявые. Это сапоги скороходы. Кто их наденет, будет бежать быстрее гепарда. И что, ты отказываешься от этих чудесных даров из-за какого-то грибочка?!
- Это не грибочек! – сказал Адам. – Это самый настоящий царь-гриб! Его одного хватит заполнить целую сковородку.
- Адам, слушай. А хочешь, я за этот гриб тебя научу одной мудрости?
- Какой такой мудрости? Мыть руки перед едой? Перед тем, как пить сому, нужно выдохнуть? В туалете нужно смывать за собой? Отец, да нет такой мудрости, которой ты бы меня не научил раньше. Ты - как выжатый лимон. Всё самое лучшее, что было в тебе, я впитал в первые годы моей жизни. Теперь и я могу тебя кое-чему научить. Так вот. Запомни. Если кто-то хочет заграбастать твою собственность – не будь нюней! Дай ему хорошенько по рукам! Вот мой сказ, отец. Как тебе моя мудрость?
- Сынок, слушай, мне сейчас в голову пришла интересная мысль…
- Хитрость затеваешь, чтобы заграбастать мой гриб? Не выйдет!
- Сынок, ответь мне на один вопрос. Где мы будем ужинать?
- Как где? У вас с мамой. Мама же нас и послал за грибами.
- То есть, ты с Хавой и мы с мамой будем вместе ужинать?
- Отец, какой ты непонятливый. Конечно, вместе.
- Это значит, что и мои, и твои грибы пойдут в одну жарёху?
- Ну да.
- Значит, и этот большой подосиновик мы съедим вместе?
Адам надолго замолчал. Потом протянул мне гриб и сказал.
- Бери к себе в корзинку. Не хочу я такую тяжесть нести.
- Вот и славно, - сказал я и обнял Адама.
- Тяжеленный, зараза. Хорошо, что ты согласился его нести, - сказал Адам.
И мы пошли домой.

Сказ про главное умение

- Ну что ж, Адам, - сказал я. – Давай подведём итоги.
- Давай.
- За последнее время я тебя многому научил. Ты теперь умеешь пахать землю, боронить, сажать, поливать. Другими словами, ты научился выращивать урожай.
- Да, помидоры у меня получается выращивать лучше всего. Они вырастают у меня бОльшими по размерам, чем на твоём огороде.
- Согласен. Далее. Я научил тебя строительным наукам. Теперь ты сам сможешь построить дом от фундамента до крыши. Ты научился даже класть печь, а это не простая наука. Я горжусь собой, что смог научить тебя класть печь и дымоход. С этой задачей нам пришлось повозиться, но, наконец, ты справился. Сын весь в отца!
- Да, отец. И я горжусь тобой.
- Продолжаем. Особая моя заслуга – это то, что я научил тебя ориентироваться в лесу без компаса. А также я передал тебе науку различения съедобного в лесу. Ты знаешь все съедобные грибы, все коренья, орехи, ягоды. Особняком стоит твоё умение добывать мёд диких пчёл. Это очень не простое умение. Нужно исхитриться добыть мёд так, чтобы тебя не покусали пчёлы. Мало того, нужно действовать так, чтобы пчёлы не покинули дупло и чтобы на следующий год собрать мёд в этом же месте.
- Спасибо тебе, отец. Я действительно это умею.
- Я научил тебя языкам зверей, птиц, рыб и прочих фавнов-кентавров. И теперь ты, куда бы не занесла тебя судьба, сможешь общаться с местными жителями. Ты даже знаешь язык Первых. С коммуникабельностью у тебя теперь не будет проблем.
- Да, языки я выучил.
- Что ещё? Я научил тебя тому, как приручать зверей. И теперь в твоём дворе живут лошади, верблюды, ослы, собаки, кошки, овцы, козы, коровы, куры, индюки, гуси и друге звери и птицы. Я научил тебя за ними ухаживать. И ты научился получать от одомашненных животных пользу.
- Да, это очень полезные умения и навыки. А ещё, отец, ты научил меня ездить на лошади.
- И кроме этого я научил тебя воинским наукам. Ты можешь теперь бороться, драться без оружия. Ты умеешь владеть мечом, как я. Ты метко стреляешь из лука. Камень, выпущенный из твоей пращи, всегда попадает в цель. Что касается воинского искусства, то мне нечему тебя больше учить.
- Согласен, Отец.
- Я научил тебя тому, как обращаться с женщинами.
- Да, отец. Благодаря этому умению, мы с Хавой живём душа в душу и никогда не скандалим.
- Может, я что-то упустил, но если подводить итоги, то я тебя научил всему тому, что сам умею. За исключением одного очень важного навыка.
- Отец, я тебя внимательно слушаю.
- Так вот, чтобы быть идеальным мужчиной, нужно то, чему ты научился и то, чему я сейчас тебя научу. Итак, приступим. Мы будем учиться разливать на троих. Ровненько. Доставай стаканы.

Сказ про самое опасное животное на земле

Собираем, значит, мы с Адамом морковку. Она выдалась большая, с огромной ботвой. Вот за эту ботву мы и дёргаем морковку. А чтобы не было скучно, мы напеваем песнь Первых. И так нам нравится наша работа, что мы даже приплясываем. И тут вышла заминка. Я дёрнул одну морковку, а она не выдёргивается. Я дёрнул сильнее – тот же результат. Тогда я поднатужился из последних сил, а морковка даже не шелохнулась.
- Адам, подсоби! – сказал я.
Адам подошёл и засучил рукава.
- У тебя проблемы, отец? – спросил Адам.
- Да треклятая морковка не хочет выдёргиваться. Я тянул изо всех сил, а она осталась в земле. Наверное, большая выросла. Значит, так. Я буду тянуть за ботву, а ты тяни меня изо всех сил. Думаю, вдвоём сдюжим.
Я взялся за ботву, Адам обхватил меня за пояс и мы потянули. Вдруг морковка поддалась и мы, упав, вытащили её. А когда посмотрели на морковку, то не поверили своим глазам. На её конце сидел крот Пахом, обхватив морковку руками.
- Не отдам! – сказал Пахом.
- Так это ты не давал нам вытащить морковь?! – спросил я.
- Я. А кто же ещё? – сказал крот.
- Я чего-то не понял, - сказал я. – Я эту морковку садил, ухаживал за ней, поливал, а ты предъявляешь на неё свои права. Нехорошо, Пахом.
- Эта морковка моя! – всполошился крот. - Она росла на моём огороде. И я вам её не отдам!
- Как же – на твоём?! – сказал я. - Вот он мой огород. Я его засадил, и мы с Адамом собираем урожай.
- Твой огород на поверхности, - сказал крот. – Но под землёй – это мой огород. И всё, что растёт под землёй – моё. Вершки – твои, а корешки – мои. И не вздумай, Василий, со мной спорить. Иначе я обращусь в суд Первых. И я уверен, что суд будет на моей стороне.
- Не надо суда, - сказал я. – Давай по любовному разойдёмся. Сколько ты хочешь взять себе морковки?
- Три! И не меньше!
Мы с Адамом заулыбались.
- Три так три, - сказал я.
- Но три – это половина, - сказал крот.
- Половина – это не три, - сказал я.
- Я плохо умею считать, - сказал крот. Я только чётко знаю, что три – это половина. И не вздумайте спорить!
Делать нечего. Отдал я кроту половину урожая. И только рюмочка-другая сомы спасла меня от депрессии.
- Запомни, Адам, - сказал я. – Крот – самое опасное животное на земле.
Адам кивнул и занюхал рукавом.

Сказ про верное средство от тёщ

Сегодня я раздал всем инструменты. Адаму дал фагот, Хаве досталась флейта, Варя взяла гобой, ну а я приложился к кларнету.
- Уважаемые мои дети и подруга дней моих! Я неспроста дал вам эти замечательные духовые инструменты.
- Но мы не умеем на них играть, - сказала Хава.
- Тише, тише. Обо всём по порядку. Так вот. Я неспроста раздал вам инструменты. Дело в том, что сегодня к нам приезжает моя тёща, мама моей незабвенной жены Вари. Все вы прекрасно знаете, что для меня значит приезд такой прекрасной женщины. Для меня – это праздник. Вы наверняка слышали десятки анекдотов про тёщ. Вы думаете, судя по анекдотам, что тёща – это фурия, которая вмешивается во всё. Которая подговаривает свою дочь держать в ежовых рукавицах её мужа. И так далее и тому подобное. Вы так думаете и вы, конечно, правы. Все тёщи такие, какими я их описал. Но, как и везде, в этой ситуации есть исключения. А именно – моя тёща и есть исключение из длинной вереницы самодур, портящих жизнь своим зятьям. Именно поэтому, чтобы показать моей тёще свою признательность, я решил необычным образом устроить ей встречу. Музыкальную. Да. Вы не умеете играть. Но эти инструменты – волшебные. Вам стоит лишь тихонько в них дуть, а уж инструменты сами сыграют прекрасную мелодию, соответствующую теме приезда тёщи. Давайте попробуем. По взмаху моей руки.
Мы задули в инструменты и по дому разлилась прекрасная мелодия Первых.
- Отлично! – сказал я. – Я слышу, как кто-то подходит к двери. Входите!
В дом вошла моя тёща Мария со слащавой улыбкой. Мы троекратно поцеловались. Затем тёща обняла по очереди Адама с Хавой и долго обнималась со своей дочерью.
Я махнул рукой, и мы заиграли мелодию Первых. Когда музыка отзвучала, тёща увела Варю в дальний угол.
- Доченька, ты похудела, - сказала тёща. – Тебя твой не кормит?
Я махнул рукой и мы заиграли марш Первых. Музыка отзвучала. Тёща поманила Варю к печке и зашептала ей на ухо.
- Доченька, я знаю, почему ты такая грустная. Я уверена, что твой тебе изменяет. А ты мне не говоришь. Поделись с мамой, и тебе станет легче. А потом я тебя научу…
Я махнул рукой, и мы заиграли вальс Первых. Тёща отвела Варю к сундуку и, когда затихла музыка, тихо проговорила:
- А ты не подпускай его к себе, если он провинится. Пусть помучается. Мужику только дай палец, он и локоть откусит…
Я махнул рукой и мы громко заиграли краковяк Первых. Сколько тёща не водила Варю по всему дому, чтобы найти уголок поспокойнее, ей это не удавалось. Музыка не прекращалась долгое время. Тут тёща подошла ко мне и, перекрикивая музыку, сказала:
- Зятёк, у меня от вашей музыки голова раскалывается. Что у тебя есть от головы?
Я махнул рукой и музыка стихла.
- Есть у меня одно средство, - сказал я и показал на накрытый стол. – Там есть одно лекарство, которое лечит все болезни.
И мы с тёщей стали соображать на троих: я, тёща и бутылочка сомы.

Сказ про разнообразные умения

Пошёл я в гости к Адаму с Хавой. Их дом стоял недалеко от нашего с Варей. Открыл калитку и увидел, как Адам рубит дрова.
- Кто так рубит! – сказал я. – Дай сюда топор!
Я взял топор. Размахнулся и засадил себе топором в лоб. Искры посыпались, и я грохнулся на землю.
Очнулся я оттого, что Адам стал прикладывать к моей голове мокрое полотенце. Я привстал и сел на землю.
- Адам, если ты не понял, как рубить дрова, я ещё раз покажу. А это было недоразумение.
- Отец, не стоит. Ты здорово рубишь. Я так не умею.
Я заметил скрытую улыбку у Адама, но ничего не сказал.
- А Хава где? – спросил я.
- Огород копает, - сказал Адам.
- Пойдём, посмотрим.
Мы пришли на огород и увидели Хаву, которая орудовала лопатой.
- Кто так копает?! – сказал я. – Хава, дай лопату!
Хава дала мне лопату, и я со всего маху вонзил её в землю, а потом со всей силы надавил на черенок. Раздался звон. Я вынул лопату и увидел, что сломал её.
- Если у вас есть ещё лопата, - сказал я. - То я покажу, как копать огород. Эта лопата была бракованная.
Адам с Евой еле сдерживали улыбки.
- Отец, а не хотите позавтракать? – спросила Хава. – У нас брага поспела.
- Я вас научу, как пить брагу, - сказал я, и мы направились в летнюю кухню.

Сказ про разговоры с ангелами

Лежим мы с Адамом в Эдемском саду и смотрим на небо. Солнышко светит. Птицы поют.
- Папа, смотри! - сказал Адам. – Вон летят большие птицы. Как они называются? Не могу рассмотреть.
Я пригляделся и сказал:
- Это не птицы, Адам. Это ангелы с архангелом Михаилом во главе. Давай накрывай поляну, а я надену нимб.
Адам принялся сервировать скатерть, лежащую прямо на земле. Я же надел нимб и залихватски сдвинул его на затылок. Потом я посмотрел на поляну. Всё было на месте: шмат сала и колечки кровянки с мясных деревьев, репчатый лук, чёрный хлебушек, селёдка из безмозглых и не чувствующих боли, форшмак и много другого. Посреди Адам поставил бутыль с сомой.
Ангелы спикировали прямо на полянку. Они сложили крылья и двинулись к нам. Ангелы были красивы и величественны. У каждого на боку висел меч.
- Приветствую тебя, Сущий! – сказал Архангел Михаил и преклонил колено. За ним и остальные ангелы стали на одно колено. Я поднял архангела и троекратно поцеловал его. Остальные ангелы принялись целовать Адама.
- Присаживайтесь, - сказал я. – Угощайтесь, чем бог послал.
Ангелы приступили к трапезе, ну и мы с Адамом от них не отставали.
Когда все немного захмелели, я спросил Михаила о цели их прилёта. Архангел приосанился и начал свой рассказ:
- Василий Иванович. Сущий. Мы только что с пра Земли. До недавнего времени там всё было хорошо. Хаос, бушующий вокруг Родины, не приносил особых хлопот. Но вчера порождения хаоса, дикие чудовища ринулись на пра Землю и захватили все стратегические высоты. Мы, ангелы, сражались, как могли, но нас прижали к Священной Горе. Это единственное место, которое еще не завоевали чудовища. Мы держим оборону вот уже вторые сутки. К чудовищам постоянно подходят подкрепления. И я принял решение обратиться к тебе за помощью.
- Михаил, это ты правильно поступил, что прибыл ко мне, - сказал я. – Давай поступим так. К вам в помощь я посылаю своего Сына Равного Богу.
- Где нам его найти?
- В нашей деревне. Его дом стоит на отшибе. Вы без труда его найдёте.
Архангел поклонился и дал команду на сборы. Ангелы встали, поправили амуницию и полетели в сторону деревни.
- Отец, - сказал Адам. – Я тоже хочу на войну.
- Послушай меня внимательно, Адам. Люди созданы не для войны. Они – не пушечное мясо. Пусть каждый занимается своим делом: ангелы – воюют, а люди – радуются жизни. Я уверен, что люди никогда не будут воевать. Кстати, это тост! Как думаешь, Адам?
- Наверное, тост.
И мы выпили.

Сказ про мужиковую тайну

Варя с Хавой сидели за столом, ели пельмени и пили сому.
- Ты, Хава, хочешь узнать, что такое мужчины? Хорошо. Я расскажу тебе. Прежде всего, ты должна знать, что они отличаются от нас физически.
- Это я знаю, - сказала, покраснев, Хава. – Меня интересует их внутренний мир.
- Внутренний мир? Легко! Мужчины – они собственники. И это касается всего: оружия, рыбацких принадлежностей, одежды. И, самое главное, они не переносят, когда на их женщину смотрят другие мужчины. А если вдруг его женщина оказывается в компании другого мужчины, он свирепеет и может ударить или убить обидчика. И его женщине мало не покажется.
- Извините, - вдруг раздался голос.
Женщины посмотрели в сторону двери и увидели индюка. Индюк мял шапку и перетаптывался с ноги на ногу.
- Извините, я случайно подслушал ваш разговор. Он мне кажется полезным. Я хоть и мужчина, но моя жена называет меня тряпкой. Вот я и хотел послушать и понять, как стать настоящим мужчиной. Вы не против моей компании? Меня не надо специально обслуживать и доставать приборы. Я со своими миской и стаканом.
- Садись, Митяй, - сказала Варя. – Накладай и наливай. А мы продолжим. Чтобы понять мужчину, нужно понимать, что он с самого рождения и до бесконечности остаётся ребёнком. У него могут вырасти борода и усы. Его тело может покрыться мышцами и шрамами от битв. Его голос может быть очень грубым, а речь может перемежаться бранными словами. Так вот. Всё это ширма, за которой скрывается хрупкое детское естество. Стоит эдакого мужлана погладить по голове или сказать ему тёплое слово, как он растает и превратиться в котёнка, с которым женщина может делать всё что захочет.
- А меня никто не гладил по голове, - сказал Митяй. – И у моей жены речь перемежается бранными словами.
- Это потому, - сказала Варя, - Что у вас в семье роли поменялись местами. Из-за того, что в тебе отсутствует маскулинность и прочая мужественность, твоя жена, помимо своей воли, взяла на себя мужские функции. Соответственно, ты, Митяй, превратился в бабу. И хоть ты носишь штаны, усы и бороду, ты - баба. Тебе нужно коренным образом поменять ситуацию. Например, ты должен стать добытчиком. Твоё слово должно быть веским. Ты должен добиться уважения своей жены. Она должна чувствовать себя с тобой, как за каменной стеной. Соберись! Взбодрись! Расправь плечи!
Дверь со стуком распахнулась и в хату вошла индюшка.
- Вот ты куда запропастился! – выкрикнула индюшка. – Где его искать?! Конечно, там, где бабы!
Индюк втянул голову в плечи и полностью съёжился.
- Я тебе покажу – баб! Ты у меня всю жизнь будешь помнить, как по бабам бегать!
- Нюра, - сказала Варя. – Не желаешь пропустить стаканчик-другой.
- А вы кобелю моему не наливали?
- Нет, нет! – воскликнули мы с Хавой.
- А что он здесь делает?
– Мы Митяя пригласили гвоздь забить. И он забил.
- Митяй?! Забил?! Вот те раз! А дома его не допросишься. Ну, наливайте, бабоньки! Предлагаю погутарить про мужиков.
- А чё? – сказала Варя. – Можно и про мужиков.

Сказ про чаепитие

Сидят Адам с Хавой и всухомятку пирожки едят. Тут мы с Варей входим.
- Вот, дети, - сказал я. – агрегат вам принесли.
- А что это за агрегат? – спросила Хава.
- А это самовар. Он делает кипяток.
Я мигом поставил самовар на стол. Из печки взял угли. Подбросил их в специальное место в самоваре и принялся сапогом раздувать. Вскоре самовар вскипел.
- А вот это нужно убрать, - сказал я и показал на пирожки. – Чай нужно пить с баранками. Варя, где баранки?
Варя сняла с шеи несколько низанок с баранками и положила на стол. А я достал из рюкзака заварочный чайник, насыпал в него чай и залил кипятком.
- А почему баранки твёрдые? – спросил Адам.
- Их нужно макать в чай, и они становятся мягкими, - сказал я
- А почему баранки круглые?
- Чтоб их можно было катить по столу, если кто-нибудь попросит,- сказал я.
- А почему баранки белые?
- Адам, у тебя много вопросов. У меня нет столько ответов. Давайте просто пить чай с баранками, - сказал я.
Тут в хату зашёл пёс и сказал.
- Говорят, что здесь пьют чай с баранками. А мне можно к вам присоединиться? Я обузой не буду. Я остроумный. Я в любой компании становлюсь главным весельчаком.
- А кто тебе сказал, что мы здесь пьём чай? – спросил я.
- Да петух сказал. Он немного запаздывает.
- Что значит – запаздывает?
Тут в хату вошёл петух с курицей.
- Братья и сестры! - начал петух. – Не дозволите ли посидеть с вами и попить замечательного дымного чаю с прекрасными круглыми, белыми и твёрдыми баранками?
- Садитесь, конечно, - сказал я. – Милости просим. Ты только скажи, откуда ты узнал, что мы здесь чаи гоняем?
- Так все об этом знают, - сказал петух.
- Но мы же никому не рассказывали, - сказал я.
- Что знают двое, то знает и свинья, - изрёк петух. - Хотя, на самом деле, всё просто. Вы с Варей шли через всю деревню с самоваром и низками баранок.
- Да, действительно – просто, - сказал я.
Дверь открылась и в хату стали заходить всё новые гости. Они садились за стол и разливали чай. Нам с Варей места за столом не хватило. Мы вышли на порог и закурили трубки.
- Вот и посидели с детьми, - сказала Варя.
Я достал из рюкзака малюсенький самоварчик, на две чашки и раздухарил его.
- Что это ещё за штуковина, похожая на детёныша самовара? – спросила Варя.
- Это самовар романтический. На две персоны.
- Ну, коли ты настроен романтически, - сказала Варя. – Начинай говорить мне комплименты и прочее.
Через три часа я иссяк. Поток красноречия прекратился. И тогда я взял Варю подмышку и поволок её домой. Там я ей устрою романтику.

Сказ про великоразумного гриба

Мы с Адамом пришли в лес с корзинками.
- Адам, я повелел тебе назвать животных именами, и ты это сделал. А здесь в лесу растут грибы, которым я сам дал названия, не дожидаюсь тебя.
- Обидно, - сказал Адам.
- Сынок, ну ты пойми. Грибы появились задолго до твоего сотворения, и мне нужно было как-то их отличать. Я не мог ждать, пока ты появишься, и дал им названия.
- Нет, отец, так дело не пойдёт. Мы сейчас же переименуем все грибы. Я же – царь зверей.
- Но не грибов, - возразил я.
- Плевать! Я сейчас всё исправлю. Мои названия будут лучше твоих.
- Не хочется спорить с тобой, Адам. Давай поступим по-твоему.
И мы пошли по лесу.
- Это что за гриб? – спросил Адам.
- Это белый гриб. Его ещё называют боровичком. А также некоторые кличут его королевским грибом.
Адам сорвал гриб, повертел его и сказал:
- Нарекаю тебя, гриб, дурачком. Будешь ты дурачком-боровичком.
- Я не позволю! – раздался вдруг голос гриба.
Адам от неожиданности выронил гриб. Гриб встал на ножки, отряхнулся и стал прохаживаться перед нами туда-сюда.
- Я не позволю называть меня ругательными именами! Как это можно меня назвать дурачком?! Я, между прочим, окончил школу с золотой медалью! И потом стал выпускником университета с красным дипломом. Дурачок-боровичок… Неслыханная наглость с твоей стоны, Адам! Ты, прежде чем названия давать, поговори со мной. Узнай меня с лучшей стороны. Узнай, чего хочет моя душа. Чему она радуется. Над чем горюет. Проживи со мной жизнь, а лишь потом соблаговоли дать приличествующее мне имя. Я ведь не чурка стоеросовая. Я личность, как и ты. Как ты смеешь, нет узнав гриба, называть его дурачком-боровичком?!
- Что делать? – зашептал Адам мне на ухо.
- Предложи ему выпить, - сказал я.
- Уважаемый, - сказал я грибу. – Не разделишь ли ты с нами скромную трапезу?
Гриб перестал прохаживаться, прокашлялся и сказал.
- Есть я не буду. Не голоден. Только закусывать.
Мы с Адамом мигом накрыли импровизированный стол на платочке и удобно расселись вокруг. Я разлил бутылку на троих.
- Кто что скажет? – спросил я.
- Я скажу, - сказал Адам. – Дорогие мои друзья. Так повелось, что я самый младший среди нас. Отец неизвестно когда родился, а ты, боровичок, тоже имеешь солидный возраст. И если бы у тебя, боровичок, была борода, то она была бы вся напрочь седая. Я же ещё юнец, не бреющий бороды, но уже достигший того возраста когда можно пить горькую. Так вот, я хочу извиниться перед нашим новым другом боровичком…
- Сеня. Меня зовут Сеня, - сказал гриб.
- Да, я извиняюсь перед Сеней за то, что принял его за безмозглое существо, хотя на поверку оказалось, что Сеня превосходит меня и образованностью и умением пить сому. Да-да! Настоящий мужчина должен обладать культурой пития. А я уверен, что Сеня – настоящий мужчина! Так выпьем же за то, что каким бы ни было маленьким существо, оно обязательно должно обладать огромными достоинствами!
Адам выпил и полез целоваться к грибу. Вон оно как обернулось.

Сказ про справедливое наказание

- Я ей говорю: «Уйди, я трактор ремонтирую!», - сказал индюк.
- Стоп, стоп, стоп, что ты сказал? – спросил я.
- Уйди, говорю.
- Нет, дальше что ты сказал?
- Я трактор ремонтирую.
- Какой трактор? – спросил я.
- Да твой, Василий, трактор.
- С этого места поподробнее.
- Ну, пришли ко мне друзья, - начал рассказывать индюк. – Мы выпили, закусили. А друзья и говорят: «Слыхали мы, что Васька трактор приобрёл?» А я говорю, мол, да, трактор ещё совсем новёхонький. Весь блестит, шестерёнки смазаны, колёса накачены. Зверь, а не трактор. А друзья говорят: «А давай его обновим». Я говорю: «Как это?». А они говорят: «Давай на нём по деревне прокатимся. Пусть девчонки на нас посмотрят. И мы на них поглядим. Девчонки любят трактористов. Ну как, ты согласен?» А что мне делать? Ну, я и согласился. Мы вышли во двор, завели трактор и выехали за ворота. Трактор ревёт. Девчонки повыскакивали на улицу и глядят на нас во все глаза. А мы на них глазеем. Ну и не заметили бетонный столб. Так со всей скорости и въехали в него. Столбу хоть бы хны, а трактор повредился. Тут народ позвал мою жену. Она прибежала и стала на меня ругаться. Тут я ей и говорю: «Уйди, я трактор ремонтирую!» Теперь ты всё знаешь, Василий. Я сломал твой трактор, а моя жена сломала мне пару рёбер. Верши свой суд, Сущий!
- Трактор можно отремонтировать, - сказал я. – Но можно ли отремонтировать наши отношения, Макар? Ты нанёс мне смертельную обиду. Взял без спроса трактор и угробил его. Что ты думаешь? Как я должен тебя наказать?
Макар вытянулся в струнку.
- Василий, я приму любое твоё решение! Столько лет мы были друзьями, а тут трактор попутал. Ты только, когда наказывать меня будешь, вспомни, что у меня жена, дети малые.
- Значит так, Макар. Я всё придумал. Сейчас мы пойдём к трактору. Я займусь ремонтом, а ты, в наказание, будешь мне сказки сказывать. Только со счастливым концом. Громко и с выражением. Вот такое будет моё решение и мой суд.
- Это мне по силам, - сказал индюк. – Только я не смогу громко рассказывать. У меня рёбра сломаны.
И мы пошли к трактору.

Сказ про отсутствие повода

Сидят Варя с Хавой в хате и вышивают.
- А Адам сегодня дома не ночевал, - сказала Хава.
- Мой тоже с вечера куда-то ушёл и домой спать не возвратился, - сказала Варя.
- И что же нам теперь делать? Мама, ты же опытная в этих делах.
- Ну, хорошо. Слушай. Как только твой заявится домой, ты сразу не начинай боевых действий. Сначала принюхайся. Вдруг от него пахнет чужими духами. Если пахнет, то без разговоров и, не слушая его оправданий, берёшь сковородник и лупишь его по всяким частям тела, но только не по голове, а то ещё убьёшь ненароком. Он будет молить о пощаде, что-то болтать, оправдываться. Главное – не слушать его. Твой суд – справедлив и доказательства налицо.
- А если от него не будет пахнуть чужими духами? – спросила Хава.
- В этом случае не стоит особо, раньше времени, радоваться. Нужно осмотреть его одежду. Нет ли там улики.
- Какой улики?
- Вражеского волоса. Обычно мужчины не думают об этом и приходят домой от чужой женщины с её волосами на одежде. И если так случится, что ты обнаружишь волос, бери метлу и начинай охаживать мужа по всем местам, пытаясь попасть в самое сокровенное место. В этом случае тоже нельзя слушать его оправдания. Он, естественно, будет врать и оправдываться. Когда устанешь его бить, приступай ко второму этапу наказания. Прекрати с ним разговаривать и всячески общаться. Каждый день муж будет испытывать чувство вины и станет робким, как голубка.
- А если я не учую запаха чужих духов и не найду волос – значит ли это, что муж не ходил налево?
- В этом случае есть последнее испытание. Загляни ему в глаза. Если у него глаза забегают или он будет отводить взгляд, то это значит, что он виновен. Тогда, не медля, бери скалку и начинай его дубасить до потери пульса. И если это будет повторяться неоднократно, то тогда тебе придётся выгнать мужа из дома. Всё теперь уразумела?
- Да, - сказала Хава.
Тут мы с Адамом вошли в хату. Хава подошла к Адаму и начала его обнюхивать.
- Озёром пахнет – сказала Хава. – Наверное, это такие специальные духи? – Хава посмотрела на Варю.
Варя замотала головой. Хава начала осматривать одежду Адама.
- Мама, я нашла чешую. Неужели, он был у рыбы?!
- Да на рыбалке мы были, - сказал Адам и показал садок полный рыбы.
- А что в этом случае нужно делать? – шёпотом спросила Хава у Вари.
- Пришли, кормильцы! – всплеснула руками Варя. – Хава, накрывай на стол, чисти рыбу!
- А, может, сковородником? – прошептала Хава.
- Нет повода, - отшепталась Варя и стала помогать Хаве по хозяйству.

Сказ про золотые слова

Сидим мы с Адамом в лодке и ловим безмозглую, не чувствующую боль, рыбу. Закрышили, прикормили. Клёв такой, что не успеваем на две удочки ловить. Тут со дна к нам к лодке всплывает какой-то мужик. Он взялся за борт и влез в лодку.
- Ты кто? – спросил Адам.
- Не кипишуй, Адам, - сказал я. – Это водяной Кузьмич. Здоров, дружище!
- Здоров, коль не шутишь, Василий, - сказал водяной. – И много рыбы наловили?
- Да, почитай, пол лодки, - сказал я.
- И нахрена вам столько рыбы? – спросил водяной.
- Как же, гости ожидаются, - сказал я.
- И много гостей?
- Да уже начали подтягиваться. Вот и ты пришёл. Причём, первый.
- То есть, вы и меня в гости пригласили? – спросил водяной.
- А как же без тебя. Ты один из Первых. Тебе завсегда почетное место. Возле твоей жены.
- А вы и мою жену пригласили?! – удивился водяной.
- Ну да. Она будет сидеть рядом с тобой в окружении твоих родственников.
- Вы и родственников моих пригласили?! Не ожидал, Васька. Тронут. Только как же мы без подарков-то?
- А подарков не надо. Вы сами будете дорогими подарками.
- Ну, может, хоть рыбки я принесу.
Тут водяной глянул на дно лодки, усеянное рыбой.
- Хотя, с рыбкой я, пожалуй, погорячился. Придумал! Я раздобуду озёрного самогона. Вы такого вряд ли пробовали.
- А вот этот подарок был бы кстати, - сказал Адам. – И долго ты его будешь раздобывать?
- Скажи «хоп!», Адам.
- Хоп! – сказал Адам.
Тут водяной вытащил из-за пазухи огромную бутыль.
- Поплыли на берег праздновать. Вон я вижу у костра Варю и Хаву, - сказал водяной.
- Тише, Кузьмич, - сказал я. – Пока будем плыть, самогонка расплескается. Вишь, какая качка.
- А что делать? - спросил водяной.
- Говорят, если выпить немного, то остальное не расплескается.
- Золотые слова, - сказал водяной и достал из-за пазухи 3 стакана.

Сказ про полезные навыки

Было время, когда мы с Варей хвалили Адама. Причём, не только за хорошие поступки, но и за проступки.
- Молодец, Адам! Какую хорошую чашку разбил! Она была такая круглая, такая красивая, такая нужная! Не расстраивайся, Адам, что разбил чашку. Зато вместо этой чашки я сделаю другую чашку. Ещё лучше прежней. И если тебе ещё захочется что-нибудь разбить или сломать, - смело делай это, потому что я восстановлю красоту в прежнем объёме или ещё краше разбитого или сломанного, - говорил я.
Такая тактика дала своеобразные плоды. Адам, вместо того, чтобы безболезненно относиться к потере разбитых и сломанных вещей и, в конечном итоге, приобщиться к романтике пофигизма, чего мы так боялись, стал искусным гончаром, плотником, столяром и кузнецом. Мы с Варей обрадовались такому повороту событий, и, чтобы Адам всё время был занят делом, стали сами ломать, разбивать и портить вещи. Адам же беспрекословно становился к станку или горну и работал над новой вещью, которая у него получалась лучше прежней. Мы гордились Адамом, и Хава была счастлива, пока однажды Адам не пришёл ко мне за советом.
- Отец, - сказал Адам. – Я достиг в ремёслах такого уровня мастерства, которое доступно лишь Первым. Я искусно обрабатываю глину, камень и дерево. Алхимическая наука – мать всех наук – даётся мне легко, и я уверен, что у меня получится преобразовывать элементы. Отец, я пришёл к тебе только за одним. Благослови меня сотворить Бога. Я знаю, что меня сотворил ты. Я знаю, что ты сотворил всю Вселенную. Я знаю, что ты сотворил всё живое. Но ты ни разу не сотворил Бога. Я не то чтобы хочу превзойти тебя, просто я хочу сделать это ради науки.
Тогда я обнял Адама и сказал:
- Сынок, сотворить можно лишь то, что подвластно законам эволюции. Абсолют невозможно создать.
- Так что же мне делать? Отступиться?
- Ни в коем случае. Отступаться нельзя. Я лишь хотел тебе сказать, что бога можно вырастить, создав человека. Дело в том, что цель жизни человека – это движение на пути к обожествлению. Для того, чтобы создать человека, тебе не понадобятся гончарный круг, рубанок или резец. Тебе нужно всего лишь прийти к Хаве…
- Не продолжай, отец. Я знаю.
- А если знаешь, почему время тратишь с престарелым родителем?
Адам медленно встал и пошёл в сторону своего дома, ускоряясь с каждым шагом. А я закурил трубку.

Сказ про инициацию Адама

Сидим мы с Хавой на приступочке и курим трубки.
- Отец, а куда ушёл Адам?
- У него сегодня инициация. Вот онушёл в специальное место, где он станет мужчиной и воином, если, конечно, справится со всеми препятствиями, которые сотворены мною специально для этой цели. Тебе нечего волноваться. Справится Адам или нет – на тебе это не отразится. Он придёт к тебе и снова будет твоим любящим мужем. Но лично для Адама прохождение препятствий может иметь огромное значение. Если он провалит инициацию, мне придётся долгие годы готовить его снова к прохождению препятствий.
- Это, наверное, опасно - проходить препятствия. Он, наверное, может лишиться жизни в схватке с медведем-гризли. Я просто не могу придумать чего-нибудь пострашней. Но ты, папа, наверняка придумал самые опасные приключения. Как Адам одолеет дракона, если ты ему не дал оружия? Как он добудет мёд диких пчёл и останется не покусанным. Сумеет ли он выбраться из паутины, сплетённой огромным пауком? Сможет ли он па полном скаку лошади перебраться на спину другой лошади, бегущей рядом? Найдётся ли у него мужество сразиться с демоном врукопашную? Что ты ещё там придумал? Прыгнуть со скалы в море? Оседлать орла и полетать на многокилометровой высоте? Переплыть реку, кишащую крокодилами и пираньями? Пройти сквозь стадо бегущих бизонов? Пнуть тираннозавра? Отец, у меня заканчивается фантазия. И я уверена, что ты придумал препятствия посложнее, чем я себе надумала.
- Да, Хава. С фантазией у тебя всё в порядке. В следующий раз я тебя обязательно приглашу на мозговой штурм.
Тут во двор вошли Адам с Варей. Хава бросилась к Адаму и повисла у него на шее.
- Живой! Невредимый! Так ты стал настоящим мужчиной и непобедимым воином? Скажи!
- Итак, - сказала Варя. – Сегодня у Адама была инициация. Я внимательно за ним следила и теперь могу подвести итоги. Уборка дома – зачёт. Мытьё посуды – зачёт, колка дров – зачёт, работа на земле – зачёт, вязание двумя и четырьмя спицами – зачёт, плотницкое искусство – зачёт, кузнечное мастерство – зачёт. А также ещё зачёты по остальным испытанием. Мой вердикт: Адам стал мужчиной и воином.
- А как же драконы, крокодилы, орлы? – спросила Хава.
- У них инициация на следующей неделе. Вась, табачку не найдётся? – сказала Варя.

Сказ про подвиги

- Отец, - сказал Адам. – Расскажи о своих подвигах. Все о них рассказывают. Но они рассказывают по-разному. Наверное, что-то выдумывают, что-то надумывают. А я хочу знать правду из первоисточника.
- Хорошо ты меня назвал: Первоисточник, - сказал я. – Мне это имя нравится.
- Правда?
- Правда-правда. Меня по-всякому называют: Сущий, Тетраграмматон, Первый и прочее. Но Первоисточник – самое точное определение Абсолюта. Действительно, я – источник всего живого и неживого. А также я – Первый. Это не похвальба. Это констатация. Первоисточник – здорово! У тебя, Адам, хорошо работает голова. Ещё немного, и ты сравняешься со мной по всем параметрам. И я короную тебя на Святой Горе… Так ты хочешь, чтобы я рассказал тебе о своих подвигах?
- Хочу.
- Ну, хорошо. Однажды мы с Варей решили наведаться в зону Хаоса, где живут самые невообразимые чудовища. Мы тогда жили на пра Земле и считались неплохими воинами. С нами пошли в поход 12 легионов ангелов. Враг не заставил себя долго ждать, и вот, навстречу нам выдвинулись десятки тысяч псеголовцев, вооружённых чёрными клинками, скованными из антиматерии. Это оружие порождённых Хаосом было самым действенным против наших мечей. Единственное оружие, которое могло устоять чёрным мечам – это был мой меч Судьбы и Варин меч Начало Начал. Битва могла превратиться в бойню из-за разницы в вооружении. И тогда я вызвал поединщика на битву со мной. А по законам того времени бойцы проигравшего поединщика сдаются на милость победителя. И вот стоим мы друг напротив друга: я с Варей и 12 легионов ангелов, и напротив – тьма псеголовцев. Я выезжаю на середину. А мне навстречу выезжает псеголовец Махаон с чёрным обнажённым мечом. Я вытаскиваю свой меч Судьбы и на своём шестиногом коне Буцефалосе скачу навстречу вражескому поединщику…
- От балабол, - сказала Варя.
Она неслышно подошла и слышала мою историю.
- Адам, твой отец балабол! – повторила Варя. – На самом деле было немножко по-другому. Когда вражеский поединщик обнажил свой меч, твой отец тоже хотел вынуть свой меч, но вместо него обнаружил в ножнах бутылку сомы. До сих пор непонятно, куда тогда подевался меч, и как в ножнах оказалась бутылка. И вот, когда Махаон приблизился к твоему отцу и замахнулся для удара, Василий предложил выпить мировую. Это Махаону понравилось, и два поединщика упились вусмерть. А вместе с ними напились и обе армии. Вот такой подвиг твоего отца, Адам. Так что тебе полезней слушать байки от других. У них отец выглядит настоящим суперменом. А теперь, мальчики, хватит чесать языками и пойдёмте помогать нам с Хавой наматывать клубки.
Мы с Адамом вздохнули и побрели в хату, чтобы геройски помогать нашим жёнам.

Сказ про забывчивость

Сидим мы с Варей на приступочке. Варя клубок сматывает, а я нитки держу. Работа моя ответственная. Вдруг что не так – нитки вмиг запутаются. И тут к нам подходит курица Клара. Бесцеремонно садится рядом и закуривает трубку.
- Видела я вашу кралю.
- Какую кралю? – спросила Варя.
- Хаву – кого ж ещё?! Вся вырядилась, как фифа: в шёлковом платье выше колен. Ноги заголённые так и блестят. На голове шляпка соломенная, на руках перчатки по локоть. На ногах сапожки сафьяновые. В ушах серьги золотые. Вокруг шеи ожерелье жемчужное. На запястье монисто. Идёт такая вся разряженная с каким-то мужиком ряженным.
- С каким мужиком? – спросила Варя.
- А мне почём знать? – сказала Клара. – Мужик высокий, стройный. Одет в кримпленовый костюм. На голове котелок. На ногах туфли лакированные. Под ними – носки белые. Вокруг шеи шарф красный. На пузе золотая цепочка от часов в палец. Курит толстую сигару. Маститый мужик, одним словом. И где его наша фифа подцепила?
- А Адама ты не видела?
- Да как я их увидела, разодетых наших, так сразу и побежала Адаму докладывать. Не нашла. Уж я его искала, искала – не нашла. Может, он у вас? Ох уж эта Хава. Чуть Адам за порог, как она нового мужика себе нашла.
- Я даже не знаю, что думать, - сказала Варя. – Адама у нас нет. Куда он подевался?
И тут к нам во двор входит парочка разодетых. Точно таких, как их описала курица.
- Как тебе не стыдно, Хава! С чужим мужиком при живом муже!- начала, было, Варя. Потом пригляделась к мужику и сказала:
- Это ты, Адам?
- Я, а кто ещё? – ответил разодетый мужик.
- А чего вырядился-то? Да и Хава не по сезону одета.
- Мама, ты что, забыла? Ведь сегодня бал. Вы с папой решили всех пригласить вместе с жёнами на бал у Первых. Клара, - обратился Адам курице. – А чего ты не одета по-праздничному? Петух уже вырядился, а Клара тут прохлаждается.
- Господи! – вскричала курица. – Совсем забыла про бал! Ну, я побежала!
Курица встала и вприпрыжку побежала домой.
- Мама, - с улыбкой кивнул Адам на нитки, - а ты успеешь связать отцу костюм к балу?
Варя всплеснула руками.
- Васька, а ну бегом наряжаться! Щас гости придут!
И мы рысцой пошли в хату.

Сказ про сплошную эзотерику

Сегодня мы празднуем день сотворения Адама. Ему исполнилось два года. У нас за столом собрались гости. На столе всевозможная еда и выпивка, на любой вкус: и брага, и самогонка, и вино, и сома. Гости уже немного поднабрались. За столом царит веселье. Тут индюк постучал вилкой по стакану, призывая всех к тишине. Все затихли, а индюк встал и задвинул речь:
- Уважаемые друзья, товарищи и братья! Сегодня мы присутствуем на необычном мероприятии. Дело в том, что Адаму исполнилось два года. Это весьма символично. Дело в том, что цифра 2 вмещает столько эзотерики, сколько не вмещают остальные цифры и числа. Приступим к расшифровке: инь и ян, мужское и женское. Мужская и женская энергетика. Небо и земля – два антипода, которые не могут существовать друг без друга. Согласны? Поехали дальше. Над и под. Надеюсь, этого объяснять не надо.
- Не надо! – крикнул пьяненький заяц. – В начале пьянки – над столом, в конце – под столом.
Все засмеялись. Индюк постучал вилкой по стакану, призывая к тишине.
- Продолжаем. Что такое два? Душа и тело. Вечная неразлучная парочка. Душа не может существовать без тела, а тело – без души. Спорить будем? Желающих нет. А я, с вашего позволения, продолжу. Дух и материя. Так как атеистов среди нас нет, то имеет место привести этот пример: дух и материя. Два антагониста, которые дополняют друг друга. И, наконец, главный пример: Бог и Его Ашера. Здесь всё понятно и не требует доказательств, так как Васька и Варвара Пантелеймоновна сегодня сидят с нами за одним столом. Вот и вся эзотерика. Не прибавить и не отнять, - сказал довольный индюк и сел на место.
- Это почему же «не прибавить и не отнять»? – взвился заяц. – А две руки? А две ноги? А два глаза? И самое главное, Макар, - обратился заяц к индюку. – Где мои два рубля, которые ты одалживал у меня на прошлой неделе?!
- Два рубля – это не эзотерично! – воскликнул индюк.
- Зато два будущих бланжа у тебя под глазами – сплошная эзотерика. Третий глаз и Четвёртый глаз!
И заяц полез драться с индюком. Еле их разняли. Вот такая у нас случилась эзотерика. Полная эзотерика.

Сказ про уважительное отношение

Сидим мы с Адамом за столом и потребляем сому. Вы не подумайте, что мы алкаши. Мы сидим культурно. Закусываем. Ведём интеллектуальную беседу.
- Адам, вот ты мне скажи. Ты меня уважаешь? – спросил я.
- А как же. Не без этого, - сказал Адам
- А за что?
- За то, что ты мой отец, - сказал Адам.
- И всё? Неужели я не достоин уважения хотя бы за то, что я Создатель? – спросил я.
- За это? За это любой дурак достоин был бы уважения. А я тебя уважаю за то, что ты мой батя, - сказал Адам.
- Обижаешь, Адам. Я первый из Первых, который получил божественный атрибут. Я женился на самой прекрасной девушке во Вселенной, когда этой Вселенной ещё и в помине не было. Мы же с Варей и создали эту Вселенную вместе с планетами, звёздами, галактиками, метагалактиками, чёрными дырами и прочим. Скажи, за это можно меня уважать? – спросил я.
- Батя, ну как ты не понимаешь. Любой дурак с божественным атрибутом способен создать вселенную. Любого красавчика полюбит красавица. Как за это уважать? Я же тебя уважаю за то, что ты мой тату. И точка, - сказал Адам.
- Адам, не то говоришь. Я создал эту землю вместе с морями, океанами, горами, атмосферой. Я создал живой мир: рыб, гадов, животных, птиц и прочих. И, наконец, я создал людей – вершину эволюции. Стоит ли это всё твоего уважения ко мне? – спросил я.
- Батя, ну сколько раз можно повторять. Любой бог с минимальным набором сверхспособностей сможет сотворить всё то, чем ты так гордишься. Дай мне свой меч Судьбы, своего шестиногого коня Буцефалорса, надели меня божественным атрибутом, и я завоюю всю Вселенную и перекрою её на свой вкус. Отец, ты мне дорог лишь по одной причине: ты мой батя. И этого одного хватит за глаза. Конечно, мне интересны твои истории о твоих приключениях. Мысленно я ставлю себя на твоё место. Это всё прекрасно. И удивительно. Местами забавно, местами жутко, местами любопытно. Но это – твой путь, который ты прошёл. Можно ли уважать человека за то, что он прошёл свой путь? Не уверен. Каждому дан свой путь, который он проходит. Это всё одно, как уважать кого-то за то, что у него две руки и две ноги. Твой путь ничем не отличается от моего пути. Единственное его отличие – это то, что твой путь длиннее моего. Но мы же не будем меряться? Так что, батя, я тебя уважаю за то, что ты меня создал. И точка, - сказал Адам.
- Опять «ты меня уважаешь?» - сказала вошедшая Варя. – А ну, уважаемые люди, закупоривайте бутылку и идите на речку полоскать бельё.
- Но это же женская работа! – взвился я.
- Ты меня уважаешь? – спросила Варя.
И, не дожидаюсь ответа, пошла к печке.
А мы с Адамом взяли корзины с бельём и побрели на речку. И никто не догадается, что под грязными простынями лежат удочки.

Сказ про чудесное хорошее настроение

Сидим мы с Адамом в хате за накрытым столом и поём грустную песню Первых. Она такая грустная и безотрадная, что у нас слёзы катятся по щекам. После каждого куплета мы выпиваем по рюмочке сомы.
- Отец, - спросил Адам. – А песня длинная?
- Да, почитай, 33 рюмки.
- Так я споюсь, - сказал Адам. – Что скажет Хава?
- А ты её разбуди и пригласи за наш стол, - сказал я.
- Замётано! – сказал Адам.
Адам встал из-за стола и пошёл к печке, где спала Хава. Не успел я спеть и пару куплетов, как Адам вернулся с Хавой. Я же успел спрятать бутыль. И вот сидим мы за столом втроём и поём песнь Первых. После каждого куплета мы съедаем по солёному огурцу.
- А вы пьяненькие, - сказала Хава. – А выпивки я не вижу. Ничего не понимаю. Неужели эти солёные огурцы так на вас действуют?
Мы с Адамом закивали, не прекращая пения.
- Так не пойдёт, - сказала Хава.
Она взяла миску с огурцами и полезла с ними в погреб. Пока Хава отсутствовала, мы с Адамом приложились к бутылю и потом спрятали его под стол. Из погреба вылезла Хава, и мы продолжили хоровое пение. Только теперь после каждого куплета мы съедали по котлете.
- Слушайте, мужики, - сказала Хава. – Вы теперь пьянее, чем были. Неужто котлеты на вас так действуют?
- Действуют. Ещё как действуют, - сказал Адам. – Сами не ожидали. Всегда готовь такие котлеты.
Хава убрала и котлеты в погреб. Мы опять с Адамом выпили. Потом Хава убрала со стола по очереди квашенную капусту, сало, кровянку и прочую еду. Нас с Адамом серьёзно развезло. Мы еле допели песню до конца.
- Я не понимаю, что со мной, - сказала Хава. – Как я могла приготовить пьяную еду?
- А это всё от мыслей, - сказал я. – Если ты при приготовлении еды будешь в хорошем настроении, то еда будет пьяная.
- Неужели это атак?! – воскликнула Хава.
- Именно! – сказал я. – И мы с Адамом всегда будем стараться, чтобы у тебя было хорошее настроение.
- Чудеса, - сказала Хава и побежала к своей подружке, курице Кларе, рассказывать о чуде.

Сказ про прерванное одиночество

Сижу я за столом в одиночестве. У меня есть всё: и выпивка, и закуска. Только товарища нет. Собутыльника. Удивительно. Уже полпятого утра, а никто не приходит ко мне в гости. Вот уже и петух пропел. Разбудил всех. И никто не отворяет мою дверь. Никто не говорит «Мир вашему дому». Никто скромно не мнёт шапку в руках, ожидая приглашения к столу. Ну что мне делать? В одиночку я пить не буду, пусть даже меня заставлять будут. Но никто не заставляет. Никого нет. Никто не говорит выспоренные тосты и здравицы в честь меня – великого и могучего Первого. Как смогло случиться такое, что у Создателя накрыт стол, стынет выпивка, а потенциальные гости нежатся в постели и в ус не дуют?! Я же могу обидеться. Я могу собрать свои вещи в узелок, распроститься с нашей деревней и уйти в далёкий лес, где стану отшельником… Хотя, мне эта идея не нравится. Там, в глуши, гости вряд ли когда-нибудь найдут меня. И опять я останусь без собутыльников. И тут раздался тонкий голос.
- Привет, Васька! О чём думу думаешь?
Я огляделся и никого не увидел.
- Да ты зря головой колыхаешь. Лучше бы вниз посмотрел, - сказал тонкий голос.
Я глянул вниз и увидел мыша Пашку. Мыш робко мял шапку и переминался с ноги на ногу.
- Так я сяду за стол? – робко спросил Пашка.
Я сильно обрадовался. Схватил мыша и посадил его рядом с собой. Мыш достал из-за голенища ложку, облизал её и положил рядом с собой.
- Так о чём ты, Васька, думу думаешь? – спросил мыш.
- Да вот думаю, что ещё улучшить в мире. Не уверен, что я создал его идеальным. Вот, например, ты, Пашка. Доволен своей жизнью?
- А как же. Мне жаловаться – грех, - сказал Пашка.
- Не верю! – сказал я. – Ведь ты маленький, голос у тебя тонкий. И ты этим доволен?
- Не зачем гневить Бога. Меня всё устраивает. У меня красавица жена. Послушные дети. У меня дом – полная чаша. На прошлый Новый Год ты подарил мне трактор. А ты говоришь, мол, я маленький. Мал да удал. Всё у тебя хорошо в твоём мире. Но, думаю, что это не в мире нужно что-то менять. Тебе нужно самому поменяться. Что-то тебя гложет. Чем-то ты постоянно не доволен. А я так скажу: ты нормальный мужик. И выбрось из головы дурные мысли. Мы все тебя любим и уважаем.
- За что?
- За то, что ты всегда наливаешь.
Мыш налил себе стакан и степенно выпил. В это время Варя встала с печи и увидела Пашку.
- Мыш!!! – вскричала Варя и сиганула на печку.
Мыш обернулся на крик и увидел Варю.
- Варя!!! – вскричал мыш и сиганул на стол.
Вот такая приключилась история с собутыльником.

Сказ про неудавшуюся рыбалку

Собрался я как-то на рыбалку и пошёл к компостной яме накопать червей. Погода была идеальной для рыбалки. Нормальное давление, ни ветерка. Подошёл к компостной яме. Взял лопату. Глянул – а лопата и не нужна. На поверхности обнаружились черви во всей красе: одеты по-праздничному в кафтаны, в сафьяновые сапожки, в островерхие шапки и красные перчатки. Они стояли стройными рядами, а впереди всех стоял крупный червяк с хлебом-солью.
- К нам пришёл, к нам пришёл Василий Иванович дорогой! – спели черви.
Крупный червяк поклонился и протянул мне хлеб с солонкой. По древнему обычаю я отломил кусочек хлеба, макнул его в солонку и принялся жевать.
- По какому случаю вече? – спросил я.
- Твой приход, Василий Иванович, для нас завсегда праздник! - сказал крупный червяк и прослезился.
Я тоже расчувствовался и обнял червяка.
- Давненько мы с тобой не виделись, Кузьма! - сказал я. – Как жена? Как дети?
- Спасибо, Васька, - сказал Кузьма. – Все поживают, дай Бог каждому! Я и моя жена приглашаем тебя отведать кушаний разнообразных. Не откажи в милости. Посети мой дом.
Делать нечего. Пошли мы всей гурьбой к дому Кузьмы. Слава Богу, дом оказался просторным и вместил меня и всех червяков. Мы стали есть и пить. Дети Кузьмы красиво пели песни Первых. Все слушали. Плакали и смеялись. А как иначе реагировать на могучие песни Первых? Мне всё время подкладывали, подливали. Все лезли ко мне целоваться, обниматься. Чудесные утро! Чудесные черви! Чудесные песни! И так мне стало хорошо. Так я всех полюбил. Так мне захотелось сделать для червей приятное, что я не выдержал нахлынувших чувств и, перекрикивая гостей, сказал:
- Друзья! Други мои! Товарищи! Айда со мной на рыбалку!
В хате сделалось тихо-тихо.
Я обвёл всех взглядом. Понял, что натворил и тихонько выскользнул из-за стола.

@@@

Я лежал на печи и думал, что больше на рыбалку не пойду. Мне стало грустно. Но потом мне пришла в голову спасительная мысль, что я могу ловить на хлеб. Хотя дрожжи-то тоже живые. Такие дела.

Сказ про шахматы

Сидим мы с Адамом за столом, и я учу его играть в шахматы.
- Конь ходит вот так, - сказал я и показал.
- Конь так ходить не может, - сказал Адам. Конь не может прыгать в сторону.
- Но именно так он и ходит, - сказал я.
- Отец, конь не может прыгать в стороны!
- Хорошо, - сказал я. – Давай проверим на практике.
Мы с Адамом вышли во двор и зашли на конюшню. В ней стоял мой шестиногий конь Буцефалос. Я вывел его во двор и сказал Адаму.
- Садись.
Адам впрыгнул на коня.
- Езжай по кругу, - сказал я.
Адам дёрнул повод, и они с Буцефалосом поехали по кругу.
- Вот видишь, отец, конь ходит по кругу. Также и в шахматах нужно, чтобы конь ходил по кругу.
- Змея! – крикнул я.
Буцефалос резко встал на дыбы и прыгнул в сторону.
- Кобра! – опять крикнул я, и конь прыгнул в другую сторону.

@@@

Мы с Адамом сидим за столом, и я учу играть его в шахматы.
- Конь ходит вот так, - сказал я и показал. – Уразумел?
- Уразумел, отец.
- Так. Кто там у нас дальше? Король ходит только на одну клетку: вперёд, назад и в бок.
- Это я понимаю, отец. У короля всё должно быть близко, на расстоянии вытянутой руки. Он практически ни к кому не ходит. Обычно, его все остальные посещают. Он может управлять государством, не выходя из палаты. Вот как у нас с Хавой. Я ведь царь зверей, практически руководитель. Я сижу дома, а Хава ходит на речку стирать бельё, или ходит в лес за грибами, или носит воду из колодца.
- Адам! – вдруг раздался голос Хавы со двора. – Как освободишься, сходишь на край света за красными цветами!
- Хорошо! – закричал Адам. – Отец, ну я побёг, а то – сам понимаешь… Скажи, точно король никуда дальше одной клетки не ходит?
- Иди уже, - сказал я. – Когда вернёшься, тогда и разберёмся.

Сказ про врагов и друзей

- Адам, - сказал я. – Сегодня мы идём в лес на поиски врагов. Собирайся.
Мы с Адамом надели кольчуги, опоясались мечами, закинули за плечи луки с колчанами, оседлали наших коней и поехали в лес. Лес утром был величественен и красив. Но нам некогда было любоваться красками рассвета – мы искали врагов. Вдруг видим – барсук идёт и катит перед собой тележку с капустой.
- Стой! – сказал Адам.
Барсук остановился и с любопытством посмотрел на нас.
- Василий Иванович, - сказал барсук. – Неужто, вы на карнавал собрались?
- Как ты смеешь так говорить с Первым?! – вскричал Адам. – Немедленно отвечай: ты враг нам или нет?!
- Да какой же я враг, Адам? Я всем друг. В том числе, и вам.
- А чем докажешь?
- А вот бутылочка нас и рассудит, - сказал барсук и вынул из тележки бутылку.

@@@

День клонился к закату, а мы продолжали общаться с барсуком.
- Не повезло вам, Адам, - сказал барсук. – Здесь на тыщу вёрст не сыщите врагов. Все враги остались на пра Земле, в зоне Хаоса. А сюда им ходу нет. Василий Иванович установил такое количество защитных экранов, что ни одна тварь сюда не доберётся. Так что можно сказать, что наш мир стерилен. Даже микробы – и те остались за барьером. Живи и радуйся. Но, если вам так нужны враги, я готов ради нашей дружбы стать вашим врагом и биться с вами не на жизнь, а на смерть. Я знаю, что многие ваши друзья, чтобы угодить вам, сделаются вашими врагами.
- Нет, - сказал Адам. – Этот способ нам не подходит. Нам нужны настоящие, свирепые враги, которых не жалко убить. Но если тут нет врагов, отец, тогда давай найдём друзей. Так у нас шансов будет больше.
- Согласен, - сказал я. – Поехали искать друзей.
- Погодите, - сказал барсук. – Зачем искать друзей, когда я уже здесь?
- И то верно, - сказал я. – Адам, собираемся домой и берём барсука с собой. Всех остальных друзей, что встретим – тоже приглашай домой.
Мы вскочили на коней и поехали шагом, распевая песни Первых.

Сказ про привилегии

Мы с Варей стряпаем. Должны прийти Адам с Хавой. Я почистил картошку, порезал её и бросил в сковородку.
- Можно я буду помешивать? – раздался голос.
Я посмотрел и увидел небольшого крокодила.
- Хорошо, - сказал я. – Помешивай, только фартук надень.
Крокодил повязал фартук и пристроился к печке.
- Варя, это ты позвала к нам крокодила? – спросил я.
- Вась, ты уже не помнишь. Ведь у крокодилов с давних пор привилегия: без стука входить в наш дом и чувствовать у нас, как у себя дома.
- Ах, да. Совсем забыл. Их племя удостоилось такой чести, потому что их пращур хорошо меня когда-то похмелил.
- Вот-вот. Из-за твоего пьянства я в своём доме не чувствую себя защищённой. Иди жарь котлеты.
Я перемолол мясо с мясных кустов на мясорубке. Перемолол туда же пару луковиц, одну картофелину и небольшую морковку. Добавил соли, специй и побросал фарш об стол, как меня учила Варя. Приготовил плошку с мукой и приступил, было, к процессу жарки. Но тут раздался голос:
- Василий Иванович, а можно я пожарю котлеты?
- Это ты сказал? – спросил я у крокодила.
Он отрицательно помотал головой.
- Это я сказал, - раздался голос, и я увидел молодого жирафа.
- Фартук надень, - сказал я.
Жираф облачился в фартук и принялся жарить котлеты.
- Варь, ничего не понимаю. Я жирафа не приглашал. А он тут очутился без стука, без любезностей, без почтительности.
- Вась, что у тебя с памятью? Жираф был первым из животных, который пришёл поклониться тебе как Создателю. Мало того, он пришёл с огромным кубком и выпил за твоё здоровье. «Каков молодец!», - сказал ты и дал ему и его роду привилегию приходить к нам в дом без приглашения.
- Варь, а скажи. Эту чёртову привилегию заходить к нам в дом без стука я больше никому не давал?
- Эту – не давал. Зато другую давал.
- Какую?
- Васька, я уже всё съел. Всё, что было в сковородках. Но не наелся, - сказал бегемот.
- А с какого перепугу ты съел всю закуску? – удивился я.
- Мой предок, когда у тебя на рыбалке не клевало, научил тебя плевать на крючок. За это мы, его потомки, награждены привилегией есть у тебя без спросу. Ну, я вижу, еды на печке и в печке больше нет. В таком случае, я полез в погреб за консервацией.
Варя долго посмотрела на меня и медленно взялась за сковородник. Только меня и видели.

Сказ про бездушную табуретку

Мы с Адамом находимся в мастерской.
- Адам, прежде, чем делать табуретку, нужно представлять себе, что это такое. Ты готов?
- Готов, отец. Табуретка состоит из четырёх ножек.
- Это всё?
- Ну, да. Четыре ножки.
- Но ведь и коня четыре ноги. И у осла. И у кролика. Да что там говорить. Практически у всех животных четыре ноги.
- А у табуретки не просто четыре ноги, - сказал Адам. – Эти ноги – они деревянные.
- Хорошо. Представь такую ситуацию. Возьмём, например, зайца. Если он покалечится случайным образом и потеряет, допустим, одну ногу, что заяц сделает? Придёт ко мне за помощью. А я сделаю ему деревянную ногу и приторочу взамен утерянной. И что, после этого заяц станет табуреткой? Как ты думаешь?
- Но у табуретки все четыре ноги – деревянные, а у зайца только одна. Значит, заяц – не табуретка.
- Допустим, ты прав. А теперь представь ситуацию, когда я нахожу искалеченного зайца без всех ног. Я приношу его домой, вытачиваю ему четыре ноги и пришпандориваю к зайцу. Теперь у него четыре ноги деревянные. Получается, что заяц – табуретка? – спросил я.
Адам почесал в затылке.
- Получается, - сказал Адам.
- А теперь хорошенько подумай и скажи, что такое табуретка. И чем она отличается от зайца, у которого четыре ноги – деревянные.
- Во-первых, - сказал Адам. – У табуретки четыре деревянные ноги. Во-вторых, у неё деревянное седалище. В-третьих, табуретка не живая. Другими словами, у табуретки отсутствует мозг и нервная система. И, самое главное, у табуретки отсутствует душа. Следовательно, табуретка – это полностью деревянный предмет, который не думает, не ощущает боли и не ставит перед собой цели. Табуретка – это бездушный предмет, с которым не обязательно цацкаться.
- А перспектива у табуретки есть? – спросил я.
- Перспектива есть у каждого живого существа, - сказал Адам. – Если ты, отец, вдохнёшь в табуретку душу, но у неё появится перспектива, так как она ничем не будет отличаться от остальных живых тварей.
- А нужно ли давать жизнь табуретке? – спросил я.
- Мне кажется, что не стоит. Ибо, если ты вдохнёшь жизнь в табуретку, она почувствует свою перспективу и захочет стать столом. И после этого прекратит свою функцию быть табуреткой, на которой сидят. Таким образом, мы лишимся так нужной нам табуретки, и у нас появится дополнительный стол, который нам будет некуда девать. Вот такие мои мысли, отец, - сказал Адам.
- Молодец! – сказал я. - Зачёт сдал.
И мы с Адамом принялись мастерить бездушную табуретку.

Сказ про волшебный напильник

Пришли мы с Варей в гости к Адаму с Хавой. А они нас уже ждут. Нарядные такие. Хава вырядилась в длинное платье с рюшами. На голове кокошник. На руках монисто. На ногах сафьяновые красные сапожки. Адам надел косоворотку и кафтан. На ногах островерхие туфли. А мы с Варей пришли в обычной одежде. Увидели по-праздничному одетых детей, и Варя в меня в бок толкает. Ну, я её понял, достал из-за пазухи нимб и надел его на голову и сдвинул по-молодецки на затылок. Варя меня опять – в бок. Ну, я поправил нимб, чтоб не выглядеть ухарем.
- Папа, мама, - сказала Хава. – К вашему приходу мы испекли колобок. Садитесь за стол. Сейчас будем есть и пить.
- И петь песни, - сказал Адам.
- Ты бы лучше колобок из печи достал, - сказала Хава Адаму.
Адам взял специальную лопату, открыл заслонку и достал колобок. Колобок был весь чёрный. Адам попробовал его вилкой и с досадой сказал:
- Он твёрдый. Хава, что делать?
Хава замешкалась с ответом, и я взял инициативу на себя.
- Адам, у тебя есть напильник? – спросил я.
- Щас принесу, сказал Адам и пошёл к ящику с инструментами. Принёс мне напильник и с надеждой на меня посмотрел.
- Не волнуйтесь, - сказал я. – Сейчас я этот колобок починю, и у нас будет закуска.
Я взял колобок и принялся напильником стёсывать твёрдые и подгорелые бока. Хава тут же за мной подметала.
- А стружки, Хава, не выбрасывай. Отнеси их в компостную яму. Хорошее удобрение получится.
Некоторое время я работал над колобком, и вскоре он получился мягкий и белый.
- Хава, бери возрождённый колобок, ставь его на стол и разрежь его.
Обрадованная Хава всё сделала, как я сказал. Тут Адам вылезает из погреба и с ошарашенным видом показывает бутыль с сомой.
- Отец, сома замёрзла. Не знаю, как это произошло, но в бутыле сплошной лёд!
- Переживать не стоит, - сказал я. - Щас разберёмся.
Я взял бутыль и стал легонько постукивать по нему. От него отскакивали кусочки стекла. Я бил до тех пор, пока всё стекло не отделилось от замёрзшей сомы. И вот в моих руках оказался большой ледяной кусок сомы.
- Мы его что – лизать будем? – спросил Адам.
- Зачем же? У меня есть волшебный напильник. Подставляйте кружки, - сказал я.
И вот я принялся напильником стёсывать сому прямо в кружки. Опилки быстро таяли и через пять минут все кружки были наполнены растаявшей сомой.
Так весь вечер мы и пилили себе выпивку, распевая песни первых. Вечер удался.

Сказ про письмо

Сидим мы с Варей перед самоваром и пьём чай с плюшками. Тут заходит курица Клара и говорит:
- Первые, а вам письмо!
Курица протянула мне сложенный листик бумаги.
- От кого? – спросил я и взял письмо.
- От того, кто писать умеет, - сказала Клара. – А письмом у нас в деревне владеют немногие.
- Значит, от Адама с Хавой, - сказал я.
- Вот уж ты, Василий, всеведающий. Можно я с вами посижу? Чай попью. Письмо послушаю. А то у нас в деревне редко события происходят. А тут – письмо кто-то написал. Вы при мне его прочтёте, а я потом всем неграмотным перескажу. Мне и будет почёт и уважение. Скажут, мол, курица Клара знает содержание письма от Адама и Хавы и нам пересказала. Слава, мол, Кларе! Давайте её качать!
- А ты тщеславная, Клара, - сказала Варя.
- А что это такое?
- Ну, это слово означает, что ты любишь славу, почести, награды.
- Слава и почести – это мне без надобности. Но вот награду я люблю. И я её заслужила. Ведь из всех деревенских Адам с Хавой выбрали меня, чтобы доставить письмо. И правильно. Другие, если бы им доверили письмо, тут же сварганили бы самокрутки из письма и скурили бы его. А я, хоть и курящая, до такого кощунства не додумалась бы. Так что, Первые, я скромно жду награды за мои трудыи за мои достоинства. И награда должна быть достойной моих достоинств.
- Хорошо, Клара, - сказал я. – Ты садись за стол пить с нами чай с плюшками, а я прочитаю письмо.
Я развернул лист бумаги и стал читать вслух:
- Здравствуйте, наши дорогие родители! Всё у нас хорошо. Я тружусь в лесу, в поле. Я собираю грибы, ягоды, лесные орехи, съедобные коренья и мёд диких пчёл. Я привожу домой хворост и дрова. Хожу на рыбалку, в том числе, и с вершей. Много времени трачу на нашем огороде, где выращиваю овощи. Хава тоже не сидит без дела. Готовит еду, убирает дом, стирает на речке бельё, ухаживает за цветами. Сегодня к нам пришла курица Клара, чтобы поболтать и попить чаю. Но мы все в работе, и у нас не времени уделить ей внимание. Родители, у нас к вам большая просьба: напоите Клару чаем и накормите её плюшками. А самое главное, Клара любит лясы точить. Поэтому поговорите с ней немного. Это и будет нашей просьбой. Это письмо отнесёт вас сама Клара, так что не читайте его вслух. Пусть наша маленькая хитрость останется нашей большой тайной. Засим кланяемся вам. Ваши дети Адам и Хава.
После прочтения письма мы с Варей смущённо замолчали, поглядывая на курицу.
- Клара, ты не обиделась? – спросил я курицу.
- Я что – дурра обижаться?! Вы же теперь должны в приказном порядке развлекать меня байками. Это и будет мне наградой. А байки должны быть такие, чтобы я и смеялась, и плакала. Но только не засыпала. Начинай ты, Василий.
Я вздохнул и начал:
- Было это 666 тысяч веков тому назад…

@@@

Поздно вечером я вынес из дома спящую Клару и понёс её в курятник.

Сказ про страшную обиду

Прибежала к нам с Варей Хава. Вся всполошенная. Простоволосая. И с порога заголосила:
- Ой, горечко! Ой, лышенько! На кого ж ты меня оставил сиротинушку-у-у!
Мы давай Хаву успокаивать, отпаивать сомой, а она всё причитает. А мы ничего уразуметь не можем. Наконец, после третьей рюмки, Хава успокоилась и рассказала о своей беде. Оказалось, что Адам пришёл с рыбалки и, не говоря ни слова, бухнулся на кровать. Руки сложил и застыл в этой позе. Хава его пыталась расспрашивать, но он молчал. Она и пела ему, и сказки рассказывала, и танцевала под свой аккомпанемент. А Адам хоть бы глазом повёл.
- Дело сурьёзное, - сказал я, и мы пошли к Адаму.
Пришли и увидели уже описанную Хавой картину: лежит Адам в кровати. Глаза в потолок, руки безвольно лежат вдоль тела. Я подошёл к нему, сел на краешек кровати, взял его руку в свою и ласково заговорил.
- Здравствуй, Адам.
Адам даже бровью не повёл.
- Адам, это я, твой отец. Узнаёшь меня? – сказал я.
Адам вздохнул и закрыл глаза.
- Сынок, хочешь воды? А сомы? – спросил я.
- Адам, хочешь вареников? – спросила Варя. – Я мигом налеплю!
Варя села с другой стороны на кровать и взяла другую руку Адама в свою.
- Адам, - вкрадчиво сказал я. – Что случилось на рыбалке? Скажи нам. Не держи в себе. Ты повстречал водяного и он тебя обидел? Ты увидел русалку и влюбился?
Тут заголосила Хава.
- Ой, лышенько! Влюбился окаянный! Да на кого ты меня покинул?! Где ж та юбка, которая увела тебя у меня?!
- Хава, прекрати, - сказал я.
Хава вмиг затихла и стала ходить взад-вперёд по хате.
- Адам, расскажи отцу всю правду. Не держи в себе. Расскажешь – и легче станет. Проверенно.
Адам вынул свои руки из наших с Варей рук и сложил их на груди.
Я решил прибегнуть к безотказному способу.
- Адам, если ты нам всё расскажешь, я дам тебе покататься на своём тракторе, - сказал я.
Глаза у Адама загорелись, и он сказал:
- Правда, дашь?
- Ну, конечно! Проедешь на нём с ветерком по деревне. То-то все обзавидуются. Ну, расскажи, что случилось? – спросил я.
- Я сегодня был на рыбалке…
- Ну? – спросил я.
- Не клевало. Ни разу за весь день не клюнуло! – сказал Адам.
Адам закрыл руками лицо и зарыдал.
- Ну, слава тебе, господи! – сказала Хава. - Хоть не русалка!
А Адам продолжал рыдать.
- Я пошёл за ключами от трактора, - громко сказал я и встал.
- И я с тобой, отец, - сказал Адам, вытирая слёзы.

Сказ про тихий вечер

Вечерело. Смеркалось. Вьюжило.
Мы с Варей и Адам с Хавой собрались у нас дома за столом и обсуждали важные вещи.
- Ну кто так иголку вдевает? – говорила Варя Адаму. – Ты иголку нанизываешь на нитку, а нужно наоборот.
- Ух ты! - сказал Адам. – Да это целая наука!
- Хава, - сказал я. – А кто тебя научил так глазки строить?
- Мама, - сказала Хава.
- Конечно, мама плохому не научит. Но если ты применишь своё оружие на улице среди белого дня, то к тебе сбегутся все мужики нашей деревни. Оно тебе надо? Ты ведь навеки отдана Адаму. А вот ему как раз глазки строить не надо. Он тебя и так любит. Такую как есть. Без кокетства. Но если ты хочешь иную партию для себя…, - сказал я.
- Папа, не продолжай! - сказала Хава. – Я всё поняла. Я больше не буду на людях применять своё оружие. Но могу ли я в одиночестве, перед зеркалом, очаровывать себя?
- Перед зеркалом, ещё хуже, чем перед мужиками. Ты влюбишься в своё отражение, и тогда никто тебе не поможет. Ты останешься наедине с собой. И это будет беда для папы с мамой. Не говоря уже об Адаме, - сказал я.
- Адам, а ну пройдись, - сказала Варя.
Адам прошёлся.
- Ну точно! Ты не правильно ходишь. Нужно вместе с правой ногой вытягивать левую руку, а ты вместе с правой ногой тянешь правую руку. Так не ходят будущие солдаты. Вдруг случится война, и ты с отцом уйдёшь на фронт – как ты будешь маршировать на плацу?! Тебя ведь засмеют, - сказала Варя.
- Мама, я исправлюсь! - сказал Адам.
- Не сомневаюсь. Мужики войну любят. А вот нам, женщинам, война – это горе, - сказала Варя.
- Хава, - сказал я. – А тебе синий цвет к лицу.
- Спасибо, папа, - сказала Хава.
- А зачем же ты надела розовое платье? – сказал я.
- Потому что мне синий цвет к лицу, - сказала Хава.
- Не понял, - сказал я.
- Ну, если бы я надела синее платье, то все мужики деревни ко мне бы привязались. А синее платье я буду надевать и красоваться в нём только перед зеркалом, - сказала Хава.
- Я же тебе говорил…, - сказал я.
- Папа, я пошутила! – сказала Хава.
Так тихо и незаметно проходил наш вечер.
Вечерело. Смеркалось. Вьюжило.

Сказ про звезду

Сижу я на приступочке и курю трубку. Вдруг кто-то закрыл мне глаза ладошками.
- Кто? – спросил кто-то.
- Курица? - сказал я.
- Нет.
- Индюшка?
- Нет.
- Ослица?
- Нет.
- Свинья?
- Нет.
- Кобыла?
- Нет.
- Выдра?
- Нет.
- Крольчиха?
- Нет! Нет! Нет!
Кто-то отнял ладошки и стал передо мной. И это оказалась Варя.
- Значит, - сказала Варя, уперев руки в боки. – Курица, индюшка, ослица, свинья, кобыла, выдра, крольчиха?!
- Варя, ты меня не поняла! – принялся оправдываться я.
- Кто там ещё? Бегемотиха, волчица, зайчиха, шутиха…, - сказала Варя.
- Шутиха – это…, - начал, было, я.
- Знаю! – рявкнула Варя. – С каких это пор эти бабы имеют до тебя отношения?! С какого времени ты стал изменять мне налево и направо?! Как я могла раньше не догадаться, когда ты привечал этих баб у нас дома?!
- Варя, ты всё не так поняла! Я тебе не изменял! Богом клянусь! – сказала я.
- Он ещё и клянётся, ходок эдакий! Ну я у тебя эту дурь выбью! Я всем твоим бабам руки-то пообломаю, которые тянутся к чужому мужику! – сказала Варя.
- Варя, обожди! Ты вспомни, как я тебя нежно называю! – сказал я.
- Ничего не хочу вспоминать! Предатель! – сказала Варя.
- А ты вспомни, что я шепчу тебе по вечерам? Курочка моя. Индюшечка моя. Осличка моя. Свинюшенька моя. Кобылочка моя. Выдрочка моя. Крольчиха моя ненаглядная. Ну что – вспомнила? – спросил я.
Варя шуршала мозгами.
- Так ты меня сразу узнал что ли? – спросила Варя.
- Ну, конечно, зайчихочка моя! – сказал я.
- А я нам бутылочку принесла. И плед…, - сказала Варя.
Мы сидели, укрывшись пледом, и дымили трубками. В тёмном небе ярко горели звёзды.
- Во-он та звезда у меня на славу получилась, - сказал я, указывая пальцем на небо.
- Угу, - сказала Варя и прижалась ко мне сильнее.

Сказ про сакральное число

Стою я у печки и жарю семечки. Тут в хату входит индюк.
- Что, Василий, семечки жаришь? – спросил индюк.
- А как ты узнал? – спросил я.
- Да запах разносится по всей деревне. Вот я и пришёл тебе сказать, что семечки в одиночку не едят. Есть семечки – это сакральное действие. Причём, групповое сакральное действие. Если ты будешь сам их есть, то может случиться беда. Оно тебе надо? – сказал индюк.
- Ладно, Макар, - сказал я. – Оставайся. Щас пожарю, и будем есть семечки вместе. Кому же охота, чтобы беда приключилась?
Тут дверь открывается и в хату входит петух. Он вытер ноги о коврик, снял шапку и поклонился мне.
- Будь здрав, Василий! – сказал петух. – Прознал я, что ты семечки жаришь. Вот и решил на огонёк заглянуть, да семечки пощёлкать. Моя-то яйца высиживает, так что у меня много времени, чтобы провести его с друзьями и семечками.
- А что тебе более по сердцу, - сказал я. – Друзья или семечки?
- Это не корректный вопрос. Друзья – это хорошо. Семечки – это тоже неплохо. Но друзья с семечками – это высший пилотаж. Мало кто может похвастаться, что у него есть друг с семечками. Так что, Василий, хочешь ты этого или не хочешь, но сейчас я, индюк и ты сядем за стол перед миской с дымящимися семечками и будем их щёлкать под разговоры, - сказал петух.
- Ты не прав, Яша! – сказал индюк. – Какие ещё разговоры?! Поедание семечек – это сакральный процесс. Мы должны сидеть тихо. Никаких разговоров. Должно только слышаться щёлканье, да еле слышное падение шелухи нас стол. А если ты, Яшка, хочешь разговоров, то для этого существует сома. Вот она и провоцирует разговоры. А что касается сакральности – то щас Василий Иванович поставит миску с семечками на стол и мы должны благоговейно их щёлкать.
Я, наконец, пожарил семечки. Высыпал их в миску и поставил на стол. Индюк, петух и я сели и стали молча их лузгать. Полчаса молча лузгали. Тут петух и говорит:
- Что-то поговорить захотелось.
- Ага, на разговоры потянуло, - сказал индюк.
- А как же сакральное действо? – спросил я индюка.
- А у нас будут сакральные разговоры, - сказал индюк.
Я молча отодвинул занавеску и достал бутыль с сомой.
- Тут хватит на 33 разговора, - сказал я.
- Отлично! – сказал индюк. – Это сакральное число.

Сказ про страшную историю

Случилась страшная история. Вот послушайте.
Сидим мы с Варей, Адамом и Хавой за столом и вареники потребляем. На столе бутыль с сомой. Нам хорошо и весело. А во дворе играет гармошка. Гармонист – заяц Сидор. С ним куча баб в нарядной одежде: индюшка, курица, свинья, верблюдица и прочие представительницы слабого пола. Гармонист играет, а бабы поют.
- А Адам выйдет? – крикнула бегемотиха.
Адам встрепенулся, но Хава тяжёлой рукой прижала его к лавке.
- Я просто хотел на крылечке посидеть, песни послушать, - сказал Адам.
- И здесь всё слышно, - сказала Хава.
- Что мне другие женщины?! – сказал Адам. – Я, Хава, тебя люблю, и другой мне не надо.
- А чего так рыпнулся на улицу? Гармошку послушать? Так я мигом это устрою.
Хава подошла к сундуку открыла его и достала трёхрядку. Растянула меха и запела песню Первых. Мы стали подпевать и после каждого куплета опрокидывали по рюмочке. Тут дверь распахнулась, и в хату вошли бабы, пританцовывая.
- Смотри, Адам, какие у меня сапожки! – сказала крольчиха и стала бить дробушки, подбоченясь.
- Адам, ты заметил моё монисто? – спросила жирафика и стала кружиться вокруг себя.
- Смотри, Адам, какое платье на мне! – сказала медведица и повела руками, аки пава.
- Адам, а вот у меня нарядный кокошник, - сказала волчица.
Все бабы толпились перед Адамом и старались привлечь его внимание. Меня с Варей бабы выдавили от стола, и мы забрались на печку. В доме стоял кавардак и галдёж. Хава стояла в углу и что-то соображала. И вот Хава взяла рупор и громко заговорила:
- Заряжай! Готовсь! Цельсь! Стрелять по команде на поражение!
Все бабы завизжали и, толкаясь, выбежали из хаты.
- А где Адам? – спросила растеряно Хава.
Мы с Варей слезли с печки и осмотрели хату. Адама нигде не было. И тут Адам выполз из-под стола.
- Что ты там делал? – спросила Хава.
- Спасался, - сказал Адам.
- А что это у тебя руки белым испачканы?
- А это мел. Я вокруг стола круг мелом начертил.
- Соображаешь, Адам, - сказал я. - Круг из мела для защиты от баб – самое то. Я сам, когда Варя бушует, круг рисую. Садимся за стол. Вареники остынут.
- А мы с Хавой не можем сесть за стол, - сказала Варя. - Вокруг него круг нарисован.
Тогда мы с Адамом взяли наших женщин на руки и усадили за стол.
Вот так завершилась эта страшная история. Никому не советую в такую историю попадать.

Сказ про микробную болезнь

Я зашёл в хату с рыбалки и поставил ведро с рыбой на стол.
- Что ж ты, окаянный, делаешь? – сказала Варя. – Куда ты поставил ведро?!
- Как куда? Как обычно – на стол. А что здесь такого? – сказал я.
- Ты разве не знаешь, что на ведре полно микробов? А я стол недавно помыла. А теперь ты на него ведро поставил с микробами. А это вредно. Мы можем заболеть.
- Отродясь такого не было, чтобы от микробов можно было заболеть. Кто тебе такое про микробов сказал? – сказал я.
- Курица Клара сказала. У неё петух заболел от микробов. Вон дома лежит и не встаёт, - сказала Варя.
- Удивительно. Когда я сотворил микробов, они сказали, что будут нашими друзьями. И что не будут нам вредить. Я буквально неделю назад был у короля микробов в гостях. Ел, пил. И до сих пор не заболел. Мы с тобой, Варя, испокон века живём бок обок с микробами и никакого ЧП от них не случалось, - сказал я.
- Времена меняются, - сказала Варя. - Вчера они друзья, а сегодня – враги.
- Быть такого не может! – сказал я.
- Не может? А как же заболевший петух? – спросила Варя.
- Ну, давай сходим к петуху. Поглядим, от чего он заболел, - сказал я.
Мы с Варей вышли из хаты и пошли в курятник.
Вошли и увидели лежащего на постели петуха, а рядом с ним – курицу Клару, которая меняла ему компресс на голове.
- Мир вашему дому, - сказал я. – Как больной? Можно ли с ним погутарить?
- Да гутарьте, кто ж вам мешает? – сказала Клара.
- Привет, Игнат, - обратился я к петуху. – Как здоровьице?
- Ох, тяжко мне, - сказал петух. – А всё эти проклятые микробы.
- А ты уверен, что заболел от микробов? – спросил я.
- А как же. Многие болезни от микробов. Они такие маленькие. Везде проникают. И в меня проникли, - сказал Игнат.
- Как его лечить – ума не приложу, - сказала Клара.
- Щас разберёмся, - сказал я. – Игнат, давай по порядку. Как ты считаешь, каким образом в тебя проникли микробы?
- Я достал бутыль сомы. Сел за стол, а руки не помыл, - сказал Игнет.
- Те пол бутыля сомы, что я вижу на столе, ты выпил немытыми руками? – спросил я.
- Ага, - сказал Игнат.
- И теперь тебе плохо? – спросил я.
- Ага. Микробы проклятые, - сказал Игнат.
- Всё ясно. Значит так, Клара. Дашь Игнату бутылочку пива. И похме… и болезнь как ветром сдует. А бутыль спрячь, - сказал я.
И добавил, усмехнувшись:
- А то его микробы выпьют.
Мы с Варей вышли из курятника и пошли домой.
- Знаешь что, Васька, - сказала Варя потупившись. – Пусть ведро на столе стоит.
Я улыбнулся и обнял Варю, не боясь микробов на её одежде.

Сказ про поиски сакрального места

Мы с Адамом уединились в гараже, где у нас обитал трактор.
- Смотри, Адам. Этот трактор – чудо техники. Он такой совершенный, что я сегодня утром вдохнул в него душу. Твоё право дать ему имя, - сказал я.
Адам обошел трактор, стукнул по колесу и сказал.
- Нарекаю тебя, трактор, Мыколой!
- Спасибо, Адам, царь зверей и механизмов! - сказал трактор. – По такому случаю предлагаю вспрыснуть. И ещё у меня сегодня день рождения. Ведь сегодня у меня появилась душа.
- А что тракторы пьют? – спросил Адам.
- В обычном режиме я пью машинное масло. Но сегодня день особенный. Поэтому можно посидеть с сомой, - сказал Мыкола.
- Да ты настоящий мужик! – сказал Адам. – По такому случаю у меня припасено.
Адам полез в угол, где скопилось немало мусора. Покопался и извлёк бутыль сомы.
- Святое дело – соображать на троих, - сказал Адам и разлил.
- Позвольте, я скажу тост, - сказал я. – Мыкола, сегодня ты вступаешь в славные ряды мужчин. Я бы даже сказал – мужиков. Ты будешь с гордостью носить наименование «мужик», если не будешь совершать дурацких ошибок. Первая ошибка – это пить в одиночку. Мало кто выруливает из этой ситуации. Он навсегда становится изгоем общества. Вторая ошибка – это одалживать до получки. Потому что всегда наступает момент, когда долг накапливается и отдать его не будет никакой возможности. Так ты сможешь потерять своё лицо. Третья ошибка – это возвращаться домой пьяным. Особенно, если у тебя будет жена. Распри в доме – самое последнее дело. Лучше бы тебе прийти с фронта без колеса, чем пьяным заявиться под утро. Поэтому я хочу выпить за то, чтобы мы учились на чужих ошибках, а наши дети – учились бы на наших!
- Алаверды! – сказал трактор. – Василий Иванович, ты создал меня из праха и вдохнул в меня душу. Я единственный из механизмов, который может наслаждаться жизнью в полном объёме. Я стал познавать мир и увидел, что он хорош. Ведь ты его создал без изъяна. Но есть одно «но». У петуха есть курица, у волка – волчица, у Адама – Хава. И лишь у меня нет той, с которой можно не только поговорить, но и сходить в поход, пожарить шашлыки. Василий Иванович, не сочти за наглость – дай мне спутницу жизни с мощным мотором, и мы всегда будем тебе благодарны. Ты уж извини, что тост я превратил в просьбу.

@@@

Через 3 часа в гараже, рядом с трактором Мыколой стояла тракториса Гарпына. Это Адам её так назвал. Я наделил её душой. Мыкола глядел на Гарпыну во все фары. Гарпына очнулась, принюхалась и сказала:
- И сколько ты выпил, Мыкола?
- Гарпынонька, только одну рюмочку! – сказал Мыкола.
- Ладно, больше не пей. На шашлыки поедем, - сказала Гарпына
Мы с Адамом тихонько выбрались из гаража и поняли, что гараж, наше сокровенное мужское место, перестал отвечать параметрам сакральности. Придётся рыть в лесу землянку. На том и порешили.

Сказ про хранителя ключей

Я сварил картошку в мундирах и поставил чугунок на стол. Мы и собрались за столом: я, Варя. Адам и Хава.
- Родственники,- сказал я. – Сейчас мы будем есть и пить. Но, чтобы наши посиделки не напоминали обычный молчаливый процесс поедания и выпивания, я предлагаю восхвалить нашу пищу. А именно – картошку. Именно так поступали Первые на пра Земле, когда садились за стол. Да. Панегирики еде – древний обычай. Ведь еда всегда достаётся с трудом. Поэтому она немножко священна. Краткая лекция закончена, и я предлагаю, чтобы Адам начал первым. Тебе слово, сынок!
Адам встал со стула. Взял из казанка картошку. Посмотрел на неё со всех сторон и начал.
- Друзья! Когда меня ещё в помине не было, картошка уже была. Древние боги создали её в незапамятные времена. Поедающие картошку, как эстафету, передавали нам из глубины веков знания как поедать картошку. Наши пращуры научились варить этот дивный овощ, и снимать с него кожуру. Это была настоящая кулинарная победа Первых. А что сделали мы, потомки? Мы расширили рецепт за счёт щепотки соли и подсолнечного масла. И теперь блюдо «картошка в мундире с солью и подсолнечным маслом» является самым главным, любимым, королевским на нашем столе. Поэтому давайте воздадим хвалу и королевские почести этому блюду, которое, не смотря на свою простоту, останется в веках. Наши потомки в веках и тысячелетиях будут есть картошку в мундирах, пока стоит этот мир и растёт на огородах картошка!
Адам сел. Поднялась Хава.
- Мои дорогие родители и Адам! Мы с вами вместе съели пуд соли и вагон картошки. Что такое картошка? Вы скажете, что это просто еда. Вкусная, но бездушная. И вы будете правы, если бы не одно но. Картошка – это символ благополучия. Символ мира в доме, где она находится. Картошка – это, я бы сказала, ангел-хранитель нашей семьи, ведь она всегда находится среди нас пусть и в погребе. Все посиделки, праздники и будни мы проводим вместе. Когда мы садимся за стол, на нём всегда стоит казанок с картошкой. Я хочу отдать дань уважения тому, кто первым придумал картошку на радость нам, ну и на пользу наших животов. Я бы могла говорить долго, но картошка может остыть. Слава создателю картошки!
Хава села. Поднялась Варя.
- Мои дорогие! Что я хочу сказать? Когда настала пора, мы с Васей, Адамом и Хавой посадили картошку, а потом за ней ухаживали. Настало время, и мы собрали урожай. И теперь этот урожай нас кормит. Я считаю, что мир устроен правильно и идеально. Лыхаем!
Варя села. И я встал.
- Возлюбленные мои! Я выслушал вас и хочу сказать только одно. Картошка – это не еда. Это закуска. Предлагаю хранителю ключей подумать над моими словами.
Варя зазвенела связкой ключей и пошла открывать погреб.

Сказ про равноправие полов

- Расскажи, - сказали Адам и Хава. – Про вашу борьбу.
Я набил трубку табаком, закурил и начал рассказывать.
- Много веков мужчины боролись за равноправие полов. Ведь вам известно, что на пра Земле среди Первых царил матриархат. Мужчины подчинялись женщинам. Женщины решали все вопросы общины и заседали в Совете, куда не допускали мужчин. Конечно, такое положение дел не устраивало мужчин. Они тайно собирались в гаражах и вели ожесточённые споры о том, как им добиться равноправия. В то время мужчина в семье занимался всеми видами работ: он ходил в лес за хворостом и дровами, собирал лесные дары, стирал бельё на речке, носил воду на коромысле, готовил еду, следил за домом, воспитывал детей, ухаживал за скотиной, паял, лудил, чинил и прочее. Женщины ничего не делали и не производили. Они царствовали и заседали в Совете. Мужчина не мог жениться на понравившейся ему девушке. Жену ему выбирал Совет. Знаком человека второго сорта служило кольцо в носу мужчины, которое ему вдевали при достижении тринадцатилетнего возраста. Мужчина не мог повысить голос на женщину, не говоря уже о том, чтобы толкнуть или ударить. Женщина же била своего мужчину за любую провинность сковородником, скалкой, табуреткой или метлой. И такое положение мужчин существовало много тысячелетий. Много раз мужчины поднимали восстания, но все они были задавленными в зародыше, так как мужчины – всем известные болтушки, и рано или поздно, их планы становились известными женщинам. И вот однажды, в гараже, на тайном собрании мужчин, встал один из них и сказал: «Я знаю, что нам делать! Я создам такой мир, где бы всегда царило равноправие полов! Мало того, к этому я привлеку свою жену, так как, положа руку на сердце, все вы знаете, что гнёт со стороны женщины в моей семье минимальный. И мы с моей женой это сделаем»! Этим мужчиной был я. Мы с женой готовились к сотворению тайно, чтобы ничего не узнали другие женщины пра Земли. Наконец, когда всё было готово, мы с женой ушли в безлюдное место, начертили на земле знаки огня, земли, воздуха и воды и приступили к Творению. Через 6 дней новый Мир был готов. Получилась замечательная Вселенная. На седьмой день мы просто лежали с Варей на земле и смотрели на небо. Потом ели и пили. Много смеялись. Мы с Варей поселились на небольшой планете Земля, в прекрасном Эдемском саду. Построили дом и стали жить-поживать да детей рожать. Вот такая история, дети мои, - закончил я свой рассказ.
- Так мы с Хавой равноправны? – спросил Адам.
- Конечно, Адам, вы равны. Но запомни на всю жизнь: если в доме есть сковородник и скалка, мужчина не должен расслабляться ни на минуту. А теперь, дети мои, по последней рюмочке и в койку. Время-то уже позднее.
Мы выпили. Дети легли в постель, а я запел колыбельную Первых.

Сказ про понятный намёк

Я сидел на пороге и курил трубку. Тут ко мне подошёл Адам.
- Отец, я хочу покаяться, - сказал Адам
- Пустое. Я дал тебе совесть. Она тебе судья, - сказал я.
- Тогда я хочу просто рассказать тебе, что я совершил, - сказал адам.
- Это можно, - сказал я.
- Отец, весною ты засадил огород. И среди прочих растений ты посадил табак, - сказал Адам.
- Есть такое дело, - сказал я.
-Табак созрел на днях. И сегодня ночью я пробрался на твой огород и срезал весь табак, - сказал Адам.
- Бывает, - сказал я.
- Мне очень стыдно за то, что я украл у тебя весь урожай табака. И вот я пришёл повиниться. Я готов принять любое наказание. Я знаю, что совершил страшное преступление. Вряд ли ты меня простишь. Но, наказав, ты дашь мне надежду, что через 666 тысяч веков твоя боль от потери урожая табака перестанет тебя мучить, и ты обнимешь меня, как прощёного сына, - сказал Адам.
- Эк тебя понесло, - сказал я.
- Отец, я жду твоего приговора. Вот ты видишь мой узелок. Я собрал его на тот случай, если ты захочешь меня изгнать из Эдемского сада. Тогда я возьму свой узелок и направлю свои стопы в дальние леса, чтобы жить среди животных, не видя многие годы человека. Хаву я с собой не возьму. Изгнание убьёт её. Она останется здесь, как напоминание о крепкой семье, которую я разрушил своим поступком. Хава будет рассказывать нашим детям о том, что был у них отец – прекрасный человек. Который один раз в жизни оступился, и был отправлен справедливым Богом навеки в дальние леса, чтобы там, в глуши, каждый день думать о своём проступке и страдать, и лить слёзы раскаяния, - сказал Адам.
- Толково, - сказал я.
- Отец, я всё сказал. Вот я взял палку с узелком и положил её на плечо. Можешь ничего не говорить. Просто пни меня, - сказал Адам.
- Нам нужен кто-то ещё, третий, кто нас рассудит, - сказал я.
Мы с Адамом пошли в гараж. Там трактор раскладывал пасьянс.
- Мыкола, - сказал я трактору. – Мы с Адамом пришли за твоим судом. Дело в том, что Адам украл у меня табак. Как мне с ним поступить?
- Отлучи его от рыбалки на три дня, - сказал Мыкола. – Вот мой сказ.
- Это жестоко! – взвился Адам.
- Зато справедливо, - сказал трактор. – И хватит об этом. Вы пришли – теперь нас трое.
Мы намёк поняли. Любой дурак понял бы.

Сказ про потерю бдительности

Сидим мы с Адамом за столом и ведём учёный разговор.
- Отец, а что такое быть человеком? – спросил Адам.
- Подумай, - сказал я.
- Вот, допустим, я. У меня две руки, две ноги, тело и голова. Я человек. Но и у большинства животных такое же в наличии. Может ли медведь, к примеру, сказать, что он человек? Может. По совокупности признаков – может. Тогда чем же медведь отличается от меня? – спросил Адам.
- Продолжаем разговор, - сказал я.
- У меня есть жена. Я человек, и мне положено иметь жену. Но и пёс имеет жену. А если взять петуха, то он имеет много жён. Этим он, пожалуй, выше человека. Я бы назвал петуха сверхчеловеком. Но при этом ты, отец, поставил меня царём зверей, - сказал Адам.
- Достойно, - сказал я.
- Я, как человек, имею речь и могу членораздельно общаться с себе подобными. Но и баран умеет говорить. А овца так быстро бранится, что за ней не угонишься. И здесь непонятка. Получается, что баран с овцой ничем не отличаются от человека, не говоря уже о том, что овца лучше приспособлена для речи, чем я, - сказал Адам.
- Согласен, - сказал я.
- Я недавно научился писать. Но делаю это медленно. Тем не менее, человек должен уметь писать. Но енот тоже умеет писать. Причём, со скоростью гепарда. Где грань между человеком и животным? Вот над чем я задумываюсь, - сказал Адам.
- Справедливо, - сказал я.
- Ты, отец, создал идеальных людей: меня и Хаву. Я красив. Хава безусловна красива. Но павлина ты сотворил нереально красивым. Если человек должен быть лучшим во всём, почему среди твоих творений есть представители, которые по некоторым параметрам превосходят человека? Так, может, я вовсе и не человек? Может, человек – это медведь, или петух, или баран, или енот, или павлин? Так кто же тогда я, который обладает средними способностями? – спросил Адам.
- Адам, помимо средних способностями, ты обладаешь безграничными возможностями. Медведь, петух, баран и прочие созданы неизменяемыми. Они существуют на максимуме своих возможностей. Пройдёт миллион лет, а животные останутся прежними. Идеальными, но не развивающимися, что отнюдь не умаляет их достоинств, которые, повторяю, идеальные. Ты же, как человек, обрёчён на постоянное, хоть и медленное, возрастание над собой и своими возможностями. Удел человека – постоянное движение в сторону Абсолюта. Тебе нужно знать, что Абсолют – это покой. И чтобы достичь покоя, то есть, Абсолюта, нужно постоянно двигаться. А вот то, что покой Абсолюта - это совсем не покой, об этом мы поговорим в другой раз, так как ты потерял бдительность и не видишь, что вот уже полчаса я держу в руке стакан. Твоё здоровье, сынок! – сказал я.

Сказ про имена

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки. Птички поют. Солнышко светит. Листья колышутся от небольшого ветерка. И тут приходит Хава. Раскрасневшаяся. Запыхавшаяся.
- Адам, у карасей из икринок вылупились детки, и карась хочет, чтобы ты дал им имена, - сказала Хава.
- А чего он сам не придумает имена? – спросил Адам.
- Дело в том, что карасиков вылупилось десять тысяч. И карась сказал, что такого количества имён он не знает. Вот он и послал меня к тебе, так как всем известно, что у тебя прекрасная фантазия. И у тебя есть опыт. Когда-то ты дал имена всем животным, рыбам, гадам и птицам, - сказала Хава.
- Хава, даже я со своим опытом и фантазией вряд ли смогу придумать десять тысяч имён, - сказал Адам.
- А что делать? – спросила Хава.
- Тут нужно какое-то комплексное решение. Просто назвать карасиков Коля, Саша, Витя и так далее – это не выход. Родители сами будут путаться в именах. А для ребёнка – это трагедия, когда мама, например, назовёт его чужим именем, - сказал Адам.
- Мы это прекрасно понимаем, Адам. Нужны не рассуждения, а решение, - сказала Хава.
- Без рассуждения не может возникнуть решение. Итак, приступим к рассуждениям. У нас имеется 10 тысяч детей, которым нужно придумать имена. Часто имя дают в честь чего-то или кого-то. Допустим, мы дадим имена в честь деревьев. Мальчиков будут звать Дуб, Ясень, Тополь. А девочек – Рябина, Калина, Осина, Туя и прочее, - сказал Адам.
- Хорошая идея, - сказала Хава.
- Не спорю. Но для детей такие имена – это трагедия. Дети будут завидовать друг другу из-за разнообразности имён. Ведь часто бывает, что ребёнку не нравится его собственное имя, зато имя брата он носил бы с большим удовольствием, - сказал Адам.
- Так что же делать? – спросила Хава.
- Я думаю вот что. Нужно дать всем детям одинаковые имена, в честь кого-то. А чтобы родители не путались, мы добавим порядковый номер. Так вот, назовём девочек в честь нашей мамы, а мальчиков – в честь нашего отца. Вот и созрело решение. Мальчиков будут звать Вася, а девочек – Варя. Вася Один, Вася Два, Вася три. Варя десять, Варя двадцать и так далее. Ничего другого я предложить не могу, - сказал Адам.
- Мне эта идея тоже нравится, - сказала Хава. – Пойду обрадую карасей.
- Иди, Хава Один, - сказал Адам.
- Ты хочешь сказать, что у тебя есть ещё Хавы? – насупилась Хава.
- Это была неуместная шутка, - сказал Адам. Ты - Хава Альфа и Омега.
- Это другое дело, - сказала Хава и пошла к озеру.

Сказ про похудение

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. Раннее утро. Вышел из курятника заспанный петух, с трудом взгромоздился на тын и хрипло прокукарекал. Потом он осторожно начал слезать с тына, но дрын под ним переломился, и петух тяжело упал на землю.
- Не ушибся? – смеясь, сказал я.
Петух отряхнул с одежды пыль и косолапо подошёл к нам.
- Беда, Василий Иванович, - сказал петух.
- А что такое, Макар? – спросил я.
- Да разжирел я дальше некуда, - сказал петух.
- Это не порядок, - сказал я. – Нужно держать себя в форме.
- Так-то оно так, да жена у меня вкусно готовит. С утра – драники со сметаной, да чай с плюшками. На второй завтрак она подаёт баклажанные рулетики с помидорами и майонезом. На обед – борщ с пампушками. На второе подаётся жареная картошка с котлетами и компот. А на ужин мы с ней садимся за стол и несколько часов потребляем вареники. Большая бадья вареников. А ты говоришь – держать себя в форме. Э-хе-хе, - сказал петух.
- Этому горю можно помочь, - сказала Варя.
- Если ты предлагаешь сесть на диету, то на это я пойти не могу. Ибо пристрастился к еде, сытной и жирной, - сказал петух.
- Я о другом хочу сказать. У тебя есть хобби? – спросила Варя.
- Есть. Жрать! – сказал петух.
- Это не совсем то. Тебе нужно придумать какое-нибудь занятие, чтобы на еду оставалось меньше времени. Вот посмотри на Василия. Он худой и жилистый. А всё потому, что целыми днями пропадает в гараже. Там у него трактор, станок, железки, деревяшки всякие, - сказала Варя.
- Вот в этом я Ваське завидую, - сказал петух. – Повезло мужику, что у него есть гараж, и ты не ругаешься. А моя, когда я речь завожу о гараже, начинает ругаться и драться. Счастливый ты, Василий. Повезло тебе с гаражом и женой.
- Слушай, Макар, - сказал я. – Я вот что думаю. Давай с тобой вместе в гараже время проводить. Мне одному не так скучно будет, а ты заодно научишься пилить, строгать, сверлить, тесать, ковать.
- Здорово! Я научусь тому, что моя жена умеет. Она же меня и пилит, и строгает, и сверлит, и тешет и куёт, - сказал петух.
- Вот и славно, - сказала Варя. – Вы, мальчики, идите в гараж. Выпейте там, закусите, а я пока домашними делами займусь.
Мы с петухом застыли с открытыми ртами.
- Да пошутила я! – сказала Варя. – Я вам выпью! Трактор отремонтируете и домой!
Вот такая история.

Сказ про яблоки зазнайства


Мы с Адамом сидели под яблочным деревом в Эдемском лесу и радовались жизни.
- Отец, - сказал Адам. – Однажды вы с мамой решили создать наш мир. И вы это сделали. Потом вы населили его рыбами, гадами, животными и птицами. Это я понять могу. Но мне любопытно, с какого перепугу вы задумали сделать человека? Судя по тому, что ты говорил, что человек сделан по твоему образу и подобию, человек в крайней точке своей эволюции должен будет стать богом. И вот здесь у меня до тебя вопрос: зачем тебе конкуренция? Пока ты единоличный Создатель, Господь Бог, Творец, тебе беспокоиться о своей верховной короне не надо. Ты сидишь на олимпе своего величия. Тебя никто не свергнет. Тебя никто не попросит с твоего трона. Зачем тебе люди – потенциальные охотники за всевластью?
- Я тебя понял, Адам, - сказал я. – Дело в том, что, как ты знаешь, я не всегда был Вседержителем. Я жил на пра Земле в обществе таких же Первых, как я. Да, я Первый. Первых ещё называют древними богами. О Первых ходит много легенд и сказаний о их могуществе, о том, что они обладают сильнейшей магией и прочее. Но в действительности всё немного иначе и не так пафосно. Древние боги безусловно обладают магическими способностями и некоторыми божественными атрибутами, но говорить о их всемогуществе, всеведении и всеблагости было бы преувеличением. Первые или, как тебе угодно, древние боги не всё могли, но многое умели. Верховного Божества ещё не было, но все Первые охотились за Причиндалами Всеблагого. Каждый хотел возвыситься над другим. На пра Земле было много пролито крови из-за стремления Первых стать Единственным. Я ничем не отличался от других, и мой меч Судьбы часто покрывался кровью. Нам с Варей повезло. Мы случайно возвысились из-за применения магии Любви. Эта магия вознесла нас на недосягаемую высоту. Мы стали Элохим. Много эонов мы царствовали в мире. Мы познали все прелести всевластия и вседозволенности. Но став Творцом, я не перестал быть Первым. Все недостатки моего народа я носил в себе.
Идея создать человека пришла в Варину голову. Она сказала, что нужно создать идеальную тварь, в которой не было бы греха, и постепенно вырастить из неё божество. Сонмы человекоподобных богов запрудят Вселенную и вступят в ряды Сотворцов. Со временем тронный зал Всевышнего обретёт Круглый Стол, за которым Творец и его создания будут сидеть равными среди равных.
Вот так примерно, - сказал я. – Адам, и прекрати мне всё время подсовывать яблоки Зазнайства.

Сказ про загадки

Сижу я на приступочке и курю трубку. Тут во двор входит Адам с корзинкой.
- Ты куда, Адам? – спросил я.
- Да вот иду к трактору Мыколе долг отдавать. 33 боровичка, - сказал Адам и покачал корзинкой.
- Как же ты умудрился долг нажить? – спросил я.
- А мы вчера с трактором играли в загадки, и я проиграл корзину грибов, - сказал Адам.
- Загадки? Это моё любимое занятие. Пошли вместе к Мыколе, - сказал я.
Мы с Адамом зашли в гараж. Трактор Горпына жарила котлеты, а Мыкола плевал в потолок, качая колесом.
- Привет, Мыкола, - сказал Адам. – Вот я тебе долг принёс.
- Отдай грибы Горпыне. Коль вы в гости пришли, то оставайтесь на котлеты, - сказал Мыкола.
- Мыкола, - сказал я. – Я люблю загадки отгадывать. Давай сыграем. Если я проиграю, то принесу тебе 3 корзинки грибов.
- Хорошо, - сказал Мыкола. – Начинаем. Он взрослый, но в душе ребёнок. Он железный, но хрупкий. Кто он?
Я долго думал, ломал голову, но ничего не мог придумать.
- Сдаюсь, - сказал я.
- Это трактор Мыкола, то есть, я. Слушай, Васька, вторую загадку. Он обладает философским складом ума. По вечерам он смотрит на звёзды. Он романтик и дарит своей жене цветы и рыбу, которую ловит на хлеб. Ему жалко всех живых существ, включая микробов и вирусов. Кто он? – спросил Мыкола.
Я глубоко задумался, перебирая в голове варианты. Потом меня озарило.
- Это я?!
- Ошибочка вышла, - сказал трактор. – Отгадка – это я, трактор Мыкола.
Я от досады хлопнул себя по ноге.
- Слушай третью, последнюю загадку. По утрам он просыпается и начинает радоваться жизни. Ему нравится, как поют птички, как шелестит ветер в листве, как набирает силу солнце, как сверчат кузнечики. Ему нравится всё, кроме того, что у жены всегда под рукой сковородник. Кто он?
- Тут я долго думать не стал и сказал:
- Это Адам!
- Не правильно, - сказал трактор. – Это я, трактор Мыкола. Ты проиграл, Первый. Завтра принесёшь 3 корзинки грибов.
Трактор засмеялся и сказал жене.
- Горпына, если так дальше пойдёт, то мы каждый день будем с грибами.
Горпына вытерла руки о фартук и сказала:
- Садитесь за стол. Котлеты готовы.
- А к котлетам? – сказал Мыкола
- Только брага, - сказала Горпына. – Да, Василий, принесёшь завтра грузди. Солить их буду. Надоели боровички.

Сказ про пропажу удочек

Адам перерыл весь дом и не нашёл удочек.
- Хава, а где мои рыбацкие принадлежности? Я весь дом перерыл и не нашёл удочек и прочего, - сказал Адам.
- Утром, пока ты спал, приходил отец и попросил удочки, - сказала Хава. – Я ему и отдала. Ты разве не знал, что отцу понадобятся рыбацкие принадлежности? Удивительно. Это же твои любимые вещи. Ты так ими дорожишь. Адам, на тебя это не похоже, - сказала Хава.
- Ладно, схожу к отцу, - сказал Адам.
Адам оделся, обулся и пошёл ко мне домой.
Я сидел на пороге и курил трубку. Тут приходит Адам.
- Отец, я собрался сегодня на рыбалку. Удочек не нашёл. Я перерыл весь дом и не нашёл. А Хава сказала, что рано утром приходил ты, и Хава отдала тебе рыбацкие принадлежности. Разве можно так поступать, отец? Ведь у тебя есть свои удочки, подсака и другие рыбацкие принадлежности, - сказал Адам.
- Понимаешь, Адам. Я сегодня с раннего утра собрался на рыбалку, но не нашёл своих удочек. Я перерыл весь дом. Нигде их не было. Тогда я решил взять твои удочки. Я даже не подозревал, что сегодня и ты соберёшься на рыбалку. Если бы я знал, то не взял бы твои рыбацкие принадлежности, - сказал я.
- Так давай с тобой вдвоём пойдём на рыбалку. Удочек нам хватит, - сказал Адам.
- Понимаешь, у меня не только нет своих удочек, но и твоих. Оказывается, мои удочки спрятала Варя. А когда я пришёл домой с твоими удочками, Варя и их отобрала. И сейчас пошла к Хаве, чтобы вместе с ней идти на рыбалку с нашими удочками, - сказал я.
- Ты хочешь сказать, что наши жёны пошли на рыбалку без нас?! – сказал Адам.
- Но ведь мы хотели пойти на рыбалку без них, - сказал я.
- И что же нам делать? Я хочу на рыбалку, - сказал Адам.
- Есть одна идея, - сказал я. – Вон видишь бочку? Туда я запустил пойманную вчера рыбу. У меня есть леска и пара крючков. Предлагаю двум кошерным парням ловить рыбу в бочке.
- Я согласен, - сказал Адам.
Мы примостились возле бочки и закрышили. Ждём клёва.

Сказ про стыдный домик для рыбёшки

Пошли мы с Адамом на озеро купаться. Постелили полотенца, разделись до трусов и бултыхнулись в тёплую воду. Какое-то время мы плавали и ныряли, как вдруг Адам закричал и выскочил на берег. Я тоже выбрался из воды. Адам полез в трусы и вытащил рыбу.
- Зачем ты забралась ко мне в трусы?! – воскликнул Адам.
- Не кричи, я не глухая, - ответила рыба.
- Глухая – не глухая, а отвечай! – вскричал Адам.
- Прежде всего, я хочу представиться, - сказала рыба. – Меня зовут Марфа. Я много дней искала гнёздышко, чтобы там отложить икру. Но не находила подходящего. И вот я увидела прекрасное, тёплое место у тебя в трусах, Адам. Позволь мне пожить у тебя в трусах. А в награду я твоим именем назову одного из мальков.
- Ты не представляешь, чего просишь, - сказал Адам. – Если моя жена, Хава, узнает, что у меня в трусах живёт женщина, она меня пристукнет на раз сковородником. Да и тебе не поздоровится. Так что ищи себе другое место для гнезда. Это ради твоей же безопасности.
- Какие у тебя в семье странные отношения. Жена бьёт мужа только за то, что замужняя женщина поселится у него в трусах. Лично я не вижу никакого греха в том, чтобы поселиться в трусах женатого мужчины. Неужели ты будешь приставать ко мне? Ох, Адам, я вижу похотливые чёртики у тебя в глазах. Так что я передумала жить у тебя в трусах. Лучше я поселюсь в трусах у Василия Ивановича. Уж у него-то не будет проблем с женой. Правильно я говорю, Васька? – сказала рыба.
- Ты что, Марфа, сдурела что ли?! – сказал я. – Ты думаешь, что если я Всесильный, то Варвара Пантелеймоновна не справится со мной? Она и меня, и тебя в такой рог скрутит, что никто не раскрутит. Шла бы ты лучше в озеро. Вырыла бы ямку и там метнула бы икру. Говорю это только из уважения к твоему беременному состоянию. Иначе нам всем – кирдык.
- Странные вы, - сказала Марфа. – Ну да ладно. Дайте мне хотя бы трусы. Я в них сделаю домик.
- Без трусов нам никак нельзя, - сказал я. – Начнутся вопросы, то, да сё.
- Странные вы, - сказала Марфа и полезла в воду. – Жёнам – привет!
И Марфа уплыла. А мы с Адамом договорились про этот случай никому не рассказывать, тем более, нашим жёнам. Вот так.

Сказ про новый напиток

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки.
- Отец, я хочу отправиться на войну. Мне кажется, я уже готов стать воином. Ты научил меня владеть мечом, луком. Я умело обращаюсь с пращой. Я отлично сижу в седле, - сказал Адам.
- Адам, сейчас во Вселенной нет войн, - сказал я.
- Но я хочу попасть в зону Хаоса и сразиться с его порождениями. Ты за меня не переживай. Я вернусь живым и невредимым. От тебя мне требуется лишь твоё благословение, - сказал Адам.
- Дело в том, Адам, что много веков тому назад я заключил мир с порождениями Хаоса. Они не посягают на Вселенную, а я больше не иду на них войной, - сказал я.
- Так это у тебя с ними мир. Я никаких договоров не подписывал. Рано или поздно существа Хаоса всё равно нападут на нас. Так не проще ли предупредить их вторжение и самим нанести удар? – сказал Адам.
- Адам, настоящий мужчина не будет рваться на войну. Ты не знаешь, что это такое. Война – это зло. Кровь, кровь и ещё раз кровь. У настоящего мужчины поле боя находится не в гуще врагов, а дома. Дом, семья – вот поле битвы для настоящего мужчины, - сказал я.
- Отец, я не понимаю, - сказал Адам.
- Я объясню. Что начинает делать настоящий мужчина, когда просыпается? Он оглядывает внутренним взором своё поле битвы и начинает борьбу. Грязь в доме? – борись с нею веником и шваброй. Бочка пуста во дворе? Наноси воды из колодца. В доме шаром покати? Приготовь завтрак, пока не встала боевая подруга. Сходи в лес за хворостом и дровами. Принеси дары леса. Налови рыбу. Отремонтируй трактор. Поверь, нет лучшего поля битвы для настоящего мужчины, чем его ежедневные обязанности по дому, включая уход за домашними животными. Тебе нужны трофеи? Собери урожай со своего огорода. Твоя жена будет гордиться тобой не как воином-победителем, а как заботливым мужем. Её гордость – это лучшая награда для мужчины. Теперь ты уразумел? – сказал я.
- Я понял, отец. Лучше проливать томатный сок, чем кровь, - сказал Адам.
- Согласен. Наливай, - сказал я.
- Но у меня только томатный сок, - сказал Адам.
- А у меня немножко сомы. Смешаем. Как мы назовём новый напиток? – спросил я.
- Кровавая Хава, - сказал Адам, и мы употребили.

Сказ про корону Вседержителя

Сидим мы с Варей за столом и пьём чай с плюшками. Тут заходит Адам.
- Присоединяйся, - сказала Варя.
Адам сел, положил шапку рядом с собой и налил в чашку из самовара кипяток. Добавил заварку и стал потреблять плюшки.
- Отец, а ты богатый? – спросил Адам.
- Конечно, богатый, - сказал я. – У меня целый сундук с сокровищами.
- А посмотреть можно? Потрогать, погладить, - сказал Адам.
- Ну, пойдём к сундуку, - сказал я.
Я открыл сундук и стал вынимать вещи по одной.
- Вот гвоздь, - сказал я.
- Он золотой? – спросил Адам.
- Нет. Железный. Этим гвоздём я поранил пятку. И потратил кучу золота на лечение. Так что, в некотором смысле, он золотой. А вот 6 подков, - сказал я.
- На счастье? – спросил Адам.
- Почти. Когда случится война, я ими подкую своего шестиногого коня Буцефалоса. А вот платок с вензелем Первых, - сказал я.
- А на что он годится? – спросил Адам.
- Когда у тебя родится ребёнок, его можно будет пеленать этим платком, - сказал я.
- Отец, ты покажи лучше настоящие сокровища: алмазы, там, самоцветы, золото, серебро, - сказал Адам.
-Хорошо. Вот корона Вседержителя. Самый значимый артефакт во Вселенной. Правда, в ней недостаёт какого-то количества каменьев. На докторов поистратился, - сказал я.
- Отец, а дашь поносить корону? – спросил Адам.
- Ага, - сказал я.
Я возложил корону на Адама.
- Сейчас найду другие символы власти, - сказал я.
Я порылся в сундуке и достал запыленные скипетр и державу. Вручил их Адаму. Адам приосанился.
- Мой царь, - сказал я. – Ты можешь издать любой указ. Сейчас весь мир подчиняется тебе. Корона передаст твои слова во все уголки Вселенной. Будь рассудителен и мудр.
- Слушайте меня, жители Вселенной! – сказал Адам. - Отныне вы должны каждый день по три часа радоваться и веселиться! Ослушники наказываются ежедневным прослушиванием анекдотов в течение трёх часов. Аминь!
Я отобрал у Адама корону, скипетр и державу и убрал их в сундук.
- Адам, ты великолепно правил целых 30 секунд. С этого времени ты будешь зваться Адам Великолепный. Лыхаим!

Сказ про тотальную уборку

Сидим мы с Варей за столом и ленимся. Тут дверь открывается и входит курица Клара.
- Садись, Клара, - сказал я. – В ногах правды нет.
Курица села, пододвинула к себе миску с пирожками и стала уплетать их с чаем. При этом было видно, что её распирает от желания что-то сказать.
- Ты не спеши, - сказала Варя. – Наешься и потом расскажешь, зачем пришла.
Курица кивнула и продолжила потреблять пирожки. А пирожки у нас получились поджаристые, с картошкой и жареным луком. Наконец, Клара отодвинула миску и выпалила:
- А Адам огород моет!
- Ты, наверное, хотела сказать, что Адам огород поливает? – сказала Варя.
- В том-то и дело, что не поливает, а моет! Сама видела. Стоит Адам посреди огорода с тряпкой и возит ею по земле, - сказала Клара.
- Вот так диво, - сказала Варя. – Испокон веку такого не было, чтобы кто-то мыл огород. Что ещё за фантазия?
- Я всё знаю, - сказала Клара. – Пришла Хава домой и увидела пыль на подоконнике. Она набросилась на Адама, что он сидит дома и по хозяйству не занимается. Далее она сказала, что не подпустит Адама к себе, пока он везде не уберётся. Для Адама отлучение от тела – катастрофа. Поэтому он по-своему понял выражение «везде убраться». Поэтому, я думаю, он и решил навести порядок в огороде.
- Странный Адам какой-то, - сказала Варя.
- А я думаю, что он по-своему прав, - сказал я. - Когда я попал однажды в такую ситуацию как Адам, то мне пришлось не только мыть огород, но и мыть реки, озёра и моря. Представляешь, Клара – мыть воду! Это ж надо до такого додуматься! А всё потому, что Варя сказала, что не допустит меня к себе, если я всё не вымою. А как прикажешь понимать слово «всё»? Вот я вымыл поля, леса, горы, долины и, на всякий случай, вымыл всю воду на Земле. После этого я так устал, что мне месяц ничего не хотелось, хотя Варя была не против. Так что, Клара, если тебе захочется попилить мужа, выражайся предельно ясно. Мужик – он же весь мир перетряхнёт, если захочет. Так что, дорогие женщины, берегите своих мужчин. А уж они, в благодарность, сберегут и вас и мир. Клара, а вот пирожки с капустой. Попробуй. Сам готовил. Как там погода?
- Дождик моросит, - сказала Клара.
- А Адам огород моет, - сказал я. – Вовремя. Наливочки?
- Не откажусь, - сказала Клара.

Сказ про вкусное

Сидим мы с Адамом под инжирным деревом в Эдемском саду. Потребляем фрукты и философствуем.
- Если бы я создавал жирафа, - сказал Адам. - Я бы сначала нарисовал чертёж. Согласен, жираф должен быть высоким с длинной шеей, чтобы доставать листья с высоких деревьев. Но ты, отец, создал некоторые деревья в десятки метров вышиной. И к верхушкам таких деревьев твой жираф не дотянется. Я бы сопоставил высоту самого высокого дерева с длиной шеи жирафа, и у меня жираф получился бы гораздо выше. Следовательно, я как творец, был бы более последователен, творя свои творения.
- Ты был бы прав, Адам, если бы я сотворил из всех животных только жирафа. Но нужно смотреть шире на процесс сотворения. Тот жираф, который есть сейчас, не достаёт до верхушек некоторых высоких деревьев. И неспроста. Ведь там, в верхушках, вьют гнёзда птицы. И если бы жираф доставал до верхушек, он бы разорил гнёзда. Теперь ты понимаешь, что при сотворении нужно учитывать логику всех живых существ. Каждая тварь должна занимать свою нишу, которая позволит ей нормально существовать, - сказал я.
- Согласен, - сказал Адам. – Теперь у меня ещё есть вопрос. Ты создал меня не самым сильным, не самым ловким, не самым быстрым, не самым высоким, не самым большим. Но при этом ты назначил меня царём зверей. Почему не гепарда или медведя? Почему я, самый средний среди всех животных стал управлять более сильными, ловкими, быстрыми и прочее?
- Дело в том, что я создал тебя по образу и подобию своему. Я тоже когда-то не отличался выдающимися способностями. Но благодаря настойчивости и целеустремлённости сумел стать самым опасным существом во Вселенной. Прошло время. Быть сильным стало необязательным, и я стал Всеблагим. Всю Вселенную заполнила Любовь. И ты создан благодаря любви. Ты похож на меня в юности. И у тебя одна лишь дорога, один путь: возрастать над собой, бесконечно приближаясь ко мне. Ты хочешь быть Создателем? Ты им станешь. Только не спеши. Безусловно, твой жираф будет отличаться от моего, и в этом суть прогресса. Тебе нравится инжир? – сказал я.
- Он вкусный, - сказал Адам.
- Хорошее слово. Его можно применять ко всему, что идеально. Даже правильного жирафа можно назвать вкусным. Всё, что я создал – вкусное, так как идеальное. И когда ты станешь Создателем, имей в своей голове главное определение качества – вкусное, вкусный, вкусная. Вкусная получилась звезда. Вкусный получился океан. У тебя, Адам, есть что-то вкусное? – спросил я.
- Да, сома. Вот она, - сказал Адам, доставая бутылку из-за пазухи.
- Помимо вкусного, есть понятие очень вкусное. Твоя бутылка с сомой подходит под эту категорию. Наливай, сын мой. И да пребуду с тобою я.

Сказ про хитрющего ежа

Пошли мы с Адамом в лес по грибы. Видим – на опушке сидит ёж, а перед ним куча корзинок с грибами: корзинка с боровичками, корзинка с подосиновиками, корзинка с лисичками и ещё много чего.
- Удачная охота, - сказал Адам.
- А я грибы-то продаю, - сказал ёж.
Мы с Адамом рассмеялись.
- А зачем нам покупать, если мы сейчас бесплатно наберём? – сказал Адам.
- Оно, конечно, верно, - сказал ёж. – Бог в помощь. И до встречи.
- Ты думаешь, мы ещё встретимся? – сказал я.
- А как же. Со мной все грибники встречаются. Где меня найти – вы уже знаете, - сказал ёж.
Мы пожали плечами и углубились в лес, поглядывая по сторонам в поисках грибов. Три часа мы ходили по лесу, а нашли лишь одну сыроежку, фиолетовую. Расстроились мы с Адамом. Как домой возвращаться без грибов? Но тут вспомнили про ежа и поспешили к опушке леса.
Ёж сидел на том же самом месте и философски курил трубку. Мы подошли к нему и поздоровались.
- Опять вам здрасте, - сказал ёж. – Я же говорил, что опять с вами встретимся. Какие грибочки желаете? Боровички, волнушки, грузди, рыжики?
- А почём ты продаёшь корзинку? – спросил я.
- Тебе, Первый, я отдам каждую корзинку за одно желание.
- По рукам, - сказал я. – Мне нужны три корзинки. Значит, я должен исполнить три твоих желания.
- Счёту ты обучен, - усмехнулся ёж. – Давай начнём. Первое моё желание будет такое. Хочу быть в лесу самым главным.
Я достал миро и помазал ежа.
- Помазываю тебя, ёж, на царство! – сказал я, достал из подпространства скипетр и державу и вручил их ежу.
- Второе моё желание будет такое, - сказал ёж. – Хочу, чтобы Адам, бывший царь зверей, мне почести оказывал.
- Замётано, о, царь зверей! - сказал Адам и украсил колючки ежа грибами.
- Третье моё желание будет таким, - сказал ёж. – Хочу, чтобы ты, Василий Иванович, Первый, служил у меня на посылках.
Я вздохнул и кивнул.
Ёж потёр руки.
- Никогда ещё я так выгодно не продавал грибы. А теперь, Васька, бегом за сомой. Мы с Адамом подождём.
- А зачем бегать? – спросил я. – Вот она, - я достал из подпространство бутылку.
- Всем сидеть, пить и радоваться существованию! - сказал ёж.
- Это мы умеем, - сказал я и откупорил бутылку.

Сказ про необычные подарки

Нас с Варей пригласили в гости Адам с Хавой. Мы решили не идти с пустыми руками и полезли в сундук за подарками.
И вот мы пришли. Сели за стол. Я поставил перед собой суму.
- Адам, подойди сюда, - сказал я. – Сейчас я буду тебя одаривать.
Адам отошёл от печки, вытер руки о фартук.
- Подарки я люблю, - сказал Адам. – И желательно, чтобы они были большими, тяжёлыми и блестящими. Ну, они могут быть и маленькими, и не тяжёлыми, но обязательно – блестящими. Доставай же скорее, отец!
Я порылся в суме и вынул блюдечко и яблочко.
- Ой, какое блестящее блюдечко! – воскликнул Адам. – А как блестят бока у этого яблока! Спасибо, Отец! Это самый лучший подарок в моей жизни! Хава, давай вместе съедим это яблоко.
Я схватил яблоко и сказал:
- Адам, это яблоко нельзя есть. Яблоко и блюдечко составляют пару. Они вместе являют собой аппарат, который показывает живые картинки. Вот смотри.
Я положил яблоко на блюдечко и катнул его. Яблоко медленно покатилось по ободу блюдца. И вдруг в блюдце возникла картинка, где петух сидел на яйцах и дремал. Курица Клара в блюдечке пила сому вместе с индюшкой.
- Вот подарок так подарок! – сказал Адам. – А что оно ещё показывает?
- Тебе лишь стоит подумать о ком-то, и блюдечко сразу покажет, чем он занимается, - сказал я.
- Вот это да! Теперь я самый настоящий царь зверей! Я всегда буду знать, чем занимаются мои подданные, - сказал Адам. - Хава! Счастье поселилось в нашем доме! Теперь я стал Всевед!
Ко мне подошла Хава.
- Отец, эта штука, блюдце с яблочком, будет показывать Адаму и чем занимаюсь я? – спросила Хава.
- А вот теперь мы и подошли к твоему подарку, - сказал я и полез в суму.
Я достал тюбик с кремом.
- Этот крем не простой, а волшебный, - сказал я. – Стоит тебе им намазаться, и никакое блюдечко не увидит тебя.
- Спасибо, отец, за такой подарок, - сказала Хава. – Конечно, я ничем запретным в отсутствие Адама заниматься не собираюсь. Но моя приватность – превыше всего! Правда, от тебя, отец Всевед, всё равно не спрячешься, но хотя бы Адам должен знать, что я для него всего останусь таинственной и загадочной. И пусть он никогда не увидит, как я штопаю колготки.
- Клянусь, что моё всеведение, Хава, больше не будет распространяться на тебя. И я никогда не застану тебя за штопаньем колготок! – сказал я.
- А сому ты, отец, заслужил, - сказала Хава и выставила на стол бутыль.

Сказ про изобретательство

Сидим мы с Адамом на приступочке и жизни радуемся. Я периодично достаю из подпространства бутылочку сомы, разливаю и снова прячу бутылку в подпространство. Солнышко немного взошло, и тут из хаты выходит Варя.
- А что это вы такие благостные прямо с утра? – спросила Хава.
- Да вот радуемся солнышку. Ты встала – и тебе радуемся, - сказал я.
Варя нас тщательно обыскала, но ничего не нашла.
- Удивительно, - сказала Варя. – Бутылки нет, а они сидят как пьяные.
- Садись, - сказал я Варе. - В ногах правды нет.
- Сходили бы лучше огород вскопали, - сказала Варя.
- Это мы мигом, - сказал я.
Мы с Адамом встали и пошли, шатаясь, к огороду. Пришли и сели прямо на землю. Я достал бутылку из подпространства, разлил и спрятал бутылку обратно.
- Адам, расскажи мне про радование жизни, - сказал я.
Адам задумался, а потом начал говорить.
- Жизнь – это особое состояние материи. Вокруг нас – всё живое: и звери, и птицы, и гады, и рыбы, и горы, и моря, и земля и небо. Всё вокруг радуется жизни и поёт гимны Создателю. Не зря Всеблагий создал эндорфины. Благодаря им и получается радость. Мы же с тобой, отец, больше всех радуемся жизни, потому что пьём напиток богов – сому. И у нас эндорфины смешаны с адреналином, так как мы боимся, что Варвара Пантелеймоновна нас застукает, - сказал Адам.
И тут мы увидели, как к нам направляется Варя.
- Проверь мою речь, - сказал я. – Кукушка кукушонку купила капюшон. Смешон кукушонок в капюшоне.
- Нормальная у тебя дикция, - сказал Адам. – Прокатит.
Тут подошла Варя и внимательно на нас посмотрела.
- Пили? – строго спросила она.
- Кукушка кукушонку купила..., начал я.
- Отставить! – сказала Варя. – Где бутылка?!
- Да нет никакой бутылки, - сказал я.
Варя снова нас обыскала и, естественно, ничего не нашла.
- Прикопана где-то, - сказала Варя и стала копать огород в поисках бутылки. Мы с Адамом стали ей помогать. Вскоре огород был вскопан.
- Не нашла, - сказала Варя. – Эй вы, юродивые, пойдёмте домой чай пить с плюшками.
- О, чай! Это здорово! – сказал я.
Я достал из подпространства бутылку и спрятал её в рукаве. И когда мы пили чай, я незаметно подливал в чашку сому. Не знаю, какие мы юродивые, но изобретатели из нас – хоть куда.

Сказ про прекрасный тост

Варя печёт блины. Рядом стоят Адам с Хавой и съедают всё подчистую. Я сижу за столом. Голодный. Смотрю на детей и злюсь. Мне Варя никогда не разрешала есть со сковородки. А ведь я – любимый муж. Я тоже хочу стоять у печки и есть блины прямо со сковородки. Но меня Варя никогда к печке не подпускала. Вот и сегодня. Затеяла Варя блины. Тут подошёл я и попытался ухватить блин. Так Варя огрела меня поварёшкой. «Жди», - сказала она. Я сел за стол и стал ждать. А тут пришли Адам с Хавой и сразу рванули к печке. Варя обрадовалась, бросилась обниматься. А они увернулись от её ласок и стали есть блины прямо со сковородки. Несправедливо. Когда у нас появились дети, я перестал быть Вариным любимчиком. Все лакомые куски – детям. Все ласковые слова – детям. Все мои игрушки – детям. Я превратился в придаток. Мне всё достаётся по остаточному принципу. Сначала – детям, потом мне, если останется. Я уже много дней думал о том, как мне вернуть расположение Вари. Я стал делать ей комплименты больше обычного. Я стал чаще её хвалить. Хвалить за всё, что она делает. Я стал постоянно задаривать её подарками. Но Варя совсем переменилась ко мне из-за детей. Она их любит больше. Она их ласкает. Она их хвалит и передаривает мои подарки. Ну что поделаешь с такой бабой? Где мне взять терпение всё это перенести? Как мне жить дальше, если моя жена ко мне остыла? Может, сделать приворот? Нет. Приворот – это последнее средство. Ведь оно очень опасное для того, кто делает приворот. А зачем мне дополнительные неприятности? Мне и так не сладко. Чёрт. Я сильно голоден. Сижу и вилку облизываю. А Адам с Хавой блины едят прямо из сковородки. Тут я не выдержал, стал на четвереньки и подполз к печке. Дёрнул Адама за кафтан. Адам посмотрел на меня и всё понял. Он стал брать блины. Делить их пополам и одну половину давал мне. Через полчаса я наелся и отполз на четвереньках к столу. Налил себе стопарик, выпил и сыто потянулся. Всё-таки хороший у меня сын. Нежадный. Накормил отца. Нужно его как-то отблагодарить. Я встретился глазами с Адамом и поманил его к себе. Адам стал на четвереньки и подполз ко мне. Я налил ему сомы. И себя не забыл. Мы выпили и вышли во двор. Сели на приступочек и закурили трубки.
- Спасибо, сынок, что накормил, - сказал я.
- Я твой кормилец, - сказал Адам и улыбнулся. – А ты – мой поилец. Мы дополняем друг друга. Ведь ты мой отец, а я твой сын.
- Да, сынок, не зря я тебя создал.
- Прекрасный тост, отец.

Сказ про магическое вино

Пошли мы с Адамом в лес искать клад. Взяли с собой тачку, кирки и лопаты.
- А мы точно найдём клад? – спросил Адам.
- Обижаешь! – сказал я. – Я клады чую. Всегда, когда я ходил за кладом, я находил его. И сегодня мы точно найдём клад. У нас для этого всё есть: кирки и лопаты.
Ну, пришли мы в лес, и я стал искать приметы, по которым можно определить, где клад. И вот я увидел зацветший папоротник.
- Копать будем здесь, - сказал я.
Мы с Адамом стали орудовать кирками. Потом земля стала мягкой, и мы взяли в руки лопаты.
Удивительно, но клад мы не нашли. Потом мы ещё копали. И ещё. Выкопали 13 ям и никакого клада не нашли. Расстроенные мы возвращались домой. Как вдруг увидели на опушке сидящего ежа. Перед ним на земле стояли сундуки.
- Здравствуйте, кладоискатели! - сказал ёж.
- И тебе не хворать, Прокоп, - сказал я. – А что это у тебя за сундуки?
- Дык, клады энто. Пошёл я сегодня утречком в лес, пока кладоискатели не проснулись. Вот, насобирал 13 кладов. А вы что – интересуетесь? Так я могу вам продать парочку. Я их ещё не открывал, поэтому не знаю, что в этих сундуках.
- А почём отдашь сундук? – спросил я.
- Да возьму 5 золотых. Выбирай любой, - сказал ёж.
- 5 золотых – большие деньги, - сказал я. – Уступи гривенник.
- Обижаешь. Клады-то у меня первосортные, древние. Уступить могу, но копеечку, не больше. Я же весь день копал, трудился…, - сказал ёж.
- Ладно, Прокоп. Вот тебе 5 золотых, - сказал я.
- Вот ваша копеечка, - сказал ёж.
Мы с Адамом взяли сундук и отошли в сторонку. Ключа не было, поэтому мы с помощью лопаты и кирки взломали замок. Открыли и заглянули под крышку. Господи! Чего там только не было! Древний меч гоблинской работы, почти не ржавый, серебряные доспехи, как раз на Адама, золотой кувшин, наполненный вином и другое сокровище. Мы с Адамом не побрезговали древним вином и всё его выпили. Вдруг мы обнаружили послание на пергаменте. Я взялся прочесть, так как знал все языки во Вселенной. В послании было сказано: «А ежели кто выпьет вина из древнего кувшина, тот станет человеком, если до этого был богом. А кто был человеком, тот станет богом. Мужайтесь оба».
Пергамент выпал у меня из рук. Я стал проверять свои божественные способности. Всеведение отсутствовало, Всеблагость пропала. Исчезли и остальные качества бога. Я не смог достать из подпространства даже солёного огурца. Тут я вижу, как Адам растеряно смотрит на свою руку, в которой зажат огурец.
- Из подпространства? – спросил я.
- Ага, - сказал ошеломлённый Адам. – Значит, я стал богом?
- Типа того, - сказал я. – Раз такое дело, Адам, теперь ты за всё отвечаешь во Вселенной.
- Но я не хочу быть богом, отец. Не хватало мне всемирских проблем. Давай поменяемся, - сказал Адам.
- Это трудно будет сделать. Вино – магическое. Есть, правда, один способ. Нужно выпить другого вина, с обратной магией, - сказал я.
- А где ж мы это вино раздобудем? – спросиля Адам.
- Пойдём опять к ежу, покупать сундук. У нас будет всего 12 попыток, - сказал я.
- А если не найдём нужного вина? – спросил Адам.
- Ну, хоть напьёмся на славу, - сказал я.
И мы побрели к ежу. Э-хе-хе.

Сказка про кованые крючки

Привиделось как-то мне, что в моём сундуке копается Адам. Я проснулся в холодном поту и воочию увидел Адама у сундука. Я встал потихоньку с печки, подкрался к Адаму и схватил его за шиворот.
- Попался! – закричал я.
Проснулась Варя и уставилась на нас.
- Что тут у вас происходит? – спросила Варя.
- Да вот вора поймал на месте преступления, - сказал я.
- Я не вор! - сказал Адам.
- А кто же ты? Пробрался в наш дом ночью и роешься в нашем сундуке, - сказал я.
- Я без злого умысла. А то, что я хотел взять, тебе бы и вернулось, - сказал Адам.
- Что-то я совсем ничего не понимаю, - сказала Варя. – Адам, что ты искал в нашем сундуке? Среди ночи? Когда мы спали?
- Дело в том, что у отца сегодня будет день рождения. Достойного подарка у нас с Хавой нет, и я решил одолжить кое-что значимое и величественное из вашего сундука, чтобы это подарить отцу. Так что взятая мною вещь возвратилась бы к владельцу. Не думаю, что это можно назвать воровством. А меня нужно поблагодарить за находчивость. У вас в сундуке так много древних вещей, вы так долго в него не заглядывали, что, наверное, забыли, что там вообще лежит. Вот этой вашей забывчивостью я и хотел воспользоваться. Я бы подарил отцу какой-нибудь артефакт Первых. Он бы расчувствовался, обнял бы меня и поцеловал. А потом назвал бы меня любимым сыном. А Хаву назвал бы любимой дочерью и первой красавицей. А теперь, по вашей милости, мне придётся дарить отцу или кусок мыла или крем для бритья. Какой сюрприз вы сорвали! Как расстроится Хава! Я этого не переживу! – сказал Адам.
- Значит так, Адам, - сказал я. – Сейчас мы с Варей засыпаем. Крепко. А ты, определив по храпу, что мы крепко уснули, берёшь из сундука самое ценное, а именно, раскладную удочку с коваными крючками. Уносишь её. И вечером в качестве подарка приносишь.
- Ух, ты! Отец, у тебя есть удочка с коваными крючками?! Так давай сейчас пойдём на рыбалку! На зорьку!
Я прослезился.
- Адам, приглашение на рыбалку – это самый лучший для меня подарок.
Мы взяли рыбацкие принадлежности и с бьющимся от нетерпения сердцем пошли на озеро. Никакая чудо-рыбина не сможет сойти с кованого крючка. Вот так.

Сказ про умирающего Адама

Сидим мы с Варей на приступочке и трубки курим. Дым весело поднимается к облакам, а нам хорошо. Тут к нам подбегает курица Клара и заполошенно говорит:
- Батюшки! Там Адам помирает! Вас зовет!
- Ты толком-то скажи, - сказал я.
- А чё говорить? Лежит сердешный и в потолок смотрит. Приведите, говорит, отца с матерью повидаться напоследок, - сказала Клара.
- Пошли, - сказал я Варе, и мы двинулись в сторону дома Адама с Хавой.
Пришли и сразу бросились к печке, на которой лежал Адам.
- Что с тобой сыночек?! - спросила Варя.
- Помираю я, мама, - сказал Адам. - Сегодня смерть ко мне приходила.
- Это я приходила, - сказала заплаканная Хава. - Он меня за смерть принял. Ой, горе мне!
- Погоди завывать-то, Хава, - строго сказал я. - здесь нужно разобраться. Что произошло?
- Адам помирает! - зарыдала Хава.
- Это я уже понял. От чего он помирает? – спросил я.
- Видно, срок пришел, - сказала Хава.
- Какой еще срок?! - сказал я. - Смерти не дано вас забирать!
- А она приходила, - слабым голосом сказал Адам.
- Это я приходила! - сказала Хава.
- Что за бред? - сказал я. - Приходила-уходила. Если Адаму нездоровится, значит должна быть причина.
- Да, причина есть, - сказала Хава. - Срок пришел. А за ним и я уйду.
- Значит, так. Пока вы здесь и никуда не ушли, я хочу знать, что делал Адам, перед тем как собрался в мир иной?
- Обедал. Я вареники приготовила, - сказала Хава.
- А ты что делала, когда Адам обедал? - спросил я Хаву.
- А я ждала, пока он наестся, чтобы самой потом отобедать, - сказала Хава.
- Ну и как, отобедала? – спросил я.
- Нет. Ничего не осталось. Адам все съел, - сказала Хава.
- Сколько вареников было? – спросил я.
- 666 вареников с картошкой, - сказала Хава.
- И он все съел? – спросил я.
- Все! – сказала Хава.
- Значит так, - сказал я. - Диагноз мне понятен. Назовем его "жадность и обжорство в кубе". Жить будет. Назначаю лечение: муки совести три раза в день. За то, что не поделился с женой обедом. Пойдем, Хава. Мы тебя накормим и напоим. У нас осталось как раз 333 вареника.

Сказ про неизвестную рыбу

Пошли мы как-то с Адамом на рыбалку. На этот раз мы не взяли удочки. Пришли на озеро, накачали лодку. Отплыли на середину и закинули сеть. Нам нужно поймать много рыбы, так как к нам с Варей должно было прийти много гостей, на мой юбилей. Обещались прибыть даже гости с пра Земли, Первые.
Пока сеть делала своё дело, мы решили позавтракать. Расстелили платочек на дне лодки, достали сало, кровянку, репчатый лук и бутылочку сомы. Жизнь нас радовала, и мы в неё углубились благодаря волшебному свойству алкоголя.
- Отец, что тебе говорит твоё всеведение: мы много сегодня поймаем рыбы? – спросил Адам.
Я чокнулся с Адамом и сказал:
- Чую, что мы поймаем крупную рыбу. Такую большую мы ещё не ловили.
- А какое у неё название? – спросил Адам.
- Прости, Адам, но под действием сомы моё всеведение иногда барахлит. Вот поймаем, я и скажу её название, - сказал я.
- Да когда мы вытащим её, я и сам узнаю, как эта рыба называется, - сказал Адам. - Отец, вот у тебя завтра юбилей. Это сколько годков-то тебе стукнуло?
- Эта информация засекречена. Считается, что Сущий был всегда во все времена. И он был, когда времени ещё не было. Нужно поддерживать эту версию и всячески её распространять. Тогда меня все уважать будут. А то некоторые меня Васькой кличут. А я – Василий Иванович, серьёзный бог, - сказал я.
- Вот за твоё отчество тебя многие всерьёз не воспринимают. Потому что, если ты предвечен, значит, никакого отца у тебя быть не должно. В крайнем случае, ты должен быть отцом самому себе, - сказал Адам.
- Согласен. В этом вопросе неувязочка вышла. Напишу-кая в своей официальной биографии, что я сам родил себя. Это по-божески. Это хорошая идея, Адам. А теперь давай проверим сеть.
Мы с Адамом принялись было за сеть, но она ни в какую не двигалась. Мы удвоили наши усилия и сеть поддалась. Видать, попалась та большая рыба, о которой я говорил. Мы добрались до берега и стали тянуть сеть изо всех сил.
- Это она! – сказал Адам. – Большая!
Я только кивнул, и мы утроили силы. И вот последний рывок и… на берег выбрался трактор Мыкола.
Мы с Адамом потеряли дар речи.
- Ну и что мне с вами делать? – спросил трактор. – С какого перепугу вы меня из воды вытащили?
- Вот тебе и неизвестная рыба, - сказал Адам.
- Чё ты там бормочешь, Адам? – сказал Мыкола. – Чем я вам помешал, что вы меня сетью поймали?!
- Извини, Мыкола, - сказал я. – Мы не хотели… А что, собственно ты делал на дне озера?
- Да жена Горпына послала меня за ракушками красивыми, чтобы тебе подарок на юбилей соорудить… Ой, я кажется проболтался. Вот уж мой неугомонный язык, сказал Мыкола.
- Говоришь, Горпына за пампушками послала? – спросил я.
- Да, да, да, за пампушками, - обрадовался трактор. – Ну, я пойду дальше собирать?
- Иди, - сказал я.
Трактор нырнул в воду, а я посмотрел на Адама и сказал:
- Как ты уже понял, ракушки мне дарить смысла теперь нет. Зато у тебя сузился поиск подарка для меня. Так. Рыбы мы не наловили. Значит нужно сказать Варе, чтобы наготовила побольше пампушек. На посошок! - сказал я, и мы с Адамом чокнулись.

Сказ про игру в прятки

Мы с Варей, Адамом и Хавой сидели за столом и играли в карты.
- Надоело, - сказал я. - Я всё время в дураках остаюсь. Давайте сыграем ну, например, в прятки.
- Ура! Это моя любимая игра! - сказал Адам.
- Я не буду, - сказала Хава. – Я не умею прятаться. Меня всегда находят.
- Мы с Хавой повяжем, - сказала Варя. - А вы с Адамом играйте.
- Приступим, - сказал я. – Я считаю до тринадцати, а ты, сынок, прячься.
Я закрыл глаза и стал считать.
- … Одиннадцать. Двенадцать. Тринадцать! Я иду искать!
Я открыл глаза и осмотрел всю комнату.
- Ну, конечно! Адам, ты спрятался на печке! – сказал я.
Я осмотрел печку, заглянул под одеяла, но никого не обнаружил.
- Коль на печке тебя нет, значит, ты залез в сундук! – сказал я.
Я на цыпочках подошёл к сундуку и резко открыл крышку. В сундуке Адама не было. Я зачем-то посмотрел в горлышко старой, запыленной бутыли.
- Ну, если ни на печке, ни в сундуке тебя нет, значит, ты шмыгнул в погреб! – сказал я.
Я открыл крышку погреба и посветил свечой. Потом, на всякий случай, спустился и осмотрел все углы. Адам в погребе не было. Я вылез из погреба и ещё раз осмотрел комнату.
- Ага! Я понял! Ты, Адам, спрятался у паука! – сказал я.
Я подошёл к окну и осмотрел паутину.
- Григорьевич, здесь Адама нет? – спросил я.
- Не появлялся, - сказал Паук и зевнул. – Ты бы мне рюмочку, что ли, поднёс. Для радования жизни.
- Погоди, будет тебе рюмочка. А сейчас я занят, - сказал я.
Я по второму кругу заглянул на печку, в сундук, в погреб, потеребил паутину. Адам как сквозь землю провалился.
- А, понял! Ты спрятался в подпространстве! Как же я раньше не догадался?! – сказал я.
Я сунул руку в подпространство и пошарил ею. Пусто.
- Всё. У меня вариантов больше нет. Адам, я сдаюсь. Можешь выходить из своего убежища, - сказал я.
Тут Хавина юбка зашевелилась, и из-под неё вылез Адам.
- Ну что, отец, проиграл? Будешь кукарекать! – сказал Адам.
- Нечестно, Адам, прятаться под юбкой жены. Я ведь не имел права под неё заглядывать, - сказал я.
- Отец, на войне, как и в игре, все средства хороши. Полезай под стол и кукарекай.
Делать нечего. Пришлось лезть под стол.

Сказ про Главное Событие

Сижу я на приступочке и трубку курю. Тут подходит ко мне индюк Макар, садится рядом и закуривает.
- Васька, я чё к тебе пришёл. Давай посплетничаем, - сказал индюк.
- Дык, сплетничать – это бабское дело. Мужики же должны говорить или о смысле жизни, или о вечном, - сказал я.
- Я тебя умоляю, - сказал индюк. - Смысл жизни захотел узнать? А чё о нём говорить? Я тебе и так расскажу. Без разговоров на пару. Только дай для сугреву.
- Дык, тепло же, - сказал я.
- Не умничай, Васька. Не нальёшь – не узнаешь за смысл жизни, - сказал индюк.
Делать нечего. Достал я бутылку из подпространства и налил индюку. Макар степенно выпил, занюхал рукавом и запыхтел трубкой.
- Так вот. Смысл жизни – он простой, как полено. Другими словами, живи и радуйся. Вот мой сказ, - сказал индюк.
- Ты видно плохо согрелся, - сказал я и налил Макару в стакан.
Макар выпил и попросил ещё. Я налил. Макар выпил. Потом он устроился на приступочке поудобнее и стал рассказывать.
- Смысл жизни есть у каждого. И у человека, и у зверя, и у птицы, и у гада. Даже у микроба – и то есть смысл жизни. Только у Бога нет смысла в жизни.
- Вот те раз, - сказал я.
- А ты не перебивай. Каждая тварь к чему-то стремится. Чего-то хочет и добивается этого «чего-то». А вот когда достигнет чего-то, сразу ставит перед собой следующую цель. Из этого следует, что смысл жизни в целепологании. Существо без цели деградирует, валяясь на печке. С ним не о чем поговорить или поспорить. Существо без цели – пропащее существо. Оно добровольно решилось на медленную смерть своей души. Каждое существо обладает душой. А главная цель любой души – воссоединиться с Богом. Но так как Бог – это Абсолют, то душа будет постоянно приближаться к своему Идеалу. Вечно. И никогда его не достигнет. Смысл существовании души – вечное сближение с Сущим. Движение – вот двигатель прогресса. Приближаясь к Богу, душа испытывает всёвозрастающее блаженство. И рост его никогда не остановится. С этим мы разобрались. А теперь вернёмся к моему тезису, что у Бога нет смысла жизни. Если у всех существ смысл жизни заключается в постоянном движении в сторону Бога, то сам Абсолют пребывает в покое. Он – Абсолют. Ему не к чему стремиться. Когда-то он всего достиг и теперь пребывает в блаженном покое. Это деградация Божества. Вечная деградация. Я всё сказал.
- Ты всё верно подметил, - сказал я. – И то, что души стремятся к Богу, и никогда его не достигнут. Так было всегда. Но некоторое время назад что-то произошло необычное для Бога. Он оставил Вечный Покой и двинулся навстречу душам. В конечном итоге, они встретились, и произошло Главное Событие.
- Какое такое Главное Событие? Мне о нём неизвестно, - сказал индюк.
- Сущий стал наливать поровну. Вот Главное Событие!
- Это ещё нужно доказать, - сказал Макар. - Разливай!
Я трясущимися руками разлил в два стакана.
- У тебя больше на палец! – возмутился индюк. – Давай меняться! – И индюк, не дожидаясь моего согласия, выпил из моего стакана.

Сказ про мозговой штурм

Решил я, значит, сделать подарок Варе. Думаю, дай схожу в магазин. Ну и пошёл. Магазин находился на границе Эдемского сада и леса. Пришёл и стал разглядывать полки. Чего там только не было! И самовары блестящие, и медный таз для варки варенья, и кочерга, и метла. А вот и платья: длинные, короткие, с вышивкой, с самоцветами. Сумочки дамские на любой вкус. Сапожки сафьяновые разных цветов. Но больше всего мне понравились серьги из жемчуга.
- Сколько стоят у вас серьги из жемчуга? – спросил я продавщицу, красавицу лису.
- Пять золотых, - сказала продавщица.
Я достал кошелёк и высыпал его содержимое на ладонь. Посчитал. 13 сантимов. И это всё, что у меня было. Я задумался. Обвёл глазами полки.
- А что у вас есть на 13 сантимов? – с надеждой спросил я.
- Только старая, ржавая лампа. 15 сантимов. Но Вам я её уступлю за 13 сантимов, - сказала продавщица.
Делать нечего. Купил я лампу. Неловко как-то дарить ржавый презент, и я решил привести лампу в порядок. Я пошёл на речку и стал песком тереть бока лампы. Вдруг она завибрировала у меня в руках. Я от страха выронил её, и тут из лампы повалил дым. Я отшатнулся, как вдруг прямо перед собой, в воздухе, увидел бородатого мужика. Он сидел по-турецки над землёй и смотрел на меня насмешливым взглядом.
- Ты кто? – спросил я.
- Джин. Раб лампы. Теперь я служу тебе, мой господин, Василий Иванович. Приказывай. Всё исполню, - сказал джин.
- Неужели – всё? – спросил я.
- Всё, если исполнение твоих желаний не будет нарушать законы физики и метафизики.
- А если я попрошу пять золотых, чтобы купить жемчужные серьги, это никаких законов не нарушит? – спросил я.
- Глупец! Я могу тебе дать 666 пар серёжек из жемчуга. Стоит тебе только захотеть, - сказал джин. - Подумай хорошенько. У тебя есть три желания.
- Ладно. Я готов. Первое моё желание такое. Хочу, чтобы был мир во всём мире! - сказал я.
- Странное желание. Ну ладно. Дело в том, что во всём мире с недавних пор итак мир. Всё тихо и спокойно. Но если это твоё желание, то я его исполняю. Бздынь! Исполнено. Теперь загадывай второе желание. Смотри, не промахнись, - сказал джин.
- Хорошо. Хочу, чтобы все стали богатыми! – сказал я.
- Чудной ты, Васька. С тех пор, как ты поселился на земле, ни у кого ни в чём нет нужды. Но воля твоя. Бздынь! Исполнено. Васька, у тебя осталось последнее желание. Используй его с толком, - сказал я.
- Постараюсь. Третье моё желание – такое. Хочу, чтобы мужчины понимали женщин! – сказал я.
- Это выше моих способностей, - сказал джин.
- Что, нарушаются законы физики и метафизики?
- Попробую объяснить. Бог создал камень «Понять женщину». Этот камень никто не может поднять, даже сам Бог. Это парадокс. Он вне всяких законов, - сказал джин.
- Понимаешь, если я стану понимать Варю, то это будет самый лучший для неё подарок, - сказал я.
- Ничем не могу помочь, - сказал джин.
- А подумать? А мозговой штурм? – спросил я.
- Без пол литры здесь не разобраться, - сказал джин и спустился на землю…

@@@

Этот случай произошёл три дня назад. Мы с джином до сих пор кумекаем. Если у кого есть идеи насчёт «как понять женщину», приходите к нам помозговать. Найти нас легко. Планета Земля, Эдемский сад, песчаный пляж на берегу речки.

Сказ про чёрте что

Решили мы с Адамом посетить трактора Мыколу. Набрали всего самого нужного для этого дела и пришли в гараж.
- А, явились не запылились! – с порога огорошил нас трактор. – Где же вас так долго носило?!
- Не понял? - сказал я. – Мы же только вчера у тебя были-пили. Вот пришли справиться у тебя о здоровье твоём драгоценном. Правда, Адам?
- Ага, - ответил Адам.
- Принесли? – спросил трактор.
- Принесли, - сказал я и достал из корзинки запотевший ящик пива.
- Пиво – тоже не плохо. Пригодиться. Но я о другом. Принесли? – спросил трактор.
- А, ты об этом? – сказал я и достал из корзинки вяленую рыбу.
- Вяленая рыба? Принимается. Только я о другом. Принесли? – спросил трактор.
Я почесал в затылке и достал из корзинки заячий ансамбль скрипачей.
- Будут нас развлекать. Зайцы – лучшие музыканты, - сказл я.
- Согласен, - сказал Мыкола. – Но я ожидал более креативный подход. Принесли?
Я достал из корзинки четыре колеса.
- Зимняя резина. Скоро пригодится, - сказал я.
Трактор меня поцеловал и сказал.
- Зимняя резина – оно, конечно, тоже хорошо. Но меня интересует другое. Принесли, черти окаянные? – спросил тарктор.
Я достал из корзинки старого чёрта.
- Самый окаянный чёрт, которого я знаю, - сказал я. – Будет тебя развлекать россказнями, если к нему подход найдёшь.
- Я сам буду развлекать его россказнями. Чёрт окаянный – это то, что я хотел. Уважаемый, - спросил Мыкола чёрта. – Как тебя величать?
- Вувузул я, - ответил чёрт.
- Скажи мне, Вувузул, какого чёрта у меня в гараже нее прибрано?! Какого чёрта моя жена Горпына укатила с мотоциклом кататься?! Какого чёрта мир не совершенен?! Спросил трактор.
Чёрт кивнул мне и сказал:
- Васька, на третий вопрос отвечать придётся тебе.
- Какого чёрта я должен за всё отвечать! – закричал я.
- Какого чёрта стынет пиво! – закричал Адам.
Тут мы затихли и посмотрели на Адама.
- Ты что-то сказал? – спросил трактор Адама.
- Я говорю, что пиво без рыбы…
Зайцы первыми потянулись к ящику с пивом. За ними спохватились и мы. После третьей бутылки захотелось прекрасного, и зайцы заиграли чёрт те что, а чёрт ими дирижировал.

Сказ про метеорит

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки.
- Отец, давай нашим жёнам нарвём цветов, - сказал Адам.
- Идея, конечно, хорошая. Но послушай умудрённого человека. Вот мы нарвём цветов. Подарим их нашим женщинам. Они обрадуются. После этого мы сядем на приступочек и станем курить трубки. Наши женщины будут посылать нас - то вскопать огород, то наносить воды, то принести дров и так далее, до бесконечности. Мы будем говорить «щас», а сами будем сидеть на приступочке и курить. Наконец, у наших женщин закончится терпение. Они возьмут букеты и станут ими лупасить нас по чём попало. Если бы они нас били сковородником, например, - это было бы не так обидно как букетом. Ведь цветы – это наши подарки от чистого сердца и от большой любви. Вот почему я не советую нам идти за цветами, - сказал я.
- Ну, хорошо. Давай тогда сходим по грибы. Наши женщины будут довольны нами. Они не будут говорить, что мы бездельники и пропащие люди.
- Эта идея замечательная, но послушай, Адам, опытного человека. Вот сейчас мы встанем, пойдём в лес. Насобираем две корзинки грибов. Принесём их домой. Наши жёны обрадуются и скажут: «Какие вы молодцы! Кого нам благодарить за таких славных мужей?! Если бы не вы, мы бы сегодня остались без ужина. А теперь садитесь, герои, и почистите грибы». Мы сядем за стол и будем три часа чистить и резать грибы. Заметь – насухую. И вот, когда мы их все перечистим, придут наши жёны и скажут: «Грибы нужно есть со сметаной. Сделайте её». И тогда мы возьмём ведро сливок и станем их взбивать. На это уйдёт пять часов, пока не получится сметана. Наши жёны увидят плоды нашего труда. Обрадуются и скажут: «Какие вы молодцы! Мы счастливы! А теперь идите к печке и приготовьте грибы со сметаной. Хотя, не со сметаной. Мы передумали. Просто пожарьте с луком». И вот мы встанем к печке и будем жарить грибы, две корзинки. Через три часа ужин будет готов. Тут придут наши жёны и скажут: «Вы просто герои! Грибы – это, конечно, замечательно. Но сегодня нам с Хавой хочется сала и кровянки». И вот мы с тобой стоим и обшариваем глазами комнату в поисках чего-то тяжёлого. Но сдерживаем себя и выходим на улицу покурить, чем мы с тобой, Адам, и занимаемся сейчас, - сказал я.
- А какой же всё-таки сделать подарок нашим жёнам? – спросил Адам.
- Вон видишь - камешки валяются? Возьми парочку. Мы их подарим и скажем, что это обломки метеорита, - сказал я.
- А если они не поверят? – спросил Адам.
- Ещё как поверят! Они ведь поверили в то, что, как я сказал, петух кукарекает по утрам, так как каждый вечер в карты проигрывает, - сказал я.
Мы взяли по камешку и пошли в дом к нашим жёнам.

Сказ про плодовитых тварей

Было это или не было…
- Адам, что вчера было? – спросил я.
- А ты что, не помнишь? – спросил Адам.
- Ничего не помню. И голова раскалывается. Пытаюсь вспомнить, но бесполезно. В голове пустота. Мне бы пивка, - сказал я.
Адам достал запотевшую бутылочку из подпространства, открыл её и дал мне. Я жадно припал к горлышку. И не остановился, пока всё не выпил.
- Полегчало? – спросил Адам.
- Ага, - сказал я.
- Вспомнил? – спросил Адам.
- Нет. А ты-то сам помнишь, что вчера было? – спросил я.
- Я всё помню, - сказал Адам. – Сидели мы, значит, с утра с тобой на приступочке и курили. Тут прибегает радостный бык и заявляет:
- Моя корова родила! Адам, Василий Иванович, пойдёмте к нам, выпьем на радостях!
- Я с утра не пью, - сказал ты. – Но чтобы ты не обиделся, я выпью всего одну рюмочку.
Мы пришли к быку. Я дал имя телёнку – Николай. Потом мы сели за стол. Ты честно выпил одну рюмку и больше не стал пить, как тебя бык не уговаривал. Тут вбегает конь и с порога кричит:
- Адам, Василий Иванович! Моя кобыла родила! Двойню! Пойдёмте к нам отметить это дело!
Ты говоришь:
- Мне с утра пить нельзя. Но уважу и выпью только одну рюмку.
Пришли мы к лошадям. Я назвал жеребёнка Василисой, а другого Марфой. Ты честно выпил одну рюмку. А тут конь и говорит. Ты выпил за здоровье Василисы. А теперь изволь опрокинуть за Марфу. Делать нечего. Ты выпил вторую рюмку и больше не пил, как тебя не уговаривал конь. Тут вбегает боров и с порога заявляет:
- Моя свинья опоросилась! 13 поросят! Адам, Василий Иванович, пойдёмте вспрыснем!
Ты сказал:
- Я с утра не пью, но ради такого события выпью одну рюмочку. В общем, я дал имена всем тринадцати поросятам, а тебе пришлось пить 13 рюмок – за здоровье каждого детёныша.
- Это всё? Неужели я с этого напился?! Не может быть! – сказал я.
- Отец, а сейчас самое главное. Сидим мы у свиней, и тут вбегает муравей.
- Адам, Василий Иванович, радость-то какая! Наша матка родила 666 тысяч ребятишек! Айда отмечать!
Ну, мы и пошли с тобой. Вот такая история, отец. Слава богу, что вчера ни один вирус не прибежал к нам с радостной новостью. Уж больно они плодовитые.

Сказ про решительность

- Хочу доказать, что я самый сильный. Ведь я царь зверей и людей, - сказал Адам.
А ведь ничего не предвещало такого поворота. Мы с Адамом мирно сидели на приступочке и курили трубки.
- Зачем что-то кому-то доказывать? – сказал я. – Разве тебе плохо здесь, на приступочке? Мы курим. Разговоры разговариваем. Ляпота. А ты: «доказать». Некошерно это, Адам. Давай лучше по грибы сходим или на рыбалку. А хочешь – на дерево залезем. Я тебе весь мир покажу.
- Скучно, - сказал Адам. – Всё время то по грибы, то на рыбалку, то мир смотреть. Я хочу не мир смотреть, а себя показать. Хочу сам себе доказать, что круче меня никого нет. Я хочу не на приступочке сидеть, а на пьедестале или на троне. Я должен быть уверенным, что меня с трона никто не турнёт.
- Чего ты, Адам, решил, что тебя хотят подсидеть? Нет для этого причин. Я всем объявил, что ты главный, и все с этим согласились. Никто не будет с тобой спорить. Не говоря уже о том, чтобы составить против тебя заговор. Вот когда у тебя пойдут дети, вот тогда и будешь думать. Рано или поздно тебе придётся первенцу отдать скипетр и державу. А пока царствуй на здоровье. Грейся на солнышке и жизни радуйся. Бери пример с меня: сижу, курю, разговоры разговариваю. Что ещё нужно кошерному человеку?
- Но ты не человек, а Бог, - сказал Адам.
- Мало ли что люди болтают. Был – Бог. Стал человек, - сказал я.
- Тебе легко говорить – человек. Но ты ведь для себя оставил кучу божественных способностей, - сказал Адам.
- Например? – спросил я.
- У тебя рыба чаще клюёт, - сказал Адам.
- Просто я лучше знаком с её повадками, - сказал я.
- Ты грибов всегда больше собираешь, - сказал Адам.
- У меня зрение зорче, - сказал я.
- На всё у тебя есть ответ. Я тоже хочу знать ответы на все вопросы, - сказл Адам.
- Это тяжёлое бремя. Даже я не выдержал. Отключил у себя функцию всеведения. И теперь мне спокойно, - сказал я.
- Так ты считаешь, отец, что мне не нужно никому доказывать, что я первый из первых? – спросил Адам.
- Именно так я и считаю, - сказал я.
- А Хава говорит, что я тряпка, - сказал Адам.
- Не бери в голову. Мало ли чего там женщина говорит, - сказал я.
- А я слышал, как мама говорила, что ты – так себе, - сказал Адам.
- Так и сказала?! – удивился я.
- Именно. Ты – так себе, - сказал Адам.
- А ну пойдём разбираться кто из нас так себе! – вскричал я.
- Отец, ты же не будешь драться с мамой? – спросил Адам.
- Хуже! Я сейчас подойду к ней и скажу всё, что я думаю: Варя, какие планы у тебя сегодня? Чем я смогу помочь? – сказал я.
- Что, прямо так и скажешь? – спросил Адам.
- Разрази меня гром! – сказал я.
- Я тоже своей такое же устрою! - сказал Адам, и мы решительно разошлись по домам.

Сказ про наимудрейшего

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки. Тут подходит петух и говорит:
- Васька, ты моих удочек не брал?
- Зачем мне твои удочки, если у меня свои есть, - сказал я.
- А ты, Адам? – спросил петух.
- У меня 13 удочек. Чужих мне не надо, - сказал Адам. – А зачем тебе удочки?
- Понятное дело. На рыбалку собрался, - сказал петух.
- Что-то я не замечал, что петухи едят рыбу, - сказал я.
- А мне рыба нужна не для еды, - сказал петух. – Мне собеседник нужен. Чтобы было с кем выпить и поговорить.
- А чем мы с Адамом тебе не собутыльники и не собеседники? Чем мы хуже рыбы? – спросил я.
- Ты, Васька, шибко умный. А Адам – ты не обижайся – слишком глупый, - сказал петух. Соответственно, наши разговоры закончатся дракой.
- А мы не собираемся с тобой драться, - сказал я.
- Я буду с вами драться. Вы меня вынудите. Так что, Васька, одолжи мне удочки. Пойду ловить себе собеседника, - сказал петух.
- Муторное это дело – на озере ловить. Вон бочка с водой стоит. Мы запустили. Там и лови сачком. Сачок найдёшь возле бочки, - сказал я.
- Спасибо, Васька, - сказал петух и ломанулся к бочке.
Петух взял сачок, опустил его в бочку, поворушил и вытащил бутылку. С этой бутылкой он пришкандебал к нам.
- Васька, гляди, чего поймал! Сома. Бутылка настоящей сомы! Полдела сделано. Выпивка есть, - сказал петух.
- Ну, иди ловить себе собеседника, - сказал я.
Петух стал мяться.
- Адам, Васька, вы того… выпьете со мной? – спросил петух.
- Конечно, Макар, - сказал я. – А чтобы тебе было хорошо с нами пить. Я не буду умничать, а Адам не будет тупить. Мы будем молчать, а ты будешь балаболить. Лады?
- Это по мне, - сказал петух. – Болтать – я завсегда.
- Вотславно, - сказал я. – Разливай!

@@@

Петух продолжал нескончаемый монолог: про тяжкую долю руководителя гарема, про то, что он не высыпается, так как нужно каждый день будить солнце, иначе оно не взойдёт. Про то, что петухи никогда не пьянеют, сколько бы им не наливали. Про то, что петухи самые сильные существа во вселенной. Про то, что до сих пор никто не знает, что было первым: курица или яйцо, а он, Макар – единственный, кто знает ответ на этот самый сложный вопрос.
- Стоп, стоп, стоп, - сказал я. – Так ты говоришь, что знаешь, что было первым: курица или яйцо?
- Знаю! – сказал петух.
- Если это так, то расскажи, и ты станешь величаться Наимудрейшим, - сказал я.
- Хорошо. Слушайте сюда. Первой была пра Курица, которая сама себя родила. Вот и весь сказ, - сказал петух.
- Наимудрейший! – сказали мы с Адамом и повалились в ноги петуху.

Сказ про фундаментальный закон Мироздания

У нас с Адамом бутылка сомы. А третьего нет. Задумались, кого позвать.
- Нужно такого позвать, - сказал Адам. – Чтобы мало пил. Тогда нам больше достанется. Согласен, отец?
- Я-то согласен. Да где сейчас найдёшь малопьющего? Все – ого-го - как заливают за воротник, когда выпивка дармовая. Да. Задача, - сказал я.
- И ещё. Нужен такой собутыльник, чтобы мало ел. А то многие не закусывают, а жрут. Так еды не напасёшься, - сказал Адам.
- Вот я сейчас перебираю в уме наших товарищей. И не могу ни на ком остановиться. Все многопьющие и многожрущие, - сказал я.
- Так, может, ну его – третьего? – сказал Адам. – Нам и вдвоём будет неплохо. Неужели нам будет скучно, отец? Мы и напьёмся и голодными не останемся. А третий только испортит наше уединение.
- Ты правильные вещи говоришь, Адам. Но дело в том, что мы не можем идти против фундаментального закона Вселенной, который гласит: аще у кого бутылка с бурдою найдётся, то пущай выберет себе из числа существ двоих товарищей, дабы совершить обряд потребления бурды. Иначе – анафема! – сказал я.
- Да, суровый закон, - сказал Адам. – А обойти его нельзя?
- Это как? - спросил я.
- Ну, например, так. Ты, как обладатель магических качеств, можешь быть за двоих. Тогда нас будет трое, - сказал Адам.
- Не понял, как это я могу быть за двоих? – удивился я.
- Для тебя всё возможно. Например, разделишься надвое, и будет нас трое. Так и решим проблему, - сказал Адам.
- Это, конечно, хорошая идея. Но есть один маленький, но существенный недостаток. Я – не малопьющий. А я и я – это уже два много пьющих. Что для нас троих – одна бутылка? Слёзы, да и только, - сказал я.
- Я придумал! – вскричал Адам. – Давай пригласим червяка! Он же маленький. Ему и напёрстка хватит.
- Хорошая идея, - сказал я. – А ты знаешь, где он живёт?
- Это не понадобится. Достаточно постучать вилкой по бутылке, как тут же появится червяк, - сказал Адам.
Так мы и сделали. Я постучал по бутылке вилкой, и тут случилось непредвиденное. Со всех сторон к нам начали ползти червяки. Сотни, тысячи, миллионы. Такого оборота мы с Адамом не ожидали.
- Халява! – кричали червяки и всё ползли и ползли.
- Что делать, отец?! – закричал в ужасе Адам. – Они не только нашу закуску, они и нас сожрут!
- Без паники, Адам! - сказал я.
А потом встал, огляделся вокруг на море червей и сказал:
- Черви мои! Все ли приползли?
- Все, батько! – вскричали черви. – Давай, наливай!
- Значит так. Разбейтесь по тройкам, - сказал я.
Черви так и сделали, образовав тысячи кружков по три особи. Тогда я достал из подпространства тысячи ящиков с сомой, а Адам роздал каждой тройке по бутылке.
- Спасибо, батько! – сказали черви.
- Так как вы питаетесь землёй, то закуску сами найдёте, - сказал я.
- Спасибо, батько! – сказала черви.
Тут к нам приполз старейшина червей.
- Петькой меня кличут, - сказал старейшина. – С вами пить буду. Фундаментальный закон мироздания нарушать нельзя. Буду третьим.
Склалось.

Сказ про вещий сон

Приснилось мне, будто Адам и Хава выпивают вместе с трактором Мыколой. Ну, это ладно. А то, что они смеялись надо мной, - непорядок. Проснулся я. Посмотрел в окошко. Светает. Слез осторожно с печки, чтобы Варю не разбудить. Сунул ноги в чувяки, надел халат с вышитыми драконами и пошёл в гараж. И вижу такую картину маслом: сидят рядком Адам, Хава и трактор Мыкола. Перед ними стоит огромная бутыль с сомой. И, самое страшное, – они смеются! Наверняка, надо мной.
- Отец, а как ты узнал, что мы в гараже? – спросил Адам.
- Ты забыл, сын, что у меня сны вещие. Мне всегда снится, что в мире важного происходит. Так я могу контролировать всю ситуацию даже во сне, - сказал я.
- Отец, неужели дружеская попойка относится к важному в мире? Я думал, что тебе снятся рубежи нашей Вселенной, откуда ты наблюдаешь, не появятся ли враги, - сказал Адам.
- Адам, для меня самое важное в мире - это мои дети. Как они проводят время? Всё ли у них в порядке? Над чем они смеются? У меня сложилось такое впечатление, что вы изволили смеяться надо мной. А это большой грех – смеяться над отцом. Скажите, может я ошибся, и вы не смеялись надо мной? Успокойте папу, - сказал я.
- Отец, - сказала Хава. – Ты почти прав. Но мы смеялись не над тобой, а над одной историей, что ты рассказывал. Помнишь, ты отправился в ночное, развёл костёр и стал кунять. Как вдруг в небе появилась светящаяся точка, которая невообразимым образом меняла траекторию движения. «Вот оно, - подумал ты. – НЛО. Неопознанный летающий объект! Они прилетели. Я сам воочию его увидел». А при более тщательном наблюдении оказалось, что светящаяся точка – это не НЛО, а светлячок, который прилетел к огню и вился над ним. Ты тогда посмеялся над собой. И мы посмеялись. Но не над тобой, а над твоей историей.
- Спасибо, Хава. Ты меня успокоила. А мне чёрте что померещилось, - сказал я.
- Выпить хочешь? – спросил меня трактор Мыкола.
- Если предлагают, то я не отказываюсь. Единственное, что меня смущает, что сейчас раннее утро, а вы уже выпиваете. Не годится так, - сказал я
- Всё нормуль, Иваныч, - сказал Мыкола. – Мы-то начали пить ещё с вечера.
- Тогда всё в порядке! - сказал я и взял в руку стакан.

Сказ про борщ и пирог

Наварил я борща и жду гостей. Никто не приходит. Тогда я написал на бумажке: «Приходите есть борщ» и повесил её на дверь. Жду. Жду. Никого нет. Ничего не понимаю. Наконец, в хату вошёл заяц. Он снял шапку и сел за стол. Я обрадовался. Налил ему полную тарелку борща, подпёр щёку рукой и стал с умилением смотреть, как он ест. Заяц съел одну ложку и пробормотал:
- Какая гадость. Васька, не могу я больше есть этот борщ.
- А что с ним не так? – спросил я.
- Васька, все в округе знают, что ты хреново готовишь. Теперь и я убедился в этом. Отвратительный у тебя борщ, - сказал зайц.
- А зачем же ты тогда пришёл? – спросил я.
- Дело в том, что на сходке порешили меня к тебе послать есть борщ, - сказал заяц.
- Почему тебя, а не кого-нибудь другого? – спросил я.
- Потому что я самый деликатный и дипломатичный, - сказал заяц.
- Деликатный?! Да ты с порога объявил, что я хреново готовлю и что у меня отвратительный борщ! – вскипел я.
- Поверь, Васька. Если бы на моём месте оказался кто-нибудь другой, он бы вылил тебе этот борщ на голову, - сказал заяц.
- Неужели моя стряпня такая плохая? – спросил я.
- Ужасная. Ты заметил, что к тебе гости стали приходить со своей закуской? – сказал заяц.
- Я как-то не связал одно с другим, - сказал я.
- А ведь это и есть настоящая дипломатия. Когда твоя Варя куда-нибудь уезжает, и ты остаёшься на хозяйстве, все придумывают повод, чтобы к тебе не ходить. Разве что со своей едой, - сказал заяц.
- Ладно. Ты меня вразумил. Но вот ты ко мне пришёл. Значит, закуска у тебя есть? – спросил я.
- А как же! - сказал заяц.
Заяц достал из котомки пирог.
- Вот пирог. Сам готовил. Доставай сому. Будем пить и есть, - сказал заяц.
Я достал бутылку, разлил и поломал пирог на части. Выпили и я укусил кусок пирога.
- Какой отвратительный пирог! – воскликнул я.
- Я старался, - сказал заяц. – А у тебя нет никакой дипломатии. У тебя нет деликатного подхода.
- Да какой деликатный подход, коли ты заставляешь есть эту гадость?! – сказал я.
- Я очень старался, когда готовил, - сказал заяц.
- Ладно. Я тебя уважу. Буду есть твой пирог. Но и ты меня уважь. Вот кастрюля борща. Пока не съешь, не выйдешь из-за стола, - сказал я.
Вот такой у нас получился перекус. И прошу заметить, что борщ я готовил с любовью.

Сказ про верное лекарство

Сидим мы с Адамом на крылечке и курим трубки. Радуемся солнышку, ветерку, который шелестит листьями. Тут подходит к нам пёс и садится рядом.
- Как дела, Кирилл? – спрашиваю я пса.
- Да надоело всё. Обрыдло, - сказал пёс.
- А что тебя не устраивает? У тебя хороший дом, прекрасная жена, послушные дети. Что тебе не так? – сказал я.
- Надоело солнце. Надоел ветер, который шелестит листьями. Надоело море с набегающими волнами. Надоели звёзды на небе. Всё надоело. Хоть в петлю. Или в монастырь, - сказал заяц.
- Ты, наверное, смысл жизни потерял? – спросил я.
- Верно подмечено, - сказал пёс. – Ещё недавно всё было не так. Я женился на любимой женщине. Вместе мы построили просторный дом. Мы разбили сад, стали сажать картошку. Потом у нас появились дети. Дети выросли. Обзавелись семьями. Вскоре у меня появились внуки. И тут я потерял смысл жизни. Ничего меня не радует. Мне больше не к чему стремиться. Я перестал ставить перед собой цели. Так и живу: от рассвета до заката. Каждый день я просыпаюсь, и ничто меня не радует. Василий, ты долго живёшь. Разъясни, как вернуть в мою никчёмную жизнь смысл?
- Да. Ну и задачу ты задал. Давай начнём с самого простого. У тебя есть какие-то интересы? Хобби? Мужские развлечения? – спросил я.
- Не понял, - сказал пёс.
- Ну, ты на рыбалку ходишь? – спросил я.
- Перестал, - сказал пёс.
- В лес по грибы? – спросил я.
- Давно не был, - сказал пёс.
- У тебя гараж есть? – спросил я.
- Есть, но там пусто, - сказал пёс.
- Никакого мужского хлама? – спросил я.
- Одна паутина, - сказал пёс.
- Значит, так, - сказал я. – Прописываю тебе лекарство. Первым делом, покупаешь себе трактор. Бери самца, чтобы собутыльник был. Трактор – это точечное решение твоей проблемы. На тракторе ты будешь ездить на рыбалку, за грибами, к тёще… Ой, с тёщей я перегнул. И вообще: трактор – лучший друг мужика.
- А что, трактора выпивают? – спросил пёс.
- Как сапожники. Пойдём с нами в гараж - навестим Мыколу, нашего трактора. Под рюмочку он тебе всё за жизнь расскажет. А потом он поможет тебе подобрать нужный трактор.
- Солнышко из-за тучки вышло, - сказал пёс.
- О, тебя уже и солнышко радует. Адам, пациент пошёл на поправку, - сказал я.
- Отец, трактор Горпына пошла на рынок. Скорей пошли в гараж. Нужно всё успеть до её прихода, - сказал Адам.
И мы, крадучись, побежали к гаражу.

Сказ про письмо, которого стоит бояться

Сидим мы с трактором Мыколой в гараже и потребляем.
- Ты мне вот что скажи, Васька, - сказал Мыкола. – Нахрена ты создал ржавчину? Кто тебя просил?
- Я ржавчину не создавал, - сказал я.
- Вот те раз! Не создавал. А кто же тогда, скажи мне на милость? Ведь ты же – Создатель. Ты создал всё, что вокруг, до малейшего винтика. Значит, и ржавчину создал тоже ты. Я так себе думаю, - сказал трактор.
- Понимаешь, Мыкола. Я создал законы: законы физики, химии, математики, метафизики, наконец. И то, что железо окисляется – не мой прокол. Всё строго по законам. И да, отпираться не буду: всё строго по законам, который я и создал, - сказал я.
- Ну, хорошо. Ты отмазался. Во всём виноваты законы. Но ты мне скажи, нахрена мне такие законы, которые заставляют меня ржаветь! Зачем мне эти проблемы?! Ты думаешь, у меня нет других забот, как постоянно счищать ржавчину с боков и изнутри? Лучше я бы это время потратил на более полезные дела: сходил бы за грибами или на рыбалку. Рванул бы с женой на край света. Слетал бы в космос. Исследовал бы глубины океана. А вместо этого я, как наказанный, чухаю себя, чтоб избавиться от ржавчины. Не, Васька. Ты плохой Создатель. Я бы сказал – никудышный. Ты, наверное, в школе для создателей троечником был. Или пропускал уроки. А мы теперь расхлёбываем. Вот покажи мне свой аттестат. И с оценками. Чтобы я знал, по каким предметам в школе создателей у тебя трояки были. А потом я напишу письмо кому надо, чтобы нам прислали другого создателя. Чтобы он тут всё переделал, что ты накулёмал тут. Ты думаешь, я один тут такой недовольный выискался?! Да ты оглянись вокруг. Послушай, что твари гутарят. Вон, на днях с червяками зависал, так они жалуются, что ты их создал таким образом, что они землёй питаются. Это же ужас какой-то. Вот ты сам попробуй с недельку землю есть. Взвоешь. Свету белому будешь не рад. По сравнению с их проблемой - моя, с ржавчиной, сущий пустяк. Мне ещё повезло. Я могу стаканчик употребить и закусить нормальной едой, и жизнь покажется в розовом свете, - сказал трактор.
- Слушай, Мыкола, пока ты тут речугу толкаешь, мы ни разу ещё не выпили. Рука вспотела стакан держать. Может, колдырнём, наконец? – спросил я.
- А ржавчина, думаешь, уйдёт? – спросил трактор.
- Я тут специально для тебя мазь от ржавчины создал. Прими в знак уважения, - сказал я.
Я протянул Мыколе тюбик.
- Вот уважил, так уважил, - сказал Мыкола. – Письмо пока писать не буду, но запомни, Васька, теперь ты под письмом ходишь. Чуть что не так – и тебя на отдалённую планету сошлют. Лыхаим!

Сказ про отсутствие присутствия Бога

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки. Жуки летают. Бабочки. Паутина. Птички. Тут подходит к нам угрюмый пёс и садится рядом.
- Бога нет, - сказал пёс и закурил.
- Странно, что ты мне это говоришь, - сказал, усмехнувшись, я.
- А я говорю, что Бога нет, - сказал пёс.
- Ну, раз тебе от этого легче, то пусть Его не будет, - сказал я.
- Я серьёзно! – сказал пёс. – Где был Бог сегодня, когда я лежал на печке и никого не трогал?!
- Любопытно, - сказал я.
- Так вот. Лежу я на печке и жизни радуюсь. Тут входит жена и начинает на меня с порога кричать: Почему воду не наносил! Почему дрова кончились! Потом она взяла сковородник и начала меня гонять по всей хате.
- Правильно жена тебя гоняла, - сказал Адам. – Ты же, воду не наносил, дрова не наколол. Причём здесь Бог? Вернее, его существование или – наоборот – отсутствие?
- Видит Бог… - начал, было пёс.
- Так всё-таки Он есть? – сказал Адам.
- Это просто фигура речи, - сказал пёс. – Так вот. На самом деле, сегодня я встал с утра. Подмёл хату, вымыл полы, наносил воды и наколол дров.
- Так жена тебе сказала, что ты воду не наносил и дрова не наколол. Она ошиблась? – сказал Адам.
- А вот тут начинаются чудеса, - сказал пёс. – После скандала я заглянул в бочку. Пустая. Посмотрел на дрова, которые я с утра наколол – нет дров. Получается, что жена была права. А я был не прав. Хотя я-то знаю, что был прав. Куда подевалась вода и дрова?! Где был Бог, когда у меня дома творится непотребство: пропадают вода и дрова?! Говорят: Бог - не Тимошка, видит немножко. Что он видит? Немножко. Самую капельку. Я безвинно пострадал, а Богу нет никакого дела. Как эти чудеса объяснить? Ну, допустим, дрова могли украсть. Ладно. Украли. Но воду-то зачем красть из бочки?! Кто? С какой целью? Чудеса.
Я выбил трубку об каблук и сказал.
- Это я украл у тебя дрова и воду.
Наступила тишина.
- Повтори, - сказал пёс.
- Это я украл у тебя дрова и воду, - сказал я.
- Не верю! – вскричал пёс.
- Ты разберись с собой. Ты мне не веришь или в Меня не веришь? – спросил я.
- Я запутался, - сказал пёс. – Зачем? Зачем ты это сделал?! Ведь грешно воровать.
- Надоело быть безгрешным. А если честно – с утра сушняк замучил, а воды не было. Благо, твой дом рядом. Ну, я и выпил всю бочку, - сказал я.
- А дрова? – спросил пёс.
- А дрова – это Адам, - сказал я.
- Причём здесь Адам? Ты же сам сказал: Адам, помоги дрова спионерить. Самим колоть не придётся, - сказал Адам.
- Да ну вас, - сказал пёс. – Что есть Бог, что Его нет – один чёрт.

Сказ про подарки

Пошли мы с Адамом к медведю. Он как-то сказал, что приготовил для нас с Адамом подарки. Вот мы и пошли за подарками. Долго думали, куда поместить подарки: в корзинки или в рюкзаки. Но решили взять большую тачку. Идём по лесу. Тачку впереди себя толкаем. Мечтаем о больших и разнообразных подарках. Думаем, медведь не поскупится. Одарит нас знатно. Весело тачка катится. Весело и нам. Наконец, пришли к дому медведя. Тачку прислонили к стене, а сами вошли в дом. Медведь нас сгрёб в охапку и прижал к своему большому животу.
- Пришли, родимые, навестить старого друга, - сказал медведь. – А я всё приготовил: выпивку, закуску. Садитесь за стол. Будем пировать.
- А подарки? – спросил Адам.
- Всему своё время. Да вы садитесь, - сказал медведь.
Мы сели за стол, на котором было много вкусной еды: и сало с прожилками с мясных кустов, и кровянка, и запеченная безмозглая рыба, и многое другое. Посреди стола стояла огромная бутыль с сомой.
Медведь разлил и сказал:
- Друзья, мне много лет. Вы прекрасно знаете, что я из Первых. Мы с твоим отцом, Адам, зажигали ещё на пра Земле. Были такие времена, когда мы с Васькой ухаживали за одной и той же девушкой. Но Ваське повезло больше, и он женился на Варваре Пантелеймоновне. Но я не в обиде. Вскоре я повстречал свою судьбу, и мы до сих пор вместе. Когда Васька сотворил Вселенную, многие Первые переселились сюда, на землю. Мы с моей женой тоже сюда приехали. Мы и представить не могли, что Василий Иванович вместе с Варварой Пантелеймоновной тоже поселятся здесь. Для всех нас, Первых, - это большая радость. И вот уже много лет, как мы дружим семьями с твоими родителями, Адам. Как-то жена мне сказала: «Прокоп, у нас всё хорошо. Мы зажиточная семья. Давай одарим Ваську и Адама подарками». «А чё? Это хорошая мысль, - сказал я. – Для Васьки и Адама я ничего не пожалею. Я бы им всё отдал… Но тогда мы перестанем быть зажиточной семьёй». «Ты прав, Прокоп, - сказала жена. – Давай им подарим это и это». «Это достойные подарки, - сказал я. – Особенно «это». Дорогие мои, Василий и Адам, в знак глубочайшей признательности, разрешите подарить вам это и это!
Медведь пошёл в угол хаты и вывел на середину две тачки.
- Эти замечательные тачки будут служить вам верой и правдой, - сказал медведь.
Мы с Адамом еле сдерживали смех.
- Спасибо, Прокоп, за столь чудесные подарки, - сказал я. – Мы тоже пришли не с пустыми руками и хотим вам подарить замечательный подарок, который мы оставили во дворе. А пока давай праздновать. На подарок посмотришь, когда мы уйдём. Лыхаим!

Сказ про проигрыш на балалайке

Сидим мы за столом: я, Варя, Адам и Хава. Нам хорошо после сомы. Хмельной Адам и говорит:
- Мама, сыграй на балалайке.
- И спой песню Первых, - сказала Хава.
Варя начала отнекиваться, но Адам с Хавой начали хлопать в ладоши и кричать: «Просим! Просим!»
Делать нечего, Варя взяла балалайку, настроила её и затянула песню Первых:

Ой, да на пра Земле
Пра деревья растут.
Ой, да в пра домике
Пра девка жила.

Ой, да увидела она
Ой, да пра молодца
Ой, да с пра чубом
Да на пра голове.

Ой, да влюбилась она.
Ой, да в пра глазоньки
Ой, да влюбился он
Ой, да в пра ноженьки

Ой, да в пра ноженьки
Да в пра сапоженьки
Ой, да в пра волосы,
Что в косу сплетены.

Ой, да венчались они
Ой, да в пра церкови.
Ой, да любились они
На пра периночке

Ой, да родился у них
Пра сынок Васенька.
Ой, тот, что станет потом
Пра Богом старшеньким.

Варя прекратила петь и врубила проигрыш. Вот такие наши посиделки.

Сказ про непростое яйцо

Пришли мы с Варей в гости к ослу с ослицей. А они сидят и радуются.
- Чего вы такие весёлые? – спросил я.
- Как же не радоваться? – сказал осёл. – Ведь наша курица снесла не простое яйцо, а золотое.
- Покажите, - сказала Варя.
Осёл полез за пазуху и вытащил яйцо. Я взял его в руку. Тяжёленькое. Попробовал на зуб – действительно, золотое.
- Да, есть повод для радости, - сказал я.
- И что вы думаете с этим яйцом сделать? – спросила Варя.
- Пойдём в магазин и накупим всего, - сказал осёл.
- А разве у вас нету «всего»? У всех есть «всё», - сказала Варя.
- Да мы сами это понимаем. Мы ни в чём не нуждаемся. Но коли нам такая удача привалила, надо же её как-нибудь воспользоваться. Вот куплю своей жене цветастый платок, - сказал осёл.
- У твоей жены уже 13 цветастых платков и 13 одноцветных, - сказал я.
- Ну, тогда куплю жене сапоги, - сказал осёл.
- Неувязочка. У твоей жены 13 пар сапог, 13 пар туфлей и 13 пар босоножек. Я уже не говорю о тринадцати парах валенок и тринадцати парах домашних тапочек, - сказал я.
- Ну тогда куплю жене шубу, - сказал осёл.
- Нет у тебя фантазии, Данька, - сказал я ослу. – У твоей жены 665 шуб… Хотя, согласен. Одной шубы не хватает для ровного счёта.
- Дань, я не хочу шубу, - сказала ослица.
- А что ты хочешь? – спросил осёл.
- Я хочу цыплёнка из этого яйца, - сказала ослица.
- Но ведь яйцо – золотое, - сказал осёл.
- Хочу золотого цыплёнка! – сказала ослица.
Делать нечего. Я взял яйцо, положил на сковородку и поставил на печку. Через три часа из яйца вылупился цыплёнок. Он был золотой. Вернее, жёлтого цвета, как и полагается быть маленькому живому цыплёнку. Все обрадовались. А цыплёнок забрался ослице на колени, прижался к ней и сказал:
- Мама, когда я вырасту, я подарю тебе платок, сапоги и шубу.
Все прослезились, а я, смахнув слезу, украдкой выпил.

Сказ про гаражные посиделки

Вара зашла в гараж и застукала меня, трактор Мыколу и Хаву. Правда, ничего запрещённого мы не делали, но, так как Варя сказала: «Ага! В гараже собрались!», то мы испугались и вжали головы в плечи.
- И что вы здесь делаете?! – сказала Варя.
- Просто разговариваем, - сказал я.
- Просто разговариваем?! Гараж – это злачное место! Я запрещаю вам собираться в гараже! – сказала Варя.
- Варя, погоди, - сказал я. – Ты присядь. Всё обсудим.
- Только не в гараже, - сказала Варя.
- Я просто хочу тебе рассказать, что гараж – не такое уж и злачное место. Садись, - сказал я.
Я усадил Варю на табуретку.
- Смотри. Это Адам. Это Хава. Это трактор Мыкола. Разве они могут заниматься чем-то непотребным? Наш гараж – не совсем гараж. Это дом, где живут Мыкола с Горпыной. Смотри. Кругом занавесочки, рушныки. В карты мы не играем на раздевание. Сому не пьём. Мыкола, обычно, вяжет, - сказал я.
Трактор недоумённо посмотрел на меня.
- Да, именно вяжет, - сказал я.
Трактор взял вязание и зашелестел спицами.
- Мы с Адамом чиним всякие вещи. Вот видишь – прохудившаяся сковородка. Я её не выбросил, как ты просила. Потому что я её починю. У трактора переднее колесо спустило. Нужно накачать. Перед твоим приходом я это и собирался сделать. Видишь – насос? Я его приготовил, - сказал я.
- А Хава что делает в гараже? – спросила Варя.
- Хаву мы работой не нагружаем. Достаточно того, что она с нами. Женское общество облагораживает. Неужели мы при Хаве занимались бы чем-то запрещённым?! Видишь – вон там окошко? Это Адам его вставил. Теперь у нас в гараже целый день светло. Ты тоже всегда можешь приходить в наш гараж. Почему ты думаешь, что только мужики пропадают в гаражах? Женщинам тоже полезно иногда оказываться среди железок, - сказал я.
- Варвара Пантелеймоновна, - сказал Мыкола. – Заползайте в кабину. Руль покрутите, побибикаете.
- А что – можно? – спросила Варя и покраснела.
- Нужно, - сказал трактор.
Варя полезла в кабину.
- Вась, а тут места хватит двоим, - сказала Варя.
Я тоже залез в кабину. Варя прижалась ко мне и зашептала.
- Жаль, что у вас сомы нет.
- А ты посмотри в бардачке, - сказал я.
Трактор мне подмигнул. Подмигнули и Адам с Хавай.
- О, тут и стаканы! - сказала Варя.

Сказ про самого сильного

Сидим мы с Адамом на приступочке и трубки курим. Птицы в небе летают. Червячки под землёй шебуршатся. Везде порядок. Линии пространства изгибаются, создавая красоту. Никакой тебе параллельности, симметричности и конгруэнтности. Ляпота! Тут подходит к нам заяц. Снимает шапку и говорит:
- Здравствуйте, мужики!
- И тебе не хворать, - говорю я. – Зачем пожаловал? Если нужно чё – соль, там, или спички – так мы дадим.
- Не за этим я пришёл. У меня просьба к Адаму, - сказал заяц.
- Всё исполню, - сказал Адам. – Говори.
- А просьба такая. Когда-то ты, Адам, давал имена животным, - сказал заяц.
- Было дело, - сказал Адам.
- Так вот. Мне моё имя не нравится. Заяц. Все, кто видит меня, говорят: о, заяц идёт трусливый. Почему у всех моё имя связано с качеством «трусливый»? Васька, ты же знаешь, я не трус. Я всех побеждал, с кем боролся. О прошлом годе, Васька, я тебя поборол на турнире. И грозы я не боюсь. Ничего я не боюсь, кроме одного микроба Варфоломея. Всех остальных микробов я тоже не боюсь. Но Варфоломей – страшный зверюга. Он в прошлом месяце пошёл на меня врастопырку и заломал. Так я три недели после валялся на печке. Встать не мог. Да, я боюсь микроба Варфоломея. Но это не значит, что я трус. Все боятся Варфоломея. Когда он идёт по деревне, все мужики прячутся. Да и ты, Васька, при виде Варфоломея в дом сбегаешь и дверь на щеколду закрываешь, - сказал заяц.
- Чего же ты хочешь, заяц? – сказал Адам.
- Я хочу, чтобы ты дал мне другое имя. А имя «заяц» компрометирует меня, - сказал заяц.
- Я не против пойти тебе навстречу, заяц, только…, начал, было, Адам.
- Традицию я знаю, - сказал заяц и поддёрнул корзинку в руке. Там, внутри, аппетитно задзеленчало.
- Ну, коли так, - сказал Адам, - нарекаю тебя, бывший заяц, бстигром!
- Какое звонкое и страшное имя! – возвеселился зайц. - Теперь я бстигр! Вот это оно. Вот это другое дело! Спасибо тебе, Адам. С таким именем никто не посмеет называть меня трусом. Бстигр! Это самое лучшее имя, которое мне доводилось слышать! Да с таким именем мне и Варфоломей не страшен!
Тут раздался чей-то вкрадчивый голос:
- Ты точно в этом уверен, бстигр?
Мы поискали по сторонам и, наконец, у самой земли увидели страшного микроба Варфоломея.
- Варфоломей! – закричали мы и в две секунды заскочили в дом и задвинули щеколду.
- Там что, гроза начинается? – спросила Варя.
- Хуже! – сказали мы.
Мы сиганули втроём на печку и забрались под одеяло.
Теперь 3 дня придётся в хате сидеть, пока Варфоломей не уйдёт.

Сказ про хорошего собеседника

Вышел я на крыльцо. Потянулся. Солнце только взошло. Варя ещё дрыхнет на печке. Решил я размяться. Взял топор и стал рубить дрова. Тут подползает ко мне гусеница. Закуривает трубку и начинает наблюдать за мной. А я страх как не люблю, когда во время работы на меня смотрят. Ну и начал промахиваться по поленьям. А гусеница только молча улыбается в усы.
- Чего ты вытрящелась?! – взорвался я
Гусеница вопросительно на меня посмотрела.
- Чего смотришь? Не видела никогда, как дрова рубят? – спросил я.
- Кто ж день начинает с рубки дров? – сказала гусеница. – Меня, кстати, Валеркой кличут. Откликаюсь и на Валерьян.
- Ну и скажи мне, Валерка, с чего же, по-твоему, день нужно начинать? – спросил я.
- С хорошей беседы. Если, конечно, попадётся хороший собеседник, - сказала гусеница.
- А ты – хороший собеседник? – спросил я.
- Я – лучший, - сказал Валерка.
Я бросил топор и сел на приступочек.
- Садись рядом, Валерка, и начинай бухтеть, - сказал я.
Гусеница села рядом со мной, затянулась и сказала:
- Хороший нынче день.
- Согласен. Ни облачка, - сказал я.
- Да, дождя не будет. Зато подует восточный ветер, - сказал Валерка.
- Или западный, - вставил я своё слово.
- Вскоре ветер усилится, - сказал Валерка.
- Да так, что будет гнуть к земле деревья, - сказал я.
- Много деревьев поломает, - сказал Валерка.
- А многие вырвет с корнем, - сказал я.
- Горе тому, кого ветер застанет в пути, - сказал Валерка.
- И счастье, у кого эта крыша есть над головой, - сказал я.
- Эту бурю нужно будет переждать в убежище, - сказал Валерка.
- Заранее, - сказал я.
- Лучше всего для этого подойдёт гараж, - сказал Валерка. – И хорошо тому, у кого он есть.
- У меня есть гараж, - сказал я.
- Страшно сидеть в гараже, слушая завывание бури без бутылочки сомы, - сказал Валерка.
- У меня есть бутылочка сомы, - сказал я.
- Чую, скоро грянет буря, - сказал Валерка.
- Так чего мы ждём? Айда Валерка, в гараж! – сказал я.
- Не откажусь, - сказал Валерка.
- А ты действительно хороший собеседник, - сказал я, обняв Валерку, и мы пошли в гараж.

Сказ про коварного индюка

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам индюк, садится рядом. Закуривает и начинает вздыхать.
- Чего так тяжко вздыхаешь, Макар? – спросил я.
- Да вот думу думаю, - сказал индюк.
- И какая у тебя дума? – спросил Адам.
- Э-хе-хе, - сказал индюк.
- Да ты толком скажи, - сказал я.
- Дело в том, что у меня дом тесный. Маленький, неказистый. Не развернёшься. У всех – дома как дома. И только у меня не дом, а сараюшка, - сказал индюк.
- Так чего ты вздыхаешь? Делать что-то надо, - сказал я.
- И я так думаю, - сказал индюк. – Вот, если бы ты, Василий, отдал мне свой дом, я был бы счастлив. А вы с Адамом себе новый построите. Ещё лучше прежнего. Но, сказать по правде, я в это не верю. Нет сейчас благородных людей, чтобы вошли в положение. Придётся мне до скончания века ютиться в хибарке. Э-хе-хе.
- Не горюй, Макар, - сказал я. – Так и поступим. Мы сейчас же с Адамом приступим к строительству нового дома, а тебе отдадим наш старый дом.
И вот мы с Адамом приступили к строительству. Через три дня дом построили. Ладный, хороший дом. Сели тогда мы на приступочек и трубки закурили. Тут подходит к нам индюк. Садится рядом и закуривает.
- Э-хе-хе, - вздохнул индюк.
- Что ты так тяжко вздыхаешь? – спросил я.
- Да вот думу думаю. Твой дом, Василий, хороший, просторный. Туда может много вещей поместиться. Да только нет у меня никаких вещей. Я гол как сокол, - сказал индюк.
- Так чего же ты хочешь? – спросил Адам.
- Вот если бы ты мне отдал свои вещи, Васька, я был бы счастлив, - сказал индюк.
- Тебе так мало для счастья надо? – улыбнулся я. – Забирай все вещи!

@@@

На следующее утро мы с Адамом курили на приступочке. Тут к нам подошёл индюк. Сел рядом и закурил.
- Э-хе-хе, - сказал индюк.
- Что ты опять тяжко вздыхаешь? – спросил я.
- Да вот думу думаю. Всё у меня есть: и дом, и вещи и гараж. Я зажиточный мужчина. Да только жены у меня нет, - сказал индюк.
- Это не беда, - сказал я. – С таким приданным за тебя любая пойдёт.
- Так-то оно так, - сказал индюк. Но дело в том, что мне любая не нужна. Вот если бы ты, Василий, отдал мне свою жену, Варвару Пантелеймоновну, счастью моему не было бы предела.
Тут я не выдержал. Схватил с бельевой верёвки полотенце и стал гонять индюка по всему двору.
- Дом мой ему подавай! Вещи мои ему приглянулись! На жену мою глаз положил!

@@@

Запомните, люди! Нет зверя коварнее, чем индюк! Вот и весь мой сказ.

Сказ про мальчишник-девичник

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки. Тут Адам и говорит:
- А у нас с Хавой завтра годовщина свадьбы. Поэтому я хочу устроить мальчишник.
- Здорово, - сказал я. – А где?
- В гараже, - сказал Адам.
- Чем раньше начнём, тем лучше, - сказал я, и мы с Адамом двинулись в гараж.
Заходим и - видим в гараже Варю, Хаву и трактор Горпыну. И где-то в уголочке стоит трактор Мыкола.
- А что вы здесь делаете? – спросил Адам.
- Как что? – сказала Хава. Завтра у нас годовщина свадьбы, поэтому мы решили устроить девичник. А вы чего сюда пришли?
- По той же причине. У нас тут будет мальчишник, - сказал Адам.
- Да, но первые заняли гараж, - сказала Хава. – А вы можете отмечать где-нибудь в другом месте.
- Для мальчишника самое лучшее место – это гараж. – А девичник можно провести где угодно. Хоть на природе, - сказал Адам.
- На природе не получится, - сказала Хава. – Мы заказали стриптизёров. А их на природе закусают комары.
- По той же причине и мы не можем отмечать мальчишник на природе. Я договорился со стриптизёршами, - сказал Адам.
- Так вот ты какой?! – воскликнула Хава. – Стриптизёрш тебе подавай?!
- Хава, я не собирался на них смотреть. Чего я там не видел? Просто я хотел сделать приятное для отца, - сказал Адам.
- Значит, решил на стриптизёрш посмотреть?! – вскричала Варя. – Тебе мало меня?!
- Варюш, успокойся. Я вовсе не собирался смотреть на стриптизёрш. Тоже мне – голые красивые девицы, - сказал я.
- Красивые?! – сказала Варя.
- Да всё красивое, что голое. Ну, я не об этом. Мне стриптизёрши не нужны. Просто мы с Адамом решили сделать приятное трактору Мыколе. Он тонкий ценитель женской красоты. Не зря выбрал Горпыну, - сказал я.
- Так значит ты, Мыкола, хочешь глазеть на голых баб?! – вскричала Горпына.
- Больно надо! – сказал трактор Мыкола. – Я просто хотел ещё раз убедиться, что ты – лучшая. Ведь всем известно, что ты самая красивая и самая сексуальная.
- Значит так, мои любимые и уважаемые,- сказал я. – Во избежание кровопролития предлагаю и девичник, и мальчишник провести одновременно и вместе. Стриптиз, как яблоко раздора, я отменяю. А вместо него мы будем играть в карты на раздевание.
- Это другое дело, - сказала Горпына.
- Мудрое решение, - сказала Хава.
- Это по-честному, - сказал Адам.
- Дык, - сказала Варя.
- Ну, коли все согласны на общий мальчишник-девичник, то накрываем столы. За одним столом будут сидеть мальчики, а за другим – девочки. Аминь! – сказал я.

Сказ про великоразумных грибов

Пошли мы с Варей в лес за грибами. Искали, искали – не нашли. Решили перекусить. Сели вдвоём на большой пенёк, взяли из корзинки по пирожку и стали есть. А корзинку с пирожками поставили на землю.
Едим мы, значит, пирожки и жизни радуемся. Тут мы услышали громкое чавканье. Оглянулись – никого. Посмотрели вверх на дерево – тоже ни души. А чавканье раздаётся совсем рядом. Глянули мы в корзинку, а там сидят грибы и жрут наши пирожки. И к корзинке со всех сторон идут вереницы грибов. Они заскакивают в корзинку и тоже начинают есть пирожки. Наконец, грибы съели все пирожки и собрались, было, вылезти из корзинки. Но тут я говорю:
- Уважаемые грибы, мы с Варей пришли в лес за вами. А вы пришли сами и съели наши пирожки.
- Всё верно, батько, - сказали грибы. – Мы виноваты. Делай с нами, что захочешь.
- Дело в том, что мы хотели пустить вас на жарёху, но теперь я даже не знаю, что с вами делать. Вы такие великоразумные. Даже совесть у вас есть. Когда я создавал грибы, то не вложил в вас душу и прочую требуху. Я создавал вас для еды, а не для разговоров. Скажите мне, как вам удалось обрести разум? – спросил я.
- Батько, это вышло случайно. Все мы знаем, как ты наделял тварей разумом. Ты взял комок Чистого Разума и каждому отщипывал понемножку, а крошки падали на землю. Нас ты обделил, но мы нашли на земле крохи Чистого Разума и съели их. Вот такая нехитрая история, как мы, грибы, стали разумными.
- Ну что ж. Мы с Варей теперь не будем вас есть, так как вы стали разумными. И коли такое дело, вы можете попросить у меня что-нибудь полезное для вас. То, чего вам не хватает, - сказал я.
- Батько, - сказал один гриб. – Больше всего на свете нам хочется иметь чувство юмора, так как женщины падки на таких существ.
- Для меня это несложно, - сказал я и достал из подпространства комок Чистого Юмора.
Я отщипнул от него кусок и стал крошить на грибы. Раздалась неземная музыка, и воссиял волшебный свет.
- Всё, грибы, теперь вы все стали обладателями отличного чувства юмора. Но вместе с этим у вас появилась крупная проблема. Вы все в равной степени – юмористы, и вашим женщинам трудно будет сделать выбор в чью-нибудь пользу.
- Ничего, батько! С нашими женщинами мы разберёмся. А вот у тебя действительно большая проблема. У тебя вся спина белая, - сказал подосиновик.
Я попытался заглянуть за спину.
- Варя, посмотри, что с моей спиною, - сказал я.
- Да всё у тебя в порядке, - сказала Варя.
- Это была шутка,- сказал подосиновик, и все грибы засмеялись.
Я тоже засмеялся. За мной засмеялась и Варя. Какие всё-таки эти грибы юмористы.

Сказ про галдёж

Собрались у нас с Варей в доме гости. Все едят, пьют, гомонят. Музыканты наяривают. Тут встаёт медведь и стучит вилкой по бокалу. Все затихают.
- А давайте попросим Варвару Пантелеймоновну и Ваську спеть песню Первых про природу! – сказал медведь.
- Просим! Просим! Просим! – закричали все.
- Соль минор, - кивнул я музыкантам.
Музыканты начали играть протяжную мелодию. Солировал фагот. Мы с Варей вступили на сильную долю:

Ой, ты, природа-матушка,
Да муж твой, природа-батюшка,
Да сын твой, ясно солнышко,
Да дочь твоя, луна блёклая.

Ой, вы, жуки перепончатокрылые,
Да мерины сивые.
Ой, вы, парнокопытные,
Да туннели, червями прорытые.

Ой, вы, леса и места пустынные.
Ой, вы, активные и пассивные.
Ой, вы, разумные да не очень-то.
Ой, вы, водопады да ручеёк.

Ой, ты, космическая вольница.
Ой, галактика да на околице.
Ой, ты, паук, да восемь ног.
Ой, ты, песнь, да всего семь-то нот.

Ой, да у песни есть конец.
Ой, да кто пел, тот молодец!

Песня закончилась. Мы с Варей поклонились и стали со всеми вместе галдеть. Ведь нет ничего прекрасней, чем галдеть с друзьями.

Сказ про конкурс красоты

Сидим мы с Адамом на приступочке и курим трубки. Тут подходит к нам свинья. Кланяется и говорит:
- Завтра будет конкурс красоты. А ты, Васька и ты, Адам, будете сидеть в жюри.
- Первый раз слышу, - сказал я.
- Да, да. В жюри. Так вот, я хочу стать мисс Вселенная. Я уверена, что могу победить, так как я самая красивая. Но, чтобы было наверняка, я решила вас подкупить.
С этими словами свинья поставила перед нами тяжёлую корзинку.
- Здесь сало с прожилками и кровянка с мясных кустов, - сказала свинья.
- И это всё? – разочарованно сказал Адам.
- Нет. Не всё. Там на дне бутылочка сомы, - сказала свинья.
- Это другое дело, - сказал Адам.
- Ну что. Будете за меня голосовать? – спросила свинья.
- Всенепременнейше! - сказал я.
И радостная свинья убежала вприпрыжку домой.
А мы продолжаем курить. Тут к нам подходит кобыла.
- Доброе утро, Васька и Адам! – сказала кобыла.
- И тебе не хворать, - сказал я.
- Завтра будет конкурс красоты, где вы с Адамом будете заседать в жюри. Я хочу стать мисс Вселенная, поэтому пришла вас подкупить, - сказала кобыла.
- Если ты принесла нам сало, кровянку и сому, то подкупить не получится. У нас всё это есть, - сказал я.
- У меня кое-что посущественнее, - сказала кобыла и поставила корзинку перед нами.
Мы заглянули в корзинку и обомлели. Она была полна болтиками, гайками, шайбочками и прочими шурупами-саморезами. Мы сильно обрадовались.
- Ну, так что. Я могу на вас рассчитывать? – сказала кобыла.
- А то! – сказали мы.
Кобыла радостная ускакала. И тут подходит к нам бобриха и говорит:
- Судя по двум корзинкам у ваших ног, вас уже подкупили.
- Совершенно верно. Но мы снова и снова рады подкупаться, если ты, конечно, хочешь стать мисс Вселенная, - сказал я.
- Очень хочу, - сказала бобриха. – Поэтому я вам принесла нечто, что вас сильно обрадует.
Бобриха положила перед нами великолепные удочки и подсаку. И мы сильно обрадовались.
- Так мы договорились? – спросила бобриха.
- Не то слово! Ловко ты нас подкупила! – сказал я.
Бобриха радостно почаландала домой.
Весь день к нам с Адамом приходили женщины и подкупали нас. И когда, назавтра, конкурс красоты заканчивался, и пришло время назвать победительницу, мы с Адамом надели короны мисс Вселенная на головы всех женщин. Мы сказали, что все женщины по-своему хороши, и каждая заслужила самого высокого титула. Все были рады. Мы никого не обошли своим вниманием. А вечером мы с Адамом вернулись к своим жёнам и водрузили им на головы короны. И после этого, когда все женщины оказались коронованными, на земле в семьях наступил мир. Потому что не может мисс Вселенная лупасить своего мужа сковородником. Не по статусу.

Сказ про нечистую силу

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. Тут к нам подходит курица Клара с корзинкой.
- Слыхали? У нас в деревне нечистая сила завелась!
- Вот те раз! – сказал я. – Что мы ей такого сделали, что она к нам заявилась?
- Искать причины – не моя забота, - сказала курица. – Я своё дело сделала – предупредила вас.
- Спасибо, Клара, - сказал я. – А что деревенские гутарят на эту тему?
- Да все говорят одно и то же. Мол, надо найти способ уберечься от нечистой силы, а то она порчу наведёт или вообще со свету сживёт, - сказала Клара.
- И какие способы обсуждаются? – сказала Варя. – Я лично не знаю, что противопоставить нечистой силе. Но мне уже страшно. Клара, ты везде бываешь, всё знаешь. Что посоветуешь?
- Ну, паниковать особо не стоит. Перво-наперво, нужно заиметь серебряные пули. Только такими пулями можно уничтожить инфернальное существо, - сказала Клара.
- Серебряные пули раздобыть можно, - сказал я. – Только у нас ни ружья, ни пистолетов нет. А из рогатки стрелять серебряными пулями – никакого толку. Так что нужно искать другие способы.
- Ещё есть способ. Нужно раздобыть осиновые колья. От раны, нанесённой осиновым колом, нечистая сила проваливается обратно, к себе, - сказала Клара.
- Не знаю, не знаю, - сказал я. – Нечистая сила движется быстро. Иногда со скоростью мысли. Поэтому невозможно эти существа ударить колом. Клара, я в растерянности. Что делать?
- Есть один способ. Верняк. Нужно по всему дому развесить низки с чесноком. И во дворе тоже. Больше всего нечистая сила боится запаха чеснока. Способ, проверенный веками, - сказала Клара.
- Дело говоришь, Клара. Только где нам чеснок взять? Мы в этом году не садили. Кабы мы знали…, - сказал я.
- А друзья на что? – сказала Клара. – Я вам по дружбе продам несколько низок чеснока. Золотой за штуку. Берёте? – сказала Клара и вынула из корзинки чеснок.
- Берём, - сказала Варя и дала Кларе несколько золотых.
Клара раскланялась и ушла. Тут во двор входит индюшка и подходит к нам.
- Я вижу у вас чеснок? От нечистой силы запаслись? – сказала индюшка.
- Ага. Спасибо Кларе. Продала чеснок. Теперь нечистая сила к нам и не сунется, - сказала Варя.
Индюшка засмеялась.
- Ты чего смеёшься? – спросил я.
- Да просто у Клары в этом году выдался большой урожай чеснока. Вот она и ходит по дворам с байкой о нечистой силе, - сказала индюшка.
- Так, значит, нет никакой нечистой силы? – спросил я.
- Конечно, есть. Только от неё помогает красный лук. Есть у меня парочка. Продам по золотому за штуку, - сказала индюшка.

Сказ про калик перехожих

Просыпаюсь я поздним утром. Только собрался с печки слезть, как вдруг ко мне забралась Варя с блокнотом.
- Ты чего это с блокнотом? Будешь записывать за мной мысли? Это я могу. До вечера могу тебе диктовать, - сказал я.
- Вась, я пришла не записывать, а читать, - сказала Варя.
- Сказку? Так это нужно на ночь, чтоб заснуть. А сейчас утро, - сказал я.
- Вась, я буду читать тебе свои наставления, какие я записала в блокнот, - сказала Варя.
- Может, не надо? – сказал я.
- Не отвертишься. Итак, слушай:

Встал утром с постели –
Не шаландайся еле-еле.
Умываться иди –
Весь день впереди.
Воду наноси в бочку,
Доверху и точка.
Задай скотине и свиням,
Собакам, гусям и курям.
И не забудь про лошадей,
Ослов, медведей. А людей,
Что к нам во двор с утра придут,
Корми, пусть даже он толстяк -
От голода он вдруг раздут.
Налей ему хотя б полста.

Тут в хату вбежала курица Клара и с порога заговорила:
- Варя, там во дворе стоят калики перехожие. Есть просят и промочить горло. Говорят, что долго шли по миру, пока не набрели на ваш дом. Говорят, что выпивка и еда у них закончилась. Говорят, что уже две недели как не ели. А сами такие толстые. Рожи лоснятся. Так их звать в дом?
Варя выглянула в окошко, чтобы посмотреть на калик перехожих.
- Вась, ложная тревога. Опять ангелы пожаловали с инспекцией. Проверяют, как обычно, великодушие людей. Вась, иди с ними разберись.
Я слез с печки, открыл окно и крикнул ангелам: «Кыш!». Ангелы отшатнулись и взмыли в небо.
- Житья от них нет, - сказала Варя. – И ходют, и ходют. И ходют, и ходют.

Сказ про колдовство

Пошли мы как-то с Варей в лес по ягоды. Насобирали полные корзинки и отправились домой. Пришли. Поставили корзинки на стол и глазам своим не поверили. Вместо ягод в корзинках оказались мыши. По одной в каждой корзинке.
- Мыши, а где ягоды? – спросил я.
- А мы с Дашей всё съели. Меня, кстати, Мишей зовут, - сказал мыш и протянул мне руку.
- Вася, - сказал я и оторопело пожал мышу руку.
- Да вас каждая собака знает, - сказал мыш. – Вася и Варя – неразлучная парочка.
- Зачем вы съели наши ягоды? – спросил я.
- Это был повод с вами познакомиться, - сказал мыш. - Даша, познакомься с Первыми, а я пока пошарюсь по кастрюлям.
От такой наглости мы с Варей оторопели. А мыш, тем временем, начал заглядывать в кастрюли.
- О, борщ! Вварвара Пантелеймоновна, наливай! Мне – в большую миску. Я шибко голоден, - сказал мыш.
- Миша, ты же съел полную корзинку ягод. Борщ в тебя не влезет, - сказала Варя.
- А я только попробую. А остальное – всё что у вас есть съедобного – мы с Дашей унесём домой. У нас дети не кормлены, - сказал мыш.
- Ну, ты, Миша, наглый, - сказал я. – Щас я тебя в паука превращу.
- Вот за этим мы к тебе, Васька и пришли. Дело в том, что много лет назад мы с Дашей были пауками. Не богатыми, но зажиточными. Однажды в наши ворота постучался странник и попросил промочить горло и корочку хлеба. Я его выбранил за попрошайничество. А он за это превратил нас с Дашей в мышей. С тех пор мы странствуем по белу свету в поисках того, кто сможет нас расколдовать. Ибо нет больше сил находиться в этих отвратительных мышиных телах. Вы уж простите, Варвара Пантелеймоновна и ты, Васьска, за то, что довели вас до белого каления. Но уж больно хотелось, чтобы вы нас расколдовали. Есть надежда, что ваша злость не утихла и ты, Васька, превратишь нас обратно, в прекрасных пауков? – спросил мыш.
Мы с Варей расплакались от сочувствия к паукам. И долго плакали. Наконец, Миша стал теребить меня за рукав.
- Жду с нетерпением колдовства.
И тогда я встал. Вытер слёзы и сказал колдовское заклинание:
- Терлим блим-блим!
И вдруг грянул гром, сверкнула молния, и всё заволокло дымом. Когда дым рассеялся, мы с Варей увидели двух могучих и прекрасных пауков. Они поклонились нам с пояс и сказали:
- Спасибо, Первые, что расколдовали нас. Пойдём мы домой, а то у нас дети не кормлены.
Мы с Варей снарядили пауков едой. Проводили их до ворот. Пришли домой и опять заплакали.
- Бедненькие паучки, - сказала Варя.
- Ага, - сказал я.
И ещё долго наш дом сотрясали рыдания.

Сказ про медведей и остальных

Пришёл к нам медведь и сразу начал шариться по кастрюлям. Мы с Варей обалдели от такой наглости.
- Прокоп, - сказал я медведю. – Тебе не кажется хамством - врываться в чужой дом и проверять кастрюли?
- Вы на меня не обращайте внимания, Васька и Варвара Пантелеймоновна, - сказал медведь.
- Как же не обращать внимания, когда ты ведёшь себя как у себя дома! – сказала Варя. – В конце концов, это просто непристойно.
- Дело в том, что я пришёл домой сегодня, и жена сказала, что приготовила кастрюлю пельменей. Я обрадовался, полез в кастрюлю, а там пельменей не оказалось. Я спросил у жены, где пельмени. А она говорит, мол, в кастрюле. Тогда я ей показал пустую кастрюлю. И тут она заголосила. Потом мы сообразили, что кто-то украл наши пельмени. Вот я и стал обхаживать всех соседей на предмет уличении в воровстве, - сказал медведь.
- Значит так, Прокоп, - сказал я. – Давай забудем, что ты, как разбойник, ворвался в наш дом. Мы сейчас сядем за стол и вместе поужинаем, чем Бог послал.
- Да я вижу, что Вам Бог послал, - сказал медведь. – Вон, целая кастрюля вареников с картошкой.
- Так ты согласен разделить с нами трапезу? – спросил я.
- Щас, я только жену позову. Ведь она тоже осталась голодной, - сказал медведь.
Медведь вышел за дверь и через пять минут возвратился с женой Алевтиной. Только мы устроились за столом, как дверь открылась, и в хату вошли зайцы.
- Сказывают, тут варениками угощают? – сказал заяц.
Я с укором посмотрел на медведя. Прокоп виновато опустил глаза.
- Садитесь, зайцы! – сказал я.
Только зайцы уселись, как дверь открылась, и дом заполонили звери всякие с ложками наперевес. Варя вздохнула и пошла к печке, чтобы наварить ещё вареников. Я пошёл ей помогать. Гости ели и пили за наше здоровье. Лучше бы они пили за наше с Варей терпение. Толку было бы больше.

Сказ про непогоду

Лежим мы с Варей на печи. Дрожим от страха. А всё потому, что на улице гроза. Гремит гром, сверкают молнии. Дождь барабанит по крыше. Тут в дом вбегают зайцы.
- Варя, Вася, можно у вас спрятаться от грозы? – сказали зайцы.
И, не дожидаясь нашего ответа, полезли на печку и юркнули к нам под одеяло. Лежим. Дрожим вместе. Тут вбегают в дом медведи. Всё семейство. Медведь, медведица и их дети, медвежата.
- Варя, Вася, кошмар! Что на улице деется! Льёт, как из ведра. Да ещё – гром и молнии. Страшно! Можно мы у вас спрячемся? – спросил медведь.
Только я, было, открыл рот сказать, что у нас мало места, но от страха зуб на зуб не попадал. А медведи, всем семейством, полезли к нам на печку, забрались к нам под одеяло и принялись дрожать. Вот лежим мы под одеялом, укрывшись с головой, и все дружно дрожим. Зайцы копошатся, медведи шебуршат. И тут в дом врываются зубры. 13 штук. Забегали по хате и заохали.
- Варя, Вася, ужас! Где бы нам укрыться от грозы? Страшно, аж жуть! – сказал один зубр.
И, не дожидаясь нашего приглашения, юркнули к нам на печку и залезли под одеяло с головой. Никто не говорит, не шепчется. Всем страшно и все дрожат. Тут за окном промелькнула молния и осветила нашу светлицу. В хате топталось 33 элефанта. Увидев в свете молнии печку, элефанты забрались к нам на печку и свернулись калачиком у нас в ногах под одеялом. А на улице страх, что деется. Просто кошмар. Вдруг вбегают в хату какие-то незнакомые мужик с бабой и бегут к печке.
- Василий Иванович, Варвара Пантелеймоновна, к вам на печку можно, а то на улице страх что творится? – спросил мужик.
- А кто вы такие? – спросил я.
- Мы – Гром и Молния. Спасите нас!
Я кивнул, и Гром с Молнией спрятались у нас под одеялом.
Такая вот приключилась у нас история.

Сказ про небылицы

Идём мы с Адамом по лесу и ищем, что бог пошлёт: ягоды, грибы, коренья, мёд диких пчёл, орехи и прочее. Смотрим – идёт нам навстречу большой боровичок.
- Здравствуйте, Васька и Адам! – сказал боровичок.
- И тебе не хворать, Кузьмич. Куда путь держишь? – спросил я.
- Да вот хожу по лесу и собираю, что бог пошлёт, - сказал боровичок
- И что же он тебе послал? – спросил я.
Кузьмич показал корзинку. И в ней мы увидели фавна Борьку, эльфа Саньку, орка Мефодия, лешего Митяя и ещё много других наших с Адамом знакомых.
- Богатый улов, - сказал я. – А как ты их готовить будешь?
- А я их собираю не для еды, а для кумпании. Так-то я гриб одинокий. Ни жены, ни детей у меня нет. Вот, коли мне взгрустнётся, тогда я беру корзинку и иду в лес собирать себе собутыльников. Сегодня у меня хороший улов. Да вот ещё и вы с Адамом. Щас пойдём на полянку. Разведём костёр. Сварим кашу… Да что это мы время теряем? Айда! – сказал боровичок.
- А если мы с Адамом не пойдём? – спросил я.
Гриб рассмеялся.
- Не имеете права. Закон гласит: аще кто кого нашёл, то может делать с ним, что хочет.
- Но, Кузьмич, это мы тебя нашли, а не ты нас, - сказал я.
- Это как посмотреть. Может, это мы нашли друг друга. Сказано: ищите, да обрящете! – сказал боровичок.
- Ты за словом в карман не полезешь, - сказал я.
Гриб рассмеялся.
- Пошли, добыча моя. Или вам сподручней в корзинке? – улыбнулся боровичок.
- Ну, уж нет! Мы своим ходом, - сказал я.
И пошли мы за грибом искать полянку.
Нашли. Гриб высыпал своё сокровище из корзинки, и найдёныши принялись за дело. Фавн Борька пошёл за дровами. Эльф Санька пошёл за водой. Орк Мефодий принялся разводить костёр, а леший Митяй стал открывать тушёнку. А мы с Адамом и остальными слушали болтовню боровичка.
Вскоре каша забулькала, и мы стали её потреблять горячую, да под самогоночку, которую я всегда беру с собой в лес. Захмелев, стали рассказывать друг другу небылицы. Настала и моя очередь. Ну, я и рассказал про говорящих грибов. Моя история победила среди других небылиц. Я был доволен. Ибо люблю принимать славу от человеков.

Сказ про мелкого, суетного человечешка

Встали мы с Варей ранним утром и стали возиться по хозяйству. Варя стала готовить завтрак, а я пошёл носить воду в бочку. Прихожу к озеру с вёдрами, глядь – возле кромки воды ходит заяц с обнажённым мечом.
- Привет, Митяй! – сказал я.
Заяц меня увидел и выставил в мою сторону меч.
- Митяй, ты чего? – удивился я.
- С сегодняшнего дня вся вода на земле принадлежит нам, зайцам. Так что иди по добру поздорову к себе домой. И не советую искать воду в другом месте. Возле каждого ручья, озера, реки, моря и океана стоят стражи из зайцев и охраняют своё имущество, - сказал заяц.
- Вот те раз! – сказал я. – И кто же это вам присудил воду?
- Адам. Вчера он выпивал с нами, зайцами. Так это ему понравилось, что он расчувствовался и сказал, мол, властию, данной мне Богом, как царю зверей, я дарю вам, зайцы, на веки вечные и на все времена все запасы воды, которые существуют на нашей планете. А ежели кто будет оспаривать ваше право, то тому смерть от меча.
- А как же мы с Варей без воды? - сказал я. – Ведь вода – это жизнь. А без воды – смерть, - сказал я.
- Ничем помочь не могу, - сказал заяц.
- А где сейчас Адам? – спросил я.
- Думаю, что где-то у хомяков. Они его ночью у нас увели, - сказал заяц.
И я пошёл к хомякам, надеясь встретить Адама. Зашёл в лес и углубился в него. Вдруг увидел на поляне костёр. Вокруг сидят хомяки и Адам. Я подкрался незаметно поближе к костру и стал слушать.
- Властию, данной мне Богом, - говорил Адам. – Я, Адам, Царь зверей, дарю вам, хомяки, всю землю в вечное пользование. На все времена. Аминь!
Хомяки радостно вскричали. И тут я встал и подошёл к костру.
- Здравствуй, сынок. Здравствуйте, хомяки, - сказал я.
- Здравствуй, Василий Иванович, - сказали хомяки. – Ты совершаешь преступление.
- Какое? – сказал я.
- Ты стоишь на нашей земле! – сказали хомяки.
- С каких это пор земля стала ваша? – спросил я.
- А вот минуту назад царь зверей нам её подарил, - сказал старейшина хомяков.
Я подошёл к Адаму, взял его за шиворот и встряхнул.
- Этот? – спросил я.
- Этот! Этот! Царь зверей! – зашумели хомяки.
- Адам, ты кто? – спросил я.
- Царь зверей! – сказал Адам.
Я сильно встряхнул Адама.
- Адам, ты кто? – спросил я.
- Я мелкий, суетный человечешка! – сказал Адам.
- Это другое дело, - сказал я и отпустил Адама.
- И что, хомяки, вы будете слушать этого самозванца? – спросил я.
- Не будем, батько! – сказала хомяки.
- Чья земля? – спросил я.
- Общая, батько! – сказали хомяки.
- Вот и славно, - сказал я. – Адам, а теперь нужно разобраться с зайцами. Ты сам справишься или мне с тобой пойти?
- Чай, не маленький. Сам справлюсь, - сказал Адам.
- Кто ты? – спросил я.
- Я мелкий, суетный человечешка! – сказал Адам.
- Ну, иди, - сказал я. – Хотя, я с тобой пойду. Мне нужно воды наносить.

Сказ про ребёнка трактора Мыколы и трактора Горпыны

Сидим мы с Варей на приступочке и курим трубки. Тут к нам подходит трактор Мыкола. Садится рядом и дрожащими руками забивает трубку.
- Ну? – спросил я.
- Погодь, - сказал трактор.
Он справился с трубкой и закурил.
- Ну? – спросила Варя.
- Родила Горпына, - сказал трактор.
- Пацана, девку? – спросил я.
- Пацана. Мотоцикл, - сказал трактор.
- Какой ты счастливый, - сказала Варя.
- А какого он цвета? – спросил я.
- Синий пресиний, - сказал трактор.
- А чего ты ещё трезвый? – усмехнулся я.
- Дык, всю сому отдали повитухе, - сказал трактор.
- Варя, у нас есть, чем отпраздновать? – спросил я.
- Погоди, пойдём посмотрим на новорожденного, - сказала Варя.
Мы встали и пошли в гараж. Там, на тюфяке, полулежала трактор Горпына и прижимала к груди крошечный мотоцикл. На лице Горпыны застыла блаженная улыбка.
- Горпына, дашь подержать младенца? – спросил я.
Горпына протянула ко мне мотоцикл, и я бережно прижал его к груди. Младенец пах машинным маслом и бензином. Я сделал ребёнку «козу», а он цапнул меня за палец.
- Шустрый малыш, - сказал я, отдавая мотоцикл матери.
- Василий Иванович, - сказала Горпына. – Я хочу, чтобы ты дал имя моему сыну.
- Эт можно, - сказал я. – Нарекаю тебя, мотоцикл, славным именем Августин. Носи его с честью и не посрами своих родителей.
- Спасибо, Васька, не посрамлю, - сказал младенец.
- Какой прыткий, - улыбнулся я. – Только родился, а уже говорит.
- Ну, хватит, - сказала Варя. – Оставьте мать с ребёнком в покое. Пойдёмте отсюда готовить стол. Вась, приготовь четыре стакана.
- Пять, - сказал мотоцикл.
Все застыли от изумления, а потом рассмеялись. Вот такие они, дети.

Сказ про женские разговоры

Сидят Варя с Хавой в светлице и вяжут.
- Мама, что ты можешь сказать за мужчин? – спросила Хава.
- Мужчины – это бородатые дети, - сказала Варя.
- Тю, а я думала, что в них есть загадка, - сказала Хава.
- Это женщины – одна сплошная загадка для мужчин. А мужчины – в них нет ничего загадочного. Давай представим, что женщина – это крючок. А мужчина – это рыба. А теперь скажи, как жена рыбака и сама рыбачка: поймать можно любую рыбу? – спросила Варя.
- Конечно, любую. Нужно просто правильно подобрать наживку, - сказала Хава.
- Вот так и женщина-крючок подлаживается под того, кого хочет поймать. Она меняет наживки: наряды, украшения, ужимки, кокетство, неприступность, доступность, умение вести разговоры на любую тему и прочее. И рано или поздно подсекает нужную ей рыбу или мужика, - сказала Варя. - Вот как у вас было с Адамом в первое время?
- Ну, он полюбил меня всю сразу. С моими достоинствами и недостатками. То есть, влюбился в меня такую, какая я есть, - сказала Хава.
- Вот. А теперь послушай. Время идёт. Адам уже привык к тебе. Его чувство к тебе размазалось и оно уже не такое горячее, как прежде. Тебе может показаться, что он охладел к тебе. Чаще пропадает в лесу, на рыбалке. И в этом случае тебе надо дуть на угли, чтобы огонь любви опять разгорелся. Для этого тебе всегда нужно быть рыбачкой. Ты думала, если в своё время поймала Адама, то дело сделано? Нет. Не так. Нужно каждый божий день опять ловить его, меняя наживки. Другими словами, тебе нужно будет сродниться с его интересами. Ты всегда должна знать, чего он хочет. О чём он мечтает. Чего хочет добиться. Тебе не нужно бояться, что Адам познает твою суть и ему станет скучно. Природа так устроила женщин, что они даже при желании не смогут стать открытой книгой для мужчины. И если ты долго будешь рядом с Адамом, если вы всю вечность будете разговоры разговаривать, если ты постоянно будешь маячить перед его лицом, - ничего для Адама не изменится. Ты навсегда, на всю жизнь останешься для него загадкой. Поэтому, не бойся перед ним раскрываться – ты никогда не раскроешься полностью. Мужчины постоянно черпают у женщин, а женщины мужчин вдохновляют. Любой твой посыл должен быть для мужчины источником вдохновения.
Тут в хату вошёл Адам.
- Адам, что-то рыбки хочется, - сказала Хава.
- Это я мигом. Я сейчас! – сказал Адам.
Адам принялся собирать удочки.
Варя значительно посмотрела на Хаву.
- Адам, я с тобой, - сказала Хава. - Вдруг крупная рыбы попадётся. Так я помогу её вытащить.
Адам обрадовался и сказал.
- Одевайся потеплее. На улице ветер.

Сказ про равенство

Сидим мы с Адамом и зайцами у костра. Курим, выпиваем. Зайцы рассказывают разные истории.
- Иду я по лесу, - говорит заяц Фрол. – Вдруг вижу – медведь навстречу. Идёт и песню Первых напевает. Я говорю ему, мол, в этой песне вместо «Вселенная» нужно петь «Мироздание». А медведь говорит, что Вселенная – это то же самое, что Мироздание. Это синонимы, говорит. Я засмеялся и говорю, мол, не знаю, что ещё за синонимы какие, но только точно знаю, что Вселенная и Мироздание – это разные вещи. Тут у нас разгорелся спор. Я говорю, что Вселенная – это Всё. Всё, что мы видим и не видим. Малое и большое. Внутреннее и внешнее. А Мироздание – это то же, что и Вселенная, только чуточку больше. А медведь говорит, мол, ты правильно говоришь. Я бы добавил, говорит, что Вселенная и Мироздание – это совокупность макро и микрокосм. Мол, поэтому они и не отличаются друг от друга. И если Вселенная и Мироздание бесконечны, то прибавка к бесконечности ещё чуточку не изменит тождества и равенства.
- Во-во! Равенство! – сказал другой заяц, Прокл. – Все говорят «Равенство! Равенство!» А где оно это равенство, я вас спрашиваю?! Никто никому не равен во Вселенной.
- В Мироздании, - сказал Фрол.
- Хорошо. В Мироздании. Только мы, зайцы, равны друг перед другом. А царь зверей – он где-то там, на горе. Руководит, - сказал заяц Прокл.
- Ты точно в этом уверен, Прокл? – сказал Адам. – Ты бывал у меня в доме. Пил со мной и моей женой. Неужели мой дом находится на недосягаемой вершине?
- Ошибочка вышла, - сказал Прокл.
- А разве я плохо руковожу? Меня поставили руководителем, вот я и руковожу. Хотя моя работа заключается в том, чтобы за всем наблюдать и ни во что не вмешиваться. И разве я требую почестей? Подарков? Подношений? Особого отношения? – Спросил Адам.
- Нет, Адам, - сказал Прокл. – Ты свой. Ты наш. Ты нам ровня.
- Тогда кто же вам не ровня? – спросил Адам. – Кто выше вас, зайцы?
- Бог, - сказал заяц Авессалом. – Сидит на облаке. Слушает молитвы и пьёт нектар. Вот кого бояться надо, ибо велика сила его. Велика премудрость его. Велик гнев его…
- Удивительные вещи иногда о себе услышишь, - сказал я. - На облаке… Да я высоты боюсь. Все ваши молитвы-желания вы мне по пьяни выбалтываете, а я помогаю их осуществить. А кто тут есть, кто боится меня?! Никого. Я сам вас иногда побаиваюсь. А что касаемо гнева… Так, иногда могу подзатыльник дать…
- Васька дело говорит! – загудели зайцы. – Мы с ним на равных.
- Тогда кончим этот разговор, - сказал я – Давайте о бабах.
- О, женщины нам не ровня, - сказал заяц Марк. – Женщины – превыше всего!
- Вот с этим я согласен, - сказал я и подбросил дровишко в костёр.

Сказ про сверх способности

- Значит так, Вася, - сказала Варя. – Бери бумагу, карандаш и пиши список.
Я сел перед Варей с карандашом.
- Пиши. Первое: арбуз. Записал? – спросила Варя.
- Записал, - сказал я.
- Иди, - сказал Варя.
- И это весь список?! Первое: арбуз. И всё? – удивился я.
- Ну, да, - сказала Варя.
- Я вовсе мог не писать. Арбуз я бы так запомнил, - сказал я.
- Конечно. Он бы запомнил. Когда я тебе говорю: помой полы. А ты не моешь. Я прихожу домой, а полы не вымыты. Я говорю: ты почему полы не помыл? А ты что обычно говоришь?! Правильно! Ты говоришь, мол, забыл. Как можно забыть сделать одну единственную вещь, которую я тебя прошу?! – сказала Варя.
- Варя, я всё понял. Я взял с собой список, который ты мне продиктовала, и пошёл в поход. Варь, только одно. Арбуз должен быть большим, средним или маленьким? – спросил я.
- Ты издеваешься?! Иди уже! – сказала Варя.
Ну, я и пошёл. На самом деле, задача не из лёгких – найти в марте арбуз. Я бы даже сказал, невыполнимая. Но я честно обходил своих друзей и спрашивал у них арбуз. Естественно, ни у кого арбуза не было. Все только смеялись надо мной. Обошёл я всех. И безрезультатно. Тогда я сел на пенёк и задумался. Было время, когда я мог выполнить любую Варину прихоть. Я был Всемогущим Богом с неограниченной властью не только над живой, но и над мёртвой материей. Одного моего намёка на мысль было достаточно, чтобы она материализовалась. Всеведение. Всеблагость. Всецелостность. Абсолют. Эти категории ласкали моё самолюбие… Стоп. Эк понесло меня в моих мыслях. Сейчас на первом месте стоит задача раздобыть треклятый арбуз. И тут меня осенило. И я мысленно позвал его, моего старшего сына Светозара. Светозар тут же возник передо мной, чуть пахнув серой.
- Здравствуй, батя, - сказал Светозар.
- Привет, сынок, - сказал я.
- Проблемы? – спросил Светозар.
- Есть одна. Мама твоя арбуз попросила. А я не могу его найти. Март, понимаешь, - скзал я.
- А ты возьми его из подпространства. Всего делов-то, - сказал Светозар.
- Видишь ли, сынок. Я заблокировал свои сверхспособности, - сказал я.
- Недальновидно, отец. Ладно. Держи! – сказал Светозар.
Светозар вынул из подпространства большой арбуз и подал мне. Я обрадовался и обнял сына.
- Ну, мене пора, - сказал Светозар. – Если чего ещё понадобится – обращайся.
Светозар сгинул, а я, довольный, помчался вприпрыжку домой. Надо пересмотреть своё отношение к сверх способностям. Чего им простаивать?





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 28
© 15.02.2017 Борис Худимов

Метки: эпос, сказка, сказ, юмор, фэнтэзи,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1