Эпос Первых


Борис Худимов
khudimov@mail.ru
8-965-188-98-64

Сказ про Двоих

Приходит муж домой, а жена его спрашивает: тебя накормить, напоить, спать уложить? А муж и говорит: я сам накормлю себя, напою и спать лягу.
- Так чего же ты хочешь? - спросила жена.
- Я хочу жениться на тебе.
- Но ведь мы давно женаты.
- Для здоровья мужчины нужно жениться как можно чаще.
- Хорошо. Я согласна.
- Только нужно гостей позвать.
- Надо подумать. Ведь кроме нас на земле никого нет.
- Ну, тогда мы с тобой и будем гостями на нашей собственной свадьбе. А также мы будем нашими свидетелями.
- Родителей нужно пригласить.
- Согласен, Они придут. Они никуда не уходили. Они всегда тут.
- А кто нас благословит?
- Отец. Он же и первосвященник.
- А как часто мы будем жениться?
- Каждую субботу. И праздновать это событие неделю.
- Значит, мы будем праздновать всю нашу жизнь?
- Да, так задумано. Вечный праздник.
- Хорошая задумка. Слышишь, Отец, ты хорошо придумал.
- Дык...

Сказ про сундук и Варю

Привычно мне было жить в лесу. Грибочки, ягоды, орехи и другая всякая-всячина. Не было только хозяйки. И вот я сижу в своей избушке и одиноко чиню табуретку. А тут курица Клара заходит и мнётся у дверей.
- Чё топчешься, квохчешь? - говорю я ей. - Сказывай, что за дело.
- А дело нехитрое, - отвечает клуша. - Девушка у порога стоит и просит дозволения войти.
- Щас я переоденусь, - сказал я и бросился к дедовому сундуку. А в этом сундуке... как-нибудь в другой сказке про дедов сундук напишу. Так вот, достал я из сундука косоворотку красную. Надел поверх споднего. Подпоясался кушаком и кольцо из дутого золота со знаком розы надел. Ну, ещё малиновые шаровары натянул и саблю приторочил на левый бок.
- Зови, - сказал я клуше, подбоченясь.
В хату вошла такая... такая красивая девушка. В сарафане. А на груди вышит угольник и молоточек.
- Пр... проходите к столу, - говорю.
- Спросил бы как зовут красавицу-то! - закудахтала курица.
- Брысь, Михайловна, - сказал я клуше. - Как вас зовут, прекрасная незнакомка?
- Меня зовут Варвара, - ответила девушка.
- И меня - Варвара..., - то есть, я Василий, сын Ивана. Садитесь к столу. Будем пить по маленькой, но у меня только литровые кружки.
- Меня такие дозы устраивают, - сказала Варя и потупилась.
- Вы - идеальная женщина, - сказал смело я. Вы мне жутко подходите. Скажите тост.
Я медленно налил в две кружки по литру самогонки. Варя взяла кружку двумя пальчиками и сказала.
- Давайте выпьем за свободу, равенство и братство в нашей будущей семье.
Мне ничего не оставалось, как от избытка чувств поцеловать девушку и через 5 минут жениться на ней. На свадьбе нашей были все животные нашего леса. Даже земляные червяки и личинки майского жука. А так как у меня кружки все были литровые, то все упились вусмерть. Слава тому, кто направил Вареньку к моему дому! Я перед ним в неоплатном долгу. А, может, это случай? Хотя, говорят, что - случай - это псевдоним Бога. Такие дела.
Сказ про край земли
Сижу я на краю земли и ногами болтаю. Тут подходит чёрт и садится рядом. Я достал кисет и протянул чёрту. Он достал трубку и набил её моим табачком.
- Скучно? - спросил чёрт.
- Я никогда не скучаю, - ответил я, пуская ароматную струю. - А, тем более, ты пришёл.
- Ага.
- Что расскажешь?
- Тебе про людей или про зверей.
- Про всех.
- Люди озверели, - сказал чёрт и зевнул колечком дыма.
- Да-а, - сказал я и протянул рогатому бутыль с самогонкой.
- Правда, есть одна семья, которая... ну.. как бы это...
- Ну, говори.
- Ну, чтит Бога, что ли.
Я отхлебнул из бутыли. Чёрт тоже приложился и не отпустил сосуд, пока всё не выпил до капли. Я достал ещё одну бутыль из-за пазухи.
- Чё будешь делать? - спросил чёрт.
- Да ну их всех. Пусть в твоих хоромах окажутся, когда придёт пора.
- А этот, который чтит?
- Этот должен выплыть с семьёй.
- Как?
- Я пока не знаю. Надо подумать. Хотя... пиши. Пусть строит корабль и ждёт.
- Выпьем? - спросил чёрт.
- Давай. Да, вот еще. Пусть в корабль возьмёт животных. Каждой твари по паре. Записал? Хорошо. Вывесишь на стене информации в нашей конторе. А вот теперь можно и забухать. Тю! Опять забыл. Допиши на полях: Навести дождь дней на сорок. Наливай! Вот закуска - яблочко из Эдема...

Сказ про волшебную дудочку

Было это или не было, но приключилось. Сижу я на пенечке и ем пирожок. Тут подходит ко мне ёж и говорит.
- Давай меняться. Я тебе волшебную дудочку, а ты мне корзинку с пирожками.
- И не жалко тебе волшебную дудочку? - спросил я ежа.
- За пирожки я и колючки свои отдам.
- Ну, хорошо. Меняемся.
Поменялись. Сидит ёж рядом и чавкает. А я на дудочке решил сыграть. Начал играть. Слышу, а ёж сильнее чавкает.
Я говорю: дудочка, пусть ёж не слышно чавкает. - и опять заиграл. А ёж невообразимо громко чавкает. Как я ни играл, как не колдовал, - ёж оглушительно громко чавкал.
- Ёж, а эта дудочка точно волшебная?
- Конечно, волшебная, - ответил, чавкая, ёж. - И погода волшебная, и лес волшебный, и пирожки у тебя волшебные!
Тут я захотел стукнуть ежа, но промахнулся.
- Эх, солнышко волшебное! – сказал, удаляясь ёж. И корзинка моя по ляжке его билась.

Сказ про гусака

- Ой, то не вечер, то не вечер! - поём мы с Варей. И слезы катятся у нас по щекам.
- Хороша песня-то! - говорит гусак Санька с печки.
- Мне малым мало спалось! - всхлипываем мы.
- Ай, да по мне песня! - подпер щёку крылом гусак Сашка. - Вот эта песня ай, да хороша! Ай да пригожа! Всю душу мою птичью разворачивает и сворачивает в клубок! Слушал бы и слушал эту песню! Пойте, кудесники голоса и надрыва! Пойте, лихие воины рифмы и стиля! Пойте...
Тут мы с Варей не выдержали и запустили в гусака Сашку тапком.
- Пойте, кузнецы моего настроения! Не останавливайтесь, превысочайшие исполнители народных песен.
Мы с Варей, схватили метлу и веник и стали гонять гусака Сашку по всей хате.
- Как мне повезло родиться и жить в хате с прелестниками земли нашенской, - уворачиваясь от ударов, блеял гусак Сашка.
Мы с Варей устали, сели за стол и угрюмо посмотрели друг на друга.
- Пойду за водой, умиленные солнцем поэзии, - сказал гусак Сашка и хлопнул дверью.

Сказ про коропа
Сижу я на берегу пруда и ловлю что попадается. После крупного пескаря я закурил дрожащими руками и повернулся к Варьке, которая боролась с крупным коропом.
- Ты особенно-то леску не натягивай. Дай ему попуск, чтоб он постепенно замотался, устал и сдался.
Варька взяла подсаку и треснула меня ею по кумполу.
- Ишь, ученый выискался! Жену свою будешь учить рыбачить!
- Так ты и есть моя жена ненаглядная, - сказал я, потирая голову.
- А, ну тогда ладно, - сказала Варька.
Вдруг Варькина рыбина вскособенилась и рванула на север. Варьку потянуло по воде. Я еле успел забросить спиннинг и зацепил жену за кожаную юбку. Жену уносило все дальше, а я потихоньку отпускал леску.
@@@
Через три часа мы сидели у костра: я, Варька и рыба. Рыба подбросила хворост
- Хорошо на суше? - спросил я рыбу.
- Нормалёк. Костёр, тёплый вечер, красивая женщина.
- Ты поосторожней в высказываниях, - сказал я. - Так можно и плавников лишиться.
- Я предлагаю дуэль, - сказал короп.
- Чего? - одурел я.
- Кто победит, - того и баба. А если ты откажешься, то все будут называть тебя чмошником.
- Хорошо! Я согласен, - сказал я. - А какие условия дуэли?
Короп достал из-за щеки трубку, раскурил ее, сплюнул в костер и сказал.
- Будем целоваться. Через платок. Кто кого зацелует, того и баба.
Все это время Варька сидела тихо. И вдруг говорит.
- Да ты баба, рыба! Хочешь просто с мужиком целоваться?! Да я тебе все жабры повырываю!
И началась тут драка невиданная межвидовая. Земля дрожит. Деревья, как спички, ломаются. Все звери лесные и гады морские собрались возле бойцов и смотрят. А что я? Стал деньги собирать за просмотр битвы. Долго продолжалось это. И до сих пор бьются бабы за право обладать мной. А я на вырученные деньги купил букварь, чтобы научиться читать и писать. Так-то я не грамотный. За мной записывает индюк-писарь.
На этом все. Со слов Васьки записал писарь Прокопка.

Сказ про захолустную планету
Триста эонов назад я был молод, как пятидесятилетний тростник. Я рос быстро и неугомонно мужал. Моими учителями были Ориген Девственник и Мойша Пропойца. Мои учителя спорили и дрались за право учить меня всяким премудростям. Ориген учил меня использовать ментальные способности. А Мойша учил меня искусству боя. Вскоре я стал лучшим бойцом в бесконечной Вселенной. Моё право называться Властелином я заслужил в многочисленных битвах с разумными. Я отбил Варвару Зарю у кентавра Эрика Железного, и она стала моей женой. Я так полюбил Варю, что распустил гарем мыслящих и вегетативных. Все мои способности самца я посвятил ей, ей одной. Варвара Заря родила мне биллионы детей, которые заселили всю Вселенную: верхнюю, нижнюю, среднюю и внутреннюю. Раз в тысячу лет появлялся поединщик, который пытался оспорить моё право на скипетр и державу. Я щёлкал их, как семечки. Моя личная трагедия произошла тогда, когда поединщиком выступил мой старший сын Светозар. Я мог бы легко его победить, но Варвара Заря вымолила у меня жизнь сына. И по закону, неподнявший перчатку отправляется в изгнание. Так мы с Варей оказались на захолустной планете, где жили немощные люди. Ментальной силой они не обладали. Физически они были развиты плохо. Зато они были чрезвычайно гостеприимны.
@@@
Прошло триста лет, как мы с Варей поселились на Терре. Каждый день мы проводим в гостях. Нас, как это ни странно, любят и привечают. Мы каждый день немного пьяные. В награду за гостеприимство мы учим людей всяческим ментальным штучкам... Простите, что прерываю свой рассказ. Просто я должен сказать тост.
- Я предлагаю выпить за бессмертие! Кто не выпьет, тот дурак! Лехаим!
Сказ про солнце
Решил я узнать, куда солнце каждый день девается. Варя снарядила меня в путь-дорогу: самогон, чебуреки и тёмные очки. Залез я вечером на самый высокий ливанский кедр и стал смотреть на солнце. Оно медленно катилось на запад и, наконец, зашло где-то за горизонтом. Рядом висела летучая мышь, и я попросил её отнести меня в дом солнца. За чебурек мышь согласилась, и мы тронулись в путь. Наконец, я увидел за горизонтом гору, на которой стоял дворец. Я отпустил летучую мышь и стал осматривать дворец на предмет ворот, но их не оказалось. Тут я повстречал обычную мышь, и за чебурек она провела меня внутрь по норкам. Я вошел в огромный зал и увидел перед собой буковый стол, за которым сидело солнце и ужинало при свечах. В одной руке у него была березовая кружка. А в другой - вилка двузубка из пихты. На вилке краснел жареный барашек. Я подошел к столу, надел тёмные очки, поклонился солнцу и сказал.
- Дозвольте, вашество, угостить вас чебуреком и самогонкой.
Солнце посмотрело на меня и говорит.
- Садись, любопытный. Повечеряй со мной. И чебуреки твои пригодятся.
Я сел за стол, и тут подошла жена солнца и поставила прибор для меня.
- Ты сначала поешь, - сказало солнце, а потом будешь сказывать.
Я принялся уплетать мацу, фаршированную рыбу и фаршированные шейки; понравился мне и форшмак и рыба-фиш. Ем я и ем и вдруг меня чёрт дернул за язык спросить.
- Солнце, а ты еврей? - спросил я и удивился своей наглости.
- Да, ты не ошибся, - сказало солнце. - Я еврей по маме. Ашкенази и сефард в одном флаконе. У нас здесь, на небесах, все евреи.
- А чёрт? - робко спросил я.
- Чёрт? - и он еврей. Фалаш. Да ты кушай, кушай. Чтоб потом не говорили, что у солнца голодом морят. Жена! Сыграй Хаву нагилу. Я станцую гостю.
Сказ про благую весть

Сижу я на приступочке и курю трубку. Хороший табак. Из урожая 1666-го года. Тогда я много его собрал. Уже заканчивается. Курю и думу думаю. Тут кура мимо зернышко несёт.
- Давай сюда, зерно-то, - приветливо сказал я.
Кура подбоченилась и осанисто уронила зёрнышко мне в руку. Я потрепал её по гузке и стал снова думу думать. Тут индюк ко мне приближается и шапку за 5 шагов ломит.
- Я энто, Иваныч, думу думаю какую вот...
Я улыбнулся и немного подвинулся. Индюк сел рядом и всё шапку мнёт. Я протянул ему трубку.
- Кури, Палыч, и сказывай.
Индюк поёрзал для удобства, взял трубку и запыхтел.
- Я вот что думаю, Иваныч. Жизнь мы живём. Едим, спим, работаем, размножаемся...
- Есть такое, - сказал я.
- А вот смысла-то я и не понимаю.
Возникла долгая пауза.
- Да, Иваныч. Я не понимаю смысла жизни. Ты вот мужик бывалый, задумчивый, справедливый. Скажи, в чём смысл жизни?
Я взял зёрнышко. Продавил в земле дырочку и закопал в неё его. Потом плюнул на холмик. Из земли показался росток, потом потянулся к солнцу стебель и, наконец, возник колос, в котором набухали десятки зёрнышек.
- Вот тебе и смысл, - сказал я. - Уразумел?
Индюк неуклюже поцеловал меня в щёку. Потом встал, надел шапку и поспешил в загон.
- Благая весть! Благая весть для индюков! - спотыкаясь, заверещал Палыч.

Сказ про ночные разговоры

Наступила ночь. Я задул лучину и прижался спиной к спине Варюши и стал читать про себя молитву.
- Вась, а Вась. А ты меня любишь?
- Угу.
- Вась. А ты меня сильно любишь?
- Угу.
Вась, а ты меня не бросишь?
- Угу.
- Ты хочешь сказать, что бросишь меня?!
- Да нет. Не брошу. Спи давай.
Прошло 5 минут.
- Вась, а давай ребёночка заведём.
- Но у нас их и так довольно.
- Вась, детей не бывает много.
Я окончательно проснулся. Встал. Зажег лучину. Слазил в погреб за консервированными огурцами и помидорами. Вскрыл банки. Раскупорил бутылку с самогонкой. Взял Варю на руки и посадил её за стол.
Налил в две кружки. Варя взяла свою и медленно, без тоста, выпила. Затем выпил я. Хрустнул огурцом, брызнул помидором и закурил козью ножку.
- Так значит, ты хочешь завести ребёнка, - утвердительно сказал я.
Варя кивнула и налила себе еще кружку. Выпила, громко глотая, и ухнув, поставила кружку на стол.
- Хочу.
- А ты хоть знаешь, сколько у нас сейчас детей?
- Я счёту не обучена.
- Я обучен. Так вот. Тех, что по образу и подобию - 7 миллиардов. Ну и остальных всяческих 2 квадриллиона. И ты хочешь ещё одного ребёнка?
Я налил себе и выпил одним глотком.
- Вася, что ты на меня цифрами наступаешь? Разве я неясно сказала: хочу ребёнка? Закон что гласит?
- Желание женщины - закон, - пробормотал я и раскурил трубку.
- Вась, ты меня любишь?
- Угу.
- Не угукай, а скажи.
- Люблю.
Варя взяла мою трубку, и светлицу сразу заволокло дымом.
- Расскажи, как ты меня любишь. За что ты меня любишь?
- Ну, люблю тебя сильно, как курить. А люблю тебя за то, что ты красивая и добрая.
Тут из-за печки выглянул пёс Гарик и внятно проговорил.
- Ночь на дворе. А ну-ка спать! Совсем охренели любовнички.
Мы с Варей молча быстро доели, допили и юркнули в постель, где тихо-тихо стали производить ребёнка.

Сказ про деревенскую жизнь

Варя проснулась и сладко потянулась. Я тут же подал ей на печку кружку с дымным чаем. А сам продолжил подметать.
- Ты воды наносил? - спросила Варя.
- 33 ведра в бочке.
- А дров привёз?
- Мы с конякой привезли полную телегу.
- Кур покормил?
- Ушло 9 мерок проса.
- А свиньям задал?
- Бочку помоев и 13 белых хлебов.
- Про уток не забыл?
- Едят водоросли из Красного моря.
- Коровы с бычком как?
- 2 телеги сена задал
- Червяки?
- Засыпал им 3 ведра чернозёма.
- Что кошки с котами?
- Кашу с колбасой схрумали.
- Дракон?
- 3 тонны буряков слопал.
- А нечистый?
- 3 души трёх кустов конопли.
- И, наконец, Царь небесный?
- 666 молитв разнообразных.
- Это, конечно, хорошо. Ты молодец. Но почему у меня чай без лимона?!

Сказ про собаку и пчелиную матку

Приключилась со мной история. Вернее, не со мной, а с моей собакой. Но я в этой истории принимал активное участие.
Так вот, пошли мы с собакой на охоту в лес. Находили деревья с пчелиными гнёздами и начинали охотиться. После этого мы развели костёр и стали варить кашу с тушёнкой. Я слежу за костром, а собака пошла за хворостом. Принесла три охапки и уселась с трубкой напротив меня.
- И вот я полез на дерево, - начал рассказывать пёс. - Осторожно добираюсь к дуплу с дымовухой и начинаю окуривать пчёл. Тут ко мне с белым платком подлетает пчела-парламентарий и просит на общем языке прекратить военные действия и лезть в дупло для переговоров. А что мне оставалось делать? Переговоры - это святое во всех концах галактики. Я надавил на клапан основного тела, сдулся до размеров шмеля и влетел через мёртвую петлю прямо в дупло. Там я покружил над потолком, затушив ветром от крыльев несколько свечек, и приземлился прямо на стул напротив матки Феодосии. Мне тут же налили в кубок медовухи и не начинали переговоров, пока я не выпил 12 с половиной кубков. Половину кубка я и потягивал во время разговора. Матка Феодосия попросила отсрочить войну под предлогом своей беременности. Но я ответил, что пчелиная матка всегда беременна. Далее матка зачитывала из всеобщего кодекса военных действий длинный список причин, по которым войну нельзя начинать. Одной из такой причин был фурункул на заднице главкома. Так как он не смог бы сидеть на коне. Были и другие курьёзные причины. Но дело не в этом. Дело в том, как стала вести себя Феодосия. Она тышком - не могу перевести на русский это слово - стала кокетничать со мной, покачивая яйцекладом. Это был запрещённый приём. Ты, Василий, знаешь, как действуют на собак заигрывания пчелиных маток. Через полчаса флирта матка приблизилась ко мне в плотную и накрыла меня сверху прямо при всех лордах и фрейлинах. Я попал на небеса! Я окунался в облака страсти, пока не оказался выжатым, как лайм (прости за иностранное словцо). Так вот, хозяин, я переспал с Маткой и сделался её фаворитом. А это значит, что, как написано в Кодексе, я не имею право на долю общинного мёда в ближайшие 33 года... Теперь ты, Василий, понимаешь, почему мы сейчас едим кашу, а не наслаждаемся мёдом. И вот ещё что, хозяин. Я прошу у тебя отпуск. Мне нужно время, чтобы воспитать моих общих с Феодосией детей. А это 33 года. Я всё сказал, хозяин. Не соврал и ничего не приукрасил. Теперь твой суд.
- Я, Василий, сын Ивана, выслушал твою историю, Барс. Ничего в ней кумэдного нет. Ты вёл себя по правилам, всем правилам и правилам ближнего боя. Никто не мог подумать, что ты вляпаешься в историю. Но это произошло. Мне жаль расставаться с тобой, пусть даже на время. Ты мне, как сын, как собутыльник, сотрапезник и сожитель - в хорошем смысле этого слова. Я, конечно, тебя отпускаю, но с условием... хотя нет. Никаких условий. Выпьем и иди.
Костёр догорел. Мы с Барсом обнялись на прощание и разошлись в разные стороны...
Прошло 33 года, и Барс ко мне вернулся с роем своих детей, для которых я приготовил просторный улей.

Сказ про тёщу

Сидим за столом с жуком-оленем, бухаем и песни горланим. Входит Варька с коромыслом и начинает нас оным дубасить. Ну, мы по всей хате бегаем, уворачиваемся. Но тут мне прилетело по башке. Я свалился и руки молитвенно сложил.
- Варенька, Варюш! Я уже иду в лес за грибами, только не бей!
Варя махнула коромыслом - и бутыль вдребезги. Жук-олень с подломленном крылом медленно вылетел в окно, страшно ругаясь и матерясь.
- Никуда ты сегодня не пойдёшь! - заявила Варька. - Ты забыл,какой сегодня день?
- Плохой день, понедельник.
- Дубина ты! Сегодня моя мама приезжает! А ты напился! - Варя огрела меня коромыслом по хребту.
- Варюша, прости засранца! Я уже иду к печке готовить.
Варя принялась подметать, а я заквасил тесто. Пошёл во двор и сунул голову в бочку с водой. Продержал минут пять. Полегчало. Сел на приступок перекурить, пока тесто поднимается. Чиркнул спичкой, поднёс к трубке и запыхтел. Тут козёл Тимошка подходит.
- Тёща приезжает? - козёл скрутил козью ножку, облизал её и взял мои спички.
- Тёща - это хорошо. У меня самого пять штук. У всех отвратительные характеры, но меня любят за то, что я их коз люблю.
- Моя не такая. Всё ей не нравится. Варьке всю плешь проела, что она неудачно вышла замуж.
Тут подошёл петух. Сел рядом со мной и грит.
- Тёща приезжает? Это хорошо. У меня их 33. И все разные. Любят они меня за то, что к их курам хорошо отношусь. Каждой тёще подарки делаю. Кому зёрнышко, кому червячка, а кому и нитку жемчуга.
- Стоп! Петька! Откуда жемчуг?
- Да я возле компостной ямы грёбся. Вот и надыбал.
Я вскочил и побежал к компостной яме. Схватил вилы и стал копать. Вдруг что-то звякнуло. Далее стал грести руками и вынул наконечник копья. "Древний" - подумал я.
- Повезло тебе. Это копьё судьбы, - зевая сказал петух. Им нашего Бога проткнули. Желания выполняет.
- А тёщу, может, на необитаемый остров отправить?
- Тебе не о тёще надо думать, а Варьку чаще привечать. Вот и не будет проблем с тёщей.
- Как это - привечать?
- У тебя ведь своё, проверенное, копьё есть. И не забывай привечать каждый день. Пошёл я к своему гарему. Ох, привечу, так привечу! - сказал, смеясь, петух и засвистел дурацкую мелодию.

Сказ про поход в магазин

Варька убрала остатки завтрака со стола, закурила и села напротив меня.
- Значит, сейчас пойдёшь в магазин. Пиши список.
Я достал блокнотик.
- Веник, а то наш совсем истрепался. Коробку леденцов, мятных. И не вздумай по дороге их есть. На ходу нельзя. Пластырь для мозолей. 13 буханок белого хлеба для поросяти. Платье для меня красное, короткое, на бретелях. Только сперва померяешь - у нас один размер. Чувяки две пары. Померяй. У нас с тобой один размер. Корову с бычком купишь- трёхлеток. Бензопилу, дизельную... Нет такой? Хорошо. Обычную, бензиновую. Сруб купишь на баньку, вместе с дикими камнями. Я сама его во дворе поставлю и обошью. Так. Дальше. Нужён мотоцикл с коляской. С задней скоростью. Это важно - с задней скоростью. Сахар возьми - тонну. Варенье пора варить. Самогонный аппарат прикупи, наш-то прохудился совсем. Полуторку купи трёхлетку, с летней резиной. Клевера лугового возьми 3 скирды. Так, я ничего не забыла? Ах, да! Купи 33 блока папирос, 13 упаковок спичек и 66 кубометров дров. Ну, всё записал?
- Ага.
- Ну, иди.
Варька перекрестила меня. Я вышел во двор.
- Вася! Вася!
- Да, моё солнышко?
Варька что-то сунула мне в руку.
- Ты авоську забыл!
- А, ну да. Пошёл я.
И я пошёл.

Сказ про гостью

Сижу я дома и грибы чищу. Вдруг слышу голос снаружи.
- Избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом!
Я сгруппировался, и пока избушка, скрипя, поворачивалась, я не прекращал орудовать ножом. Наконец, избушка поворотилась, и раздался скрип шагов. В дверь постучали, и тут же вошла девушка небывалой красоты. Я виду не подал, что поразился и спросил её.
- Заблудилась?
- Да нет. Специально пришла, - сказала девушка, покачивая лукошком с боровичками.
- Это как? - удивился я. Обо мне в вашем мире никто не знает. Я тут живу уже, почитай, триста лет, и никто ко мне ни разу не зашёл. Мои собеседники вот эта кошка, - сказал я, вытаскивая из-за пазухи Муську, - Да этот хомяк. - Я вытащил из-за голенища Марфу.
Звери сразу же залезли на руки к девушке и стали урчать.
- Понравилась ты им, - сказал я. - Закуривай.
Девушка умело достала кисет, набила трубку и села без приглашения за стол. Мне это понравилось.
- Ладно. Вижу - это надолго, - сказал я и полез в погреб. Пока я там шнырял, девушка взяла метлу и подмела в хате. Что я чутьём приметил, так это то, что она обошла паутину в углу, где ворчал паук Дмитрий. Я вылез из погреба и стал метать на стол кровянку, домашнюю колбасу, холодец, солёные огурцы-помидоры-чеснок и почерёвок. Девушка тут же брала продукты, нарезала их и красиво расставляла на столе. Последним я взгромоздил посреди тридцатитрёхлитровую бутыль самогонки.
- Не маловато ли будет? - усмехнулась девушка.
- Надо будет - ещё достану, - соскоморошествовал я.
Нравилась мне девка. Ой как нравилась. Она легко взяла бутыль в одну руку и разлила по кружкам...

@@@

Первую и вторую бутыль мы пили молча, приноравливаясь друг к другу. Наконец, на половине третьей бутыли мы стали говорить потихоньку.
- Меня зовут Варя, - сказала девушка.
- А я - Василий. Василий Иванович, - я поцеловал её руку с горящей трубкой.
Мы допили третью бутыль. И в погреб уже полезла Варя. И вынесла в подоле ещё три бутыли. Когда мы допили и эти ёмкости, Варя сказала.
- Я ищу того, с кем бы я до конца жизни чистила бы грибы. Покажи, как ты чистишь.
Я взял нож, и трясущимися от волнения руками начал чистить маслёнок. Я и не сразу заметил, что напротив меня уселась Варя и стала резать подберёзовики. Когда все грибы закончились, мы взялись за руки и пошли в лес за новой партией грибов. У моей Вари за пазухой колобродили Муська и Марфа. Паук Дмитрий остался на хозяйстве.

Сказ про Медведя Вениамина

Шли мы с Варей в лес, взявшись за руки. Но вскоре нам пришлось разлучиться на полметра, так как стали попадаться грибы. Боровички и подосиновики я дозволял срезать Варе, а сам замирал от счастья. Вот какая мне девушка попалась. Настоящая находка для колдуна. Да. Я колдун. Родился я очень давно, без родителей, и меня воспитали звери лесные, да насекомые запечные: сверчки и тараканы. Пауки тоже руки приложили. Но вот, я сказал немного о себе, теперь можно и грибы пособирать. О! У Вари уже пол лукошка.
- Здрав будешь, Василий, - вдруг раздался голос.
Напротив нас стоял медведь и курил трубку. Варя прижалась ко мне и сердце моё заколотилось.
- Не бойся, - сказал я. - Это Вениамин. Мой друг юности.
Варя осторожно подошла к медведю и погладила его по шерсти. Вениамин дал ей трубку, и Варя запыхтела.
- Добро пожаловать ко мне в хату, - сказал медведь, и только тут мы увидели красивую избу с тремя дымоходами.

@@@

Мы сидели за богато накрытым столом и курили.
- Варюш, - сказал медведь, - Ты сделала хороший выбор. Васька - гарный хлопэць. Он всем нам, зверью, как брат. Я же ему, как батько. Ты не смотри, что у меня шерсть гладкая. Мне много лет. Очень много лет. Давай станцуем. Вениамин настроил патефон и заиграла музыка. Варя встала и пошла кружить вокруг медведя, аки пава. Мне было приятно, и комочки души перекатывались в моей груди.
- Ты его береги, сказал медведь, переминаясь с ноги на ногу. - Он хоть и колдун сильный, но ранимый. Была одна история...
- Стоп, Вениамин! Нельзя!
- Она должна знать, - пробасил медведь. - Так вот, была у него одна вертихвостка. Из псовых, лиса, значит. Сначала всё было хорошо. А потом она начала по мужикам бегать. Васька-то наш посерел и впал в депрессию. Залез на самое высокое дерево и просидел там 300 лет. Такая любовь была. Я подумал, что ты, Варенька, должна знать эту историю. Ранимый он. Не обижай его... Знаю, что не обидишь. Вась, а у меня табачок есть контрабандный. Из самой Луны. Налетайте ребята!

@@@

Медведь Вениамин сидел на приступочке и курил. Сзади него ритмично тряслась избушка. Медведь чему-то улыбался и почёсывал живот.

Сказ про страшные истории

Сидим мы с Варварой Пантелеймоновной за столом и играем в карты при свечах.
- Дозвольте вашенского валета уконтропупить моейной дамой. Дамой моего сердца - чирвовой. - Я смачно хлобыстнул картой на карту. Стол немного подпрыгнул и встал на место, немного дрожа.
- Ну, ладно. С валетом ты справимшись, - сказало весело Варя. - А вот мы тебе семёрочку пиковенькую положим. - Варя так хряснула картой, что стол опрокинулся на меня, но, что удивительно, карты не сдвинулись, как приклеенные. Только бутыль с самогонкой я успел поймать на грудь.
- Ладно, Варь, - сказал я. - Пусть будет твоя победа. Айда лучше страшные истории рассказывать.
Мы побежали наперегонки к печке, забрались на неё и юркнули под одеяло.
- Ты первый, сказала Варя и натянула одеяло по самые глаза.
- Хорошо, слушай, - начал я. - Одна девочка никогда не подметала в хате. Каждый день грязи становилось всё больше и больше. Вот грязи уже стало по щиколотку. Потом по колено. Затем по пояс. А девочка не замечает опасности. И вот грязи стало по грудь. А тут раздается страшный голос её мужа: "Жена, я трубку уронил. Найди, пожалуйста!"
Варя рассмеялась и прижалась ко мне под одеялом.
- Теперь ты, - сказал я, прижимая к себе Варю.
- Ладно. Слушай. Только это очень страшная история. Один мальчик никогда не молился. И вот однажды, когда он опять не молился, пришёл к нему чёрт и сказал.
- Мальчик, пришла твоя пора. Ты прожил длинную жизнь - 8 лет. И никогда не молился. Это страшное преступление. Непростительное. Бог тебя любит, но отправляет в ад. Иди собирайся. С собой можешь взять не больше трёх килограммов игрушек. И вот мальчик пошел собираться. Сложил игрушки в рюкзак и приходит к чёрту. Чёрт взял рюкзак и взвесил. И в нём оказалось не три, а три с половиной килограмма..
- Действительно, - страшная история, - сказал я, и мы с Варей закурили трубки.

Сказ про Новый Год

Новый Год мы праздновали всей семьёй: я, Варька, кошка, хомяк, паук, медведь, курица и другие звериные родичи. Когда до полуночи оставалось пять минут, на блюдечке с яблочком появился Бог в полной славе и стал держать речь.
- Возлюбленный мои, - начал Всевышний. - Мы с вами прожили ещё один год. У нас были удачи и неудачи. Мы ели, пили, спали, курили и осуждали ближних. Конечно, осуждать нехорошо, но это не самое страшное. Самое страшное, это забывать про Меня. Ведь Я - ваш Батько. Я вас знаю каждого по имени, отчеству и фамилии. Вы Мои возлюбленные чада, и Мне не хочется, чтобы вы плохо себя вели. Ведь плохое поведение влечёт за собой отлучение от Меня. Вы, наверное, боитесь ада? Не стоит. Никаких котлов и сковородок там нет. Единственное, чем ад отличается от рая, - это тем, что в аду нет Меня. Мне очень хочется навестить моих детей в аду, но мой старший сын Люцифер не пускает меня. Говорит, что никого нет дома. А ведь я приготовил много подарков для тех, кто в аду: и леденцы-петушки на палочке, и молитвенники и балалайки с матрёшками. Видите, я совсем не скуп и дарю нужные и полезные вещи. Ведь я - ваш Батька. Ну, хорошо, - про ад мы с вами поговорили. А теперь я бы хотел снова поговорить о вас - живых. Вы должны жить долго и счастливо, но должны уклоняться от матюкания. Это очень плохо. Это непростительно. Ещё вы должны думать хорошо о своих врагах. Ведь враг - тоже человек и Мой сын. Я за него горло перегрызу и сам его накажу. Вам же не стоит вмешиваться в мой суд. Теперь немного и прелюбодеянии. Прекратите смотреть на женщин с вожделением. Я не для того создал женщин, чтобы на них возбуждённо смотреть. Женщины должны скромно одеваться и закрывать лица и волосы. Ибо - неча! Возлюбленные мои чада! Я люблю вас и вы должны любить Меня. А если вы Меня не полюбите, то я пришлю в ад состав со сковородками. Аминь! С Новым годом, любимые!
Мы с Варей и зверьём закричали "Ура"! и выпили по ведру шампанского.
- А он, наш Бог, - милашка! - Сказала курица.
- Он зайчик! - пробасил медведь.
- Ой, - я забыла хрен к холодцу, - всплеснула руками Варька и полезла в погреб.

Сказ про Вельзевулыча

Пришли ко мне ходоки, поклонились в пояс и говорят.
- Сказывают, что ты родня чёрту, но в отличие от него ты нас не обижаешь. А чёрт каждый день пакости производит супротив племени людского. Сходил бы ты к нему, да приструнил. А мы бы за тебя всю жизнь молились.
Ну что поделаешь? Взял я тогда котомку, временем засаленную, надел сапоги скрипучие. Повесил на грудь ладанку и тронулся в путь. Дорога моя была недальняя. В лесу, в заветном месте, была дыра в земле. Вот туда-то и спустился я на верёвке в самую глубь. Почувствовал землю под ногами, я углубился в подземный лес. По дороге я насобирал в корзинку всякой-всячины, чтоб не с пустыми руками к чёрту прийти. Наконец увидел небольшую избу с частоколом. На каждом колышке висел череп. Я перекрестился и вошел внутрь. Сразу бросилась в глаза чертовка, которая качала в люльке детёныша. На печке лежал старый чёрт. На полу резвились штук пять чертенят. Сам же чёрт держал в руках паклю и конопатил стены.
- Бог в помощь, - сказал я.
- Казалы богы, шоб i вы помоглы, - ответил чёрт.
Я взял жменю пакли с зубилом и стал конопатить. Через 3 часа мы управились, и чёрт пригласил к столу.
Мы сели, и чертовка стала метать на стол. Чего там только не было: и смаженный поросёнок, и гусь, запечённый с яблоками. И ягнёнок фаршированный перепелами и грибы разнообразные - солёные, мочёные, маринованные и жареные, и арбуз консервированный и целая гора фаршированных шеек, и рыба разнообразная, и овощи по разному приготовленные. И, слава богу, запотевшая бутыль с самогоном.
Разговор завязался после третьей кружки самогона.
- Слушай, Вельзевулыч, а творить пакости людям - это твоё желание или прихоть?
- Иваныч, тут дело не простое, но и не хитрое. Все мы, черти, находимся под законом. А закон гласит, что каждый совершеннолетний чёрт обязан поставлять в ад души соблазнённых им людей. Так что - это всего лишь работа. Ничего личного. Мы сами понимаем, что творим нечто нехорошее, но ничего поделать не можем. Ослушника ждёт незавидная судьба. Закон гласит, что чёрт, который перестанет вредничать, будет воплощён на земле человеком, и, пройдя жизненный цикл, попадёт в ад в качестве грешника. Как ты понимаешь, ни один чёрт за всё время существования подземного мира не нарушил правила. Очень сильный страх. Но я тебе расскажу одну историю. Об этом нам, чертям, нельзя думать под страхом воплощения человеком. Но тебе я расскажу, потому что ты человек справедливый.
Вельзелвулыч раскурил две трубки и одну подал мне.
- Так вот, - начал чёрт. Ты знаешь, что для людей сделал Сын Божий. Его жертва оказалась не напрасной. Все об этом знают. Но прошло несколько веков, мы оправились и стали соблазнять людей со всевозрастающей энергией. Понадобилось вмешательство архангела Гавриила, чтобы люди опять обрели якорь через Пророка и его новую религию. Время шло. То Бог побеждал нас, то мы его. И вот однажды, в двадцатом веке, родился мальчик. Он родился у обыкновенных родителей, грешных, как и любой человек. Этим мальчиком был Сущий, который в тридцать лет осознал свою миссию. На небе методы армагеддона перестали нравиться, так как на вечную погибель обрекалось много людей. Саваоф решил на собственной шкуре убедиться, как это быть человеком, который ежесекундно грешит делом, словом и помышлением. Однажды он взял книгу подготовки к исповеди Иоанна Крестьянкина и исписал грехами школьную 18-тилистовую тетрадку. Священник мужественно читал сей талмуд и инстинктивно отшатнулся от грешника. От великого грешника. И грехи так и не отпустил сразу. Но через пару секунд покрыл всё-таки епитрахилью его голову. Так вот, рождённый обычным способом Сафаоф, с дьявольским зерном-эйцехоре внутри сущности, за свою жизнь умудрился стать самым великим грешником. Он понял всё про человека и возрыдал. И понял, что если Он Сам, великий грешник, заслуживает прощения, следовательно прощён будет каждый, я повторяю, каждый человек.
Вельзельвулыч раскурил очередную трубку и спросил.
- Васька, вот ты скажи. Если каждый человек буден прощён, что ожидает нас, чертей?
Я убрал трубку изо рта и крепко поцеловал Вельзельвулыча. Потом встал из-за стола и сказал.
- Я прощаю вас. Всех. Скоро я приду к каждому из вас в гости.
- Так значит ты и есть..? - чёрт прикрыл рот ладонью. Я взял эту ладонь и крепко пожал.
- А самогон ты клевером очищал? Хорош напиток.
- Заходи почаще, Василий Иванович.

Сказ про Петуха и самый лучший день

Значит, дрыхнем мы с Варькой на печке и в ус не дуем. Вдруг как кто-то закукарекает. Я продираю глаза и думаю: кто это мог быть? Смотрю вниз, а там Макарка, петух, стоит и крылья взламывает после кукарекания. Я говорю.
- Что, сегодня твоя очередь кукарекать?
- Ты прав, Васька, сегодня очередь хряка Борьки. Но у него Лорка опоросилась, так он поросят вылизывает.
- Напомни, что я должен сегодня сделать? А то после вчерашнего голова не варит совсем. О, варит - Варька, просыпайся!
- Сгинь, Васька! Я ещё посплю. Сон хороший снился. Про то, как мы с Макаркой обручились.
- О! - сказал петух Макарка. - Сон в руку. Мне как раз нужна тридцать четвёртая жена.
Я бросился на петуха и стал с ним бороться. Петька меня поборол и поставил ногу со шпорой на грудь.
- Сдаёшься, ревнивец?!
Я засмеялся и сказал.
- Вас никто не поженит. Ты несовершеннолетний, хоть и имеешь 33 жены. Давай похмелимся, и ты расскажешь мне о моих планах.

@@@

Мы с Макаркой сидели за столом и употребляли брагу. Пили прямо из бочки ковшиком.
- Я уважаю тебя, Васька, - сказал Макарка. - Ты мужик справный, работящий. За тебя любая бы пошла, а ты зациклился на одной Варьке. Вот у меня - 33 жены, а мне мало. Да, мало! Царь Давид имел сотни и сотни жён, так чего ты кочевряжишься?! Безмужиковных баб он целое село. Всем им нужен муж. Каждую ночь у тебя была бы новая женщина. Ляпота. Эх ты! Ничего ты не понимаешь. Идём на поросят посмотрим.
Мы вышли, шатаясь, из хаты и пошли к свиньям. Увидели такую картину: хряк Борька вылизывал дюжину поросят, а Лорка сидела, прислонившись к стене, и вязала.
- Ну и как? - спросил я.
Борька сгрёб всех поросят под бочёк к Лорке, открыл дверь и впустил нас внутрь. Внутри было просторно. Посреди стоял стол, а на столе была горка жареных трюфелей.
- Я щас, - сказал Борька и полез в погреб. Вылез он оттуда с самогонкой.

@@@

За весь день мы обошли всё хозяйство и бухали и у свиней, и у уток, и у лошадей, и у коров, и у козлов, и у баранов, и у индюков, и у индоуток. Напоследок бухали у паука. Там же, на мягкой паутине, нас сон и сморил. Какие у меня были на сегодня планы, Макарка запамятовал. А то, каким день получился, то так бы каждый день. Хотя, нет. Варька отдубасит.

Сказ про батистовый платок

Медведь сгрёб нас с Варей в охапку и полностью расцеловал, что говорило о его искренних чувствах к нам. Потом посадил нас на плечи и зашёл в дом. Мы стукнулись головами о притолоку и выматерили мишку.
- Будя вам ругаться-то. Потапыч не специально это... того. Принесли?
Мы с Варей стали доставать из-за пазухи всякую всячину и кровяную колбасу. Медведь понюхал сало, грызанул кровянку и закатил глаза.
- Боже! Ты есть!
После этого медведь посадил нас на большие стулья, такие, что наши ноги до пола не доставали.
- Какой сюрприз, что вы пришли! А то для кого я запасся этим? - медведь громыхнул об стол Бутыль самогонки.
Мы с Варей разрумянились, раскудахтались, поёрзали по стульям. Потом достали из голенища по литровой кружке и дзенькнули ими об стол. Медведь засмеялся, разлил. Мы чокнулись и сладко выпили. Медведь опять засмеялся - мы выпили. Засмеялся - выпили. Ох, хороша самогонка! - подумали мы с Варей одну и ту же мысль.
- А теперь давайте играть в фанты, - сказал медведь и бухнул на стол утюг.
- Это мой фант. А теперь - ваши.
Я выложил на стол спичечный коробок с жуком, а Варя выложила батистовый платок с вензелем российской императрицы. Медведь как увидел вензель, так и бухнулся Варе в ноги.
- Ваше величество! Я не знал, что Вы наша царица. Проси, чего пожелаешь.
Варя улыбнулась и сказала.
- Это ты, Потапыч, проси что хочешь за свою привязанность к нам.
- Ох ты, Боже мой! - залопотал медведь. - Ничего мне не надо. У меня всё есть: дом, лес, грибы, ягоды, орехи, муравьи да пчёлы. Этим всем я обязан Вам, когда 300 лет назад пожаловали этот лес моему отцу. Я вас никогда не знал, как императрицу, поэтому не отдавал Вам соответствующие почести. Я так волнуюсь... Ну, хотите, - жизнь за Вас отдам!
Это без надобности, - сказала Варвара Пантелеймоновна Борисова, Божиею милостью царица и великая княжна всея Руси, Владимирская, Московская, Новгородская, Псковская, Рязанская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятцкая, Болгарскиая, Казанская, Астраханская, Сибирская, всея Северные страны повелительница и иных».
- А знаете что Потапыч, подарите мне утюг ваш, а то мой прохудился.


Сказ про пьянку

- Бог ты мой! - Всплеснула руками Варя, когда увидела накрытый стол со свечами и гостями. Среди гостей был медведь, петух, кошка, хомяк и паук.
- А в честь чего праздник у нас? – спросила Варя и села за стол, отхватив кусок колбасы и засунув его в рот.
- Ты не догадываешься? – спросил я.
- Ни в коем разе, - с набитым ртом отвечала Варя.
Она налила себе самогонки и чокнулась с гостями.
- Ну, за мир во всём мире! – сказала Варя и осушила кружку. – Так в честь чего, Вась?
- Сегодня третий день, как мы вместе, - сказал я.
- Так долго? – засмеялась Варя. – Ты чего стоишь? Сядь рядом и обслуживай даму твоего сердца.
Я согнал петуха, который сидел рядом с Варей.
- Мог бы просто попросить, - пробубнил петух.
- Друзья! – сказал медведь и застучал вилкой по бутылю. – Я рад, что мы все сегодня пьём за здоровье Вари и Васи. Они самые лучшие наши друзья, поэтому я принёс подарок. Извольте выйти на улицу.
Все загомонили, шумно встали из-за стола и сбились кучкой на крыльце. Во дворе стоял новенький трактор. Варя всплеснула руками.
- Это мне, Потапыч?!
- Конечно тебе. Он совсем новый, но я его сломал. Ведь всем известно, что ты любишь ремонтировать.
Варя поцеловала медведя, надела перчатки и бросилась к трактору. Все наблюдали, как Варя разбирает трактор. Через полчаса трактор был полностью разобран, до последнего винтика. Счастливая Варя вытерла рукой измазанное в солидоле лицо и пригласила всех за стол. Гости и хозяева стали шумно есть, перекрикивая друг друга.
- А я как увидел её, так с налёта и взгромоздился, - кричал петух. – Теперь дракониха беременна.
- Сижу, значит, на рыбалке, - говорил паук. – А тут левиафан плывёт. И мою наживку – хвать! Я, значит, подсекаю, и – раз, на себя. А он как дёрнется и потащил меня по морю-океану. Прямо к себе в дом на необитаемом озере. Там мы обручились и дали клятву друг другу не иметь больше никого в мужьях-жёнах.
Кошка залезла на стол.
- Тихо, тихо! Я что-то скажу!
Все притихли, а кошка приноровилась, улеглась на столе начала урчать. Все посмотрели друг на друга и вдруг рассмеялись. Хомяк налил кошке и попросил выпить с ним на брудершафт. Кошка залепила хомяку. Началась драка. Я поставил один империал на хомяка. И проиграл через 5 минут. Кошка уложила хомяка на лопатки и лизнула его в лицо.
Тут же сыграли свадьбу кошки и хомяка. Медведь не растерялся и подарил молодым разобранный трактор. Варя дала медведю под дых. Медведь слёзно обещал подарить ей новый трактор. Дальше – пили, пили. Пили, пили. Пока не угомонились. Назавтра ещё осталось.

Сказ про волшебное кольцо

Полночь. Мы с Варей давно уже на печке. Вдруг я чувствую, как Варя тихонько встаёт и выходит из хаты. Минут через пять я слез с печки, надел калоши и вышел во двор. Из сарая раздавался какой-то шум. Я подкрался к сараю и через щёлочку заглянул внутрь. У верстака стояла Варя и напильником елозила какую-то железку. Я шумно открыл дверь, и Варя уставилась на меня.
- Чего ты уставилась? – спросил я.
Варя показала на тиски.
- Вот. Кольцо мастерю.
Я подошёл, раскрутил тиски и взял кольцо в руки. Оно было тёплое. Я повертел его в руках и обнаружил надпись на внутренней стороне: «Хочешь? Не зевай!»
- Я это кольцо делала как подарок к твоему дню рождения. Теперь можешь его надеть. День рождения наступил 7 минут назад.
- А что означает надпись? Чего мне хотеть и не зевать?
- Это кольцо не простое, а волшебное. Исполняет любое желание. Повторяю – любое! Но нужно быть разборчивым в своих желаниях, иначе многих бед не избежать. Я знаю, что ты с толком будешь его использовать. Носи его, не снимая.
Варя подошла ко мне и поцеловала в губы.
- Так, что мне пожелать? О! Я знаю! Хочу бутыль самогонки и закуску!
- У нас этого добра и без кольца хватает, - улыбнулась Варя и показала рукой в угол, где стоял накрытый стол. – Ещё попробуй.
- Значит, я хочу выпить с ежом!
Варя засмеялась и показала в угол, где разливал по кружкам ёж.
- Ёж с вечера тут сидит и ждёт тебя. Ты хорошо подумай, что тебе надо.
Я потёр кольцо и сказал.
- Прости. Варя, но я хочу поцеловать самую невъебенную женщину на свете.
Вдруг я оказался в объятиях Вари, и мы долго поцеловались.
- Отдай кольцо ежу, - сказал я. – У меня и так всё есть.
- Да нахрен мне волшебное кольцо-шмальцо?! – сказал громко ёж. - У меня есть ежиха, еженята, вы и самогон. Лехаим!

Сказ про наследство

- Значит так, - сказал медведь. – Вот ёж, - медведь стукнул об стол картофелиной. – Вот ты, - вторая картошка громыхнула по столу. – А вот я, - третья картошка врезалась в стол.
- Мы тихо подкрадываемся к спящему ежу, хватаем его, связываем и начинаем допрос.
- А если еж проснётся и увидит нас? Тогда беды не миновать! – сказал я.
- Есть такое дело, - сказал медведь. – Никому не пожелаю связываться с разъярённым ежом. О прошлом годе один такой меня поломал. До сих пор левая лапа плохо работает.
- А мы можем не связывать ежа, а просто прийти к нему и погутарить?
- Я об этом не думал.
- Мне кажется, так будет безопасней.

@@@

На берегу речки горел костёр, над которым висел котелок. Я, медведь и ёж тихо сидели и смотрели на костёр. Ёж взял пробу из котелка. Одобрительно поцокал языком и разлил по мискам. Пока уха остывала, мы пили самогон и молчали. Закурили.
- Ну, чего пришли? – спросил ёж, выпуская дым.
- А ты не знаешь? – сказал медведь.
- Я много чего не знаю.
- Тебя не удивило, что Васька тут? И я. Всем известно, что я за Ваську пишусь.
- Маловато мы выпили, - и ёж достал из рюкзака ещё одну бутыль самогонки.
Когда ёж вытряхивал последние капли из бутыли, я сказал.
- Ёж, не молчи.
- Знаю, что ты хочешь мне сказать, - поёрзал на пеньке ёж. – Почему я к Варьке клинья подбиваю? Но это не то, что ты думаешь. Я к Варьке подбиваюсь не в том смысле, что можно подумать. Дело в том, что много лет назад одна женщина родила двойню и умерла. Близнецов взяли родственники.
- Что ты хочешь сказать, ёж? – вскинулся медведь.
- А то, что мы с Варварой Пантелеймоновной брат и сестра. Близнецы. Она старше меня на 13 минут.
- А почему ты раньше не объявился?
- А я узнал только вчера про Варю. Про то, что у меня была сестра-близнец, я знал. Но не думал, что это Варя. Когда ты, Васька, с ней миловался, я случайно увидел на её плече родимое пятно. Как у меня.
Ёж снял через голову свитку и собутыльники увидели на плече родимое пятно в виде Северной и Южной Америки.
- Санта Барбара, - проговорил медленно медведь.
- Ага, - сказал ёж и натянул свитку. – Такие дела. Так вот, я искал подходящего момента, чтобы поделиться с Варей. То есть, отдать ей её долю из того, что мне досталось в наследство. Во-первых, ей теперь принадлежит половина нашего леса. И одна из Америк. Пусть выбирает. Северная побогаче будет. Я ей её уступлю. Адвокаты уже подготовили бумаги о том, что моей сестре принадлежит всё движимое и недвижимое имущество Северной Америки. Я сам за неё решил, что лучше для неё. А теперь давайте выймем сети.
Ёж хрустнул костяшками рук и встал. Мы с Медведем тоже встали и пошли к лодке.

Сказ про евреев

Я лежу на печке и курю трубку. Тут раздался стук в дверь. Варя легко спрыгнула с печки и пошла открывать. На пороге стояли калики перехожие. Варя пригласила их в дом, посадила за стол и достала из печи казанок с картошкой. Гости были замёрзшие и не решались снять тулупы. Они дышали на ледяные руки и покряхтывали. Варя достала из-за занавески бутыль с самогоном и разлила.
- Мир вашему дому! - сказал старший калика и выпил. За ним выпили и остальные.
- Мир вашему дому! – опять сказал старший и выпил вместе со всеми.
Варя даже не успела закусить. Но она проявила уважение к старшим и только занюхала занавеской.
- Мир вашему дому! - снова вскричал бородач. Потом залопотал на непонятном языке, вроде бы молитву. Потом поднял руки вверх, вскричал непонятное и выпил. Все гости вскричали и выпили. Наконец, они стали закусывать. Картошка была горячая, и калики перекатывали картофелины в ладонях и дули на них.
Пока гости закусывали, Варя взяла из-за занавески шмат сала и стала его нарезать. Старший замахал руками и с набитым ртом сказал.
- Спасибо, хозяйка! Мы сало не едим.
- А из каких краёв вы будете? – спросила Варя.
- Мы с земли обетованной. Евреи мы. Нам Б-г запретил есть свинину.
- А, я что-то слышала о евреях. Говорят, что вы Бога распяли?
- Ваша религия говорит, что так было предопределено.
- Говорят, что вас сильно наказали.
- Б-гу виднее. Может, это наказание – счастье.
- Я никогда не видела евреев. И я не принадлежу к какой-то конкретной религии.
- А как же ты без Б-га?
- Живу себе потихоньку. А про Бога мне никто никогда не рассказывал.
- А кто ты по национальности?
- Папа – украинец, мама – русская.
- Ты точно это знаешь?
- Родители так говорили.
- А тебе никогда не рассказывали про твою прабабушку?
- Нет.
- Совсем ничего?
- Ну, папа говорил, что у его бабушки были чёрные волосы. Имени её он не знал.
Старший калика воздел руки вверх и вскричал на непонятном языке, наверное, на иврите. Потом выпил целую кружку и сказал.
- Варвара Пантелеймоновна, вашу прабабушку звали Циля Абрамовна. Она была из Дома Давида. Её потомство много лет искали мы, мессианские евреи. Так вот, Вы – тот избранный сосуд, который наполнил Б-г вином Завета.
- Вы так непонятно говорите…
Старший Калика встали. Встали и остальные.
- Варвара Пантелеймоновна, мы вас понимаем. Вы всю жизнь прожили в лесу, без книг, средств связи. Но, чтобы расставить все точки над i, я скажу только одну вещь. Это будет вам понятно. Вы – урождённая царица Израиля. Бог сдержал своё слово и послал нам вас, как спасение Израилю.
Старший Калика поднял кружку вверх и воскликнул.
- На эрец Израиль!
Остальные тоже вскинули руки с кружками и прокричали.
- На Эрец Израиль!
Потом они сели, и старший калика близко посмотрел Варе в глаза и произнёс.
- Только нам ещё царь нужен. Вам замуж нужно. Мы подберём вам самого умного, талантливого, покорного Б-гу еврея.
- А Васька не подойдёт? – спросила, смеясь, Варя.
- Какой ещё Васька?
Я слез с печи, почесал голое пузо, съел кусок сала и сказал.
- Васька – это я!

Сказ про тракторное колесо

Иду я по лесу, как глядь – заяц навстречу идёт. В тулупе в шапке, в рукавицах. А в руках несёт большое колесо от трактора. Как увидел меня – остановился и шапку снял.
- Здоров заяц, - сказал я. – Что это у тебя в руках?
- Колесо.
- А от чего это колесо ты знаешь?
- Как же не знать, чудной ты человек? Это колесо Сансары. Я его нашёл, стало быть, оно моё.
- А куда ты его несёшь?
- Знамо куда, ответил заяц. – Несу я его в кузницу.
- Зачем?
- От ты любопытный. Я хочу это колесо сломать, чтобы остановить череду перерождений.
- Так ты – буддист?
- Есть малость.
- А кем ты был в прошлой жизни?
- Я был Александром Первым. Царём, стало быть. А теперь я заяц. Мне уже много лет. А все свои прошлые жизни я был тайным или явным буддистом. Много веков я пытался остановить Колесо, но мне не удавалось. И вот, наконец, в этой жизни, в жалкой личине зверя лесного, я раздобыл это проклятущее колесо Сансары. Не спрашивай, что я пережил, пока искал Колесо. Никто не поверит. И я не верю. Но это было. Я одно тебе скажу. У меня в руке общее колесо, для всех людей. И когда я сломаю его, все люди освободятся и после смерти попадут прямо в нирвану. Закон кармы перестанет работать. Ты не смотри, что я такой балаболка. Просто много лет я был нелюдимый и ни с кем не общался кроме кротов и земляных червей, когда я практиковал погружение в могилу.
- Слушай, заяц, а почему твоё колесо похоже на тракторное?
- Так оно от трактора и есть. Есть старинная легенда о том, как боги оставили на земле железное чудище о четырёх колёсах. И наказали чудищу вращать колёса и контролировать жизнь и смерть людей. Все четыре колеса чудища – это четыре причины перерождения: Первое – грех. Второе – Праведность. Третье – Невежество. И четвёртое – страх. Вот четыре кита, четыре колеса, на которых основан кармический закон. Три колеса были уничтожены неизвестными бодхисаттвами. Четвёртое – вот оно, – и заяц постучал ногой по колесу.
Я почесал в затылке и спросил.
- Ну, грех, невежество, страх – это мне более-менее понятно, за что может уцепиться закон. Но – праведность. Как праведник может опять оказаться в колесе? Не понятно.
Заяц закурил и сказал.
- Конечно, праведник освобождается от колеса. Разновидность праведника – бодхисаттва, то есть праведник, который намеревается войти в нирвану последним, после самого последнего грешника. Бодхисаттва сострадателен. Так вот, чтобы выполнить своё предназначение праведник грешит. Намеренно. То есть совершает контролируемый грех, который ввергает его опять в перерождение.
- Чудные вещи ты рассказываешь, заяц. – А я могу помочь тебе сломать колесо?
- Не каждому можно довериться. Ты кто?
- Я тот, кто выпрямляет путь для Того, Кому должно прийти. Для Великого Мастера Будды, спасителя буддистов и всего человечества.
Заяц снял шапку и поклонился мне. Я раскурил трубку и постучал ногой по колесу. Крепкая, зараза.
- Тут одному не справиться, - сказал заяц. – Айда в кузницу.
И мы пошли.

Сказ про Тримурти

В летней кухне сидел Шива и наяривал на гармошке грустную мелодию. Перед ним на столе стояла бутыль самогона и вилка с надкусанным солёным огурцом. Под свой аккомпанемент Шива мычал и лишь изредка пропевал осмысленный текст:
- Ой, моя ты вселенная…
- Ой, кто же тебя запустил!
- Ой, да всё неправильно сделано.
- Ой, разрушу всё, а дурак всё сделает по-своему.

Эти заунывные звуки и блеяние продолжались уже несколько часов. В какой-то момент Вишну вошёл к брату в летнюю кухню, схватил гармошку и забросил её на антресоли.
- Хочешь петь – иди в бродячую труппу «Тримурти». Им как раз сейчас требуется поэт-песенник.
- Скучно.
- Иди, не пожалеешь. Будешь иногда играть богов, богинь, наяд.
- Вишну, отстань. Ты же знаешь – я ленивый.
- Зато мир повидаешь.
- Мир меня не познал, зато я познал его. Давно. Ты же знаешь, я в этом мире ещё в детстве всё облазил. Каждую щёлочку знаю. Каждую встречную девственницу я познал. И чего я женился?
- Ты жалеешь, что женился? – сказала Падме, загородив проход в летнюю кухню.
- Я не жалею, что женился на тебе, Падмочка. А после свадьбы с тобой у меня не было больше женщин. А тем, которые подходили довольно близко ко мне, ты выдёргивала космы. Падме, я люблю тебя одну.
- Не ври!
- Не вру!
- Не ври в глаза!
- Не вру!
- Соврёшь?! Убью!
- Не совру!
- Побожись!
- Клянусь Богом всемогущим – не вру!
- Поклянись на пидора!
- Клянусь!
Падме перестала кричать и взгромоздилась на высокий стул. Налила себе самогонки, выпила и хрустнула огурцом на вилке. К Вишну подошла Парвати и закрыла ему глаза.
- Угадай, кто? – изменённым голосом спросила Парвати.
- Кошечка? – спросил Вишну
- Нет.
- Лисёныш?
- Нет.
- Слонёнок?
- Нет.
- Зайка?
- Нет.
- Крокодилёныш?
- Нет.
- Медвежонок?
- Нет
- Дикообразик?
- Да!
Парвати повернула к себе Вишну и поцеловала его в губы.
- Ты обижаешь Шиву? Это не хорошо, - сказала Парвати.
- Он у меня гармошку отобрал.
- И правильно сделал, - сказал Вишну.
- Идиот! – прокричал Шива.
- Сам идиот!
- Сволочь!
- Сам сволочь!
- Проститут!
- Сам проститут!
Я остановился в дверях летней кухни и осмотрел диспозицию. Проще всего было дать им по ушам на правах старшего брата. Но я выбрал более мирный вариант. Я взял гармошку, растянул меха и запел старинную песню:
- Ой, ты, гой еси, скипетр.
- Ой, ты мать сыра – державушка
- Ой, да кому вы досталися.
- Ой, да кто вселенную да на хую вертит…
Мои родственники попритихли и начали подпевать:
- Ой, да вы, богатыри былинные
- Ой, да отчего не просыхаете.
- Ой, доколе солнышком, - Ой доколе будете закусывать.

- Ой! - всплеснула руками подошедшая моя жена Варвара. – А мы с Брахмой ещё не выпили!
Все загалдели, зашебуршали, уселись за стол. И нам с Варей место нашлось. Кухня-то у нас маленькая. Своих девочек мы посадили на колени. И начали есть, пить – мать нас так едрить.

Сказ про тост

Медведь постучал вилкой по бутылю. Все притихли. Слышно было только громкое чавкание хомяка.
- А теперь я хочу сказать тост. Я говорить не умею, но попробую. Нужно же когда-нибудь начинать учиться.
Курица визгливо захохотала. Медведь так на неё зыркнул, что курица в ту же секунду прекратила смех и положила ложку с печёночным паштетом в тарелку.
- Так вот. Я хочу сказать тост. Варвара Пантелеймоновна, сколько тебе лет? Ой, прости. Такие вопросы дамам не задают. Подойду с другой стороны. Я знаю Варвару Пантелеймоновну семь тысяч лет. А познакомились мы так. Я как-то заблудился в лесу. В те времена деревья были большие. Лес тянулся на тысячи километров. Я пошёл за ягодами и не заметил, как заблудился. Я три дня пытался найти свою избушку, но всё было тщетно. И вдруг я услышал рокот. Таких звуков я ещё не слышал. Я испугался. Рокот приближался. Я решил, что хуже не будет и пошёл к источнику звука.
Курица взвизгнула и закрыла клюв крылом. Медведь стукнул лапой по столу рядом с тарелкой курицы. Курица подпрыгнула, залопотала обижено и приземлилась на стул.
- Не перебивать меня! – рявкнул медведь.
Петух выпятил грудь и хотел было наскочить на медведя, но я удержал его за хвост.
- Успокойся, Макарка, - сказал я Петуху. – Потапыч, говори дальше.
Медведь мне кивнул и продолжил.
- Так вот, пошёл я на источник звука и вдруг увидел страшное чудовище. Оно было железное. Два глаза ярко горели. Да что там вам объяснять. Я тогда впервые увидел трактор. Вдруг свет попал мне в лицо, и я инстинктивно пригнулся. Рокот прекратился, и я увидел необыкновенной красоты девушку, которая по лесенке спускалась из кабины. Я понял, что от девушки не исходит угроза и ждал пока она подойдёт. Девушка сняла рюкзак. Развела костёр. Поставила котелок. Достала из рюкзака бутыль, снедь и рукой пригласила меня к костру. Меня дважды просить не надо. В общем, мы пили всю ночь и разговаривали. О себе Варя – а это была Варвара Пантелеймоновна – рассказывала мало. Единственное, что она озвучила из своей биографии это то, что она из Первых. Я же ей рассказал про себя всё, начиная с того места, когда я осознал себя медведем. Я ей рассказал и о своей большой любви и о малых делах. Всё-всё-всё. И когда я сказал, что я заблудился, Варя втолкнула меня в трактор, и мы поехали искать мою избушку. У Вари в тракторе оказался прибор, который чувствует железо за много километров. Так мы и нашли мою избушку, благодаря этому прибору, который почувствовал мои железные инструменты. Так вот. А теперь тост. Варя! Мы все, кто здесь сегодня собрались, любим тебя. А я люблю тебя больше всех! Даже больше, чем Васька.
Медведь сгрёб меня к груди.
- Да. Даже больше чем Васька.
- Лехаим! – закричала курица. И ловко увернулась от медвежьей лапы.

Сказ про царский трон

- Варя, ты скоро? – крикнул я.
- Щас – пару штрихов красивому лицу.
- Ну, ты даёшь! Мы же в лес собрались. Зачем тебе краситься?
- Ничего ты не понимаешь, мужлан. Я иду в поход и должна хорошо выглядеть. Ты тару взял?
- Две корзинки.
- А тормозок не забыл?
- Я в отличие тебя ничего не забываю.
- А побриться?
- Варя, мы же в лес идём.
- А если девушку красивую встретим?
- Тогда она меня и побреет.
- Ну, вот я и готова. – Варя вышла на крыльцо в сапогах на каблуках, в короткой красной юбке с белой блузкой и ажурных чулках.
Я бросил корзинки и попытался схватить Варю, но она ловко увернулась и дала мне корзинкой по башке.
- У тебя одно на уме, - сказала Варя, поправляя бантики на косичках. Идём, озабоченный.
Мы взяли корзинки и пошли в лес. Грибы стали попадаться сразу же. Большие, маленькие, одинокие и семьи. Мы радовались, как дети. А вот и первая нитка жемчуга. Я первый её приметил. Подобрал, посмотрел, нет ли рядом ещё одной, и положил в корзинку. Сразу же и Варя кое-что нашла. Две золотые запонки висели на однолетней ёлочке. Варя, сорвала их и не удержалась от радостного вскрика. Через пять минут я наткнулся на диадему. Такую должна носить герцогиня. Варя повертела диадему и сказала, что она княжеская. Примерила на себя и кокетливо сделала книксен. Я попытался Варю сграбастать, но она ловко поднырнула под моею рукой и ударила меня корзинкой на заднице.
- Мы в лес пришли за всякой всячиной, а у тебя только одно на уме.
- Посмотрела бы ты на себя, точно также у тебя было бы одно на уме.
- Я не страдаю нарциссизмом. Вась, пора разводить костёр.
- Да мы только начали.
- Не спорь! Вон видишь – полянка. Там разводи.
Я оставил Варю на полянке, а сам пошёл за хворостом. Вдруг увидел на ветке низко свесившийся царский трон. Я его с небольшим трудом отломал от ветки и приволок на полянку.
- О, какая забавная штучка! – всплеснула руками Варя и уселась с ногами на трон.
- Ты моя царица, - сказал я. Приказывай и покажи, что там у тебя под юбкой.
Я бросился к трону.
- Костёр!
Я притормозил.
- Щас соображу.
- Через пять минут костёр вовсю пылал. Варя сидела рядом на троне и ела пирожок. Вдруг на поляну начали выходить звери лесные. Они медленно подходили к костру и, подойдя близко, склонились перед Варей в поклоне.
- Что с вами, звери? – спросил я.
Один старый медведь выпрямился и сказал.
- Мы пришли приветствовать Избранную. Наконец, Варвара Пантелеймоновна обрела божественный атрибут.
- Я ничего не приобретала, - сказала Варя.
Медведь подошёл к трону и поцеловал руку Вари.
- Ты сидишь на троне Первых. Ты обольстительна, как богиня, ты умна, как 33 медведя. Ты добра и великодушна. Мы всё про тебя знаем. Много веков мы следили за тобой издалека, радуясь, что каждый прожитый день приближает нас к твоему воцарению. И вот, наконец, этот день настал. Ты сидишь на троне Первых. Ты обрела божественный атрибут.
- Но я ничего…
- Простите, ваше величество, но всё уже случилось. Подымите вашу руку к небу.
Варя выпростала руку, и вдруг ударила молния, и свет из руки устремился вверх. Там, где свет достиг неба, тучи стали кружиться вокруг светового столпа. И вдруг с неба посыпались цветы. Я собрал букетик и преподнёс его Варе.
- Варя, меняю букетик на пирожок.
Раздался смешок барсука. Потом засмеялась косуля. И вот уже смеются все звери. Они начали собирать цветы и стали дарить их Варе. Бессмертные смотрели на это сверху и улыбались. На небе возникла радуга.

Сказ про непростое яйцо

Афонский монах, из числа тех, кто будет служить последнюю литургию, сказал мне, что мужчина должен жениться на своей жене девять раз. У нас с Варей это была вторая свадьба. Итак, после венчания в церкви Иуды Искариота…
Иуда Искариот был оправдан церковью из-за всплывших обстоятельств. А обстоятельства простые. Иуда предал Христа, чтобы его возвысить. Не буду вдаваться в подробности многовекового спора священников о личности Иуды, и о его роли в развитии христианства. Так вот. Недавно Поместный собор канонизировал Иуду, и теперь он почитается в лике святых наравне с другими христолюбцами…
Так вот. Обвенчали нас в церкви Иуды Искариота, и мы с гостями, на телегах, двинулись в нашу деревню. Навстречу прямо с околицы к нам выбежали дети. Мы с Варей бросали в детей жмени денег, и дети радостно их подбирали.
Наконец, мы оказались за столом. Хата была битком набита. Мы с Варей сидели во главе стола. Ели, пили и целовались после криков горько. И вот объявили танец молодых. Медведь поставил пластинку «Ласкового мая». Мы с Варей плотно прижались друг к другу и танцевали медляк, перебирая ногами вокруг своей оси. Гости продолжали есть-пить и произносили тосты. Всё началось тогда, когда встала курица.
- Друзья мои! – вскричала курица. – Сегодня мы женим императрицу Варвару Пантелеймоновну и ейного хахаля Ваську. Вопрос. А достоин ли Васька жить с такой женой как Варвара Пантелеймоновна?! Ведь всем известно, что Васька ещё совсем недавно приставал к индюшке Светке с неприличным предложением.
Музыка остановилась. Варя оттолкнула меня.
- Так, значит, это правда?
- Варь! Не верь курице. Она всё придумала. Помнишь, как она пыталась окрутить меня? А теперь врёт, чтобы у нас с тобой счастья не было.
- Посмотри мне в глаза! – сказала Варя.
- Эй Богу, не вру! – перекрестился я.
- А вчера Васька домогался свинью Дашку и пытался растлить поросят. А ещё было дело, как Васька грозился изнасиловать всех муравьёв из соседнего муравейника! – продолжила Курица.
- Петровна. Зачем ты это делаешь? – я направился сквозь гостей к курице. Варя плакала.
- Зачем ты поганишь свадьбу?! Чего ты добиваешься?
Курица вдруг вынула из-под крыла яйцо, подняла его вверх и воскликнула.
- Вот! Вот доказательство Васькиной измены! Это яйцо от него!
Все притихли. Слышались только рыдания Вари. И вдруг курица весело захохотала.
- Дураки вы все! Я вас всех развела. Это яйцо работы Фаберже. И ни с кем, Варя, твой Васька тебе не изменял. Я дарю вам это яйцо. Ибо только императорский подоконник вашей избы достоин, чтобы на нём покоилось яйцо великого мастера. Горько! Горько! Горько!

Сказ про рыбалку

Вечер. Звёзды. Поют цикады. Кажаны маневрируют вверху. Я сижу на пороге. На мне калоши, цигейка и вязаная шапочка. Осень вступила в свои права. Мне на голову упал лист. Красный. Я его взял в руку, пообсматривал и спрятал за пазуху. Курю трубку и наслаждаюсь тишиной. Я один. Никого. Море… соврал. Рядом на пруду квакают лягушки. Иногда всплёскивает жирный короп. Из хаты выходит Варька с удочками и подсакой. За её плечами внушительный рюкзак. В свободной от удочек руке – ведро.
- Ну что, пошли? – спрашивает весело Варя.
Я легко поднимаюсь и иду. Сзади, посвистывая, идёт Варя с десятикилограммовым рюкзаком, удочками с подсакой и ведром. Мы приходим на берег пруда. Я сажусь на поджопник и закуриваю трубку. Варя кладёт вещи рядом со мной и идёт в лес за дровами. Как хорошо сидеть на берегу пруда и курить трубку. Мне радостно. Я сижу на мягком поджопнике. Квакают лягушки и поют цикады. Варя возвращается с огромной вязанкой дров и начинает возиться с костром. Через пару минут костёр разгорелся. Варя начала разбирать рюкзак. Вынула палатку. Быстро её установила. Достала плед и укрыла им меня. Затем забросила донки. Подвесила на лески колокольчики. Забросила удочки с наживкой на карася. Затем закинула спиннинги на коропа. Всё вроде бы. Лагерь готов. Костёр горит. Снасти работают. Варя подбросила сучьев в костёр, достала из рюкзака толстую тетрадку. Протянула её мне и сказала.
- Пиши.
В достал ручку и принялся записывать то, что говорила Варя.
- Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
От благовония мастей твоих имя твое - как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.Влеки меня, мы побежим за тобою; - царь ввел меня в чертоги свои, - будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, - моего собственного виноградника я не стерегла.
Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих? Записал?
- Ага. Теперь твоя очередь.
Варя взяла тетрадку и ручку. Я начал декламировать.
- О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои - как стадо коз, сходящих с горы Галаадской;
зубы твои - как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;
как лента алая губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока - ланиты твои под кудрями твоими;
шея твоя - как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем - все щиты сильных;
два сосца твои - как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями.
Доколе день дышитпрохладою,и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.
Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!
- Записала, - сказала Варя.
Вдруг зазвонил колокольчик. Варя вскочила и бросилась к закидушкам. Через полчаса она вытащила на берег крупного сома. Подтащила его ко мне.
- Вот и уха и стейки.
Я потрепал Варю по попке.
- Молодец ты у меня!
- А писать стихи мы ещё будем?
- Конечно. После трёх коропов.
Варя стала разделывать сома, а я плотнее укутался в плед и закурил.
- Ах, да! – спохватился я и достал из-за пазухи красный листик.
- Это тебе за первую рыбину.
Варя взяла листик и приколола к волосам.

Сказ про крысиного короля

- Варя, а ну подай-ка мне во-он ту скибку.
Варя взяла кусок арбуза и выколупала семечки. Потом вгрызлась в него с остервенением хищницы.
- А мне? - обиженно сказал я.
Варя бросила обглоданную скибку в ведро на другом конце светлицы.
- Тебе, говоришь? А ты в хате подмел? Воды наносил? Дрова наколол? Меня приголубил? Животным задал?..
- Ладно-ладно.
Я встал из-за стола и незаметно стащил тридцатитрёхлитровую бутыль самогонки. Варя уничтожала арбуз.
- Пойду повожусь по хозяйству, - сказал я и вышел из хаты. Зашел в сарай и тихонько свистнул. Из дырки в полу вылезла большая крыса с короной набекрень.
- У тебя что - нет сейчас королевских обязанностей в твоем государстве? - спросил я Ричарда Крысиное сердце.
- Да какие там обязанности? Единственная моя обязанность как короля - это постоянный трах, чтобы улучшать популяцию моего народа. Сам знаешь, каждая крыса женского пола хочет иметь детей от короля.
- Вот бы и мне иметь такие обязанности!
Тут я почувствовал сильный удар по голове. Я обернулся и увидел Варю со скалкой.
- Я тебе покажу - обязанности королевские-шмаралевские! Мало тебе меня?
Варя замахнулась скалкой, но я увернулся.
- Переговоры! - сказал я. - Высылаю парламентера.
Король крыс подошел к Варе и галантно поклонился.
- Ваше величество! Не угодно ли вам откушать чем Бог послал. Заодно и поговорим.
- Хорошо, Ричард.
Мы сели за стол. Я вынул бутыль из-за пазухи. Варя положила на стол казан с пирожками. Ричард разлил по литровым кружкам.
- За наши величества!
Мы выпили.
- Я предлагаю, - сказал Ричард. - Не трогать тему виртуальных измен, так как мы знаем, что мыслям не прикажешь. Главное, чтобы мысль не переросла в действие. Это и так всем нам понятно. Я хочу поговорить о другом. Выпьем за взаимопонимание.
Мы выпили и начали закусывать.
- Так вот, - продолжил Ричард. - Когда меня выбрали королем, я не ерепенился и сразу же приступил к королевским обязанностям. Когда выяснился статус Варвары Пентелеймоновны, а именно то, что она всеобщая наша царица и императрица, Варя сразу стала соответствовать своей должности, если так можно сказать. А ты, Васька, после своего заявления, что ты уходишь на пенсию с поста Верховного, стал вести себя, как идиот. До юродивого ты не дотягиваешь. Остается одно. Ты идиот! И долго так будет продолжаться? Долго ли нам, твоим бывшим подданным наблюдать твою деградацию? Как только еще твои выходки терпит Варвара Пантелеймоновна?!
Я закукарекал и забегал вокруг стола, стуча ладонями по ляжкам.
- Ричард, - сказала Варя. - Я его хорошо знаю. Он наиграется в персонального пенсионера и потом опять будет на коне. И тогда скучно не будет.
- Тебе я верю, - Варвара Пантелеймоновна. - Давай выпьем за трех идиотов, из которых три - не идиоты.
- Кукареку!
Начало формы Конец формы

Сказ про дракона

Идём мы с Варей по лесу. Всякую-всячину собираем. Вдруг видим - избушка стоит на курьих ножках. Я втянул носом воздух.
- Чую самогонку там гонят.
- Избушка, повернись к лесу задом, а к нам передом! - сказала громко Варя.
Избушка медленно повернулась и приветливо распахнула дверь. Мы вошли и увидели Дракона. На печи стоял самогонный аппарат, и из носика капало в большую бутыль.
- А вот и собутыльники пришли, - возрадовался дракон. Как я понимаю, - Василий и Варвара. Муж и жена. Императрица и придурок. Правда, придурок себе на уме... Но не моё дело вмешиваться в дела Первых.
- А ты и про Первых знаешь? - удивилась Варя.
- Я много чего знаю. А язык развязывает самогонка. Садитесь. Будем пить и ковтать.
Я уселся, а Варя стала хлопотать. Она быстро порезала грибы и обжарила с луком на сковороднике. Достала из рюкзака домашний холодец и баранью ногу. Выложила зелёный лук, кинзу и укроп. Самогон весело капал в бутыль. Дракон достал с полки полную бутыль и грохнул ею об стол. Разлил и сказал.
- Это было давно. Когда небо было ниже и на нем по ночам светились три луны. Твой отец, Варя ехал по земле с мечом и копьём. Он повстречал моего отца, дракона о двенадцати головах, и предложил ему сразиться. Мой отец был не робкого десятка и принял вызов. Три дня и три ночи бились наши отцы, пока их силы не кончились. И тогда мой отец, с двенадцатью головами, достал 13 кружек и предложил выпить мировую. Твой отец согласился. И они начали пить и разговаривать. Несколько тысяч лет они пили, и на земле был мир. Но вот произошло то, что произошло. У них кончилась самогонка. Они разбрелись по земле, и опять начались войны. Так вот, когда я воцарился вместо отца, я стал всегда хранить запасы самогонки и всегда пополняю их в ожидании тебя, Варвара Пантелеймоновна. И если ты хочешь мира на земле, то должна пить со мной. Вечность.
- Легко! - сказала Варя.

@@@

Вот уже 33 года, как мы пьем с драконом Пересветом самогонку. На земле мир, а у меня кончаются сказки, которыми я развлекаю Варю с драконом.
- Люди добрые! Приходите к нам в избушку сказывать сказки. А за это мы вас накормим и напоим.

Сказ про Василия-бабу

- Вася, сегодня придут гости, а мне нечего надеть, - сказала капризно Варя.
- Ну, надень что-то из моего, - пробурчал я, разливая самогон по кружкам.
Варя открыла мой сундук и ахнула.
- Какое красивое розовое платье. Декольте, шелковые ленты, оборки! Ах, какая красивая юбка. Красная с фиолетовым поясом с блестками. Ой, Вась, а от этой куртки я без ума. Кожаная, с заклепками. И перчатки к ней безпальчиковые. А это что за чудо?
Я посмотрел и, зевая, сказал, что это рейтузы, которые я носил в бытность мою маркизом, при дворе первой английской королевы.
- К ним еще полагаются чулки с завязками и шляпа с пером. Да еще плиссированная куртка. Посмотри на дне.
- Вась, ты никогда не рассказывал, зачем у тебя в сундуке женская одежда.
- А че тут рассказывать? Я часто был фрейлиной Их королевских Величеств. Бывал куртизанкой. Нет, я знаю, что ты хочешь спросить - как меня, мужика в женском платье, терпели. Все просто - я был недотрогой.
- Зачем тебе в принципе понадобилось изображать женщину? - спросила Варя.
- Женщины - болтушки. И часто доверяют тайны именно женщинам. А мужчины - молчуны. Но часто доверяются нам, женщинам. То есть, не нам, а вам.
Варя подошла к столу в прекрасном платье десятого века. На её челе сверкала диадема. В руке был веер. Варя выпила кружку самогона и замахала перед лицом веером.
- То есть, - сказала Варя. - Ты управлял государями, прикидываясь бабой? И тебе сошло это с рук?
- Прости за простонародное выражение, но я этот мир на хую вертел.
- А тебя никто не вертел? Ты же был красавицей.
- Попытки были всегда, но я всегда выкручивался, говоря, что у меня французская болезнь. Мужиков это останавливало. Но были случаи, когда женщины догадывались о моем истинном поле. Бывало, что меня насиловали женщины.
- То есть, женщинам ты не говорил о сифилисе?! Сволочь!
- Не говорил. Но Варя. Нужно же мне было удовлетворять свой сексуальный голод. Тебя под рукой не было. Мы расстались с тобой за двадцать тысяч лет до описываемых мною событий. Ты решила сделать паузу в наших отношениях. Ты хотела найти идеального мужчину. Меня ты не считала идеальным. Я тебя не спрашиваю, сколько мужчин было у тебя после меня. Прошло более двадцати тысяч лет и мы снова вместе. Я тебя спрашиваю: мы будем вечно вместе, или опять ты пустишься в поиски?
- Вась, пока меня занимает вопрос, как я буду выглядеть сегодня вечером. А ночью, в постели, мы порешаем все вечные вопросы.
Я сграбастал Варю в охапку и поволок на печку.
- Драсте вашей хате!
На пороге стояла курица и перетаптывалась.
- Вась, у тебя не найдется одежды для меня?
- Поройся в сундуке, - сказал я. Потом схватил курицу, бросил ее в сундук, закрыл крышку и поволок Варю на печку.

Сказ про всякую всячину

Идём мы с Варей по лесу и собираем всякую всячину. Осень. Ковёр из листьев. Мы палками роемся в листве.
- О, велосипед! Трёхколёсный! – радостно вскрикнула Варя. – Будешь меня на нём в магазин возить.
- Замётано! – сказал я.
Мы всё углублялись в лес и углублялись.
- А вот детская коляска! Помоги срезать.
Я подошёл к низко висящей перламутровой коляске и вмиг отделил её от ветки мачете.
- А зачем она нам, Варя?
- Много будешь знать – скоро состаришься, - сказала Варя.
Мы долго ещё блукали по лесу. Много чего нашли. Возвращаемся домой с полными лукошками.
- О, ребёночек! - сказала Варя, и осторожно выкопала ребёнка, который ножками был укреплён в земле.
- Мальчик, - улыбнулась Варя.
- Наследник, - сказал я.
Ребёнка Варя определила за пазуху, и мы пошли домой, уже не засматриваясь на всякую всячину. Пока мы шли домой, ребёнок рос не по дням, а по часам. Вскоре ребёнок так вырос, что Варя вынула его из-за пазухи и поставила его на землю. Парень вырос статный. Красивый как я. А глаза у него были, как у Вари.
- Папа, дай мне имя, - сказал ребёнок.
- Будешь Алёшей. Да. Нарекаю тебя Алёшей. Ты Васильевич.
- Папа, а неужели мы не отметим мой день рождения?
Варя засмеялась.
- Это мы мигом, сыночек!
Мы расположились на полянке. Горел костёр. Мы уже немного пьяные. И тогда я спросил.
- Сынок, расскажи, откуда ты взялся. Помнишь ли ты себя до рождения на земле?
- Конечно, помню. Я очень древняя монада. Неделимая душа, по-нашему. Однажды меня подозвал Бог и сказал.
- Алёша (на небе я тоже звался Алёшей), я знаю, что ты хочешь воплотиться на земле.
- Да, отец, - сказал я.
- Но однажды ты вернёшься.
- Да, отец.
- Так вот, не мог бы ты захватить на небо немного табачку и бутыль самогонки?
- Да, отец, - сказал я и усыновился в тебя, моя мама Варя.
- Вот такая история, - сказал Алёша и выпил целый жбан. - Так что, мои родители, вы поняли, что здесь веселее, чем на небе. И что я не собираюсь возвращаться на небо. И вам не советую. Я общался со смертью там, наверху. Она мне много проиграла в преферанс. Поэтому я могу жить долго, очень долго. И за вас словечко замолвлю.

Сказ про смысл жизни

Ёж вытер ноги о половичек и поклонился.
- Желаю здравствовать, Варвара Пантелеймоновна! Вот пришёл к вам узнать смысл жизни. И не с пустыми руками.
Ёж погладил бутыль с самогоном.
- Проходи, Панкрат, за стол, - щас закуску наметаю на стол.
Варя достала из печи казанок с картошкой. Порезала хлеб и лук. Достала из бочки селедку. Положила на стол ложки-вилки и кружки. Налила.
- А какой смысл жизни ты хочешь узнать? Общий для всех или конкретно твой?
- Я все хочу.
- Выпьем! - сказала Варя.
Выпили.
- Скажи мне, Панкрат, сколько тебе лет?
- Тридцать тысяч лет с хвостиком.
- И ты все это время даже не догадывался о смысле жизни?!
- Нет.
- Вот ты балбес.
Варя выпила подряд три кружки и стала чистить вареную картошку. Съела ее с луком. Потом взяла сковородку и огрела ею ежа. Ёж заверещал и стал тереть больное место.
- Вот тебе, Панкрат, общий смысл жизни. Жизнь бьет нас по башке, а мы опрастываемся, пьём и опять говорим о смысле жизни. То есть, в нашей жизни есть смысл только тогда, когда мы говорим о смысле жизни.
Варя подняла сковородник над головой.
- А теперь, Панкрат, поговорим о твоем смысле жизни.
Ёж с криком вскочил и выбежал за дверь.
От крика я проснулся и перевернулся лицом к Варе.
- Жрать давай!
- А смысл тебя кормить?
- Ты хочешь поговорить о смыслах? - сказал я.
- А какой смысл говорить о смыслах?
- Вот об этом смысле я и хочу поговорить.
Варя взяла сковородник. Я спрыгнул с печки и выскочил за дверь. А смысл? - подумал я. - ведь все равно придется возвращаться. Я увидел бегущего ежа. И чего это он спозаранку бегает?

Сказ про Новый Иерусалим

На нашей с Варей третьей свадьбе гуляло много народу: и петух с курицей, и баран с овцой, и индюк с индюшкой и корова с быком, и кобыла с конём, и хомяк с хомячихой, и паук с паучихой, и амёба с амёбом, и вирус с вирусихой… Да что там говорить – много было гостей. Гости наелись, напились и попросили меня сыграть на гармошке. Я для порядку поломался, затем надел ремни гармошки и растянул меха. Песня была грустная:

Ой, вы гости, мои дорогие гости!
Ой, да заканчивается закуска и выпивка!
Ой, да что мы будем делать тогда, когда протрезвеем.
Ой, да разбредётесь вы по домам-норам-берлогам!
Ой, да что мы с Варей тогда будем делать одинокие!
Ой, не дай Бог пережить такое!
Ой, да не будет веселья в пьяном угаре!
Ой, да не будет тостов велеречивых!
Ой, да не будет драки до юшки кровавой из носов!
Ой…

Я пою, а все гости подпёрли щёки и молча сопят. Хомячиха начала первая плакать. За ней заверещала индюшка. И вот все бабы ревут, плачут, а я пою самую грустную песню на свете. Мужики сидят хмурые и тоже чуть не плачут. Бабы надрываются. А я пою и пою:

Ой, да кто нам подарки будет дарить теперь?
Ой, да кто будет невесту воровать?
Ой, да кому в голову пришло жить порознь?
Эх, если бы мы жили все в одном большом доме!
Эх, если бы мы не расставались никогда!
Эх, если бы туалет был занят часами!
Эх, никуда не уходите!
Эх, мы расстроим наш дом!
Эх, а вдруг у нас получится!
Эх, Богу бы наши слова в уши!

Все гости плакали и лезли к нам с Варей обниматься-миловаться-целоваться. Я тоже заплакал и свернул гармошку. Тогда Варя взяла гармошку у меня и запела грудным голосом:

Ой, вы звери, птицы, членистоногие!
Ой, вы гости замечательные!
Хорошо ли было вам пить у нас гулять-закусывать?
Ой, да разве вас кто-нибудь обидел?
Оставайтеся жить у нас в хоромах!
Ой, да давайте вместе дворец построим!
Ой, да будем жить вместе да поживать.
Ой, да будем каждый день пировать!

Протрезвели наши гости и принялись строить общий дом на 666 этажей ввысь и на 13 этажей вниз. И получился дом пребольшой для всех. И стали мы жить в нём все вместе и поживать соответственно.
- Как мы дом назовём, Варя? – спросил я.
- Пусть будет Новый Иерусалим, - не задумываясь, сказала Варя.
Как порешили, так и случилось.

Сказ про то, как Варя напилась

Пришли мы как-то с Варей к медведю в гости. А он хворает. Лежит на печке и одеяло на самый нос насунул.
- Потапыч, что с тобой? – спросила Варя.
- Да вот заболел. Был утром на рыбалке и мне попался крупный сом. Так он меня повозил по холодной воде. Когда я вытащил сома из реки, уже был простужен. Я развёл костёр, чтобы согреться и приготовил пунш. Мы с сомычем выпили. Но мне не стало лучше. Вот и лежу на печке. А сомыч за дровами пошёл.
Тут скрипнула дверь, и в хату вошёл высокий, статный сом. Он держал охапку дров.
- Так, Васька, - начал распоряжаться сом. – Топишь печь. А ты, Варвара Пантелеймоновна, строгай оливье.
- А ты что будешь делать? – возмутился я.
- Я, - сказал сом, - буду трубку курить и думать.
Мы с Варей не стали пререкаться и принялись за работу. Сом раскурил трубку и сел к окошку.
- Вась, - сказал сом. – Ты сколько раз меня ловил?
- Да, почитай, 33 раза. А что?
- Мне было приятно, что я тебе доставил удовольствие от рыбалки. А ты, Варвара Пантелеймоновна, сколько раз ловила?
- 665 раз.
- Хочешь ещё поймать? Для ровного счёта?
- Сомыч, мне щас не до рыбалки. Я оливье строгаю.
- А, ну да, ну да, - сказал сом и надолго затих.
Через полчаса печка гудела и на столе стояла миска с оливье.
- Потапыч, а где ты держишь?
- За занавеской, - сказал медведь.
Я отодвинул занавеску и увидел сияющую батарею бутылей с самогонкой. Я взял одну и разлил по кружкам. Медведь, кряхтя, слез с печки, надел тапочки и пришкандебал к столу.
Все тоже сели.
- Пьём только за здоровье, - сказал сом.
- Ты думаешь, что от тостов его прибавиться? - пробурчал медведь.
Пока сом с медведем пререкались, Варя выпила из всех кружек включая и мою. Я ещё раз разлил. Варя немного опьянела.
- А давайте танцевать! – махнула рукой Варя. – Я хочу танцевать с рыбиной.
- Варвара Пантелеймоновна, мы ещё не напились, не наелись, - сказал сом.
- Ну ладно, тогда давайте…

Пьянка не задалась. Варя напилась раньше всех и приставала ко всем с дурацкими предложениями. Она танцевала с сомычем, она кукарекала, она приставала к больному медведю, она скакала козлом по хате. Вы думаете, мне было стыдно за Варю? Ошибаетесь. Как мне может быть стыдно за того, кого люблю больше всей жизни. Щас я иду домой, а Варя шебуршиться у меня за пазухой. Ну и пусть шебуршиться. Ведь она моя. Родная.

Сказ про непогоду

Сижу я на печке и играю в подкидного с пауком. Варька шастается по дому с веником.
- Генка, твою паутину щас уберу из углов. Так и знай.
- Пантелеймоновна, имей совесть! – крикнул паук. – А мы девятку валетом!
- Если не слезешь с печки и не натаскаешь воды, уберу твою паутину к чёртовой матери.
- А зачем мне паутина? – сказала с тахты чёртова матерь. – Мне бы пряников.
- Васька, а ну быстро собирайся в магазин. Возьмёшь всё по списку. Ну, и пряников возьми кило.
- Три кило, - вякнула чёртова матерь.
- Бегемотовна, когда твой сынок с самогонкой заявится? Его только за смертью посылать, - сказала Варя.
Тут дверь отворилась и в хату вошли чёрт и Смерть.
- Мир вашему дому, - сказала Смерть и пристроила косу в угол.
- Да вы раздевайтесь, кума, - сказала Смерти Варя. У нас тепло.
- Ага, ага, - засуетилась Смерть и сняла тулуп.
- А ты, Сатанаил, чего вылупился?! Давай бутыль мне, а сам иди к печке погрейся, - скомандовала Варя.
Вскоре мы все собрались за столом: я, Варька, паук Генка, чёртова мать Бегемотовна, чёрт Сатанаил и Смертушка Пелагея.
- А я как косой махнула – сразу полтыщи полягло! – хвасталась Смерть. А коса даже не затупилась.
- Ничё такого геройского, - сказал Сатанаил. Мы надысь с братвой целую деревню соблазняли на чревоугодие. Они там сейчас уже почитай целый месяц из-за стола не выходят. Пьют, едят, дерутся, прелюбодействуют…
- Прелюбодействуют, - мечтательно сказала Варька. – Прелюбодействуют?! А ты, гад такой, - обратилась она ко мне. – Когда со мной прелюбодействовал?
Я зашептал.
- Вот гости уйдут…
- Да у нас всегда гости! – взъярилась Варька.
Я зашептал ей в ухо.
- Ну, давай щас смоемся в хлев и займёмся…
- Какой хлев? – громко зашептала Варька. – Там к борову Борьке пришёл медведь с медведихой. Они там бухают, жрут.
- Ну, тогда давай полезем на чердак.
Мы с Варей тихонько выбрались из-за стола и полезли на чердак.

@@@

- А я поймал за час целых пятнадцать мух! – вскричал паук Генка
- Непогода разыгралась, - сказал чёрт. – Вон как избушка трясётся.

Сказ про невезучую сороконожку

Сидим мы с гостями, выпиваем. Все собрались наши друзья. И Курица с петухом, и лошадь с конём... Устал перечислять. В общем, собрались все. А самогонки у нас немерено. Гвалт стоит. Все уже пьяненькие. На разговоры потянуло. А тут сороконожка и говорит.
- Васька спой нашу!
Я долго ломаться не стал и растянул меха гармошки.

Ой, ты вселенная наша родимая!
Ой, да кто тебя создал такую огромную.
Ой, да непонятно, то ли был Большой Взрыв.
Ой, то ли это божественное вмешательство.
Ой, да все спорят на эту тему.
Ой, да почему вселенная расширяется?
Ой, куда мы летим в космосе необъятном?
Ой, да как появились люди?
Ой, то ли произошли от обезьян,
Ой, то ли нас Бог создал?
Ой, да никому ничего не понятно.
Ой, да запутались мы.
Ой, да почему люди такие несовершенные?
Ой, да почему дерутся промеж собою?

Тут встал Бог и постучал вилкой по кружке.

- Васька, дай я свой вариант спою, - сказал Бог.
Я отдал Богу гармошку. Бог поцеловал свою жену в макушку и начал наяривать.

Ой, однажды я напился.
Ой, да взял угольник и транспортир.
Ой, и с похмелья начертил мир.
Ой, тогда приступил я к строительству, да по чертежам.
Ой, да всё построил.
Ой, да когда я закончил,
Ой, да мне показалось, что это хорошо.
Ой, тогда сделал я человека,
Ой, да образу и подобию своему.
Ой, да потом я создал Хаву
Ой, на радость первому человеку.
Ой, да увидел я, что это тоже хорошо.
Потом явился Чёрт рогатый…

- Стоп, Боже! С этого места я спою, - встал со своего места чёрт.
Чёрт взял гармошку и стал себе подыгрывать.

Ой, как увидел я Хаву,
Ой, да мне внутри забулькатело.
Ой, я влюбился в неё.
Ой, и предстал я перед ней
Ой, да красивым юношей.
Ой, да не смогла устоять Хава передо мной.
Ой, да допустила до своих прелестей.
Ой, да Адам ничего не заметил.
Ой, да потом мы часто были с Хавой близки.
Ой, да у нас родился сын.
Ой, да первенец. Назвали Каин…

- Хватит песен! – сказал я. Давайте танцевать!
- В чём я буду танцевать? – вдруг возмутилась сороконожка. – Кто-то украл мою обувь! Гады, скоты!
- Ты поосторожнее в выражениях, - сказал я. - Гады и скоты тоже здесь присутствуют. А танцевать можешь в носках. Вон в углу мешок стоит со скрученными в шарики носками.
- Итак, дамы приглашают кавалеров! Смерть, смотри, как на тебя смотрит хомяк. Приглашай! Понеслась!

Сказ про ежа и звезду

- Понимаешь, Васька, я же для неё всё! Я для неё звезду с неба достал. Я волчком крутился возле неё, чтобы создать уютное гнёздышко. И что я в итоге имею? Одиночество и пустоту.
Мы с ежом сидели за столом и пили самогонку. Он ежа ушла жена.
- И к кому она ушла! Ты только представь, - горячился ёж. – К дикобразу Ромке. И чего ей не хватало? Я ли её не лелеял. Я ли не посвящал ей стихи?! Я водил её в театры. Я водил её к нашей императрице на бал.
- Да какой там бал. Бухали просто в тёплой компании с Варварой Пантелеймоновной. И не обязательно Варьку называть императрицей. Она такая же как и мы… Вру. Она лучше нас. Но извини. Я тебя перебил.
- Что ты фигню городишь? Она самая что ни наесть императрица. Она пыталась отговорить мою жену, чтобы не бросала меня, но Людке вожжа под хвост попала. Люблю дикобраза и всё тут. А Варвара Пантелеймоновна говорит. Вот родишь 9 сыновей, вырастишь их. Женишь. Вынянчишь внуков – вот тогда и уходи из семьи.
Но Людка не послушалась и сдрыстнула. А чем я плох? Первый министр в империи. Злата 13 сундуков. Одежды 666 платьев. В погребе и консервация, и картошка, и варенье, и бочки с вином и двуспальная кровать. Живи со мной и радуйся. Но нет. Этой вертихвостке говёного дикобраза подавай…
Тут я перебил ежа.
- Знаешь, Парамон, а ведь я уверен, как твою ситуацию превратить из негативной в позитивную.
- Не верю!
- Ты не спеши иголки-то рвать и голову пеплом посыпать. А послушай. Помнишь утку, которая возле колодца живёт?
- Мы все у неё самогонку покупаем. И чё?
- Так вот. Однажды, по пьяни, она мне сказала, что влюблена в тебя. И что готова ради тебя на всё. Но, - говорила она. – у меня небольшой недостаток. Мне нравится заниматься сексом постоянно.
- Ты не врёшь? – спросил ёж.
- А чего мне врать ?
- Нужно подумать. Свой самогон, секс…
- Ты долго-то не думай. А то уведут невесту-то.
- Согласен. Щас прям и пойду. Хотя… негоже без подарка к ней заявиться. О! Я ей достану с неба звезду. Всё. Спасибо тебе, Васька за совет. Пошёл я… Вась а ты подержишь лестницу пока я на небо взбираться буду?
- А то! Ты, главное не забудь перчатки специальные, чтобы не обжечься о звезду.
- Они всегда со мной.

Сказ про Смерть и её запасы

Пришли мы в гости к Смерти. Сели за стол и ложками стучим. Мол, подавай, хозяйка, на стол. Смерть стала метать на стол салаты разнообразные. Потом грохнула об столешницу бутылем самогонки.
- Самогонка – это хорошо, это правильно, - сказала Варя. Но где мясо, Никифоровна?
- А я стала вегетарианкой, дорогие гости, - засмеялась Смерть.
- С чего это вдруг? – спросил я.
- Вы надо мной смеяться будете, - сказала Смерть.
- Стол без мяса – это же не смешно, - сказала Варя. – Ты, Никифоровна, на работу хоть ходишь? Уконтрапупиваешь ли кого?
- Ласточки вы мои, гости дорогие! Вся жизнь моя поменялась, когда я прочла книгу. Твою книгу, Василий Иванович.
- А какую книгу? – спросил я. – У меня много книг.
- Ну, которая называется «Смерть - лапочка». Ты в этой книге так трогательно описал, как я работаю. Как я хочу сменить место работы, так как мне стало жалко людишек-зверушек. Я видела, как эту книжку читают миллионы. Как они плачут над моей судьбой…
Смерть зарыдала и стала платочком вытирать глаза.
- А! Вон оно что! Ты, значит, решила перестать работать. Это похвально. Единственный недостаток это то, что теперь нам придётся обходиться без мяса. Ну, ничего. Переживём, - сказал я.
- Ой! – вдруг подскочила Смерть. – У меня ведь в погребе тысячелетние запасы мяса! Какая я дура! Варька, что бы желала? Мамонтятину, динозавретятину, питекантропотятину? Выбирай! Честно говоря, мне тошно оставаться без мяса. Но, когда запасы закончатся, тогда и перейду в стан вегетарианцев.
- Давай-ка, Никифоровна, хомосапиенсятину. Рёбрышки.
- Бу сделано! – разрезвилась Смерть и полезла в погреб.

Сказ про нерадивого писаря

Лежу я на печке. Проснулся, а вставать не хочется. Тут заходят в дверь мужик с бабой. Оббивают снег с валенок.
- Вот, принесли тебе две корзинки со снедью. Не побрезгуй, Вашество, - сказал мужик.
- Мы точно не знаем, едят ли Боги почерёвок, но на всякий случай захватили и его. Вместе с огурчиками, помидорчиками консервированными и прочей едой, - сказала баба.
- А вы точно именно ко мне пришли? – сказал я. – Может, я не заслужил вкусностей. Чем могу служить?
- Да служба у тебя обыкновенная. Сделай для нас с Марфой чудо, - сказал мужик.
Я слез с печи.
- Да вы садитесь за стол. Раздевайтесь, а я самогоночку достану.
Я взял из-за занавески бутыль.
- Так вот. Вам точно я нужен? – спросил я, разливая.
- Да мы шли к тебе по указателям, на которых было написано Саваоф. И пришли к этой избушке. Ты же Саваоф?
- Есть такое, - сказал я, и мы выпили. Только зовите меня просто – Васька. Так мне сподручнее. Так зачем вы пришли к Богу? Я-то уже на пенсии. Даже не знаю, осталось ли толика от моей силушки.
Мы опять выпили. Потом опять.
- Зря, значит, мы пришли? – сказала Марфа.
- Для начала вы мне про дело ваше скажите, а потом думать будем.
- А дело у нас такое, - сказал мужик. Мы с Марфой 33 тысячи лет женаты, а детишек у нас нет. Всё испробовали – не даёт Бог детишек. А Бога мы всё время просим.
- Странно. Я же не изверг какой-то.
- А ты в журнале записей посмотри, - сказала Варя, свесившись с печки. – Там все молитвы записаны.
- О, здравствуйте, Ашера Изидовна! – встала из-за стола Марфа и поклонилась.
- Зовите меня просто – Варя.
- Разве так можно? – встал со своего места мужик и поклонился.
- Садитесь. И давайте по-простому.
Мужик с бабой сели. Варя покопалась в сундуке и достала тетрадь.
- Я сама посмотрю, - сказала Варя. – А то ты у меня безалаберный.
Варя начала листать тетрадь.
- Ага, нашла! Только… Всё понятно!
Варя села за стол и выпила.
- Значит так. Что говорит нам тетрадь? То, что 33 тысячи лет назад некая Морфа начала молиться о ниспослании ребёнка. Вы заметили что-нибудь? А я заметила. В журнал вкралась ошибка. Вместо «Марфа» здесь написано «Морфа». Вот поэтому ваши, Марфа, молитвы и не были услышаны. Как это могло произойти?
Из закутка вышел ёж.
Василий Иванович, Варвара Пантелеймоновна, это моя вина. Вот уже 666 тысяч лет я заполняю журнал. Вы меня взяли на эту работу, даже не спросив, справлюсь ли я. Так вот. Я окончил только три года начальной школы и больше не учился. Правописание у меня всегда хромало. Я действительно написал вместо Марфы – Морфу. Я даже представить себе не могу, сколько ошибок я наделал за годы работы у вас. И сколько молитв остались без удовлетворения. Простите меня и отпустите. Пройду я замаливать свои грехив монастырь.
Варвара Пантелеймоновна насупилась, затем улыбнулась и спросила.
- Кузьма, а ты в молитвах будешь правильно своё имя произносить?
- Не сумлевайтесь, - сказал ёж. – Ну я пошёл?
Мужик с бабой бухнулись к Варе в ноги.
- Варвара Пантелеймоновна, прости Кузьму окаянного! Дай ему другую работу. Пусть, например, за скотиной ухаживает.
- Ладно, - сказала Варя. – Пусть будет так.
Ёж запрыгал от радости
- А кто же будет у нас писарем? – спросил я.
- Да хоть бы мой муж, - сказала баба. - У него последнее образование журфак МГУ. Думаю, справиться.
Мужик кивнул.
- А как же быть с ребёночком? – спросила баба.
Я махнул рукой.
- Будешь каждые 3 года рожать. Устраивает? – сказал я. – А теперь вот что. Если твой муж остаётся у нас за писаря, - оставайся и ты у нас. Будешь Варе по хозяйству помогать.
На том и порешили.

Сказ про жену Светозара

В некотором царстве, в первом государстве жили-были я, Васька, и жена моя Варька. Нет, мы были не одни. Были ещё звери всяческие, полезные нам. Ну, и собутыльники хорошие были звери.
Однажды сидели мы с Варей в хате и пьянству предавались. Весело шумел самогонный аппарат, установленный на печке. Из носика капало тоже весело.
- Варь, а хорошо нам вдвоём, ведь правда? – сказал я, подставив палец под носик агрегата, и живительная влага капала с моего пальца в бутыль.
- Угу, ответила Варя.
Она сидела рядышком и вязала мне шапку.
- Вдвоём, правда, хорошо? Никто не мешает беседе. Никакой очереди в туалет. Ляпота! Ты и я!
Варя подняла очки и посмотрела на меня.
- Если ты намекаешь, то уж очень в грубой форме.
- Да я, собственно Варя, ни на что не намекаю. Просто я люблю очередь в туалет. Мне хочется, чтобы кто-то шнырял под ногами. Я хочу выпить с кем-то, когда ты в отлучке.
- Щас ряд довяжу, - сказала Варя.


@@@

Прошло время. Варя родила мальчика. Назвали Светозар. Прошло ещё немного времени и вот за столом мы сидим втроём: Варя, я и сын наш, Светозар
- Я, пап, хочу что-то поменять в этом мире. Мы сидим втроём, пьём самогон, а места хватит всем-всем-всем. Я бывал в дальних землях. Кроме зверей там никого нет. Но однажды я встретил девушку с длинными распущенными волосами. Я её поймал и сделался её мужем. Её зовут Хава. Она мне сказала, что у неё уже есть муж. И что она скроет нашу связь. Отец, мне нужна жена, такая же красивая и умная, как Хава. Такая же красивая и мудрая, как моя мама Ашера.
- Хорошо, - сказал я. – Щас займусь этим. А ты следи за самогонным аппаратом.
Я вышел из хаты и пошёл к ручью. Я подумал, что мне пригодиться любая… нет, не любая. Мне нужна только змея. Под камнем у ручья я нашёл гюрзу. Я поздоровался с ней.
- Хочешь стать человеком, женщиной?
- Попробовать можно, - ответила змея.
Тогда я начертил на песке пентаграмму, положил в центр змею и произнёс заклинание, которое закончил своим сакральным именем, Тетраграмматоном. Вспыхнул яркий свет и в центре фигуры оказалась ослепительной красоты женщина. Я взял женщину за руку ипривёл в дом. Светозар охренел от красоты женщины. Тогда я сказал.
- Вот тебе жена, Светозар. У неё красота Хавы и матери вместе взятых и она мудра, как змея. Люби её, дорожи ею и не уходи от неё.
- Как зовут тебя, красавица? – спросил Светозар.
- Ты мой муж. Ты мне и дашь имя.
- Ты будешь Лилит, - сказал Светозар и дал ей кружку со свежим первачом.

Сказ про плодовитую Варю

- Хочу я свет повидать, - сказала моя жена Варя.
Она слезла с печи, обула чувяки. Собрала узелок с хлебом и самогонкой. Повязала платок и вышла из хаты.
- Ну-ну, - подумал я. – Чё там того света? Чё я там не видел? Лучше на печке лежать, - и я повернулся на другой бок.
Прошло 33 года. Я лежу на печке, как вдруг двери распахиваются, и в хату входит Варя. С узелком на палочке.
- Слезай, мужинёк! А какие гостинцы я для тебя принесла!
Тут я спрыгнул с печки и уселся за стол. Варя положила узелок на стол, развязала его и высыпала всякую-всячину. Чего тут только не было! И самовары медные пузатые, и музыкальные шкатулки, и часы с кукушкой настенные, и трактор, и рукомойник заграничный и банки с крышками для консервации, и дома каменные… В общем, здесь было всё.
Я говорю.
- Варя, добытчица! Туточки всего хватит, чтобы город построить.
- Ага. Вот и я про то же, - сказала Варя.

@@@

Через три дня город был построен. А ещё через три дня город был заселен людьми, которых мы с Варей пригласили из параллельного мира. И увидели мы с Варей, что хорошо получилось и решили отдохнуть от трудов. И легли на печку общаться. Я думаю, что через 33 года к Варе опять придёт в голову какая-нибудь мысль. Она у меня плодовитая.

Сказ про новое Творение

Раскурил я трубку, сел на порог и жизни радуюсь. Тут подходит ко мне петух Макарка и садится рядом.
- Дай закурить, - говорит петух.
Я достал вторую трубку, набил её табаком и протянул петуху.
- Чё? – спросил я.
Петух вздохнул.
- Понимаешь, Иваныч, не понятно мне всё.
- Так уж и всё? – улыбнулся я.
- Вот именно. Мы с тобой знакомы 666 тысяч лет. Все эти годы мы живём как умеем. Жизни радуемся, курей топчем.
- Положим, курей топчешь только ты. А я ухаживаю за Варькой.
- Да какая разница, кто кого топчет? Дело в том, что я не понимаю, зачем я живу. Каждое утро я встаю ни свет ни заря. Бужу всю округу. Полдня ем, полдня топчу…
- Так ты выпить, что ли, хочешь?
- Есть такое
- Так что ты сразу не сказал, чего тебе надо. А то убил меня своим вопросом о смысле жизни.
- А ты не смейся. Разговор под самогоночку о смысле жизни и есть тот самый смысл жизни.
- Бухач и разговоры – смысл жизни? – надо подумать.
- Васька, ну давай уже, тащи.
Я спустился в погреб и вылез с бутылем и консервированными огурцами. Мы расположились в летней кухне. Удобно расселись и выпили по первой.
- Понимаешь, Иваныч. Я не зря заговорил с тобой о смысле жизни. Я так считаю: если Бог есть, тогда можно считать, что смысл в жизни есть. Ну, то есть, смысл – в воссоединении с Творцом. Как с ним воссоединяться? Ну, например, говорить любой ситуации «Да». То есть, всё, что тебе посылает Бог, нужно воспринимать, как экзамен. Не ерепениться, а говорить «Да». Любое событие, случающееся в твоей жизни – это «Да». Так я считаю.
- Правильно считаешь, Макарка. Вот у тебя 33 курицы. И каждой ты говоришь каждый день «Да». Я правильно понимаю, твою теорию?
- Совершенно верно Иваныч. И трахаясь каждый день с курицами, я могу угодить Богу и получить просветление.
- То есть, ты хочешь сказать, - сказал я. – Что твоя карма в трахе?
- Ага. Можно и так сказать. А теперь о моей ситуации, если Бога нет. Если Бога нет, то что получается: я живу сотни тысячелетий только для того, чтобы чревоугодничать, да трахаться? Никому я этой своей жизнью не угожу. Правда, осчастливлю десяток-другой куриц. Получается, что смысл в жизни без Бога – это твоя работа на счастье ближних. Но идеальная жизнь требует, чтобы ты осчастливил всех куриц. Всех-всех-всех. И тогда ты сможешь стать счастливым. Мысль о том, что где-то плачет курица, невыносима. Нужно эту курицу найти и сделать счастливой. Вот к чему приводит жизнь Без Бога.
- То есть, ты хочешь сказать, что с Богом легче жить? – спросил я.
- Про это я и толкую.
- Интересная твоя теория, - сказал я. Значит, если Бога нет, то его нужно сотворить, чтобы жизнь обрела настоящий смысл.
- Совершенно верно, - сказал петух.
- Айда к ручью!
Мы с Макаркой встали и пошли. Пришли. Я говорю.
- Сейчас, Макарка, мы будем делать Бога. Так как в нашей вселенной его нет. Я давно его искал, но так и не нашёл. Так что бери глину и лепи. Макарка присел и начал творить. Глиняный Бог получился очень красивый.
- Отойди, - сказал я.
Макарка отошёл. Я взял фигурку на руки и вдохнул в него жизнь. Этому я давно научился. И вот фигурка Бога ожила.
- Разуйтесь! – сказал Бог. – Земля, на которой вы стоите – святая.
- Да иди ты в пень, Боже. Мы твои создатели.
- А, ну тогда ладно. Я ощущаю себя Богом. Что мне делать, Создатели?
- Ты должен управлять нашей Вселенной справедливо и живо реагировать на молитвы.
- От вас так вкусно пахнет, - сказал Бог.
- Ты хочешь выпить? Это можно устроить. Только после выпивки пойдёшь сразу на работу. Хорошо?
- Согласен, сказал Бог. – Я буду хорошим Богом. Не сумлевайтесь. Клянусь на пидора.
- Это правильно. А это – закуска, - показал я на огурец.
Пришли мы в летнюю кухню.
- И увидел я накрытый стол. И сказал, что это хорошо, - сказал Бог
- За что выпьем? – спросил петух.
- За то, что появился смысл жизни. А вот что это за смысл, мы сейчас и обсудим, - сказал я. - Лехаим!

Сказ про Жезл Сострадания

- Ты зачем перетаскал все мои запасы к себе в нору? – грозно спросил я хомяка.
- Тебе мало, что ты и твоя семья столуется у нас круглый год?! Тебе мало, что твоих детей обшивает моя жена?! – я погрозил пальцем хомяку. – А по вечерам мы все смотрим диафильмы, а по утрам мы с тобой пьём брагу. А днём мы ходим на рыбалку. И всю пойманную рыбу я отдаю тебе. За ужином у нас в доме собирается вся твоя большая семья, включая твою тёщу и престарелую мать. Вот уже 666 лет, как мы дружим семьями. Всё наше – ваше. И вот, в благодарность за всё, ты перетаскал все мои запасы к себе в нору. А ведь я пахал, боронил, сажал, окучивал, опрыскивал, поливал, собирал… А ты в один присест взял все мои запасы и уволок к себе. Хорошо, что Варя не знает. Я даже боюсь ей говорить. Она слишком хорошо относится к тебе, твоей жене Фёкле и твоим детям и прочим твоим родственникам. Для неё твой поступок будет ударом. Что можешь сказать в своё оправдание, Марк?
Хомяк стоял передо мной, склонив голову, и теребил картуз.
- Понимаешь, Василий, всё не так просто. Это не то, что ты думаешь. Да, по факту я совершил воровство чужого имущества. Причём, совершил преступление. И не просто – преступление, а преступление против моего друга, моего лучшего друга и благодетеля. Но реальность такова, что я оказался не вором, а благодетелем для своего благодетеля. Так случилось, что много тысяч лет твоя и моя семьи жили бок о бок. Вы помогали нам как могли. Вы относились к нам, как к родным. Трудно этого не заметить. Много лет я думал, как отблагодарить вас, но всё дело в том, что вы ни в чём не нуждаетесь. Вы единственные во Вселенной, которые ни в чём не нуждаетесь. У вас всегда есть всё: и выпивка, и еда, и одежда, и крыша над головой. Вы удовлетворяете своё Чувство Собственной Важности тем, что помогаете другим. За много тысячелетий совместной жизни с нами, жителями вселенной, вы смогли помочь и до сих пор помогаете всем. По мелочи. Иногда. Все вам благодарны. У вас нет врагов. У вас есть только друзья. У вас нет заборов и замков. Вы доверяете нам, всем. И мы никогда вас не подводили. Против вас никто и никогда не замышлял ничего худого. Вам ничего не грозит. Вы живёте в идеальном мире. Но вы – единичный случай. Все остальные жители живут в грешном и отравленном злобой мире. Каждый миг своей жизни мы боремся с препонами, преградами. У нас есть враги и недоброжелатели. Нас ежедневно атакуют неприятности и физической и ментальной природы. Мы не можем расслабиться и вдохнуть полной грудью чистого воздуха, чтобы расслабиться. Каждый наш день – это свора неприятностей, которая бросается на нас и пытается сжить со свету. Бог нас не замечает, хоть мы и молимся Ему. От молитв наша жизнь не меняется в лучшую сторону. Мы обязаны благодарить Бога за каждый прожитый день, за все испытания, которые он на нас наслал. И в благодарность за молитвы мы получаем ещё худшие испытания… Так вот. Я украл у тебя запасы не для того, чтобы ими воспользоваться. Я их украл, чтобы твой идеальный мирок пошатнулся. Твой мир слишком хорош, чтобы ты думал о том, что где-то, кому-то плохо. Тебе стало неприятно, что тебя обокрали. Мало того! Ты стал злой, что тебе нанесли обиду. Вот, почему я тебя обокрал. Чтобы ты почувствовал себя не Богом как обычно, а простым незащищённым существом, как мы все, которые живут вокруг тебя. Почему ты не слышишь молитвы людей и животных? Почему позволяешь Смерти разгуливать по Вселенной? Почему ты возомнил себя избранным и бессмертным?! Что в тебе такого, чего нет у нас? Молчишь? Правильно. Молчи. У тебя нет права голоса, после многолетнего невыполнения своих божественных обязанностей. И последнее. Я и моя семья уходим из твоего дома. И будь он трижды хлебосольным и гостеприимным, мы не останемся тут. Прощай, Боже! И пусть тебя коснётся Жезл Сострадания. Аминь!

Сказ про водяного Кузьмича

Сидим мы с Варей на берегу пруда и ловим рыбу. В ведре у нас плещутся две краснопёрки, один окунь и три пескаря с ладошку.
- Нужно наживку поменять, - говорит Варя. – А то на червя только мелочь клюёт.
- Согласен, - говорю я. – Давай на тесто ловить. Только помада нужна.
Варя молча протянула мне помаду. Я замесил небольшой шарик теста и стал его помазывать помадой.
- И что на это будет клевать?
- Могут караси. А может и короп. Это детская моя уловка. Меня тесту с помадой научил отец. А он хороший был рыбак.
Мы забросили удочки с новой наживкой, закурили и стали ждать. Через пять минут мой поплавок косо двинулся в сторону куширей. Я подсёк. Здоровая, зараза! Наверное, короп. Или сом. Что-то оказалось настолько сильным, что я попросил помощи у Вари. Вдвоём мы удерживали рыбину, и я дал постепенный попуск на катушке. Три часа мы боролись с неизвестной рыбиной. Наконец, рыба была так близко от берега, что Варя взяла подсаку. Вдруг рыба всплеснулась над водой, и мы рассмотрели её. Это оказался мужик с рыбьим хвостом.
- Идиоты! – крикнул мужик и упал в воду. Я выронил удочку от удивления. Мужик с рыбьим хвостом опять показался над водой и подплыл к самому берегу. Он рывком выдернул крючок и сплюнул.
- Идиоты, - уже тише сказал он, выбравшись на берег. Мужик раскурил трубку и пригласил нас жестом сесть рядом. Мы с Варей подошли к нему и сели.
- Кузьмич, - назвался мужик и протянул мне руку. Я пожал протянутую руку и сказал.
- Иваныч.
Мужик поцеловал протянутую руку Вари.
- Пантелеймоновна, - сказала Варя.
Мы молча курили.
- И на кой хрен вам Водяной сдался?! – сказал, усмехнувшись, мужик.
- Не понял, - сказал я.
- Иваныч, у тебя наживка на Водяного. А помада, Пантелеймоновна, самоё то! И где ты такую ядрёную помаду надыбала?!
Варя понюхала помаду, пожала плечами.
- Такой помадой ещё моя бабка пользовалась. А она была из Первых. Значит, и помада древняя. Кузьмич, не замёрзли? Может, для сугреву? – и Варя достала из котомки бутыль с самогонкой.
- Мы, водяные, холоднокровные. Мы не мёрзнем. Но «для сугреву» уважаем.

@@@

Я разжёг костёр. Варю суп. Уху Кузьмич есть отказался. Пойманных краснопёрку, пескарей и окуня мы посадили вокруг костра и снабдили кружками. Водяной рассказывал быль.
- Помню, был я мальком тридцатитрёхлетним. Мой отец заведовал целым морем, и я у него учился управлению. Отец выстроил целую пищевую цепочку: сильные поедают слабых. А на вершине пищевой цепочке – мы, водяные. Тогда мне эта система казалась правильной и единственно верной. С моей-то колокольни. Меня-то никто не кушает. Я казался себе сильным. И законы системы казались мне незыблемыми. Но вот однажды я обходил окрестности подводного мира, и на меня напала мурена. Я и глазом не успел моргнуть, как оказался проглоченным. Вот где я страху-то натерпелся! Три часа провёл я в желудке мурены, пока пробирался на волю через задницу. Этот случай заставил меня задуматься над справедливостью законов мироздания. Вот почему я стал изгоем в среде своих сородичей. Я единственный среди водяных, который по-человечески относится к своим подданным. Я их не ем. Я с ними общаюсь, я к ним хожу в гости, я разделяю с ними трапезу. Пожирающую цепочку я разрушил. В моём пруду никто никого не ест. Хищники перешли на растительную пищу и в мясе больше не нуждаются. Я создал почти то, что Кампанелла описал в своём Городе Солнца. Только с поправкой на наши реалии. Вот такая моя история. А как у вас дела на суше?
- Будем перенимать опыт, - сказал я.
- Приходи, Кузьмич, к нам в гости. Когда захочешь, - сказала Варя. – Ты будешь желанным гостем.
Варя обратилась ко мне.
- Вась, а пусть Кузьмич будет у нас первым министром.
- Кузьмич, ты как? – спросил я.
- Дык.

Сказ про родительскую функцию

Летоисчисление в нашем мире начинается со дня нашей с Варей свадьбы. Вот мы тогда погуляли – так погуляли. Самогонка и бражка лились рекой. Гости выражали признательность к нашим блюдам тем, что громко чавкали и пускали газы. Наша свадьба длилась 33 года. За это время множество наших гостей переженилось тут же, во время нашей свадьбы. Когда прошло 33 года нашей свадьбы, мы устроили опрос среди гостей – а нужно ли ещё праздновать? Почти единогласно – пескарь воздержался – было принято решение продлить пьянку ещё на 33 года. Через 33 года опять было голосование. И опять мы продлили свадьбу. Прошло 666 тысяч веков, и гости решили разойтись по своим домам. И вот мы с Варварой Пантелеймоновной остались одни, среди грязной посуды и недоедков. Первые три года мы с Варей честно мыли тарелки и чашки. Но потом не выдержали и выбросили всё на мусорку. Так можно было всю жизнь возиться. А у нас – дети. Их воспитывать надо. Ведь за 666 тысяч веков нашей свадьбы у нас с Варей родилось миллионы детей. Хорошо, что мы не стали мыть посуду, а сразу занялись воспитанием подрастающего поколения. Я писал указы, где отмечал, что можно делать и что нельзя. Непослушных я наказывал. А Варя укладывала детей спать и пела им колыбельные. Иногда я тоже пел колыбельные, но мои дети меня прогоняли из-за моего некрасивого голоса. Варя читала мои указы и неодобрительно качала головой.
- Ты какой-то тиран. Ну что ты пишешь?! Сам подумай: возлюби ближнего своего! Разве это исполнимо?
- А чё – нет?
- Ты сам-то любишь соседского петуха? Твоего ближнего.
- А чё он к тебе клинья подбивает! За что его любить?!
- Но твой указ гласит, что нужно возлюбить каждого. Ведь ближний – это каждый.
- Больно ты любишь хомячиху из соседнего леса.
- Она тебе глазки строит. При живой-то жене.
- Ну?!
- Что – ну? Я указов про любовь к ближнему не издавала. Потому что сама не могу исполнить. И ты сам не можешь исполнить свой же указ. Так нахрена ты пишешь эти невыполнимые законы?! Зачем мучаешь понапрасну наших детей?!
- Я хочу, чтобы они были идеальными!
- Ты научись хотя бы постель за собой убирать, а потом и будешь разглагольствовать об идеалах.
- Варь, я запутался, да?
- У тебя отвратительный характер. И ты совершенно не имеешь таланта воспитателя. Отдай эту функцию мне, матери наших детей. Женщина легче найдёт подход к детям. А вот, когда они вырастут, заматереют, - вот тогда и будут тебе полноценные собутыльники. А сейчас иди к доске объявлений и сдери свои дурацкие указы.
- Согласен полностью. Был не прав. Исправлюсь!
- Ты обиделся? – спросила Варя.
- Да разве можно на тебя обижаться?! Я ведь тебя люблю.
- Это хорошо. Это порядок. Иди.

Сказ про Ветер

Сидим мы с Варей на лавочке под окном и курим трубки.
- Хорошее утро сегодня, - говорит Варя. – На небе не облачка.
- Угу.
- Ветра нет.
- Угу.
- А, кстати, где ветер?
- Наверное, шляется где-то, - сказал я.
Вдруг среди деревьев зашелестело.
- Явился – не запылился, – сказал я.
К нам упругой походкой подошёл красивый юноша.
- Ветер, где ты был всё утро? – спросила Варя.
- Сначала накормите меня, напоите, а потом и спрашиваете, - улыбнулся Ветер.
Мы с Варей встали со скамейки и вошли в летнюю кухню. Варя стала на стол метать, а я полез в погреб за самогонкой. Зная аппетит Ветра, я взял сразу три бутыли.
И вот мы сидим за столом. Мы с Варей подпёрли щёки руками и смотрим, как ветер управляется с едой и выпивкой. Когда третья бутыль подходила к концу, Ветер потянулся и встряхнул головой.
- Спрашивайте!
- Ветер, где ты был, что видел? – спросила Варя.
Я носился над землёю. Над всей землёю. Земля пустынна. Нет ни зверя, ни человека. Скучно. А я так люблю юбки у девушек поднимать. Но – ни одной девушки я не встретил. Залетал я и в пещеры и в расщелины – пусто. Один я на целом белом свете.
- Это хорошо или плохо? – спросил я.
- Здесь нельзя говорить категориями «Хорошо» и «плохо». Я бы сказал – скучно. Тебе хорошо, Василий. У тебя есть Варя. А у меня никого.
- Мы с Варей поможем тебе, - сказал я. – Правда, Варя?
- Конечно, поможем, - сказала Варя.
Мы с Варей встали из-за стола, сплелись в объятиях и поцеловались. Зашелестели листья на деревьях, потом ветер усилился и стал гнуть деревья. Поцелуй наш длился. Вдруг большая яблоня переломилась в верхушке. Мы с Варей расцепились.
- Входи, - сказал я.
На улице всё стихло, и в кухню вошла красивая девушка.
- Представься, - сказал я.
- Девушка глянула на Ветра и покраснела.
- Я Буря.
- Ты замечательная Буря, дочка, - сказала Варя.
- Тебе нужен муж? – спросил я.
- Я бы не отказалась.
К Буре подошёл Ветер и стал перед ней на колени.
- Будь моей женой, - сказал Ветер.
- Я согласна, - сказала Буря.
- Ветер и Буря, - сказал я. – Оставайтесь жить в нашей хате. Места всем хватит. И вашим будущим детям.
Мы вчетвером обнялись, и деревья стало гнуть к земле.

Сказ про инжир

Сегодня мы с Варей решили посадить сад. Взяли саженцы и пошли на облюбованное поле между двумя реками. Мы решили посадить инжир, абрикос и яблони. Пришли на место и взялись за лопаты. Сын должен был прийти попозже. Солнце слепило и жарило.
- Вот вырастет сад, - сказала Варя и будет здесь прохлада и тень.
- Это будет хорошо, - сказал я.
К полудню все деревья были посажены. Мы начали ходить к реке с вёдрами и поливали саженцы.
- Вот эту яблоньку нужно полить как следует, - сказала Варя.
- Потому что она – дерево познания добра и зла?
- Нет. Дерево познания добра и зла – вон, крайнее справа. А это дерево жизни. Его нужно хорошо поливать, так как - смотри, у него листочки немного привяли, в отличие от остальных саженцев.
Я уговорил Варю отдохнуть, а сам продолжил ходить к реке с вёдрами. Солнце близилось к закату, когда к нам пришёл наш сын, первенец Светозар.
- Папа, мама, я принёс поесть и выпить.
Светозар постелил скатерть на землю и стал выставлять закуску и выпивку. Мы с Варей присели возле импровизированного стола и стали есть и пить. За это время сад вырос, и на деревьях появились плоды.
- Папа, сорви мне яблоко с дерева познания добра и зла.
Я пошёл к дереву.
- А мне – с дерева жизни! – сказала мне вслед Варя.
Я нарвал яблок целый подол и высыпал на скатерть.
- Угощайтесь, люди добрые! – сказал я и кусанул инжир.
Инжир я сорвал для себя с дерева дурашливости.
- Будем веселиться! – сказал я и пошёл выплясывать гопака.

Сказ про курицу Клару

Сижу на приступочке, курю и думу думаю. Рядом сидит петух и дымит трубкой.
- Поругался я с Кларой, - сказал петух. – Хорошая курица, только самоличница.
- Это как? – спросил я.
- Не хочет быть одной из. Хочет, чтобы я всех своих жён прогнал и остался только с ней.
- Во баба даёт! – хмыкнул я.
- Мало того! Она мне десять раз на дню скандалы закатывает. Стоит мне только на какую-нибудь клушу взгромоздиться, как Клара – тут как тут. Начинает причитать, рыдать, бросаться. Из-за этой ситуации у меня последний месяц секса не было.
- Да, серьёзная ситуация.
- Что мне посоветуешь, Васька?
- Тут с бухты-барахты дело не решить, - сказал я. Ты помнишь, как познакомился с Кларой?
- Конечно. Я пришёл на танцы. Там я сразу приметил Клару. Она была необыкновенной красоты. За право потанцевать с ней дрались и петухи, и индюки, и бараны, и кабаны. Я тоже вступил в драку и разбросал всех приёмами карате. Карате шотокан. В тот вечер я единолично танцевал с Кларой. А после танцев я отвёл её к себе домой. После мы вот уже живём 33 года обычной птичьей жизнью. По закону, установленному тобой, Васька, мы, петухи, имеем право на неограниченное количество жён. Все куры это знают и, обычно, в гареме не возникает ссор из-за права петуха на многожёнство. А Клара - как сказылась. Устраивает мне скандалы. Что делать, Вась?
- А что ты чувствуешь по отношению к Лукерье?
- Вообще-то она мне нравится больше других. Она единственная, которую я бы мог топтать два раза в день.
- Знаешь что, - сказал я, попыхивая трубкой. – Я бы на твоём месте попробовал бы единоличные отношения с Кларой. Распусти на время свой гарем и живи только с ней. Посмотрим, что из этого получится. Вот я живу только с Варькой, и меня всё устраивает. Конечно, я других баб замечаю, но не привечаю. Ты только подумай, мы с Варькой вместе уже 666 тысяч веков. И у меня за это время не случалось другой женщины. Хотя до женитьбы на Варечке я был тот ещё ходок. Но я понимаю. Ты – петух. У тебя другая организация жизни. Тебе положен гарем. Но… Ты произведи революцию в петушином стане. Женись на Кларе. Она тебя любит и сделает твою жизнь вечным праздником.
- Ладно. Попробую. Но, если не получится, я опять…
- Давай, зови Клару.
Петух залопотал по-своему, и из-за угла вышла курица и направилась к нам. Петух обнял Клару.
- Мы готовы, - сказал Петух.
Я положил свои руки на их головы и прочитал молитву.
- Всё. Теперь вы муж и жена. Любите друг друга в горе и радости.
Петух и Клара поклонились и сели рядом на приступочек. Клара достала трубку и умело раскурила её.

Сказ про первую встречу

Сидим мы с Варей в нашей хате за столом и выпиваем. На улице метёт, а у нас тепло и уютно. На печке греются поросёнок, петух с курицей, барашек, корова, осёл с лошадью и другие наши домочадцы. Сверчки играют красивую музыку. На столе горят свечи. Сегодня у нас с Варей романтическое свидание. Мы с Варей женаты вот уже 666 тысяч веков. Сегодня годовщина нашей свадьбы. На столе из закуски – солёные грузди и волнушки, жареные боровички, подберёзовики и подосиновики, маринованные опята и маслята, варёная картошка с жареным луком, солёный арбуз, тушёная капуста, рулетики из баклажанов и многое другое.
- Вася, а помнишь, как мы с тобой встретились впервые? – спросила Варя.
- Конечно! Мне было 18 лет. Я впервые ушёл из родительского дома путешествовать по пра Земле. У меня была котомка с сушёным мясом и лук со стрелами. Я бродил по миру и охотился. В те времена на пра Земле было много чудовищ злобных. И нужно было в любую секунду быть готовым к схватке. И вот однажды я напал на след пещерного медведя. Рядом с его следами были капли крови. Я решил, что медведь ранен и решил его добыть. Его следы привели меня к пещере. Я остановился перед входом и по древнему обычаю вызвал его на бой. Медведь вышел и сказал.
- Мальчик, проваливай домой. Ты слишком юн, чтобы вступать в единоборство.
Я посмотрел на медведя и не увидел на нём раны.
- Если ты не ранен, то чья тогда кровь привела меня сюда? – спросил я.
- Это тебя не касается, - ответил медведь. – Проваливай!
Тогда я отбросил лук со стрелами и двинулся на медведя. Медведю не оставалась ничего другого как вступить в схватку со мной. Мы боролись три дня и три ночи. Наконец, я прижал его к земле и ударил ножом прямо в сердце. Я упал тут же и потерял сознание от потери крови. Я был весь изранен. Очнулся я в пещере. Я лежал на каменном ложе весь перевязанный тряпками. Горел костёр. Возле костра сидела прекрасная полуголая девушка. Благодаря отсветам огня я увидел небывалой красоты лицо. У девушки была перевязана рука. Я пошевелился, и девушка тут же пружинисто встала и подошла ко мне.
- Тебя нельзя шевелиться. Может открыться кровотечение.
- Ты кто? – спросил я.
- Я из Первых. Я Варя.
- Ты спасла меня?
- Это ты меня спас от пещерного медведя. Он выследил меня, когда я ловила рыбу, схватил и приволок сюда. Его когти поранили мне руку…
Варя захлопала в ладоши и сказала.
- Вася, у тебя хорошая память. Давай выпьем за нас с тобой. Ну и за наших детей, которым мы уже и счёт потеряли. Выпьем за наших детей: орков, троллей, хоббитов, эльфов, людей, кентавров, фавнов, наяд, дриад, фей, сирен, водяных, русалок, нимф, ангелов, бесов, богов, полубогов, зверей, птиц, насекомых, вирусов, драконов и так далее. Пусть каждому нашему ребёнку улыбнётся удача. Да не будет зла во Вселенной! Лехаим!
Мы с Варей выпили и поцеловались. Сверчки заиграли свадебную музыку, но перед этим выпили втихаря самогоночки.

Сказ про молодожёнов

Накопали мы с Варей картошки, завернули её в узелок вместе с самогонкой и пошли в гости к медведю. Медведь жил в лесу, не далеко. По пути нам попадались грибы. Их мы тоже брали с собой.
Пришли к избушке медведя. Постучались.
- Входите! – раздался весёлый голос медведя.
Мы вошли. И увидели медведя возле печки. На сковородке жарилась картошка с грибами. На столе стоял самогон.
- Что принесли? – спросил медведь.
Мы молча положили узелок на стол. Медведь развязал и засмеялся. Мы тоже засмеялись.
- Ладно, эти гостинцы тоже пригодятся. Садитесь за стол.
Мы сели и разлили самогон. Медведь поставил сковородку с едой на подставку. Взял кружку с самогонкой и сказал.
- Дорогие мои гости! Как я рад вас видеть. Только вы редко приходите. Последний раз вы были аж вчера вечером. Сегодня утром я вас не дождался. И вот уже день, а вы только пожаловали. Не любите вы своего друга мишку косолапого. Но я на вас не в обиде. Давайте выпьем за то, чтобы мы дружили семьями.
Медведь громко выпил и треснул кружкой по столу.
- Не понял, - сказал я. – Ты сказал «дружить семьями»…
- Так точно. Я сказал, что давайте дружить семьями.
- У тебя же нет семьи, - сказала Варя.
- Вернее сказать – не было, - сказал медведь.
Тут дверь распахнулась и в горницу вошла небывалой красоты медведица. У неё в лапе была корзинка с картошкой и грибами.
- Вот, познакомьтесь, сказал медведь. – Это Маша. Моя жена. Мы сегодня утром познакомились. Стали встречаться. Ну, и поженились. Правда, я не знаю, правильно ли я провёл обряд бракосочетания.
- Ну и как ты его провёл? – спросил я.
- Я стал на одно колено перед Машей, поцеловал ей лапу. Надел кольцо и мы трижды поцеловались.
- Конечно, ты всё сделал правильно, Миша, - сказал я. – Но обряд должен проводить священник.
- Кто бы спорил! – сказал медведь. – Но где я в этой глуши возьму священника?
- А я? Чем я хуже священника? – сказал я. - Все Первые имеют власть над таинствами.
- И ты совершишь над нами обряд? – обрадовался медведь.
- Конечно! Только после попойки.
Медведь засуетился. Посадил Машу за стол. Дал ей тарелку, налил.
- Маша, - скажи тост.
Маша покраснела и сказала.
- Меня этому не учили. Я воспитывалась в строгости в монастыре.
- Ну скажи строгий тост, - улыбнулся я.
- Хорошо, - сказала Маша. – Однажды в женский монастырь принесли раненного юношу. Он был очень красив, и все монахини хотели за ним ухаживать. Настоятельница монастыря, увидев такое дело, приказала надеть на юношу маску. Но это не помогло. Все монахини уже успели влюбиться в юношу. Тогда настоятельница заколола ножом юношу, а тело выбросила со стены монастыря на острые камни. Все монахини страшно горевали, и вдруг, по ночам к ним стал приходить дух юноши. И вскоре, через 9 месяцев, все монахини оказались беременными. Настоятельница, прознав про это, обрила себе голову, надела вретище и ушла в неизвестном направлении. Так выпьем же за любовь, для которой нет преград и в жизни и после смерти.
Маша выпила и села. Раздались аплодисменты. Я, Варя и медведь, не сговариваясь, устроили Маше овацию. Потом я сказал.
- Миша и Маша, я хочу провести над вами обряд бракосочетания.
Я взял кружку, чокнулся с Машей и Мишей и сказал.
- Властию, данной мне моим положением в мире, властию Первых я нарекаю вас, Маша и Миша, мужем и женой. Любите друг друга. Будьте вместе и в горе и в радости. И главное – всегда пейте самогонку вместе. Аминь!
Мы все начали пить и радоваться. Только нам нельзя засиживаться до позднего вечера, так как утром нужно опять идти в гости к молодожёнам.

Сказ про засаду

Петух подошёл ко мне, хромая на обе ноги. Я подвинулся на пороге. Петух, кряхтя, сел. Я дал ему трубку. Петух затянулся и тяжело вздохнул.
- Чё? – спросил я.
- Представляешь, я за ней гонялся 9 часов без перерыва. Не догнал. Моя песенка спета. Я не смог поиметь понравившуюся мне курицу. Отправляюсь на пенсию. А ты возьми нового петуха.
Петух заплакал. Я немного помолчал, потом встал и сказал.
- А ну пойдём в хату.
Я пошел, и петух за мной. Петух сел за стол, а я принялся нарезать сыр и помидоры. Потом достал из-за занавески бутыль и разлил по кружкам. Мы выпили. Потом ещё раз. И ещё раз.
- Должен тебе ещё что сказать. Я эту курицу уже раз пять пытался догнать. Не догонял. Як пороблэно. Такого раньше со мной не было. Нравится она мне, а судьба мне посылает кукиш. Уйду я на гору смерти. Видно, состарился я.
Я жевал кусок сыра и закусывал помидором.
- Проводишь меня в последнее приключение на гору? – спросил петух.
- Вот что я тебе хочу сказать, Петрович, - начал я. - Я живу 666 тысяч веков в браке. Как ты думаешь, за столько времени у меня были осечки? Конечно, были. Было время, когда Варя не допускала меня к себе годами. Ты только вдумайся! Годами! И что – мне надо было на гору Смерти идти? Это неприятно. Никто не спорит. Когда баба не даёт, это идёт вразрез с естеством мужчины. Вот сегодня ночью. Мы с Варей боролись 9 часов, но я так и не добился своего. А ведь я, типа, Всемогущий. Вот видишь, многие завидуют мне. Думают, что я Абсолют. Что у меня всё зашибись. Что я не испытываю боли, разочарования. Что я не плачу и не смеюсь. Меня рисуют эдаким положительным персонажем вселенной. Мне молятся, меня проклинают… Но все завидуют. Но ты-то знаешь, что всё не так. Я не святой, я грешный, я поддаюсь влиянию эмоций. Я радуюсь и огорчаюсь. Ведь я живой. Понимаешь? – живой! Тебе твоя не дала – и мне моя не дала. Это не повод убивать себя. Это повод ещё раз отнестись к жизни по-философски. Компран?
Петух затянулся и улыбнулся.
- А ты чудной, - сказал петух мне.
- Полегче на поворотах с Создателем, - засмеялся я.
Петух протянул мне трубку.
- Дарю. Прокуренная.
- Это дорогой подарок. Не стоит. Можно одно просяное зёрнышко.
- Повторяю, трубка прокуренная. Бери.
Я взял трубку и обнял петуха
- Ладно, пойду в засаду на неё. Обязательно она своего получит.
- И я спрячусь на печке, и когда Варька придёт, то я её хвать!..

Сказ про рай на земле

Запрягли мы с Варей лошадку и отправились в путь. Путь был неблизкий: мы решили ехать, куда глаза глядят. И вот мы едем, едем. Лес остался позади. Дорога ведёт нас куда-то. А нам только того и надо. Вот заяц выскочил откуда-то сбоку. Догнал нас и бежит рядом.
- Чьи вы будете? – спросил Заяц.
- Мы Первые, - ответил я.
Заяц на ходу запрыгнул в телегу, снял шапку и поклонился.
- Извините, что побеспокоил вас. На ходу трудно кланяться.
- Мог бы не кланяться. Не велики мы шишки.
- Как же, как же, - забормотал заяц. – Вы моего пращура спасли. Он тогда вешаться собрался, а вы из петли его вынули и дали ему смысл жизни. Этот смысл у нас в семье передаётся по наследству.
- Да, - сказал я. – Помню этот случай. Это было 666 тысяч веков тому назад. В то время многие утратили смысл жизни и кончали жизнь самоубийством. Мы с Варей ездили тогда по земле и пытались внести смысл в существование. Многих спасли, но большинство погибло. И тогда нам с Варей пришла мысль о создании рая, куда бы после смерти попадали души. И у всех появился смысл, который гласил, что праведник попадёт в рай. Потом появился и ад. Но он был больше пугалкой. Те, кто неправедно себя вёл, попадал в пространство без Бога. Это было очень значимо для душ. Они страдали от отсутствия божества. Но молитвенники из ада постепенно перемещались в рай. Такие дела, заяц.
- Варвара и Василий, много веков в нашей семье передаётся предание, что, когда старший в нашем роду встретит Первых, произойдёт великое чудо. Я даже и мечтать не мог, что этим счастливцем стану я. Благословите меня на созерцание чуда.
Мы с Варей переглянулись и улыбнулись.
- Гришка! Тебя ведь Григорием зовут? – спросил я у зайца.
- Да, Василий. Я Гришка.
- Так вот, старший в роду. Чудо начало происходить с того момента, как ты запрыгнул к нам в телегу. Это был знак, которого мы с Варей ждали много веков. Пророчество гласит: «Когда трусливый станет храбрым и вскочитк Первым, всё произойдёт».
- Да, я трус, - сказал заяц. – Но что произойдёт?
Я повёл рукой в сторону.
- Гляди, Гришка!
Земля преображалась на глазах. Росли деревья плодовые, распускались цветы. Воздух сделался прохладным. Запорхали бабочки. Жители земли стали выходить из своих укрытий.
- Что происходит? – спросил заяц.
Варя погладила зайца и сказала.
- Рай опустился на землю. Теперь рай будет на земле, а не на небе.
- Радуйся, Гришка! – сказал я. – Ты прервал действие проклятия, которое много веков довлело на нашей планете.
- Вы позволите? – сказал заяц и достал из-за пазухи бутыль с самогонкой. – Выпьете со мной?
- А почему бы и нет, Гришка? - весело сказала Варя. – Наливай!
Сказ про рыбью свадьбу

- Вставай, лежебока!
Я открыл глаза и увидел Варю с веником.
- Лежебока, вставай!
Варя не больно ударила меня веником. Я потянулся, спрыгнул с печки, надел чувяки и вышел с ведрами на улицу. Набрал из колодца воду и принес домой. Пошел за дровами, как услышал Варин крик. Я вбежал в дом и увидел Варю присевшую перед ведром. А из ведра торчит рыбья голова.
- Чё вы паникуете? - спросила рыба. - Щуки никогда не видели?
- Вася, посмотри, кого ты нам принес? Это же Прошка! Я его еще мальком помню. Мы росли вместе. Мы были как брат и сестра. Однажда Прошка ушёл и не вернулся. Прошло 666 тысяч веков и вот он - на тебе.
- Прохор, пить будешь?
- А то!
- Варя, накрывай на стол.

@@@

- Все эти годы я путешествовал по миру. Я был везде. Я всё повидал. Лучше наших краёв я не видел. И вот поэтому остаток жизни я хочу провести здесь, Василий, в твоём доме. Я хочу к тому же еще и жениться. У вас нет никого на примете?
Мы с Варей переглянулись. Варя кивнула. Я встал, подошёл к окну и отодвинул занавеску. На подоконнике стоял аквариум. Я взял его и поставил на стол. В аквариуме плавала золотистая рыбка.
- Роза, познакомься, это Прохор. Прохор, - это Роза.
Роза покраснела.
- Роза, ты мне по сердцу, - сказал Прохор.
- У меня приданого нет, - сказала Роза.
- Как же нет? - вскочила Варя. - А вот! Вот!
Варя показывала рыбам перины, подушки, занавески. Я встал и достал из под лавки ящик с инструментами.
- А это от меня.
Прохор вылез из ведра и помог вылезти из аквариума Розе.
- Я согласен жениться, - сказал Прохор.
- А ты, Роза, согласна? - спросил я.
- Как Варвара Пантелеймоновна скажет, так и будет, - сказала Роза.
- Ну, коли так, - сказала Варя, то наливайте!
Начало формы Конец формы
Сказ про красный цветок.

Пошёл я в лес искать красный цветок. Варя послала. Конечно, я сначала отбрыкивался – в такую рань идти, но Варя была неумолима. Вынь да полож ей красный цветок. Мало того, у цветка должно быть 13 лепестков. И все красные, кроме одного. Один должен быть жёлтым. Я не знаю, зачем ей понадобился такой цветок, но уже с утра он меня взбесил. Но я виду не подал, чтобы не злить Варю, а выпил кружку ряженки с белым хлебом и отправился в лес.
Каких только цветов не встретил я в лесу: и розовые, и оранжевые, и зелёные с лепестками в крапинку, а красного не встретил. Тогда я решил попросить помощи. Я свистнул, и со всех концов ко мне стали подходить звери лесные, да надземные и подземные жители. Наяды и фавны, орки и тролли, хоббиты и эльфы, медведи и барсуки, ангелы и архангелы, черти и демоны.
- Василий, мы пришли, - сказали лесные, подземные и надземные жители. – Зачем ты нас позвал?
- Дети мои, - начал я. – У меня проблема. Жена послала за красным цветком. Мало того, у него должно быть 13 лепестков: 12 лепестков красных, а один – жёлтый. Я тут весь лес оббегал и не нашёл. Нужна ваша помощь в поиске.
Тут ко мне подошёл старый фавн с седой шерстью и сказал.
- Нелёгкую задачу тебе поставила Варвара Пантелеймоновна. Цветок, который она попросила, называется Цветок Страсти. И цветёт он раз в 33 года. Метафизический смысл цветка заключается в том, что мужчина, в доме которого стоит этот цветок, может за ночь 13 раз. Как я понимаю в женской психологии, ты, Василий Иванович, не удовлетворяешь сексуально свою жену. А от этого может случиться всем нам беда. Неудовлетворённая женщина хуже раненного носорога. Она может весь мир наш порушить. Так что в наших интересах помочь тебе. Щас, я только загляну в календарь.
Фавн достал из подмышки свиток и развернул его
- Повезло тебе, Василий, - сказал фавн. – Именно сегодня расцвёл красный цветок. Я, конечно, в чудесах не понимаю, но как могло получиться, что цветок, который цветёт раз в 33 года, расцвёл именно сегодня, когда тебя жена послала его добыть? Думаю, это чудо. Мы ведь верим в чудеса? – возвысил голос фавн.
- Да, мы верим! – ответили все. – Где нам его искать?
- Смотрите под ноги, - сказал фавн.
Все засуетились.
- Нашёл! – раздался голос падшего Никодима. – Срывать?
- А ты посчитай лепестки, - сказал фавн.
Через некоторое время раздался голос Никодима.
- 665 лепестков красных и один жёлтый.
- Мне такой без надобности, - сказал я. – Мне сказано принести цветок с тринадцатью лепестками.
- Я думаю, - сказал фавн. – Варвара Пантелеймоновна этому цветку будет рада больше, чем тому, который попросила.
Я взял цветок, поблагодарил всех и пошёл домой.
- 666 лепестков, - бормотал я. – А смогу ли я? Но ведь я верю в чудеса?!

Сказ про демона Короеда

Пришли ко мне звери лесные.
- Василий, ты мужик справедливый. Вот мы и пришли к тебе, - сказал бобёр.
- Сказывайте, зачем пришли, - сказал я и раздал всем трубки. Гости задымили.
- Много веков, - начал бобёр. – Мы жили в лесу тихо и мирно. Ты это знаешь. Но недавно у нас поселился демон Короед. Первое время он вёл себя тихо. Но однажды он навёл шороху в лесу и сказал, чтобы перед каждой свадьбой у него было право первой ночи. Мы вначале проигнорировали этот дерзкий указ, но Короед вызвал на единоборство наших старейшин и победил их. После этого он объявил себя царём, Властелином леса. Так вот. Сегодня у нас первая свадьба со времени оглашения указа о праве первой ночи. Мы боимся ослушаться, ведь демон Короед очень могущественен.
Из толпы вышла лань с оленем.
- Сегодня наша свадьба, - сказал олень. – Я не хочу мириться с указом. Мне лучше вызвать на бой Короеда, чем отдать на поругание мою Ладу.
Я молча курил. Все затихли в ожидании.
- Дети мои! - сказал я. – Эта ситуация мне не нравится. Сильный демон требует непотребного. В нём очень много зла. И ещё больше силы. Но я вижу, что в нём божья искра до конца не погасла. Нужно просто найти ключ к его сердцу, и оно растает. У кого есть какие предложения?
- Я могу забраться к нему под одеяло и рассказывать страшилки, - сказала росомаха.
- Хорошая идея, - сказал я. – Ещё.
- Я могу испечь торт с кремом и устроить ему романтический ужин, - сказала Лошадь.
- Я могу выковать ему меч Судьбы, - сказала утка.
- А вот это гениальное предложение, Катя! – сказал я утке. Утка поклонилась. – Дело в том, что обладатель меча Судьбы найдёт свою единственную спутницу жизни. И будет верен ей до гробовой доски. Катя, твоя идея, ты и куй.

@@@

Через 9 месяцев к нам с Варей пришли в гости демон Короед с уткой Катей и младенцем Виктором. Катя держала на руках младенца, а Короед держал Катю.
- Проходите, сказал я. Будем все пить и веселиться!
- Как все? – спросила Катя. – и Витя?
- Для Вити я приготовил специальную бутылку с соской. У него день рождения. Пусть привыкает к поводам. Напиться мы ему не дадим, но свою меру он должен знать с младенчества. Варя, налей в Витину бутылочку браги. И мечи на стол!

Сказ про инициацию

- Кентавры с луками, копьями и мечами напали на нашу деревню ночью. Я один не спал и услышал цокот копыт. Я разбудил Варю. Она всё поняла сразу. Я перепоясался мечом Трепета, и взял со стены лук Девственник. Варвара схватила меч Начало Начал. Мы выбежали во двор, вскочили на коней, и я гортанно издал боевой клич Первых. Кентавры были уже у околицы. Горящие факелы полетели на бамбуковые крыши. Женщины и дети выбегали из пылающих домов с оружием в руках. Пока не началось избиение младенцев, мы с Варей с гиканьем помчались навстречу авангарду кентавров. Наконец, мы сблизились на расстояние вытянутой руки. Началась сеча. Мечи Трепета и Начало Начал рубили головы, отрубали конечности и кололи в тело. Но силы были неравные. Нас с Варей окружили кентавры и постепенно сжимали кольцо. Но тех, кто слишком близко подходил, разили наши мечи. Тогда кентавры взялись за луки и превратили нас с Варей в решето… Такие дела, сынок. Такие дела, Светозар.
Нашему сыну Светозару исполнилось 13 лет. Пора для инициации.
- Вась, зачем ты вспомнил эту историю? Она же жуткая, - сказала Варя
- Воин должен не только слышать, но и участвовать в жутких историях, - сказал я. – Светозар, сегодня ты станешь мужчиной. Ты должен будешь добыть медведя только при помощи одного ножа.
- Отец, а где меч Трепета? Почему ты мне его ни разу не показывал?
- Понимаешь, сын, пока ты не видишь меча, ты свободен. Как только ты его возьмёшь в руки, он станет твоим господином. Зачем нам, Первым, нужен раб? Понимаешь меня. С мечом Трепета могу справиться только я. Его ковали гномы под мою руку и мой темперамент. А теперь собирайся. Пойдёшь на медведя. Я тебя подстрахую.

@@@

Мы с сыном шли по лесу в абсолютной тишине. Светозар всё время держал руку на рукоятке ножа. И вот мы подошли к избушке.
- Медведь здесь, сынок. Заходи и действуй.
Светозар три раза глубоко вздохнул, вынул нож и бросился к двери. Рывком отворил её и скрылся внутри. Какое-то время было шумно, что-то падало, грохотало. Наконец, наступила тишина. Я достал трубку, раскурил её и сел на порог. Через полчаса дверь открылась, и показался Светозар.
- Папа, заходи.
Я вошёл и увидел богато накрытый стол с самогонкой. Огромный медведь разливал в три кружки.
- Ну, Гришка, как тебе мой сын? – спросил я медведя.
- Хороший вояка будет. Он меня чуть не ухайдокал. Всё тут порушил и нож к моему горлу приставил. Пришлось сказать, что мы с тобой боевые товарищи. Он не поверил, пока я не показал перстень Первых.
Медведь потрепал Светозара по щеке.
- Смелый хлопец, а самогонка входит в череду испытаний на право носить меч?
- У меня сегодня инициация. Мне нельзя ничего бояться. А самогонка – самый страшный зверь.
- Достойный ответ, - улыбнулся медведь. – Сидай, хлопче. Будем бояться, но пить будем.
И мы сдвинули наши кружки.
- За мужиков! За настоящих мужиков!
- И за маму! И за её меч Начало Начал!

Сказ про левиафана

Шли мы с Варей по лесу, как вдруг на нашем пути показалась широкая река. Мы положили наши мечи в ножны за спиной, сняли одежду, скрутили её в узелок и поплыли. Течение было сильное и мы с трудом боролись с ним. Мы уже выбивались из сил, как вдруг почувствовали почву под ногами. Потом нас резко подбросило, и мы увидели себя на спине левиафана. Чудо-рыба довезла нас к противоположному берегу. Мы спросили, как её отблагодарить.
- Я, конечно, беру плату за свои услуги, но вам не стоит беспокоиться. Вы – Первые. А я не беру платы с Первых.
- Но почему, - спросил я.
- Много лет назад ты, Василий и ты, Варвара, спасли меня от гарпунов рыбаков. На меня охотилось 33 рыбачьих шхуны. Они почти добрались до меня, но вы наслали бурю, и рыбаков разбросало во все стороны.
- Я помню этот случай, - сказал я. – Мне тогда не понравилось, что моряки не молились мне. Так что в моём великодушии ты ошибся, Парфенон. Я не такой хороший, каким иногда кажусь. Я всегда поступаю так, как выгодно мне. Поэтому ты должен взять плату за наше спасение.
- Василий, не обманывай ни себя, ни меня. Мы, левиафаны всегда знали, что Первые никудышние правители. Мы знали и знаем, что Первые бывают несправедливы. Но если ты отсматриваешь наши молитвы, то должен знать, что мы просим небо, чтобы искра доброты разгорелась в груди у Первых. Мы всё видим и всё знаем, потому что много живём. И нам не безразлично, каковы наши боги. Мы рисуем их идеальными, прекрасными телом и душой. К Вам, Варвара Пантелеймоновна это не относится. Даже самые сильные наши молитвы не смогут улучшить вашу красоту и доброту. Они совершенны. Жаль, что на небе царит патриархат. Нам бы такую Богиню, как Варвара. Мир превратился бы в рай…
Левиафан замолчал. Молчали и мы с Варей. Солнце клонило к закату. Я думал. Когда я встал, я заговорил
- Перед лицом твари земной, левиафана Парфенона, я, Василий Иванович, Первый и Последний, Создатель всего и всея, слагаю с себя полномочия Верховного и наделяю абсолютной властию Варвару Пантелеймоновну Борисову, Первую и Последнюю. Да будет так! Аминь!
По обычаю мы с Варей обменялись мечами и обнялись.
- Давай, Варька, - сказал я. – Командуй, Главная Баба! Парфенон, пить будешь?
Левиафан что-то промычал и выполз на берег с кружкой в руке.

Сказ про битву при замке

Мы с Варей мечами прокладывали себе дорогу. Мой меч Трепет издавал ухающие звуки, когда падал на головы и чавкал, когда входил в тело. Варин меч Начало Начал разил вертушкой. Мы все были в крови и кусочках фарша от тел наших врагов. Нашей задачей было пробиться к нашему замку Юродивый, который расположился у подножья горы Горюн. В какой-то момент нам с Варей пришлось стать спиной к спине. Падшие с чёрными адовыми мечами пытались искромсать нас, но после соприкосновения с Мечами Трепета и Начала Начал они ломались. Те Падшие, которые пикировали на нас сверху, отбрасывались мощными ударами. Мы теряли силы. И тут зазвучал Рог Рассвета, который принадлежал нашему сыну Светозару. Все падшие отпрянули от нас и направились на звук. Падшие выстроились полукругом недалеко от нас. В центр на чёрном коне выехал Светозар с белым флагом. Светозар воткнул коню шпоры в бока и стал приближаться к нам. Мы с Варей стояли с мечами наголо и ждали. Светозар подъехал к нам, спрыгнул с коня и подошёл. Он стал на одно колено и склонил голову.
- Встань, дерзкий сын! – сказал я.
Светозар встал и посмотрел мне в глаза.
- Отец, я прошу мира.
- А ты бы просил у нас мира, если бы нас взяли в плен?
- Отец, я всегда хочу мира, но мои воины всю жизнь проводят в битвах. Мир им не нужен. Мир нужен лично мне, потому что я считаю дикой ситуацией, когда дети воюют с собственными родителями. Мир нужен мне, потому что я устал от войн и хочу завести семью. Мне нужна жена. Нужна жена, такая как мама. Мне нужны дети, которым я буду рассказывать сказки. Отец, а ты бы хотел нянчить внуков?
- Светозар, ты хорошо говоришь, - сказал я. – Но можем ли мы тебе верить? Много веков мы сражаемся друг против друга. Я не понимаю, чего ты хочешь. Я не знаю, зачем ты ведёшь войны. Почему ты, Светозар, мой первенец, пошёл против своего отца и своей матери? Мы тебя любили больше жизни. У тебя были лучшие учителя. Ты бы унаследовал мой титул. Чем тебе плох титул Всевышний? Чего ты добиваешься?
Варя подошла к Светозару и прижала его голову к своей груди.
- Вась, он всё понял. Он не хочет больше воевать. Он опять наш сын. Наш весёлый Светозар. Он хочет остепениться. Обними его.
Я подошёл и обнял Варю вместе с сыном. Светозар освободился от объятий.
- Папа, мама, я должен что-то сделать.
Светозар взял рог Рассвета и протрубил «конец войне». Падшие подняли мечи и забарабанили ими по щитам. Потом Падшие поднялись в воздух и устроили шоу фигурами высшего пилотажа.
- Сынок, помнишь Лилит, с которой ты играл в детстве?
Светозар вздрогнул.
- Где она? – спросил Светозар.
- Сейчас она гостит у нас в замке.
- Догоняйте! – вскричал Светозар, вскочив на коня. И стрелой помчался к замку.
- Совсем стал взрослым, мальчик, - сказал я.
- Только Лилит с ним справится, - сказала Варя и положила меч Начало Начал в ножны.

Сказ про эпидемию в аду

Варя вяжет. Я курю трубку. Пятилетний Светозар качает люльку с годовалым Михаилом, Мишкой. Курица о чём-то шепчется с ослом. Лошадь, бык и хомяк играют в подкидного. Дверь распахивается и в хату входит медведь с огромным рюкзаком. Из рюкзака торчит нечёсаная голова мальчишки. Медведь сразу направился к печке и стал греть руки.
- Кого нам ещё чёрт принёс? - не отрываясь от вязания, сказала Варя.
- Именно, что чёрт, - усмехнулся медведь. Был в аду. Там начался мор.
- А поподробнее? – сказал я.
- Ну, я пошёл в ад с целью поторговать, - начал медведь. – Взял с собой грибы, шишки, ягоды, рыбу и спустился в районе Горюн-горы в ад. Поначалу торговля шла хорошо. Самоцветы и слитки золота так и сыпались мне в рюкзак. И вот сижу я в доме у одной прекрасной чертовки и объясняю, что мне от неё не надо злата-серебра. И что я готов отдать ей весь рюкзак всякой всячины за одну, всего лишь одну ночь любви. И вдруг чертовка хватается за грудь и падает навзничь. Я не знаю, что делать. Выбегаю из хаты и вижу, что все улицы усеяны лежащими замертво чертями. Я стал входить в дома – везде мертвецы. Мне стало жутко. Я стал посреди улицы и стал звать врача. Врач пришёл – старый, седой чёрт. Он подковылял ко мне и сказал, что случилась большая беда. Случилось то, что предсказывалось много веков назад. В ад проник вирус доброты. Злая сущность чертей не смогла бороться с этим страшным вирусом. И вот результат – все в коме. Да, они не умерли. Они просто впали в кому. Тогда я спросил врача, как можно помочь чертям. И тогда врач сказал: «Единственное лекарство – это обкуривание ада трубкой Первого». Я на радостях подпрыгнул и сказал, что я помогу всем. Вдруг ко мне подполз какой-то чертёнок. Он был слаб, но двигался. Я посадил его в рюкзак, и вот я здесь. Василий, что скажешь?
Я вынул изо рта трубку и протянул медведю.

@@@

Прошло 9 месяцев. Варя сидит вяжет. Светозар дерётся с Михаилом на деревянных мечах. Осёл, конь, хомяк, курица и бык режутся в подкидного. Медведь качает люльку со своим сыном Прохором. Его жена – чертовка Роза месит тесто. Я дымлю трубкой. Медведь сказал, что моя трубка сотворила настоящее чудо в аду. Все черти очнулись после обкуривания. Но они немножко изменились после заражения вирусом доброты. Насколько они изменились? Пока не ясно. Но, по крайней мере, они стали вежливыми и перестали делать набеги на поверхности.
- Давид, - сказала Роза. – Не качай так сильно. Ребёнок выпадет.

Сказ про меч Судьбы

- Мне нужно девять собутыльников, - сказал я пауку.
- А не много ли? – сказал паук. – У нас самогонки даже на двоих маловато будет.
- Запомни закон: девять собутыльников приносят счастье в дом. А что касается выпивки… Самогон закончится – будем пить брагу и мой одеколон.
- Ладно, я пошёл на охоту за собутыльниками.
Мы говорили шёпотом, так как Варвара Пантелеймоновна ещё спала. Она весь вечер вчера мыла посуду после гостей. Гостей было много. Практически у нас побывали все гости, какие только могли быть. И на сегодня гостей не осталось. А какой дом без гостей? Вот и пришлось договариваться с пауком. Варя застонала во сне, и я осторожно, чтобы не разбудить, укрыл её овчинным тулупом. Сам я наносил воды и дров. Подкинул в печь пару полешек и поставил вариться картошку в мундирах. Слазил в погреб за квашеной капустой, солёными огурцами с помидорами. Пошёл во двор и насобирал под яблонями чудесный гриб куцуруп. Затем задал еды живности. Поругал петуха, что сегодня громко горланил, хотя мы договаривались, что он будет кукарекать шёпотом, так как Варя устала. В ожидании гостей от паука я от нечего делать сразился в лапту с индюками, поиграл в футбол с баранами и обыграл ослов в хоккей на траве. Потом я достал трубку, сел на порожек и закурил. Ко мне подошёл цыплёнок Ванька и сел рядом.
- Дядя Вася, покурить дадите? – спросил цыплёнок.
- На, - протянул трубку я. – Тебе отроду 13 дней. Уже можно. Ты уже мужчина.
- А меч свой дадите поиграть?
- Конечно, - сказал я и вынул из-за спины свой неразлучный меч.
Цыплёнок попытался его поднять, но не смог.
- Не могу поднять, - сказал Ванька.
- А ты дай энергии ци циркулировать по твоему телу. Я тебя учил пару дней назад.
Цыплёнак начал делать дыхательную гимнастику и взялся за меч. На этот раз меч оторвался от земли и сделал круговое движение. Я еле успел пригнуться, и меч разрубил мою шапку. Я затянулся и сказал Ваньке, чтобы он шёл в поле и там тренировался. Радостный цыплёнок убежал с мечом, а я вошёл в хату. За столом сидели гости, которых поймал паук. Здесь были две наяды, три фавна, один единорог, два тролля и один хоббит.
- Здравствуйте, гости дорогие, - сказал я шёпотом. – Спасибо, что пришли. Предлагаю пить и веселиться, только тихо. Хоббиты, вы же запасливые. Небось, в ваших рюкзаках есть самогонка?
Хоббиты кивнули.
- Кто скажет тост? – спросил я.
С места встал единорог.
- Все меня здесь знают. Меня зовут Григорий. С тобой, Василий Иванович я воевал с незапамятных времён.
- Да, Григорий. Я тебя вспомнил. Ты – хороший воин.
- Так вот, друзья. Я сейчас почувствовал эманации меча Судьбы, которые принадлежит тебе, Василий и который раньше звался мечом Трепета. Он снова в бою. Я это чувствую. Значит, ты, Василий, собрал нас здесь, чтобы идти в поход?
Я улыбнулся.
- Расслабься, Гришка. Меч Судьбы покинул ножны, но враги далече.
- Но я чувствую работу меча Судьбы, где-то недалеко с домом. – Единорог вынул из-за спины свой меч и бросился к дверям. Дверь открылась, и вошёл цыплёнок Васька с мечом Судьбы. Единорог махнул своим мечом, и меч Судьбы вырвался из рук Васьки и отлетел к стене. Единорог растеряно смотрел на цыплёнка. Все засмеялись. И я сказал.
- Выпьем, Григорий за твою победу над мечом Судьбы.
- И мне налейте, - сказала Варька с печки.

Сказ про попрошаек

Медведь сгрёб нас с Варей в охапку и стал кружиться по всей хате.
- Пришли! Пришли! Пришли, мои дорогие!
- Потапыч, остановись! Голова кружится, - сказал я.
Медведь осторожно поставил нас на пол, снял с меня рюкзак и стал рыться в нём.
- О, колесо переднее для моего трактора! Печка буржуйка – не верю собственным глазам! Конфеты «Мишка на севере» - обожаю! Букварь! Вы принесли букварь?! Дайте я вас поцелую!
Медведь полез целоваться, но мы с Варей увернулись.
- Потапыч, чем потчевать будешь? – спросила Варя.
- Всё, чем бог послал, - сказал медведь и стал метать на стол. Последней он достал из печки краюху хлеба и наломал её кусками. Затем спустился в погреб и вылез оттуда с куском льда. Этот кусок он наколол на маленькие части, разделил лёд на три части и предложил эти куски нам в тарелки. Мы с недоумением выполнили просьбу медведя. Увидев нашу растерянность, медведь засмеялся.
- Это не лёд. Вернее, лёд, но не из воды, а из самогонки.
Мы с Варей засмеялись.
- Оригинально, - сказал я.
- Эту самогонку нужно сосать и жевать. И запивать её нужно огуречным рассолом.
И мы принялись пировать
Вдруг с печки слезла жена медведя и сказала
- Дайте и мне пожевать самогонку. Уж больно весело вы её жуёте.
Мы подвинулись за столом, и жена медведя села и взяла жменю самогонки в рот.
- Хороша самогонка, - сказала жена медведя.
Тут из угла вышел ёж с тарелкой в руке и сказал.
- Люди добрые, насыпьте самогонки, кто сколько может!
Мы засмеялись и насыпали ежу целую жменю. Вдруг окно распахнулось, и в проёме показалась голова лося.
- А мне самогоночки кусочек бы, - а то трубы горят.
Задали и лосю. Тут дверь распахнулась, и в хату вошли всевозможные звери с мисками.
- Потапыч, дай самогонки, - говорили они.
- А самогонка кончилась, - развёл руками медведь. Осталась только брага.
- Брага тоже пойдёт, - сказали звери.
Медведь выкатил на середину хаты 3 бочки с брагой и стал ковшиком разливать по мискам.
Звери напились. А тут енот вскричал.
- Братья! Варвары и Василия нет дома! Айда проверим их погреб!
И звери весело потянулись из хаты. Мы с Варей переглянулись, вскочили и побежали домой, спасать запасы.

Сказ про масонов

В новый год ко мне в дом ввалились шумною гурьбою масоны: медведь, осёл, хомяк, петух и индюк. Они сразу же, не раздеваясь, стали украшать мою ёлку масонскими символами. А пирамидку с глазом водрузили на самую макушку. Пока гости занимались ёлкой, мы с Варей вышли на крыльцо покурить трубки.
- Ты их пригласил? – спросила Варя.
- А они всегда без приглашения приходят. В родительский дом все ходят без приглашения.
- Я помню медведя маленьким медвежонком, - сказала Варя. – На тринадцатилетие ты ему подарил циркуль и молоточек. Ты хотел, чтобы он стал взрослым. В 13 лет была его инициация. Ты ещё сказал тогда, что медведь обязан воспитать сына, посадить сакральное дерево и построить храм. В 13 лет ты отпустил нашего ребёнка в мир. Одного. Я долго тогда не могла тебя простить. Заигрался ты в масонов.
- Варя, - сказал я, - это не игра. К твоему сведению, масоны стоят во главе прогресса. Их могут обвинять во всемирных заговорах, в золотых миллиардах, в комитетах 300 и прочих преступлениях против живых, но главной работой масонов является то, что они хотят сделаться равными Богу, а также остальных протащить в боги через чёрный ход.
- Я того, что ты говоришь – не ведаю. Но я знаю, что все масоны подчиняются нашему старшему сыну Светозару. Чего хорошего можно ждать от революционера? Светозар поднял бунт против тебя и много веков пытается оседлать твой трон. Трон Первых. А ты, вместо того, чтобы поставить его на место, потакаешь его воинственному настроению. А эти бесконечные стычки ангелов и падших на границе? А этот террор смертников-падших, которые проносят на восьмое небо взрывчатку из антиматерии? Бессмертные гибнут! Ты это понимаешь?!
- Варя, я всё понимаю. Но не в моих силах что-то изменить. Мы подчиняемся незыблемому закону причинно-следственных связей. Я не могу изменить в прошлом ничего, хотя я и всемогущ. Я создал эти законы и стал подчиняться им. Я тоже стал немножко смертным. Из-за этого я превратился в философа. И повесил меч на стену. Раньше мне нравилось воевать, махать мечом, колоть врагов копьём, вышибать мозги стрелою. Раньше я десятилетиями не выходил из битв и не появлялся дома. Ты почти всю нашу жизнь ждала. Разве правильно я вёл себя тогда? Разве о таком муже ты мечтала? Но вот уже 33 года, как я упаковал оружие. Я доверился своим детям. В частности, масонам. Я примирился со Светозаром, но пока он не примирился со мной. Вот скажи, каким я тебе нравлюсь больше: бессмертным воином, или смертным философом?
Варя обняла меня.
- Ты вот такой, какой сейчас есть, нравишься мне больше всего. А если ты умрёшь, у меня появится своя собственная могилка, куда я буду приходить и пить самогонку.
- О, самогонка! – воскликнул я. – Пошли скорее в дом, пока масоны всё не вылакали.
- Скорей же! – сказала Варя.

Сказ о славном воине

Ёж лихо орудовал мечом. Два раза он меня достал своей катаной по ноге и по руке и теперь теснил прямо к стене. К Стене Плача. Наконец, ему удалось ударить меня плашмя по голове, и я осел по стене. Ёж снял ермолку и вытер пот. Потом протянул мне руку. Я жестом пригласил его сесть рядом.
- Где ты научился так владеть мечом? - спросил я.
- При Первом Храме, Храме Соломона, существовал секретный орден. Что-то вроде ордена ассасинов. Мы поклялись до последнего издыхания служить Б-гу и Израильским Царям. Нас использовали для тайных поручений. Чаще всего это были убийства. Да ты должен помнить. Когда ты появился в Иерусалиме на осляти и объявил себя Саваофом, никто тебе не поверил. Так как в священных писаниях о воплощении Саваофа ничего не сказано. Но ты сумел демонстрацией чудес привлечь к себе массу народа. Весь Израиль стекался в Иерусалим, чтобы увидеть твои чудеса и послужить тебе. Соломону не понравилось, что ты оказался популярнее царя, и он велел нам убить тебя. Жребий выпал на меня. Кодекс гласил, что потенциальному смертнику должен быть дан шанс. Поэтому я выбрал поединок с тобой на мечах. Ты принял вызов, и тысячи израильтян пришли к пустырю перед свалкой гееной посмотреть схватку. Мы выбрали короткие мечи. А также решили драться без доспехов. Бой закончился через 13 часов после начала. Никогда у меня не было столь достойного поединщика. Ведь я из Первых. Я не верил, что ты Саваоф. Я не мог поверить, что Всеблагий может опуститься до воплощения в теле обычного смертного. Но когда после тринадцати часов битвы я поставил свою ногу тебе на грудь, я увидел в твоих глазах свет Первых. Я подумал, что ошибся, но я никогда не спутаю этот свет с чем-нибудь иным. И всё равно я не поверил, что ты – Б-г. Б-га я бы не тронул. После секундного замешательства я воткнул мой меч тебе в горло. Твоя душа оказалась видима, и видно было всем, что это душа Б-га. Я пал на землю, разорвал свои одежды и возрыдал о твоей кончине. Я знал, что Израиль ожидает наказание. А Соломона и меня ждёт особое наказание. Вот такая история. С тех пор я участвовал в тысячах поединков. И всякий раз, перед роковым ударом я смотрел в глаза поединщику. А вдруг это снова Ты? И вот ты опять воплотился. Но на этот раз я Тебя узнал. Я намерено ударил тебя плашмя по голове, чтобы, не дай Б-г, снова не убить Тебя. Саваоф…
- Называй меня Василий, - сказал я.
- Василий, я готов понести любое наказание и за тот случай и за сегодняшний. Я два раза тебя одолел, и мне нет прощения. Ты только скажи, что мне уготовано за такую дерзость?
Я обнял ежа и тихонько погладил по колючей спине.
- Ни один воин не заслуживает наказания за свою профессию. Даже трусы, бежавшие с поля боя. За все тысячелетия твоей жизни ты ни разу не нарушил кодекс чести рыцаря. Ты не убивал безоружных и заведомо слабых. Ты часто служил за деньги, и ты их с лихвой отрабатывал. И мне честь обменяться с тобой мечами.
Мы с ежом встали и произвели обмен. Ёж покрутил меч, туда сюда взмахнул им.
- Я не могу принять этот подарок. Это меч Судьбы.
Ёж протянул мне меч. Я жестом заставил ежа убрать меч.
- Меч Судьбы должен служить сильнейшему. А пока в нашей Вселенной нет воина искуснее тебя, Егор. Владей им с честью.
- Ёж помацал по Стене плача и вынул кусок бумажки.
- Это моя бумажка с молитвой, - сказал ёж.
- Мне любопытно, что ты там написал?
- Я всего лишь воин, - сказал Ёж. В этой бумажке написана просьба Б-гу о могущественном оружии. Спасибо тебе, Василий.
Ёж подкинул бумажку и махнул мечом два раза. На землю медленно опустились четыре кусочка бумажки.

Сказ про ниндзей

Варя оседлала коня. Я запрыгнул сзади неё, и мы помчались по равнине навстречу солнцу. Нашей целью была Япония с её загадками. Одну загадку нам удалось разгадать. Чёрный человек был японец. Ниндзя пришёл к нам с востока и умертвил петуха Вальку. На месте трагедии ниндзя оставил сюрикен в теле Вальки. Когда мы нашли петуха, он был ещё жив. И успел рассказать свою историю. Когда-то, когда Валька был молодым, он отправился в путешествие по миру, чтобы узнать, где лучше живётся. Он был и в Австралии и в двух Америках, и в Азии и в Европе – везде. В Японии Валька задержался больше всего. Ему удалось проникнуть во дворец императора и влюбить в себя единственную дочь правителя страны Восходящего Солнца. По закону Вальку должны были казнить, но влюблённым удалось покинуть территорию дворца, а затем сесть на трансатлантический лайнер и очутится у меня в курятнике. Валька рассказал, что им с принцессой Сакурой было вольготно жить у меня, и перед смертью он просит меня с Варей прощения, если он когда-либо был неправ.
- Ниндзя забрал принцессу, - сказал петух и затих. У нас не было времени, чтобы понять, мёртв ли Валька или впал в забытье…

@@@

И вот мы в Японии. Вдвоём на коне мы рыщем по стране и всякого спрашиваем, где тут живут ниндзи. Наконец, судьба улыбнулась нам. Мы нашли дом, в котором жили все ниндзи. Дом был просторным, с залом для тренировок. Мы вошли и сразу нас посадили трапезничать вместе со всеми. Вместо ложек нам дали какие-то палочки. Мы видели, как ими орудуют ниндзи, но у нас так не получалось. Тогда мы достали из-за голенища ложки, вилки и десертные ножи и стали с аппетитом уплетать секретную еду для прибавления силы.
- Судя по тому, как вы едите, - сказал старый ниндзя. – Я могу сделать вывод, что вы приехали из страны варваров, где не имеют понятия о культуре столовых приборов. А судя по тому, что вы пялитесь на единственную девушку среди нас, вы пришли не с добрыми намерениями. Вы хотите убить нас всех и вернуть дочь императора её мужу, плебею Вальке.
Мы с Варей кивнули.
- Ты прав, старший. Всё будет так, как ты предсказал.
Мы с Варей вскочили и обнажили мечи. Мой меч Судьбы неправдоподобно сверкал. Варин меч Начало Начал легко коснулся моего меча. Мы сделали несколько выдающихся па нашими мечами, чем заслужили аплодисменты.
- Выходите на бой! – вскрикнул я.
После чего я гортанно издал боевой клич Первых и стал выделывать с мечом такое, что раздался гул одобрения. Варвара кружилась волчком на месте, рассекая воздух на мелкие кусочки. Вдруг она издала гортанный клич и пустилась бегать по стенам и потолку, высекая искры там, где касался меч. Раздались аплодисменты. Мы с Варей растеряно стояли спина к спине. И вот к нам, хлопая, подошёл старый ниндзя и сказал.
- Было бы безумством вступать в единоборство с Первыми. Да, мы вас узнали и не только по выдающимся мечам, но и по тому, как вы ими владеете. Не знаю, сочтёте ли вы наглостью наше предложение. Но весь наш клан, единогласно хочет сделать вас почётными ниндзями. И в знак нашего уважения к силе и справедливости мы хотим возвратить дочь императора её мужу Вальке.
- А если Валька умер? – сказал я.
- Приказа убивать не было. Заказчик был сам император. Он хотел всего лишь предостеречь Вальку, что если он с принцессой не приедут во дворец показать внуков, то его ждёт позорная смерть.
Старый ниндзя поклонился мне. Мы с Варей склонили головы в ответ.
- Даю слово, - сказал я, что ещё не начнёт цвести сакура, как Валька с женой и детьми окажутся за пиршественным столом во дворце.
- Спасибо, сенсей, - сказал старый ниндзя за то, что посетили наш родовой дом. Настало время пить саке. Предлагаю посоревноваться, кто кого перепьёт.
Мы с Варей, закалённые самогоном, легко согласились поучаствовать в соревновании. Я поднял чарку и сказал наш национальный тост.
- Лехаим!
Сказ про возвращение с войны

Мы с Варей соскочили с лошадей, отвязали сумки и вошли в дом. За спинами болтались мечи. Тут к нам подбежал наш сын Светозар и помог снять сапоги.
- Мама, папа, а вы надолго приехали? - спросил Светозар.
- Да, почитай, навсегда, сынок, - сказала Варя и сняла меч через голову.
- А на какой войне вы были? Там, откуда уши привозят или носы?
Я развязал сумку и достал мешок.
- Обрезания. Это была жестокая война. Мы привезли обрезания. Теперь войны долго не будет. Может, вообще не будет больше войн. Так распорядилась судьба. У нас нет больше врагов, так что, Светозар, накрывай на стол. Будем праздновать.
Светозар зашуршал по хате, слазил в погреб за консервацией, достал из печи казанок с картошкой. Наконец грохнул самогонкой по столу.
- Садитесь, родители. Выпьем вместе. Пока вы воевали, я стал совершеннолетним. Мне уже 13 лет.
Варя прижала сына к груди.
- Какой ты стал взрослый.
- Бреешься? - спросил я
- У меня ничего не растет, но я бреюсь.
- Сынок, картошку нам с папой почистишь? А то у нас руки на ветру, да на морозе заскорузли.
Светозар сразу же, без разговоров, принялся снимать кожуру с картошки.
- Сынок, - сказал я. - Мне показалось, что ты не рад окончанию войн.
- Да, папа. Ты же знаешь, я много лет ждал, когда стану совершеннолетним, чтобы сесть на коня и уехать на войну.
- Война - это не прогулка...
- Знаю, мама. Но вы оказались несправедливыми ко мне...

@@@

Прошли века. И Светозар развязал самую жестокую войну. Войну между небом и землей.

Сказ про утро, которое доброе
Сижу я на приступочке и курю трубку. Рядом стоит жбан с брагой. Хорошо. Варвара Пантелеймоновна ещё спит, а я уже немного пьяненький. Хороший сегодня день. Никто не беспокоит. Никто не выпрашивает глоточек...
- Василий Иванович, дай глоточек браги, а то горло пересохло.
Гляжу, а передо мной стоит гусак Сашка, переминается с ноги на ноги и мнёт картуз. Я молча взял ковшик, зачерпнул из жбана и протянул гусаку. Сашка жадно вылакал и сел рядом. Набил трубку и закурил. Сидим, молча курим. Всё-таки замечательный денёк сегодня. Утро красит нежным светом горизонт, облака, лес. Никто меня не беспокоит. Варя спит. Брагу никто не выпрашивает. Ну, почти. Как вдруг:
- Василий Иванович, дай глотнуть, а то трубы горят.
Смотрю, а передо мной стоит индюк Прокопка. Переминается с ноги на ноги. В руках папаху мнёт. Я молча протянул ему ковшик с брагой. Индюк жадно выпил. Крякнул и стал забивать трубку.
Сижу я почти один на приступочке. Никто не лезет ко мне с разговорами. Гусак и индюк молча курят. Замечательное сегодня утро. Редко такое бывает. Ни ветерка. Ни холодно и не жарко. Только внутри приятно теплит от браги. На жизнь грешно жаловаться, когда такая ситуация у меня: сижу на приступочке, курю, пью брагу и радуюсь жизни. Никто не выпрашивает у меня бра…
- Василий Иванович, тёзка,дай испить живительной влаги мне и моим товарищам.
Гляжу, а передо мной стоит хомяк. Переминается с ноги на ногу и шапку в руках мнёт. За ним стоят осёл, баран, петух, конь, кабан, волк, медведь, заяц, тигр, элефант, жираф, левиафан и другие. И все переминаются с ноги на ногу и шапки в руках теребят. Ну что за утро такое непонятное. Сижу, пью брагу, а тут эти… Нет, я не разозлился. Даже не стал всех вычитывать. Я просто молча взял жбан и медленно всё выпил. До капли. А они стоят и мнут шапки. А я выпил до капли… Но сердце у меня не камень. Я достал из кармана ключ от погреба и дал его хомяку.
- Там, в погребе, слева от лестницы стоит самогон тридцать третьего года разлива. Возьми 13 бутылей. Вам хватит… Но не дай Бог тебе взять самогонку первого года разлива!
- Вась, я понятливый, - сказал хомяк и пошёл вразвалочку к погребу.

Сказ про всеобщую попойку

- Скажи мне «Да».
«Да» - мой ответ.
Скажи мне «Да».
Не говори «Нет»!

Хомяк протяжно пропел последнее слово и поклонился, взмахнув руками. Я, Варя и наши дети громко захлопали и засвистели.
- Гений!
- Браво!
- Спой ещё!
Хомяк поднял руку, и все замолчали.
- А следующую песню я хочу посвятить нашей маме Варе.
Хомяк повернул голову к музыкантам и кивнул. Полилось вступление. Хомяк качался в такт музыке и вдруг запел прекрасным баритоном:

- Ой, то не вечер, то не вечер.
Мне малым-мало спалось.
Мне малым-мало спалось…

И тут запели все дети разом:

- Ох, да во сне привиделось.

Тут из леса стали подтягиваться ещё наши дети: волки, зайцы, медмеди, фавны, наяды, дриады, орки, тролли, хоббиты, эльфы…

- Мне во сне привиделось
Будто конь мой вороной

Подошедшие из леса подходили и пели:

Разыгрался, расплясался,
Разрезвился подо мной

С неба послышался шорох, как шум ветра. Мы с Варей посмотрели вверх и увидели ангелов, которые парили над нами и пели:

- А есаул догадлив был.
Он сумел сон мой разгадать.
Ох, пропадёт, он говорил
Твоя буйна голова.

С запада быстро налетела чёрная туча, которая оказалась армией падших. Они подлетели и хором грянули:

- Как налетели ветры злые
Со восточной стороны
Ой, да сорвали чёрну шапку
С моей буйной головы.

И вот все наши с Варей дети: наземные, подземные, небесные и наднебесные грянули все вместе:

- Ой, да не вечер, да не вечер.
Мне малым-мало спалось.
Мне малым-мало спалось.
Ох, да во сне привиделось.

Песня закончилась. Звучала ещё музыка, как вдруг земля начала дрожать. Все стали оборачиваться, ища источник звука. Одни мы с Варей тихонько посмеивались. Звук нарастал, земля дрожала всё сильней. Все сбились в кучу. И вдруг из дырки в земле показалась вереница гномов, которые выкатывали оттуда огромные бочки с самогонкой, выдержки первого года. Все закричали «Ура!» и бросились к бочкам.
- Чего ты зеваешь? – сказала Варя.
- Ага, я щас! – сказал я и бросился в свалку. Работая локтями и ногами, я добрался в центр, где были бочки. Поднял одну над головой и, протискиваясь, вышел к Варе.
- Нам этого хватит? – спросил я Варю.
- Нет, нам этого не хватит.
Я посмотрел, кто это посмел вякнуть. И увидел бурундука с пучком редиски в руке.
- Что значит – нам? – спросил грозно я. - Мы с Варей хотим вдвоём уединиться с этой бочкой.
- Папа, соображать на троих надо, - сказал бурундук. – Такой большой, а законов не знаешь.
Пришлось соображать на троих. Слава Богу, что бурундук быстро вырубился. И, наконец, мы остались с Варей вдвоём. В темноте… Ну, дальше вы сами догадаетесь.

Сказ про пра Землю первый

Были времена, когда мы с Варей не знали друг друга. Но это было всего лишь 18 лет. Остальные 666 тысяч веков мы живём вместе. Не скажу, что всегда у нас всё было гладко. На свете много красивых женщин. Но всё дело в том, что Варвара Пантелеймоновна – самая красивая, самая добрая и самая мудрая. От такой женщины не уходят. Разве что на войну или за грибами. Не секрет, что мы - бессмертные, но, теоретически, наша смерть возможна. Но для этого нужно найти нашу смерть, которая обитает, допустим, на конце иглы, которая в яйце. Но всё дело в том, что никто, даже мы, не знаем, где физически находится наша смерть. А она где-то находится. Но где – подсказок нет. Даже нам. Это один из законов бессмертных – беспечное незнание, которое исключает даже мысль о самоубийстве. Не знаешь, где покоится твоя смерть – нет неправильных мыслей о своей судьбе. Нас иногда называют Первыми, хотя это немного не соответствует действительности. Наша родина – пра Земля. Она находится не в пределах физической вселенной, которая была сотворена. То есть, пра Землю нельзя найти во вселенной. Она не над и не под. Она не внутри и не снаружи. Пра земля находится в нервном сплетении хаоса. Там, где вибрирующие силовые линии хаоса сливаются в одной точке – и расположена пра Земля. Создателя пра Земли помнят в виде мифов и преданий. Это была супружеская пара могучих пра богов, от которых не осталось даже имён. Их ещё мы называем Первородными. Это были первые могучие создания, которые смогли укротить хаос путём Творения. Они сотворили планету, где установили физические, химические, временные и другие законы, благодаря которым на пра Земле установилось, как минимум, тектоническое затишье. Не свирепствовали страшные ураганы. С неба не лилась кислота и всё такое прочее. На пра Земле сложились предпосылки для того, чтобы населить планету существами разумными. Все, кто населяют пра Землю – и животные, и птицы, и рыбы, и вирусы – разумные в высшей степени. Старики сказывают, что наши Создатели, в начале времён – если считать началом время создания пра Земли – жили вместе со своими детьми на планете. Вокруг неё бушевал хаос. Создатели хотели создать настоящий, огромный мир, Вселенную, но почему-то у них это не получилось. Силы хаоса были на несколько порядков сильнее совокупных умений Создателей...
Всем нам, в 13 лет, при инициации, показывают усыпальницу Создателей. Я был первым за много тысячелетий, который открыл саркофаг, из любопытства… Саркофаг был пуст. Вот почему стали считать, что наши боги покинули нас в неизвестном направлении. Я сейчас много сказал. У вас должно отложиться в уме знание, которое состоит из полутора-двух десятков строк. Скоро скажу больше. Доставайте самогонку и выпейте 3 кружки для более полной усвояеваемости информации. А после – ложитесь спать на правый бок, а левую руку положите на щёку. Начинайте считать баранов. Когда я впервые практиковал засыпание, я насчитал 665 баранов. Один баран до сих пор где-то бегает. Аминь! Аум! Ом!

Сказ про пра Землю второй

Как же вам рассказать о сложных вещах просто и доходчиво? Ладно. Попробую. Одна из древнейших легенд рассказывает, что Первородные носились в океане хаоса, и не было им пристанища. Вокруг не было ни одной живой души. И тогда в их головах зародился план обуздать хаос хотя бы в одной точке океана. Первородные долго искали место, где бы смог зародиться устойчивый мир. Однажды они набрели на странное место тишины. Они увидели, что силовые линии хаоса сходились в одной точке. И эта точка находилась в состоянии покоя. Невероятно для абсолютного хаоса! Не долго думая, Первородные слились с этой точкой и взорвали её изнутри. Взрыв выбросил материю далеко в космос. И Первородные смогли своими плотными телами создать такую силу гравитации, что выброшенная взрывом материя стала притягиваться к ним. Так что вначале центром зарождающегося мира стали плотные тела Первородных. Когда планета сформировалась, Первородные покинули плотные тела и стали плести паутину законов, по которым должна была существовать планета. Пра земля, как я уже сказал, находилась в точке схождения силовых линий хаоса. В этом месте был покой. Пра Земля просто висела в космосе, не обладая вращением вокруг какого-нибудь объекта, так как других объектов, помимо пра Земли не было. Но такая ситуация не долго длилась. Первородные отщипнули кусочек пра Земли, уплотнили эту часть материи невероятно и вызвали внутренний огонь. Получившийся горящий и светящийся шарик они повесили недалеко от пра Земли. С освещением вопрос был решён. А чтобы была сменяемость дня и ночи, Первородные придали импульс вращения пра Земле. Этот этап был завершён. Была создана планета. Была создана первая звезда. И, наконец, день стал сменяться ночью. После этой работы Первородные устали и легли спать в плотных делах.
Вот, что я хотел вам рассказать. Эту повесть вы не найдёте ни в одном учебнике истории. Но я вам её рассказал. Верить или не верить – в вашей власти. Я никого не убеждаю. Я просто рассказчик. И иногда участник древних событий. А теперь, когда вторая часть моего рассказа стала достоянием гласности, я, с вашего позволения, раскурю трубку и выпью с Варварой Пантелеймоновной об кружке самогонки.

Сказ про пра Землю третий

Я хочу вам рассказать, как Первородные населили пра Землю.
После сотворения мира Первородные устали и легли спать. Сон их длился 33 года. Когда они проснулись, то поняли, что здесь, на уютной пра Земле они обрели покой. Не было больше нужды веками носиться по волнам хаоса, не имея пристанища. И вот, после живительного сна Первородные при свете солнца разглядели друг друга, и то, что они увидели, поразило их до самого естества. Они увидели, что их партнёр красив, как бог, если конечно такое сравнение уместно, ведь они и были богами. Рассмотрев друг друга, они возжелали друг друга и немедленно соединились в танце любви. Этот танец длился 13 лет. Наконец, измочаленные, они оторвались друг от друга. Первородный и Первородная достали из мешочка семена и принялись засевать про Землю. Из этих семян начали расти различные растения: травы, кусты, деревья. Когда растения выросли, Первородный нашел табачный куст и куст можжевельника. Из корня можжевельника он выстругал трубку, а листья табака он высушил, нарезал и набил трубку. Деревья давали тень и первородные сидели под дубовым деревом и курили трубку. Рядом в бочке было заквашено виноградное вино. Много времени Первородные просто смотрели на мир и друг на друга. Когда вино было готово, они его отведали и поняли, что это хорошо.
И вот пришла пора Первородной рожать. Первородный принимал роды. Её лоно исторгло людей, животных, птиц, ангелов, наяд, дриад, орков, хоббитов, эльфов, гномов, троллей, великанов, андрогинов, кентавров, насекомых и прочих. Среди рождённых был и мой дед Прокоп.
Эту историю я вам рассказал. Ничего не утаил. Именно так и было, если легенды не врут. А теперь набивайте трубку, наливайте вина, а у кого нет вина, то самогонки и поразмыслите над чудом любви. Я уже курю, пью и думаю.

Сказ про доброе утро

Сидим с Варей на приступочке и курим. Утро задалось. К нам подошёл петух, продирая глаза.
- Я проспал? – спросил петух.
- Да нет. Ещё пять минут и можешь кукарекать, - сказал я.
- Ну тогда я тут, рядом с вами посижу, покурю.
- Мы с Варей раздвинулись и петух сел между с нами. Достал трубку из штанов и закурил.
- Утро задалось, - сказал петух
- Согласен, - сказа я. – Утро задалось.
- Да, - сказала Варя. – Задалось утро.
Тут к нам подошёл осёл с трубкой.
- С вами можно покурить и поболтать? – спросил осёл.
- Садись, - сказал я.
Мы подвинулись, и осёл поместился на приступочке.
- Утро сегодня задалось, - сказал осёл.
- Да, - Утро задалось, - сказал я.
- Задалось утро, - сказала Варя.
- Утро задалось, - сказал петух.
Тут из-за угла появился конь с трубкой
- У кого есть спички? – спросил конь.
Я дал ему коробок. Конь раскурил трубку.
- Можно с вами посидеть, покурить? – спросил конь.
Двигаться уже было некуда, и конь разместился на моих коленях.
- Утро сегодня задалось, - сказал конь.
- Да, утро задалось, - сказал я.
- Задалось утро, - сказала Варя.
- Утро задалось, - сказал осёл
Петух вдруг вскочил, взлетел на тын и прокукарекал.
- Вовремя откукарекался, - сказал я петуху. Тютелька в тютельку.
- Дык, - сказал петух.
Потом петух достал из штанов бутыль самогонки
- Уже можно. И нужно, чтобы день задался.
- Дык, - кивнули мы вместе: Варя, осёл и конь.

Сказ про раскаяние Первого

Сидим мы с Варей у медведя за столом, между прочим, хорошо накрытым, и думу думаем. А дума особенная – важная, я так думаю. Ну и остальные – медведь и Варя – думают, что эта дума важная. А вот она какая. Кто-то, типа меня, ну, скорее всего, я – создал камень, который не смог поднять. Некоторые называют меня одним из Первых, другие кличут меня неким божеством. Но и те и другие почему-то решили, что я всемогущ. Философы так прямо меня и назвали – Абсолют. Лестно, конечно, но философы дети божьи сродни юродивым. Везде им мерещится идеал. Должен быть Абсолют – и точка. Э-хе-хе. Мы люди маленькие, в университетах не обучены, руки не из того места растут. Вы щас поймёте, почему я так нелицеприятно о себе говорю.
Однажды я решил сотворить человека. Это дело нехитрое, для меня, по крайней мере. Здесь, главное, навык. А энто у меня имеется. Я всё детство с глиной возился. Оживлял, умертвлял. Обычный набор несформировавшегося Совершенного. Да, так нас тоже иногда называют – Совершенный. Звучит приятно для слуха, но умножает скорбь, ибо нет в мире совершенства. Тем более, его нет и среди Первых. Так вот, сотворил я человека, мужчину, как полагается, из глины. И вдохнул в него жизнь. Варя же вдохнула в него чувство прекрасного и всеобъемлейшую (не знаю как это слово пишется) любовь ко всему сущему и не только. На этом бы и остановиться, но я, дурак, решил пойти ещё дальше. Я вдохнул в человека свободную волю. Вот! Вот в чём ошибка! Свобода воли, чёрт бы её побрал! От этого и произошли все беды в дальнейшем. Ведь существо со свободой воли непредсказуемо. Оно может до старости быть паинькой, а потом так взбрыкнёт, что мама не горюй! Правда, есть одно оправдание мне. Создав человека со свободной волей, я вправе был ожидать от него праведных путей, ибо я создал мир без зла. Но… Эх, Светозар, Светозар… Мой старший сын, плоть от плоти, мой первенец сыграл со мной и моим творением жуткую шутку… Обольщение Хавы, первой женщины. Откуда у первых людей произошло нарушение заповеди. Второй заповеди. Первая была - плодитесь и размножайтесь, а вторая – не ешьте с дерева познания…
Я не знаю, почему я так сильно взъярился. Так было нельзя. Ведь я проклял людей, землю и старшего сына…
Сегодня, пользуясь доступными средствами коммуникации, а именно – ФБ, я хочу извиниться перед всеми людьми без исключения. Я не имел права гневаться – и тогда, в Эдеме, и потом, когда я навёл потоп на землю. И ещё много за что. И ещё я бы хотел извиниться перед каждым конкретным человеком за то, что с ним было плохого в жизни. И за то, что будет. Я не могу изменить мир в лучшую сторону. Это не в моей власти. Но я хочу клятвенно обещать, что попытаюсь изменить этот чёртов мир к лучшему. Повторяю: я не всемогущ, но кое-что могу. И я приложу все мои конечные (да, да - конечные) усилия. Аминь! Аум! Ом!
Сказ про короля грибов

Ходили мы с Варей по лесу. Насобирали полные корзины грибов. Решили сделать привал. Варя принялась собирать хворост, а я пошел к ручью за водой. Развели костер, поставили в котелке суп вариться, а сами сели у огня с трубками. Тут из чащи вышел к нам лось.
- Запах вашего супа по всему лесу, - сказал лось. Можно мне с вами посидеть и супа дождаться?
- Садись, Ваня, - сказал я.
Лось сел и закурил трубку.
- Ты помешивай, - сказал я.
Лось взял ложку, привязанную к палке, и стал мешать суп.
- Ваня, а ты знаешь истории? - спросила Варя.
- Конечно, - сказал лось. – Я ведь работаю библиотекарем. В нашей библиотеке хранятся самые древние книги. Есть даже фолианты времён Первых.
- О. Про Первых - это интересно! - сказала Варя. Расскажи.
Лось прикурил погасшую трубку и начал рассказывать.
- Было это на заре времен. Пошли как-то Первые - Варвара Пантелеймоновна и Василий Иванович - в лес за грибами. А грибы, из уважения к Создателям, тянулись вверх, чтобы они их заметили. Даже сам король грибов - Папка Красная Шапка удостоился попасть в корзинку Первых. Вот Первые насобирали полные корзинки и решили сделать привал. Василий пошел к ручью за водой, а Варвара занялась костром. Вот уже вода начала закипать, и Варя разговорилась с Папкой Красной Шапкой. Король грибов сказал, что Первым незачем переживать о том, что они едят грибы. Безусловно, грибы разумные, но это не повод, чтобы их не есть. Мало того! Грибы жаждут, чтобы их съели. Ведь тогда их души освободятся и смогут вселиться в человеческих детенышей.
Тут из леса вышел лось и попросился посидеть у костра. Первые великодушно приняли лося и угостили его табачком. - Вот такая история, - сказал лось Ванька. – Должен еще сказать, что тот лось был моим дедом.
- Хорошая история, - сказала Варя. - Я помню её так, как будто она вчера.
Вдруг раздался грубый голос из корзинки.
- Не соврал, Ванька! Так всё и было.
Владелец голоса вылез из корзинки.
- Папка Красная Шапка, - сказал я, а мы тебя не заметили.
- Еще бы! - сказал король грибов. - Ведь я ниндзя.
- Ух ты! - сказала Варя. - Расскажи что-нибудь.
- Не имею права, - сказал Папка. - Мои истории страшно секретные. Если я расскажу хотя бы одну историю, то меня лишат права драться нунчаками.
- Уважаю твой выбор, - сказал я. - Садись с нами за стол. Отведай грибной суп.
- Это завсегда, - сказал король грибов Папка Красная Шапка. - Возьмите для супа кусочек моей шляпки...

Сказ про курицу
Варя сидела с курицей Кларой за столом. Я лежал на печке и курил трубку.
- Варя, вот как ты с ним живешь? Он же ленивый, не чистоплотный. Я бы своего за такое в два счета выгнала. И на что он тебе сдался, этот Васька-куряка. И курит, и курит. И курит и курит. У тебя весь дом пропах табачищем.
- Я тоже курю, - вставила свое слово Варя.
Курица её не услышала.
- И курит, и курит. И курит, и курит. Я вот веду здоровый образ жизни. А беременным вообще нельзя курить.
- Так ты беременная всю жизнь, каждый день.
- Ну и что? Даже если бы я не была беременная, я бы всё равно не курила. Вон, своего Петра я отучила курить. Правда, когда он приходит к Ваське, то курит свою распроклятую трубку. И курит, и курит. И курит, и курит. Что у вас тут мёдом намазано, что ли?! То, что ты куришь, - ладно. Женщинам нужно делать послабления. У нас и так жизнь тяжёлая. И вообще - курение - это грех. Ну, почти грех. Это греховное пристрастие. А грешить нельзя! Ты знаешь, что твой Васька после смерти попадет в ад?! Ты этого хочешь для своего мужа?! Запрети ему курить, иначе будет жариться на сковородке, будет вариться в котле с кипящим маслом. Вот пускай потом покурит.
- Клара, Васька бессмертный...
- И курит, и курит. И курит, и курит. Он даже ада не боится. Хотя мог бы уже задуматься. Чай, не мальчик уже. Вот будут ему в аду черти в рот горящие угли засовывать, тогда он поймёт, какую неправедную жизнь он вел. Курить - бесам кадить! Вот как говорит наш батюшка. А еще батюшка говорит, что курильщиков стоит сильно пожалеть, так как примут после смерти самые страшные муки. А ты ему потакаешь, Варвара. Ты ему скажи, что если он не бросит курить, ты его не допустишь к себе. Бросит как миленький.
Я слез с печки подошел к столу и спросил.
- Клара, табачку не найдется?
Курица, вскрикнув, вскочила, захлопала крыльями и побежала в сторону двери.
- Нечистый! Грешник! Безбожник проклятый!
Курица выбежала из хаты, хлопнув дверью, и ещё долго верещала во дворе.

Сказ про гостеприимный дом

Пришёл я из лесу домой, а там!.. Дым коромыслом. Куча гостей сидит за столом. А во главе стола – Варя.
- Давайте выпьем за Варвару Пантелеймоновну! – вскричал индюк. – Она самая лучшая, самая мудрая и самая красивая!
Гости осушили кружки. Тут встаёт боров и говорит.
- Давайте выпьем за Варвару Пантелеймоновну, потому что она самая лучшая, самая мудрая и самая красивая!
Гости опрокинули содержимое кружек в глотку. Тут встаёт заяц и говорит.
- Давайте выпьем за Варвару Пантелеймоновну, потому что она самая лучшая, самая мудрая и самая красивая!
Гости мгновенно выпили. Тут встает ишак и говорит…
Ну, что дальше было, вам всё понятно. В течение часа гости пили за Варю. За то, что она самая лучшая, самая мудрая и самая красивая. Чтобы не вмешиваться в это сакральное веселье, я подкинул дров в печь. Подмёл хату. Помыл везде полы. Замочил бельё, задал корму животным, сорвал с неба звезду и сел отдохнуть на приступочек. Закурил. Из дома доносилось: «За то, что она самая лучшая, самая мудрая и самая красивая». Я в душе посмеивался над тостующими. Какие они, право, не изобретательные. Вот я, когда учился, у меня по риторике были высшие оценки. Докурив, я вошёл в дом и случайно хлопнул дверью. Взоры всех гостей обратились на меня.
- О, Васька заявился! Штрафную ему!
Мне дали ковш самогонки.
- Васька, а ну скажи тост! – закричал барсук.
Я приосанился. Щас скажу. Щас покажу всем…
- Я хочу выпить, и я хочу, чтобы вы присоединились ко мне в этом торжестве человеческой фантазии в жанре тоста, посвященного любимой женщине – матери и супруги, и друга, и подруги. Так вот, я пью за Варю, потому что она самая лучшая! Самая мудрая. И самая красивая.
- Молодец! – вскричали гости. – хорошо задвинул!
Я был горд собой и позволил себе погладить Варину коленку под столом. За что получил в глаз. Такие дела. Ах, да! Я ещё подарил звезду Варе и она разрешила поцеловать её в щёку. На этом я, конечно, не ограничился и поволок её на печку. Варя отбивалась как могла. Но я-то сильнее… В общем, гости не заметили исчезновения Вари.
И вот мы уже лежим на печке и курим трубки счастливые.
- Так выпьем же за Варвару Пантелеймоновну! За то, что она лучшая…

Сказ про всеобщее собрание

Собрал я всех зверей, всех дриад, наяд, водяных, леших, кикимор, лесовиков, орков, хоббитов, гномов, эльфов, фавнов, ангелов, падших, элементалей и прочих. Все пришли. Все до одного. Все сгрудились вокруг меня. Тишина. Только слышно было шелест фантиков, да хруст попкорна.
- Щас задвинет, - раздался шёпот бобра.
- Ага. Мало не покажется, - сказала лань.
- И чего ему неймётся? Сидел бы дома на печи, да трубку покуривал. Нет, ему нужно всех собрать неизвестно для чего, – сказал вирус.
- Оратор, - усмехнулся фазан.
- Щас как начнёт говорить. Часов на тринадцать его хватит. Потом начнёт кашлять, потом мы тихонько расползёмся, - сказала змея.
- Сидел бы под юбкой Варвары Пантелеймоновны и не рыпался бы. Нет – ему нужно звучать. Ему нужно, чтобы его слушали. Чтобы его хвалили, чтобы ему хлопали, - высказался жираф.
- Ну вот. Мы собрались. И чё? Так и будем стоять, как дурни?! Хоть бы сесть предложил, - сказал гном.
- Каждый год – одно и то же. Собирает всех и начинает речугу толкать. И не надоедает же ему, - сказал архангел.
- У него нужно поучиться нарциссизму. Стоит такой с чёлкой, с накрученными буклями, в набедренной повязке, со скипетром и державой – красавец. Ничего не скажешь – могёт, - сказала львица.
- Тишину просит, видите ли. А кто ему мешает? Пусть бубнит себе. Чё мы – нанялись что ли тут торчать, пока он разродиться речью?! У меня домашних дел по горло, а я тут торчу, как наказанный, - сказал эльф.
- Быстрее бы это закончилось. Каждый год – одно и то же. Ну, сколько можно? Дома дети без присмотра, а он тут красуется. Всевышний. Тоже мне Абсолют нашёлся. В гробу я видал Всемогущего! – сказал демон…
Я обвёл всех прекрасным своим взором. Пересчитал – все пришли, никто не осмелился не прийти. Затем я украдкой посмотрелся в зеркало, поправил чудный белокурый локон, спрятал зеркало за тунику, простёр руку и сказал.
- Дети мои! Мы славно прожили этот год! Мы ели. Мы пили. Мы дышали, мы занимались любовью. Это же славно заниматься такими делами. Спасибо, что вы меня не подвели и не устраивали бунтов. Что может быть лучше, чем есть, пить, дышать и заниматься любовью? Для этого я вас и создал. А вот думать – не надо. А то были некоторые, которые, бывало, задумывались. Это нехорошо. От мыслей бывают болезни. Мысли – они как вши – мешают нам жить и радоваться. Я надеюсь, что и в следующем году вы будете есть, пить дышать и заниматься любовью. Как я. Я тоже не думаю. Вот сейчас я говорю, но не думаю. Потому что – ай-яй-яй! Всё. Я всё сказал. Надеюсь, вы по-прежнему любите папу и маму, то есть, меня и Варвару Пантелеймоновну. Вы молодцы. Аминь! Аум! Ом!

Сказ про то, как Варя пришла с карнавала

Сижу на приступочке и курю трубку. Вечер. Жду Варю с карнавала. Я не знаю, в кого она вырядилась и как мне её узнать. Вот в ворота входит курица. Ах ты, Варя, Варя! Я тебя узнаю в любом обличии. Я подкрался к Варе-курице, обнял её сзади и схватил за грудь. Варя-курица заверещала и стала вырываться. Ну уж нет! Меня не проведёшь! Иш, курицей нарядилась. Варя-курица продолжала верещать. Тут выбежал петух, вырвал Варю-курицу у меня и наподдал мне. Потом петух стал о чём-то лопотать с Варей-курицей, и тут, к своему ужасу, я понял, что курица была настоящая. Я принялся искать оброненную во время драки трубку. Нашёл, утёр юшку из носа и стал ждать Варю. На этот раз я её точно угадаю. Сижу, сижу. Вдруг в калитку входит хомячиха. Красивая, раскрасневшаяся. Ну, точно это Варя. Я подкрался сзади и схватил, обнимая, хомячиху-Варю за грудь. И что бы вы думали? Хомячиха-Варя вдруг извернулась в моих объятиях и поцеловала меня в засос. Точно – Варька. Мы целовались и целовались. И тут я чувствую, как кто-то вырывает хомячиху-Варю из моих объятий. Гляжу, - а это какая-то наяда с прекрасными белокурыми волосами схватила хомячиху-Варю и дёргает её за космы.
- Ах ты тварь болотная! – вскричала наяда. – Как ты посмела целоваться с моим мужем!
И тут хомячиха-Варя срывает парик с наяды, и я, к своему ужасу, узнаю в наяде свою Варю. А бабы между тем продолжают драться. В ход пошли уже нунчаки.
- Зачем ты целуешься с чужим мужем?! – кричала Варя. – Кия! – двинула Варя ногой в лоб хомячихе.
- Кия! Кия! – прокричала хомячиха и долбанула Варю в живот и в грудь.
И вот уже женщины вращают шестами и дубасят друг друга, как дикие фурии.
- Кия!
- Кия!
- Кия! Кия!
- Кия! Кия! Кия!
Не на шутку расходились бабы.
Тут я раскурил опять трубку и задумался о смысле жизни. Вот мы живём себе, живём. Просыпаемся, умываемся, завтракаем, работаем, обедаем, работаем, ужинаем, спим. Вот такая у нас разнообразная жизнь…
- Кия!
- Кия! Кия!
- Кия! Кия! Кия!
… Живём себе и живём. Влюбляемся, женимся, строгаем детей, воспитываем их. Обучаем разным наукам и премудростям…
- Кия!
- Кия! Кия!
- Кия! Кия! Кия!
… Э-хе-хе. Такая жизнь. Я посмотрел на звёзды. Вот ведь кто-то же их там, на небо, повесил. А в чём смысл жизни? Надо подумать…
- Кия!
- Кия! Кия!
- Кия! Кия! Кия!
… Смысл жизни?... Хм-м. Я зевнул и пошёл спать. Завтра подумаю…
- Кия!
- Кия! Кия!
- Кия! Кия! Кия!

Сказ про счастье

Идём мы с Варей по лесу. Просто так. Без корзинок, без мечей и без прочего оружия. Гуляем. Я говорю.
- Вот смотри – дерево, – я погладил дуб по стволу. – Растёт себе в лесу. Здоровое вымахало. И неведомы ему переживания о том, как накормить семью, во что одеться к празднику, как воспитывать детей. Его помыслы высокие, как и его крона. Он тянется к солнцу, его мысли устремлены к Богу. Он не помышляет. Он размышляет. Ему не ведом страх старости. Ему не ведом страх болезней. Он играет с ветром. Он общается с птицами, которые находят приют на его ветвях. И, наконец, этот дуб безгрешен. А значит, он счастлив. Вот ты, Варя, хотела ли быть деревом?
- Дурак, ты Вася. Я не хочу быть ни деревом, ни кустом, ни травою. Я хочу быть тем, кто я есть – женщиной. Деревья не знают любви. А я люблю любить. Тебя, например, хоть ты этого и не заслуживаешь. Любовь между мужчиной и женщиной – наивысший дар, какой преподнёс Бог человекам. Ничто не сравнится с такой любовью.
- А я люблю орехи, - вдруг раздался голос.
Мы посмотрели по сторонам и увидели хомяка, который стоял с корзинкой перед лесным орехом – лещиной – и подпрыгивал, пытаясь сорвать плоды.
- Да, - сказал хомяк, - я люблю орехи, но никакая падла не хочет мне помочь сорвать эти божественные кругляшки. – Хомяк прыгал и прыгал.
- Ты действительно любишь орехи? – спросила Варя.
- Больше жизни! Я за них всё отдам! Слава Богу, который создал этот великолепный кустарник. Это самый лучший дар нам, хомякам. Да славится имя Бога во веки веков! Славься, Боже! Славься орешник!
Тут мы услышали тихий плач и увидели хомячиху, которая стояла недалеко от хомяка и утирала глаза платком с вензелем Первых.
- Чего ты плачешь? – спросил я хомячиху.
- Я плачу от великой радости, - сказала, шмыгая носом, хомячиха. Бог подбросил мне на тропинку этот платок. На нём – вензель Первых. Какое счастье для простой женщины-хомяка приобрести драгоценную вещь Первых. Это твой платок, Варвара Пантелеймоновна?
- Был мой. Теперь он стал твой.
- Счастье! Счастье! Какое счастье иметь платок Первых! Вскричала хомячиха и пустилась в пляс.
- Счастье! Счастье!
Вдруг хомячиха подошла к хомяку и повернула его лицом к себе.
- Прокоп, у нас счастье! Вот, смотри! Платок Первых! Это платок Варвары Пантелеймоновны!
- Смотри, что я нашел! – вскричал Прокоп. – На этом дереве полно орехов! Какое счастье! Только мне одному не справиться. Давай я тебя подниму, а ты нарвёшь орехов.
- О чём ты говоришь?! – вскричала хомячиха. – Смотри! Платок Первых с вензелем!
- Орехи! – вскричал хомяк. – Какие большие и прекрасные орехи!
- Платок!
- Орехи!
Мы с Варей задумчиво, взявшись за руки, двинулись дальше по тропинке.
- Варя! Какое счастье, задумчиво, взявшись за руки, идти по тропинке!
- Угу, - сказала Варя.

Сказ про Варины именины

- Как на Варины именины
Испекли мы каравай:
Вот такой вышины!
Вот такой ширины!

Гости спели хором. Заставили Варю отщипнуть кусок каравая и не упокоились до тех пор, пока Варя не съела весь каравай. Варя после этого стала икать, а слово попросила курица Клара.
- Все вы меня хорошо знаете. Все мы соседи и мы все друг у друга на виду. Но больше всех на виду наша золотая Варвара Пантелеймоновна. Что просится сказать о Варе? Она трудолюбивая. Пока все мы ещё спим, она идёт на речку стирать. Мы только глаза продираем, а Варя уже носит воду с коромыслом. Мы ещё только делаем потягуси, а Варя колет дрова. Мы только идём умываться, а Варя растапливает печь. Да что это я говорю? Вы все прекрасно знаете про нашу Варю. А какой дом у неё гостеприимный! Каждый день она готовит, жарит, парит еду, чтобы угодить нам. Так вот. Резюме. Сегодня мы решили расстараться и испекли для Вари краюху, величиной с жерновье колесо. Вот она!
Курица достала из-под стола огромную краюху.
- Откушай, Варвара Пантелеймоновна, нашего хлебца. Не побрезгуй.
Гости зашумели, захлопали и стали скандировать.

- Просим!
Просим!
Просим!
Просим!

Варя, икая, с трудом взяла в руки тяжелый хлеб и стала медленно его есть.

- Просим!
Просим!
Просим!
Просим!

Варя с бессмысленным взором продолжала есть хлеб. Наконец, она всё съела и обмякла.
- Ну как, Варя! Любо тебе принимать гостей?! – вскричал индюк.
- Любо, - еле слышно сказала Варя.
- А я вот сейчас скажу, - сказал индюк. - Мы с женой решили подарить Варваре Пантелеймоновне не каравай, не краюху, а пирог из печки скок…
Я тихонько, чтобы никто не заметил, вынес Варю из-за стола и вынес её из хаты. Мы сели на приступочке. Я достал четвертинку и разлил на двоих.
- Чем будешь закусывать? – спросил я.
Варя замычала и бросилась на меня с кулаками.
- Хорошо, хорошо. Будем занюхивать. А всё-таки неплохой у тебя случился праздник.
Варя смогла выпить между двумя иками.
- Молодец! – сказал я. Талант не пропьёшь.
Сказ про Бесноватого

Идем мы с Варей по лесу по следам Бесноватого. Мечи держим наготове. Мой меч Судьбы подрагивает кончиком. Варин меч Начало Начал то и дело описывает круги.
Бесноватый пришёл в нашу деревню ночью и передушил всех жителей, кроме нас с Варей. Он сделал свое чёрное дело тихо. Так, что мы и не заметили. Петух не кукарекал, поэтому мы встали позже обычного и сразу почувствовали неладное. Петух, как и остальные, был мёртв. В сторону леса уходила фосфорная дорожка - отличительный знак бесноватых. И вот мы с Варей идём по видимому следу, который с рассветом перестанет быть видимым. По дороге нам попадаются трупы животных, которых задушил Бесноватый. И вот мы вышли к полянке, посреди которой горел костер. Рядом сидел Бесноватый. Мы тихонько подкрались, но Бесноватый вдруг вскочил и обнажил меч. Я узнал этот меч. Его имя - Апостол. Однажды этот меч ранил меня в бедро, но это другая история. Мы стояли друг напротив друга, ожидая удобного момента для атаки. И вот я и Бесноватый скрестили мечи. Но битва длилась недолго. Варя набросила аркан на Бесноватого. Вдвоём мы его скрутили и связали. Теперь нужно приступить к обряду экзорцизма. Бесноватый лежал на земле с раскинутыми руками и ногами, которые были привязаны к забитым в землю колышкам.
- Кто ты? - спросил я.
- Я - Первый и Последний. Я Альфа и Омега! - раздался гулкий голос
- Не юродствуй, - сказал я.
- Я маленький невинный чертик, - заговорил Бесноватый голосом ребенка.
- Будешь выкобениваться - не дам тебе пристанища.
- Если бы вы не были Первыми, хуй бы я с вами разговаривал. Я же просто веселю вас. Кстати, вас - пидорас, - хорошая рифма.
- Как тебя зовут? - спросила Варя.
- Матери мира отвечу честь по чести. Я - Астарт, мама.
- Сынок, тебе придется выйти из этого человека.
- А в кого? В микробушку? В амёбушку? Неужели вы мне приготовили достойное тело для того, чтобы я мог курить и пить? Нет, не приготовили. Отец, можешь читать свою молитву об отправке меня в ад. Ты ведь только и можешь, что мечом рубить, да чертей низвергать в ад.
- Я разрешаю тебе войти в меня, - сказал я.
- Не понял? - сказал Астарт.
- В меня входи.
- Вот так поворот!- сказал Астарт. Но нас здесь много. Нас легион!
- Все входите. Будет вам и табачок и самогоночка.
Черти с радостными криками вошли в меня и вольготно разместились.
- Астарт, - сказала Варя. - Вы моего мужа не особенно колобродьте.
- Хорошо, Мать Мира. Берегите меч Апостол.
Мы с Варей набрали живой воды в заветном месте и пошли в нашу деревню оживлять павших от руки Бесноватого. За нами увязался мужик, который был бесноватым и все благодарил и благодарил за спасение. Мы ему дали понести наши мечи. По дороге мы оживляли зверей, которых убил Бесноватый.

Сказ про подарки на день рождения

- Проходите, проходите, гости дорогие! Как вас много! И все с подарками, - сказала Варя. – Давайте сюда вашу одёжу и шапки. Калоши оставляйте вот здесь. Какие вы молодцы, что пришли! А то мой совсем захирел. Он не праздновал день рождения уже много веков. И у него давно уже не было подарков.
- Клара, - сказала Варя. – А этот пылесос ты за сколько купила? Дорогой же подарок, небось.
- Ну, купила по скидке 50 процентов, - сказала курица Клара. А вообще, он дорогой конечно.
- Спасибо, Клара, за подарок. Проходи за стол.
А гости всё шли и всё шли. С дорогими подарками. Например, енот подарил мне яхту на 666 человек. Бобёр подарил часы дорогущие. Коза подарила трёхкомнатную квартиру. А фавн подарил домик в деревне. Эльф подарил крутую тачку…
- Да вы садитесь за стол, гости дорогие! – сказала Варя. – Наливайте, накладывайте. Ешьте, пейте. И, главное, - никаких тостов! Посидим просто, по-семейному. Поговорим за жизнь.
Все обрадовались, загалдели и стали есть и пить. И вот Варя и говорит.
- Дорогие гости! А сейчас для нашего именинника я станцую танец живота. Музыканты готовы?
- Готовы, - ответили музыканты и заиграли восточную мелодию.
Варя обвела всех томным взглядом и вдруг начала выделывать такое!
Все принялись хлопать, а я схватил Варю поперёк и утащил её на печку. Гости не заметили нашего отсутствия и продолжали есть и пить. Вскоре у них кончился самогон, и инициативная группа продала все мои подарки старьевщику и купила на них самогонки. Веселье продолжилось. Я тихонько слез с печки, прокрался на четвереньках к столу и спёр один бутыль с самогонкой. Тихонько залез на печку и стал спаивать Варю, чтобы была не трудной.
Вот так прошёл мой день рождения. Нам с Варей понравилось. Всё. Именно, всё.

Сказ про Равного Богу

Равный Богу сидел на пеньке и играл на флейте. Красивая мелодия лилась по лесу и достигла наших с Варей ушей. Мы пошли на звуки. За плечами у нас покоились мечи. Мой – меч Судьбы, и Варин – Начало Начал. Также у меня был лук Девственник, которым я пользовался редко, так как любил ближний бой на мечах.
Наконец, мы вышли на полянку, в центре которой сидел Равный Богу и играл на флейте. Мы подошли близко, сели на траву и стали слушать прекрасную игру грозного музыканта. Рядом с Равным Богу лежал его меч Слово. Равный Богу был наш с Варей Сын. Когда на пра Земле Варя произвела на свет первенца Светозара и остальных архангелов с ангелами, через века Варя снова была беременна и в положенный срок родила Сына, одно из имён которого – Равный Богу. Другое Его имя – Слово. Светозар ослушался Моего приказа прийти и поклониться Слову. Гордая натура первенца не позволила ему поклониться Младшему Брату, и он увёл треть ангелов со стоянки около Священной Горы, где жили Мы с Варей. Через некоторое время состоялась первая в истории битва, битва войск Светозара и ангелами, не примкнувшими к бунту. В этой битве никто не мог одолеть друг друга. Ангелы бросали в неприятелей холмы и горы, но… Тогда я испугался, что ангелы разрушат пра Землю и благословил Равного Богу на участие в битве. Слово запряг колесницу, исполненную очей, и в одиночку поехал в наступление на армию бутовщиков. При виде глазастой колесницы крики ужаса раздались в войске Светозара. Слово загнал вражескую армию на край пра Земли и сбросил врагов в хаос. Более подробно об этих событиях можно почитать у Мильтона в «Потерянном рае». А пока мы слушаем прекрасное исполнение симфонии Первых. Когда Ровный Богу закончил играть, Он открыл глаза, увидел нас и бросился обниматься.
- Мама, папа! – Слово повис на нас.
- Сынок, здравствуй!
- Шалом! Шалом! Как вы меня нашли?
- А кто ещё в этом лесу может сравниться с тобой в исполнении симфонии Первых?!
- Щас я разведу костёр – сказал Слово.
- А я принесу воду из ручья, - сказала Варя.

@@@

Мы сидели у костра, пили и ели.
- Значит, сынок, ты согласен с тем, что я сказал? О твоей миссии. Миссия твоя грандиозна, и ключевым моментом в её исполнении станет орошение твоей кровью черепа Адама. Только в этом случае сработает древняя магия. Магия Свободы. Мы, Первые, называем её ещё Магией Любви.
- Отец, я согласен стать Жертвой. Когда придёт время, я не подведу вас с мамой, а теперь давайте пить. И не будем больше думать об этом. Придёт время и всё свершится. Лехаим!
Сказ про гроб на колесах

- Так вот, где вы спрятались?! - сказал я, заглядывая на печку.
Хомяк и хомячка лежали под одеялом и озорно смотрели на меня.
- Вася, а тебе не стыдно подглядывать? - спросил хомяк.
- Да больно вы мне сдались! - сказал я. - Варя куда-то запропастилась. Вот я и ищу её.
- Да, Варя такая, - сказал хомяк. - Она любит в прятки играть.
- Так что мне делать? - спросил я. - Где мне её искать?
- Не переживай ты так. Скоро сама найдется. Ты лучше полезай к нам на печку. Будем страшные истории рассказывать.
Делать нечего. Полез я на печку к хомяку с хомячихой.
- Ты первый рассказываешь, - сказал хомяк.
- Ну хорошо, - начал я. - Намаялся гробовщик на работе. Колесики к гробу приделывал. Справился с работой и пошёл домой. Идёт он, идёт, как вдруг слышит шум позади себя. Глядь - а за ним гроб на колёсиках едет и громыхает. Испугался гробовщик и побежал. А гроб не отстает, гробовщик быстрее побежал, а гроб на колёсах всё ближе. Устал гробовщик, свалился на землю и дрожит от ужаса. И тут к нему подъезжает гроб и говорит замогильным голосом:
- Мастер, тебя подвести?
- Славная страшилка, - сказал хомяк. - Теперь я расскажу. Лежу я, значит, на печке и слушаю страшные истории. Истории такие страшные, что я полностью забрался под одеяло. Один нос торчит. Как вдруг слышу внутренний голос: «Встань и иди на кладбище»! Не смог я перечить и пошёл на кладбище. Пришёл. Весь дрожу. А тут внутренний голос говорит: «Найди свежую могилу и разрой ее». Делать нечего. Подошёл я к свежей могиле и стал копать. «Открывай гроб»! - сказал внутренний голос.
Я открыл гроб, а оттуда как вылезет кто-то. Смотрю - а это Варвара Пантелеймоновна!
- Спасибо, - говорит Варя, - что ты откопал меня. Теперь я снова смогу пить кровь.
Мы с хомячихой укрылись одеялом от страха.
- И потом Варя как завоет! - вскричал хомяк.
И тут действительно кто-то страшно завыл и страшный голос спросил:
- Где вы кровь храните?!
Я, хомяк и хомячиха залезли с головой под одеяло и задрожали. Тут кто-то стал страшно теребить меня за ногу.
- Кровь! Кровь! Ну, или хотя бы кружку самогонки. Васька! А ну-ка вставай! - это был голос Варьки. - Давай сюда кровушки... Тьху ты! Самогон доставай. Хомяков доставай и идём за стол пить и веселиться. Мы все слезли с печи и сели за стол. Я слазил в погреб за самогонкой.
- Варя, а где ты была?
- Помнишь гроб на колесах? Как он мог сам ехать? Вот я им и управляла.
- Так это же была выдуманная история, - сказал я.
- Такое скажешь! - засмеялась Варя. Выгляни во двор.
Я пошёл к двери и выглянул во двор. Там стоял... гроб на колесах.

Сказ про исполнение желаний

Сижу я на пеньке и ем пирожки. Не успел я съесть 33 пирожка, как ко мне подходит ёж и говорит.
- Командир, пирожки ешь?
- Угу, - отвечаю я с набитым ртом.
- А мне перепадёт? А то я сильно проголодался. Короче, я жрать хочу.
Я протянул ежу пирожок.
- Это мало. Ты побольше дай.
Я достал из корзинки 13 пирожков и дал ежу.
- Жадный ты, - сказал ёж.
Тогда я дал ежу 666 пирожков. Ёж обрадовался и начал есть.
- Слышь, командир, закусон ты мне подогнал. А где же выпивка?
Я достал бутыль самогонки и налил ежу.
- И ты тоже пей, - сказал ёж.
Делать нечего – налил и себе.
Через час мы с ежом всё съели и выпили.
- Слушай, командир, ты меня накормил? Накормил. Напоил? Напоил. А ведь я – не простой ёж. Я ёж особенный. Настоящее Моё имя Равный Богу. В Моей власти казнить и миловать. Так вот. За то, что ты меня накормил и напоил, я исполню любое твоё желание. Повторяю – любое!
Я задумался. А чего мне надо? Жена Варя у меня есть. Детей полно. Есть хата, есть живность всякая. Еда и выпивка тоже есть.
- Слушай, Равный Богу, – сказал я. – Мне ничего не надо. У меня всё есть.
- Так что же делать? – спросил Равный Богу.
- Давай поступим так. Ты сам загадаешь желание – для себя. И сам его исполнишь. У тебя-то наверняка, есть желание.
Равный Богу задумался. Потом поднял голову и сказал:
- Хочу спасти людей. Аминь!
- Аминь, Равный Богу. Рано или поздно Твоё желание исполнится. А теперь давай выпьем вина. У меня есть бутылочка. Сам делал. Лехаим?
- Лехаим!
Сказ про сотворение мира

Вот пора дождей настала. Ныне осень бродит. Мы с Варей сидим дома и не желаем выходить по дождь. У нас в хате собрались позавчерашние гости. Никому не охота уходить от нас под дождь. Мы сидим за столом. Выпиваем и закусываем.
- Васька, а что было, когда ничего не было? - спросил индюк.
- Были только два индюка: самка и самец, - улыбнувшись, сказал я.
- Васька, я серьёзно, - сказал индюк.
- А что, мы с Варей не похожи на индюков? - сказал я, и мы с Варей мгновенно приняли облик индюков.
- То, что вы оборотни, мы догадывались, - сказал петух Макарка. - Но всё-таки - что было, когда ничего не было?
- Ну, хорошо. Ты, Макарка, знаешь, что такое хаос?
- Только в частности. Это когда я бегаю за курицами и никого не могу догнать. Курицы бегают по двору по разным траекториям, а я ношусь как угорелый и всё без толку.
- Ты знаешь, как изменить ситуацию в свою пользу? Ну, то есть, обуздать хаос?
- Если бы я знал...
- Так вот, сказал я. Если ты станешь посреди бегающих куриц, то рано или поздно некая несушка натолкнётся на тебя. Тут только хватай. Схема понятна? - спросил я.
- И дурак поймёт, - сказал петух.
- Так вот. Когда ничего не было, - был хаос, и мы с Варей. Однажды мы решили сотворить мир. Мы расположились в центре хаоса и стали ждать. Вот как петух ждал бы курицу, которая на него наткнётся. Так вот. Через некоторое время мы поймали элементаль хаоса. Даже у нас в руках она продолжала вибрировать. Мы с Варей зарядили ее энергиями инь и ян и оплодотворили. И вот эту беременную частицу мы отпустили в хаос. Все элементали хаоса стремились соединиться с маткой и постепенно матка - наша беременная частица - обрастала элеметалями хаоса. И вот уже получилось образование наподобие яблока с огромной плотностью. И эта плотность постоянно увеличивалась, так как элементали стремились соединиться в экстазе с маткой. И вот в этой ситуации огромной силы притяжения матка рожает. Сила родов такая сильная, что происходит колоссальный взрыв. Так появился наш мир.
- Круто! - сказал петух. - Выпьем за мир!
- Лехаим! - сказали все.

Сказ про Отца богов

Как-то пришел к нам с Варей Отец богов. Только вошёл в дом, как сразу полез в подпол. Вылез с самогонкой и всякими вкусностями. Порезал закуску и разлил по кружкам.
- Садитесь, хозяева, за стол.
Нас с Варей долго просить не надо. Мы бросились наперегонки. Вскочили на табуретки и принялись жрать и пить. Отец богов ошалело глядел на нас. Ну, мы всё что было сожрали, выпили и завалились на печку. Отец богов тяжело вздохнул и снова полез в погреб. На этот раз он захватил еды и выпивки в три раза больше. Порезал всё и разлил по кружкам.
- Дорогие хозяева! - сказал Отец богов Иван Без Отчества. - Кушать подано!
Мы с Варей соскочили с печки и, толкаясь, побежали к столу. Уселись на табуретки и принялись жрать и пить. Тут Отец богов стукнул по столу и сказал.
- Дети Мои! Кто вас учил так гостей принимать?! Не кошерно себя ведёте. Давайте общаться под самогонку-закусон.
- Давай, Папа! - Сказали мы с Варей.
- Сынок, а твои тесть с тещей давно у вас были?
- Мария и Пантелеймон? Так они никуда и не уходили. С самой свадьбы у нас живут.
- А можно и нам с Матерью жить с вами? Что скажешь, невестка?
- Да живите, сколько хотите, - сказала Варя.
Вот так мы и зажили все вместе. Все у нас хорошо, да только самогонка стала быстрее заканчиваться.

Сказ про Вальгаллу

После сечи Равный Богу ходил по полю битвы и каждого называл по имени. Названный приходил в себя и целовал руку Слову – так звали Рождённого Богом – так звали Равного Богу.
Мы с Варей вытерли мечи о траву и расположились небольшим лагерем с уцелевшими бойцами. Все были в крови – в своей и чужой.
Горел костёр. Все терпеливо ждали, пока сварится полба. Наименее израненные сбивали столы и скамьи.
Я повелел строить Вальгаллу.
Варя задумчиво курила трубку и потягивала вино.
Сегодня была славная сеча. Почти все – и наши воины, и враги – полегли.
Битва была бессмысленна. Я, наконец, осознал, что Вселенной нужен покой. Она устала от войн и крови.
К нам с Варей подошёл наш Сын Равный Богу. За его спиной покоился меч Царства и Силы и Славы. Слово тяжело сел на землю и устало протянул ноги к костру.
- Отец, - сказал Слово. – Это была последняя битва?
Я кивнул и попробовал на вкус полбу.
- Больше не будет крови? – спросил Равный Богу.
- Теперь всё зависит только от Тебя, - сказал я.
Слово положил себе кашу в котелок. Задумался. Потом выпил подряд три кружки самогонки.
- Моя кровь будет последней, - тихо прошептал Он.
- Ты что-то сказал, Сынок? – спросила Варя.
- Не важно. А важно, что мы снова вместе: Я, Папа и Ты
- А ты не боишься, что я буду доминировать? – спросил я.
- А чего бояться-то? Ты с самого моего рождения не доминировал. Ни ты, ни мама.
- Командир, - обратился один воин к Равному Богу. – Вальгалла построена.
- Бухать! – коротко бросил Слово.
Воин Затрубил сбор на пьянку. Раздались радостные крики. Все потянулись к накрытым столам, бряцая оружием…

@@@

Эта пьянка до сих пор продолжается. И каждый из нас в любой момент может присоединиться. Аминь!

Сказ про медведей

Пришли к нам с Варей медведи. Мы их за стол усадили. Стали кормить и поить. Медведи молча ели и пили. Потом старший и говорит.
- Варвара Пантелеймоновна, Василий Иванович, дело такое. Весь мир населен медведями. Это, конечно, хорошо. Но не очень кошерно. Мы тут на досуге подумали и пришли к мнению, что не хватает разнообразия в животном мире. Нам бы хотелось, чтобы вы сотворили самых разнообразных зверей. И лишь тогда мы будем радоваться бытию.
Мы с Варей переглянулись, и я сказал.
- Уважаемые медведи! Нам понятна ваша просьба. Мы сами поняли, что будущее за разнообразием. Нам тоже не хватает зайцев, волков и прочих элефантов. И поэтому мы с Варей сегодня в божественном соитии решим этот вопрос. Ваша же задача к появлению зверушек сбить во дворе столы и скамьи, так как мы будем праздновать пополнение в нашей большой семье. Что еще, медведи?
Старший медведь сказал.
- Ещё есть у нас просьба. Мы хотим посмотреть ваши мечи. Мы - воины. И нам доставит честь прикоснуться к легендарным мечам.
Мы с Варей улыбнулись и достали из-за спин наши мечи.
- Это меч Судьбы, - сказал я, протягивая меч медведям. Звери с благоговением стали рассматривать меч.
- А это меч Начало Начал, - сказала Варя и протянула меч старшему медведю.
Тут с печки слез наш Сын Слово. Он сел за стол. Выпил. Закусил и протянул свой меч.
- Это меч Царства и Силы и Славы.
Медведи долго рассматривали мечи и, наконец, вернули их хозяевам.
- Равный Богу, - обратился старший медведь к Слову. - Ты не женат.
- Да, это так, - сказал Сын.
- Не хочешь ли ты подыскать невесту среди медведиц? Наши женщины искусны в бою и научены семейной жизни.
- Спасибо, Виктор, - обратился Слово к старшему медведю. - Придёт пора, и я начну поиски плодящей жены. И в первую очередь я устрою смотрины среди медведиц. Я знаю, что они искусны и в бою, и в постели.
- Мы сегодня много говорили, - сказал старший медведь. - Давайте просто праздновать будущее пополнение нашей животной братии.
И мы прекратили разговоры и предались пьянству. Мечи мы убрали на печку. И дай Бог, чтобы они как можно реже доставались из ножен.

Сказ про жену Равного Богу

Мы с Варей опустились на боевых пегасах на полянке. Спешились и сняли доспехи. Мечи воткнули в землю. Я занялся костром, а Варя пошла за водой.
Через полчаса на огонек стали приходить лесные жители. Они приветствовали нас поклонами и садились у костра. Кипела пшеничная каша. Я попробовал на соль и снял кашу, накрыв её крышкой.
- Что у вас нового? - спросил я лесных жителей.
- Морошка уродилась, - сказал скунс. - Грибов - видимо-невидимо. Равный Богу поселился у нас с женой-красавицей.
Для нас с Варей это была новость. Сын женился, а мы не знали.
- А как бы увидеть молодых? - спросил я.
Скунс молча достал рог и протрубил. Через полчаса раздался звук копыт, и на поляну въехали два всадника. В одном мы с Варей узнали нашего Сына Равного Богу. Рядом ехала красивая девушка. Всадники спешились. Равный Богу обнялся с нами и представил свою спутницу.
- Это моя жена Лилит. Она из Первых.
Девушка улыбалась. Я пригляделся к ней.
- Уж не Прокопа ли ты дочь? - спросил я.
- Всё верно. Мой папа Прокоп. Мы жили с вами на пра Земле на разных концах деревни.
Я обнял девушку и поцеловал её трижды в щёки.
- Это ты была худющей шмакодявкой и пасла гусей?
Девушка засмеялась.
- Дядя Вася, с тех пор прошло много лет, и я чуть поправилась.
- Да, я вижу, какой ты стала красавицей. Просто глаз не оторвать. Сынок, как тебе удалось завоевать сердце такой красавицы?
Равный Богу освободился от своего меча по имени Царство и Сила, и Слава и размял косточки.
- После очередной сечи, - сказал Сын, - я был ранен этой с виду хрупкой девушкой. Посмотрите на её меч по имени Морок.
Лилит протянула нам с Варей меч. Мы с уважением посмотрели на Лилит.
- Я упал с лошади, - продолжил Сын, - и стал пленником Лилит. Она отвезла меня в своё стойбище, где сама залечивала мои раны. А однажды я схватил её в охапку и до сих пор не выпускаю.
Все засмеялись.
- Совет да любовь! - неслось со всех сторон.
- Дядя Вася, тетя Варя, - сказала Лилит. - Вы принимаете в свою семью такую невестку?
Я обнял Настю за плечи и поцеловал в лоб.
Раздались одобрительные выкрики.
- Дети мои! - сказал я. - что бы вы хотели? Всё исполню!
- Нам бы кашу, - сказала Лилит. - Уж очень мы проголодались.
Раздался одобрительный звон мечей.



Сказ про Совет Первых
Первые собрались у нас с Варей и пили самогон. Можно было это назвать Советом Первых. Мои отец с матерью - Иван и Дарья. Мои тесть с тёщей - Пантелеймон и Мария. Мой Сын Слово с женой Лилит и мы с Варей.
- Итак, - сказал мой отец Иван. - Здесь на опушке мы построим просторный дом. В нём должно быть 665 комнат и одна большая светлица. Так как пировать мы будем каждый день, то пол должен быть мягким, земляным, чтобы при падении пьяный гость не расшиб голову. Женщины: Дарья, Мария, Варя и Лилит должны заняться вышиванием и тканием ковров. Ковры будут лежать на полу и висеть на стенах. Оружие должно висеть между коврами для украшения. По углам светлицы нужно установить бочки с холодной водой. Для отрезвления. Во дворе должны быть установлены 33 туалета. Двор должен быть просторным, чтобы можно было устраивать ристалища. Должна будет построена просторная конюшня на 666 лошадей. Я ничего не забыл?
- Мне кажется, - сказал Пантелеймон. - Нужно построить забор. Не безопасности ради - чего нам бояться? - а для красоты. Так сказать, для законченности композиции подворья Первых.
- За что выпьем? - спросил Слово.
- За то, - сказала Мария, - чтобы мужики во время своих ристалищ не забывали целовать платок своих дам с вензелем Первых.
Все зашумели.
- Достойно! Достойно!
- А раз вы одобряете этот тост, - сказала Мария, то и выпить должны его 13 раз.
- Нет, 33, - сказала Дарья.
- А слабо 666? - усмехнулась Лилит.

@@@

Оказалось, что не слабо... Ну, почти... Ну, мы постараемся... Ну кто Настю за язык тянул?!

Сказ про зайца-рыцаря

Из-за безрассудства я обронил меч. Его подхватил заяц и направил меч Судьбы мне в грудь. Я застыл, глядя на зайца. Заяц стоял на полусогнутых и водил мечом перед моим лицом. Я нырнул под меч и ударил зайца в грудь. Он упал, выронив меч. Но тут же вскочил и схватил меня поперек. Мы долго боролись. Я стал слабеть. Заяц положил меня на лопатки, выхватил нож и приставил его к моему горлу.
- Переговоры, - еле слышно сказал я.
Заяц ослабил хватку и слез с меня. Я привстал. Все кости с мышцами болели.
- Я разведу костёр, - сказал я.
Заяц кивнул, сел в позу лотос и начал медитировать. Я принес хворост и стал рубить его мечом Судьбы. Потом развёл огонь и поставил котелок с полбой. Заяц не выходил из медитации. Я подложил толстые палки в костёр, скрестил ноги и забылся в медитации.
Я очнулся от странных звуков. Раскрыл глаза и увидел зайца, который ложкой мешал кашу. Звуки издавала железная ложка, когда касалась стенок котелка.
- Каша готова, - сказал заяц.
Я снял котелок с огня и поставил его на землю. Потом подошёл к своему боевому коню и достал из сумки бутыль с самогоном. Заяц в это время разложил кашу по мискам. Я разлил по кружкам. Мы выпили 13 раз.
- Игнат, - обратился я к зайцу. - Ты победил меня в бою, поэтому имеешь право просить, что хочешь. Я - Первый - исполню любое желание. Если оно не будет противоречить Кодексу Чести.
Мы выпили еще 13 раз.
- Понимаешь, Василий, - сказал заяц. - Я воин. Мои запросы не велики. Мне не нужно злата-серебра. Я обхожусь без смены одежды. У меня есть всё, что нужно воину: боевой конь, оружие, доспехи и табак. Единственное, чего у меня нет - жены. Я с каждым днём не молодею. Мне нужна такая соратница, как твоя Варя. И в твоих силах мне помочь.
- Я готов, - сказал я. - Но чем я могу тебе помочь? В делах любви я не разбираюсь. Но если нужно украсть или отбить у кого-нибудь тебе невесту...
- Этого не потребуется.
Заяц закурил.
- Я хочу, чтобы ты отдал за меня свою сестру Васелину. Она не будет против. Уже много лет я отсылаю ей головы моих врагов. Но беда в том, что она из Первых. И у меня, рожденного рабом, нет шансов, даже, невзирая на то, что я себя выкупил.
Мы выпили 13 раз.
- Твоё происхождение, - сказал я. - Не мешает мне относиться к тебе как к ровне. Тем более, что ты воин, а не крестьянин. Вот тебе моя рука.
Мы пожали друг другу руки.
- Сегодня я жму руку рыцаря. А завтра пожму руку зятя. Аминь!
- Да будет так, Первый, - сказал заяц и поймал за лапу приблудного медведя, когда тот тянулся к котелку.
- Я только хотел отведать каши, - сказал медведь.
Заяц отпустил лапу медведя, а я достал третью кружку.
Сказ про Адама и Светозара

Мы с Варей сидели у костра. Молча. В котелке булькало жаркое. На наших мечах, воткнутых в землю, сидели птицы. За время нашего сидения у костра птицы повзрослели. Они свили гнездо на земле между мечами, и в нём просили есть птенцы. Я взял нож и вырыл им несколько червяков и личинок майского жука. Покормил птенцов.
Наступило очередное утро. Птицы запели древнюю песню про восход солнца. Мы с Варей стали есть жаркое, запивая самогонкой. К нашему костру подтянулись наяды, дриады, феи, гномы, орки, тролли, великаны, фавны, гоблины, хоббиты, ангелы с архангелами, падшие, вампиры, животные. Они тихо сели вокруг костра.
Я указал ложкой на спящего человека.
- Это человек, - сказал я. - его имя Адам. Вот такая тавтология. Когда он проснётся, вы должны поклониться ему. Ныне сотворили мы с Варей его.
Существа радостно загалдели и протянули кружки. Варя стала разливать самогонку. Существа шёпотом переговаривались и тихонько чокались. Адам замычал и повернулся на бок. Все застыли. Какое-то время было тихо, совсем тихо. Потом опять раздался шёпот и приглушенное чоканье. Наш с Варей первенец Светозар подошёл к нам и поцеловал Варю в щёку.
- Мама, Папа, - я в этом цирке участвовать не буду.
Светозар выпил кружку самогонки, поправил оружие и пошёл в лес. Я, было, вскочил, но Варя меня удержала.
- Не останавливай его. Бесполезно.
Я сел, и смутная тревога поселилась в моем сердце. Светозар шёл всё дальше, сбивая мечом головки репейника.

Сказ про разговор отца с сыном

В моих руках был лук Девственник. Я держал на прицеле своего сына Светозара.
- Не стреляй, отец! – крикнул Светозар. – Давай поговорим!
Я опустил лук. Опустила лук и Варя.
- Займись костром, Светозар, - сказал я.

@@@

Мы сидели у костра втроём: я, Варя и Светозар. В котелке закипал чай из трав.
- Сынок, после того, что ты сделал с первыми людьми, Адамом и Хавой, мне трудно называть тебя сыном.
- Отец, как ты не понимаешь?! То, что сделал я, мог сделать любой. Повторяю – любой! Всё дело в том, что ты сотворил первых людей несовершенными. Существо со свободной волей потенциально грешно. Отец, ты наказал меня и людей за проявление естества, так сказать, нашей натуры. Мне было любопытно, что получится, и Адаму и Хаве тоже было любопытно.
- Ты говоришь так складно, что я не могу найти в твоих словах подвоха, - сказал я.
- Отец, зачем искать подвох? Я говорю чистую правду. Что произошло? Существо со свободной волей – Хава – послушалась другого существа со свободной волей - меня. Что в этом грешного? То, что ты запретил есть плод с древа познания Добра и Зла? Нечестно. Остальные едят с этого дерева. Понимаешь, отец, наша с первыми людьми вина несоразмерна с наказанием. Это же надо! Проклясть людей, меня и землю!!! Так поступить мог только маньяк!
Я схватился за меч. Светозар смотрел мне в глаза и даже не шелохнулся.
- Отец, а ты знаешь, что Каин – это мой сын?
- Как это?
- Ты создал совершенную женщину, и я не мог устоять. Вы с матерью родили меня – совершенного архангела. И Хава не могла устоять.
- Как ты посмел! – вскричал я. - Хава – жена Адама.

Да хоть твоя жена, моя Мама. Моя мама Варя – самая красивая.
- Да как ты,.. – Я начал задыхаться.
- Отец, я пошутил, - сказал я. – Мама навсегда останется моей мамой. А сейчас я пойду. Я всё сказал. А ты оставайся со своей совестью наедине.
Светозар встал и ушёл.
- А ведь он прав, - тихо сказала Варя.
- Сам знаю, - сказал я. – Разливай чай.

Сказ про сотворение Вселенной

Было это в стародавние времена. Небеса сотрясали постоянные битвы. Вселенная ещё была не сотворена. Пра Земля приютила множество существ из мира Хаоса. Они были дикие и злобные. Первые вели с ними кровавые битвы. Существа Хаоса были бессмертными. Погибая, они тут же воплощались вновь в диких чудовищ. Мирная жизнь на пра Земле была невозможна. Все Первые – и люди и нелюди взялись за мечи. Мы с Варей путешествовали по океану Хаоса с целью найти убежище существ Хаоса. Наконец, нам это удалось. Мы обнаружили подозрительную чёрную дыру. Оттуда не проникал свет наружу. Мы спрятались неподалёку и стали наблюдать. Действительно, чёрная дыра выдавала порции кошмарных существ. Лететь внутрь чёрной дыры мы поостереглись, но придумали вот что. Мы окружили чёрную дыру силовыми линиями часто-часто так, что получился кокон. Теперь ни одно существо не сможет выйти наружу из чёрной дыры. Зато залететь внутрь было можно.
Оставшиеся без подкрепления и теснимые войсками Первых существа Хаоса летели на родину, проникали в чёрную дыру, но вылететь обратно не могли. Так во времена несотворённой вселенной закончился первый цикл всемирных войн.
Мы с Варей сидели на вершине Священной горы на пра Земле. Горел костёр. Варилась каша.
- Варюш, - сказал я. – Пришло время подумать над созданием нового мира. У хаоса нужно отвоевать некоторую долю пространства. Теперь, когда существа Хаоса больше не тревожат нас, мы можем попробовать.
- Я готова, - сказала Варя. - Ты хочешь прямо сейчас зачать мир?
- А чего откладывать?
- Тогда установи палатку.
Я не спеша установил палатку и сделал пол мягким.
- Варя! Готово!
- Давай выпьем, Вась. Мне это надо.
Мы с Варей выпили. Потом ещё. И ещё. Опустошили котелок с кашей. Наконец, мы пошли в палатку.
- Я постерегу, - сказал подошедший медведь.
- Самогонку можешь пить, - сказал я.
Медведь видел, как палатка трясётся. Мог о чём-то догадываться по негромким стонам. Это продолжалось долго. Медведь успел выпить всю бутыль.

@@@

Прошло положенное время, и Варя родила яйцо. Оно было прозрачным. Если присмотреться, то можно увидеть внутри яйца плавающие галактики.
- Что будем делать теперь? – спросила Варя.
Я молча показал рогатку. Варя улыбнулась.
- Так просто?
- Ага, - сказал я.
Я взял яйцо и при помощи рогатки запустил его в космос. Раздался взрыв.

@@@

Мы с Варей осмотрели получившуюся Вселенную и увидели, что это хорошо. Ну и выпили на радостях.
- Я поохроняю самогонку? – спросил приблудившийся медведь.
- Только не до дна, - сказала, улыбнувшись, Варя.

Сказ про сказку

Ночь. Мы с Варей спим.
Я проснулся от шума во дворе. Я взял меч Судьбы и тихонько вышел во двор. Там стояли все жители лесные. Они переминались с ноги на ногу и мяли шапки в руках.
- Зачем пожаловали? – спросил я. – Ночь на дворе.
- Ты, Василий, не обессудь. Не по своей воле мы к тебе пришли. Нас жёны к тебе послали.
- Дело в том, - сказал лось. – Наши жёны засыпают только под сказку.
- Все сказки мы им уже по десятому кругу рассказали, - сказал заяц. – И они перестали под них засыпать.
- Так вы хотите, чтобы я убаюкал ваших жён сказкой?
- Не совсем, - сказал фавн. – Мы хотим, чтобы ты рассказал нам сказку, которую мы не знаем. Мы запомним её и расскажем нашим жёнам.
- Разводите костёр, - сказал я.

@@@

Костёр весело горел, освещая лица лесных жителей. Я закурил трубку и начал рассказывать сказку.
- Однажды, когда ничего не было, к Первым пришёл старый бог.
- Первые, - сказал старый бог. – До меня дошли слухи, что вы собираетесь кое-что сотворить. Это не противоречит Кодексу Первых. Но это идёт в разрез с нуждами старых богов. Мы, старые боги, не хотим ничего сотворённого. Нам нужны тишь да покой. А если вы сотворите живых существ, то начнётся гвалт и светопреставление. И тогда нам, старым богам, придётся ваше творение разрушить.
Первый выслушал речь старика и сказал.
- Уважаемый, у тебя есть мечта?
- Есть, - после долгой паузы ответил старик. Я хочу велосипед и двустволку.
- Ты можешь эти вещи сделать сам.
- Не могу. У нас, старых богов, нет вещества. Материи, то есть. Мы существуем в пустоте, в хаосе. И нас это устраивает. Но вы, живущие на пра Земле из плотного вещества, нас раздражаете своим пристрастием к материи.
- И, тем не менее, ты хочешь велосипед и двустволку.
- Да, это так.
- Но где ты будешь пользоваться этими вещами?
- Я об этом не думал.
- Хорошо, - сказал Первый. – Я об этом подумаю.
И первый создал Вселенную, чтобы старому Богу было где кататься на велосипеде и охотиться. Вот по такой, собственно говоря, мелкой причине и было осуществлено творение. И никакой другой, более совершенной и благородной причины не было. Одна маленькая просьба выжившего из ума старого бога – и Вселенная готова. Тут и сказке конец.
- Василий, - сказал фавн. – Это быль или сказка?
- А какая разница? – сказал Первый. – Пусть это будет быль с элементами сказки. Надеюсь, под эту сказку ваши жёны славно захрапят.
Тут раздался мощный храп. Все повернулись в сторону звука и увидели сидящую на пороге Варвару Пантелеймоновну, которая, опершись на меч, сладко храпела.
- Что и требовалось доказать, - прошептал сквозь улыбку я. – Все по домам! Завтра приходите за новой сказкой.

Сказ про прекрасных дам

Сидим мы с Варей у костра и курим трубки. Лес ночной, полный всякими звуками. Если бы мы умели бояться, уже схватились бы за мечи. Вот от опушки отделилась какая-то тень и направилась к костру. Наши руки инстинктивно потянулись к мечам. Всё-таки боимся. Тень подошла близко, и мы увидели хомяка в боевых доспехах и обнажённым мечом.
- Я пришёл биться во имя моей прекрасной дамы! – вскричал хомяк. – Если ты, Василий, не признаешь, что моя Эсмеральда самая прекрасная из всех живущих, то готовься к битве!
- Семён, - обратился я к хомяку. – Никто во всей Вселенной не осмелиться сказать, что твоя Эсмеральда не самая красивая и достойная дама! Весь космос готов признать превосходство твоей Эсмеральды над другими женщинами. И всё же я должен сказать, что дама моего сердца, Варвара Пантелеймоновна, наикрасивейшая женщина во Вселенной. С ней может сравниться лишь твоя Эсмеральда.
- Достойный ответ, - сказал хомяк. – Не прикопаешься. Варвара Пантелеймоновна, когда я превозносил даму моего сердца Эсмеральду, я вовсе не имел ввиду, что ты – не менее достойная дама. Дама сердца могучего воина, Владеющего Самогонкой, Василия Ивановича.
- Славный воин Семён! – сказал я. – Легки твои речи и приятно ласкают слух. Если ты не имеешь больше поводов для славной сечи, то приглашаю тебя к костру, чтобы ты с нами вволю познал самогонку и рассказал пару-тройку рыцарских историй.
Хомяк подошёл к костру близко, положил свой меч и снял доспехи.
- Кашу уже можно насыпать?
- Сёма, - сказала Варя. – Тебе всё можно.
Хомяк снял свой шлем и наполнил его кашей.
- Пока каша остывает, я расскажу вам настоящую рыцарскую историю. Как-то проснулся я рано, на рассвете. Тихонько встал, чтобы не разбудить жену. Наносил в бочку воды. Нарубил дров. Задал корма животным. Наловил рыбы в пруду. Сходил в лес за всякой всячиной. Наварил варенья. Приготовил завтрак. И вдруг услышал страшный звук хлопанья ресниц. И я понял, что Она проснулась. Я бросился к печке, снял с неё проснувшуюся жену и усадил её за стол. Затем предложил ей еду и бочонок браги. Пока жена ела, я развлекал её рыцарскими историями. Вот такими, которую сейчас вам рассказываю. Жена закатывала глаза от страха и жалась ко мне. Когда жена сделалась пьяной, я схватил её и поволок на печку. Через 3 часа я взял разомлевшую жену и снова усадил за стол. Выпили мы с ней по 3 кружки самогонки и вышли покурить на крыльцо. Вот такая у меня сегодня настоящая рыцарская история, Варя и Вася. И вы должны решить, достоин ли этот рассказ награды в виде пары-тройки кружки самогонки.
- Сёма, - сказал я. – Ты рассказал нам самую настоящую рыцарскую историю. Не часто такую услышишь из уст участника событий. Ведь не битвы украшают рыцаря, а рыцарское отношение к своей даме. Сиди здесь с нами хоть вечность. А можешь привести даму своего сердца.
Хомяк поклонился, поднёс рог к губам и протрубил. Через 5 минут от опушки отделилась тень. Вскоре она была уже у костра, и мы увидели прекрасную хомячиху.
- Да она прекрасна, как моя Варя! – вскричал я. - Дама Сёминого сердца, садись у костра и чувствуй себя как дома.
Хомячиха положила меч на траву и грациозно выпила ковш самогонки.
- Садись, Роза, бриллиант моего сердца! – сказал хомяк. – Сегодня мы будем праздновать с Первыми.
- И завтра, - сказал я. – И послезавтра.
- 33 года нам хватит, чтобы выпить всё, чем мы запаслись? – сказала Варя.
- За прекрасных дам! – сказал хомяк и осушил кружку.

Сказка про сорняки

Бывают дня, когда опускаешь руки. Сегодня полол огород. На месте вырванных сорняков тут же вырастают новые. Несколько часов под палящим солнцем доконали меня. Варя просила без нужды не пользоваться магией. Э-хе-хе.
Я умылся в бочке. Вошёл в хату, сел за стол и набросился на борщ.
- Варя, меня победили.
- Кто? – спросила Варя. – Армия кентавров? Туча саранчи? Крот Богоборец?
- Сорняки, - сказал я и выпил ковш браги. – Варя, если я не применю магию, у нас не будет запасов на зиму.
- Что ты выдумываешь? Не можешь справиться с сорняками? Чудно.
- А ты сама попробуй. На месте вырванных сорняков вырастают другие. Сейчас огород практически задавлен врагами.
- Врагами? Разрешаю тебе применить против врагов меч Судьбы.
- Я устал. Попробуй ты справиться с врагами своим мечом Начало Начал.
- У меня нет лицензии на охоту за сорняками.
- Всё шутишь. А зимой что будем делать? Без овощей.
Тут во дворе раздался какой-то свист. Мы с Варей вышли из хаты и увидели нашего Сына, Равного Богу. Слово размахивал своим мечом Царство и Сила, и Слава и рубил сорняки под корень. Мы с Варей, не сговариваясь, взяли свои мечи и принялись за рубку сорняков. Через час с нехорошими растениями было покончено. Новые побеги не появлялись. Ещё бы! Наши мечи магические. Но магию мы не применяли. А то, что наши мечи применяли магию, мы в этом не виноваты.
Слово вошёл в летнюю кухню и полез в погреб. Он выбрался из погреба с консервацией, салом, кровянкой и самогонкой.
- Мы с Варей сели за стол и умильно наблюдали, как наш сын накрывает поляну. Наконец, он сел за стол, и мы стали есть-пить, разговоры разговаривать.
- И тут я увидел его наглую рожу, - начал рассказывать я. – Он ухмылялся и дразнил меня. Я размахнулся своим непобедимым мечом, и голова репейника покатилась по траве. Тут на меня набросилась целая дюжина репейников. Они кружили вокруг меня, норовя мечами сделать из меня фарш. И тут я как закричу: чур я в домике! Зная закон Первых, репейники отстали от меня и набросились на тебя, Слово. А ты, вместо того, чтобы порубить репейники в капусту, сел на землю и стал бухать с ними. И все репейники, которые только были в огороде, сложили мечи и стали выпивать с тобой, Слово. Мы с Варей не растерялись и присоединились к пьянке. Репейники пожаловались, что им негде жить. Тогда мы предложили им большое поле рядом с нашим огородом, и репейники закричали «Ура»! Такие дела.
- Папа, да ты пьян. Иди полежи на печку.
- Согласен. Только ты должен пообещать, что не будешь похожим на меня. Я злопамятен, мстителен и крикливый, и вечно пьяный.
- Папа, мне повезло, что я уродился в Мать.
- Сынок, отнеси папу на печку. Только не применяй магию.
- Печка, иди сюда! – сказал Слово.
Печка пришкандебала. Слово положил меня на печку.
- Печка, иди на место!
- Сынок, я же просила не применять магию.
- А это не магия. Просто мы с печкой дружны.

Сказ про гномов

Я и мой сын Слово отрабатывали бой на мечах. Поединок уже длился 13 часов. Мы устали, хотели есть.
- Мальчики! Стол накрыт! – крикнула Варя.
Мы прекратили бой. Отсалютовали мечами друг другу и положили их в ножны.
Варя накрыла стол во дворе, под сенью тысячелетнего платана. Закуска была нехитрая: картошка в мундире, репчатый лук, сало, кровянка и солёная селёдка с подсолнечным маслом. Не успели мы с сыном подойти к столу, как вдруг, откуда ни возьмись, появились гномы и заняли все места за столом. Мы с Варей и сыном стали за спинами гномов и терпеливо ждали объедков. Гномы вели себя шумно. Они громко смеялись, отрыгивали и пукали.
- И вот, - сказал один из гномов. – Подходит ко мне один из Первых и говорит: Клал я на твою бородатую жену. – Я рассердился. Схватил Первого поперёк и бросил оземь. Он расплакался и попросил пощады. Я говорю ему: веди меня к своим старшим. Первый встал и понуро куда-то меня повёл. Поднялись мы на гору, а там Первых – видимо-невидимо. Я говорю: этот, из ваших, оскорбил мою жену. Вы поддерживаете его? Первые в один голос говорят: клали мы на твою бородатую жену. – Тут я рассвирепел. Закружился волчком и стал приёмами каратэ укладывать Первых одного за другим. Всех поверг на землю. А потом поссал на их священный камень.
- Вам ещё самогоночки? – спросила Варя. – Великие воины должны много пить.
- Тащи, женщина ещё самогонки! И мы тебя не тронем!
Варя принесла 3 бутыля, а нам с сыном достались шкурки от сала.
- Женщина! – воскликнул гном. – Ты не видела здесь Первых? Мне хотелось бы уложить моим мечом парочку. Или коснуться их смертельных точек. Так нас, каратистов, учили.
- Первых здесь нет, - сказала Варя. – Зато есть парочка Вторых.
- Вторые?! – взвился со своего места гном. – Так это же псевдоним Первых! Покажи мне их, женщина!
Мы с сыном втиснулись на лавке между гномами и положили наши мечи на стол.
- Что?! Меч Судьбы мастера Васьки! О! Меч Царства и Силы, и Славы мастера Слово!
Пока гномы, цокая языками, рассматривали оружие, мы с сыном и сидящей на моих коленях Варей, принялись уничтожать еду.
- Да этим мечам сносу нет! Гоблинская работа!
Мы продолжали запихиваться едой и самогонкой.
- Эй, вы! Дурьи башки! Где надыбали эти мечи? – сказал всё тот же гном. – Говорите! Или я вас успокою приёмами карате!
Мы жмурились от удовольствия и пожирали кровянку кольцами.
Гном встал на стол. Подошёл ко мне и ногой пнул кружку с самогонкой.
- Ну, теперь держись, вор!
Гном стал лупить меня нунчаками по голове. Я одной рукой прикрывался, а другой продолжал напихиваться едой. Гном бил меня, бил, пока не устал. Он сел отдохнуть перед моим лицом.
- Так как ты оказался непобедим, то я хочу посвятить тебя в рыцари.
Гном взял мой меч Судьбы и плашмя прикоснулся к моему плечу.
- Нарекаю тебя, - сказал гном. – Рыцарем ордена Варвары Прекрасной!
- Мы, - сказал другой гном, - служим и поклоняемся одной прекрасной Даме – Варваре Пантелеймоновне. Мы её не видели, но знаем, что она самая прекрасная женщина во Вселенной. Теперь и ты, владеющий мечом Первых, будешь, как и мы, принадлежать ордену прекрасной Дамы Варвары Пантелеймоновне. Клянись быть ей верным слугой!
- Клянусь, - сдерживая улыбку, сказал я.
- А вы, - гном указал пальцем на Варю, - тоже ничего себе, в смысле, красавица. Если бы я не дал обет служить прекрасной даме Варваре Пантелеймоновне, я бы выбрал вас. Но что сделано, то сделано. Присоединяйтесь к нашему пиршеству. И да будет лёгок ваш желудок!
Сказ про Новый Год

Сидим мы с Варей за столом. Сегодня новогодняя ночь. Принято Новый Год отмечать в кругу семьи. Вот мы и отмечаем. С нами за столом сидят наши сыновья. Первенец Светозар и Равный Богу. Такого еще не было, чтобы эти два сына, два непримиримых врага, сидели вместе за одним столом. Но все же это случилось. Мы сидим с Варей и тихо радуемся. Сыновья тосты говорят, о чем-то друг с другом переговариваются. Их мечи прислонены к печке. Мы с Варей потихоньку напиваемся и умиляемся детям. Вдруг в хату вваливается петух с мечом наголо.
- Светозар! Я вызываю тебя на бой, нечистый!
Светозар глянул на поединщика и говорит.
- Моё время ещё не настало. Садись, Макарка, с нами самогонку пить и разговоры разговаривать.
Петух потоптался на месте и посмотрел на нас с Варей.
- Первые, могу ли я принять приглашение врага?
- Садись, Макарка, - сказала Варя. - Время Светозара действительно не настало. Ты ведь лучший боец на мечах во Вселенной. Можешь раньше времени сделать нам горе.
- Садись, Макарка, - сказал я. - Пусть твой меч сегодня отдыхает.
Петух поставил меч у печки, достал из-за голенища литровую кружку и сел за стол.
- Макарка, с тебя тост, - сказал Слово.
Петух тряхнул кудрями и обвёл всех взглядом.
- Уважаемые Варя, Вася, Слово и Светозар. Впервые за много веков мы собрались за столом в такой компании. Здесь и друг, и враг сегодня вместе преломляют хлеб. Не мне, скромному меченосцу, вмешиваться в решения Первых. Поэтому я хочу выпить за торжество правды. А правда заключается в том, что чёрное и белое больше не отталкивают друг друга. И во взаимном притяжении рождают целую палитру цветов - радугу. Мир всем! Пусть Вселенная не будет знать войн и смертей! Аум! Я все сказал.
Мы и петух выпили, и у нас стало весело.

Сказ про поход за грибами

Пошли мы с Варей в лес за грибами. Три часа ходили – ничего не нашли. А тут видим – медведь на пеньке сидит, а рядом с ним 3 полные корзинки грибов.
- Ты, получается, все грибы в лесу собрал? – спросил я у медведя.
- Получается, так, - сказал медведь.
- Продашь одну корзинку? У тебя их три, а рук у тебя две.
Медведь почесал в затылке и говорит.
- Верно говоришь, Васька. Рук у меня две. А наколдуй мне ещё одну руку, чтоб было три.
- Из всего колдовства я могу наколдовывать только самогонку. Остальное у меня не получается.
- Такое колдовство тоже годиться, - сказал медведь.
Я наколдовал 13 бутылей с самогонкой, и мы сели пировать. Еда была у нас собой. К нашему костру стали подтягиваться лесные жители: фавны, звери, феи, наяды, дриады, орки, гоблины, тролли, эльфы, гномы, хоббиты, лешие, кикиморы, водяные, элементали и прочая живность. Всякий раз, когда выпивка заканчивалась, я наколдовывал ещё. Когда было выпито 666 бутылей, заяц решил сказать тост.
- Уважаемые Первые, Варя и Вася! Мы вас знаем со дня вашего рождения. Мы были рядом, когда ты, Василий, ухаживал за Варей. Мы все тут присутствующие гуляли на вашей свадьбе. На свадьбе мы выпили все запасы во Вселенной. Мы все танцевали с невестой. Мы 33 раза её воровали и возвращали за выкуп. И теперь я хочу выпить за Варю и Васю, бо воны цього вартi. Аум!

Сказ про большую дуру

Сидим мы с Варей и угрюмо пирожки едим. А всё потому что без самогонки. Нет, самогонка у нас в погребе есть, но мы поспорили с Варей, что тот, кто полезет в погреб, тот дурак. А нам не хочется быть дураками, вот и мучаемся. Я не выдержал и кликнул петуха.
- Макарка, не спустишься ли в погреб за самогонкой?
- Нет, Васька. Что я - дурак что ли?
Я мрачно взял ещё один пирожок и продолжил давиться всухомятку. Варя вышла во двор и сказала.
- Есть ли тут дурак или дура?
Вся живность окружила Варю и молчала. И тут к Варе подходит коза.
- Я большая дура, - сказала коза. - У меня по сопромату была "четвёрка".
Все засмеялись и стали тыкать в козу пальцами.
- По сопромату - "четвёрка"! Во дает дура!
- Если ты не боишься называть себя дурой, - сказала Варя, - значит, сможешь слазить в погреб за самогонкой?
Коза молча, под улюлюкание, открыла люк и скрылась в погребе. И вот она уже вылезла с тремя бутылями. Вся живность над ней потешалась.
- Дура! В погреб полезла!
Мы с Варей пригласили козу за стол и начали пировать. Живность потихоньку успокаивалась. Они увидели, что козу кормят и поят и подошли к нам.
- Василий, можно и нам к вам присоединиться? - спросил индюк.
Я говорю:
- Сегодня пьют только дураки.
- Но среди нас нет дураков, - сказал индюк.
- Что за ахинею ты несешь? - вскричал хомяк. - Тут нет ни одного умника. Тут собрались только дураки и придурки. Василий, у нас у всех были по сопромату "четверки". Наливай!
- Я таких дураков нигде и никогда не видел, сказал я. - Садитесь за стол.

Сказ про приданое

- Васька, выходи биться!
Я встал с печки и вышел на порог. Напротив меня стоял с мечом в руке суслик.
- Где твой меч, Васька?! Сегодня я за все с тобой расплачусь!
Суслик махнул мечом и с меня упали кальсоны с перерубленной резинкой. Я поднял кальсоны и завязал узел на поясе.
- Чем я тебе не угодил, Поликарп? - спросил я суслика.
- Как чем?! Ты разве не помнишь, как вчера похвалялся перед курами, что любого суслика завалишь?!
- Так-то оно так. Но я не думал, что эти слова дойдут до твоих ушей, Поликарп. Если бы я знал, никогда бы не стал хвастаться.
- Так ты берёшь свои слова обратно, Первый?
- Конечно, беру. Я же не хочу лежать здесь порубленным в куски. Меня же все зовут Первым, непобедимым воином. Нехорошо будет, если ты меня в фарш изрубишь. Давай как-нибудь миром решим. Я готов перед тобой извиниться.
- Зачем мне твои извинения? Из них каши не сваришь. А хочу я, чтобы ты отдал за меня свою сестру Валю.
- Без её согласия не могу.
- Да согласная я, - раздалось за моей спиной.
Я оглянулся и увидел сестрицу мою Валю в кокошнике.
- Как ты согласная? Ты же его совсем не знаешь.
- А мы давно с ним милуемся. Нам только твоего благословения не хватает. А щас, поединщики, выпейте мировую, - сказала Валя и налила нам по чарце. Мы с Поликарпом выпили.
- Приданое смотреть будешь, Поликарп? - спросил я. - Пойдем глядеть на перину, подушки, посуду - хорошее приданое.
- Да, без приданого нынче никак. Идём смотреть.
- Ага, какая же невеста без приданого.

Сказ про последний пирожок

Варя жарит пирожки, а мы с хомяком Петровичем их тут же едим горячими.
- Может, вы подождете, пока я все пожарю и сяду с вами за стол?
А мы с хомяком лыбимся и продолжаем уплетать пирожки с пылу с жару. При этом ещё употребляем самогонку и смеёмся не понятно с чего. Наконец, Варя не выдержала и хрясь! - сковородником Петровича по башке. Потом хрясь! - и меня приложила. А нам с Петровичем хоть бы хны. Жрём себе пирожки, да самогонку лакаем. Тогда Варька бросила на сковородку подковы. А мы с Петровичем схватили жареные подковы и употребили. Даже не заметили, что подковы схрумали. Тогда Варька бросила на сковородку гвозди кованные. Мы и гвозди слопали за милую душу. Дальше мы закусывали жаренными кочергой, метлой, кувшинами глиняными и прочей домашней утварью.
А потом Варька стала умнее. Она пожарила порцию пирожков и успела раньше нас пирожки со сковородки оприходовать. Она набросала их в подол и спряталась за печку с бутылем самогонки. Села там и пирожки хрумает, самогонкой запивает. Кончилась у нас с Петровичем закуска, и мы приуныли. Чавкать перестали и притихли. И тут слышим - кто-то хрумает. Мы давай искать по всей хате. И нашли Варьку за печкой. Глядим, - а у неё последний пирожок в руке. И она уже собирается его укусить. Тогда мы с Петровичем набросились на Варьку и стали отнимать у неё закуску. А Варька, не будь дурой, запихнула целый пирожок в рот и сидит ухмыляется.
Э-хе-хе... Вот какие жёны пошли. И гостей не привечают. И мужа. Э-хе-хе...

Сказ про сеновал

Мы с Варей пришли домой из леса. Отобрали на жарёху боровички, подосиновики и подберёзовики. Порезали их и бросили на сковородку. Подтопили печь, нашинковали репчатого лука и бросили его к грибам.
Пока мы занимались этими делами, в хату к нам проникли лесные жители и расселись за столом. Мы их заметили тогда, когда они стали стучать ложками по кружкам. Я вытащил из печи чугунок с картошкой и бухнул его на стол. Гости стали хватать горячие картофелины и есть их прямо с кожурой. Варя помешивала грибы. Через пять минут вся картошка была съедена. Тогда я полез в погреб и вылез из него с консервацией: огурцы, помидоры, патиссоны, соленый арбуз, моченые яблоки, кислая капуста. А также я достал кольца домашней колбасы, кровянку, сало, селедку. Все это богатство я вывалил на стол. Потом взял берданку и стал караулить еду. Чуть кто протянет руку к жратве, как я стреляю рядом с рукой. Гости попритихли и больше не делали вылазок за едой. Варя закончила жарить грибы и бухнула сковородкой об стол. Потом Варя отодвинула занавеску и взяла 33 бутыля с самогонкой. Я убрал ружье и хотел, было, положить себе в тарелку кусок колбасы. Но гости с таким остервенением набросились на закуску, что нам с Варей не хватило. Правда, Варя успела вырвать пол огурца изо рта хомяка. Кругом все пили и ели с огромной скоростью. А мы-то с Варей думали посидеть чинно, с чарочкой и едой. Тут мы стали прислушиваться к разговорам. Гости обсуждали меня и Варю, мол, мы не умеем принимать гостей. Мол, еда быстро кончается и самогонка не берёт. Мы с Варей взяли фляжку и пол огурца и тихонько вышли на двор. Сели на порог и устроили себе пир. Никогда еще мы не были так близки с Варей. Мы говорили и говорили. И пили, и пили. А огурец все не заканчивался. Да и фляга была особенная - как будто без дна.
- Как хорошо, что к нам пришли гости, - сказал я.
- И ты приходи ко мне в гости, - сказала Варя
- Куда?
- На сеновал, сказала Варя. - Ты будешь самым желанным гостем.
Варя встала и пошла в сарай. Потом пошёл и я. Не в моих правилах отказываться, когда зовут в гости.

Сказ про орочье ухо

Идём мы с Варей по лесу. Уже вечер. Как вдруг видим - костёр горит. Подошли мы поближе и увидели эльфов, которые сидели вокруг костра и пели. Мы подошли в круг света, и эльфы схватились за оружие.
- Не стреляйте! - крикнул я. - Мы заблудились и проголодались.
- Откуда у вас мечи Первых? - спросил старший эльф.
- Арибас, разве ты не узнал нас? - спросил я.
- Теперь я тебя узнал, хозяин меча Судьбы, - сказал Арибас. - А рядом меч Начало Начал.
- Это моя жена, Варя. Позвольте нам погреться у вашего костра.
- Мы всегда рады гостям. А что это за лук у тебя?
- Это лук Девственник.
- Много мы, эльфы, наслышаны об этом луке. Садитесь.
Мы с Варей сели у костра, и живительное тепло расползлось по нашим жилам. Нам дали по чаше с вином и по куску мяса.
- Так значит, Первые больше не участвуют в большой войне? - спросил Арибас.
- Да, это так, - сказал я. - Мы устали от войн. Мы хотим мирно жить и воспитывать детей в тихом мире, свободном от зла.
- Но ведь начинать и заканчивать войны зависит от вас, Первых.
- Да, это так. Вот мы и путешествуем по миру с целью остановить войну. Мы не прибегаем к чудесам. Только переговоры, - сказал я. - Вот я вижу среди вас старших эльфов. В ваших силах остановить войну с вашими врагами.
- Орки на переговоры не пойдут, - сказал Арибас. - Кстати, Василий, ты сейчас ешь орочье мясо.
Я вгрызся в кусок мяса и в несколько глотков съел его полностью.
- Да, - сказал я. - С вами орки на переговоры не пойдут. Но с вами буду я и Варвара Пантелеймоновна. Орки - наши дети. И нас они выслушают. А заодно и вас.
- Василий, как вы допустили войны между своими детьми? - спросил Аримас.
Я вздохнул.
- Аримас, ты что-нибудь слышал о свободной воле?
- Так, байки.
- Этого достаточно, чтобы понять. Подай-ка мне орочье ухо.

Сказ про поле брани

Мы с Варей ехали на лошадях по полю брани. Все поле было покрыто телами павших воинов. К нам подлетел ворон.
- Первые, мой народ может приступить к трапезе?
- Трапеза будет, но не такая, как ты думаешь, - сказал я.
Мы с Варей спешились и стали прикладывать руки к ранам погибших. Раны на глазах затягивались и души возвращались в отремонтированные тела. Воскресшие бойцы подносили к нам с Варей погибших, и мы их оживляли. Три дня и три ночи мы воскрешали. Наконец, все до единого, умершие восстали из мертвых. Наша работа закончилась. Бойцы развели костры и стали готовить ужин. Бывшие враги сидели вместе у костров. Отовсюду слышался смех. Поднимались чарки за Первых. Мы с Варей наварили целый котел еды и пригласили воронов. Вороны расположились вокруг нашего костра, и мы стали пировать. Самогонки всем хватило.
- Василий, - сказал главный ворон. - Как я понимаю, это была последняя битва. Чем мой народ будет питаться, если трупов не будет?
- Понимаешь, Макар, - отвечал я ворону. - Скоро насупят времена, когда никто не будет питаться мясом. Настанет мир на земле, и рай опустится на землю. Эту задачу решает сейчас наш с Варей сын Равный Богу. А нашей задачей было остановить войны. Мы это сделали. Теперь дело за Равным Богу.
- А кто спасётся? - спросил ворон.
- У нас, Первых, был совет, и мы решили, что спасутся все до единого.
- А разве можно так?
- Нам возможно всё, - сказала Варя. - Кто здесь разливающий и тостующий?


Сказ про посвящение в рыцари

Пришли мы с Варей в гости к медведю. Ему исполнилось 666 тысяч веков. Мы с Парамоном знаем друг друга еще со времён жизни на пра Земле. Мы подарили имениннику меч настоящей Вариной работы. Варя ковала его 33 дня. Медведь взял меч и стал его осматривать.
- Вот это работа так работа, - сказал медведь. - Лучше эльфийского меча, которым опоясана королева эльфов.
Медведь подбросил тончайший платок и сделал несколько взмахов мечом. Платок в воздухе медленно падал восьмью клочками.
- Как меч зовут? - спросил медведь.
- Меч Справедливости, - сказала Варя.
- Что мне позволено теперь?
- Этот меч защищает слабых и угнетённых. Против него бессильны мечи Падших и других тёмных. Единственные мечи, которые могут противостоять мечу Справедливости, это мечи Первых. Но ты ведь не будешь воевать с нами? - спросила Варя.
Медведь стал на колено и протянул подарочный меч Варе.
- Первая, этот меч всегда будет служить вам. И если потребуется умереть, то я умру под флагом Первых.
- Встань, рыцарь Белого Облака, - сказала торжественно Варя. - Под этим именем ты будешь известен всем во Вселенной. От упоминания этого имени возрадуются друзья и вострепещат враги. А теперь произнеси клятву рыцаря.
Медведь встал и сказал:
- Клянусь своей честью не посрамить бесчестным поступком звания рыцаря. Клянусь защищать слабых до тех пор, пока в моих жилах течёт кровь. Клянусь не посрамить честь своей прекрасной дамы.
Медведь посмотрел на нас и сказал.
- Могу я назвать имя своей прекрасной дамы?
Мы кивнули.
- Ее зовут Варвара Пантелеймоновна Борисова, - сказал медведь. Я никого не оскорбил? - сказал медведь и посмотрел на меня.
- Нет, Парамон, не оскорбил. Твой выбор достойный. А сейчас доблестные мужи сядут за пиршественный стол, а прекрасная дама будет нам прислуживать.
Варя без суеты села за стол и знаком пригласила сесть медведя.
- А теперь, Васька, начинай выполнять свой супружеский долг - мечи на стол.
Я принялся исследовать содержимое кастрюль и сковородок, а Варя с Парамоном запели воинственную песнь Первых.
Я всё сказал! Аминь! Аум! Ом!

Сказ про Гермеса-ученика

Мой меч Судьбы описал восьмерку и ударил плашмя по голове кентавра. Поединщик упал на колени и завалился набок. В нашем войске раздались радостные крики. Я медленно проехал вдоль вражеского строя.
- Я выбираю мир! - крикнул я и закрутил мечом над головой.
Теперь радостные крики раздались среди кентавров. Оба войска двинулись навстречу друг другу. Бойцы смешались и принялись обниматься. Я поднял поединщика, привёл его в чувство и вывел из столпотворения.
Кругом запылали костры. Бывшие враги поднимали чаши за здравие друг друга. У нашего костра сидели я с Варей, наш сын Равный Богу и поединщик.
- Как тебя зовут? - спросил я кентавра.
- Меня зовут Гермес, Первый. Я горжусь, что проиграл лучшему воину во Вселенной.
Я склонил голову в знак признательности.
- Не тот ли ты Гермес, который славится своей ученостью и который пишет различные книги по магии? - Спросил я.
- Да. Это так, - сказал Гермес. - Сейчас я заканчиваю книгу о философском камне.
- Так ты занимаешься алхимическим Великим Деланием? Это тебя характеризует с хорошей стороны.
- Первый, - сказал Гермес. - Я наслышан о том, что ты знаешь суть вещей. Возьми меня к себе в ученики.
Я улыбнулся и постучал Гермеса по плечу.
- Урок первый. Философский камень преобразует не материю, а дух.
- На сегодня мне достаточно, Первый.
Равный Богу разлил по кружкам вино, и эта ночь длилась и длилась.

Сказ про 30 серебренников

На пути из рая к аду есть корчма "Святоша". Туда мы с Варей и направили своих коней. Под Варей был прекрасный рысак караковой масти из адовой конюшни. Мой конь был вскормлен Эдемскими яблоками. Мы ехали не спеша и сплетничали о райских жителях, которые только тем и занимались, что ухаживали друг за другом. Так – потихоньку полегоньку - и доехали до корчмы. Расторопный слуга чертовской национальности принял наших коней, а мы прошли внутрь.
Мы сразу его увидели. За столиком в одиночестве сидел наш с Варей первенец Светозар. Он неотрывно смотрел стриптиз в исполнении симпатичной наяды. Мы с Варей сели за стол к Светозару.
- Мы прибыли, как договаривались, - сказал я.
Светозар пожал мне руку и поцеловал руку матери. Потом швырнул золотой наяде и отвернулся от сцены.
- Я вас слушаю, - сказал Светозар.
- Сынок, Мессир, я пришел с золотом, чтобы выкупить какое-то количество душ, которые обитают в твоей вотчине. Я хочу узнать цену души.
Светозар улыбнулся.
- Чего ты лыбишься? - спросил я.
- Не обращай внимания, отец. Так ты хочешь купить у меня души?
- Совершенно верно!
- Я продам каждую душу за 30 серебренников.
- Ты уверен, что хочешь продать именно за эту цену? - спросил я.
- Да. Я уверен.
- Я должен тебя предупредить, что это число - 30 магическое. И что, назначив такую цену, ты обязан продать все души. Все без исключения.
- Я знаю об этом.
- Спасибо, сын, - сказал я. - Золото во дворе на подводах. И ещё. Заходи в гости. В любое время. Петя тебя всегда впустит. Сынок, заплатишь за нашу выпивку, ибо я поиздержался?
Мы все втроём засмеялись. Светозар кликнул официанта.

Сказ про Спасителя

Мой меч Судьбы и Варин меч Начало Начал я воткнул в землю и примотал к ручкам проволоку. Затем повесил котелок. Раздул огонь. Вскоре пришла Варя с рыбалки. Я выпотрошил карасей и бросил в котелок.
- Обрезания бросать? - спросила Варя.
- Конечно! Тогда получится магический суп.
Варя развязала холщовый мешочек с обрезаниями наших врагов и высыпала их в суп.
Бой был страшным. Титаны выступили против нас всеми своими силами. Много бессмертных погибло. Но и титаны полегли все. На исходе битвы в бой вступили Падшие во главе со Светозаром. Но их удар принял на себя Равный Богу с двенадцатью легионами ангелов. Против его меча Царства и Силы, и Славы никто не мог устоять, и падшие бежали с поля боя.
Мы с Варей сидим на полянке в лесу и едим магический суп. К нам присоединился наш сын Равный Богу. Он был задумчив и молчал. Его даже не обрадовала самогонка. Он молча ел и пил. Варя затянула боевую песнь Первых, в которой говорилось о многочисленных врагах. Первые побеждали врагов, а их не становилось меньше. Наконец, Равный Богу сказал.
- Отец, когда наступит время, когда битв не будет? Когда наши враги станут друзьями?
Я задумался.
- Понимаешь, сын. Я Всемогущ. Я Всеведущ. Но ответа на твой вопрос не знаю. Друзья- враги - слишком тонкая материя. Они нам достались в наследство вместе с нашим рождением. На пра Земле всегда были войны, сколько я себя помню. Когда мы с Варей создавали Вселенную, мы хотели, чтобы в ней не было войн, крови и боли. Но, как видишь, у нас этого не получилось. Войны пришли и сюда.
- Так что же делать? - спросил Равный Богу.
Я подбросил сучьев в костёр.
- Пифии со всех концов Вселенной утверждают, что грядет Спаситель.
- И долго нам его ждать?
- А это, сынок, зависит от тебя. Ведь Спаситель - это ты.
Равный Богу надолго замолчал. Мы с Варей наелись, напились и легли спать. Перед сном я прочитал свою первую за мою жизнь молитву: да грядет Спаситель. И вырубился под Варину колыбельную.


Сказ про родителей

Мы с Варей оседлали своих боевых коней и поехали навестить моих родителей на пра Землю. Наш путь лежал через всю Вселенную. Когда наша Вселенная кончилась, мы поехали на юго-восток. Вскоре мы ступили на пра Землю и углубились в чащу. А вот и знакомый до боли домик, где я провёл свое детство. Отец сидел на пороге и курил трубку. Мы с Варей спешились и подошли к отцу. Он увидел нас и сильно обрадовался. Бросился обниматься.
- Какая, Варя, ты стала красивая! Совсем как твоя мать Мария. А ну, Васька, поворотись. Ух, какой ты загорелый и мускулистый! Дети, заходите в хату. Там мать печёт пирожки.
Мы с Варей зашли в дом. Мама стояла возле печки. Как увидела нас, уронила вилку и повисла у меня на шее.
- Васенька! Какой ты худой! А Варя какая худышка. А ну быстро за стол! Вам нужно много есть. Мойте руки и садитесь.
Пока мы умывались, мама стояла рядом с полотенцем. Мы сели за стол. Зашёл отец и присоединился к нам. Мама поставила на стол блюдо с пирожками и достала из-за занавески самогонку.
Мы принялись есть и пить.
- Как, сынок, ты управляешься со своей Вселенной? Не устаешь ли? Варенька, а ты помогаешь этому оболтусу?
- Ой, совсем забыла!
Варя отвязала от пояса холщевый мешочек и подала отцу.
- Папа, это вам.
Отец вытряхнул из мешочка на стол.
- О! Обрезания! 666 штук! Мать, ты только посмотри!
- Да, - сказала мать. - Дети стали совсем взрослыми. Вы просто так приехали? Или вам нужно посоветоваться?
- Мама, папа, сегодня мы приехали просто так. Хотим поделиться радостью. Наш сын и ваш внук - Равный Богу или Слово - смог сделать то, что мы не смогли.
- Как он себя чувствует?
- Уже хорошо, сказал я. Только раны от гвоздей чешутся.
- Мы гордимся нашим внуком, сказал Отец. Так и передай ему. Мы давно ждали перемен к лучшему. Ну а теперь, в честь такого события, мы должны выпить по ковшику, дети мои.
Мама зыркнула на отца.
- То есть, я хотел сказать, что мы должны выпить по кружке.
Мама приподнялась и нависла над отцом.
- Где ваши рюмки? - сказал отец. - Есть повод.

Сказ про посиделки на пне

- Не садись на пенек! - сказал я.
Варя села и поставила себе на колени корзинку.
- Не ешь пирожок! - громко потребовал я.
Варя достала из корзинки пирожок и принялась есть.
- Не ешь пирожок! - настаивал я.
- Почему? - спросила Варя.
- Он ведь последний. А путь у нас не близкий.
- Не беда. Будем питаться лесными орехами, кореньями, ягодами, грибами и мёдом диких пчёл.
- Ты что - забыла, каким я пришёл после охоты за диким мёдом в прошлый раз?! Меня всего раздуло от укусов пчёл, и я чуть концы не отдал!
- Хорошо. Будем есть лесные орехи.
- Что у тебя с памятью?! На днях ты меня послала за лещиной, так меня белки зацарапали до полусмерти.
- Ладно. Я не откажусь от съедобных кореньев.
- Ну если ты не помнишь, то я напомню. Неделю назад я пошёл в лес за кореньями, и меня поломал крот. Ещё и коренья отобрал. За грибами пошёл - боровики чуть под землю не утащили. Хотел ягод набрать - комары чуть всю кровь не выпили.
- Так что нам делать? - спросила растеряно Варя.
- Не садиться на пенек и не есть последний пирожок!

Сказ про клятвы

- Давай обменяемся клятвами, - сказала Варя.
- Я не против, - сказал я.
- Ты начинай.
- Хорошо. Клянусь любить тебя, как соловей любит рассвет. Как медведь любит малину. Как червяк любит родину. Как рыба любит рыбу. Клянусь исполнять все твои желания, даже если для этого придётся слезать с печки. Даже если твои желания противоречивы. Даже если твои желания будут за гранью разумного. Клянусь носить тебя на руках, если на нашем пути будут преграды. Даже если ты растолстеешь. Даже если ты этого не захочешь. Клянусь не ругать тебя, не бить, не хмуриться. Клянусь добывать еду. Клянусь добывать разнообразную пищу. Готовить её. Подавать на стол блюда и мыть посуду. Клянусь завести домашних животных. Убирать за ними, кормить, выпасать, доить, стричь ласкать. Клянусь обрабатывать огород. Сажать, ухаживать и собирать урожай. Клянусь любить твою маму и не напиваться с тестем. Клянусь следить за домом. Ремонтировать и содержать в чистоте. Клянусь мыться, а не быть грязным, как скотина. Клянусь исполнить эту клятву! Теперь твоя очередь, Варя.
Варя подперла щеки руками и сказала.
- Клянусь долго не собираться в гости.
Варя замолчала.
- Всё? - спросил я.
- Ах, да. Совсем забыла. Клянусь помнить твою клятву и вести себя так, чтобы ты её исполнил. Наливай!

Сказ про паука

Сидим мы с Варей на пороге и курим трубки. Мы видим, как из курятника выходит петух, взлетает на тын, расправляет крылья и громогласно кукарекает. По его сигналу на востоке показывается край солнца. В хлеву послышалось мычание и блеянье. Прохладно. Варя жмётся ко мне. Я снимаю с себя кожаную куртку с бахромой и надеваю на Варю. Иду в летнюю кухню и ставлю на печку чайник. Паук неподвижно сидит на краю паутины. Я ловлю муху и бросаю её на паутину.
- Лучше бы выпить дал, - говорит паук.
- С утра пораньше?
- С утра пораньше, - зевает паук.
Я налил пауку и заварил чай.
- Компанию не составишь? - говорит паук.
- Варька прибьёт.
- А ты и ей налей.
- Хорошая идея, - говорю я. - Но опасная. Щас я тебе подгоню собутыльника.
Я беру муху с паутины и усаживаю ее напротив паука.
- Брагу будешь?
- Не откажусь, - говорит муха.
- Петрович, - говорю я пауку. - Ты доволен?
- А закуска?
- Пошарься в печке.
Тут в кухню заходит Варя.
- С кем, Васька, ты тут говоришь?
- Хозяйка, садись за стол, - сказала муха. - Поговорим за жисть.
- Варвара Пантелеймоновна, - говорит паук. - Картошку в печке я нашел. А где у тебя масло и соль?
- Петрович, - сказала Варя. - Я с тебя удивляюсь. А в буфет слабо заглянуть?
- Варя, - сказал я. - Чай готов.
- Ты, Вася, как первый раз замужем. У нас гости, а ты заставляешь меня чай хлебать. Брагу давай!
- Чудеса, - сказал я. - Петрович, ты на разливе.
- Само- собой, - сказал паук.

Сказ про думы

- О чем ты думаешь? - спросила меня Варя.
Мы лежали на печи под одним одеялом. Стояла глубокая ночь. За печкой играл сверчок. В загоне ворочался боров. Лошадь в стойле тихо ржала. Петух подкрадывался к сонной курице.
- Так о чем ты думаешь, Вась?
- Я думаю о том, что скоро мне нужно вставать. Идти будить петуха, чтобы он не проспал. Потом нужно будет задать корму свиньям, кроликам, нутриям, курам, индюкам, индоуткам, лошадям, ослу, собакам, кошкам. Потом нужно будет натаскатьводы из колодца в бочку. Нарубить дров. Замесить тесто и испечь пирожки. Приготовить борщ к обеду. Сходить на рыбалку. Почистить рыбу и закоптить ее. Сходить за грибами. Порезать их и разложить сушиться на печке. Сходить в магазин за солью, крупами и лимонами. Заняться ремонтом трактора. Перебрать движок и заменить колесо. Сходить на луг и накосить клевера. Помочь соседу с ремонтом штакетника. Постирать в ручье постельное белье. Накрыть на стол и разбудить тебя. А ты скажешь: "Вась, а можно я еще немного посплю. Ведь еще раннее утро". Я укрою тебя с головой, подоткну одеяло и буду бездельничать, пока ты не проснешься.
- Ну у тебя и мысли. Неужели нельзя думать о том, что мы с тобой лежим под одним одеялом?
- Хорошо. Сейчас буду думать эту мысль.
- Эта мысль думается быстро. А потом нужно распускать руки... Это другое дело. А то - животным задам... А жене?
Сказ про борщ

- Не надо было приручать этих всех животных, - сказала Варя. - Они только и делают, что жрут и пьют!
- Но ведь ты сама захотела, чтобы я сотворил животных. Говорила, что нам без них будет скучно. Что они станут нашими помощниками и друзьями, - сказал я.
- Заметь, слово "собутыльники" я ни разу не употребляла.
- Варя, ну пойми, наши друзья животные весь день трудятся для нашего общего блага. И я думаю, что они заслуживают вечерние трудовые сто грамм.
- Сто грамм? Это ты сказал, не я. Да они ведрами хлещут сому!
- Ты посмотри на элефанта, какой он огромный. Чтобы избавиться от своей застенчивости и немногословности ему нужно выпить три ведра. Если сравнить со мной, - это как триста грамм. Но зато какие элефант комплименты тебе отвешивает! Сама говорила: Гришка у нас - заправский ловелас.
- Ну ладно - Гришка. Но с какой такой стати суслик по шесть вёдер потребляет?! Он что - огромный? Или алкоголь на него не действует? Он как напьётся, так сразу песни орёт. Причём, собственного сочинения. А поэт он, мягко говоря, не от бога.
- Согласен. Суслик Трофим паршивый поэт. Но зато под его мелодии все мы танцуем медляк. А это сближает. Мы становимся ближе друг другу.
- Еще бы не быть ближе друг другу во время медляка. И вообще, чего ты споришь со мной? Ты же должен был с молоком матери впитать, что женщина всегда права. Спорить будешь?
- Да бог с тобой, Варюш...
- Что я там говорила? Забыла...
- Борщ не шибко горячий...
- Сколько раз я говорила, что я люблю горячий борщ!

Сказ про тёщу

Однажды это случилось с нами. К нам приехала мама Вари. Я встретил её во дворе. Взял лошадь под уздцы, но помочь слезть с лошади Мария не позволила. Спешилась сама. Позволила лишь взять её меч и лук. Я поцеловал руку тёщи и провёл её в дом. Варя возилась у печки. Увидев мать, Варя бросилась ей на шею и оставила след губной помады на её щеке. Тёща без лишних разговоров стала орудовать у печи.
- Боевая у тебя мама, - сказал я Варе.
- А то! Моя мама в одиночку ходит на медведя. С одним ножом.
- А моя мама сражалась с вепрем без оружия, - сказал я.
- Мая мама как-то остановила четверку коней на полном скаку!
- А моя мама плавала среди акул и надавала им!
- Моя мама одной стрелой укокошила дракона!
- А моя мама выгнала из пещеры медведя одними пинками и завалилась спать!
- Дочка, а где у тебя соль?
- Там, в углу.
- О, господи! Там мышь!
- Мама, не бойся! Это Никаноровна. Так себе мышь. И не мышь вовсе, а мышка.
- Я лук одалживала, - сказала мышь. - Вот принесла. Долг платежом красен. Варя, а можно мне послушать боевые истории твоей мамы? Уж очень люблю про битвы.

Сказ про кошку

Это было много лет назад – вчера.
Варя сидела и вязала шарф. Я игрался клубком.
- Вася, - сказала Варя. – Нам нужно завести кошку.
Я написал объявление «Требуется кошка» и повесил его на дверь с внешней стороны. Вскоре постучали.
- Войдите! – крикнул я.
В дом вошла кошка, полосатая.
- Здесь требуется кошка? – спросила гостья.
- Да, вы не ошиблись, - сказал я.
- Какую работу нужно у вас делать?
- Нужно играть с клубком и валяться целый день на печке, - сказал я.
- Это сложная работа. Я, наверное, не справлюсь, - сказала кошка и вышла за дверь.
Тут опять постучали, и сразу вошла симпатичная кошечка.
- В ваших услугах мы не нуждаемся, - сказала Варя, зыркнув на меня.
Симпатичная кошечка провела рукой по моей щеке и вышла.
Дверь без стука отворилась и вошла толстая кошка с ридикюлем.
- Согласна на все условия, - сказала толстая кошка. – Когда приступать?
- С клубком управитесь? – спросил я.
- Нет проблем!
Толстая кошка открыла ридикюль, достала клубок, села на пол и стала перекатывать его между ногами.
- А с моим клубком справитесь? – спросила Варя и катнула клубок в сторону кошки.
Кошка поймала клубок и стала катать его по всей хате.
- Вы приняты, - сказала Варя. – Спать будете со мной на печке. Питаться будете с нашего стола. Платить я вам буду 3 золотых в месяц. Вас эти условия устраивают?
- Не помешало бы добавить, хозяйка, - сказала кошка.
Со временем я дам вам прибавку. А сейчас пристройте свой ридикюль и гуляйте сами по себе.
- Само собой, - сказала кошка.

Сказ про просьбу индюка

Пришёл как-то ко мне индюк и говорит.
- Иваныч, просьба у меня есть к тебе. Только она деликатного свойства.
- Говори. Не стесняйся. Здесь все свои.
Я повёл рукой в сторону стола. За ним сидели Варя и её родители, Мария и Пантелеймон. Они ужинали и весело переговаривались.
- Просьба-то не совсем обычная, - тихо сказал индюк.
- Прокоп, ну что ты как не родной, - сказал я. – Для меня нет ничего невозможного. Всё что не попросишь, - всё исполню. Говори. Не стесняйся.
- Так-то оно так. Да только как услышишь, что мне от тебя надо, сразу укажешь на дверь. А потом всем расскажешь, и меня с тобой засмеют.
- Так, так, так. Мне становится любопытно, - сказал я. – Что это ещё за просьба, за которую меня засмеять могут? Да я могу сделать всё что угодно, и ни один человек, ни одна тварь божья не посмеет смеяться на Первым!
- А я тебя уверяю, Вася, что если ты исполнишь, что я попрошу, над тобой будут смеяться не только в нашей деревне, но и во всей Вселенной, не будь я кошерным индюком!
- Прокоп, ты знаешь меня давно. Правда? Примерно 666 тысяч веков. Я не ошибаюсь?
- Нет, Вась. Всё так.
- Скажи, за то время, что ты меня знаешь, хоть кто-нибудь смеялся надо мной?
- Бывало.
- Согласен. Но те немногие, что смеялись, давно приложились к своим предкам, благодаря моему мечу. Хватит скрытничать. Говори, что тебе надо?
- Можно я на ухо?
- Нет! Говори при всех. У меня от жены и её родителей секретов нет.
- Говори, Прокоп! – сказала Варя.
- Не стесняйся, - сказала моя тёща.
- Всё равно Васька нам расскажет, - сказал тесть.
- Ну, хорошо, - сказал индюк. – Дело такое, Василий. Моя жена уехала к маме, а меня оставила на хозяйстве. А сегодня в магазине репу выкинули, и мне позарез нужна репа. А там очередь. Так вот, пока я буду стоять в очереди, мне нужно, чтобы ты, Василий, повысиживал яйца.
В доме повисла мёртвая тишина. Я исподлобья зыркнул на всех. Все сидели потупившись.
- Что? – внезапно пересохшими губами шёпотом спросил я.
- Яйца повысиживаешь? – так же шёпотом ответил индюк.
Я кивнул, нахлобучил шапку, вышел за дверь и пошёл к индюку домой. За моей спиной раздался дружный хохот. Я сильнее натянул шапку на глаза и ускорил шаг.
Сказ про наследство

Мы с Варей въехали в деревню и направили наших коней в сторону нашего дома. Не доехав, мы услышали музыку, доносящуюся из наших окон. Мы пустили коней галопом и через пару минут спешились у нашей двери. Обнажили мечи и вошли в дом. Там играл на гармошке хомяк, а орки, наяды, дриады, эльфы, гномы, хоббиты, тролли, великаны, феи, ангелы, падшие и другие отплясывали танец Первых. Нас с Варей никто не заметил. Мы убрали мечи в ножны и сели за стол, за которым сидел только подвыпивший индюк, и больше никого - все плясали.
- А, Первые пожаловали, - сказал индюк. - Угощайтесь, чем бог послал.
Мы с Варей накинулись на еду и выпивку. Когда нам стало хорошо, я спросил индюка.
- Прокоп, а что вообще здесь творится? По какому поводу гулянка? Зачем опустошили наш погреб?
- Не подумайте о нас плохо, мол, забрались в чужой дом и устроили гвалт. Просто повод случился. У меня родился сын.
- Прокоп, мы поздравляем тебя, - сказала Варя. - А чего тогда такой грустный сидишь? Ведь сын родился! Чего не танцуешь вместе со всеми?
- Так кроме сына родилось ещё одиннадцать дочек. Такие дела.
- Сочувствую, то есть я рад за тебя, Прокоп, - сказал я. - Хотя я тебя понимаю.
- Одиннадцать дочек! Где я на всех приданого найду?! Сыну-то достанется моё оружие, а дочкам что? Кто их возьмет без приданого?!
- Знаешь что, Прокоп. Когда Васька меня просватал, мои родители дали за мной лишь меч Начало Начал. И уже этим мечом я добыла себе настоящее приданое: и перины с подушками, и горшки с кружками. Так что не переживай. Когда придёт пора твоим девочкам выходить замуж, мы с Васей снарядим их оружием и научим им пользоваться.
- Спасибо, Первые! Вы меня утешили. И индюк сграбастал нас с Варей в охапку и не отпускал, пока не уснул. Тогда мы с Варей выбрались из-под индюка и вышли на двор покурить. А танцы всё продолжались и продолжались.
Сказ про медведицу

Пошёл я как-то на медведя с одним бутылем самогонки. Прихожу к нему в хату, а там сидит Варя, подперев щёку, и подпевает медведю. На столе стоит пустая бутыль. Медведь допел песню и размазал слёзы по щекам.
- Бедный я, бедный, - сказал медведь. - Ушла моя любимая за грибами и не вернулась. Не иначе как грибы её под землю затянули. Ой, на кого ж ты меня покинула! Кто будет мне кофе в постель подавать! Кто будет меня кормить-поить! Кто будет мой глаз радовать! У кого есть еще такие красивые бусики! Кто мне будет колыбельную петь по ночам! Кто будет со мной по вечерам самогонку пить и разговоры разговаривать! У кого ещё есть такая очаровательная улыбка!
Тут дверь открылась, и в хату вошла медведица с корзинкой.
- Хватит завывать, - сказала медведица. - Бери корзинку и чисти грибы на жарёху. Гости в доме.
Медведь, как ни в чем не бывало, вскочил со стула, взял корзинку и стал чистить грибы.
- Твой тоже расклеивается, когда ты за грибами уходишь? - спросила медведица Варю.
- Мой ещё хуже твоего. Стоит мне выйти за порог, как Васька созывает соседей и устраивает поминки по мне. Я возвращаюсь из леса, а гости все плачут. А громче всех - Васька. А как увидит меня живую-здоровую, начинает креститься и плеваться через плечо.
- Васька, а через которое плечо ты плюешься? - спросила меня медведица.
- Через левое, - сказал я. - Там чёрт сидит. Вот я ему в морду и плюю. Тогда сатана отпускает мою Варю. И Варя жива-здорова оказывается дома.
- А плевать через правое плечо нельзя? - спросила медведица.
- Можно. Но меня продуло и вправо поворачивать голову я не могу. Такие дела.
Сказ про инициацию

Ко мне пришли зайцы и стали шарить по дому.
- Что вы ищете? - спросил я.
- Нам нужен меч. Твой меч Судьбы.
- А зачем он вам?
- Я должен пройти инициацию, - сказал юный заяц.
- А при чём здесь мой меч?
- Я должен им сделать себе обрезание.
- И?
- И тогда я стану взрослым. После обрезания я смогу завести жену и смогу бить её мечом Судьбы плашмя.
- Как тебя зовут? - спросил я юного зайца.
- Павел, о хозяин меча!
- Слушай, Паша, меч Судьбы не предназначен для обрезания. Он неудобный. Так можно отчекрыжить половину твоего достоинства. Оно тебе надо?
- А что мне делать?
- Есть один способ, чтобы пройти инициацию. Нужно один день посвятить помощи матери по хозяйству. Причем, подменить её во всём.
- Но ведь это нереально! Мама с раннего утра до позднего вечера возится по дому. Мужчина так не сможет.
- Хорошо. Тогда остаётся обрезание. Но тупой ложкой.
- Я согласен на помощь по хозяйству.
- Молодец! Мужчина!
Сказ про карася

Медведь жарил грибы и болтал.
- Пошёл я как-то на рыбалку и поймал на хлеб карася. Карась был в летах. Я ему говорю: «Ну ты и дурак, старче. Попасться на удочку в твоем-то возрасте. Сидел бы дома - внуков нянчил. Так нет же - хлебушка захотелось. Твоя жена, что ли, хлеб не печёт? Или дома шаром покати? Кто тебя выгнал на вольные хлеба? Вот теперь, дурак старый, попадёшь в уху». А карась мне отвечает: «Никто меня не выгонял из дому. И еды у нас полно. Просто я решил на старости лет попутешествовать. Мир повидать. Я и клюнул-то на хлеб специально, чтоб мир без воды увидеть. Отец мой не видел. Дед не видел. А мне удалось. А теперь и помирать не страшно. Даже в ухе». Пожалел я старого карася и принёс его домой. Вон, Васька, в тазу он плавает.
Я посмотрел в таз и увидел плешивого карася, в очках. Он рассматривал книгу-раскраску и восторженно чмокал.
- Как тебя зовут, уважаемый? - спросил я.
- Лёнчиком кличут. А моя старуха называет меня Пень Старый.
- Нравится тебе у медведя?
- А то! Он меня не зобижает. Кормит три раза в день. Книжки даёт читать. Разговорами балует.
- А о чём ты любишь говорить?
- О смерти. Я ведь старый. Скоро ласты склею. Вот про смерть мне и интересно. Я, ить, когда с ней встречусь, приставать к ней буду. Я знатный ходок в нашем пруду. Говорят, Смерть костлявая. А я худышек люблю. Так и умру с ней в обнимку.
- Лёнчик, - сказал я. - Пьющий?
- Выпивающий. Но - в хорошей компании.
- А из закуски что предпочитаешь?
- Жареную рыбу! - сказал Лёнчик и басисто расхохотался. - Нам меня на три рюмки хватит! Наливай!

Сказ про червяка

Курю я трубку, сидя на пороге. Погода хорошая. Лёгкий ветерок сбрасывает осенние листья с фруктовых деревьев. Вот по яблоне ползёт запоздалый червяк. Я удивился. Он ведь давно должен быть бабочкой. Я подозвал червяка к себе. Червяк приполз и сел рядом со мной. Я протянул ему трубку.
- Тебя Матвеем кличут? – спросил я червяка.
- Ага. Матвеем.
Червяк умело курил трубку.
- А ты Первый?
- Ну да, - ответил я. - Васькой кличут. А ты откуда родом?
- Да с пра Земли я.
- О! Да мы земляки!
Я обнял червяка.
- Давно был на родине?
- Да, почитай, уже 666 тысяч веков как не был. Наши все оттуда сюда перебрались. Здесь климат лучше. И никто не дразнит червяком ползучим. Меня тут все уважают. Говорят, Матвей – нормальный мужик. Пьющий, но меру знает.
- Тебя угостить?
- Если есть чем, то угости, - сказал червяк.
Я достал из-за пазухи фляжку и протянул червяку.
- Ну, за родину! – Червяк выдохнул и сделал большой глоток.
- Да ты ещё пей. Не жалей. У меня ещё есть.
Червяк благодарно кивнул и приложился к фляжке.
- Скажи мне, Матвей, - сказал я. – А чего ты в бабочку по весне не оборачиваешься?
- Не люблю летать. Высоты боюсь. Мне бы ближе к земле. Ползать я люблю. Больше всего на свете. Люблю ещё зарываться в землю и ходить в гости к кроту. Бывало такое, что крот хотел меня съесть, но потом мы подружились. Горькую вместе пьём. Вспоминаем, как куролесили на пра Земле. Он ведь тоже из Первых.
- Не знал, - сказал я.
- Да здесь, в твоём дворе все из Первых: и кроты, и медведки, и жуки и пауки. Ты же с ними не общаешься, вот и не знаешь.
- Матвей, а ты меня познакомишь с земляками? Для начала – с кротом.
- Да хоть прямо сейчас. Погнали!
И мы с червяком стали зарываться в землю.

Сказ про песню Первых

Мы с Варей стояли на лошадях напротив войска Падших. Изо рта коней Падших шёл пар. Они подгарцовывали и мотали головами. Поле будущей битвы заросло ковылью. Скоро оно усеется телами врагов и наших воинов. За нами с Варей выстроились дугой 12 легионов ангелов. Архангел Михаил гарцевал чуть впереди. Он подъехал к нам и спросил.
- Василий, наши воины готовы к битве. Но…
- Что «но»?
- Но они помнят своих бывших друзей в стане врагов. Они помнят, как вместе пировали и веселились. Они помнят, как вместе пели песни Первых. Они помнят, как гуляли на свадьбах друг друга. Они, главком, помнят всё.
- И…
- И вряд ли наше войско боеспособно. Они не хотят биться с Падшими.
Из стана Падших в нашу сторону выехал всадник. Когда он подъехал ближе, мы узнали в нём нашего первенца Светозара. Его меч был в ножнах. Я вложил свой меч в ножны и выехал навстречу. Мы сблизились и поехали рядом.
- Сын, ты хочешь объявить ультиматум?
- Нет, Отец. Мне не нужна кровь. И моё войско не желает воевать. Они помнят лучшие моменты, когда мы все были вместе. Они не хотят воевать со своими бывшими братьями и сёстрами. Отец, ты победил без единого выстрела стрелы, без единого взмаха меча. И я должен тебя спросить: что ждёт меня? Мне нет прощения? Я обречён на забвение?
Я похлопал Светозара по плечу.
- Погодь, сынку. Ты женат?
- Нет, отец. Девушка, которую я любил, отказалась от меня, после того, как я поднял восстание. С тех пор я её не видел. А полюбить снова я не могу. Ты сделал меня однолюбом. Но зачем об этом говорить, если я обречён? Теперь я в твоей власти.
Я взял рог с пояса и затрубил. Из моего стана, на белом коне, выехал всадник с длинными развевающимися волосами. Светозар внимательно следил за ним, потом радостно вскрикнул и пустил коня в галоп навстречу длинноволосому всаднику. Их кони обвили шеи друг друга. Длинноволосый всадник прыгнул на коня Светозара и обнял его. Они поцеловались. Одобрительный шум раздался в стане ангелов и в стане Падших. Войска двинулись друг навстречу другу. Мечи были убраны в ножны. Бойцы стали обниматься и угощать друг друга табачком и вином. Мы с Варей спешились и развели костёр. Вскоре костры запылали по всему полю. Вселенную заполнила прекрасная песня Первых. Аминь!

Сказ про шарана Оригена

Сидели мы с Варей в лодке и ловили рыбу. Попадалась мелочь: пескарики с ладошку да бычки с палец. В ведре ещё плавал небольшой шаран. Мелочь пузатая лихорадочно металась по ведру, но шаран спокойно сидел на дне и курил трубку. Варя поймала ещё одного шарана – по локоть – и пустила его в ведро. Шаран-старожил угостил вновь прибывшего табачком, и рыбы стали вести светскую беседу.
- Приветствую тебя, камердинер нашей королевы Амидалы, - сказал первый шаран.
- Снимаю шляпу перед тобой, постельничий нашего наследника, - сказал второй шаран.
- Славно ли поохотились на раков в королевских песках?
- О, милостивый сударь, охота прошла как никогда удачно. Мы заарканили 13 раков, 33 краба и 666 омаров. Всегда бы такая охота!
- А что думает Её королевское величество о восстании креветок на южных границах?
- Её величество, королева Севера, Юга, Запала и Востока, высказалась о восстании в таком духе: до тех пор, пока я буду править, креветки не будут платить налог на воду.
- Прям так и сказала? – спросил первый шаран.
- Вот тебе крест! – сказал второй шаран и перекрестился.
- Не по-нашему крестишься, - сказал первый шаран.
- Да. Я из двоеплавниковых христиан. И горжусь этим.
- Но я думаю, что нашему Богу всё равно, как мы крестимся. Лишь бы соблюдали заповеди и власть любили.
- Спасибо тебе, брат, что не выпустил мне кишки, когда увидел, как я накладываю на себя крёстное знамение. Увидишь нашу королеву – не говори, что я из двоеплавниковых.
- А ты оптимист, Ориген.
- Ты знаешь, как меня зовут?!
- А кто же не знает в лицо столпа нашей церкви, великого учёного, знакомого с трудами античных авторов, которому сама королева прощает мелкие невинные расхождения с толкованием обрядовых символов. Двоеплавниковых преследуют не за неправильное наложение на себя крестного знамения, а за дерзость самомыслия. Но тебе это прощается, потому что ты самый образованный шаран нашего времени. Вероятно, через 100 лет тебя канонизируют.
- Почему?
- Потому что ты станешь мучеником. Взойдешь на костёр и сваришься в котле.
- Скажу тебе честно, - сказал Ориген, - я не хочу становиться мучеником. Меня дома ждёт молодая семья. У меня 666 сыновей останутся без отцовских нравоучений и отцовского благословения в день свадьбы.
- Тем не менее, котёл нас ждёт.
- Знаете что, великоуважаемые, - сказал я. – Дайте прикурить.
Ориген протянул мне спички. Я раскурил трубку.
- Знаете что, великоуважаемые. Я хочу сделать вам предложение. У меня дома 33 сына. Я давно искал им учителей и наставников. Слушая вашу беседу, я пришёл к выводу, что лучших учителей мне не найти. Пойдёте ли вы ко мне в дом, чтобы учить наукам моих оболтусов? Я готов вам платить. У вас будут выходные и отпуска, чтобы навещать своих родных. Согласны?
- У меня есть дополнительное условие, - сказал Ориген.
- Я слушаю тебя, - сказал я.
- Я буду учить твоих детей двоеперстному накладыванию крестного знамения.
- По рукам! – сказал я. – Или что там у тебя…
Сказ про объявление

Сижу я на пороге и думу думаю. Вот уйду я за грибами. Жена дома останется одна. Начнут к ней приходить разные и клинья будут подбивать. Жена-то у меня красавица, умница. Да еще и хозяйка справная. Всем хочется такую жену. Что же делать? Взял тогда я листок бумаги и написал: «Жены нет дома». Повесил я листок на двери и со спокойной душой пошёл в лес.
Сегодня мне повезло: насобирал боровичков, подосиновиков, подберезовиков, груздей, волнушек, зонтиков, маслят, опят и козлят. Дум нехороших не было, так как я поступил хитро и вывесил объявление. Теперь во время моего отсутствия никакой ходок в дом не попадет. Я был доволен своей придумкой.
Когда корзинка наполнилась до краев, я пошёл домой, весело насвистывая. Захожу в деревню и слышу, как где-то играет музыка. Подхожу к своему дому и понимаю, что музыка играет у меня. У меня внутри все так и похолодело. Вхожу в хату и вижу такую картину: За накрытым столом сидят индюк, петух, барсук, медведь, суслик, конь, осел и другие соседи. А посреди светлицы выплясывает Варя с бегемотом. Тут музыканты кончили играть плясовую и заиграли что-то медленное и тягучее. Тут бегемот взялся было за Варину талию, но я выскочил на середину и как гаркну.
- Кончай балаган! Все по домам!
Музыканты прекратили играть. А хомяк говорит.
- Ты чего, Василий? Мы же пришли по-соседски.
- А объявление вы видели? - сказал я.
- Конечно, видели, - сказал хомяк.
- Ну и?!
- Так мы читать не умеем, - сказал хомяк.
Сказ про смотрящего

- Мы будем теперь жить вместе, - сказал ёж и снял узелок с палки.
Мы с Варей переглянулись.
- Спать я буду на печке, а вы можете облюбовать сундук. Он большой, места двоим хватит.
- Ты кто? - ошалев от наглости ежа, спросил я.
- Я Асмодей. Смотрящий по Вселенной. Меня будете звать Асмодей Петрович.
- Так ты из Первых? - спросила Варя.
- А то! Когда ты, Васька, пешком под стол ходил, я делал набеги на деревни кентавров и с богатой добычей возвращался домой.
- А с какого перепугу, Асмодей...
- Петрович.
- А какого чёрта ты, Асмодей Петрович, решил поселиться в нашем доме? - сказал я.
- Ты правильно сказал: какого чёрта. Дело в том, что ваш сын Светозар проиграл мне в карты желание. А моим желанием было подружиться с Создателями. Стать им лучшим другом и собутыльником. А так как ближайшие Создатели - это вы - вот и привечайте меня. Кормите меня. Наливайте мне. И рассказывайте сказки. Сказки очень люблю. Светозар сказал, что вы много сказок знаете.
- А если мы укажем тебе на дверь? - спросил я.
- В этом случае я сделаю набег на ваш дом и уведу на аркане всех женщин к себе в нору.
- Слушай, Асмодей Петрович, может договоримся? Давай я тебе денег дам.
- Исключено. Деньги меня не интересуют. Я самый богатый ёж во Вселенной. Мне принадлежит 666 солнечных систем. На меня работают миллиарды людей и нелюдей.
- Так на кой при таком богатстве жить в скромном домике на отсталой планете?! - сказал я.
- Разве вы ещё не поняли? Я же сказал, что хочу жить вместе с создателями. Меня устроит и подстилка в дальнем углу. Я готов работать по дому и буду вести хозяйство. Я работящий и неприхотливый. Я знаю много сказок и буду их вам рассказывать перед сном.
- Сильно бухаешь? - спросила Варя.
- Боже упаси. Пью разбавленный берёзовый сок.
- Чем разбавленный? - допытывалась Варя.
- Ну, самогонкой. Зато, когда я пьяный, я не буйствую, а вяжу.
- Вяжешь?! - удивились мы.
- Ну да, вяжу. Три пьянки - и свитер готов. Зима на подходе, я тут всех одену... Не выгоняйте меня.
- Значит, так, Асмодей.., - сказал я.
- Петрович.
- Просто - Асмодейка. Располагайся на сундуке. Переодевайся в рабочее и иди во двор рыть питательную яму. В два часа обед. Не опаздывай, - сказал я.
- И руки мой перед едой, а не то мигом отправишься восвояси! - сказала Варя.
- Ёж радостно надел косоворотку и вприпрыжку побежал во двор.
Сказ про воспоминания

Призадумался я как-то. Живём мы с Варей на провинциальной планете. В самом захолустье. В лесу. В небольшом домишке. В доме из мебели - один сундук, да полки с посудой. Ну, хорошо. Ещё стол со стульями. Да, ещё есть погреб. Двор не шибко большой. Тут летняя кухня и жильё для животных. Богатства у нас нет, если не считать нашего с Варей оружия. Мой меч Судьбы, мой лук Девственник, да Варин меч Начало Начал. Оружие делали гоблины в стародавние времена. Мой меч достался мне от отца. Следовательно, он старше меня. А я - почти самое старое существо во Вселенной. Не считая других Первых. Я уже был, а Вселенной еще не было. Мы с Варей соорудили её, когда нам было ещё по 18 лет. Эта был наш совместный подарок ко дню нашей свадьбы. Много эонов мы царствовали в нашей Вселенной. У нас были дворцы с богатым убранством. У нас были сундуки с сокровищами. У нас были наложницы и наложники. Всякая тварь изо всех концов Вселенной отдавала нам почести. Нам принадлежало всё и все. Любое наше желание исполнялось. Мы награждали и миловали. Нам поклонялись. Нам возносили молитвы. Мы были в курсе всего, что происходило в бескрайнем мире. Мы были желанными гостями в каждом доме. Мы знали нужды каждого. Я имел право первой ночи и это считалось правильным. Мы думали с Варей, что такая жизнь нам никогда не надоест. Что мы будем пользоваться трудами рук своих вечность. Мы ведь бессмертные. Многие думают, что Бог - Абсолют. Что он Предвечен, Всеблаг и Всемилостив. Это полезные мысли. Для нас. Но в реальности всё немного не так. Мы испытываем те же чувства, что и смертные. И вот, в какой-то момент, нам с Варей наскучило всё, что так радовало нас много эонов. Нам захотелось простоты. И тогда мы оставили Вселенную на попечение нашего сына Равного Богу, а сами нашли ничем не приметную планету и обосновались на ней с максимальной простотой. И испытали, наконец, настоящее первобытное счастье...
- А счастье как пишется: через «щ»? - спросил хомяк.
- Неуч, - сказал я своему летописцу. - Конечно, через «щ»!
Сказ о первой встрече

Думал ли я, самый обычный паренёк с маленькой пра Земли, что в 18 лет стану самым могущественным существом в мною же созданной Вселенной? Конечно, нет. Когда мне исполнилось 18, отец подарил мне меч Судьбы. Этот меч переходил в нашей семье от отца к сыну. Естественно, к старшему сыну. А я был старшим.
Первым делом, когда мне подарили меч, я решил пойти на войну с кентаврами, но родители меня не отпустили. И мне пришлось тренироваться с мечом на репейнике, который рос на опушке леса. Я сбивал мечом головки репейника и вдруг увидел девушку, которая махала мечом, уничтожая головки ромашек. Она тоже меня заметила и стала медленно походить ко мне, держа меч наготове. Я же стал крутить мечом восьмерки, стоя на месте. Вот девушка подошла совсем близко, и я разглядел, что она очень красивая, просто красавица. Я опустил меч.
- Кто ты! - вскричал я. - откуда у тебя меч Начало Начал?! Кого ты убила, чтобы завладеть им?!
- Я никого не убивала, - сказала девушка. - Этот меч мне на восемнадцатилетие подарил мой отец Пантелеймон.
- Так ты дочь Пантелеймона и Марии?! - сказал я. - Я видел тебя, когда тебе было пять лет. У тебя был деревянный меч и деревянная лошадка.
Девушка свистнула, и сразу же загрохотало. Я испугался и взял меч наизготовку. И вдруг я увидел прекрасного коня, который мчался к нам на огромной скорости. Из-за скорости топот копыт напоминал грохот. Я опустил меч. Конь резко остановился прямо перед девушкой.
- Как тебе моя новая «деревянная» лошадка?
- Она прекрасна! - восхитился я.
- Хочешь, прокачу? - спросила девушка.
- Если скажешь свое имя.
- Меня зовут Варвара.
- А я Василий.
- Запрыгивай сзади меня, - сказала Варвара.
Она легко вскочила на коня. Я вложил меч в ножны и вспрыгнул сзади красавицы. Варя ударила пятками коня, и мы понеслись навстречу восходящему солнцу.
Сказ про комплимент

Однажды мы с Варей сидели у костра и варили грибной суп. Картошка, лук и морковка были у нас с собой. Грибы мы насобирали. В основном, это были молодые дождевики. Попался один дождевик величиной с головку младенца. Я решил попробовать суп, но не нашёл ложки, которая была привязана к палке. Мы с Варей стали искать ложку и тут услышали странные звуки. Источник звуков мы нашли раньше ложки. У костра сидел гном и ел, чавкая, нашей ложкой прямо из казанка, который всё ещё висел над костром. Я молча взял миску, налил в неё суп и дал гному. Потом достал из-за голенища складную ложку, сунул ее гному, а привязанную ложку отобрал. Гном, как ни в чем не бывало, продолжил есть суп. Я проверил из котелка на соль. Маловато. Насыпал в котелок пару щепоток соли, а одну щепотку бросил в миску гнома. Он размешал соль и продолжил с невероятной наглостью поедать наш суп. Я налил супа себе и Варе. Достал лепёшку и разломил её на несколько больших кусков. Первым хлеб ухватил гном и зачавкал ещё громче. Мы с Варей недоуменно переглядывались и ели суп. Я достал бутыль самогонки и налил в две кружки. Гном потянул руку к кружкам, но мы с Варей резво схватили кружки. Тогда гном взял бутыль, чокнулся с нами и присосался. Когда в бутыле осталось всего половина напитка, гном оторвался, крякнул и поставил бутыль. Я взял сосуд и поставил его рядом с собой. Мы с Варей выпили. Гном хлебом вытер миску, съел его, отрыгнул и протянул мне руку.
- Митька.
Потом гном протянул руку Варе.
- Аристарх.
- Так ты Митька или Аристарх? - спросил я.
- У меня много имен, - сказал гном, ковыряясь палочкой в зубах. - Для мужиков я - Митька. А для прекрасных дам я Аристарх. Дамы любят мужчин с мужественными именами. Какая же дама клюнет на Митьку или, там, Ваську?!
Мы с Варей весело переглянулись.
- Скажите, прекрасная дама, вас привлекают пещеры, в которых стоят сундуки с золотом и самоцветами? Я состоятельный мужчина и могу составить счастье любой женщине. Но так как здесь только одна прекрасная дама, то я приглашаю вас на экскурсию в мою пещеру. Вы не пожалеете.
Варя еле сдерживала смех. А я сказал серьезно.
- Митька, я бы с радостью отпустил Варвару Пантелеймоновну с тобой в прекрасную пещеру, но она уже как 666 тысяч веков замужем за Василием Ивановичем, то есть, за мной.
- Так вы!..
Гном вскочил, сдёрнул шапку и стал кланяться.
- Простите меня, Первые! Не признал! Я же должен был догадаться по мечам. Вот они лежат - меч Судьбы и меч Начало Начал. Господи! Так вот ты какой, лук Девственник?!
- Митька, садись. У нас еще пол бутыля самогонки. Обещаю не испепелять тебя молнией, если, конечно, ты не будешь настаивать на прогулке с Варей по пещере.
Гном издал несколько звуков и сделал пару движений, которые, видимо, означали глубокое раскаяние. Потом гном извлек из рюкзака несколько бутылок.
- Гномья водка, - сказал гном. - 90 градусов. Для прекрасной дамы, правда, крепковата.
- Варя молча раскупорила одну бутылку и стала пить прямо из горла.
- Она действительно прекрасна, твоя прекрасная дама, - сказал гном мне.
А что мне оставалось - такой комплимент. Я сгрёб гнома в охапку и стал благодарно его тискать.
Сказ про ссору

- О чем ты думаешь? - спросила Варя.
- Я вспоминаю, как мы на пра Земле пошли за ягодами, а нашли огромную поляну, усыпанную костями и ржавым оружием. Со времени битвы прошло, наверное, 300 лет, но мы обнаружили ещё живого эльфа. Все знают, что эльфы бессмертны, но и их научились умерщвлять оружием, покрытым ядом первобытной гюрзы.
- Да, я тоже припоминаю этот случай, - сказала Варя. - У эльфа в боку была стрела, а сверху на нём лежало три мертвых орка, от которых остались скелеты, обтянутые кожей. Эльф стонал. И только так мы смогли его обнаружить. Мы сняли с него орков. Стрела прошла навылет, и мы легко справились с ней, обломав наконечник. После этого мы легко вытащили остатки стрелы.
- Эльф попросил пить и мы дали ему. Он выпил весь бурдюк. Мы рядом с эльфом разожгли костёр. Я пошёл за водой, а ты направилась за целебными травами. Когда волшебное варево было готово, мы дали его эльфу.
- Наступил вечер, - продолжила Варя. - Мы построили шалаш на троих и приготовили ужин из грибов и вяленого мяса. Эльф ел с большим аппетитом. У нас была с собой бутыль с самогонкой.
- Когда бутыль наполовину опустела, у эльфа появился румянец, и он заговорил. Эльф рассказал, что он принадлежит к королевскому роду. Не наследник, но всё же сын короля. Много тысячелетий орки и эльфы воюют друг с другом. Эльфы всегда одерживали победы. Но до тех пор, пока орки не нашли оружие против бессмертных: змеиный яд, причем не просто змеиный, а яд гюрзы, змеи, которая считается древнее Первых. Этих змей много веков никто не видел, но оркам удалось найти мужскую и женскую особи, которых они стали разводить. После этого во многочисленных битвах погибли почти все эльфы мужского пола. Эльф сказал, что не знает, как с мужчинами обстоят дела сейчас, но ему кажется, что эльфийским женщинам их недостаёт.
Варя размахнулась и сильно ударила меня по лицу. Потом ещё раз и ещё...
- За что?! - воскликнул я.
- Это за то, что ты тогда сказал эльфу. Ты сказал, что восполнить эльфийский род - благородная миссия. И что ты готов хоть сейчас идти в леса к эльфийкам.
Варя опять меня ударила.
- Если тебе опять когда-нибудь захочется кого-нибудь спасать, запомни, мой меч Начало Начал может и не убьёт бессмертного, но прекрасно справится с обрезанием.
- Ну, Варя...
- Хао! Я все сказала!
Сказ про чету свиней

Сидим мы с Варей на пороге нашего дома. Курим трубки и поём. Скорее, не поём, а мычим. Каждый свою песню. Хорошо. Птички поют. Ветерок гоняет листья по двору. Петух топчет. Индюк учит своих детей, как добывать червяков. Свинья вывела на прогулку своего мужа, борова Димку. Димка вырядился в жилет, инкрустированный настоящими алмазами и крупным жемчугом. На голове у наго цилиндр. На носу - золотые очки. На ногах лаковые остроносые туфли. В руке - портфель из крокодиловой кожи. Чета свиней подошла к нам. Димка приподнял цилиндр и сказал.
- Мадам, мсье! Утро сегодня замечательное.
- Да, сегодня замечательное утро, - сказала свинья, разодетая в шелка и бархат.
Свинья открыла веер и стала им обмахиваться.
- Марфуша, - окликнул я свинью. - Который час?
Свинья с плохо скрываемой радостью взяла массивную луковицу золотых часов, которая висела у неё на шее, открыла её с характерным щелчком и посмотрела в платиновый лорнет.
- Семь сорок! - сказала свинья.
- Не может быть! - сказал я. - Димон, сколько времени?
Кабан важно полез в жилетный карман и вынул часы, величиной с гусиное яйцо.
- Мои швейцарские часы показывают время: семь часов сорок минут сорок четыре секунды пятьдесят шесть миллисекунд...
- Достаточно, - сказал я. - А погода сегодня отличная.
- Хорошая погода, - сказала Варя. - Сколько времени, Дмитрий Опанасьевич?
Кабан достал часы, щелкнул крышкой и торжественно произнес.
- Семь часов, сорок две минуты, пятнадцать секунд, тридцать шесть миллисекунд. Время пить Бордо урожая 1867-го года. Разрешите откланяться. - Кабан приподнял цилиндр и увлёк свою жену в свинарник.
Я достал фляжку с сомой третьего года, хлебнул и протянул Варе. Варя допила, вытерла губы и замычала новую песню. Хороший сегодня день.
Сказ про флейтиста

Едем мы с Варей на наших боевых конях. По бокам - седельные сумки с провизией. За спинами - мечи и колчаны со стрелами. Едем молча. Только иногда мысленно переговариваемся. Позади осталась наша деревня с многочисленными жителями. Все вышли нас провожать.
- Обязательно привезите нам этого басурмана! - сказал хомяк Степан. - Хочется ему в рыло плюнуть.
Дело в том, что завёлся в лесу Некто. Каждый вечер он начинает играть на флейте, и все бабы бегут к его костру, чтобы послушать. Мужикам это надоело, и они попросили нас с Варей разобраться с этим негодником. Нам посулили 33 бутыля сомы и копну клевера. Мы согласились. Уж больно награда хороша. И вот мы оседлали наших коней, вооружились и поехали искать негодяя. Едем мы, едем. Вот уже и солнце начало клониться к закату. Как вдруг мы услышали далёкий звук флейты. Варя вскинулась на стременах и помчалась вперед. Я безнадежно от неё отстал. Когда, наконец, я подъехал к костру, я увидел колченогого гнома, который вдохновенно играл на флейте. Рядом сидела простоволосая Варя и качалась в такт мелодии.
- Прекратите это безобразие! - вскричал я.
Но гном продолжал играть. А Варя кайфовала.
- Слушай, негодяй! Выходи на бой! - вскричал я.
Гном прекратил играть и внимательно на меня посмотрел.
- Я не воин, - сказал он. - У меня из оружия только вот эта флейта. Но если ты хочешь сразиться, - я не против.
И гном заиграл воинственную песнь Первых.
Я соскочил с коня, сел возле костра и стал мычать под мелодию, раскачиваясь из стороны в сторону. Дальше гном заиграл Песню Матери Первых и мы с Варей вместе начали петь эту величавую песню. Когда гном прекратил играть, я снял с себя золотую цепь и повесил гному на шею. Потом обнял его.
- Брат! - сказал я.
Гном обнял Варю.
- Сестра!
- Э! Э! Э! - вскричал я и оторвал Варю от гнома. - Ты полегче! - сказал я гному.
- Мне так одиноко, - обратился гном к Варе. Варя потянулась к нему.
- Тьху ты, зараза, - сказал я.
Поднял Варю, усадил её на лошадь. Вскочил на свою, и мы поехали домой.
Сказ про болтливую курицу

- Ой, что я тебе расскажу, Васька! - раскудахталась курица. - Свинья-то наша, Зинка, родила шестерых поросят и одного индюшонка! Представляешь?! Индюшонка!!! Кто бы мог подумать! Такая скромница. Ходит всегда с опущенными ресницами. И только в паре со своим мужиком. А посмотри - родила индюшонка! Как тебе это нравится? Теперь её муж объявил, что убьёт индюка. А индюк-то сбежал. Трус и подлец. А кабан сказал, что его из-под земли достанет. А жена-то индюка третий день ревёт, из дома не выходит. Такой позор для семьи! А Зинка-то хороша. Столько лет притворялась паинькой. И надо же такому случиться. Я пришла к ней по-соседски и говорю: «Зин, как это?». А она говорит, что любит его. Индюка. Ирода такого. Пусть ему пусто будет! Две семьи разрушил. Кабан-то хочет Зинку-то выгнать на все четыре стороны. Я сижу, а он говорит: «Иди ты, Зинаида, на все три стороны»! А я говорю: «На все четыре стороны»! А кабан тут же меня прогнал. Говорит: «Пусть Зинка идёт на все три стороны, а ты, балаболка, иди на все четыре стороны»! Представляешь? Он меня назвал балаболкой! Какой нахал! Ну и поделом ему, такому хамлу! Вась, а ты подумай, как нелегко придётся индюшонку. Его все будут дразнить. Проходу давать не будут. Заклюют. Загрызут. Жалко парня. А всё эта проклятая любовь. Я тоже знаю любовь. В молодости я влюбилась в барсука. Он был такой славный. Всё мускулы мне показывал, да водил на турник, чтобы продемонстрировать, как он крутит солнце. Я прямо млела от любви. А потом как-то мой отец подстерег нас на сеновале и всыпал нам обоим по задницам. После этого мой барсучок сбежал. А я ещё долго его любила. Только молчала. Одна мать моя знала о моей непроходимой страсти. Она как-то где-то нашла моего барсучка и рассказала ему о моей большой любви. А потом помогла нам вместе бежать. И смотри, Васька, сколько лет прошло, а мы с моим барсучком живём душа в душу. Я рожаю барсучат и цыплят. И это в порядке вещей. Но эта Зинка...
- Катерина, кто на яйцах сидит? - спросил я.
- Ой! Мамочки! Я побежала! Заговорил ты меня совсем, Васька!
И курица с кудахтаньем побежала к себе домой.
Сказ про Вселенную

Случилось это на пра Земле году эдак... впрочем, не важно. В то время времени еще не было. Только одно сплошное пространство. Древние боги отвоевали у хаоса немного пространства. Сделали его стабильным. А потом слепили пра Землю. А было это в стародавние времена, хотя времени еще не было. Древние боги на пра Земле сделали разнообразный рельеф. Соорудили воду. Насытили атмосферу кислородом. И только после этого приступили к созданию жизни. В реках и морях заплескалась рыба. В небе запорхали птицы, а в лесах завелись грозные и не очень звери. Через какое-то время, которого не было, древние боги решили создать орков, троллей, хоббитов, эльфов, гномов, наяд, дриад, элементалей, ангелов и прочих свободномыслящих. Дело было сделано. Все эти существа появились. Отличительным свойством от рыб, птиц и зверей было то, что последние существа древние боги наделили свободной волей. Речь имели все твари на пра Земле. Дети древних богов играли с остальными обитателями. Они ходили друг к другу в гости. Они вместе справляли дни рождения, хотя времени ещё не было. Вместе праздновали свадьбы. Зла на планете не было, хотя вокруг неё бушевал первобытный хаос. Большинство детей древних богов хотели обуздать весь хаос, поэтому с пра Земли постоянно стартовали экспедиции в самое сердце хаоса. Там дети древних богов сталкивались с невообразимыми порождениями хаоса, с которыми они вели битвы. Часто экспедиции возвращались с изувеченными бойцами. Дети древних богов были бессмертными, но из-за тяжелых травм часто впадали в кому, которая могла длиться несколько эонов, хотя времени еще не было. Битвы с существами хаоса продолжались очень долго. И отвоевать у хаоса ещё хотя бы кусочек уже не удавалось никому. Так и летела в пространстве пра Земля в полном одиночестве...
Но однажды у древних богов Ивана и Дарьи родился сын Василий. А у Марии и Пантелеймона родилась Варя. Это событие стало знаковым, так как именно этим детям удастся сделать то, что не смогли сделать тысячи древних богов. Когда молодым людям исполнилось по 18 лет, они встретились и полюбили друг друга. Их любовь оказалась настолько сильной, что в их ауре поселилась неведомая до этого магия. Историки назовут потом её Магией Двоих. Так вот, юные Василий и Варвара сумели взорвать хаос. Потом они замесили взорвавшуюся материю и сотворили Вселенную, которая существует до сих пор. В которой, собственно, мы и живём. Слава Двоим! Аминь! Аум! Ом!
Сказ про солёные огурцы

Сидим мы с Варей у костра. Мамалыгу с грибами варим. Пришла пора посолить кашу, а соль-то я дома забыл. Я говорю Варе.
- Тут неподалёку медведь живёт. Схожу-ка я к нему за солью. А ты кашу охраняй, а то много тут охочих до чужого.
Встал я тогда. Забросил меч Судьбы за спину и пошёл. Долго ли, коротко ли, но пришёл к медвежьей избушке. Зашёл, а там медведь с медведицей сому потребляют и солёными огурцами закусывают. Я говорю.
- Мир вам!
Медведь обернулся, сощурился. Потом надел очки.
- Васька, ты?
- Ну, я, собственной персоной. Вот пришёл...
- Катюша, - сказал медведь медведице. - Доставай еще один огурец. У нас гость.
Катюша захлопотала, полезла рукой в банку, достала огурец и налила в кружку сому.
- Я ненадолго, - сказал я. - Жена за солью послала. Мы недалеко тут расположились лагерем. Мамалыгу с грибами варим.
- Пей давай, - сказал медведь.
Я выпил. Потом ещё. Затем ещё.
- За солью жена послала, - сказал я.
- А соли-то у нас нет, - сказал медведь. - Кончилась.
- А что же делать? - спросил я.
- А вот что. Я дам тебе банку огурцов. Ты их вываришь, вот и будет тебе солёная каша.
Я поцеловал медведя в грудь. Поцеловал Катюше руку. Распрощался и с банкой солёных огурцов пошёл к Варе.
Прихожу на место. Глядь - а возле костра фавны, эльфы, гномы... всех не перечесть. На земле расстелена скатерть. А на ней кучи разных вкусностей. Я удивился и спросил Варю, что тут происходит. А Варя и говорит.
- Я ждала тебя, ждала. Потом не выдержала и попросила соль у прохожего. Он дал мне соль, и я пригласила его отведать каши. А прохожий как крикнет.
- Первые просят за стол!
Ну, тут со всех сторон и набежали со своей едой. Одна у нас проблема: ни у кого нет солёных огурцов. А мне очень хочется. Тортика с солёными огурцами.
Я показал банку и Варя захлопала в ладоши. А я осторожно пощупал её живот.
- Наверное, ты прав, - сказала Варя. - Можно я сегодня последний раз выпью чуть-чуть сомы?
- Ни в коем случае! - сказал я, открывая банку.
Сказ про наставника

Мы с Варей подъехали к дому фавна. Глашатай вышел вперёд, набрал воздуха в лёгкие и провозгласил:
- Милостию Божьей, к тебе, раб Феофан, прибыла чета Первых: Василий сын Ивана и Варвара дочь Пантелеймона!
Фавн выбежал из дома и начал махать цветными флажками.
- На колени, раб! - вскричал глашатай.
Фавн бухнулся на колени и стал обнимать ноги наших коней.
- Харитон, - сказал я глашатаю. - Иди отобедай на кухне.
Глашатай торжественно кивнул и медленно пошёл на кухню. Я наклонился, схватил фавна за шкирку и забросил его на коня впереди меня. Фавн пытался поцеловать мне руку, а я ерошил ему голову и повторял:
- Раб, раб, раб...

@@@

Я с Варей и Феофаном сидели у него в горнице и лакомились мидиями.
- Понимаешь, Феофан, наша канцелярия выдала на гора документ, по которому Первым надлежит путешествовать вместе с глашатаем. От постельничих, сокольничих, шнуровочных и прочих мы как-то отбрыкались. А вот от глашатая не смогли. Ты не обижайся на Харитона за «раба». Он малый добрый, бесхитростный. Он всего лишь выполняет свою работу.
- Кто бы обижался! - сказал Феофан. - Я так рад, что вы приехали в наше захолустье. Не брезгуете мидиями.
- А ты думаешь, что мы живём во дворце и кушаем соловьиные язычки?
- А что - нет? Первые должны жить во дворце. У вас должны быть наложники и наложницы...
- Вот-вот-вот. Вот за этим, Феофан, мы и приехали.
- Варя, ты хочешь, чтобы я стал твоим наложником? Стар я для этого.
Варя рассмеялась.
- Феофан, сказала Варя. - Нашему сыну исполнилось пять лет. И мы с Васей подумали, что лучшего наставника, чем ты, нам не найти.
- А, вот вы о чём?! Но ведь я мидии люблю. А у вас где их достанешь.
- Устрицы подойдут?
- Дакор! Я согласен.
- Собирайся, - сказал я. - Мы взяли с собой коня для тебя. - Да, совсем забыл. Какую плату ты потребуешь за свои услуги?
- Сказку на ночь, - сказал фавн. - Каждую ночь новую сказку.
- Быть посему! - сказал я.
Мы вскочили на коней и...
Сказ про элементалей

Не успели мы с Варей проснуться, как кто-то постучал в дверь. Я встал с печи и поплёлся к двери. Открыл её, а там машут крылышками элементали.
- Мы в гости пришли, - сказали они.
- А сколько вас? - спросил я.
- Ровно 666 особей четырёх полов.
- И вы думаете, что я такую ораву прокормлю?
- А нам много не надо. Каждому по три капельки сомы, да по три крошки хлеба.
- Ладно, заходите, - сказал я. - То есть, залетайте.
И вся орава ринулась в дом. Варя уже накрывала на стол.
- Сколько кружек? - спросила у меня Варя.
- 666, - отвечаю я.
Варя присвистнула и стала доставать кружки.
Наконец, все расселись. Я посчитал количество кружек. Их оказалось 665 плюс две наши с Варей.
- Господа! - сказала Варя. - У нас не хватает одной кружки. Даже не знаю, что делать.
- Хозяйка, - раздался тоненький голосок. - Не переживай. Я готов пить из горла.
Варя взяла лупу и глянула на владельца тоненького голоса. Он был совсем маленький, с тоненькими ручками.
- А ты сможешь поднять бутыль? - спросила Варя. - Он ведь большой и тяжёлый.
- Обижаешь, хозяйка. Ты не смотри что я крохотный. Силы у меня немерено. Вон спроси у Васьки, помнит ли он Прохора.
Варя посмотрела на меня. Я опустил глаза под её взглядом и сказал.
- Об прошлом годе я пошёл в Эдем за яблоками, а Прохор там был сторожем. Он тогда меня здорово поломал. Не смотри, что он маленький. Я тогда еле ноги унёс. Потерял меч Судьбы. Прохор меч нашёл и всем похвалялся, что Первого заломал.
- А ты мне не говорил, что меч потерял, - сказала Варя. - Ты сказал, что в бою меч сломался.
- Каюсь, - сказал я.
- Не переживай, Васька, - сказал Прохор. - Ты нас напоил, накормил... А меч в углу я поставил. Вон видишь? Забирай его и больше без разрешения в Эдем не ходи.
- Как же не ходить, - сказал я. - Это же я его насадил и взрастил.
- Теперь Эдемский сад - это общественная собственность. Давай выпьем мировую.
Я вздохнул, протянул Прохору кружку с сомой, и мы чокнулись. Элементали возликовали и запели песнь Первых. Мы с Варей принялись подевать. Аминь!
Сказ про клубнику

Сидим мы с Варей у костра и поём песнь Первых. Вокруг лес и ночь. Все спят. Только мы с Варей бодрствуем и радуемся жизни. Не прекращая петь, я отошёл в кусты по малой нужде. И тут слышу голос:
- Васька, сукин ты сын! Смотри, куда ссышь! Тут у меня клубника посажена!
Я достал фонарик, посветил вниз и увидел огородик со зрелой клубникой. Невдалеке стоял хомяк.
- Ты, что ли, Петька? - спросил я.
- А кто ж ещё? Думаешь, раз Первый, то можешь уделывать чужие огороды?
- Прости, Петька. Я не специально. Я не знал, что тут твой огород. Готов компенсировать.
- А что ты мне можешь предложить? У меня всё есть: дом, жена, дети, табак, сома, трактор и меч гоблинской работы. Всё есть у меня. Это я могу тебе предложить всё, что ни пожелаешь. Желай!
- Это так неожиданно, Петька. Ведь это я должен тебе что-нибудь дать, а ты сам мне предлагаешь.
- И не только предлагаю, но и настаиваю, чтобы ты попросил у меня, что ни пожелаешь, - сказал хомяк.
- Значит, так. Жена у меня есть. Дом тоже. Дети, табак, сома, трактор и меч гоблинской работы. Всё у меня есть. Даже не знаю, что попросить.
- Согласен, Васька. И у меня, и у тебя всё есть. Всё, что нужно нормальному мужику. А хочешь, я тебе дам клубнику? Ты не всю уделал.
- Мне-то без надобности, а вот Варя, наверное, обрадуется.
- Здесь Варвара Пантелеймоновна?! Что ж ты раньше не сказал! Какая радость! Какое счастье! Щас, я мигом!
Хомяк принялся собирать клубнику в пластмассовое ведёрышко.
Пришли мы к костру, а Варя суп помешивает. Хомяк стал перед Варей на одно колено и говорит:
- Моя королева! Дозволь слово молвить и поцеловать кончик платья!
Варя с улыбкой кивнула.
- Я принёс тебе дары трудов моих. Прими их!
Хомяк протянул Варе ведёрышко. Варя увидела клубнику и всплеснула руками.
- Петька, это то, что я хочу! Спасибо тебе!
Варя поцеловала хомяка.
- Ваши подданные, Варвара Пантелеймоновна, завсегда готовы вам служить! - сказал хомяк. - Приказывайте, королева!
- Петька, садись с нами ужинать.
- Не имею права в силу своего происхождения.
- Это приказ, - сказала Варя и налила хомяку полную миску.
Сказ про мышь, которой не было

- Было бы о чём горевать, - утешал я Варю.
Варя случайно разбила бутыль самогонки. Ну, как случайно. Дзынькнула об мою голову. Разве я заслужил такого обращения? Я всего лишь тихо-мирно выпивал с ежом. Мы не буянили, не горланили песни, не размахивали руками. Мы просто говорили за жисть. В этих самых разговорах ёж - самый заправский. У него большой опыт. Как-никак 666 тысяч веков живёт на свете. Он всё про эту самую жисть знает. Да и я не мальчик. Живу с самого начала. И до этого немножко. А Варька меня по голове! Ну, разве это по-людски? Разве можно так поступать с собственным мужем, с которым прожила большую жизнь. Я ей скажу, что если она и дальше хочет со мной жить, то пускай не долбит меня по голове всяческими предметами. Причём, предметами первой необходимости. Она хотела и ежа трахнуть по башке, но я перехватил её руку со сковородником, прижал к себе и поцеловал. Варька обмякла, заулыбалась и попросилась к нам за стол. Ну, мы с ежом подмели стекло, сменили скатерть, сползали в погреб за консервацией. Достали из-за занавески бутыль с сомой и стали втроём разговоры разговаривать. Втроём - оно веселей. Только я предупредил Варю, что может прийти ежиха, и тогда нам всем не поздоровится. Варя задумалась, а потом предложила перенести наше собрание в погреб. Так мы и поступили. Безопасное место. Здесь нас никто не потревожит. Разве что - мышь. Но об этом я Варе не скажу. Мышей боится, хотя в одиночку ходила на медведку. Такие дела.
Сказ про ягодку крыжовника

Прилепился ко мне лист, как банный лист. Я его и так, и сяк - не могу отклеить. Наконец, я подцепил его ногтем и оторвал от себя. Бросил его на землю к собратьям, которых гонял ветер по двору. Осень. Пора делать вино.
Для начала я срезал виноград, оставив немного на зиму. Зимой оставшиеся гроздья прибьёт морозом, и виноград обретёт неповторимый вкус. Но вино - это вино. Я высыпал виноград в бочку и позвал соседа, гнома Виктора с братьями. Гномы стали ногами давить виноград, а я сел на порог и закурил трубку. Когда виноград полностью потоптали, я перелил сок в бутыля, а жмых оставил для самогонки. Виктор и его братья сели рядом со мной и достали трубки.
- Надеюсь, Васька, ты пригласишь нас на первак? - спросил Виктор.
- Вы всегда желанные гости, - сказал я. - Хотя, чего ждать первака?! У меня дома есть еще запасец.
Мы с гномами расположились в летней кухне и стали пировать.
- А гномом быть хорошо? - спросил я Виктора.
- А сам-то ты как думаешь? - усмехнулся Виктор. - Лучше всего на белом свете живётся птицам и гномам. Птицам - потому что они самые свободные. Парят, где хотят. Живут, где хотят. А гномом быть - это счастье. Гномы живут под землёй. А там у них нет никакой конкуренции. Всё подземное царство принадлежит им. Гномы - самые богатые и самые прижимистые существа. Они ни с кем не делятся, поэтому живут в достатке веками и тысячелетиями. Гномьи женщины - самые красивые, хоть и бородатые. Это счастье - иметь жену гномиху. Многие в верхнем мире желали бы заполучить себе в жёны гномиху, но мы не допускаем таких браков, потому что наши женщины - наше главное сокровище. Я вот не понимаю, почему вы, люди, кичитесь тем, что родились людьми? Это самые несчастные существа. Они подвержены многочисленным болезням. Они завистливы, трусливы, раболепны. Они убивают друг друга за пару медяков. Среди людей много бедных. У нас, как только родился ребёнок, он сразу же является обладателем груды сокровищ, утвари и оружия. А вам нужно продать дом и землю, чтобы купить меч и достойного коня. Так что, Васька, такие дела. Я ответил на твой вопрос?
- Вполне, - сказал я. – Наверное, нам, людям, стоит брать с гномов пример.
- А то, - сказал Виктор. - Подай мне во-он ту ягодку крыжовника.
Сказ про голос с сундука

Близился вечер. Я это узнал по тому, что Варя стала накрывать на стол. Она достала из печки чугунок с картошкой. Поломала хлеб. Выгребла из банки солёный острый перец и чеснок. Нарезала сало и кровянку. Поставила солонку и вытерла руки об фартук.
- Идите есть, бездельники! - сказала Варя.
К столу потянулись кот, хомяк, хряк с женой, паук, мышиное семейство и, наконец, и я слез с печи и сел во главу стола.
Все сидели и ждали. Тихонько переговаривались. Я обвёл всех взглядом и сказал:
- Я благословляю эту пищу. Пусть она... Пусть она... В общем, можно приступать.
Никто не накинулся на еду, как с голодного края. Никто не спорил за лишний кусок. Все чинно брали куски себе на тарелку. А если встречались глазами, то по-старинному раскланивались.
- Варя, а ты чего не ешь? - сказал я с набитым ртом.
- Да что-то не хочется мне. Не в смысле - не хочется есть. А не хочется того, что на столе.
- Так ты скажи, чего тебе надо. А я мигом! Ты хоть знаешь, чего хочешь?
- Знаю. Но этого сейчас нигде не достать.
- Ты только скажи, а уж я как-нибудь! - сказал я.
- Я хочу кавун.
- Да где ж я?!.. Кавун, говоришь? Надо подумать. Так. В магазине нет. У соседей нет. На огороде нет. Нигде нет... Надо ещё подумать... Под землёй нет. На небе нет. В океане нет... Так, так, так. Думай, Васька, думай... Придумал! Я щас!
Я встал из-за стола и уединился за занавеской. Стал на колени, закрыл глаза и стал молиться.
- Господи! Я сегодня хорошо себя вёл. Не бил жену. Не ссорился с домочадцами. Мыл руки перед едой и хорошо кушал. Господи, за то, что я такой положительный, пошли мне, пожалуйста, кавун. Нет - три кавуна. А за это я и завтра буду себя хорошо вести.
И тут в моих руках оказалось три кавуна, а голос с сундука сказал.
- Васька, отнеси кавуны жене, а мне принеси бутылочку сомы. Я сегодня хорошо себя вёл. Исполнял молитвы и наказывал грешников.
- Хорошо, - сказал я.
- А ты выпьешь со мной? - спросил голос с сундука.
- А то! - сказал я и поспешил к жене.
Сказ про перстень Первых

Сидим мы с Варей в лодке и рыбу ловим. Не клюёт. Час прошёл, два, три. Не клюёт. Достали мы тогда тормозок с яйцами крутыми, салом, помидорами и хлебом. Едим. Варя говорит:
- А помнишь, мы на прошлой неделе целое ведро пескарей натаскали?
- Как же не помнить? Ты ещё заставила их чистить. Я 6 часов их чистил. Думал, больше не пойду на рыбалку, чтоб потом так с рыбой мучиться. То ли дело - грибы. Насобирал, порезал и на сковородку. А на рыбалке хорошо бы поймать пару здоровых рыбин. Их чистить - милое дело. Раз - и готово. Карпа зеркального хорошо бы поймать. У него почти нет чешуи.
- А ещё лучше угрей наловить. Они вообще без чешуи, - сказала Варя. - Порежь ещё сала.
Я порезал сало на маленькие кусочки. Разрезал и помидоры на половинки и присыпал их солью.
- Может нам наживку сменить? - сказал я.
- Так мы уже меняли. Начинали ловить на червя. Потом стали ловить на хлеб. Потом на кукурузу. Затем на тесто. Не клюёт, зараза. Мы и макухой закрышили. Потом из перловки сделали катышки и тоже закрышили. Не хочет клевать.
- Когда мы из дома на рыбалку собирались, я посмотрел на барометр. Всё в порядке. Ветра нет. Скоро солнце доберётся до зенита, и вообще тогда рыба клевать не будет, - сказал я.
- Можно подумать она сейчас клюёт. Я бы ещё что-нибудь съела.
- Кавун будешь? - спросил я.
- Буду.
Я достал с носа лодки кавун и порезал его на скибки.
- А куда косточки?
- Плюй за борт, - сказал я.
Мы с Варей почти доели кавун, как вдруг у Вари клюнуло. Варя подсекла и вытащила рака. Рак отцепился сам и плюхнулся на дно лодки.
- Здравы будете, бояре! - сказал рак. - Челом бью и прошу отпустить меня обратно. Вы же рыбу пришли ловить - вот и ловите. Зачем вам рак?
- Так то оно так. Но рыба не клюёт. Что ж нам с пустыми руками домой возвращаться? Рыбы нет, так пускай хоть рак будет. Ты, кстати, не знаешь, куда вся рыба подевалась?
- А вы разве не знаете? Объявлений не читали?
- Нет, - сказала Варя.
- И не заметили, что кроме вас рыбаков нет?
- Не заметили.
- Ну вы даёте! - ухмыльнулся рак. - Сегодня все подводные жители празднуют юбилей нашей королевы.
- А ты чего не празднуешь? - спросила Варя.
- Да приспичило мне до ветру. Отошёл я подальше от толпы, а тут заметил аппетитный кусочек. Ну, и ухватил его на свою беду. Теперь вот в уху попаду. Если отпустите, я вам тайну открою.
- Согласен, - сказал я.
- Ну так вот, - сказал рак. - Празднества будут длиться сорок дней и сорок ночей. Все рыбы и остальные подводные жители будут есть и пить за казённый счёт. В это время никакая рыбёшка на удочку не попадётся. А потом - милости просим на рыбалку.
- Спасибо рак. За то, что открыл нам тайну, вот тебе перстень с клеймом Первых. Если тебя ещё поймают, ты им покажи этот перстень и тебя отпустят.
Рак взял перстень.
- Спасибо, Василий и Варвара! Ну, я пошёл?
Я вопросительно посмотрел на рака.
- А! - хлопнул рак себя по лбу и протянул в нашу сторону перстень.
- У тебя перстень Первых? - сказал я. - Свободен!
И рак радостно перевалился за борт лодки.
Сказ про гусей и зубную пасту

Решили с Варей полетать немножко. Достали из пакета с нафталином крылья и помогли друг другу застегнуть их за спиной. Корсет мне немножко жал. Но ради радости полёта можно и потерпеть. Выпили мы для храбрости компота и вышли во двор. Двор - небольшой. Но для разбега нам его хватило. Мы взмыли вверх и стали набирать высоту. Когда до земли было метров пятьсот, мы нагнали стаю гусей и пристроились к ним в хвост. Сначала нас гуси не заметили. Но через пару минут последний гусь обернулся и нас обнаружил.
- Чьи вы? - спросил гусь.
- Мы сами по себе, - ответил я.
- А если сами по себе, то и летите сами по себе.
- Уважаемый, мы бы хотели поговорить с вами на разные темы. Можно мы будем задавать вопросы?
- Задавайте, - сказал гусь.
- Скажите, а это правда, что ваша королева несёт в день до 33 яиц?
- Бесспорно. У гусей нет подданных. Есть только дети. Так как мы все вылупились из яиц, которые снесла королева.
- А это правда, что вы можете говорить на человеческом языке?
- А на каком языке я с тобой разговариваю? - усмехнулся гусь.
- А! Действительно.
- Мы знаем все человеческие языки. А ещё мы владеем языками всех животных и рыб.
- И рыб?! - удивился я.
- А что тут удивительного? Все рыбы разговаривают. Только телом. У каждого вида рыб свой язык. И вот этими языками мы и владеем в совершенстве. А можно теперь я задам вам вопрос?
- Валяй, - сказал я.
- А чего у вас, у Первых, пристяжные крылья? Ведь Первые могут летать и без крыльев.
- Откуда вы знаете? - спросил я.
- Во всех учебниках об этом пишут. И не только про крылья. Дети изучают эпос Первых с первого и до последнего классов.
- А как вы узнали, что мы Первые?
- Нет ничего проще! - засмеялся гусь. - У тебя на лбу написано зубной пастой «Первый – лох»!
Я глянул я Варю, и она, сдерживая смех, полетела вперёд, к головной птице.
Сказ про разбитую чашку

Было бы над чем причитать, - сказал я Варе. - Это всего лишь чашка.
- Ты разбил мою любимую чашку!
- Но я же не специально.
- Специально! Ты же знал, что это была моя любимая чашка. Вот и разбил, чтобы испортить мне настроение.
- Но это не так, Варя! Я держал чашку чая в одной руке. Тут крот подаёт мне кусок пирога. Я беру его свободной рукой. А тут гусак протягивает мне шмат сала, и я на автомате хватаю сало той рукой, в которой чашка. И она выпадает из моей руки.
- Да, Варвара Пантелеймоновна, - сказал крот. - Именно так и было.
- А ты зачем Ваське пирог протягивал?! У него рук нет, что ли?! А ты, гусак, почему сало Ваське давал, если видел, что у него руки заняты?! Вы убили меня! Эта чашка дорога мне тем, что мне её подарил Васька на тысячелетие нашей свадьбы. На ней были наши портреты.
Варя завыла как над покойником.
- Варь, ну, Варь, - сказал я. - Давай остатки этой чашки мы зароем в землю. А над могилкой поставим памятник.
- Пойдёмте хоронит-и-ить!
Я подмёл куски чашки и высыпал в мешочек. Потом взял лопату, и мы вышли во двор. Под грушей я вырыл ямку и положил в неё мешочек с останками чашки.
- Кто-нибудь кочет произнести прощальное слово?
Вперёд выступила Варя и начала завывать.
- Ой, да на кого ты нас покинула, любимая моя чашка! Я ли тебя не любила! Я ли тебя не холила! Всегда держала тебя в чистоте. Никому не разрешала пить из тебя. Ты была приятна на ощупь. Ты была вместительна и могла утолить жажду с первого раза. На тебе красовались наши с Васькой портреты. Ты радовала глаз. Спи спокойно, любимая чашка. И пусть ты попадёшь в иной, лучший мир, где в чашки наливают только сому.
Варя отошла от ямки, а я забросал её землёй. Тут прибегает хомяк и говорит:
- Василий Иванович, Варвара Пантелеймоновна! Индюк разбил вашу сковородку!
- Как так?! - сказал я. - Сковородку нельзя разбить!
- А у индюка получилось, - сказал хомяк. - Сам видел.
- На этот раз, - сказала Варя. - Похороним не сковородку, а индюка! За мной!
И мы все побежали домой.
Сказ про волка-неудачника

Варя порезала киндзу, укроп и бросила в котёл.
- Всё! Жаркое готово.
Варя разложила еду по мискам и достала бутыль с сомой.
- Варя! Ты просто кудесница! - сказал барсук. - Твоё жаркое выше всяческих похвал. Вот только лук нужно было бросать на пять минут позже.
- Картошка не приготовилась, - сказал вечно всем недовольный индюк.
- Как раз, картошка удалась, - сказал заяц. - А вот морковка чересчур мягкая. Я люблю твёрдую морковку.
- С картошкой и морковкой всё в порядке, - сказал ёж, - но мясо могло бы быть и не таким разваристым.
- Жаркое удалось на славу! - сказал вепрь. - Вот только оно не шибко солёное. Я бы ещё пол ложки соли в него бухнул.
- Странные вы, - сказал лось. - Жаркое - превыше всяческих похвал. И мясо и картошка и морковка и лук проварились как следует. И на соль жаркое самое-то. Но есть одно маленькое «но». Специй маловато. Я бы ещё добавил киндзу и укроп.
Тут Варя подала голос.
- Значит так, дорогие гости. Часть из вас высказались на предмет моей стряпни. А остальные молчат. Мне было бы весьма приятно, если вы все выскажетесь. Я бы сказала, что я буду чрезвычайно рада слышать ваше мнение. Всё, что вы скажете, я запишу в особую тетрадку и буду всегда читать, когда задумаю кашеварить. Давайте, не стесняйтесь! Кто первый? Смелее, смелее! Мужики, где ваша отвага?! Я жду вашего мнения. Я разрешаю.
Тут подал голос волк.
- Я, конечно, извиняюсь, Варвара Пантелеймоновна, но ваше жаркое, таки, горячее. Но я надеюсь, когда оно остынет...
Варя схватила половник и ухнула волка по голове. Волк стал убегать, и Варя бросилась за ним.
- Горячее, говоришь?! - сказала Варя. - Вот я тебе покажу «горячее»!
- Помогите! - жалобно заблеял волк и припустился быстрее.
Сказ про проверяющего из высших сфер

Сидим мы с Варей в кафе. Ну, как в кафе - в лесу сидим на пенёчках. Здесь бобёр повалил несколько деревьев и сделал забегаловку на свежем воздухе. Большой пень, а вокруг несколько пеньков поменьше. То кафе расположилось на оживлённой тропинке. По ней животные и люди с нелюдями идут в столицу. А тут раз! - и кафе! Бобёр сам обслуживает клиентов, а его жена кашеварит. Мы у бобра любимые клиенты, так как каждый день у него ужинаем. Бобёр выполняет работы официанта, администратора и вышибалы. При кафе есть конюшня. Там несколько лошадей на тот случай, если посетитель напьётся. Тогда сыновья бобра развозят пьяных по домам. Ещё рядом с кафе есть пруд, где бобёр ловит форель и подаёт её прямо с пылу-жару. Дочки бобра собирают в лесу лещину, грибы, ягоды, съедобные коренья, шишки и прочую всякую всячину. Разнообразия в продуктах не шибко много, но зато бобриха Валя умудряется их этих продуктов сделать впечатляющее меню. 666 разнообразных блюд. Однажды в кафе пришёл проверяющий из высших сфер и попросил бобра убрать из меню хотя бы одно блюдо. Говорит: пусть будет блюд, например, 665. А если не согласитесь, то мы вашу лавочку прикроем. Бобёр был не из пугливых и сказал, что ничего менять не будет. Проверяющий из высших сфер удивился такой наглости и сказал, что опечатывает кафе. Тогда бобёр посоветовал ему обратиться к своей крыше.
Как вы понимаете, крышей бобра был я, уединившийся от дел мирских древний Бог. Проверяющий из высших сфер пришёл ко мне и сразу сталь наезжать. Он припугнул меня тем, что я могу испортить себе карму, если не прикажу сделать изменения в меню. Я ему в ответ сказал, что карма мне не указ, так как я уже вне колеса Сансары. Тогда Проверяющий из высших сфер сказал, что я после смерти попаду в ад. Я сказал, что эта угроза на меня не действует, так как мой сын Генеральный Директор ада. Тут проверяющий из высших сфер внимательно на меня посмотрел и увидел у меня на пальце кольцо.
- Кто ты, который носит кольцо Первых?! - испуганно спросил проверяющий из высших сфер.
- Конь в пальто! - удачно пошутил я.
Тут на лице проверяющего из высших сфер засветилось озарение.
- Василий Иванович! Не признал. Варвара Пантелеймоновна, помилуйте! Вы давно покинули Высшие Чертоги и многие из нас забыли, как вы выглядите. Помилуйте!
- Ладно, Егор. Капитан гвардии Равного Богу. Женат, трое детей. Бородавка между большим и указательным пальцем. Как видишь, всеведение я себе оставил. Не скажу, что я обладаю всеми атрибутами Первых, но кое-что я всё же могу. Надеюсь, ты понял, что это скромное кафе должно и дальше процветать. Я думаю, что присылать проверяющего нужно не чаще одного раза в 666 лет.
- 665 лет, - умоляюще попросил Проверяющий из высших сфер. Меня же уволят.
- Хорошо. 665 с половиной лет. Или 666 лет без шести месяцев. Аминь!
Сказ про таинственных гостей

Мы готовились ко сну. Нужно было распределить гостей по спальным местам. Гостей сегодня было много. Так много, что они все, что у нас было в доме, съели и выпили. После весёлого ужина они все остались у нас в доме. Гости заняли печку, два сундука, три лавки и ещё расположились на полу. Нам с Варей только и осталось, что спать за столом, сидя на стульях. И вот, когда все гости улеглись и захрапели, в дверь робко постучали. Кого ещё там принесло! - возмутился про себя я и пошёл открывать дверь. На пороге стоял мужчина в преклонном возрасте, и рядом с ним стояла красивая девушка, еще девочка.
- Мир вам! - сказал мужчина. - Нельзя ли у вас переночевать?
- Тут в двух верстах от нас есть гостиница...
- Мы были там. Гостиница переполнена. И другие гостиницы переполнены. Мы были везде, и везде нам отказывали в ночлеге.
Тут только я заметил, что девочка беременна. Я говорю:
- Понимаете, у меня весь дом забит гостями. Яблоку негде упасть. Но я могу вам предложить переночевать в хлеве. Там много места. А скотина не будет против.
- Пусть Бог всегда будет на вашей стороне, - сказал мужчина.
- Не стоит благодарности. Пойдёмте устраиваться.
Мы пришли в хлев. Я из соломы сделал что-то вроде спального места. Потом пошёл вглубь хлева и достал из потайного места кувшин с вином.
- К сожалению, еды у меня не осталось, но, быть может, вам станет теплее от вина, - сказал я.
- Ничего страшного. У нас есть еще немного сыра и пол лепешки.
Девушка улеглась на импровизированную постель. Я снял с себя тулуп и укрыл ее
- Вы со мной не выпьете за моего будущего ребенка? - спросил мужчина.
- Если только один стаканчик.
Мужчина разлил вино. Я поднял стакан и сказал.
- Если родится девочка, пусть она будет хорошей дочерью, хорошей женой, хорошей матерью, хорошей бабушкой и хорошей прабабушкой. А если родится сын, пусть он будет самым умным и самым сострадательным. Я, конечно, не обладаю даром предвидения, но мне сейчас было видение. Что я видел, я не имею права говорить. Но если родится мальчик, пусть его речи услышит и рыбак, и плотник, и кузнец и сборщик податей и сам царь. Аминь!
Сказ про королеву

Пошли мы с Варей в лес за мясом. Ну и собирали по пути всякую всячину: грибы, ягоды, лещину, съедобные коренья, шишки, мёд диких пчел. Насобирали два рюкзака. А вот нашли и дерево с мясом. Наиболее лакомые куски росли почти у самой верхушки. Я снял рюкзак и полез на дерево. Оно оказалось высоким. Где-то на середине пути я обнаружил дупло с пчёлами. Пчёлы-часовые меня обнаружили, и одна пчела говорит:
- Васька, за мёдом пришел?
- На этот раз я пришел за мясом.
- А время у тебя есть? - спросила пчела.
- Да вроде я никуда не спешу.
- Ну, тогда я приглашаю тебя к нам выпить рюмочку за здоровье нашей королевы. Ей сегодня исполнилось 666 тысяч лет.
- А я не один.
- Что, и Варвара Пантелеймоновна с тобой?! Какая радость! Зови её к нам.
Я взял рог и протрубил «сбор». Через минуту Варя была уже рядом со мной. Пчёлы-часовые поцеловали ей руку и увлекли нас за собой в дупло. Нас провели в огромную залу, посреди которой стоял длинный стол с лавками. Почти все места были заняты пчелами, фавнами, эльфами, орками, гоблинами, хоббитами, великанами, водяными, ограми, лешими, домовыми, наядами, дриадами, ангелами, падшими и другими обитателями вселенной, такими как: звери, птицы, рыбы, стихиалии, инопланетяне и евреи.
Нас с Варей посадили между хасидом и жирафом в кипе. Прислужники тут же поставили перед нами приборы. На столе было море разнообразной еды. Вокруг все переговаривались, как вдруг в круг вышла важная пчела, стукнула посохом об пол и возгласила:
- Приветствуем королеву Севера, Юга, Запада и Востока, Вселенскую Матку, рожденную быть Матерью, Нестареющую Владелицу земель и деревьев, именуемую Елизаветой Первой и Последней!
В зал вошла буйно одетая королева в сверкающем венце. Все встали и захлопали. Королева подняла правую руку и аплодисменты прекратились.
- Уважаемые мои подданные, - сказала королева. - Я рада, что вы пришли навестить меня в день моего рождения. Вы знаете и древнюю традицию: приходить ко мне с пустыми руками, без подарков. А вот подарки в день моего рождения дарю вам я. Итак, с кого начнем?
Я тут же поднял руку. Королева заметила.
- Здравствуй, Василий! Ты будешь говорить за двоих?
Я глянул на Варю. Варя кивнула.
- Да, за двоих.
- Я тебя слушаю, Первый, который ушёл на пенсию.
- Именно о делах пенсионных я и хотел попросить. Дело в том, что я недавно ушёл на пенсию с самого высокого поста и решил зажить простой жизнью. Не успел я уйти на пенсию, как меня все забыли. Никуда не приглашают разрезать ленточки, не дают читать лекции. Это касается и Варвары Пантелеймоновны. Так вот, у нас одна просьба. Пусть нас приглашают в школы, чтобы мы могли рассказывать о своих многочисленных подвигах. Мы потешим свое самолюбие, а детям будет интересно и поучительно.
- Да будет тебе по слову твоему! - сказала королева. - Следующий!
- А можно еще один маленький вопросик? - спросил я.
- Задавай!
- Мы с Варей уже отстрелялись. Можно теперь мы перекусим?
Королева улыбнулась. Потом рассмеялась. За королевой засмеялись и гости. Только нам с Варей было не до смеха, с набитыми-то ртами.
Сказ про наглую морду

Было бы о чём спорить! - думал я, но продолжал яростно отстаивать свою позицию.
- А я говорю, что это я первым обнаружил этот подосиновик. Я ещё сказал: «Вон, Варя, Смотри! Подосиновик»!
- Ты, как всегда всё напутал. Мы шли, шли, пока я не заметила красную шапку. Я ещё посмотрела на тебя. Ты смотрел совсем в другую сторону. Там были красные шапки мухоморов. Я пошла в сторону подосиновика, а ты как закричишь: «Вон, Варя, смотри! Подосиновик»! А я первая его заметила. Я просто молча шла к нему, чтобы его срезать. Заметь, я не орала, как оглашенная. У меня с психикой всё нормально. Я заметила и молча шла его срезать. Ты же вопил. Причём, очевидно, что ты позже меня заметил гриб. А сейчас пытаешься доказать, что это ты первым обнаружил подосиновик.
- Варя, давай уже прекратим этот спор. Над нами смеются.
- Кто смеётся?
- Да все! Ты только посмотри по сторонам и увидишь, как над нами смеются.
- Я тебе не верю. Тут никого нет. Тем более никто не будет смеяться над Первыми.
- А я тебе предлагаю просто посмотреть по сторонам и убедиться, что здесь полно существ, которые смеются над нами.
- Вась, да у тебя паранойя! Если бы тут кто-нибудь смеялся, я бы слышала. А вокруг тишина.
- Да ты не слышишь, потому что мы постоянно орём друг на друга. Я первый, Я первая. Давай просто тихо и мирно согласимся с тем, что я первый заметил подосиновик.
- Какой ты неугомонный! Я же тебе всю историю с обнаружением подосиновика рассказала, а ты продолжаешь гнуть свою линию.
- Извините, - раздался вдруг чей-то голос. - Но это я первый обнаружил подосиновик.
Мы посмотрели на хозяина голоса и увидели перед собой старого ежа.
- Так вот. Я продолжаю, - сказал ёж. - Собираю я, значит, грибы. Вдруг вижу - огромный подосиновик. И только я собрался его сорвать, как вдруг Варвара Пантелеймоновна заметила гриб и устремилась к нему. А меня она не заметила. Я, естественно, хотел уступить Первой этот великолепный гриб, как вдруг вы начали ссориться. Под шумок я сорвал этот подосиновик и ещё 33 гриба, которые росли рядом.
Ёж замолчал и стал выжидательно смотреть на нас.
- Ёж, - спросила Варя. - А тут есть ещё кто-нибудь? Ну те, кто по версии моего мужа, смеялся над нами.
- Здесь никого нет, кроме меня, моя королева, - сказал ёж.
- Так это ты смеялся? - спросил я.
- Естественно, я, - сказал ёж. - Но я смеялся не над вами, а над собой. Дело в том, что я не взял с собой корзинки, и те великолепные грибы, которые не поместились на моих иголках, теперь лежат грустной кучкой, потому что я не могу их забрать. Такие дела. Но я бы был бесконечно счастлив, если бы Вы, Варвара Пантелеймоновна, моя королева, взяли их в свою корзинку.
- Какой благородный ёж! - всплеснула руками Варя. - А какой щедрый!
- Вы не дослушали меня, Варвара Пантелеймоновна. Я хотел сказать, что я был бы бесконечно счастлив, если бы Вы, Варвара Пантелеймоновна, моя королева, взяли бы лежащие грибы в свою корзинку и помогли бы отнести их ко мне домой...
Мы с Варей застыли в изумлении. Потом Варя очнулась и накинулась с кулаками на ежа. Ёж, не будь дурак, драпанул с самой быстрой ежиной скоростью. Варя его так и не догнала. Вскоре она пришла ко мне вся запыхавшаяся.
- Вась, этого ежа к нам в дом не пускать. Ты запомнил его?
- Конечно! - сказал я. - Он маленький и колючий.
- Но эту примету можно применить ко всем ежам! А их много к нам ходит.
- У него была наглая морда.
- Ну, слава Богу! Мы сразу его опознаем.
- У всех ежей наглые морды, - еле слышно пробурчал я, и мы с Варей двинулись дальше собирать грибы.
Сказ про смешливую белку

Сидим мы с Варей, чай пьём. Злые. Чай пьём.
- Вася, ты в погреб лазил?
- Угу.
- А ты за шторкой смотрел?
- Ну, конечно, смотрел.
- А в углу за печкой шарил?
- Три раза.
- А в летней кухне ты везде смотрел?
- Всё перерыл. Нигде нет.
- А, в схроне ты был?
- С него я и начал. На всех полках смотрел.
- А, может, где в огороде закопано?
- Перекопал весь огород и весь двор.
- А ты в дупле старой яблони ничего не обнаружил?
- Там поселилась белка. Я с ней говорил. Говорит, пусто было, когда она заселялась.
Тут в дверь постучали, и сразу вошла белка с лукошком.
- Здравствуйте, Василий Иванович и Варвара Пантелеймоновна. Как вы уже знаете, я со своей семьёй поселилась у вас во дворе, в дупле старой яблони. Спасибо, что дали приют. Я и моя семья этого не забудет. Так вот. Я испекла пирожки и пришла по-соседски угостить вас. Да, Вы, Василий Иванович, спрашивали меня, не находила ли я чего-нибудь в дупле? Тогда я ничего не нашла. Но вот сегодня утром я прибиралась и обнаружила в дальнем углу фляжку...
- Где фляжка! - вскричали мы с Варей.
- Тут, под пирожками...
Мы вырвали корзинку у белки. Пирожки полетели в разные стороны. Наконец, Варя первая добралась до фляжки. Отвинтила крышку и с дьявольской ухмылкой приложилась к горлышку. Вдруг выражение Вариного лица приобрело недоумённый вид. Варя прекратила пить, посмотрела на фляжку и опять приложилась. Потом прекратила пить и брезгливо протянула мне фляжку. На мой молчаливый вопрос Варя ответила:
- Чай. Тридцатитрёхлетней выдержки.
Я глотнул и скривился. Действительно, чай. Только испорченный от долгого лежания в дупле. Мы с Варей посмотрели друг на друга, а потом рассмеялись. Белка недоуменно смотрела на нас. Мы посмотрели на белку и засмеялись ещё громче. Белка, не понимая причины нашего смеха, тоже залилась весёлым хохотом. Вот такие белки. Им бы только смеяться
Сказ про бобра-философа

Идём мы с Варей по лесу и мясо собираем.
- О, лопатка! - воскликнула Варя.
Варя быстро подошла к мясному кусту и срезала лопатку. Это была наша первая удача, и мы, воодушевлённые, стали зорко высматривать мясо.
- А вот, Варя, смотри, - огузок! - сказал я и милостиво предоставил Варе срезать аппетитный кусок.
- Вася, видишь во-он там краснеет!
Мы пошли к замеченному кусту и увидели, что он весь покрыт колечками кровяной колбасы. Это была большая удача, так как мы с Варей больше всего любим кровянку. Варя принялась рвать колечки колбасы и аккуратно складывать в большую корзинку.
- Сало!!! - закричали мы вместе.
Неподалёку росло невысокое кряжистое дерево с увесистыми кусками сала с мясными прожилками. Мне пришлось подпрыгивать, чтобы срывать куски. Наши корзинки были заполнены уже наполовину, как вдруг мы увидели раскидистый куст, на котором росли красноватые рёбрышки. Мы вдвоём принялись обирать куст. Корзинки наполнились до краёв. Мы весёлые развернулись домой, и тут я заметил прямо перед собой, в кусте, голяшку.
- Нога, - сказал я и ухватился за неё.
Вдруг кто-то как заверещит. Я поднял ногу, а вместе с ней и хозяина этой самой ноги - бобра Никанора. Бобр так отчаянно орал, что я испуганно выпустил ногу. Бобёр упал на землю и волком на нас посмотрел.
- Никанор?! - растерянно спросил я.
- Никанор, Никанор, - пробурчал оправившийся зверь.
- А я принял тебя кусок мяса.
- Все мы, в какой-то степени, куски мяса, - сказал Никанор.
- Э, да ты философ, - улыбаясь, сказала Варя.
- Да какой я философ. Так себе философ. Вот отец мой был настоящим философом. Когда у него спрашивали «Как дела»?. Он говорил: «Э-хе-хе». Когда у него спрашивали: «Как жизнь»?, он говорил: «Э-хе-хе». Когда ему предлагали выпить, он молча угощался. Когда ему предлагали разделить пищу, он молча съедал всё в доме хозяев. Когда ему предлагали ночлег, он жил в гостях, пока его не выгоняли. А вы говорите, что я философ... Колечком колбаски не угостите?
- Если ты пошёл в отца, то у тебя этот номер не пройдёт. Щас слопаешь все наши находки.
- Э-хе-хе, - сказал бобёр. - Пойду-ка я лучше вперёд вас к вам в дом, чтобы печку растопить. Поужинаем вместе. Потом я переночую...
- Мы сами печку растопим..., - начал было я, но бобра и след простыл.
Мы с Варей переглянулись, вздохнули и пошли домой. Ну бобёр...философ, мать его...
Сказ про земную Вальгаллу

Сидим мы за длинным столом и поём песню Первых. Гости в такт песне стучат кружками по столу. А собрались фавны, орки, огры, феи, наяды, дриады, хоббиты, эльфы, гномы, великаны, стихиалии, водяные, лешие, домовые, ангелы, падшие, люди, звери, птицы, бактерии, вирусы и прочие. Голоса дружно выводят незамысловатые слова песни Первых. У многих на глазах слёзы.
В углу хаты стоит прислонённое к стене оружие гостей. Здесь и мечи, и луки, и секиры, и булавы, и гарды, и трезубы, и палаши и многое другое смертоубийственное. Ещё недавно это оружие наши гости использовали друг против друга. Шли бесконечные войны, тысячелетиями. Многие погибали на поле брани с тем, чтобы возродиться к следующей жизни и опять вступать в бой. Между землёй и небом с незапамятных времён шла война. Перемирий не было. Когда в бой вступил наш с Варей сын Равный Богу, чаша весов склонилась в нашу сторону. Мы стали одерживать победы одну за другой. Но наш первенец Светозар упрямо вёл свои легионы на наши полки и добился того, что силы опять стали равными. В какой-то момент я принял решение уйти с поста Главнокомандующего, а также объявил, что ухожу со всех своих постов на Небе и на Земле. Таким образом, я стал пенсионером. Просто - пенсионером. Я перестал вмешиваться в разборки моих сыновей и дочерей и доверился судьбе, хотя сам я раньше сам творил судьбу. Мы с Варей поселились в небольшой домике, в лесу. И стали вести затворническую жизнь. Войны по-прежнему сотрясали Вселенную. И к нам с Варей стали приходить разные военачальники с обоих враждующих лагерей, чтобы немного выпить и посоветоваться. Иногда, так случалось, что на наш огонёк приходили одновременно представители враждующих сторон. И здесь, в лесу, у нас дома, они пили мировую, а потом возвращались к своим ратным обязанностям и воевали между собой. Такие встречи становились всё чаще и чаще. Между боями возникали большие промежутки, пока начальство отдыхало у нас с Варей. Чтобы не тратить много слов, скажу, что пришло такое время, когда друзья и враги стали брататься друг с другом. Войны сами по себе сошли на нет, и во Вселенной воцарился мир. Единственный недостаток, скорее, неудобство, которое я стал испытывать в мирное время - это постоянный недосып, так как мы с гостями засиживались далеко за полночь. Кто-то сказал, что чувствует себя, как в Вальгалле. Только не в небесной, а на Земле. Что я на это могу сказать? Может быть мы в Вальгалле. Теперь хрен разберёшь: небесное и земное смешалось. Но в любом случае, да будет так! Аминь!
Сказ про гостей - малых и больших

Пошли мы как-то с Варей в лес за гостями. Что-то в последнее время гостей стало мало. То ли перевелись, то ли другие разобрали. Одним словом, идём мы с Варей по лесу и под каждый кустик заглядываем. За два часа всего треть корзинки насобирали. Только нынче гость какой-то мелкий попадается: парочка землероек, три зайца, да несколько хомяков. Этими гостями дом не наполнишь. А еды и выпивки мы с Варей наготовили пропасть.
Наконец, нам повезло. Я заметил невысоко на дереве медведя. Мы обрадовались, и я полез его снимать. А когда полез, то обнаружил, что чуть выше сидит ещё один медведь и лакомится диким мёдом. Ну, я осторожно снял медведей, слез и положил их в корзинку к Варе. Варя жутко обрадовалась. Закружилась с корзинкой и запела песню без слов. И вот медведи взмолились:
- Варвара Пантелеймоновна, перестаньте кружиться, пожалуйста. У нас в глазах рябит. Нам страшно так, что мы можем обделаться.
Варя перестала кружиться и сунула медведям по морковке. Медведи успокоились и захрумкали.
А мы, воодушевлённые крупной находкой, пошли дальше в лес. Не знаю, кто из нас молился, но вот и ещё одна удача: у ручья пили воду бегемот, элефант и чета носорогов. Я быстренько их похватал и набросал в Варину корзинку. Варя поцеловала меня в щёку.
- Эх, - говорит, - ещё бы немножко гостей насобирать и двинуться домой. - А ты, Васька, молодец - глазастый.
И тут, как бы в подтверждение Вариных слов, я усмотрел в прогалине фавна и падшего. Они сидели у костра и пили чай. Я подкрался к парочке, внезапно ухватил их и понёс к Варе.
- Куда ты нас несёшь, Василий Иванович? - спросил падший.
- К нам в гости, - сказал я.
- Так мы с падшим Микаэлем и так в гостях. У великана. Он ещё за гостями отошёл. Ты думаешь, что уходить из гостей в другие гости, не предупредив первого хозяина, - это по-людски?
Я остановился и задумался. В это время раздался басовитый голос.
- О, Бог послал мне в гости Ваську!
Вдруг кто-то меня взял, поднял и положил в корзинку вместе с фавном и падшим Микаэлем. Я поднял глаза и узрел великана, который нёс нас к костру.
- Васька, я тут, - сказала Варя из корзинки. Нас с нашими гостями в гости к великану несут.
- Это я уже понял, - сказал я. - Если мы пробудем в гостях не так долго, то сможем завтра с восходом солнца ещё за гостями сходить.
- Ага, - сказала Варя. - Как же без гостей-то. Совсем негоже.
Сказ про мое сокровище

О чем бы я не думал, мои мысли возвращались к Варе. Моей любимой, единственной женщине. С которой мы прожили долгую счастливую жизнь. И которая сейчас лежит на печке. Спит и не догадывается, что я о ней думаю. Передо мной стоит бутыль с сомой, а собутыльника нет, потому что он храпит на печке и не думает просыпаться. На столе стоят прекрасные яства, дары нашего леса: жареные грибочки под сметанным соусом, кустовое сало с мясными прожилками, колечки кровянки с отборных деревьев, мёд диких пчел, жареные коренья, собранные на дальних болотах и многое другое... А мой сотоварищ и собеседник дрыхнет на печке и в ус не дует.
Я сегодня никого в гости не зазывал. А всем набивающимся отказывал, так как сегодня особенный день. Юбилей сотворения Мира. Да, да! Именно в этот день много
Эонов назад мы с Варей совершили Великое Погружение, в результате которого возник Мир. Как бы вам описать практику Великого Погружения? Если говорить просто и доступно, мы с Варей погрузились друг в друга и каждой клеточкой нашего естества соприкоснулись друг с другом. Триллионы соединений, которые взорвались всеобщим оргазмом... Ученые почти верно назовут это Большим Взрывом... И вот сижу я за накрытым столом и жду, жду... Варя сладко спит и не знает, что я нуждаюсь в напарнике. Наконец, мое терпение лопается, и я начинаю тихонько наливать себе в кружку. Мгновенно Варя оказывается за столом напротив меня.
- Пьешь в одиночку!? - говорит Варя
- Уже нет, - говорю я. - Ко мне пришло...
- Кто к тебе пришло?! Что значит, к тебе пришло? Что еще за оно?!
- Ко мне пришло мое сокровище, - сказал я.
Варя зарумянилась, зарделась, застеснялась и протянула мне руку со стаканом.
Сказ про телефон

Сидим мы с Варей на пенёчках в лесном кафе и потягиваем сому из трубочек.
- Слыхали, Варвара Пантелеймоновна и Василий Иванович...
- Проще, Аквинат, - сказал я фавну-официанту.
- Ага, - сказал фавн. - Слыхали, Варя и Вася, что в Глубинных Землях деется?
- А что там? - сказал я.
- Светозар войско собирает, чтоб идти на Твердыню. Большое войско. Говорят, что такого войска с начала времен не было.
- Беспокоиться, я думаю, не стоит. Сейчас Вселенной правит Равный Богу. А с ним Твердыня несокрушима.
- Но.., - начал было фавн.
- Без но. Бойца подобного Равному Богу нет и не было. Любая армия разобьется о силовые поля Твердыни.
- Но бают, что инженеры Светозара подобрали код к силовой установке, которая генерирует силовые поля. Падшие давно взяли к себе на службу квалифицированных механиков, инженеров и компьютерщиков. И не прогадали, - сказал фавн. - А Равный Богу воюет по старинке. У него в подчинении только ангелы. Вы бы поговорили с Равным Богу насчет людей в раю. Там много специалистов, которые могли бы быть полезными в тылу, но на передовых рубежах науки и техники.
- Ты прав, Аквинат, - сказал я. - Но я ушёл на пенсию с условием, что буду появляться в Твердыне только по приглашению. А телепатическую связь с сыновьями я отключил, как впрочем, и многие другие божественные функции. Другими словами, я не могу связаться ни с кем. Только если ко мне сами приедут, придут или прилетят.
- У меня есть телефон, - сказал фавн.
- И что это значит?
- У меня забиты номера и Светозара, и Равного Богу и архангелов...
- Я понял, - сказал я.
- Действуйте! - сказал фавн и сунул мне телефон.
Я протянул телефон Варе.
- Тебя они больше послушают, - сказал я.
Сказ про грешников

Лежим мы с Варей на печке. Нежимся. Тут в дверь постучали, и вошёл чёрт. Обыкновенный чёрт из Преисподни.
- Хозяева дома? - спросил чёрт.
- Располагайся, Аввакум! - сказал я с печки.
- С чем пришёл? - спросила Варя, натягивая одеяло на нос.
- Не с пустыми руками, - сказал чёрт. - Традиции знаю. Я принёс парочку закоренелых грешников.
- Все к столу! - спрыгивая с печки, сказал я.
За мной спрыгнула и Варя. Грешники сидели за столом, не смея поднять на нас глаза.
- Кто тут у нас? - спросил я
- Отравитель Сигизмунд и прелюбодей Емеля, - отрапортовал чёрт.
- Сигизмунд, и многих ты отравил? - спросил я.
- Ты сначала нас накорми, напои, - сказал Сигизмунд. - А потом и спрашивай.
Мы с Варей заулыбались. Варя вытащила из печки казанок с картошкой. Я достал из погреба соленья, сало и кровянку и бутыль с сомой. Грешники накинулись на еду.
- У нас, в аду, с едой не забалуешь, - сказал чёрт. - Едят, что дают. А дают берёзовую кору и земляных червей.
Когда гости напились и наелись, они стали нас благодарить.
- Зря вы их накормили и напоили, - сказал чёрт. - Им же к утру обратно возвращаться. А после такого угощения им психологически будет трудно идти в ад: к берёзовой коре и червям.
- А если я за них заплачу выкуп? - спросил я.
- Это как? - спросил чёрт.
- Понравились они мне. И я готов за них заплатить звонкой монетой.
- Ты меня искушаешь, Первый, - сказал чёрт. - Разве пристало Всеблагому с чёртом сделку заключать?
- А я уже не Вседержитель. И не Сущий и прочая. Я обычный пенсионер, который накопил на безбедную старость. Сколько ты хочешь?
- 666 тысяч золотых! Потянешь?
- А то! - сказал я.
Я полез я сундук и отдал чёрту золото.
- Странный ты человек, Василий Иванович, - сказал чёрт. - Зачем тебе эти грешники? Они же тебя обожрут и обопьют.
- Не переживай, Аввакум. У меня есть огород и самогонный аппарат.
- Тогда ладно, - сказал чёрт. - Бывай, пенсионер. Поклон Вам, королева Варвара.
Варя помогла чёрту взвалить мешок с золотом на плечо и вернулась к гостям.
- У нас прелюбодеям и отравителям наливают штрафную, - сказал я.
Все подняли кружки.

Сказ про одухотворённую курицу

- Представляешь, Варвара Пантелеймоновна! Он дёрнул меня за косичку! - возмущалась курица. - Вот какой он! А ещё мужик! Чё слабую женщину за косичку дёргать, когда она сдачи дать не может!
- Успокойся, Клара, - сказала Варя. - Он тебя не обижал. Он к тебе заигрывает. Хочет тебе понравиться.
- Тю, Варвара Пантелеймоновна! Такое вы скажете. Заигрывает. Когда заигрывают, - конфеты дарят, цветы. А он дёргает за косичку. Кому это может понравиться?!
- А твою сумку он носит за тобой?
- Он просил, но я не дала. Я же говорю - не тот мужик пошёл, слабый. А у меня в сумке 13 килограмм картошки, 13 килограмм лука и 13 килограмм морковки. Разве ж он потянет? Я иду, значит, домой. Сумкой помахиваю, а он пристал, как репейник: дай понесу, дай помогу. А что у него на уме, - одному чёрту известно. Может, он хотел забрать у меня сумку с продуктами.
- Клара, - сказала Варя. - Не знаю, как к тебе достучаться. Я уверена, что ты нравишься ему. Только он, как всякий мужик, неуклюж. Это только в романах бывают красноречивые принцы, слагающие стихи прекрасным дамам. А реальный мужик - он застенчив. Самое большое, что он может сделать, - это дёрнуть понравившуюся женщину за косичку. Или попросить поднести сумку. Всё! Это максимум, на что он способен.
- Так что же делать? - спросила Клара.
- Слушай сюда. Если ты ему охоту не до конца отбила, то он попробует дёрнуть тебя за косичку ещё раз. На этот раз ты не бей его сумкой по голове, а кокетливо поведи плечиком. Это его воодушевит и он, как пить дать, ещё раз дёрнет тебя за косичку. С его стороны это будет означать, что он будет любить тебя до гроба. Ты же не ори на него, а зыркни на него и похлопай ресницами. После этого он осмелеет и легонько толкнёт тебя кулаком в плечо. И запомни. Это он не драться лезет, а как бы говорит, что готов исполнять все твои желания. После этого ты тоже пни его в плечо. И всё! Он твой, а ты его. Ну, а дальше идите знакомиться с родителями и начинайте задумываться о свадьбе. Усекла? Действуй!
И одухотворённая курица побежала навстречу своей судьбе.
Сказ про шаббат

Пошли мы с Варей в гости к фавну. Решили, что еду насобираем по дороге. Взяли с собой лишь бутыль с сомой. Её в лесу не найдёшь. Да и дома не приготовишь. Сому нам поставляют из высших сфер крылатые. А много ли нам надо? Хотя, на самом деле, много. Мы сами с Варей каждый вечер по две-три рюмочки потребляем. Да многочисленные гости все запасы изводят. Вот и сегодня нас пригласили в гости, а в доме хоть шаром покати - нет ни крошки. Вот мы и решили еду по пути насобирать.
Уже полдороги прошли, а ничего не попадается. В корзинке, сиротливо прижавшись друг к другу, лежат две сыроежки, три ореха лесных, да один съедобный корень. Мы все глаза проглядели. Под каждый кустик заглядывали. И ещё нашли жопку колечка кровянки. Видно, кто-то из животных лакомился. Ну, жопка - так жопка. Её тоже положили в корзинку. Больше мы ничего не нашли.
Расстроенные мы подошли к избушке фавна и вошли без стука. Хозяин занимался тем, что сервировал стол. А на столе красовались фаршированная рыба, рыба фиш, фаршированные шейки, форшмак и другие еврейские блюда. Сам фавн, в ермолке и строгом костюме, напевал еврейскую мелодию и, завидев нас, очень обрадовался.
- Садитесь, гости дорогие! Спасибо, что пришли!
Видя такое изобилие, мы перестали грустить по поводу наших скудных даров и поспешили спрятать корзинку в углу с вениками, мётлами и совками. Лишь бутыль с сомой выставили на стол.
- А в честь чего ты так вырядился, Арнольд? - спросил я фавна.
- Так шаббат же! - воскликнул фавн. - Сегодня вечер пятницы. И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.
- Хорошо ты знаешь Писание, - сказал я.
- А то! - сказал фавн. - Варвара Пантелеймоновна, зажгите свечи.
Варя чиркнула спичкой и зажгла свечи.
- Ты, Василий, много чего писал для нас.
- Я всего лишь диктовал.
Мы сели за стол. Фавн разлил по рюмкам.
- Мы многим обязаны тебе, Василий. Но что бы ты делал без направляющей воли Варвары-Ашеры?
- Согласен, - сказал я.
- Сегодня пьём только за Ашеру, - сказал фавн и чокнулся бокалом с застеснявшейся Варей.
Сказ про первую встречу мечей Судьбы и Начало Начал

Было время, когда нам с Варей было по 18 лет. Мы еще не встретились, но мечтали друг о друге. Наши мечты были невинны и просты. Мы мечтали взяться за руки и идти через буреломы жизни вместе и навсегда. Мы смотрели на наших родителей, которые были вместе много тысячелетий. Они жили простой жизнью. Они общались простыми словами. Они ели простую пищу. Они работали на огороде, хоть могли этого не делать, так как принадлежали к касте Первых. Руки у них были огрубелые, а тела загорелые. На пра Земле было много солнца. Но небо дарило и дожди. Земля щедро рожала урожай овощей и фруктов. Мясные кусты и деревья делились плодами. Наши родители всегда были весёлыми и жизнерадостными. И хоть вокруг пра Земли бушевал Хаос, на самой планете было тихо и спокойно.
Я спросил у отца:
- Папа, мне уже 18 лет. Скоро ли я повстречаю девушку, которую полюблю всем сердцем?
Отец пыхнул трубкой.
- А этом году, сынок. Так повелось издревле, что Первые встречаются и влюбляются в 18 лет. Ты бы не сидел дома, а пошел бы путешествовать. Так всё свершится скорее.
Тогда я оседлал коня, взял меч Судьбы и лук Девственник и поехал навстречу своей судьбе.
Долго ли коротко ли я ехал, как вдруг почувствовал сильную магию чужого меча. Я вынул свой меч и огляделся. Впереди, в орешнике, я увидел какое-то движение. Недолго думая, я ударил коня пятками, и он понес меня вперед. Из кустов выскочила лошадь с всадником, который со свистом махал мечом. Поравнявшись, наши мечи пересеклись, и от сильного удара я упал на землю. Всадник спрыгнул с коня и приставил свой меч к моему горлу. В этот момент я разглядел всадника. Это была девушка невиданной красоты.
- Как зовут моего пленника? - спросила девушка.
- Я Василий, сын Ивана.
- Ты знаешь закон, который гласит, что пленник должен жить в доме победителя 13 лет?
- 666 тысяч веков, - сказал я. - Я согласен быть твоим пленником 666 тысяч веков.
Девушка долго на меня посмотрела. Потом указала на свой меч.
- Его имя Начало Начал.
- А тебя как зовут? - спросил я.
- Меня зовут Варя, - ответила девушка.
Мы взяли коней на поводу и пошли к Варе.
- А как зовут твою собаку? - спросил я.
- Клинок.
- А как зовут твою кошку?
- Муся
- А как зовут...

Сказ про спички

Сидим мы с Варей перед шалашиком из дров и пытаемся его зажечь. Но спички отсырели и не хотят поджигаться. Очередная неудача со спичкой, и Варя говорит.
- Вася, придумай что-нибудь. Я замерзла.
Тут мне в голову пришла одна мысль.
- Я щас! - сказал я и углубился в лес.
Тут недалеко есть её гнездо. Мне нужно его найти, повторял я, как мантру. Наконец, мне повезло. Я обнаружил её гнездо. Она сама, собственной персоной сидела в гнезде и куняла. Я подкрался незаметно. Осторожно взял её и посадил в мешок. Птица даже не проснулась. Я закинул мешок за плечо и пошел к Варе.
Варя грустными глазами смотрела на меня с надеждой. Я подошел и положил мешок на землю. Варя раскрыла его и посмотрела внутрь.
- Птица? - разочарованно сказала Варя.
- Это не обычная птица, сказал я. Это птица Феникс.
- Не понимаю.
- Эта птица умеет воспламеняться, а потом возрождаться из пепла. Сейчас мы её попросим воспламениться в дровах. У нас будет костёр, а птица возродиться. Вот и всё. Никто не пострадает. Я молодец?
- Сначала поговори с птицей, - сказала Варя. - А потом будешь себе комплименты отвешивать.
Я вынул птицу из мешка. Она вопросительно на меня посмотрела.
- Здравствуйте! - сказал я. Меня зовут Вася, а как ваше имя?
- Я Бердекер, - сказала птица. - Чем могу служить?
- Вы ведь птица Феникс? Я прав?
- Так точно. И всё же, чем могу?..
- Дело в том, что мы пытаемся развести костер. А спички отсырели. Мы замёрзли... Вот если бы вы воспламенились над дровами... Вы же потом возродитесь, не так ли? Для вас это обычная процедура. А вы нас этим очень даже выручите.
- Так вы хотите зажечь костёр? - спросила птица.
- Ну да! Вы нам поможете? - с надеждой спросил я.
- Вот возьмите спички, - сказала птица и протянула мне коробок.
- Спички?!
- Ну да. Спички. Вам же надо зажечь костер. Вот вам спички, сухие.
Я взял спички и рассмеялся. Следом рассмеялась Варя. Последним захохотал Бердекер.
- Спички!
- Спички!
- Спички!
Сказ про матюки

- О чём ты только думал, когда приглашал их в гости?! - кричала на меня жена. - Всем известно, что лепреконы - ужасные матершинники!
- Но Варя, как я мог такое на них подумать?! Они пришли такие тихие, скромные. В очках. Я и подумал, что эти лепреконы из интеллигентов. Думал, что будем весь вечер слушать Бетховена и говорить о литературе «золотого» века. Я даже подумать не мог, что они будут шаркать ногами под столом, чавкать и утираться рукавом.
- А о чем ты вообще думаешь?! Ты весь вечер пялился на леприкониху! Метлой бы тебя!
- Варя, я вовсе не пялился на леприкониху! Я заметил, что у нее сломаны очки. И дужка была плохо связана. Я весь вечер с ужасом ждал, что её очки окончательно сломаются и упадут в тарелку.
- Ужас! Ужас! Эти лепреконы весь вечер просидели с локтями на столе! Хорошо, что моя мама этого не видела. Она бы точно упала бы в обморок.
- Твоя мама тоже, когда приезжает к нам, сидит с локтями на столе.
- Так ты до сих пор ещё не понял? Мама сидит с локтями на столе, чтобы быть ближе к своему зятю, которого я никак не могу отучить не ставить локти на стол.
- Ну, извини, мы институты благородных девиц не проходили! Мой отец всегда за столом сидел с локтями. И мама ему ничего не говорила супротив.
- Ладно. С тобой-то я смирилась. Но какого черта эти лепреконы громко смывают в туалете?!
- Варя. Громкость слива не зависит от смывающего. И я громко сливаю. И ты. Дело в том, что у нас так устроен сливной механизм. Я не знаю, почему ты так взъелась на лепреконов?
- А они страшно матерились! Страшно!
- Варя, давай посмотрим правде в глаза. Кто первым в мире стал материться? Твой папа. До него во всей Вселенной не было слышно ни одного матерного слова. Твой папа научил твою маму. Она, когда к нам приезжает, такие рулады выводит! Мне до нее - ого-го. Ну а ты - лучшая ученица своей мамы. Славная матершинница. И это одно из многого, за что я тебя люблю.
- Правда, любишь?
- Конечно! Скажи мне что-нибудь на ушко.
Варя зашептала. Я густо покраснел.
Сказ про дьявольскую улыбку

Было это или не было... Я говорю, что было. Варя утверждает, что не было. И дело не в девичьей памяти, как можно было бы предположить. А в том, что Варя у меня упрямая. Захотела - и забыла. А потом утверждает, что этого не было. А я ничего не забываю...
Жили мы с Варей душа в душу 666 тысяч веков, пока в нашей семье не появился трактор. Я купил его и пригнал своим ходом из города. Варя открыла ворота, и я гордо въехал во двор. Варя сразу же заохала, запричитала: какой удивительный трактор! Какие большие у него колёса! Какой мощный у него двигатель. Я, признаться, приревновал Варю к трактору. Мне-то она комплименты давно не говорила. А тут: кокой мощный двигатель... Я угрюмо слез с трактора и вошёл в дом. Варя осталась во дворе. Я молча пообедал. Напился и лёг спать. Проснулся я рано утром и не обнаружил рядом с собой Вари. С больной головой я встал, напился воды и вышел во двор. Трактор стоял посреди двора, а Варя поливала его из шланга.
- Красавец ты мой! - говорила Варя. - Радость ты моя! Железка ты моя ненаглядная!
- Вы тоже - ничего! - сказал трактор Варе. - У вас платье красивое и причёска отпадная.
Откуда трактор набрался этих отвратительных выражений, я даже не представлял.
- Вот я тебя всего помою, - говорила Варя. - И ты будешь самый сверкающий в нашей деревне,
- Я не только пахать-боронить умею. Я и гвоздь могу вбить. И рубанком владею, - сказал сладко паршивец.
- Какой ты у меня молодец! - сказала Варя и нежно провела тряпкой по его отвратительно блестящему боку.
- Если бы вы не были замужем...
Тут я не выдержал и убежал в теплицу. Там я придумал план.

@@@

Когда Варя заснула, я тихо слез с печки и вышел во двор. Разлучник стоял и тихо напевал дурацкую песенку. Я завёл его и тронулся со двора. Поехал по деревне. А вот и Маргаритин двор. Маргарита недавно овдовела. Я просигналил. На улицу вышла Марго в цветастой шали.
- Привет, Васька. Зачем пожаловал?
- Вот трактор решил тебе подарить. Ты одна. А с трактором вас будет двое.
- Не понимаю, о чём ты говоришь?
- Поговори с трактором и всё поймешь. Бывай!
Я вернулся домой и тихонько влез на печку. Рядом сопела Варя. Дьявольская улыбка озарила моё лицо перед тем как я уснул. Спокойно уснул.
Сказ про прокуренную трубку

Сижу на пороге и курю трубку. Скоро рассвет. Ко мне подошел заспанный петух. Он сообразил самокрутку и весело задымил.
- Чё не спится, Иваныч? - спросил петух.
- Сон мне приснился. Этот сон мне снится каждую ночь. После него я просыпаюсь и больше не могу уснуть.
- Что же тебе снится? - петух закутался в плед.
- Снится мне, что я гарцую на своем коне перед своим войском. А напротив гарцует перед падшими мой первенец Светозар. Мы достаем мечи и мчимся друг на друга. Поравнявшись, я бью мечом Светозара, и он падает с коня замертво. Я спешиваюсь и бросаюсь к сыну. Но он мертв. Я кричу и от этого просыпаюсь.
- А давно ты не видел Светозара? - спрашивает петух.
- Очень давно. С тех пор как во Вселенной установился мир. Светозар женился, и у него настал медовый месяц, который длится вот уже не первый год. Соскучился я.
- И я соскучился, - раздался вдруг голос в районе калитки.
Я посветил фонариком и увидел моего первенца. Рядом с ним стояла красивая девушка.
- Я ангел, - ответила девушка на мой немой вопрос. - Из девятого легиона. И по совместительству, жена Светозара.
Я обнял сына и невестку.
- Снимайте рюкзаки, - сказал я. - показывайте гостинцы.
Дети заулыбались и стали доставать из рюкзаков всякую всячину.
- Это, папа, трубка из можжевельника, прокуренная.
- Это самое то! - сказал я.
- А это...
- Погодь. Маме трубка есть?
- Конечно! Вот, смотри, из красного дерева. Прокуренная.
- Спасибо. То-то Варя будет рада.
- Я извиняюсь, - сказал петух. - А для меня трубочки прокуренной не найдется? Мы с Василием кумовья.
- Для кума отца тоже найдется прокуренная трубка, - сказал Светозар. - Вересковая.
- Ты, Макарка, ничего не забыл? - спросил я петуха.
Петух стукнул себя по лбу. Вскочил на тын и закукарекал.
Хорошо начался день.
Сказ про настойчивую курицу

Курица Клара сидела у нас дома и пила чай.
- Слушай, Васька, мои дети подросли, и я решила нанять им учителя, вернее, наставника.
- Бог в помощь, Клара!
- Бог-то оно, конечно, хорошо. Но он далеко. Вряд ли он слышит молитвы простой курицы.
- Конечно, слышит! - сказал я. - Я вон на прошлой неделе потерял пуговицу. Хорошую пуговицу. Нигде не мог найти. Всё перерыл. А потом помолился. И что ты думаешь? Я её нашел на секретере. А до этого я везде искал. Смотрел и на секретере. Не было. А оно - вона как. Помолился и нашёл.
- Я, конечно, рада, что хоть чьи-то молитвы доходят. А мои молитвы Бог давно не слышит. И не переубеждай меня!
- Да ладно. Так что ты будешь делать с наставником? Где будешь его искать?
- Вот за этим я и пришла. Лучшего наставника, чем ты, Василий, мне не найти.
- Ты что - с дубу рухнула?! Какой из меня наставник?!
- Не спорь со мной, Василий! Я уже все придумала. Харчеваться будешь вместе со слугами. Не обижайся. Но твоя должность сравни прислуги. Платить тебе буду золотой в неделю. Ах, да! Самое главное! Я хочу, чтобы мои дети знали физику, метафизику, философию, литературу и танцы.
- Ну, какой из меня танцор? - сказал я.
- Гопак по пьяни танцуешь? Вот и детей научишь. Во всех солидных домах танцуют гопак. Еще научишь правилам поведения за столом.
- Помилуй, Клара! Из всех правил я знаю только, что в левой руке должна быть вилка с котлетой, а в правой - рюмка.
- Да ты не переживай! В этом деле главное начать. Тебе что, четыре золотых в неделю не надо? Такие деньги на земле не валяются.
- Клара, я не за тем на пенсию ушел, чтобы работу искать.
- А кто сказал, что это работа? Ты просто будешь передавать опыт. И никаких возражений я не приму! Вот тебе задаток - один золотой. Иди и купи Варьке платок и монисто. А завтра приходи после завтрака. А ты говоришь - Бог поможет. Тут пока сама судьбу за горло не возьмешь, ничего не сдвинется с мёртвой точки. Чё стоишь, мнёшься? Иди в магазин!
И я пошёл.
Сказ про будущего сына

- Варя, ты опять все солёные огурцы съела?! Да ещё схрумала весь запас тортов, которые я заготовил на юбилей свадьбы.
- Вася, но я же беременная. И мне захотелось солёных огурцов с тортиком.
- Ты хочешь сказать, что если бы я был беременным, то мне бы хотелось гвоздей с напильниками?!
- Какой ты не чуткий, Вася. Жена собирается родить ему наследника, а он зажимает еду.
- Я не зажимаю. Но ты ведь знаешь, что по вечерам я не могу обойтись без солёных огурцов. Если их в доме не будет, то у меня случится ломка. А это значит, что ты возьмёшь своё пузо подмышку и почаландаешь в магазин. Оно тебе надо?
- Вась, а хочешь, я сейчас засолю огурцы? Я знаю способ: нужно отрезать у огурцов жопки и залить кипятком.
- Делай, что хочешь, но чтобы сегодня вечером у меня были солёные огурцы!
- Как только я забеременела, ты стал какой-то не такой. Что с тобой?
- Варь, мне соседи рассказывали, что когда их жёны рожали, то они всё своё внимание отдавали новорожденному. А мужья оставались неприкаянными. Я, конечно, понимаю, что так устроено, но мне не хочется с этим мириться. Я не смогу без твоего внимания. Я, прости меня, Варя, не хочу этого ребёнка. Он разрушит всё, что было нам дорого без него.
- Дурачок, нашёл из-за чего переживать. Всё моё внимание будет только к тебе. Ну и немножко нашему ребёнку. Когда я его рожу, я отдам его тебе на попечение. Ты будешь за ним ухаживать, а я пойду на работу. Меня там заждались. Так что я боюсь, что это у тебя не будет времени на меня. И я заранее ревную тебя к ребёнку.
- Ты хочешь сказать, что я должен буду возиться с ребёнком?! А кто будет управлять Вселенной?! Кто будет разруливать конфликты между нашими подданными?! Кто будет вершить строгий, но справедливый суд?!
- Вась, а ты представь, как ты научишь своего сына курить трубку. Вы будете вместе по утрам сидеть на пороге и дымить. А потом ты будешь учить его стрелять из лука и управляться мечом. А представь первый день его инициации, как ты наливаешь ему первую рюмку сомы...
- Иди скорей рожай! - заволновался я. - Мне не терпится научить сына всему тому, что я умею. И не вздумай там разговоры разговаривать. Родишь - и сразу домой!
- Хорошо! - сказала Варя и пошла рожать.
Сказ про оладьи

Медведь, подпоясанный фартуком, жарил оладьи. Как только он выкладывал готовые кругляшки, как их тут же съедала Варя. Я сидел за столом с женой медведя и шёпотом говорил:
- Понимаешь, Медея, семейная жизнь - это не прогулка по набережной. В ней нужно уступать друг другу. Семейная жизнь - это постоянный компромисс.
- Я согласна, Васька, с тобой на все сто. Вот, например, подходит ко мне мой муж и говорит: «Медея, я хочу оладьей». Я говорю: «Хорошая идея. Иди и жарь». И представляешь - он пошёл к плите. Вот, что я называю компромиссом.
- Я немного не понял, - сказал я. - Твой муж захотел оладьей. Обратился к тебе с этой идеей. А ты сказала, чтобы он сам жарил. Я ничего не упустил?
- Совершенно верно! Так и было.
- Но это ведь не компромисс, - сказал я. - Вот если бы ты пошла жарить оладьи, это был бы компромисс.
- Это сексизм какой-то, - сказала Медея. - Если я жарю оладьи - то это компромисс. А если мой муж, - то это обязаловка.
- Я не готов назвать это сексизмом, но приведу еще один пример компромисса. Мы пришли к вам в гости, чтоб выпить сому и поесть оладьев. Так?
- Так.
- Варя говорит: «Я не хочу сому, я хочу оладьи». Что мне оставалось? Спорить? Ни в коем случае. Я мужчина и должен уступать. И вот я говорю Варе: «Варя, жена, я вникнул в твоё пожелание и решил, что оладьи будешь есть ты, а пить сому буду я». Варя сказала: «Какой ты у меня молодец, Васенька»! Потом Варя меня поцеловала. И что мы видим сейчас? Счастливая Варя ест оладьи, а мы с тобой с удовольствием употребляем сору. Кому сейчас хорошо? Варе, мне и тебе. Кому сейчас плохо? Твоему мужу. А всё потому, что вы не нашли компромисса. А что сделаю я? Я исправлю некоторое искривление в нашей компании.
- Каким образом?
- Я буду подносить твоему мужу рюмочку. И тогда хорошо будет не только тебе, мне и Варе, но и Григорию.
- Ты гений, Васька! - сказала Медея.
- А то! Наливай рюмку и я пошел к Григорию.
Я подошел к медведю и влил в него рюмку сомы.
- Гриш, а где закуска? Вы же здесь уже полчаса как готовите.
Варя с набитым ртом виновато посмотрела на меня.
Сказ про хлеб

Никогда бы не подумал, что такое случится со мной. Я проиграл петуху в карты. И это с моими-то способностями видеть карты соперника!
Петух сгрёб со стола медяки и сказал.
- Вася, ты не обижайся на меня. Я вовсе не стремился выиграть. Но ты сам виноват. Кто тебя за руку тянул ударить девятку валетом? Ты же мог догадаться, что у меня на руках два валета и один козырный.
- Я думал, у тебя три дамы. Слушай, Макарка, ты же, когда садился играть сор мной, догадывался, что я могу видеть твои карты?
- А все о твоей способности знают. И научились путать тебе мозги. Я, например, навёл на тебя такой туман, что ты вальты принял за дамы.
- Но так не честно!
- Ой, кто бы говорил о честности!
- Макарка, ты, конечно, выиграл эти деньги. Но их мне дала Варя., чтобы я купил хлеб. Варя придёт. Глянет - а хлеба нет. И тогда она меня ухнет сковородником.
- Я тебя понял, Васька, - сказал петух. - Но эти деньги я выиграл честно. Единственное, что я могу тебе предложить, - это помочь тебе испечь хлеб.
- Тоже вариант, - сказал я.
Следующие полчаса мы замешивали тесто. Петух сказал, что муки нужно столько, сколько возьмёт тесто. У нас получился огромный шмат теста, так как в самом начале мы налили в миску много молока, и понадобилось много муки. Мы засунули тесто в печь и стали ждать.
Тут пришла Варя.
- Привет, Макарка, - сказала Варя.
- Здравствуйте, Варвара Пантелеймоновна, - сказал петух.
- Вась, ты хлеб купил?
- Варь, а зачем нам магазинный хлеб? Он безвкусный. Мы вот с Макаркой решили сами испечь.
- Я по запаху чую, что хлеб готов, - сказала Варя.
- Я подошёл к печке. Открыл заслонку и попытался вынуть хлеб. Но он так разросся в печи, что его не достать.
- Не могу достать, - сказал я.
- Дай я, - сказал петух.
Он начал пытаться вынимать хлеб, но тоже потерпел неудачу.
- Нужно печь разбирать, - сказал петух. - И только так можно хлеб достать.
Варя молча подошла к печи с ножом. Разрезала хлеб внутри и вынула по частям.
- Не тот нынче мужик пошёл, - сказала Варя. - Совсем никудышный.
Сказ про сундук

Копал я как-то огород, и вдруг что-то звякнуло. Сердце у меня заколотилось. Я дрожащими руками разгрёб землю и увидел крышку сундука. Я потянул за ручку и вытащил сундук. На крышке я разглядел надпись. Я попытался её прочесть, но не смог. Единственное, что я понял, так это то, что надпись была сделана на пра языке. Когда-то я знал этот язык и говорил на нём. Но теперь я его забыл. Вот досада. Я кликнул Варю. Варя прибежала прямо от плиты, вытирая руки о передник.
- Варюш, гляди, что я нашёл!
Варя опустилась на колени и смахнула пыль с крышки.
- Здесь что-то написано, - сказала Варя. - На пра языке.
- Это я и сам понял. Но что написано? Ты можешь прочитать?
- Кажется, могу. Надпись гласит: «Кто откроет сундук, то умрёт страшной смертью». Вась, я не думаю, что нам стоит его открывать.
- Варюша, мы ведь бессмертные. Чего нам бояться? А вдруг там золото или алмазы с самоцветами, или жемчуг? Варь, это наш шанс разбогатеть.
- Смешной ты, Вася, - сказала Варя. - Ещё недавно ты владел всеми сокровищами Вселенной, пока не ушёл на пенсию. Сам же говорил, что тебе надоели дворцы, балы, роскошь. Ты захотел простоты - ты её и получил. Мне тоже порядком надоела дворцовая жизнь. Мне здесь на земле, в деревне, в собственном домишке с тобой под боком, гораздо лучше, чем в небесных чертогах. И чего это вдруг ты так возбудился при виде сундука? Вась, у меня там котлеты остались без присмотра.
- К чёрту котлеты! - вскричал я. - Я сейчас же открою сундук, чего бы мне это не стоило! Меня прямо распирает любопытство.
Я взял лопату и подковырнул крышку. Мы с Варей заглянули в сундук и увидели крота Прошку. Крот сжимал меч в руке и грозно смотрел на нас.
- Сейчас вы погибнете! - грозно сказал крот. - Страшной смертью!
Мы с Варей переглянулись.
- За что ты хочешь убить нас? - спросил я.
- Ты надпись видел?
- Видел.
- И всё равно открыл сундук. А знаешь ли ты, что вот уже много лет я использую этот сундук как спальню. Только здесь я могу нормально высыпаться. А ты взял и разбудил меня! И мне плевать, что ты бессмертный. Я убью тебя и Варвару Пантелеймоновну!
- Слушай, Прошка, давай сделаем вот что, - сказал я. - Мы пойдём к нам домой. Мы угостим тебя котлетами.
- Подгоревшими, - сказала Варя.
- Поговорим за жизнь под самогоночку. Я твой сундук зарою. И обещаю больше не тревожить твой сон. Идёт?
- А пряники печатные у вас есть? Уж очень я их люблю.
- Есть, конечно. Печатные пряники с непечатными словами.
- Веди меня, Васька, в свою берлогу! - сказал крот и выбрался из сундука.







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 51
© 15.02.2017 Борис Худимов

Метки: эпос, сказка, сказ, юмор, фэнтэзи,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1