Ледяная бездна - глава 2 "Перепалка в коллегии бардов"


Шелотский док - жилье низинок,
Внутри Шелот, по сути - рынок.
Торгуют здесь с утра до ночи
Любым товаром, между прочим.

Закончил Сенг мести, взял плату
И в дом к поэтам побежал,
Но, как на зло, в тотальной давке,
Под звуки рыночного мата,
Его карманник обобрал.

Сенг (дошел до дома поэтов и обнаружил, что кошелька нет):
Ну, и зачем у этой лавки
Остановился я, дурак?
На что хотел я поглазеть?

Учитель пения и поэзии, высовываясь из окна на втором этаже здания:
Ну, ты заходишь или как?
Пора бы поучиться петь!
Уже как час назад пора...

Сенг:
Но опаздал я не нарочно...

Учитель:
Так не нарочно, как вчера?
Давай же! Заходи быстрее!

Сенг заходит. На него оборачиваются
юные барды и поэт.

1й бард:
Ого... На часик припозднился,
Всего на часик... Не на день!

Учитель лютни и гармонии:
Мы рады, что вообще явился.
Вставать нам, видите ли, лень...

2й бард:
Вчера он вовсе не пришел,
Все потому, что доки мел.

Сенг:
Да, мел.. А что за дело вам?

Учитель лютни и гармонии:
Мне кажется, играть для дам
Гораздо лучше, чем мести.
Ну, а для этого, прости,
Науку музыки учить
Необходимо день и ночь.

Юный поэт:
Учить мы музыку не прочь,
Но как могли вы стих забыть?
Ведь чтобы что-то сочинять,
Трудиться надо, и не мало!
Часами... Снова и опять,
Менять местами рифму-дрянь
Другой раз крикнешь: как достало!
И следом извергаешь брань.
Гнев выплеснув, продолжишь дело
Накидывая рифмы смело,
В них окунешься с головой...
Себя надеждой успокоишь,
Сказав себе негромко - стой,
Послушай звон ночной купели,
И поднебесной колыбели.
Внемли созвучиям благим!..
Но лишь достойный внемлет им.
Другой, за громом черной брани,
Не разглядит ни капли слов.
К таким не простирает длани,
Небесный дивный звучный кров.

Учитель пения и поэзии(спустился на первый этаж):
Уж час поэзии начался?
И почему-то без меня…

Юный поэт:
Нет, это я здесь изъяснялся,
Язык сердечного огня -
Он вечно рвется вон из тела,
И не противяся ему,
Я мысли извергаю смело.

Учитель лютни и гармонии:
К тебе из этих, одному,
Претензий нету никаких...

Юный поэт:
Сказатель только в смерти тих.
И все же, вы меня простите,
За то, что вас я перебил.

Учитель лютни и гармонии:
Про стих я, верь мне, не забыл.
Как мог про стих забыть УЧИТЕЛЬ?
Ты Сенгу лучше бы сказал,
Твои слова - в его бы уши.

Сенг:
Но я поэта тоже слушал...

Юный поэт:
Сенг и без нас все это знал.

Учитель лютни и гармонии:
Да если Сенг бы знал хоть что-то,
Про песнь, про музыку, про ноты,
Да если б он знавать хотел...
Но у него же много дел...
Иным его забито время...
Мы для него не свет, а бремя...
Ну что же, сумрачный лентяй,
Из шкафа лютню доставай,
Наверх пойдем. И поиграем.
Ведь мы - не ты. Мы понимаем:
Учить, учить, учить, учить,
Иначе - идиотом жить.

Сенг(достает лютню из шкафа):
Не спорю... Надо заниматься.

Учитель пения и поэзии:
И все же про меня забыли.
За что меня так невзлюбили?
Всегда сначала "поиграть"
Позвольте, мой урок сначала.

Учитель лютни и гармонии:
Извольте, маму мне встречать!
Она давно еще писала...
Ее корабль через час,
В Шелотский приплывает док.

Учитель пения и поэзии:
Ну так и быть. Опять, для вас,
Я уступаю свой урок.

Учитель с Сенгом поднимаются наверх.

1й бард:
Он постоянно с опозданьем...
Что может ясным оправданьем,
Служить бестактности такой?

2й бард:
Бестактен. К музыке - глухой!
Еще зовется бард... Позор!
Как наглый, вероломный вор,
Почетный титул он украл.

Учитель пения и поэзии:
Отец его, старик несчастный,
Недавно в муках умирал.
Когда-то - мореходец страстный,
Теперь - ненужный человек.

Поэт:
Поди, отец отжил свой век.

Учитель пения и поэзии:
И что же? Бросить - справедливо?

1й бард:
По меньшей мере - не красиво.
Но видно ты, собрат поэт,
Нашел какой-то аргумент,
В защиту наглого лентяя,
Скажи! Мы тоже знать желаем.

Поэт:
Пускай с лентяем наглым правы,
Но в корни лезть - не ваш удел.
Зачем отца вплели? Аль может,
Вам не хватает мнимой славы?
Аль кто из вас вот так хотел,
Чтоб за спиной его судили,
Гнилье со смрадом вперемешку
На голову бесстыдно лили?
Посплетничаем, барды, что же...
Из горя, из чужого горя,
Давайте сделаем потешку.
Теперь скажу о шуме моря:
Ответьте, будет жить ли здесь
Богатый, важный мореход?

Учитель пения и поэзии:
Намек в словечках этих есть.
Ну право, ничего, сойдет.
Отвечу так тебе, поэт:
При всех стараниях и вере,
Жизнь может спеть иной куплет.
И вот тогда лишь скорбь осядет,
И будут песни о потере,
И не останется во взгляде
Ни капли пассий о награде,

Ни грамма песен и химер;
Ты словно выпитый фужер,
Еще разбитый ко всему -
Такой не нужен никому.
А речь твоя - серьезна, строга,
Куда с тобой идти мне в ногу?
Я падший, выцветший давно...

Но стой, скажу еще одно:
Я никогда не говорил,
Но не всегда таким я был.
Когда-то балы, маскарады,
Что учинял Ардонский лорд,
Я украшал своей балладой,
Звучал повсюду мой аккорд.
И от него меня манили,
Другие - сотнями монет,
Писать мне - на заказ просили,
То даме нежный комплимент,
То оду волку-мореходцу...
И я не знал, что мне придется,
Уйти работать вот сюда.
Ты спросишь - почему? А честно,
Я сам не помню как... Когда
В Шеолоте остался местным.

Поэт:
Учитель, я вас не винил.
Не вас усердно так бранил...
Не против вас мой голос рвется...

Учитель пения и поэзии(кладет руку на сердце и чуть-чуть наклоняет голову вперед)
Во всем Создатель разберется...
Эх, что-то сердце больно бьется...

1й бард:
Словами ты его убил.

Учитель пения и поэзии(присаживается на табурет)
Все хорошо... Но я, пожалуй,
Домой пойду и полежу.
Вы Сенгу обо мне скажите.

Два барда в один голос:
Я обязательно скажу.

Поэт:
Передадим. А вы идите
И хорошенько отдохните.

Учитель уходит.

1й бард:
Занятия идут у них -
Вам слышно? Это наш талант!

2й бард:
Да лучше б этот Сенг затих,
Треклятый горе-музыкант!
В чем толк он знает, кроме лежки?
Бывает, братья, стул без ножки,
А он - как стул без четырех.

Поэт:
Ты как собака - чертов брех!
Уже бы делом занимался.
Чего до Сенга докопался?

2й бард:
Все ждешь, поэт, минуты ждешь,
Когда я выскажу свое...
Когда меня ты упрекнешь,
Но ты скажи, ведь не вранье?
Я правду говорю о нем.

Поэт:
Героях в песнях воспоем.
А о бездарностях забудем.
К чему на золоченом блюде
Ты ругани разносишь тут?

1й бард:
И правда. Ни к чему злословить.
Пойдем, бард. Нас заботы ждут.
(уходят в подвал за инструментами)

Поэт(один):
Не мог Создатель ничего ему не дать.
Ему всего семнадцать с половиной лет,
А он уже как будто старый дед -
Того и ждет, что скоро помирать.
(поднимает голову и вслушивается в игру Сенга на лютне)
На "Ля до ми" "ля фа" сыграл...
Признать - я так и ожидал,
Но не хочу судить другого,
Иные судят очень много,
А сами - ломанная грошь...
Их это не смущает, что ж,
Пусть злятся, судят и плюют.
Нигде таких людей не любят,
Таких повсюду узнают.
Они на корне древо губят,
Таланту не дают проход,
Поочередно или вместе,
Поганый открывая рот,
Кричат про знания о чести,
О правде, верности, беде,
И обо всем, что есть, высоком,
Мешая высшее с пороком,
Глаголят, как о ерунде.
Вдруг Сенг - талат? Лишь дай раскрыться,
Ведь даже северная птица,
Летать умеет не с гнезда...
Спокон веков, всегда-всегда,
Стократ ты одаренным будь,
А если не приложишь труд -
Таланты даром пропадут,
Такая вот простая суть.






Рейтинг работы: 10
Количество отзывов: 3
Количество просмотров: 78
© 14.02.2017 Сергей Дугулман-Тщевский

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора


МариАнна Макарова       18.02.2017   15:21:14
Отзыв:   положительный
Вот и вырисовывается глубокая мораль в, казалось, простенькой зарисовке разговора учеников и учителей - злословие... зависть... тех, кто ещё и сам-то никем не стал.... И мудрость тех, кто уже много прошёл и пережил...
И лейтмотивом ко всему - "Во всем Создатель разберется..."
Право, уже заинтересовали!)

p.s. Не обессудьте, что пришлось сделать перерыв в чтении - была занята... Очень-очень!.. ;))
Сергей Дугулман-Тщевский       19.02.2017   05:21:49

"лейтмотивом". Прямо музлитература. Здорово.
А "пришлось" это же вобще не оценить. Я помню, деньги на телефоне закончились, и я ваши стихи не мог читать... Оо, как я тогда был зол! И положить возможности небыло, и в долг уже взял... Но с наркоманом я себя сравнивать не буду. Нет. Никакой не наркотик ваши стихи. Они как лучики солнца... И как "зёбра"... Жизненно необходимы. Ну, тогда были.
И когда мне пришлось их не читать аж один день, я даже заснуть с трудом смог. Пришлось это много. Даже очень... Хм. Очень - очень много
МариАнна Макарова       20.02.2017   20:47:26

А вот такое услышать от своего читателя - это поистине дорогого стОит !
Очень-очень ДОРОГОГО !!!

Спасибо! ))










1